Подведены итоги конкурса "Самый яркий праздник года-2024". Ознакомиться можно в рубрике на главной странице портала "Обзоры и итоги конкурсов"
Лана Гайсина
Ошибка мага











Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Диалоги, дискуссии, обсуждения    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Новогодний Литературный конкурс "Cамый яркий праздник года - 2024"
Положение о конкурсе
Информация и новости
Произведения в Прозе
Произведения в Поэзии
Форум жюри
Буфет. Истории
за нашим столом
День кошек
Лучшие рассказчики
в нашем Буфете
Татьяна Ярцева
Шальной листопад
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Размышления
о литературном труде
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
Диалоги, дискуссии, обсуждения
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ивановская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Костромская область
Тверская область
Оровская область
Смоленская область
Тульская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Псковская область
Новгородская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Республика Удмуртия
Нижегородская область
Ульяновская область
Республика Башкирия
Пермский Край
Оренбурская область
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Республика Адыгея
Астраханская область
Город Севастополь
Республика Крым
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Республика Дагестан
Ставропольский край
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Курганская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Алтайcкий край
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Кемеровская область
Иркутская область
Новосибирская область
Томская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Зарубежья
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Азербайджана
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Болгарии
Писатели Испании
Писатели Литвы
Писатели Латвии
Писатели Финляндии
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты
Визуальные новеллы
.
Произведение
Жанр: Просто о жизниАвтор: Светлана Дениженко
Объем: 23892 [ символов ]
Две стихии
О, этот сон! Он снова манит за собой в двери неведомого мира. Тянет за руку нитью убегающей сказки. Сон, в котором живу другой жизнью. Ты так похож на реальность. Но все-таки остаешься лишь сном.
Он снится мне довольно часто. Я стою в густых зарослях высокой травы, мне пять или шесть лет - короткое летнее платье с выцветшим рисунком на подоле - не то мячиком, не то колобком. Почему-то у нашего дома трава невероятно сочная. Люблю играть в ней, прячась от настоящего мира, попадаю в другой - тот, который придумываю сама. У меня не много покупных игрушек, наша семья небольшого достатка, и родители не часто балуют меня подарками. Мне нравится делать игрушки самой. Шью их из ненужных тряпок, раскрашиваю фломастерами и красками, пришиваю пуговицы и вот в моих руках оживают принцессы, рыцари, гномы.
Я играю на заднем дворе нашего небольшого дома и, наблюдая за бабочкой - крупной, размером с небольшую птицу, нечаянно перевожу взгляд вдаль. Вижу, как с высокого дома, который стоит на другом берегу реки, с его угловатой, неровной крыши падает человек. Хочу закричать, но молчу и наблюдаю за его полетом, он прекрасен...
Человек не кричит и не брыкается, а раскрывает руки в стороны - теперь он похож на большую странную птицу. Я продолжаю смотреть. Перед ним расстилается река, в ней глубокая, темная вода, даже слышу, как она плещется о гранитный берег. Городской берег. Рядом шумит жизнь: мост - по нему движутся машины, обгоняя друг друга, громко сигналят; люди - они занимаются повседневными заботами - кто-то спешит на работу, кто-то торопится домой. Словно живые реки текут по улицам города и никому не остановить их быстрый поток. Никто в людской волне не смотрит вверх, никто не глядит по сторонам, все погружены в мысли и смотрят лишь себе под ноги, боятся оступиться и оказаться смятыми, затоптанными, как пустые пачки от сигарет.
Я возвращаюсь к падающему человеку, он почти долетает до воды. С замиранием сердца жду их прикосновения и всплеска - вот еще... немного... и...
Но то, что вижу потом заставляет застыть меня с открытым ртом, я долго не могу прийти в себя от увиденного. Человек не плюхается в воду, поднимая крупные брызги, а взлетает в небо - большой, грозной птицей. Она гортанно кричит, кружась между высоких домов, там, где виден краешек темно-синего в легкой серой дымке неба.
Я вижу и боюсь поверить в то, что это правда. Не верю собственным глазам. Не человек - птица, настоящая, в сером оперенье пролетает надо мной и, подмигивая, сбрасывает к моим ногам свое перо.
Поднимаю его, кручу в руках, рассматриваю необычайно красивый узор его мягких волосков.
- Тесса! - будит меня мамин голос.
Сон прощается со мной, оставляя в душе небольшое сожаление. Мне нравится бывать там. Нравится наблюдать за полетом человека-птицы.
Птица улетела, оставив мне на прощанье подарок. Он всегда со мной, где бы я ни была, всегда вожу его в своей сумке. Птица знает о том, что мне известен её секрет. И знает, что я никогда в жизни никому о нем не расскажу.
Потому что я не умею говорить.
 
Глава 1
 
Сколько себя помню - всегда в нашей семье было место для сумок и чемоданов, иногда целый угол в кладовке занимали не распакованные коробки с вещами. Мы часто переезжали с того самого времени, как я пошла в школу. Родители объясняли это тем, что в семье возникли финансовые трудности. Наш уютный домик пришлось продать, и теперь мы кочевали, снимая жилье то в одном, то в другом месте. Каждый год я училась в новой школе. Может быть, это и неплохо. Не успевала привыкнуть к одному месту, да и ко мне не успевали присмотреться. Не успевали понять, что я не такая как все.
Училась в обычных школах, потому что со слухом у меня было все в порядке, ну а то, что не могла отвечать устно - не беда, зато с письменными работами справлялась всегда на отлично.
Возможно, благодаря моему усердию - я любила учиться, каждый раз открывала для себя что-то новое, погружаясь в мир букв и цифр на страницах учебников - и хорошим оценкам меня легко принимали в новую школу.
Часто до темноты, засиживаясь в библиотеке, посылая маме СМС - "еще читаю" или "иду домой", чтобы она не волновалась и знала где её дочь.
В школе на меня редко обращали внимание. Я не входила ни в одну группу, ни в одно детское сообщество. Всегда была сама по себе. Иногда, правда, на меня устраивали травлю. Знали, что ответить не смогу и порой подсаживали в портфель тараканов, пауков или змей.
Забавно было наблюдать за одноклассниками, когда они в ожидании того, что открою рот и бессмысленно стану носиться по кабинету, размахивая руками, топая ногами, или грохнусь в обморок, собирались вокруг, то разочаровывались. Ничего из этого не происходило. Я безбоязненно брала в руки насекомых и рептилий, мило улыбалась и предлагала моим недругам погладить тех, кого они обрекли на злую участь - сидеть в душном темном портфеле.
- Она идиотка!
- Ненормальная!
- Больная!
Выкрикивали они, крутя головами, фыркая и закатывая глаза к потолку. Потом приходил учитель, и восклицал:
- О, ужас! Тесса, где ты ЭТО взяла? Унеси немедленно!
То, что "это" Тесса взяла в собственном портфеле никого, казалось, не волновало, как и то, чего мне стоило брать всю подсунутую живность в руки и улыбаться, когда внутри меня все кричало. Ведь я до ужаса боялась пауков и змей, а при виде тараканов моя кожа покрывалась гусиными пупырышками.
Но никому это не могло прийти в голову, потому что не показывала вида. Знала, стоит лишь однажды признаться в своих страхах - от нападок тогда не избавиться. Одноклассники сразу поймут, и им будет интересно - видеть мой страх. Нет. Только не это.
Я, улыбаясь, выносила живность и выпускала во дворе школы, на большее меня не хватало. Потом быстренько бежала в уборную и там, закрывшись в тесной кабинке, давала волю своим настоящим чувствам. Мне было страшно, горько и одиноко.
Правда, уверившись в моей ненормальности, больше мне никогда ничего не подсовывали и старались держаться от меня подальше. Изредка толкали в спину, обзывали или подставляли подножку - но это переносилось гораздо легче. Привычное дело, когда ты отличаешься от всех.
Возможно, родители догадывались, что в школе не все так радужно, как я хотела им доказать, но глубоко не копались. Они любили меня и старались не обращать внимания на мою немоту. Зато их дочь была тихим ребенком и никогда не закатывала истерик, как случалось в семьях наших знакомых. Так что с этой стороны моя особенность даже помогала - в нашей семье было спокойно. Я кивала, отвечая на их вопросы, или записывала ответ маркером на доске, которая всегда висела на стене возле холодильника и помогала нам общаться между собой.
Когда мне исполнилось одиннадцать, родители вдруг решились на второго ребенка. Я радовалась за них и ждала малыша с нетерпением. Очень хотелось увидеть каким он будет, поэтому строила планы, мечтала, видела сны. Но когда кричащий комочек, которым оказался мой младший брат, появился в нашей семье - нам стало сразу тесно и беспокойно.
От моей помощи родители часто отказывались, наверное, боялись, что не справлюсь. Мне думалось, что малыш заменил им меня. И вечерами я тосковала по потерянному общению с родителями.
 
Глава 2
 
В один из унылых вечеров ко мне зашла мама. Я сидела на подоконнике и смотрела на зеленую улицу за окном, на старый сквер с его кривыми уродливыми деревьями, которые иногда скрипели на ветру. Казалось, что они, будто пожилые люди, жалуются на старость, болезни, одиночество. Уроки уже были выполнены, школьный рюкзак собран, а мне нужно, как обычно идти - чистить зубы, умываться и ложиться спать. По обыкновению в девять вечера я уже находилась в постели, иногда что-то читала перед сном, чаще - раздумывала о прожитом дне.
В этот вечер почему-то особенно легко мною овладела печаль. Папа прогнал меня с кухни, когда вместо того, чтобы помочь ему с мытьем посуды, случайно выронила миску, и она разбилась на мелкие-мелкие осколки, такие, что не собрать руками.
- Тесса! - воскликнул он, - Что же ты, как без рук! Иди к себе.
Вот почему всегда нужно было идти к себе? А если не хочу? Хочу остаться, помочь. Уже ведь не маленькая и сама могу собрать осколки веником или пылесосом.
Я возразила, но папка отмахнулся:
- Иди, иди... и без тебя забот полно. А то еще и порежешься осколками,- я не ушла, взялась за веник, но он его отнял и прикрикнул, - Иди, я сказал!
Всего в квартире было две комнаты да небольшая гостиная, совмещенная с кухней. Моя комната находилась сбоку от ванной и была меньше той, в которой спали родители. Правда, сейчас она казалась просторнее, ведь в ней жила только я. В родительскую комнату теперь добавилась кроватка, в которой спал мой братец. Его назвали Майклом, и походил он пока на маленькую сморщенную обезьянку.
Мама зашла потихоньку и, вздохнув, позвала меня:
- Тесса.
Я обернулась, вгляделась в её уставшее, дорогое мне лицо. Так хотелось подскочить, обнять, прижаться крепко-крепко, прошептать такое заветное слово - "мама". Но ничего из этого не сделала, лишь посмотрела и вновь отвернулась к окну. Мне было обидно, сердитость на отца еще не прошла.
Она подошла, обняла за плечи. Я не стала вырываться, смотрела на нее в отражение окна. Серый простой халатик с большими синими пуговицами висел на маме, как на вешалке и нисколечко не украшал её собой.
"Почему она носит его? Почему не купит красивый?" - думала тогда, не понимая очень многого, что происходило вокруг.
Не потому что была глупой, а потому что была ребенком, для которого взрослая жизнь пока оставалась тайной.
Мама поцеловала меня в макушку, а потом сказала:
- Знаешь, твоя бабушка хотела бы тебя видеть. Она звонила, зовет тебя к себе на летние каникулы.
"О! Нет!" - воскликнула я и помотала головой, протестуя. Гостить у бабушки Мигреи не хотелось. С её вечным занудством, придирками - не правильно сидишь за столом, не так держишь вилку, не умеешь ходить... Сложно было ужиться с ней и несколько часов, а на все каникулы - Нет. Ни за что!
Я соскочила с окна и яростно затрясла головой, потом умоляюще сложила перед собой руки и заглянула маме в глаза.
- Нет? - удивленно приподняла она брови, - Но почему? Ты же еще ни разу не была у нее в Березовке.
"Где? В Березовке?" - ошарашено смотрела на маму, а мама на меня.
Потом, видимо, она поняла, что я не хотела ехать к матери отца - бабушке Мигрее, в Торонто и улыбнулась:
- Ты подумала... Ох, бедная моя девочка! Нет. Тебя зовет в гости другая бабушка - Алиса. Моя мама. Хочешь поехать к ней летом?
Хотела ли я? Что за вопрос! Конечно и очень!
Сразу, в эту же минуту, захотелось увидеться с моей дорогой бабушкой Алисой - самым добрым и милым человеком на свете. Она приезжала к нам в Канаду, когда мне было лет семь или восемь и иногда звонила, а я ни разу не была у нее в гостях, но всегда этого желала.
Мое согласие обрадовало маму. Оставалось всего два месяца до летних каникул, и теперь они заполнились счастливым предвкушением.
 
Глава 3
 
Каникулы - какое славное слово! Особенно, когда ждешь. Особенно, когда надеешься на что-то необычное в жизни. И когда его произносят, чувствуешь предвкушение не просто отдыха, как в выходной день, а чего-то невероятно хорошего. И можно закинуть подальше портфель, забыть про учебники и тетради, а главное - про своих одноклассников на все лето.
Я была счастлива, набивая чемодан своими самыми необходимыми вещами. Мне столько нужно было всего показать бабушке, столько разного из моей жизни без нее. Я думала, ей будет приятно, узнать то, что происходило за годы разлуки с её внучкой.
Поэтому в чемодан втолкнула кроме платьев, футболок, спортивного костюма, шлепанцев и разных повседневных вещей, еще и дневники, фотоальбом, альбом с моими рисунками, где пыталась изобразить тот мир, который вижу. Неловкие фигурки людей, животных, птиц, которые рисовала сама или перерисовывала из книг. Но что мне действительно удавалось, так это небо - с облаками и солнцем, тучами и грозой, звездами и луной, а еще очень нравилось рисовать - деревья, цветы, листья, травинки. Иногда я придумывала собственные растения, они отличались необычными формами соцветий и линий.
Кроме всего остального, засунула в чемодан медаль по плаванию - 2 место, не чтобы похвастаться, а чтобы показать бабушке, что я умею плавать и могу ходить на речку без присмотра. Среди моих сверстников мало было тех, кто мог похвалиться таким результатом, хотя в бассейн ходили многие из класса. Мама, правда, очень за меня беспокоилась и говорила, что река - это не то же самое, что бассейн и просила дать обещание, что одна бегать на реку и купаться не стану.
Когда чемодан был упакован, я позвала родителей и сияя ярче лампочки от счастья, показала им, что готова к путешествию.
- Молодец, - похвалил папа, подхватывая чемодан, - такси будет с минуты на минуту. Пойду, отнесу его к выходу. Ну и тяжелый! Тесс, ты что в него наложила?
Я пожала плечами, давая понять, что не понимаю о чем он.
Папа засмеялся, понял мою шутку.
Мама обняла меня за плечи, крепко прижала к себе:
- Тесса, будь умницей. Слушайся бабушку. Одна никуда без разрешения не бегай. Обещай!
Я в очередной раз пообещала, понимая, что иначе мама не отстанет. Волнуется за меня. С одной стороны это казалось глупостью: и что со мной могло случиться? Уже ведь не малышка трех лет. Мне одиннадцать. А это возраст! Почти взрослая. Но для мамы её дочь оставалась по прежнему беспомощной крохой.
С другой стороны мамина забота была трогательной. Я понимала, что в ней проявляется вся её любовь. Ко мне, а не к вечно орущему братцу.
- Соня, отпусти её, - вернулся папа. - Такси уже ждет.
Мама с трудом распахнула объятья и улыбнулась сквозь слезы:
- Попроси бабушку позвонить, как доберетесь до дома, хорошо? И скидывай сообщения. Марк, ты пополнил ей счет?
- Да, конечно. Не волнуйся, - папа чмокнул маму в щеку, подтолкнул меня к выходу, а Майкл требовательно заорал - в этот раз в самый подходящий момент - переключил мамино внимание на себя.
До Аэропорта мы добрались быстро и, пройдя все необходимые процедуры, папа обнял меня, поцеловал и передал красивой девушке в синей форме. Та мило улыбнулась и взяла крепко за руку, повела за собой. Я оглянулась на отца, а потом мы завернули за угол и в сердце прокрался холодок. Мне предстояло впервые путешествовать без родителей и оттого стало немного страшно. На меня надели какую-то табличку и проводили к прозрачным дверям. За ними оказался проход, по нему шли пассажиры, я влилась в общий поток и через некоторое время попала в салон самолета. Приветливый стюард проводил меня на место. Лишь только, когда я заняла его - у овального окна, успокоилась. Мечты о встрече с бабушкой и о том, как проведу это лето - постепенно вытеснили все страхи.
 
Глава 4
 
Мой перелет из Калгари, где мы жили последние несколько лет, в Москву занял четырнадцать часов. Первую часть полета я с удовольствием рассматривала все, мимо чего мы пролетали. Было интересно, пока не наскучило. Потом читала, прихватив с собой книгу на русском языке - "Записки охотника". Я умела читать на русском, немного знала белорусский, мне интересно было сравнивать эти два чем-то похожих, но в тоже время таких разных языка.
С раннего детства, по маминым рассказам, я знала, что во мне намешано много разных кровей. По маминой линии - славянских - украинцы и русские. Правда, бабушка по рождению будучи россиянкой много лет проживала в Белоруссии, лет сорок, не меньше. И мама росла уже не в России, но знала оба эти языка и выучила меня алфавиту. Позже я самостоятельно научилась читать яркие книги "Русские народные сказки" и "Казкі беларускія", а потом мама давала почитать книги из своей небольшой библиотеки. Мне нравились из русской литературы произведения - Пришвина, Тургенева, Толстого, а из белорусской зачитывалась стихами Леси Украинки. В её стихах чувствовалась напевность белорусского языка, его необычность, красота звучания.
С папой все обстояло еще сложнее, он родом из Англии, его отец (мой дедушка) тоже англичанин, а вот бабушка Мигрея - француженка и в её роду имелась даже испанская кровь. В итоге я знаю четыре языка, но с легкостью из них владею лишь двумя - английским и французским, на них читаю, пишу, думаю.
Конечно, я понимала, что общаться с бабушкой Алисой может быть нелегко, но верила, что мы сможем найти с ней общий язык.
Едва сделала первые шаги в Аэропорте, где большими буквами было написано "ДОМОДЕДОВО" - странное название - "дом деда", как перевела его для себя, вызвало улыбку, как увидела её - большую жизнерадостную женщину, которая спешила ко мне, улыбаясь маминой улыбкой:
- Танечка! Внученька моя! Ну, наконец-то! Ну, здравствуй! - меня заключили в самые горячие объятья на свете. Я даже растерялась, не ожидая такого жаркого приема. Бабушка Мигрея никогда меня так не обнимала и уж тем более не целовала прилюдно.
Бабушка Алиса, смахнув непрошеные слезы, встряхнула рыжими локонами и снова улыбнулась:
- Идем?
Получив мой багаж, через некоторое время мы ехали на бабушкином, по её словам - старом, но довольно резвом авто вишневого цвета к её дому.
Устав от перелета, в самолете так и не смогла сомкнуть глаз, уютно устроившись на заднем сиденье, я крепко заснула. И пропустила весь путь.
- Таточка, приехали! - раздался теплый голос, вновь называя меня необычным именем. Впрочем, мне оно понравилось не меньше, чем Тесса. - Устала, милая? Идем, сейчас умоешься, покушаешь и ляжешь отдыхать.
Я вылезла, потянулась, разминая затекшие руки и ноги, лишь затем осмотрелась. Уже был вечер. Значит, мы долго ехали.
Бабушкин дом был зеленого цвета с белыми ставнями окон, приветливо смотрящих на улицу из-за невысокого частокола. Частокол упирался в большие ворота, от них шел высокий забор, который тоже был зеленого цвета.
- Маме я позвоню, не беспокойся, - донесся голос бабушки с крыльца.
Я поспешила её догнать, потому что увидела высовывающегося из невысокого домика с круглым входом (как я позже узнала - это конура) внушительных размеров пса.
- Ррр-аф! - грозно предупредил он, принюхиваясь ко мне.
- Ромка, не рычи! Свои! - крикнула бабушка, спускаясь с крыльца. - Таточка, ты не бойся! Он не кусается. Проходи.
Я быстренько прошмыгнула мимо серого лохмача. Было приятно, что понимаю почти всё то, что говорит мне бабушка. Я сейчас пожалела лишь о том, что не могу сама промолвить ни словечка. Умывальник нашла сразу и, намылив руки - освежилась от дорожной пыли.
Бабушкин мир был другим, и мне предстояло в нем освоиться. Не смотря на то, что пока общение шло только с одной стороны, я надеялась, что в скором времени бабушка научится слышать и меня.
 
Глава 5
 
С вечера нам поговорить так и не удалось. Вернее, мне не удалось ничего ни показать, ни похвастать тем, что знаю и умею, а вот бабушка рассказывала много, но я мало что понимала. Наверное, сказывалась усталость. Когда я уронила ложку в тарелку, так и не донеся её до рта, бабушка поняла, что мне пора бы лечь спать.
- Таточка, детка, поди почисти зубки, а я постелю тебе. Устала, милая. Ничего. Вот отдохнешь, и завтра мы с тобой по городу пройдем, посмотришь что тут и как у нас.
Не помню, как доплелась до кровати - высокой на железных ножках, рухнула на неё и сразу же уснула. В этот раз мне совсем ничего не приснилось или просто не запомнилось. Я никогда не была лежебокой поэтому и на новом месте проснулась рано. Потягиваясь в постели - мягкой и пахнущей цветами, почувствовала себя дома. Простой уют небольших комнат дарил тепло. Пол - гладкий, выкрашенный в рыжий цвет, бабушка укрывала цветными ковриками:
- Чтобы ноги не мерзли, зябко с утра на холодное встать, - говорила она, объясняя мне: для чего такая роскошь на полу лежит, а не украшает стены.
Я вновь написала на листе бумаги: "Красиво. Научи меня!"
Бабушка лишь улыбнулась и погладила меня по голове:
- Научу. Но не сейчас. Глянь, какое солнце на дворе! Идем, цветы польем, да в город. Мне по делам надо, а ты погуляешь.
Мы уже позавтракали и я согласилась. Тем более, что очень хотелось посмотреть, как тут, все ведь проспала в день приезда.
Пока ехали, я все время вертела головой, успевая смотреть то в одну, то в другую сторону. Город был небольшим - чистым и зеленым. Машин было не так много как в Канадских городах, но много велосипедов.
- Это мы только зовемся городом, а по сути - поселок был им и остался. Но город звучит-то как солидно. Город Березовка, - бабушка улыбнулась, - Зато дышится у нас легко и пыли почти нет. Лес, река - все рядом. А это стекольный завод наш. Вот и приехали. Мне нужно к директору подняться, а ты в машине посиди пока, я скоро.
Бабушка ушла, а мне оставила открытыми окна, через которые проникал удивительный запах леса, настоящего леса, а совсем не города. Птицы щебетали, прячась от меня в густой листве. Я прикрыла глаза, представляя себя на тропинке среди высоких сосен, касающихся неба.
- Эй, ты чего? Спишь что ли? - я открыла глаза и увидела перед собой невысокого плотненького паренька, - А где бабка Алиса?
Я нахмурилась и отвернулась: во-первых, мне неприятно было, что этот вихрастый незнакомец грубо назвал мою бабушку, а во-вторых, не общаюсь с незнакомцами, ну и в-третьих, мне очень не хотелось, чтобы он узнал о моей неразговорчивости.
- Девочка, ты почему молчишь? Мне очень надо её. Она где? На заводе или в магазин зашла?
И вот как нужно было мне ответить на его вопрос? Чтобы этот надоеда отстал от меня я кивнула. Пусть что хочет, то и думает. Мальчик странно посмотрел на меня, но ничего не сказал, отошел со своим видавшим виды велосипедом на обочину. Потом почесал затылок и вернулся:
- Я Костя Мишутинов. Ваш сосед. Будем знакомы! - он протянул мне ладонь, предварительно обтер её об рубашку.
Я улыбнулась и пожала ему руку.
- Костечка! - вернулась бабушка и спасла меня от разговора с мальчиком, - А ты чего это тут?
- Да, мамка послала к вам, а вы уже уехали. Она спросить велела: будете сегодня молоко брать, вроде вы хотели?
- Да, Костик, буду. Внучка ко мне приехала, - она указала рукой на меня, - Танечка. Вот хочу блинчиков испечь и ты забегай к нам, коли время будет.
- Забегу, - улыбнулся парнишка, вскакивая на велосипед.
Он поехал совсем в другую от нас сторону, наверное, по каким-нибудь своим мальчишечьим делам.
Бабушка еще рассказывала про завод, про то, что открыли его давно и он по сей день гордость страны - стекло делают, посуду, сувениры - такие, что глаз не отвести. Мастера здесь хорошие и кормит завод весь город. Почти в каждой семье кто-то на нем да работает. А бабушка уже пять лет, как на пенсии, но иногда заглядывает к своим. Директор приглашает учить молодежь.
Я улыбалась, слушая бабушку, а мое сердце заполняла гордость за нее. Бабушку уважали на заводе, её приглашали передавать опыт, она была мастером, стеклодувом. Я представила, как она выдувает из стекла разные штуковины и тоже захотела попробовать.
- Нет, что ты, Таточка! Это тяжелый труд! Я свожу тебя, посмотришь. Жарко там очень! - запротестовала она.
Но теперь я точно знала, кем стану, когда вырасту - стеклодувом.
 
---
Продолжение пишется.
Дата публикации: 08.06.2011 13:27
Предыдущее: Дороже жизни. Часть 1Следующее: Сказки про бычка Микушу

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Геннадий Розенталь
ДИАЛОГ
Наши авторы на Youtube
Любовь Санько
Одуванчики
Наши новые авторы
Валков
Старики
Сафиулин Максим Сергеевич
По маршруту Успех - Забвение
Устав, Положения, документы для приема
Билеты МСП
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
Планета Рать
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
Литературные объединения МСП
"Новый Современник"
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Организация конкурсов и рейтинги
Литературные объединения
Литературные организации и проекты по регионам России
Наградные билеты МСП
"Новый Современник"
Николай Вуколов
Валентина Тимонина
Сергей Малашко
Ол Томский
Дмитрий Долгов
Сергей Ворошилов

Как стать автором книги всего за 100 слов
Положение о проекте
Общий форум проекта