Пополнение в составе
МСП "Новый Современник"
Павел Мухин, Республика Крым
Рассказ нерадивого мужа о том, как его спасли любящие дети











Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Диалоги, дискуссии, обсуждения    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Всемирный День Писателя и
Приключения кота Рыжика.
Форум книги коллективного сочинительства"
Иллюстрация к легендам о случайных находках на чердаках
Буфет. Истории
за нашим столом
ДЕНЬ ЗАЩИТЫ ЗЕМЛИ
Лучшие рассказчики
в нашем Буфете
Воронежское Региональное отделение МСП "Новый Современник" представлет
Надежда Рассохина
НЕЗАБУДКА
Беликина Ольга Владимировна
У костра (романс)
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Размышления
о литературном труде
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
Диалоги, дискуссии, обсуждения
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ивановская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Костромская область
Тверская область
Оровская область
Смоленская область
Тульская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Псковская область
Новгородская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Республика Удмуртия
Нижегородская область
Ульяновская область
Республика Башкирия
Пермский Край
Оренбурская область
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Республика Адыгея
Астраханская область
Город Севастополь
Республика Крым
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Республика Дагестан
Ставропольский край
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Курганская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Алтайcкий край
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Кемеровская область
Иркутская область
Новосибирская область
Томская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Зарубежья
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Азербайджана
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Болгарии
Писатели Испании
Писатели Литвы
Писатели Латвии
Писатели Финляндии
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты
Визуальные новеллы
.
Произведение
Жанр: ПьесыАвтор: Наталья Ланге (ПЕГАС)
Объем: 84321 [ символов ]
РОКОВОЙ ПОРТРЕТ
НАТАЛЬЯ ЛАНГЕ
РОКОВОЙ ПОРТРЕТ
Пьеса в двух действиях
(Стихи автора)
 
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
 
АЛЕКС (художник)
ДИАНА (натурщица)
РОБЕРТО (ученик Алекса)
МИЛА (ученица Алекса)
СЮЗАННА (коллекционер)
СОСЕДКА
 
ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ.
 
КАРТИНА 1.
 
Мастерская художника на чердаке. Старый топчан, стол, стул, софит, мольберты, подрамники, холсты. Картины сложены в углу. Там же прислонена гитара. На полу разбросаны пустые бутылки от вина.
Полумрак. Алекс сидит на старом топчане и пьет вино прямо из бутылки. Заходит в мастерскую Диана.
ДИАНА. Привет! Я пришла. Алекс! Чего ты сидишь в темноте? Как выставка? (Включает свет. Ставит букет цветов в банку от соленых огурцов).
АЛЕКС. Открылась.
ДИАНА. Тебе выставка понравилась?
АЛЕКС. Я там не был…
ДИАНА. Почему?
АЛЕКС. Мои картины не отобрало жюри… Они, по словам этих «знатоков» - «не современные», не модные, не концептуальные… Аляповатая, безвкусная мазня, - это именно то, что они приветствуют. Это продвинутые зрители покупают.
ДИАНА. «Знатоки», как ты их называешь, - ничего не понимают.
АЛЕКС. Надеялся, что на выставке купят мои картины. Смогу, наконец, заплатить долги за мастерскую, за свет, за газ…
ДИАНА. Ты не должен ломать себя и приспосабливаться к этим членам жюри и коллекционерам. Они абсолютно ничего не смыслят в искусстве. Междусобойчик. Хвалят друг друга в прессе. Влияют на мнение зрителей и покупателей. Их цель подешевле купить и подороже продать, заработать на процентах.
АЛЕКС. Пойми! Пишу то, что чувствую. Хочу нести красоту в мир. Воспеваю природу, женскую красоту, радость жизни…
ДИАНА. (Вытирает пыль с картин). Мир сошел с ума. Коллекционируют уродство, патологию. Мне кажется на выставках не картины, а пошлость, грубость, бранные слова. Выставляют унитаз и придумывают к нему «концептуальное» название. Бред какой-то. Дай обезьяне краски, - и она запачкает ими холст, а искусствоведы будут доказывать, что это - высокое искусство. Кстати, в интернете видела тест. Надо было отметить галочкой, где абстрактная живопись человека, а где – обезьяны. Очень похоже. Правда несколько работ можно было определить.
АЛЕКС. Как?
ДИАНА. У того художника, не запомнила его фамилию, иногда, в работах просматривались намеки на геометрические формы, а в одной работе цвет из зеленоватого угла, через коричневый, - стремился к вишневому цвету. По диагонали цвет изменялся в направлении противоположного угла. Обезьяна этой логикой контрастных цветов не владеет. Вот абстрактные работы Пабло Пикассо мне нравятся. У него такие сочетания цвета, такая пластичность форм и линий, словно аккорды в мажоре и миноре… (Убирает пустые винные бутылки с пола). Хотя его «голубой» и «розовый» период мне гораздо ближе и понятнее. Гениальный художник, как ты! Даже твои картины мне больше нравятся. В них есть оттенки настроения, оригинальные мысли…
АЛЕКС. Сравнила великого мастера с подмастерьем. Он и абстрактные работы мог делать, и прекрасные картины в классическом стиле. И кубизмом тоже владел. И сюрреалистические работы были, и символические. Одна «Генрика» чего стоит! Мне этих вершин не достичь! У него заслуженная слава. Он яркий представитель многих течений того времени.
ДИАНА. Твое время придет! Тебя поймут. Твои картины будут экспонироваться в лучших музеях мира.
АЛЕКС. Не успокаивай меня. Вдохновение ушло… Словно надломилось что-то внутри. Словами трудно передать. Болит. Ноет. Мучает. Кризис. Обвал. Пустота.
ДИАНА. Не отчаивайся, Алекс, милый. Как аппетит приходит во время еды, так вдохновение приходит, когда ты берешь карандаш и кисти в руки. Кстати, ты сегодня ел что-нибудь?
АЛЕКС. Не помню. Кажется, нет. (Видит, что винная бутылка пуста, швыряет ее на пол).
ДИАНА. (Разворачивает сверток). Съешь бутерброд. У меня еще один есть.
АЛЕКС. Спасибо. Вкусно. (Ест с аппетитом). Диана! Тебе придется искать другую работу. У меня нет денег на натурщиц… И так должен тебе, ты позировала мне для нового портрета, который никак не могу закончить. Вот продам картины… деньги тебе отдам … Постарайся найти другую работу…
ДИАНА. Уже нашла. Не сообщила тебе раньше. Договорилась, что буду убирать виллу в новом районе. Мы с тобой продержимся на плаву, не утонем. Жаль, что мой хозяин разорился и закрыли наш цветочный магазин. Люди стали в подарок друзьям покупать бумажные цветы. Раньше их использовали только на венки умершим, а теперь ими украшают свои квартиры. (Наводит порядок на столе). Разве можно сравнить бумажные цветы с живыми? Одна знакомая побрызгала искусственные розы одеколоном. Представляешь? Никакие духи не могут передать тонкий аромат живых цветов. Да. Забыла тебе сказать. Хозяин магазина заплатил мне за последний месяц работы и отпускные.
АЛЕКС. Не могу больше занимать у тебя деньги.
ДИАНА. (Садится рядом с Алексом на топчан). Буду позировать тебе и твоим ученикам пока бесплатно. Заработаете, - отдадите долг. Не все ли равно, сидеть мне в парке на скамейке, или отдыхать в твоей мастерской, когда ты и твои ученики меня рисуют. Мне это даже нравится.
АЛЕКС. Не пойму, что со мной. Пробовал делать эскизы новой картины. Ничего не вышло. Взял заказ на иллюстрации к одной книге. Но автор пишет такую чушь, что я отказался иллюстрировать эту чепуху. (Бросает рукопись на пол. Диана поднимает и кладет ее на стол). Когда автор талантлив, - он вдохновляет художника на работу, возникают ассоциации, образы. Ты меня понимаешь? Идет зрительный ряд, как в фильме и оживают персонажи книги или театральные персонажи. А тут жалко тратить время на рисунки. Вот оформил спектакль. С радостью выполнил эскизы, сделал бутафорию, расписал задник и кулисы. Использовал свои материалы, ткань, краски. Так подлый режиссер меня обманул. Обещал не плохую сумму заплатить, а потом сказал, что бюджет не выделили на этот спектакль и заплатил копейки, только за материалы. А за работу кто мне будет платить? Себя он не обидел. Художник и актеры без денег остались…
ДИАНА. На следующий спектакль ему, возможно, дадут субсидии.
АЛЕКС. Нет. Я с ним больше работать не буду. И вообще… не хочу ничего. (Берет бутылку вина. Пьет прямо из горлышка бутылки). Уходи! Хочу остаться один. Ни о чем не думать…
ДИАНА. Алекс! Попробуй сделать эскиз моего портрета. Ты обещал нарисовать меня среди цветов. (Берет банку с цветами и садится на стул).
АЛЕКС. Нет. Ничего не получится.
ДИАНА. Попробуй!
АЛЕКС. Ладно. Принеси, пожалуйста, палитру и краски.
ДИАНА. Они на столе. (Кашляет).
АЛЕКС. Ты простужена? Выпей вина.
ДИАНА. Нет! Лучше – чай. (Ставит чайник и готовит себе чай).
АЛЕКС. Чувствую себя бездарью. Выпей чай и, прошу тебя, иди домой. Оставь меня одного. Я не в форме… (Отшвыривает ногой пустую винную бутылку).
ДИАНА. (Пьет чай). Согрелась. Никуда не уйду! Ты не должен впадать в депрессию. Не имеешь права. Тебе Бог талант дал! Ты его в вине утопить хочешь? Если хочешь знать, так я в восторге от твоей картины кукольника с марионеткой в руках. И сам актер тоже на нитках. Кто управляет им? Режиссер? Судьба? Бог? Время? Это философское произведение. Даже стихи написала, под впечатлением от твоей работы. Слушай!
ТЕАТР КУКОЛ.
От всей души заливисто смеясь,
За несколько сверкающих монеток
На тонких нитях пляшущий паяц,
Вас приглашает в мир марионеток.
Здесь все, как в жизни: ненависть, любовь…
Тут вам покажут все, что захотите.
Не уставая пляшет кукла вновь,
Пока судьба не перережет нити…
АЛЕКС. Твое стихотворение лучше моей картины.
ДИАНА. Алекс! Хватит валяться на этом старом топчане. Ты – художник! Ты должен доказать всем, что ты свободная личность. Творец! А эти бездари в жюри дергают твое самолюбие, как театральную куклу за ниточки. Встань. Соберись. Бери уголь. Можешь рисовать. Я готова.
АЛЕКС. Встань у окна. (Зажигает софит. Направляет на Диану свет. Включает музыку и с теплой нежностью, и с восхищением разглядывает Диану).
ДИАНА. Раздеваться?
АЛЕКС. Да. (Диана начинает раздеваться. Снимает куртку. Сапожки…) Стой! Не шевелись! Какая ты красивая сегодня! Любуюсь тобой. (Делает наброски углем). Повернись чуть налево. Хорошо! Голову наклони… еще чуть-чуть… Удобно стоять так? Ты – прекрасна! Сама природа! (Рисует фигуру с другой стороны). Чудо природы… Все время боюсь, что тебя заберут у меня.
ДИАНА. (Удивленно). Кто меня может забрать? (Позирует).
АЛЕКС. Какой-нибудь богатый жених… Ты даже не знаешь, как ты красива…
ДИАНА. Мой новый хозяин тоже сказал, что я красивая.
АЛЕКС. (Ревниво). Он тебе понравился?
ДИАНА. Кто?
АЛЕКС. (Делает быстрые наброски). Богатый хозяин на вилле.
ДИАНА. Ты ревнуешь? Он – старый. Жена с него глаз не сводит.
АЛЕКС. Тебе бы богатого жениха… Вилла… Свобода… Много денег.
ДИАНА. Ты же знаешь, что я тебя люблю.
АЛЕКС. Ты – моя Муза! Повернись к свету. Накинь плед. Вот так. Опусти руку. Смотри на меня.
ДИАНА. Я готова смотреть на тебя всю жизнь.
АЛЕКС. Ты очень красива в цвете! Очень! (Берет палитру и кисти, делает этюд. Звучит нежная мелодия).
 
КАРТИНА 2.
 
(Заходят ученики Алекса Мила и Роберто).
МИЛА. Учитель! Можно войти?
АЛЕКС. Заходите. Быстро берите бумагу и делайте наброски углем с разных точек. Ищите точку, с которой вам нравится женская фигура.
РОБЕРТО. (С видом знатока). С любой точки женская фигура очаровательно смотрится. Класс!
МИЛА. (Разглядывает натурщицу). Мне хотелось бы залезть на стол и сделать набросок фигуры натурщицы сверху. Очень эротично…
РОБЕРТО. Мила! Смотри, чтобы стол под тобой не сломался. (Хихикает).
МИЛА. (Обиженно). Я такая толстая?
АЛЕКС. Роберто волнуется, что стол старый, не выдержит такую огромную красоту! (Смеется).
РОБЕРТО. Учитель! Вы сказали оглядеться вокруг, потому что природа разнообразнее, чем все наши фантазии.
АЛЕКС. (Продолжает рисовать). Огляделся?
РОБЕРТО. Вокруг все серое, пыльное, скучное, не интересное… Мила сорвала цветок по дороге. Сделаю портрет цветка, только приукрашу его немного. (Показывает Алексу крохотный цветок).
АЛЕКС. (Внимательно смотрит на цветок). Ничего не надо приукрашивать. Передай его нежность, незащищенность, выполни картину в холодном колорите. Напиши цветок, который пробивается сквозь толщу серого асфальта.
МИЛА. Хорошая мысль. Слабый цветок, на первый взгляд, но на самом деле: сильный, волевой, смелый. Головой пробил толщу асфальта и расцвел, несмотря ни на что, хотя каждый прохожий может его растоптать…
АЛЕКС. Живописный цветок! Столько оттенков щедро подарила ему природа. Маленькое чудо. Может получиться интересная картина.
РОБЕРТО. Осветить цветок солнечными лучами?
АЛЕКС. Цветок сам, словно лучик света! Обязательно напиши картину, пропиши все детали: каждый лепесток, каждый лист. А сейчас сосредоточься на пластике и музыкальности линий женской фигуры. Диана сегодня уйдет раньше.
МИЛА. Диана позирует лучше бывшей натурщицы.
ДИАНА. Спасибо. (Кашляет).
МИЛА. Принесу тебе чая.
АЛЕКС. Забыли обогреватель поставить. Извини. Там в банке корень имбиря. Брось в чай. Жаль меда нет. Имбирь с медом борется с простудой.
(Диана накидывает плед, пьет чай. Алекс исправляет рисунок Роберто. Раздается стук в двери.
АЛЕКС. Открыто! (Заходит соседка).
СОСЕДКА. Добрый день, Алекс! Хотела поблагодарить тебя.
АЛЕКС. За что?
СОСЕДКА. Ты – волшебник! Старик мой болел. Ты принес ему корень горький, полезный, не помню, как он называется…
АЛЕКС. Имбирь?
СОСЕДКА. Да. Точно. Имбирь. Старик мой от простуды вылечился. А твой портрет его на ноги поставил.
РОБЕРТО. (С интересом). Как портрет на ноги поставил?
СОСЕДКА. Алекс портрет моего мужа нарисовал к его восьмидесятилетию. Муж уже десять лет в инвалидном кресле сидит. Не встает. А тут смотрел на свой портрет, смотрел… Вдруг встал и начал сам по комнате ходить. С палочкой ходит, но двигается! И глаза стали молодые, точно, как на рисунке. Лечебные у тебя портреты! От портрета тепло идет. Энергия добрая. Твоя хозяйка тоже сказала, что сделанный тобой портрет - ее сына подлечил. Он после инфаркта лежал, к смерти готовился. Врачи никаких надежд не давали. А после того, как твой рисунок на стенку в рамочке повесили - парень ожил, поднялся. Недавно на работу возвратился. Как ты это чудо творишь?
МИЛА. Доброта учителя портрету передается.
СОСЕДКА. Рисуешь портреты и денег не берешь… Вот тебе своих пирожков с грибами напекла и фрукты принесла. А то исхудал ты… Поешь! К деду пойду. Диана! Заходи к нам. Не забывай! Ты нам, как внучка любимая.
ДИАНА. Обязательно зайду. Привет дедуле.
(Соседка уходит).
АЛЕКС. Перерыв! Все сюда! Налетаем на пирожки!
МИЛА. Вкусно.
РОБЕРТО. Мила! Научись такие пирожки печь, будешь меня угощать. Я на тебе тогда, может быть, женюсь.
МИЛА. Женись на поварихе из соседнего кафе, если она твой вредный характер выдержит.
АЛЕКС. Не ссорьтесь! Яблоки такие красивые! Жаль такую красоту портить. Надо натюрморт с яблоками написать.
МИЛА. А потом их съедим. Роберто! Напиши натюрморт с яблоками.
РОБЕРТО. Как художник Поль Сезанн?!
АЛЕКС. Нет. Не как Поль Сезанн. Как художник Роберто! Не делай под кого-то. Делай под себя! (Все смеются).
ДИАНА. (Одевается). А мне пирожок остался?
МИЛА. Бери, пока я их всех не съела.
РОБЕРТО. Мила! Тебе вредно много пирожков есть. Ты же на диету села.
АЛЕКС. Роберто. Оставь Милу в покое. На форму яблок внимательно смотри, в форме природа содержание спрятала. Это яблоко напоминает земной шар, а это – форму сердца повторяет. Наблюдай за светом и тенью. Не забывай оттенки сравнивать друг с другом. И в тоне ты часто ошибаешься. Внимательно смотри, где светлое на темном, а где - наоборот. У тебя обязательно получится. Ты же из глины хорошо кувшины и миски лепишь. Форму руками чувствуешь.
РОБЕРТО. Глина мне поддается. Рисунок сложнее…
ДИАНА. Прочесть вам мои стихи про глину? Вчера написала.
АЛЕКС. Читай! Люблю твои стихи.
ДИАНА. (Читает с выражением).
Глина похожа на любящую женщину.
Тверда, но уступает.
И только рука отпрянет
От ее теплого тела,
Она замирает в надежде
На хотя бы еще одно
Прикосновение…
МИЛА. Поэтично, образно. Рифма не обязательна?
ДИАНА. (Смущается). Это верлибр. Я и рифмованные стихи пишу. В другой раз прочту, если захотите. Сейчас мне на работу надо спешить… Извините. Завтра приду. (Быстро собирается. Уходит).
РОБЕРТО. Страстные слова: «Глина похожа на любящую женщину». Кому она их посвятила? Может быть мне?! Я из глины кувшины леплю с большим успехом. Вчера на базаре шесть кувшинов купили и две миски. Лепить из глины легко. Кстати, говорят, что скульпторы – долгожители.
МИЛА. Наверно, потому, что на пальцах рук находятся важные точки. С ними связаны все органы: сердце, печень и так далее…
АЛЕКС. Ты права.
РОБЕРТО. На ушных раковинах тоже важные точки для лечения органов, и на ногах, на всем теле… Жаль, что я не массажист.
МИЛА. Это замечательно, что ты не массажист.
АЛЕКС. Возможно глина благотворно действует на организм.
РОБЕРТО. Читал в интернете, что некоторые принимают очищенную глину с водой, как лекарство от многих болезней. Мила! Не хочешь попробовать? У меня много глины. Приходи в гости.
МИЛА. Роберто! Сам ешь свою глину! Может, наконец, свою злость вылечишь.
РОБЕРТО. Не сердись. Не хочешь глину есть, - не надо! Мне больше глины для кувшинов останется.
АЛЕКС. Роберто! У тебя на рисунке фигура падает. И пропорции ты нарушил. Ты ей какой размер груди нарисовал? Такие огромные бюстгальтеры не продаются. И бедра широкие. Ты не на натурщицу, а на Милу, наверно, смотрел?
РОБЕРТО. Смотрел на Диану. Любовался. Талантливая у нас натурщица. Никогда не мог понять, как люди музыку сочиняют и слова в стихи складывают. Попрошу, чтобы она переписала мне верлибр о глине. Я его на холодильник повешу и любоваться буду несколько раз в день…
МИЛА. Тебе, Роберто, кажется, что все девушки от тебя без ума. Натурщица на тебя вообще внимания не обращает.
РОБЕРТО. Может быть она меня тайно любит?
МИЛА. Размечтался… Хотите, я могу тоже вам позировать? Только сидя. Стоять и не шевелиться очень тяжело.
РОБЕРТО. Когда на тебя смотрю, мне шарж хочется сделать. (Делает рукой круги в воздухе, словно рисует). Все из кругов: голова, глаза, щеки, плечи, груди, бедра… Идеальная фигура – шар!
МИЛА. Ты меня такой видишь? На себя в зеркало смотри и рисуй! Автопортрет. Посмотрим, что получится. Нельзя перед сном потом никому показывать. Спать не будут. У тебя взгляд злого вампира! У тебя язык ядовитый.
РОБЕРТО. Ты думаешь, что я злой?? Я не виноват. Нарисовал как-то картину. Ее у меня купили. Повесили на стену и тут же пожар в квартире начался. Все сгорело и моя гениальная картина тоже… Невезучий я, почему-то. Другой раз купили у меня пейзаж, так покупатель из машины выходил, споткнулся, упал и ногу себе сломал. А картина у него в руках была. Рамочка сломалась, порвала холст, а осколки от стекла в больнице у того человека из тела вынимали. Он меня теперь десятой дорогой обходит. А один старик купил мой натюрморт с шикарной бутылкой рома…
МИЛА. Прошел пару шагов – и умер.
РОБЕРТО. Ты откуда знаешь? Я тебе не рассказывал. Все так и было…
МИЛА. У меня прошло желание тебе позировать. Давайте завтра встретимся. Ты должен хорошо научиться натюрморты писать красками с натуры, а то ты только копируешь чужие картины. (Поднимает с пола пустую бутылку). Вот бутылка и пару яблок. Только рисуй и никому картину не продавай! (Смеется). Чтобы у покупателей аварии не случилось.
РОБЕРТО. (Вставляет в бутылку, как в вазу, веточку вербы, лежащую на столе, и протягивает Миле). Не зли меня. Это опасно…
АЛЕКС. Роберто! Не переживай. Думаю, что все это произошло не из-за твоих картин.
МИЛА. (Берет бутылку с вербой, ставит ее на стол). Из-за его злости плохая энергетика в картину впитывается и беду приносит. Роберто! Будь к людям добрее, как наш учитель. (Складывает наброски в папку).
РОБЕРТО. Милочка! Я добрый, белый и пушистый. Но меня надо по шерсти гладить.
МИЛА. Алекс! Когда на ваши картины смотрю, мне тоже от них легче на душе становится. Может быть надо в газете написать, что вы лечебные картины пишете? У вас тут покупатели в очереди стоять будут. Деньги можно будет граблями собирать, как осенние листья.
АЛЕКС. (Грустно). Нет. В газету писать не надо. Скажут, что новый шарлатан объявился. Много липовых экстрасенсов, рекламирующих, что от всех болезней лечат. Я могу, конечно, больницам свои картины подарить. А вдруг они не для всех лечебные? Для кого-то подходят, а для кого-то – нет.
МИЛА. Некоторые художники успешно подрабатывают, - прямо на стенах у людей в салоне пейзажи пишут. Видела у одного знакомого. Там квартирка маленькая, так он одному художнику заказал на стене написать акрилом огромное окно, а за окном великолепный морской пейзаж. Комната больше кажется. Мне понравилось. Можно нашу группу организовать. Вы, Алекс, эскиз придумаете и рисунок сделаете. А мы с Роберто раскрасим.
РОБЕРТО. Сейчас такие обои на всю стену можно купить. Не понравится, или надоест, наклеить на них другие обои.
АЛЕКС. Стены красить не хочу… Попробую поискать работу преподавателя. Буду вести изостудию для детей. В клубах много часов работы не дают, заработная плата маленькая, но за мастерскую, хоть она на чердаке, все равно платить надо. И за еду, за свет, за газ… Не возьмут на работу, придется подъезды мыть. Мой знакомый режиссер, пока не раскрутился, подъезды со своей женой в многоэтажках мыл… Талантам трудно пробиваться. Зато сейчас он - молодец! На его спектакли трудно билеты достать.
МИЛА. Вы не должны мыть подъезды! Это несправедливо, чтобы талантливых людей не брали на работу по их профилю.
АЛЕКС. (Вздыхает). Долги отдавать надо… Приходите завтра. Сегодня сил нет. Хочу отдохнуть… (Роберто и Мила уходят. Алекс ложится на топчан и накрывается пледом. Затемнение).
 
КАРТИНА 3.
 
На авансцене появляются Мила и Роберто.
МИЛА. Надо учителю помочь.
РОБЕРТО. Как?
МИЛА. Будем платить за уроки. Он с нами бесплатно занимается. Добрая душа. А у самого долги. За мастерскую нечем платить. И за натурщицу тоже платить надо, она свое свободное время на нас тратит.
РОБЕРТО. Я много платить не могу. У меня кувшины не так часто покупают. Думаю, надо еще какую-то другую специальность приобрести.
МИЛА. На выставке картин был?
РОБЕРТО. Не успел.
МИЛА. Там работ нашего учителя нет.
РОБЕРТО. Почему?
МИЛА. Они там боятся, ведь их мазня крикливая и пошлая покупаться не будет, если покупатели картины нашего учителя увидят. Алекс пишет, как старые мастера. У него крепкий академический рисунок, профессионально написана живопись. Свой почерк. Оригинальные замыслы. Чего стоит колорит? Гармоничные сочетания цвета. Они не позволят ему выставляться. Заклюют, как дикие коршуны. Учитель перед нами хорохорится, а в глазах такая тоска. Переживает, что его работы жюри отвергло. Может опять в депрессию упасть, как в прошлый раз. Сопьется талант. Жаль.
РОБЕРТО. Я тоски в глазах не заметил.
МИЛА. Потому, что ты толстокожий, черствый, эгоистичный.
РОБЕРТО. Обижаешь?
МИЛА. Констатирую факты.
РОБЕРТО. Придумай что-нибудь. Ты у нас умная!
МИЛА. В газету напишу: «Есть художник, который лечебные портреты делает». Вдруг, кто-то отзовется? Только ты учителю не говори. Рассердится. (Уходят).
Затемнение.
 
КАРТИНА 4.
 
Алекс пьет из бутылки вино. Плед валяется на полу. Алекс замечает тетрадь со стихами Дианы. Читает. Берет гитару. Стирает рукавом с нее пыль. Берет аккорд.
АЛЕКС. Диана так спешила, что тетрадь со стихами забыла. Мы пишем красками. Она пишет словами. Подмечает детали. Могла бы, вероятно, и с красками справиться. Ее стихи хорошо ложатся на музыку…
(Играет и напевает, заглядывая в тетрадь).
Мастерская художника: кисти, мольберты и краски.
Серой пылью покрылся забытый, знакомый портрет.
Притаилась палитра, заждавшись вниманья и ласки.
Лишь пустые холсты излучают загадочный свет.
(Повторяет). Лишь пустые холсты излучают загадочный свет…
Да охрипшая дверь от тоски заперлась на засовы.
Не стучит вдохновенье в примерзшие ставни окна.
Нахлобучились тени, угрюмо глядят, точно совы.
А печаль, как натурщица, тихо застыла одна…
Как она точно подметила: «А печаль, как натурщица,
Тихо застыла одна…»
А это стихотворение она посвятила мне. Написано: «Алексу».
(Читает). Стану радугой, светлой радугой,
Дотянусь до тебя, как стих.
Пусть мое появленье, радуя,
Отразится в глазах твоих.
И мелодией предрассветною
Зазвучит моя грусть в тиши.
Стану радугой семицветною
И палитрой твоей, - пиши!
Диана! Любимая моя девочка! Добрая фея. Ты – талант! А я – бездарь. Что могу дать тебе? Ничего. Ты – молода. Красива. Я намного старше тебя. Несостоявшийся художник, мечтающий красотой преобразить мир, сделать его лучше, добрее… Немного подрабатываю в издательствах. Люблю графику, делаю оригинальные иллюстрации. Заказов сейчас мало. Любой человек может открыть компьютер, чтобы оформить книгу ворованными из интернета рисунками. Не глядя на то, что они абсолютно не подходят к тексту. (Откладывает гитару в сторону. Убирает краски и палитру со стола в коробку). Пишу картины, вкладываю в них свои мысли, образы. Все свое умение, всю душу. Их не берут даже на паршивую городскую выставку. (Ложится на топчан. Звучит музыка. Затемнение. В темноте появляются светящиеся фигуры натурщиков, которые движутся, танцуют под музыку, словно ожившие сны Александра. У некоторых в руках рамочки от картин, другие замирают в них, как изображения, меняя позы. Потом музыка затихает. Натурщики исчезают. Гаснет свет).
 
КАРТИНА 5.
На авансцене Роберто и Мила.
РОБЕРТО. Чего ты меня позвала? Есть новости? Ты соскучилась по мне? (Хочет обнять Милу). Идем ко мне, пампушечка моя!
МИЛА. (Отстраняется). Подожди! У тебя трудности с рисунком, но у тебя хорошо получались копии.
РОБЕРТО. Копии легче делать. Там все решено: композиция, сюжет, колорит, детали…
МИЛА. Есть идея! У тебя ключи от мастерской?
РОБЕРТО. Есть. Помогаю Алексу убирать мастерскую, приношу рамы из багета, которые сам делаю для оформления его картин.
МИЛА. Роберто! Слушай и не перебивай. Мы с тобой ноль по сравнению с нашим учителем.
РОБЕРТО. Ты меня пригласила, чтобы унижать? Я ухожу!
МИЛА. Будешь делать копии с картин учителя!
РОБЕРТО. Мила! Ты с ума сошла! Не смогу. Зачем копии, если даже оригиналы никто не покупает?
МИЛА. Меня познакомили с одной богатой дамой, которая приехала из-за границы и остановилась в другом городе. Она коллекционирует работы талантливых мастеров современности. Если мы учителю расскажем, что везем его работы и, вдруг, она откажется их покупать, - это может убить Алекса. Он этого не перенесет.
РОБЕРТО. Она купит мои копии? Ты меня насмешила.
МИЛА. Нет. Ты возьмешь пару картин учителя и сделаешь хорошие копии. Оригиналы я отвезу этой богатой даме. Она почувствует хорошую энергетику картин. Ей они понравятся. Я уверена. Тогда мы оформим твои копии в шикарные рамы, которые ты сделаешь из багета. Потом упакуем, она подмены не заметит, а оригиналы незаметно поставим на место. Мы получим огромные - преогромные деньги. И тебе, и мне, и учителю хватит. Мы напишем в газете, что работы учителя висят в известной галерее и он проснется знаменитым. Сможет продать свои работы другим коллекционерам. Теперь понял!
РОБЕРТО. Ты – гений! Хотя это нечестно, подсовывать копии.
МИЛА. Это не будут просто копии. Это будут почти оригиналы! Идем. Я тебе по дороге все объясню. (Уходят).
 
КАРТИНА 6.
 
Затемнение. Алекс лежит на топчане. На полу много пустых бутылок от вина.
Заходит Диана. Включает свет. Убирает в мастерской. Собирает бутылки с пола в кулек. Находит свою тетрадь на полу. Начинает что-то писать.
АЕКС. (Просыпается). Кто здесь?
ДИАНА. Я. (Пишет стихи в тетрадь).
АЛЕКС. Зачем пришла? Уходи! Сказал, что больше не буду рисовать и писать картины. Голова болит. Дай бутылку водки. Она помогает мне забыться, ни о чем не думать… (Берет бутылку водки, наливает в стакан. Пьет, закусывая огурцом).
ДИАНА. Алекс! Дорогой! Опять пьешь эту гадость? Ты мне обещал, что бросишь пить. Водка вредна для твоего здоровья.
АЛЕКС. Когда пью, - ослабевает обида. Снятся новые образы, картины, графика… Снятся музеи, где люди любуются моими картинами… Не хочется просыпаться…
ДИАНА, То, что ты создашь, - никто не сможет. Тебе Бог подарил талант. Ты должен его дарить людям.
АЛЕКС. Людям не нужно мое искусство. Уйди! Мне сейчас очень плохо. Я не хочу никого видеть.
ДИАНА. Расстроился из-за того, что работы не попали на выставку? Пойми! Они боятся конкуренции. Рядом с твоими картинами их картины ломаного гроша не стоят. У художника Модильяни тоже не покупали работы. И Ван Гог не был признан при жизни. Даже его брат Тэо не смог продать картины, несмотря на то, что у него была галерея, где он продавал картины импрессионистов. Кстати, их картины тоже оценили гораздо позже. Время не пришло. (Гладит его по голове, как ребенка). Я верю, что тебе повезет и люди поймут, что ты очень талантлив. Слышишь? Я верю в тебя. Я тебя люблю. Почему ты молчишь?
Смотри, что я написала про Тулуза Лотрека. (Читает).
«… Уйти! Забыться!
В театр! На скачки!
Или упиться
У ног циркачки?»
Как встретить важно
Поддержку друга,
Но - все продажно,
А в центре круга
Непониманье
Глядит с презреньем.
Плоды признанья
Еще незрелы…
Достиг предела! –
Не помогает…
Душа и тело
Изнемогают.
Застыли краски.
Судьба жестока.
Не люди – маски!
Так одиноко…
Звучат раскаты
Его сарказма.
Горька расплата
За миг соблазна.
Усмешки росчерк
Из сердца выжать!
Легко все бросить,
Труднее – выжить…
Палитра бьется,
Как птица в клети.
А он смеется
Через столетья!
АЛЕКС. От того, что их не понимали, мне не легче. Твои стихи так музыкальны: «Плоды признанья еще не зрелы!». (Берет гитару, поет в стиле рока).
Усмешки росчерк
Из сердца выжать!
Легко все бросить,
Труднее – выжить…
Палитра бьется,
Как птица в клети.
А он смеется
Через столетья!
ДИАНА. Классная песня получается. Как все твои песни. Ты талантлив. Давай запишем их на диск. Может песни по радио прокрутят. Надо что-то делать! Под лежачий камень вода не течет. Надо песни рекламировать.
АЛЕКС. Кому наши песни нужны? Кто услышит? Слова удачные. И музыка, вроде, подошла. Пойми! Те, кто уже пробился на телевиденье и радио – не подвинутся. Попса процветает. Загрызут каждого, кто захочет отобрать их почитателей. Обрати внимание, как болельщики едут за своей любимой футбольной командой, так фанаты мчатся за раскрученными музыкальными группами. За миллионы покупают клок волос своего кумира. А за мной кто поедет на гастроли, если начну исполнять наши песни?!
ДИАНА. Я поеду за тобой на край света. Люблю тебя такого, какой ты есть. Ты, как малое дитя, которого обидели злые дядьки, заседающие в жюри. Плюнь на них! Тьфу! Ты – сможешь доказать всем, что ты – самобытный художник. У тебя есть свой почерк. Ты не только художник, - ты композитор, музыкант. Ты – творец! Твое время придет. Сейчас любят песни «для ног», чтобы под них можно было танцевать, да чтобы громче гремело. Придет время, люди будут ценить текст песни, мелодичность, оригинальность музыкального решения и исполнения. Я восхищаюсь тобой. Ты не такой, как все. Ты такой беззащитный, ранимый…
АЛЕКС. Жалеешь меня. Терпеть не могу, когда я сержусь. Сам себе отвратителен.
ДИАНА. Ты хороший. Добрый. Талантливый. Незаслуженно непонятый. Депрессия пройдет. (Гладит его по голове). Это бывает с художниками, поэтами, музыкантами. И у меня бывают периоды, когда кажется, что больше не напишу ни строчки. Проходит время, какое-то слово, строчка, мысль, рифма, - неожиданно пробуждают воображение. Бог начинает диктовать стихи. Вдохновение, - это счастье и мука. Рождается стихотворение и мне не важно, будет ли оно напечатано в книге, или нет. Я уже горю замыслами новых стихотворений. А ты зациклился на этой выставке. Перестал рисовать. Глупо. Некоторых художников вообще при жизни не признавали.
АЛЕКС. (Резко). Найди себе другого мужчину. Удачливого. Я раздавлен временем. Говоришь, что художники становятся знаменитыми после смерти?
ДИАНА. Что ты задумал? Твоя хозяйка, если вдруг с тобой что-то случится, пустит сюда новых жильцов, вышвырнет все картины в мусорный бак, или будет делать шашлыки, используя твои подрамники для костра.
АЛЕКС. Что ты говоришь? С ума можно сойти…
ДИАНА. Когда Модильяни умер, его беременная жена бросилась из окна. Она не могла пережить его смерти. Люблю картины Модильяни. При жизни его действительно не понимали. Портреты женщин с удлиненными шеями. А глаза… Ты обратил внимание, что во многих портретах один глаз портретируемых смотрит во внешний мир, а другой, словно зашит и смотрит в себя… Прочти мой стих Модильяни. Люблю слушать Ты прекрасно читаешь стихи.
АЛЕКС. (Берет тетрадь. Читает. Звучит музыка).
Посвящено Модильяни.
Как хочется сойти с ума,
Отдавшись воле безрассудства…
Пронзительно и неподсудно
Подспудно нарастает тьма.
И тишину нарушит крик
Глаз, затаившихся в тревоге.
Перед картиной на пороге
Застынет вечность, словно миг.
На чердаке, как на поляне,
Уйдя от жалкой суеты,
В плену у женской красоты –
Портрет рисует Модильяни.
Не надо слов – они бедней!
Душа клокочет одержимо.
Недосягаемо вершинно
Кисть пляшет, бешенней и злей.
Сойти… с ума… на миг… хоть раз…
Чтоб на мелькнувшее мгновенье,
Разбуженный природой гений,
Как эхо отозвался в нас!
Сильно написано! Как тебе удается почувствовать то, что творится в душе другого человека?
ДИАНА. Пытаюсь понять себя и других. Сама мечтала научиться рисовать. Ты меня научишь?
АЛЕКС. Ты правда хочешь научиться рисовать?
ДИАНА. Да. Я мечтаю о таком учителе, как ты. И на гитаре мечтала научиться играть. Научишь? Музыка тоже лечит. Приходила с температурой на концерты классической музыки и выздоравливала. Это положительные, гармоничные вибрации звука. А в твоих картинах вибрация цвета. Волшебная энергетика. (Алекс обнимает Диану за плечи).
Ты когда-то сказал, что хотел бы, чтобы я вышла за тебя замуж. Я согласна. Мы будем писать картины, а наши дети будут петь наши с тобой песни.
АЛЕКС. Ты меня оживляешь! Счастлив, когда ты рядом. (Целует ее).
Слышен стук в двери. Заходит Роберто.
РОБЕРТО. Не помешал?
АЛЕКС. Проходи.
РОБЕРТО. Забежал на минутку. Хотел спросить…
АЛЕКС. Спроси.
РОБЕРТО. Можно взять несколько ваших картин, учитель? Хочу дома внимательно рассмотреть их, изучить технику письма, движение кисти. Понять, как воздушную перспективу помогают передавать теплые и холодные цвета, как вам удается создать колорит и, главное, настроение…
АЛЕКС. Выбери, что тебе нравится. Они там. В углу. (Улыбается). Диана тоже мечтает научиться рисовать, представляешь?
РОБЕРТО. Здорово! Хорошая идея. Но если она будет рисовать с нами, кто же будет нам позировать?
АЛЕКС. Мне придется. (Смеется).
РОБЕРТО. Посмотрю и верну картины. (Кладет их в сумку). Диана талантлива. Она нас вместе с Милой быстро обгонит. Завтра будешь позировать? Я приду рисовать.
ДИАНА. Конечно приду. Алекс мой портрет напишет. Напишешь?
АЛЕКС. Обязательно, Муза моя!
РОБЕРТО. Алекс! Как вы делаете так, что ваши картины лечат?
АЛЕКС. Ничего для этого не делаю. Вглядываюсь в натуру, изучаю, пытаюсь изобразить правдиво то, что вижу. Обожаю натуру, оживающую на полотне. Часто получаются портреты, у которых взгляд направлен на каждого, кто смотрит на портрет, независимо с какой точки тот наблюдает.
РОБЕРТО. Здорово! У меня так не получается. (Вздыхает). До завтра! (Уходит).
ДИАНА. Я восхищаюсь твоим талантом. Жду портрета с нетерпением.
АЛЕКС. Диана! Как новая работа?
ДИАНА. Нормально. Только старый хозяин наблюдает за мной, словно голодный кот за мышью. Кроме зарплаты дает чаевые. Мне от него брать деньги не приятно. Хочу поменять работу. Подойду, предложу свои услуги в Дом Моделей. Там манекенщицы заняты не много часов и платят неплохо. Я смогу. Это легче, чем сидеть не шевелясь. Прошлась по подиуму. И тебе приятно, и людям удовольствие.
АЛЕКС. Ты будешь там самая элегантная и неотразимая. Все будут от тебя без ума. Мне придется искать другую натурщицу?
ДИАНА. Нет. Вас не брошу. Там не так много часов работы. Только во время показов. Еще можно пойти работать нянечкой в детский сад. Утро будет занято. Детей люблю.
АЛЕКС. Что у тебя с пальцем? Покраснел. Болит?
ДИАНА. Немного болит. Хозяйка в комнате выращивает кактусы. Убирала комнату и уколола палец. Буду осторожнее.
АЛЕКС. (Целует палец) До свадьбы заживет. (Они целуются. Гаснет свет).
 
КАРТИНА 7.
На авансцене появляется Роберто. Он смотрит в пелефоне футбол.
РОБЕРТО. Гол!!!! Мазила! В свои ворота забил! Кто его на поле выпустил? Ну… Мяч у тебя перед носом! Обгоняй его! Давай! Ну… Тебе не в футбол играть, а черепах разводить. (Вздыхает). Стою тут, как дурак и смотрю, как миллионеры по футбольному полю бегают. Лучше я бы в футбол играл. Забил мяч в ворота и деньги тебе прямо в банк переводят.
(Появляется с тяжелыми сумками соседка).
СОСЕДКА. Добрый день! Я вас видела у Алекса.
РОБЕРТО. Мы приходим к учителю. Он помогает нам узнать законы рисунка и живописи. Вам помочь?
СОСЕДКА. Да. Спасибо. (Отдает сумки Роберто). Вы помогите, пожалуйста, моему соседу. Найдите ему хорошую работу. Наша квартирная хозяйка сердилась. Бурчала, что найдет себе других жильцов, если он не будет платить вовремя за квартиру.
РОБЕРТО. За какую квартиру? Это был запущенный, покрытый паутиной чердак. В нем только курей разводить, или мышей гонять. Алекс там сделал ремонт. Привел чердак в нормальный вид. Там почти музей современного искусства. Что ей еще надо?
СОСЕДКА. Ей деньги нужны. Все подорожало. Вот я зашла в магазин, а там все продукты дороже стали. Попробуй на пенсию прожить? Ты себе другую профессию найди. Денежную. На талант не проживешь. Талант никто не ценит. Время такое.
РОБЕРТО. Футболистом надо было стать. Я лихо во дворе с мячом бегал.
СОСЕДКА. Ты чего? Посмотри жизни прямо в глаза. Вы, как слепые. Спортсменов выжимают, как мочалку, а время приходит, их выбрасывают, как старую мочалку. Они спиваются, потому что у них другой профессии нет. Умели только за мячом бегать.
РОБЕРТО. Можно потом тренером стать. Известным на весь мир.
СОСЕДКА. (Останавливается). Размечтался. Слезь с дерева. Мечтатель. Спроси у моего мужа сколько у нас выдающихся команд есть? Раз, два и обчелся. На пальцах одной руки пересчитать можно. А если команда проиграла, так тренера под зад, лети отсюда и не мелькай перед глазами. Мой старик болельщик заядлый. Из-за этого футбола у него инсульт приключился. Близко к сердцу поражение любимой команды принял. Я бы на все это сквозь пальцы смотрела. А он побелел весь. Рот перекосило. Слова сказать не мог. Еле врачи спасли. Спасибо им.
РОБЕРТО. Хорошо, что вовремя приехали. У моего соседа скорая помощь через час появилась. Уже поздно было. Одно название «Скорая».
СОСЕДКА. Они не виноваты. Вызовов очень много. Зарплата маленькая. Нагрузка огромная. Бастовать собирались. Тогда вместо скорой помощи сразу катафалк придется вызывать. Врачи у нас хорошие, людей спасают. Много лет этому учатся. А денег им платят, как кот наплакал. Тебе надо профессию иметь, которая кормить будет. Рисовать можно после работы, себе в удовольствие. Читала, что кто на старости лет рисует, его Альцгеймер стороной обходит. Мы с моим стариком кроссворды решаем, чтобы память нас не покинула. Я память напрягаю, а мой старик, как профессор, ответ в Гугле подсматривает. Его этому Диана научила.
РОБЕРТО. Профессора уже из меня не получится.
СОСЕДКА. Насмешил. Профессора не так много получают. И актеры пока работа есть, - расцветают. А потом без работы вянут, как цветы. Жаль. Вот вчера сантехник нам трубы на кухне менял. Такую сумму объявил, что я еле своего старика валидолом отпоила. Будто эти пластмассовые трубы из золота высшей пробы сделаны. Учись на сантехника. Только три шкуры с заказчика не бери. Вот мой дом. Спасибо за помощь. Ты хорошо подумай, про то, что я тебе сказала. Старый, - как малый. А устами младенца глаголит истина. Давай мои сумки. Пришли. (Уходит).
РОБЕРТО. (Кричит вслед). Я своим талантом пробьюсь! Не все деньгами измеряется. Но без денег тоже, как прожить? В чем-то мудрая женщина права. С таким талантом, как у меня, надо иметь профессию, а рисование будет, как хобби. Моя мать сказала: «Не святые горшки обжигают!». Я же научился керамикой заниматься. Лепил животных, свистульки для детей. Панно шикарное сделал. Даже на выставках мои работы экспонировались. Диплом на стене висит. А продаются только кувшины и миски… Примитивные люди. Не разбираются в искусстве.
(С другой стороны, ему навстречу идет Диана с тяжелыми сумками).
РОБЕРТО. Диана! Рад тебя видеть. Тебе тоже помочь? Я твоей бабушке помог сумки до дома донести.
ДИАНА. Добрые дела коллекционируешь? Молодец! Нет. Спасибо. С детства сама научилась помогать другим. Справлюсь. Сумки не такие тяжелые. (Хочет пройти. Роберто преграждает ей дорогу).
РОБЕРТО. Почему ты всегда спешишь?
ДИАНА. Много дел. (Хочет пройти).
РОБЕРТО. Подожди. Ты меня избегаешь, потому что я тебе нравлюсь? Да?
ДИАНА. Тебе показалось, что я тебя избегаю. Я действительно очень спешу.
РОБЕРТО. Хотел тебе предложение сделать…
ДИАНА. Какое предложение?
РОБЕРТО. Приходи ко мне позировать. Я тебе заплачу. Не бойся. Портрет твой напишу. Потом чаю попьем. Потанцуем. Отдохнем.
ДИАНА. Извини. У меня на это времени нет.
РОБЕРТО. На Алекса время есть, а на Роберто ни у кого времени нет!
ДИАНА. Попроси Милу. Ты ей нравишься. Она тебе с удовольствием будет позировать.
РОБЕРТО. При чем тут Мила? Я с тобой хочу вечер провести, потом, может быть, всю жизнь. Нельзя?
ДИАНА. Нет. У меня другие планы на вечер и на всю жизнь. До свиданья.
РОБЕРТО. До скорого свиданья, красавица. (Диана уходит). Эти дамы цены себе не сложат. Зачем им пожилой художник, картины которого даже на выставку не берут?
Не видят, что рядом с ними такой представительный, в будущем известный художник Роберто!
На авансцене появляется Мила. Видит Роберто.
МИЛА. Как дела? Картины смог унести? Копии сделал?
РОБЕРТО. Картины мне мастер сам разрешил взять, но копии не получаются. В оригиналах есть какой-то секрет, мне недоступный.
МИЛА. Просто завидуешь мастеру. Твоя отрицательная энергия впитывается в картину, а потом отражается на зрителя. Вампир!
РОБЕРТО. Я тебя предупреждал, что не смогу достичь недосягаемой высоты творчества учителя. Проси кого-то другого. Я буду сегодня по телевизору футбол смотреть.
МИЛА. Никакого футбола! То, что ты пробовал сделать копии, - тебе поможет реализовать мой замысел. Но это наша тайна. (Оглядывается). Я нашла мастерскую, где делают прекрасные репродукции на ткани. Перед тобой будет реальный оригинал, ты не отличишь от копии.
РОБЕРТО. Видно репродукцию. Проведи рукой по оригиналу. Почувствуешь выпуклости краски от кисти, или мастихина. На репродукции этого нет.
МИЛА. Этими шероховатостями ты займешься.
РОБЕРТО. Не понял.
МИЛА. Пройдешься краской по некоторым светлым местам картины. Чуть подкрасишь тени. Вскроем картину лаком. Я видела там в мастерской сидят два художника, которые успешно делают за самого автора эту работу. Их репродукции очень хорошо продаются. Люди украшают ими свои салоны. Уверены, что приобрели оригинал. Все довольны. Я тоже у них картину такую купила. В спальне висит. Меня радует. Ничем от оригинала не отличается. Только настоящий оригинал намного дороже. Мне не по карману.
РОБЕРТО. (Хочет обнять Милу). Пригласи меня в свою спальню. Мечтаю на эту восхитительную репродукцию посмотреть.
МИЛА. Пошляк! Прекрати ко мне клеиться. Я тебе и так за твою работу заплачу. Не обижу, если все получится, как я запланировала. Мне срочно репродукции - копии нужны. Эта дама скоро уезжает из страны. Будешь репродукции превращать в подобие оригинала. Это вполне современное и своевременное решение задачи. У тебя получится! Потом купим дорогой багет. Сделаешь рамы. Работа будет классно смотреться. Во многих музеях выставляют копии. Мы ей продадим несколько работ учителя.
РОБЕРТО. А если все выплывет наружу?
МИЛА. Мы не будем просить за картины бешенную цену. Для этой дамы картины в галерею попадут почти даром. Копии так и стоят. Все честно. Этих денег нам хватит на несколько лет. И учителю будет чем за уроки платить, а потом все ему расскажем…
РОБЕРТО. Он чистый, светлый человек. Нельзя его в эту аферу впутывать.
МИЛА. Это не афера. Это – бизнес. Смотри на все проще. Мы спасаем жизнь учителя, которому жить не на что. Это глупая фраза, что талант должен быть голодным. Лучше будет, если вместо того, чтобы творить, он пойдет мыть подъезды? Хуже! Мы спасаем великий талант. Он сможет жить в достатке и писать свои великие творения. История нас не забудет.
РОБЕРТО. Ты – прелесть! (Хочет ее поцеловать).
МИЛА. Прекрати, Роберто! Мы с тобой сотрудники. У нас могут быть только деловые отношения. Заруби на своем носу, - я не собираюсь становиться твоей любовницей. Мне нравится другой человек.
РОБЕРТО. Другой? Наш учитель? Я вижу, как нежно ты на него смотришь.
МИЛА. Не твое дело.
РОБЕРТО. Ты опоздала. Новая натурщица закрутила с ним роман. Это у них серьезно.
МИЛА. Врешь! Ты просто любишь говорить людям гадости и смотреть, как они переживают.
РОБЕРТО. Открываю тебе глаза на реальность. Чтобы у тебя иллюзий не было. Алекс был знаком с Дианой раньше. Он в цветочном магазине у нее цветы для наших натюрмортов покупал. Когда прежней натурщице нечем было платить, - она ушла. А Диана согласилась позировать, потому что любит Алекса и хочет ему помочь.
МИЛА. Обманщик! Не верю ни одному твоему слову.
РОБЕРТО. Сам видел, как они нежились на топчане.
МИЛА. Проклятье! Стерва молодая! Змея! Ладно. Хватит болтать. Идем! (Уходят).
 
КАРТИНА 8.
Алекс пишет картину. Отходит от мольберта, потом подходит и что-то исправляет.
ДИАНА. (Приносит ему еду на подносе). Поешь! Ты сутки не отходишь от мольберта.
АЛЕКС. Картина манит меня. Хочу закончить работу. Это будет лучшее мое творенье! Шедевр!
ДИАНА. Суп остывает.
АЛЕКС. Какой аромат! С чем суп?
ДИАНА. С курочкой. Ты не вегетарианец?
АЛЕКС. Нет! Хотя курочку конечно жаль…
ДИАНА. Вкусно? (Кормит его, как ребенка из ложечки).
АЛЕКС. Нет слов! Почему я раньше не понимал, какое счастье есть горячий суп, приготовленный любимой женщиной? Хочу каждый день есть вкуснейший суп из курочки. Такой суп готовила мне мама… (Берет тарелку и ложку. С аппетитом ест суп).
ДИАНА. (Приносит шницели). А шницели твоя мама готовила?
АЛЕКС. Нет. Котлетки… а я, дурак, еще их есть не хотел…
ДИАНА. Завтра будут тебе котлетки.
АЛЕКС. За что мне такое счастье?
ДИАНА. Компот будешь? (Любуется, как Алекс ест).
АЛЕКС. Буду. О-о-о! Компот имеет привкус твоего поцелуя.
ДИАНА. Ты вдохновляешь меня на экспромты.
(Читает).
Отбросив плен незавершенных дел,
Коснется краски кисть, с палитрой ладя.
Напишет обнаженную модель,
Так бережно, как будто нежно гладя.
Вдали – прозрачной дымкой лег пейзаж…
На все готов художник, чуда ради…
И оживает женщина – мираж,
Доверчиво с картины в душу глядя.
АЛЕКС. Моя женщина – мираж! Моя Муза живет в моей мастерской… Я об этом мечтал всю свою сознательную жизнь.
ДИАНА. Как Гали у Сальвадора Дали?
АЛЕКС. Не все картины люблю у этого мастера. Многие он писал для эпатажа.
Любуюсь картинами, которые создает природа на срезах полудрагоценных камней, волшебные оттенки неба во время заката и рассвета, красота резных снежинок… Хочется передать движение волны и ее шепот с другими волнами. Айвазовский мог по памяти писать морские пейзажи, передавая не только грохот шторма, но и состояние души.
ДИАНА. Видела репродукцию его картины «Девятый вал».
АЛЕКС. Никакая репродукция не сможет передать энергетику оригинала. Но если нет ничего лучше, то репродукция при хорошей печати, приближает нас к тому, что задумал художник. На безрыбье и рак – рыба!
ДИАНА. Листала две книги художников импрессионистов. Одна и та же иллюстрация выглядела по-разному. В одном издании меня поразили свет и нежность акварели в розовых, коричневых и нежно-фиолетовых тонах. А в другой книге этот же портрет был в болотных, охристо-зеленых тонах… Ужас!
АЛЕКС. Зависит от типографии, где печатают картину, от бумаги, от мастерства печатника. Диана! Компот вкуснейший, но мне хочется закусить сладким поцелуем Музы!
ДИАНА. (Смеется). Муза летит на крыльях к своему любимому. (Целуются).
(Заходит Мила. Видит целующихся. Громко стучит в двери).
МИЛА. Извините, учитель. Я пришла сказать, что… пришла… сообщить… мы с Роберто будем платить вам за уроки. Вы бесплатно занимались с нами два года. Вы оплачиваете труд натурщиц, которые позируют нам. Будем платить натурщице этой, или другой…
АЛЕКС. Мой учитель тоже не брал денег за уроки.
ДИАНА. Твой учитель получал пенсию. А тебе нужны деньги на краски, холсты…
АЛЕКС. Ты права. Спасибо. Мила! Хочешь суп? Диана приготовила божественный суп с курицей.
МИЛА. Нет! Не хочу. Дома поела. Я тоже вкусно готовлю. Натурщица будет продолжать нам позировать сегодня?
АЛЕКС. Возьми у меня в мастерской кувшины, ткань, добавь еще предметы быта и напиши у себя дома натюрморт. Натюрморт тоже может рассказать о хозяине квартиры. На картинах старых мастеров мы часто видим на кувшинах и фруктах натурально нарисованных мух и пчел… Это натюрморты – обманки. Хочется ладонью согнать муху с картинки, так мастерски она изображена.
МИЛА. Я помню ваш рассказ про двух соревнующихся в мастерстве художников.
ДИАНА. Расскажи! Я не слышала.
МИЛА. Один художник так мастерски написал фрукты, что птицы подлетали и клевали холст. А вторую картину прикрывала прозрачная занавеска. Птицы подлетали, чтобы клевать вишни… и улетали, видя занавеску.
ДИАНА. Кто победил?
МИЯ. Второй. Он так написал прозрачную занавеску, что она казалась реальной.
ДИАНА. Здорово! Но разве всегда надо реалистично и точно передавать окружающий мир? Можно изображать свои фантазии, сны… передавать ассоциации, не натуралистически. Правда, Алекс?
АЛЕКС. Конечно. Есть черно-белая графика, есть условный язык плаката. С появлением техники, фотоаппаратов, художники стали искать новые пути. Но об этом поговорим в другой раз. Извини, Мила. Хочу сегодня поработать над новым проектом. Вдохновение пришло. Кисти соскучились по краскам…
МИЛА. Поняла. Не дура. Ухожу. Не буду вам мешать. (Берет пару кувшинов и уходит).
(Алекс пишет портрет. Диана убирает посуду со стола).
Затемнение.
 
КАРТИНА 9.
 
На авансцене. Мила идет с кувшинами в руках. Навстречу идет Роберто.
РОБЕРТО. Ты решила продать мои кувшины, которые я подарил учителю? Из тебя выйдет прекрасная бизнес- лэди. Но у меня ты должна спросить…
МИЛА. (Перебивает). Прекрати язвить. Алекс дал мне кувшины для натюрморта. Ты прав. Диана прилепилась к нашему учителю, как жвачка к шортам. Говорят, что путь к сердцу мужчины лежит через желудок. Она его своим супом взяла.
РОБЕРТО. Каким супом?
МИЯ. Куриным.
РОБЕРТО. (Смеется). Пригласи меня на куриный суп, и я буду твой!
МИЛА. Шутник! (Раздается звонок пелефона. Мила дает кувшины в руки Роберто. Ищет в сумке телефон). Але! Да. Я. Хорошо. Договорились. Завтра. Ясно. Привезу несколько картин в 11. 30 утра. Точно. Картины художника лечебные. Есть много случаев исцеления больных. Да. Покажу вам картины, а потом оформим их в рамы и упакуем. До встречи! (Прячет пелефон в сумку).
РОБЕРТО. Но я еще не успел сделать копии. Только одну… оригинал вернул…
МИЛА. Так и знала. (Забирает кувшины у Роберто). Сегодня срочно заменишь оригинал на копию и возьмешь несколько новых работ. Я должна встретиться с коллекционером завтра.
РОБЕРТО. Я не могу… Мне надо репродукции в оригиналы превращать. Не успею. Вдруг она возьмет мои копии и поезд сойдет с рельс, или корабль утонет? И моя работа пропадет… Мои картины навлекают беду… Давай продадим оригиналы и деньги отнесем учителю. Он будет рад.
МИЛА. Прекрати! Что ты плетешь? Пожар, где сгорела твоя картина, - это была случайность. Совпадение. Иди! Работай!
(Роберто уходит. Появляется спешащая на работу Диана).
ДИАНА. Тебе помочь?
МИЛА. Себе помоги! Ты думаешь, что учитель любит тебя? Ты для него объект для изображения, как бутылка, ваза, кувшин. Ты для него не женщина, а модель, которую он может перенести на холст, чтобы все видели твою наготу. Он – эгоист, любящий себя, свою творческую работу и бутылку вина.
ДИАНА. Неправда. Алекс пьет из-за неудовлетворенности. Переживает, что его не понимают. Хочет быть признанным при жизни, а не потом… Он – чистая душа, ранимая, светлая, несущая в мир добро.
МИЛА. Его картины не хотят брать на выставки. Ты не можешь помочь ему.
ДИАНА. Могу! Я верю, что его признают. Не только мазня бездарей будет украшать современные галереи. Уже есть настоящие современные художники, чьи картины, пока, пылятся в мастерских. Их время придет!
МИЛА. Что ты понимаешь в живописи? Ты – натурщица. Твое дело – сидеть не шевелясь, а не лезть к мастеру со своими чувствами. Ты отвлекаешь его от работы. Он любит все, что рисует. Будет другая натурщица, он будет любить ее пластичные линии тела. Придет натурщик. Алекс будет в восторге от его мышц, украшающих тело. Ты для него красивая вещица. Надоест, он выбросит тебя, заменив другой.
ДИАНА. Я не лезу в ваши отношения с Роберто. А вы не лезьте в мою личную жизнь.
МИЛА. У меня с Роберто чисто деловые отношения. Оставь Алекса. Он – гений. Он пьет из-за тебя. Потому, что ты молода, а он уже не молод.
ДИАНА. Я люблю его! А вы хотите прикоснуться к его будущей славе, я же чувствую. Пропустите. Я на работу опаздываю. (Уходит).
МИЛА. Красотка! Наверно и в постель к хозяину виллы запрыгивает, чтобы больше заработать. Чего мне Бог красивой фигуры не дал? (Уходит).
 
КАРТИНА 10.
Комната Роберто. Валяются рисунки и наброски ваз. Стоят кувшины, тарелки.
РОБЕРТО. (Громко поет). Санта Лючиия-я-я-я! Санта-а-а-а Лючия-я-я-я! (Звонок в двери).
Кто та-а-а-ам? Ля-ля-ля-ля-я-я?
МИЛА. (Заходит). Чего орешь? Соседи не жалуются?
РОБЕРТО. Соседи на работе. Смотри! Получается. Потрогай рукой. Краска застывает и ее можно почувствовать. Угадай, где оригинал?
МИЛА. Оригинал около окна.
РОБЕРТО. (Разочарованно). Как ты угадала?
МИЛА. Когда репродукцию по твоей просьбе рукой трогала. Здорово. На эту работу ты способен. Я галерею открою в другом городе. Будешь мне товар привозить. Мы с тобой обогатимся. Возьмем картины художников и размножим. Рамочки сделал?
РОБЕРТО. Да. Все готово. Только лаком картину надо вскрыть.
МИЛА. Оригинал богатой даме покажу.
РОБЕРТО. Почему ты меня не слушаешь? У тебя всегда одно правильное мнение, - твое! Давай лучше этой даме оригиналы отдадим. А копии отнесем учителю. Если ему что-то не понравится в картине, он ее быстрыми мазками в порядок приведет. Ее продадим другим коллекционерам.
МИЛА. Ты пока свои копии, которые сделал, учителю отнеси. Чтобы их вместе никто не увидел и не сравнил. Потом их заберем.
РОБЕРТО. Хорошо.
МИЛА. Твоя треть суммы.
РОБЕРТО. Почему треть? Половина суммы – моя. Я картину до ума довожу. Я рамочку делаю. Я тайну твою храню. А могу ее всем рассказать…
МИЛА. Ты – дерьмо!
РОБЕРТО. Без меня свой бизнес не провернешь. Кроме абстракции ничего путного не нарисуешь.
МИЛА. Ладно. Делим шкуру не убитого медведя. Сюзанна еще картин не видела. Если все получится, как задумано, - станем миллионерами. Потом у Алекса оригиналы купим за небольшую сумму и за границу уедем… Пусть Алекс со своей красоткой остается. Не разбирается он в жизни. Не понимает, кто его настоящий друг. Мы ему часть денег отдадим и… уедем. Там , за границей, знают толк в произведениях искусства.
РОБЕРТО. Умница. (Хочет ее поцеловать). Если нас так крепко связывает наша тайна, почему бы нам не стать ближе? Ты одинока. И я одинок. Тебе тоже тепла хочется. И я люблю полных женщин.
МИЛА. Прекрати свои приставания. Работай! (Уходит).
РОБЕРТО. Все равно ты будешь моей, моя пампушечка. Получу не половину, а всю сумму. Соберу пару миллионов и сам открою свой бизнес. Чего я должен со всеми делиться? (Уходит с копией).
Затемнение.
 
КАРТИНА 11.
На авансцене, оглядываясь, стоит Мила в темных очках. В руках у нее картины. Она смотрит на часы.
МИЛА. Чтобы меня не обманула Сюзанна. Ей палец в рот не клади. Откусит. (Смотрит на часы). Одиннадцать тридцать. (Появляется пожилая дама).
СЮЗАННА. Вы, детка, ждете кого-то?
МИЛА. Сюзанну.
СЮЗАННА. Это я. Вы – Мила?
МИЛА. Да.
СЮЗАННА. Очень приятно. Вы одна приехали?
МИЛА. Да. Я импресарио известного художника. Он – творит. Я веду переговоры.
СЮЗАННА. Отойдем в сторону. (Отходят). Показывайте товар.
МИЛА. (Ставит картины). Смотрите. Пейзаж. Портрет. Натюрморт. Чувствуете энергетику картин? Настоящие коллекционеры, сразу чувствуют тепло от картин. Почувствовали?
СЮЗАННА. Прелестные работы. Вы правы. Чувствуется рука мастера.
МИЛА. У вас музей?
СЮЗАННА. У меня редкая галерея в старинном фамильном замке. Честь попасть в галерею, которую начала собирать еще моя бабушка. Она прекрасно рисовала. И моя мать была выдающейся художницей. Теперь такие портреты не пишут…
МИЛА. Извините. Мое время ограничено. Во сколько вы хотели бы оценить работы мастера?
СЮЗАННА. Ваше первое слово.
МИЛА. Вдруг у вас нет такой суммы, которую я назову.
СЮЗАННА. (Внимательно разглядывает картины). За три работы я могу выделить в евро, (пишет сумму).
МИЛА. Добавим к этой сумме ноль.
СЮЗАННА. В вашей стране любят торговаться, как на базаре. (Пишет другую сумму).
МИЛА. У меня уже есть несколько покупателей на эти работы, но хочется продать их именно вам. Вижу, что вы прекрасно разбираетесь в искусстве.
СЮЗАННА. У меня одно условие.
МИЛА. Какое?
СЮЗАННА. Хочу увидеть все работы мастера и познакомиться с ним. Чтобы не получилось, что это работы, случайно, попали в ваши руки из коллекции какого-то музея… Вы меня понимаете? Столько подделок. Даже на аукционах. Возможно, я захочу купить все работы мастера.
МИЛА. Мастер никого не пускает в свою мастерскую, чтобы не мешали ему работать.
СЮЗАННА. Хорошо. Эти работы я покупаю сегодня. Сейчас.
МИЛА. Мы хотели оформить их в красивые рамы и доставить прямо на ваш корабль. Когда вы уплываете?
СЮЗАННА. Рамы закажу сама. Возможно, полечу самолетом, или оплачу корабль. Груз отправят мои помощники.
МИЛА. Попробую уговорить мастера назначить день встречи… Предлагаю встретиться завтра. В это же время. Я привезу вам еще несколько картин, которые порадуют вас не меньше. И сообщу его решение.
СЮЗАННА. (Вынимает портмоне, считает деньги, кладет в конверт). Надеюсь завтра вы привезете мне квитанцию о получении денег. Поняла, что вы недавно занимаетесь этим бизнесом. (Протягивает конверт с деньгами Миле). Я вам доверяю. Работы – не подделка. Помогите мне, пожалуйста, донести их к машине. (Мила берет работы и бежит за Сюзанной).
 
КАРТИНА 12
 
Мастерская Алекса. Алекс играет на гитаре. Пытаясь положить на музыку стихи Дианы. Диана подметает комнату.
АЛЕКС. (Напевает).
Смысл прост.
Кисть. Холст.
Все вроде бы:
Мольберт, подиум.
Сидит модель.
Свет. Тень.
Пусти без опаски
Чувства, краски,
Прямо на волю.
С кровью. С болью.
Воздух, как тина.
В пальцах дрожь.
Оживает картина.
Тише. Спугнешь… Спугнешь….
АЛЕКС. Диана! У тебя стихи идут не от головы, от сердца.
ДИАНА. (Моет полы). Спасибо, родной мой.
АЛЕКС. И натюрморт ты прекрасно нарисовала. Талант! Наверно в другой жизни была художником.
ДИАНА. Не помню.
АЛЕКС. У тебя гены художника.
ДИАНА. Возможно. Когда я рисую, во мне такое волнение рождается, как при создании стихов. Рука сама рисует. Мне помогают твои советы. (Перестает мыть пол).
Очень взволновал меня твой рассказ о портрете, который мастерски написал твой учитель.
АЛЕКС. Это я заметил, что кто-то сделал дырочки в портрете, в том месте, где были намечены ноздри.
ДИАНА. Ты говорил, что портрет был, как живой. Особенно глаза. Наверно кто-то боялся, что это ожившее на полотне чудо, задохнется в плену подрамника и проколол дырки, чтобы портрет дышал…
АЛЕКС. Ты меня поражаешь своим пониманием. Еще один твой талант.
ДИАНА. У меня портреты не получаются. А стихи сами складываются. (Читает).
Портрет, который начала,
Дитя, что я не зачала,
Кричат во мне.
И этот крик
Не затихает ни на миг.
Не оставляет никогда.
Спешат секунды и года.
И я, надежды истребя,
Бежать пытаюсь от себя.
Но нет для выхода ключа.
Дитя заходится, крича.
И пристально мне смотрит вслед
Тот, - незаконченный портрет.
АЛЕКС. Ты должна выпустить книгу стихов, а я сделаю к ней иллюстрации.
(Заходит Роберто).
РОБЕРТО. (Ставит свои копии в угол). Принес ваши работы, учитель. Спасибо. У вас такая темпераментная кисть, уверенный мазок, чувство меры и гармонии, крепкая композиция.
Это от Бога. Хотел спросить у вас, каким лаком вы покрываете свои картины?
АЛЕКС. Ты написал тот цветок? Молодец. Можешь лак взять. Около софита.
РОБЕРТО. Спасибо. Вот конверт с деньгами за уроки от нас с Милой. (Кладет конверт на стол). Почему вы свой пейзаж не подписали?
АЛЕКС. Тот? Не закончил.
РОБЕРТ. По-моему, ничего не надо добавлять. Шикарный пейзаж!
АЛЕКС. Японцы говорят, что можно не поставить в строении здания один кирпич. Часто этюд бывает лучше, чем законченная картина. Более непосредственный, свежий, не замыленный.
РОБЕРТО. Недаром говорят, что кашу маслом не испортишь, а картину и маслом испортить можно. (Смеется).
ДИАНА. Роберто! Блины хочешь?
РОБЕРТО. Не откажусь. (Ест). Почему женщины так вкусно готовят?
ДИАНА. Масса поваров – мужчины.
РОБЕРТО. У меня блины прилипают к сковородке. Уже не первый блин – комом.
ДИАНА. Все приходит с опытом.
РОБЕРТО. Я несколько ваших работ возьму, учитель. Они меня вдохновляют и… лечат от депрессии.
АЛЕКС. Бери! (Роберто уходит с работами).
ДИАНА. Зачем он работы берет?
АЛЕКС. Смотрит на них. Учится. Роберто замечательный парень. Жаль, что пока не смог раскрыть свой талант. Хочет сразу закончить рисунок. А куда спешить? Радость ведь в самом процессе рисования, а не только в конечном результате.
ДИАНА. Ты прав. (Подходит к картинам, которые принес Роберто).
Алекс! Подойди сюда. Ты ничего не замечаешь?
АЛЕКС. Нет.
ДИАНА. Роберто наверно держал картины у окна. Краски выцвели… Нет того настроения, того эмоционального настроя, как раньше.
АЛЕКС. (Вытирает кисти). Акварель выцветает от солнца, а масленые краски, наоборот – темнеют.
ДИАНА. Смотри внимательно. В картине пропала гармония. Появились аляповатые мазки. Я точно помню, что вода была на картине, как расплавленное олово. А теперь оно, как зеленое болото. Темный мост, будто крыло ворона, сильно контрастировал с холодной водой. А дома были чуть приглушенного цвета от тумана. Но от картины, которая была написана в серебристом, холодном колорите, все равно веяло теплом, первыми лучами рассвета. Какой-то тайной, недосказанностью. Как-будто ты вспоминал о чем-то дорогом тебе, когда писал этот пейзаж. Это ощущение пропало. Дома, что написаны на заднем плане, словно вылезают на первый план. Кричат цветом: «Вот! Смотрите! Мы тут!» Исчезла воздушная перспектива…
АЛЕКС. Искусствовед, мой любимый! Тебе пора писать статьи в газеты. Возможно ты сейчас не настроена на восприятие, как раньше? Находишься не на той волне… Превратилась из рецензента, в зубастого критика. Тебе надо отдохнуть. Иди ко мне!
ДИАНА. Подожди! От картины теперь веет холодом. Мне так нравился этот пейзаж. Он меня просто притягивал магнитом. Зачем ты его так безвкусно раскрасил?
АЛЕКС. Я не трогал пейзаж. Может ты его видела при другом освещении?
(Разглядывает картину). Ты права. Это вообще похоже на репродукцию. Не моя работа. Я не добавляю так много разбавителя, а пишу более пастозно. Это подделка под меня. Кому надо было так шутить?
ДИАНА. Значит, когда Роберто не было дома, кто-то заменил твою картину. Зачем?
АЛЕКС. Видимо захотел что-то вылечить. Мне попалась газета, где пишется, что я делаю лечебные картины… Ничего. Могу еще раз написать такой пейзаж. Пусть кому-то он принесет здоровье. Даже рад этому.
ДИАНА. Если вор украдет у тебя все работы?
АЛЕКС. Значит я ошибался, думая, что мои работы никому не нужны.
ДИАНА. Наивный человек. В городе завелся вор. Мы должны его поймать.
АЛЕКС. Думаешь, наверно, что это Роберто берет картины и дает кому-то лечиться?
ДИАНА. Не знаю. Сегодня остаюсь у тебя. Буду дежурить.
АЛЕКС. Неужели ты думаешь, что вор так глуп, что придет ко мне в мастерскую?
ДИАНА. Посмотрим.
АЛЕКС. Ты будешь спать со мной. Ты - моя невеста. Не хочу, чтобы вор украл тебя вместе с моими картинами.
ДИАНА. Тс-с-с! Выключай свет. Кто-то своим ключом пытается открыть нашу дверь…
(Затемнение).
 
АНТРАКТ.
 
ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ.
 
КАРТИНА 13.
 
Мастерская Алекса. Алекс накрывается пледом на топчане. Диана прячется за шторой у окна. В полутьме заходит человек в черном плаще. Идет к картинам и начинает засовывать их в сумку.
ДИАНА. (Включает свет и накидывается на человека). Стой! Роберто! Это ты? (Дерутся).
АЛЕКС. (Разнимает их, сдергивая черный плащ). Мила?! Что ты тут делаешь ночью?
МИЛА. А что тут ночью делает наша натурщица?
ДИАНА. Не твое дело!
АЛЕКС. Диана – моя невеста. А зачем ты здесь?
МИЛА. Потому что я люблю вас, учитель.
ДИАНА. Так зачем ты воруешь картины Алекса? От большой любви?
МИЛА. Алекс! Пусть натурщица уйдет, - и я все объясню.
АЛЕКС. Диана останется тут. Говори при ней. У меня от невесты нет секретов.
МИЛА. Хорошо. Слушайте! Я нашла человека, который, возможно, захочет купить все картины. Но я должна сначала показать их.
ДИАНА. Кто это?
МИЛА. Богатая дама, приехавшая на пару недель в нашу страну. Если работы Алекса ей понравятся, я приведу ее в мастерскую.
АЛЕКС. Интересный поворот дела.
ДИАНА. Могла все нормально рассказать. Зачем ночью врываться в мастерскую в черном плаще? Сразу вспомнила человека в черном, который приходил к Моцарту. А потом его отравил.
МИЛА. При чем тут Моцарт? Моцарта, кстати, не отравили. Он умер от почечной недостаточности. И Сальери тут не при чем.
ДИАНА. Так почему ты врываешься в мастерскую ночью?
МИЛА. Думала, что ты уже ушла и мы обо всем поговорим без свидетелей.
ДИАНА. А зачем ты сделала репродукции и подложила их Роберто?
МИЛА. Кому? Роберто? Это он вам рассказал? Он врет. Он сам сделал эти копии.
АЛЕКС. Зачем?
МИЛА. Если работы продадутся, то… останутся копии, по которым вы, учитель, сможете снова сделать картину и продать другим коллекционерам. Ведь мы всем сообщим, что ваши картины находятся в известной галерее и спрос на картины возрастет.
АЛЕКС. Мила! Ты уверена, что мои картины заинтересуют этого коллекционера?
МИЛА. Увидим. Смотрите. Я взяла три работы. Только надо на пейзаже поставить вашу подпись.
АЛЕКС. Пейзаж еще не готов.
МИЛА. Готов! Уверяю вас, учитель.
АЛЕКС. Ладно. Подпишу. (Берет кисть. Ставит автограф).
ДИАНА. Не надо делать копии. Я сейчас эти работы просто сфотографирую. (Фотографирует картины). Бери!
АЛЕКС. Спасибо, Мила. Позвонишь. Буду ждать твоего звонка.
ДИАНА. Думаю, что картины не могут не понравиться.
МИЛА. Налетела на меня, как тигрица. Теперь спина болит.
ДИАНА. Извини. Я же не знала, что это ты. Думала, что вор крадется… Ты мне тоже хорошо по ноге врезала…
МИЛА. Защищалась. Ладно. Пойду. Спокойной ночи. Завтра сообщу. (Уходит).
АЛЕКС. Не ожидал, что мои ученики смогут продать мои картины…
Диана! Все равно я не усну. Встань около окна. Я допишу портрет. Это будет мой свадебный подарок. (Берет палитру, кисти, подрамник. Ставит софит, освещающий Диану, внимательно рассматривает невесту).
ДИАНА. (Стоит у окна). Я счастлива. Завтра ты будешь знаменитым!
(Затемнение).
 
КАРТИНА. 14.
 
На авансцене смотрят на картины Мила и Сюзанна.
СЮЗАННА. Этот пейзаж, просто прелесть. Он напоминает мне мое детство.
МИЛА. Еле уговорила мастера вам его отдать.
СЮЗАННА. Мила! Я поставила условие. Вы не забыли? Не куплю эти картины, пока не познакомлюсь с художником и не увижу в каком стиле он пишет другие картины. Таким картинам место в музее! Могла бы сбить цену, сказав, что мне не нравятся эти работы. Но мне пейзаж понравился. Готова его приобрести для моей галереи. Когда отправляемся в мастерскую?
МИЛА. Завтра.
СЮЗАННА. Вы принесли квитанцию о получении денег?
МИЛА. Напишу вам расписку, что получила деньги. Можно получить часть денег за пейзаж?
СЮЗАННА. Мне понравился почерк художника. Хочу вести переговоры с ним лично. Но за то, что вы познакомите нас, я вас отблагодарю, не сомневайтесь.
МИЛА. Спасибо. Вот его адрес. Он немного странный человек. Работает в мастерской на чердаке, говоря, что это его больше вдохновляет на творчество. Роскошь его отвлекает.
СЮЗАННА. Понимаю. Истинный талант не любит излишеств.
МИЛА. (Прячет картины в сумку). А великолепный замок художника Дали?
СЮЗАННА. Есть исключения из правил.
МИЛА. У меня появилась идея!
СЮЗАННА. Какая?
МИЛА. Если работы Алекса так вам понравились, то вы можете не только купить оптом его картины для галереи, но и заключить с ним договор, что он не имеет права продавать свои картины никому, кроме вас.
СЮЗАННА. Какая мне от этого выгода?
МИЛА. Если художник не имеет права продать картины никому, кроме вас, то вы можете заплатить ему потом сумму гораздо меньше, чем сейчас, а часть денег выделить мне за то, что я буду вдохновлять его на работу и отправлять вам его картины.
СЮЗАННА. Это вы заинтересованы в этом. А в чем моя выгода?
МИЛА. В том, что вы одна сможете гордиться тем, что только в вашем замке смогут увидеть почти все лечебные картины гениального мастера.
СЮЗАННА. Подумаю над тем, что вы мне сказали. Вас подвести?
МИЛА. Спасибо. (Забирает картины. Уходят).
 
КАРТИНА 15.
 
Квартира Роберто. Он сидит и мазками пытается репродукцию сделать похожей на оригинал. Звонок в двери. Роберто открывает двери. Заходит Мила.
РОБЕРТО. Рад тебя видеть. Еще не закончил реставрировать репродукцию, но уже вошел во вкус. Посмотри! Не отличить от оригинала. Только энергетики такой, как у нашего учителя нет.
МИЛА. Темперамент не тот.
РОБЕРТО. Как раз темперамент у меня зашкаливает, когда вижу тебя.
МИЛА. Все пропало. Возвращай деньги, которые я тебе дала.
РОБЕРТО. Не понял…
МИЛА. Должна все деньги отдать учителю.
РОБЕРТО. Я работал зря? Что ты еще придумала? Водишь меня за нос. То мы уедем вместе за границу с миллионами, то отдавай последние деньги… Их нет. Я их уже потратил.
МИЛА. Сюзанна не захотела брать картины, боится, что они украдены из музея.
РОБЕРТО. А я тут при чем? Я честно выполнял твой заказ.
МИЛА. Все раскрылось. Мне пришлось рассказать все Алексу.
РОБЕРТО. Мы же договорились пока ничего ему не говорить.
МИЛА. Богатая дама хочет встретиться с художником лично.
РОБЕРТО. Скажи ей, что я тот художник. Пусть приходит ко мне. Отдадим ей мои копии. Мы же так и хотели.
МИЛА. Она слишком хорошо разбирается в картинах. Я взяла вместе с оригиналами одну твою копию, так она даже не посмотрела на нее. Сразу отобрала пейзаж Алекса.
РОБЕРТО. Ты посмеялась надо мной? Специально заставила раскрашивать картины, чтобы втоптать мой талант в грязь? Уходи! Я тебя знать не хочу!
МИЛА. Успокойся. Я уже договорилась и в другом городе открою галерею. Будем там продавать твои копии. Уверена, что они будут пользоваться спросом. Я постараюсь. А с этой дамой такие трюки не проходят. У нее нюх, как у собаки. Сразу подделку чувствует. Завтра поведу Сюзанну к Алексу. Если она его спросит, рад ли он проданным картинам, а он об этом ничего не знает… Представляешь, какой скандал поднимется? Я должна учителя подготовить. Дать ему эти деньги. Понял?
РОБЕРТО. Понял. (Достает из кармана кошелек и вынимает пачку денег). Вернешь мне мои копии!
МИЛА. Придумаем, как это сделать. (Забирает деньги).
РОБЕРТО. Я уже мысленно за границу собрался…
МИЛА. Будешь мне помогать реставрировать репродукции, которые печатают на холсте, заработаешь бешенные деньги на заграницу. До завтра. (Уходит).
РОБЕРТО. Нельзя доверять женщинам… (Уходит).
Затемнение.
 
КАРТИНА 16
 
Мастерская Алекса. Диана развешивает картины Алекса. Некоторые расставляет на мольберты.
ДИАНА. Алекс! Куда этот портрет повесить?
АЛЕКС. Тебе виднее.
ДИАНА. Дай мне тот портрет.
АЛЕКС. Нет. Этот портрет я не продаю. Это мой тебе свадебный подарок.
ДИАНА. Девушка очень похожа на меня.
АЛЕКС. Ты здесь, как сама весна. И цветы вокруг…
ДИАНА. Ты даришь эту картину мне?
АЛЕКС. Она тебе нравится?
ДИАНА. Очень. (Целует его).
АЛЕКС. Картина твоя. (Целуются).
(Заходит Роберто. Видит целующихся и тихо меняет копии на оригиналы… Сумка с копиями падает. Алекс и Диана, замечают Роберто).
АЛЕКС. Роберто! Спасибо. Мила мне все рассказала.
РОБЕРТО. Мы хотели…
ДИАНА. Сегодня я приготовила праздничный пирог. Картины Алекса купят для галереи.
РОБЕРТО. Поздравляю.
ДИАНА. Роберто! Помоги расставить картины. (Заходит Мила).
МИЛА. Алекс! Хочу вас обрадовать. Несколько ваших картин мне удалось продать. Вот деньги. (Протягивает деньги учителю).
АЛЕКС. Мила! Ты – чудо! Спасибо. (Берет деньги и целует Милу. Диана и Роберто смотрят на это. Переглядываются). Ты меня спасла! Педагогическую работу мне обещают только в начале учебного года. Расплачусь с долгами. Накуплю холсты, краски… (Еще раз целует Милу).
ДИАНА. Алекс! Поздравляю!
РОБЕРТО. За это надо выпить!
(Наливают в бокалы вина).
ДИАНА. За тебя, дорогой!
РОБЕРТО. За нас! Мы с Дианой решили… (Раздается стук в двери и заходит Сюзанна).
СЮЗАННА. Добрый вечер.
ВСЕ: Добрый вечер.
СЮЗАННА. Вижу, что попала по адресу. Это ваши картины?
РОБЕРТО. Нет. Не мои…Это картины нашего учителя.
АЛЕКС. Вам они нравятся?
СЮЗАННА. Да. Я могу сесть?
ДИАНА. Конечно. (Приносит стул).
СЮЗАННА. Вы, Алекс, знаете причину моего прихода? Я Сюзанна. Ваш импресарио рассказала вам?
АЛЕКС. Кто?
МИЛА. (Выходит вперед). Да. Я сказала Алексу, что вы хотели лично познакомиться с автором работ, которые вы приобрели для вашей галереи ранее.
СЮЗАННА. Мне нравится ваш стиль, ваши замыслы. Мне сказали, что картины несут лечебный эффект.
АЛЕКС. Я не уверен в этом.
ДИАНА. Было несколько случаев исцеления. Люди очень довольны. Благодарили художника.
СЮЗАННА. У меня есть предложение. Я покупаю абсолютно все картины, которые есть здесь в мастерской и заключаю с вами контракт на покупку всех ваших последующих картин. (Все аплодируют). Но у меня есть условие! Вы не имеете права продавать, или дарить ваши картины никому, кроме меня!
ДИАНА. Алекс! Соглашайся! Это здорово!
АЛЕКС. Всегда мечтал, чтобы купили мои работы. А сейчас мне трудно расстаться с ними…
ДИАНА. Ты напишешь другие. Их будет много. Соглашайся.
СЮЗАННА. Я встречала художников, которые говорили, что их творения, как их дети, - они набивали цену. Я заплачу вам хорошую сумму за эту всю коллекцию. (Пишет что-то).
Вот чек. Я не экономлю, когда речь идет о настоящем искусстве. В моем замке висят достойные внимания картины. Моя миссия поддерживать талантливых людей. (Протягивает чек Алексу).
АЛЕКС. (Берет чек в руки и возвращает его). Я не могу продать вам все работы, которые находятся в моей мастерской.
РОБЕРТО. Учитель! Что вы говорите?
МИЛА. Вы напишете еще картины. А я беру на себя пересылку ваших произведений Сюзанне.
АЛЕКС. Это невозможно.
СЮЗАННА. Почему невозможно?
АЛЕКС. Потому что одну из этих картин я уже подарил.
МИЛА. Кому?
АЛЕКС. Диане. Это мой свадебный подарок ей.
СЮЗАННА. Мое условие, - беру все картины без исключения. Кстати, я их покупаю из-за этой вашей картины.
МИЛА. Вы имеете ввиду тот портрет с цветами?
СЮЗАННА. Именно этот портрет понравился мне больше всех картин. Я сразу обратила на него внимание, когда вошла. У меня заколотилось сердце от волнения.
АЛЕКС. Я вложил в него всю свою любовь. Я не продам его. Наша сделка не состоится. Извините. Очень жаль.
МИЛА. Алекс! Такой случай может не повториться.
ДИАНА. Что ты такое говоришь? Ты отказываешься от таких больших денег? От такого удачного договора?
АЛЕКС. Да.
ДИАНА. Но портрет подарен мне. Значит он мой. И я могу распоряжаться своей вещью, как хочу?
АЛЕКС. Да.
ДИАНА. Я согласна отдать его Сюзанне в ее галерею, чтобы все могли любоваться твоей работой и другими твоими прекрасными пейзажами, портретами, натюрмортами…
Я не хочу, чтобы твои картины пылились в этой мастерской. Ты все поймешь и простишь меня за это. (Берет картину с мольберта и отдает ее Сюзанне).
СЮЗАННА. Спасибо, девочка. В моем замке висит портрет моей бабушки, которую написала моя мать. Моя мать писала изумительные портреты. У нее был великий талант. Ваш портрет очень похож на бабушку в молодости. У меня сохранилась пожелтевшая от времени фотография. Такие же глаза… губы… улыбка… Мой младший брат был похож на нее. Он с молодой женой и ребенком отправился в путешествие. Их корабль потерпел крушение. Я надеялась, что они спаслись, но от них не было вестей… Прошло уже более двадцати лет, а глаза мои не высыхают от слез. (Вытирает платком глаза).
ДИАНА. (Дает стакан с водой). Выпейте воды.
СЮЗАНА. (Пьет и поднимает взгляд на Диану). Ты очень похожа на этот портрет. Расскажи мне о себе.
ДИАНА. Когда была маленькой, мои родители плыли на корабле. Но я этого не помню. Была буря. Потом узнала, что рыбаки спасли несколько человек с тонущего корабля. Женщина, у которой я была на руках, умерла через несколько дней. Меня взяла какая-то другая женщина, ухаживала за мной. Потом приехал путешественник на этот остров и забрал меня сюда, в этот город.
РОБЕРТО. Ты никому никогда не рассказывала эту историю.
АЛЕКС. И я ничего не знал.
ДИАНА. Я жила у его старых родителей, потому что путешественник всегда надолго уезжал куда-то. Потом публиковал свои заметки в газетах. Газеты сохранились, а его я даже не помню. Он вскоре умер от малярии на каком-то далеком острове…
МИЛА. Не слушайте ее. Диана фантазерка. Стихи сочиняет. Сейчас придумала, как тонул корабль. Просто хочет, чтобы Сюзанна поверила, что она причастна к этой истории.
РОБЕРТО. Этого я не ожидал…
СЮЗАННА. Старики живы?
ДИАНА. Да. Бабушка иногда заходит к Алексу и приносит свои пирожки. А дедуля болеет. Сейчас не живу с ними. Снимаю квартиру недалеко отсюда. Часто их навещаю. Дедушку нарисовал Алекс, когда деду восемьдесят лет исполнилось. Дедуля встал с инвалидного кресла, в котором десять лет сидел, и стал ходить. Портрет Алекса его вылечил. Это правда. Не выдумка. Там мы с Алексом и познакомились. Я тогда работала в цветочном магазине. Алекс стал приходить и покупать у нас цветы для натюрмортов.
СЮЗАННА. У тебя не осталось от матери какой-то цепочки с кулоном?
ДИАНА. Нет.
СЮЗАННА. Я могу поговорить с людьми, которые тебя воспитали?
ДИАНА. Дедуле трудно прийти сюда, а бабушка, я думаю, подойдет. Она соседка Алекса по дому. Живет в этом же подъезде. Сейчас ей позвоню. (Набирает номер на пелефоне). Але! Бабуль! Ты можешь сейчас подняться в мастерскую к Алексу? Нет! Все в порядке. Просто с тобой хочет познакомиться Сюзанна. Потом тебе все объясню.
СЮЗАНА. Она подойдет сюда?
ДИАНА. Да. Через несколько минут.
МИЛА. Никогда не поверю, что Диана ваша племянница. Мало ли какие корабли попадают в шторм. История кажется мне фантазией поэтессы. Диана сочиняет стихи, верлибры. И сейчас придумала эту ситуацию, чтобы вы больше денег дали за картины нашего учителя, надеясь, что и ей что-то перепадет.
(Заходит соседка).
СОСЕДКА. Добрый вечер. Алекс! Принесла тебе консервированные помидоры и огурцы. Ты их любишь. Попробуй мое варенье. Оно из арбузных корок. Угости своих гостей.
АЛЕКС. Спасибо. Сейчас включу чайник. Чай с вареньем из арбузных корок – это замечательно. Все попробуем. (Идет нагревать чайник).
СЮЗАННА. Я Сюзанна. Хочу купить у Алекса картины и показать их в моем фамильном замке.
СОСЕДКА. Очень благородно с вашей стороны. Алекс талантливый художник, хотя я в этом ничего не понимаю. Но картины у него почему-то не покупают. (Все молча переглядываются). Время видно не подошло…
МИЛА. (Выскакивает, отталкивая старушку). Вы не в курсе. У меня несколько заказов на работы учителя. Правда, Роберто?
РОБЕРТО. Как что, так сразу – Роберто. Я не услышал, что ты сказала, но уверен, что ты всегда права…
СЮЗАННА. Садитесь рядом со мной, уважаемая. Хотела бы услышать историю Дианы. Как она попала в вашу семью?
СОСЕДКА. Когда Диана была маленькой, ее родители плыли на корабле. Вероятно, отправились в путешествие. Кто знает, почему люди уезжают из родного дома? Это мы сидим дома у телевизора. А раньше телевизора не было. Люди общались не по телефону, не сидели часами перед компьютером в интернете. Наверно, им было интересно побывать в других странах. И мой сын любил путешествовать. Потом он публиковал заметки в газете. Планировал выпустить книгу, но увы… Умер от малярии на каком-то острове.
СЮЗАННА. Я соболезную вашему горю.
СОСЕДКА. Однажды он возвратился из путешествия с двухлетним ребенком.
СЮЗАННА. Расскажите, пожалуйста, подробнее об этом.
СОСЕДКА. Сын рассказал, что увидел белокурую малышку у смуглых аборигенов. Они поведали ему историю о том, что спасли после бури на море несколько человек с тонущего корабля. Среди них чудом спаслась женщина с ребенком, которая успела ухватиться за деревянные доски. К великому сожалению она сильно переохладилась и умерла через несколько дней. Перед смертью успела сказать, что ребенка зовут Диана. Говорила еще что-то, но там люди не понимали языка. Диану приютила женщина, у которой было своих семь детей. Потом приехал наш сын на этот остров. Он владел многими языками. У него была феноменальная память с детства. и, узнав эту печальную историю, решил забрать ребенка. Заплатил той женщине деньгами, или украшениями, не помню. Привез малышку к нам. Сын не был женат. Знал, что мы мечтали воспитывать внуков. Так Диана осталась у нас. Она нам, как родная. Заботливая. Добрая. Талантливая.
СЮЗАННА. Аборигены дали вашему сыну какие-то документы, или бумаги? Может подвеску? Кулон?
СОСЕДКА. Какие бумаги? Мать спасала самое дорогое, что у нее было. Ребенка! СЮЗАННА. Понимаю. Вы правы.
СОСЕДКА. Подождите! Чуть не забыла. Они отдали ему кольцо, которое сняли с руки погибшей женщины. Я подарила его Диане, когда ей исполнилось восемнадцать лет. Диана! Покажи Сюзанне кольцо, которое мы с дедушкой тебе подарили.
СЮЗАННА. Покажи мне кольцо, девочка моя. Это старинное кольцо, которое моя мать подарила жене моего брата. Я помню - это кольцо моей бабушки.
МИЛА. Путешественник мог купить кольцо на другом острове… Вы верите в такие совпадения?
СЮЗАННА. Диана очень похожа на моего брата. Глаза. Улыбка. Девочка моя! (Обнимает). Я нашла тебя.
АЛЕКС. Значит, ты, Диана, племянница Сюзанны?
СЮЗАННА. В этом нет сомнения. Диана! Я не оставлю тебя здесь. Мы поедем вместе.
Покажу тебе наш замок. Портреты наших родственников. Там есть и портреты твоего отца и матери.
РОБЕРТО. Чудеса! (Тихо. В сторону). Пропустил богатую невесту. Чего я такой не везучий? Вообще бы не работал, жил бы в замке.
МИЛА. Диана! Поезжай, обязательно. Так рада за тебя. Тебе так повезло!
ДИАНА. Нет. Не могу бросить бабушку и дедушку. Им нужна моя помощь.
СОСЕДКА. Ты должна поехать и увидеть места, где жили твои родные. Поезжай!
СЮЗАННА. Не волнуйся. Я выпишу чек для людей, которые воспитали тебя, хотя нельзя оценить это никакими деньгами… (Выписывает чек и дает старушке).
ДИАНА. Я не могу сейчас уехать с вами, Сюзанна. Мы с Алексом собирались пожениться. Потом мы вдвоем приедем к вам.
АЛЕКС. Ты должна ехать сейчас с твоей тетей. Проследишь, чтобы картины были в сохранности. Я тоже рад за тебя. Посмотри выставку в замке и возвращайся.
ДИАНА. Алекс. Не отпускай меня. Скажи, чтобы я не ехала, и я останусь с тобой. Я не хочу уезжать!
АЛЕКС. Диана! Я тебя буду ждать. Напишу новые картины. Целую серию картин, посвященных тебе, любимая. (Обнимает ее).
СЮЗАНА. Диана! Идем. А Мила с другом обещала запаковать картины и отнести в мою машину. (Оставляет чек на столе. Сама берет портрет Дианы в цветах и уносит его. Диана грустно идет за ней следом).
МИЛА. Повезло! В один миг стала богатой. Как в кино… (Снимают с Роберто и Алексом картины и уносят их из мастерской).
(Алекс возвращается в мастерскую. Оглядывает ее. Печальный садится на топчан, берет гитару, гладит ее, напевает песню на стихи Дианы).
Мастерская художника: кисти, мольберты и краски.
Серой пылью покрылся забытый, знакомый портрет.
Притаилась палитра, заждавшись вниманья и ласки.
Лишь пустые холсты излучают загадочный свет.
(Повторяет). Лишь пустые холсты излучают загадочный свет…
Да охрипшая дверь от тоски заперлась на засовы.
Не стучит вдохновенье в примерзшие ставни окна.
Нахлобучились тени, угрюмо глядят, точно совы.
А печаль, как натурщица, тихо застыла одна…
 
(Откладывает гитару в сторону. Закрывает голову руками. Затемнение. Звучит музыка).
 
КАРТИНА 17.
 
Алекс лежит на топчане. Пустые бутылки разбросаны по всей комнате. Заходят Мила и Роберто.
МИЛА. (Тихо). Учитель в депрессии. Давно не прикасается к палитре и краскам. Пьет не переставая. Так пропьет все деньги, которые получил от Сюзанны.
РОБЕРТО. Переживает. От Дианы уже полгода нет никаких сообщений.
МИЛА. Раньше она писала Алексу, почти каждый день. Потом реже…
РОБЕРТО. Возможно тетка выдала ее замуж за какого-то богача. И телефон Дианы отключен.
МИЛА. Тетка стала платить Алексу так мало за каждую картину, что ему приходилось вначале работать по двадцать четыре часа в сутки, чтобы заработать на жизнь. А мне за пересылку картин не платит вообще.
РОБЕРТО. Деньги, которые учитель получил вначале, он мечтал сохранить на приобретение дома, где планировал жить с Дианой. А теперь их пропивает. Вообще не пишет ничего. Жаль, что он подписал договор и теперь не имеет права вообще никому, кроме Сюзанны, продавать свои картины. Она загнала его в клетку своим договором.
МИЛА. Возьми в углу несколько недописанных портретов и сделаем копии. На продажу копий запрета не было. Пойду позвоню, надо узнать продались ли твои копии в моей галерее. (Уходит. Роберто берет картины, запихивает их в сумку).
АЛЕКС. (Просыпается). Кто там?
РОБЕРТО. Это я, учитель. Роберто.
АЛЕКС. Ты смотрел? От Дианы нет писем?
РОБЕРТО. Нет. Но она напишет. Обязательно.
АЛЕКС. Ты внимательно смотрел?
РОБЕРТО. Конечно. Наверно тетка не отправляет ее письма. А может Диана адрес не точно написала. Возможно почта плохо работает. Я вам купил новые краски и холсты. Поставил их в углу.
АЛЕКС. Спасибо. Но я не могу работать… Я устал… Перегорел… Знаешь, Роберто! Забери холсты и краски себе. Так будет лучше.
РОБЕРТО. У Милы в галерее продалось несколько копий ваших картин. Я на столе оставлю деньги.
АЛЕКС. (Тихо). Хорошо. Выключи свет. Он слепит мне глаза. Я почти не различаю предметов.
Я слепну…
РОБЕРТО. Я выключил свет. (Выключает свет и уходит).
АЛЕКС. Нет! Сильный свет бьет мне в глаза. А в центре лицо Дианы. Оно улыбается мне.
(Звучит музыка. В темноте появляются светящиеся фигуры натурщиков. Они движутся и замирают в разных позах. В центре возникает светлый силуэт Дианы. Алекс танцует с Дианой, но она неожиданно исчезает).
Диана! Муза моя! Где ты? Почему ты покинула меня? Я ослеп от горя. Я не могу жить без тебя. Я люблю тебя!
(Голос Дианы издалека). Я люблю тебя, Алекс! Люблю! (Звучит музыка. Фигуры исчезают. Затемнение).
 
КОНЕЦ
.
Дата публикации: 02.11.2019 16:27
Предыдущее: ДОБРОЗЛОМЕРСледующее: ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Виктор Иванов
У поэзии в плену
Валентина Пшеничнова
Душа поёт
Ирина Гусева
ЕСЛИ ВЫ БЫВАЛИ В ЗАПОЛЯРЬЕ
Елена Свиридова
Храм! Боль моя…
Владислав Новичков
МОНОЛОГ АЛИМЕНТЩИКА
Наши эксперты -
судьи Литературных
конкурсов
Алла Райц
Людмила Рогочая
Галина Пиастро
Вячеслав Дворников
Николай Кузнецов
Виктория Соловьёва
Людмила Царюк (Семёнова)
Устав, Положения, документы для приема
Билеты МСП
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
Планета Рать
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
Литературные объединения МСП
"Новый Современник"
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Организация конкурсов и рейтинги
Литературные объединения
Литературные организации и проекты по регионам России

Как стать автором книги всего за 100 слов
Положение о проекте
Общий форум проекта