Людмила Клёнова
Так приходит любовь











Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Диалоги, дискуссии, обсуждения    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Литературный конкурс юмора и сатиры "Юмор в тарелке"
Положение о конкурсе
Буфет. Истории
за нашим столом
В ожидании лета
Лучшие рассказчики
в нашем Буфете
Дина Лебедева
Жизнь все расставит по своим местам
Пшеничнова Валентина Егоровна
Я женщина
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Размышления
о литературном труде
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
Диалоги, дискуссии, обсуждения
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ивановская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Костромская область
Тверская область
Оровская область
Смоленская область
Тульская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Псковская область
Новгородская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Республика Удмуртия
Нижегородская область
Ульяновская область
Республика Башкирия
Пермский Край
Оренбурская область
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Республика Адыгея
Астраханская область
Город Севастополь
Республика Крым
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Республика Дагестан
Ставропольский край
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Курганская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Алтайcкий край
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Кемеровская область
Иркутская область
Новосибирская область
Томская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Зарубежья
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Азербайджана
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Болгарии
Писатели Испании
Писатели Литвы
Писатели Латвии
Писатели Финляндии
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама
SetLinks error: Incorrect password!

логотип оплаты
Визуальные новеллы
.
Произведение
Жанр: Просто о жизниАвтор: Александр Шипицын
Объем: 15877 [ символов ]
Истории мыса Тык - 8
Я - фашист
 
Шла вторая неделя моего пребывания на Тыке. Я уже начал скучать.
Уже поучаствовал в распитии ящика водки, рассказал и выслушал все
новости, которые произошли с моего последнего дежурства. А это
больше, чем полгода. За окном почти все время выла вьюга, и никто не
летал. И тут приходит заявка на прием Ан-2. Чего бы это вдруг?
Сенька Чесалин привез с собой высокого симпатичного парня. Он
представился мне, как капитан Петрыкин, и мило улыбаясь, добавил:
– Коля.
Я пожал ему руку и спросил, откуда он. Оказалось, что из нашего
гарнизона. Странно, что я никогда его там не видел. Он служил у нас
уже больше двух лет, и мы ни разу не встречались.
– Служба такая, – загадочно сказал он, – чтобы на глаза не лезть.
После обеда, Губернатор, воспользовавшись моментом, в закутке
возле его кабинета тихо меня предупредил:
– Ты с ним не очень откровенничай. Он из особого отдела.
Кэгэбешник. Курирует мой полигон. Раз в полгода прилетает
проверить, нет ли какой крамолы.
Предупреждение мало на меня подействовало. Соскучившись по
свежему собеседнику, я болтал с Колей почти на все темы, старательно
обходя политику и характеристики руководителей партии и
правительства. Николай оказался прекрасным собеседником. Он
прекрасно знал Дальний Восток, Сахалин и особенно хорошо местные
условия и обычаи. Начитанный, он производил впечатление
эрудированного и образованного человека. Глубоко знал историю
античного мира и средних веков, чем окончательно покорил меня.
Ничто человеческое ему не чуждо, и почти каждый вечер из этой
недели, что он провел в Виахту, мы до глубокой ночи засиживались за
бутылкой водки.
Пролив намертво сковало льдом, и местные рыбаки, пробив в
торосах трактором дорогу, возили сани, горой нагруженные мороженой
навагой. Они нам и сказали, что по ночам к кучам выловленной рыбы
приходят лисы-огневки. Я давно мечтал добыть лисичек на шапку и
воротник жене. Мы выпросили у Губернатора пару конфискованных
охотничьих ружей и две ночи безуспешно прятались за кучами рыб. Мы
видели какие-то шмыгающие тени, и Коля пальнул в темноту. То ли
опыту не хватило, то ли охотничье счастье не для нас Фортуна
припасла, но лис добыть нам не удалось.
В последний день пребывания Николая на полигоне прилетел Ан-2.
Он привез штурмана дивизии подполковника Ершова, компанейского
дядьку, и на другой день должен был забрать Петрыкина домой.
Вечером состоялись традиционные посиделки в кабинете Губернатора.
Было прилично выпито, и разговор перешел на историю. В
частности мы беседовали о различных типах боевых построений войск.
Мы пришли к выводу, что построение типа «клин» требует от воинов
высокой воинской дисциплины и слаженности действий:
– Собственно, – открыл я америку, – немецкая армия всегда
славилась высокой дисциплиной. Взять хотя бы Гитлеровские полчища.
Дисциплина немецких солдат в бою была выше, чем советских.
– Тут можно поспорить, – ответил Ершов.
– Ну, как же, – настаивал я, – это неопровержимый факт.
– А вот в американской армии дисциплина и воинская выучка куда
хуже нашей, – немного изменил направление дискуссии Губернатор. –
Взять хотя бы Алеутскую операцию. В ее ходе американцы бомбили и
обстреливали с кораблей один алеутский остров, уже не помню какой, в
течение месяца. На острове стоял японский гарнизон из пяти тысяч
солдат. Перед началом операции японцы втихомолку покинули остров,
а американцы целый месяц долбили по нему из всех видов оружия. И
лишь потом убедились, что палили в белый свет, как в копеечку.
Вот за такими разговорами мы и засиделись до полуночи.
Утром я проводил Николая на самолет. Прощаясь, мы обнялись и
пообещали встречаться и вместе ходить на рыбалку, когда я прилечу
домой.
Я пробыл на полигоне еще недели две.
Когда радостный, весь в мешках, с подарками и под глазами, я
ворвался в дом, мне сразу бросилось в глаза странное поведение жены,
и оно мне не понравилось. Нет, поцеловать она меня поцеловала, но
как-то холодно и настороженно. Дочка гостила у какой-то своей
подружки.
– Что случилось? – спросил я.
– Ничего не случилось.
– Ты какая-то странная.
– Тебе еще никто ничего не говорил?
– А что должны были сказать? Ты изменила мне?
– Тьфу, дурак! Вечно одно на уме…
Больше меня ничего не интересовало. Все остальное не имело
значения.
Мы воспользовались отсутствием дочери. Надо было погасить
огонь, который разгорался во мне целый месяц. А когда уже
успокоились, она сама вернулась к тому, что привлекло мое внимание в
первые минуты встречи.
– Так ты точно, ничего не знаешь?
– А что я должен знать?
– Может, кто-то говорил тебе…
– Никто ничего не говорил. Да и когда, я ведь только-только с
самолета. И не встречал никого.
– Ну, может быть там, на Тыке?
– Котик, не говори загадками. Что случилось?
– На тебя завели дело в политотделе.
– На меня? Ха-ха-ха-ха! Вот еще! За что? В пьянстве и разврате я
незамечен. Ну, не без того. С Губернатором, ты знаешь, по-другому
нельзя. Но все в пределах внутренних взаимоотношений. Какое еще
дело? С чего ты взяла?
– Генка говорил. Ты там, на Сахалине, болтал какую-то ересь.
– Ну, болтал. Я со всеми разговариваю. Но ересь… Ты что, имеешь в
виду антисоветчину? – раз ей это сказал Генка, а он у нас чекист, речь
может идти только об этом. – Никогда. Ты же знаешь, мне плевать на
политику. Что и кому я мог сказать?
– Ты такого Петрыкина знаешь?
– Кого, Колю? Да. Мы познакомились с ним на Тыке. Классный
парень. Даже на охоту на лис ходили. Все хотел тебе парочку огневок
привезти. Вот бы ты у меня была в лисьих малахаях! – я стал щекотать
любимую, – Представляешь, вся в мехах?
Но расшевелить Ларису не удалось.
– Так этот Петрыкин на тебя и донес.
– Что, ну что он мог донести? Что мы с ним ящик водки выпили и на
лис ходили. Я с ним, кроме как об истории, и не говорил больше ни о
чем. И вообще, не может такой замечательный парень «стукачом»
быть. Да, он чекист, но это совсем другое. Он мне почти друг.
– У тебя все друзья. Только почему-то ты до сих пор майора
получить не можешь. И штурман, вроде, лучший в полку, и грамоты
таскаешь, а по службе не двигаешься. Почему? Меньше пей и держи
язык за зубами.
– Да все пьют…, – мне было стыдно. Что да, то да. Заглядываем в
бутылочку и разговоры умственные вести любим с кем не попадя. Но
чтобы Коля… В жизни не поверю.
К вечеру я встретился с Геннадием. Он мой друг.
Завидев меня, Гена, еще издалека набросился:
– Что, доболтался? И нашел с кем! Этот Коля мать родную продаст,
лишь бы выпутаться и выслужиться перед начальством.
– Во-первых, здравствуй! – я пожал крепкую ладонь моего друга и
неловко чмокнул его куда-то за ухо. – А, во-вторых, из чего ему надо
выпутываться?
– А ты что, не знаешь? Весь городок говорит. Он по девкам ходок и
жена его застукала. Он еле-еле ее упросил не поднимать шум. Но
начальство кое-что вызнало. Наше начальство все знает. Он и выпить
не дурак.
– Это я заметил. Но мне-то что до всего этого?
– А то. У него по работе показатели хуже всех. Вот он и рыщет,
кто бы мог на его удочку попасться.
– И что, критика построения македонской фаланги относится к
антисоветским нападкам?
– Фаланги – нет. А вот вопросы дисциплины в немецкой армии –
да.
– ???
– И не пучь на меня глаза. Ты знаешь, в чем тебя обвиняют?
– Да не в чем меня обвинять!
– Не более и не менее, как в пропаганде фашистской идеологии!
– Это что, я – фашист?! Все говорят, что в немецкой армии
дисциплина всегда была на очень высоком уровне. Я что, что-то новое
сказал? Да на лекции в институте марксизма-ленинизма нам об этом же
говорили.
•Это как подать. Одно дело лектор-пропагандон. Другое дело ты в
пьяной компании.
•Ну, гад! Я с ним поговорю…я…!
•И не вздумай! Ты меня подведешь. Ты делай вид, что знать ничего
не знаешь. Я тебе потом все расскажу, какой ход делу будет дан. Пока
на тебя материалы собирают. Замполитов эскадрилий, «стукачей»
наших опрашивают. Ты теперь язык на запор. Ни с кем не болтай.
Анекдотов антисоветских много натравил?
•Да прилично, – я почесал затылок, вспоминая, что ни один
перекур без меня не обходился. Эх! Вырвать бы себе язык! И Лариса
сколько раз предупреждала.
•Ничего! Тебя больше месяца не было, может, подзабыли, •
попытался он успокоить меня, увидев •что-то наподобие раскаяния на
моем лице. – Эти разговоры еще легализовать надо. Не могут тебе
представить обвинение на том основании, что твой друг, скажем, Петя
Жестов, на тебя настучал. Ты матросам анекдоты не травил?
•Ну, вот еще, с какой стати?
•А из офицеров вытрясти заявление гораздо труднее. Легче всего
на это алкашня всякая идет. Их и припугнуть и придавить легче.
Держись подальше от пьянчужек, они сдают вашего брата – за милую
душу. А я попробую перекрыть эту дырочку.
Мы попрощались, и я пошел домой, кипя от негодования. Мне не
так страшно было за себя. Я переживал за жену. Я видел, что она
напугана и расстроена. Вот сволочь этот Коля! А каким рубахой-парнем
он представлялся. Да лучше его и на свете нет. И пьет знатно. А
говорят, что среди выпивох подлецов нет? Это я потом узнал, что они
все такие славные ребята. На вид. И среди замполитов лучше парней и
не найти. Как с кем из них поговоришь, потом думаешь: «И чего на них
наговаривают?» Даже выражение такое ходило: « Замполит •как
индеец. Хороший замполит – это мертвый замполит!»
Может они и не виноваты. Система. Система ломала их. Как
правило, в замполиты брали отличных парней. Смотрели только, чтобы
они на бутылку не сильно налегали. А так, чтобы и веселый, и
общительный был и выпить чтобы мог. И анекдот иногда с душком,
чтобы рассказал. А вот что они потом, когда мы их не видели, из себя
представляли? Вот в чем вопрос. У меня, через много лет после
увольнения из армии, водителем работал бывший замполит отдельного
истребительного полка. Это даже не замполит, а целый начальник
политотдела. То, что он с таких высот скатился без стонов и упреков до
положения простого водителя да еще со своей машиной, мне
импонировало. Умеет человек сносить удары судьбы! И добрый, и
отзывчивый, и мудрый. Беседуешь с ним – не нарадуешься – вот
человек! Это я потом узнал, что он меня, где только мог, грязью
поливал. Замполитство не вытравишь. Змея кожу меняет, а яд – нет.
Вот и Коля. Чтобы поправить свои дела, он меня, преданного
Родине офицера, в грязи вывалял. И в чем обвинил?! В пропаганде
фашистской идеологии. Всю родню моей матери немцы убили. Мать все
круги ада перенесла. Как выжила, один Бог знает. И этот подонок
только на основании констатации факта обвинил меня…
Я пришел домой и все рассказал Ларисе.
•Не бойся, ничего они мне не сделают, •твердо сказал я, хотя
особой уверенности не испытывал. Я рассказал ей содержание
разговора с Геннадием. Мой бодрый тон не обманул ее.
На другой день я встретил подполковника Ершова, штурмана
дивизии, что пил с нами в тот вечер:
•Саня, •сказал он, •меня вызывали в особый отдел. Хотели, чтобы я
написал на тебя телегу. Чтобы якобы возмутился твоими
высказываниями. И вроде и раньше за тобой подобное замечал. Мы же с
тобой только на Тыке познакомились. Я слышал про тебя, но вот так, за
столом… Я послал их на хрен. Мне скоро на пенсию, и мне дела нет до
ихних игрищ.
Я пожал ему руку и подумал: «Вот люблю я нашу штурманскую
братию никогда не продадут». Жизнь потом показала, что и тут я
сильно ошибался. Наш командир полка, настоящий донской казак,
предупреждал нас.
•Вот вы там, в курилках, обсуждаете меня. Мне на это наплевать.
Но помните, что каждое ваше слово доносят или мне, или кому следует,
а тот мне. Про меня еще Бог с ним, не облезу, но не вляпайтесь по-
глупому с партией и правительством. Вон Овсянников, отличный
штурман и рос бы себе и рос. Уже полковником был бы. Так нет же,
ляпнул, что вдруг он от усталости в полете не ту кнопочку нажмет и
улетит самолет в Японию. Дескать, квартиру ему трехкомнатную не
дают, а у него двое детей и теща, а ему перед полетами и отдохнуть
нельзя. И это после того, как Беленко самолет в Японию угнал! Я
понимаю, что он это не со зла сказал, но там, где надо, решили
подстраховаться. И все, карьере его – стоп машина! Так майором на
дембель и уйдет. И вы все – держите язык за зубами!
В субботу я поехал на своей машине в село, что на берегу
Татарского пролива стояло. Рыбки, икорки прикупить. Сала домашнего
и еще какой вкуснятинки. Наши рыбачки, наловив корюшки, уже домой
собирались, да автобус что-то не шел. Говорят, обломался. Это значит
14 километров пешком в гарнизон топать. Некоторые так и поступили –
поволоклись в гору цепочкой.
Гляжу: Колюня мой, любезный, на улице стоит с рюкзаком и
удочками. Увидел меня, обрадовался, обниматься лезет. Хорошо, я в
машине сидел, не вышло это у него. Через опущенное стекло друг на
друга порадовались.
•Сань, ты в гарнизон едешь?
•Да, Коля. Вот сейчас к бабушке заеду, семинку копченую куплю, а
потом и домой.
•А меня заберешь?
– Спрашиваешь?! Конечно, заберу, – и улыбаюсь ему лучезарно, •
кого же и подвезти как не тебя? Ты тут минут десять постой, я быстро.
Рыбку куплю и за тобой заеду. Он моему лучезарному виду поверил,
хотя в машине на заднем сидении хвосты рыбьи торчали и пахло
копчением, как в рыбном отделе Елисеевского магазина.
Я проехался по поселку •и в гору. Он, наверное, видел мои
маневры, так как на другой день Геннадий на меня налетел:
•Ты почему Колю из поселка не забрал?
•Эту свинью, которая меня в тюрьму готова посадить? Жену мою и
дочку сиротами оставить? И я еще его катать должен!?
•Он вчера из-за тебя грузовик пропустил, думал, ты его отвезешь,
а потом увидел, как ты в гору шпаришь, все понял и пешком все 14 км
проперся. Это все бы ничего, но он меня обвиняет, что я тебе все
рассказал. У меня могут быть неприятности.
•А ты ему скажи, что у меня с памятью плохо. И что я бабульку
дома не застал, расстроился и уехал. А вообще, если бы его на той
дороге трактором переехало, на земле бы чище стало, и воздух свежее
стал бы.
Гена свое обещание выполнил. Так как я служил в полку, который,
как они говорили, Геннадий и «обслуживал», мое дело ему передали и
он, при смене начальника особого отдела эти бумаги уничтожил.
Медведь бы их задрал за это обслуживание. Колю за пьянство и
аморалку перевели в нельготный район Приморья и вскоре уволили.
Очевидно он, как Горгона-Медуза, напоследок что-то нашему
начальнику политотдела рассказал, так как моя карьера на Дальнем
Востоке закончилась. Когда меня в очередной раз должностью обошли,
я подошел к нашему славному командиру полка.
Я ему все, как есть, рассказал. Он, молча меня выслушал, но по
выражению его лица я понял, что он все знает и только сверяет мой
рассказ с тем, что ему известно. Очевидно, результат сверки его
удовлетворил.
•Так что ты хочешь? Чтобы я против особого отдела попер, как
медведь на рогатину.
•Нет, командир. Я не так глуп, чтобы этого хотеть. Я думаю, что
моя карьера здесь, как у Овсянникова, окончилась. Тот хоть майора
получил, а мне быть здесь до дембеля «капытаном». Я вас прошу, не
препятствуйте моему переводу. Я бы и дальше с вами в одном экипаже
хоть куда летал, но возраст. Скоро дети на улице надо мной смеяться
будут. Отпустите меня.
•Ладно, пиши рапорт.
•Есть! – я посмотрел на его черную голову. Это ж надо, человеку
под полтинник и ни одного седого волоса! Вот это казак! Никого не
боится.
Почти через два года меня перевели на запад. Но горбатого
могила исправит. Рот мне не зашили, так как я военным
преподавателем работать стал. А преподавать молча еще никто не
научился. Как и я не научился, не встревать туда, куда не просят. Увы!
Дата публикации: 02.07.2014 11:01
Предыдущее: Истории мыса тык - 7Следующее: Истории мыса Тык - 9

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Литературный конкурс памяти Марии Гринберг
Предложение о написании книги рассказов о Приключениях кота Рыжика.
Лысенко Михаил
На свет не родился Ной
Наши эксперты -
судьи Литературных
конкурсов
Татьяна Ярцева
Галина Рыбина
Надежда Рассохина
Алла Райц
Людмила Рогочая
Галина Пиастро
Вячеслав Дворников
Николай Кузнецов
Виктория Соловьёва
Людмила Царюк (Семёнова)
Павел Мухин
Устав, Положения, документы для приема
Билеты МСП
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
Планета Рать
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
Литературные объединения МСП
"Новый Современник"
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Организация конкурсов и рейтинги
Шапочка Мастера
Литературное объединение
«Стол юмора и сатиры»
'
Общие помышления о застольях
Первая тема застолья с бравым солдатом Швейком:как Макрон огорчил Зеленского
Комплименты для участников застолий
Cпециальные предложения
от Кабачка "12 стульев"
Литературные объединения
Литературные организации и проекты по регионам России

Шапочка Мастера


Как стать автором книги всего за 100 слов
Положение о проекте
Общий форум проекта