Елена Крылова
Знакомая незнакомая











Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Диалоги, дискуссии, обсуждения    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Литературный конкурс юмора и сатиры "Юмор в тарелке"
Положение о конкурсе
Буфет. Истории
за нашим столом
Улыбнитесь!
Лучшие рассказчики
в нашем Буфете
Дина Лебедева
Жизнь все расставит по своим местам
Пшеничнова Валентина Егоровна
Я женщина
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Размышления
о литературном труде
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
Диалоги, дискуссии, обсуждения
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ивановская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Костромская область
Тверская область
Оровская область
Смоленская область
Тульская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Псковская область
Новгородская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Республика Удмуртия
Нижегородская область
Ульяновская область
Республика Башкирия
Пермский Край
Оренбурская область
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Республика Адыгея
Астраханская область
Город Севастополь
Республика Крым
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Республика Дагестан
Ставропольский край
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Курганская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Алтайcкий край
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Кемеровская область
Иркутская область
Новосибирская область
Томская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Зарубежья
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Азербайджана
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Болгарии
Писатели Испании
Писатели Литвы
Писатели Латвии
Писатели Финляндии
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты
Визуальные новеллы
.
Произведение
Жанр: Просто о жизниАвтор: Владимир Штайгман
Объем: 29380 [ символов ]
Революционный борщ. Рассказ
Революционный борщ.
 
Рассказ
 
Знаете ли вы российского дачника перестроечных времен? Нет, вы не знаете этого самозабвенного труженика, выжившего в тяжелые годы на своем приватном клочке земли!
 
Одновременно с расцветом дачного земледелия развелось и множество воров, умыкающих плоды труда чужого. Морковные, огуречные и прочие тати вынудили хозяев шестисоточных наделов охранять по ночам свои любовно возделанные грядки.
 
В одном российском дачном кооперативе, ничем не примечательном, обнесенным колючей проволокой, для устрашения воров соорудили виселицу перед воротами.
 
В натуральную величину. Повесили веревку, скрутили петлю, табуретку внизу поставили, кусок мыла положили.И вздохнули с облегчением. Колючая проволока, виселица, собаки-овчарки у многих - красота, ни дать, ни взять. Копия Освенцима!
 
Теперь с ворами покончено! Кому хочется за украденную морковку в петле на ветру сушиться? Утром глянули- ни мыла, ни веревки, ни табуретки. Сперли! Все подчистую! О ту пору был дефицит на любой товар!
Решили круглосуточно охранять дачи.
 
Однажды ночная смена выпала пенсионеру Тунгусову. Он был нездешнего корня, а родом из Сибири, трудился в районе Байкала на слюдяных шахтах, рано вышел на шахтерскую пенсию и, обладая кой-какими сбережениями, переехал жить сюда, в центр России.
 
В напарники Тунгусову выпала по графику его соседка по дачному кооперативу Антонина Скворцова, молодая, одинокая воспитательница детского сада.
 
Так уж сошлись клеточки в таблице дежурства.
 
Узнав об этом, Тунгусов, крепкий еще мужичок, возрастом чуток больше пятидесяти лет, тайно возликовал! Он часто заглядывался на миловидную стройную соседку свою, в одиночку воспитывавшую сына, и скорбел о разнице в годах.
 
Хотя, как известно, пылкие надежды питают не только юношей!
 
Тщательно начал он собираться на дежурство. Замаскированный восторг Тунгусова, его сжатую, как пружина, подлую радость, без труда раскусила жена, рыхлая, ворчливая, увядшая в полном соответствии со своим возрастом женщина.
 
- Бабник! Ишь ликует, искариот! Ишь набривается, рожу свою плоскую скоблит...К Тоньке задумал под бочок привалится? Прыщ с ушами!
 
- Дура опилочная!-отгрызался от жены Тунгусов.- Баба недалекая! Твой урожай буду охранять.Кто на карачках все лето по участку ползал, каждый куст обнюхивал, жуков колорадских в керосине казнил?
 
- Кобель облезлый!- со злобным вдохновением свирепствовала далее жена.- Рано тебя на отдых отпустили. Здоровье так и прет... Пенсионер тоже..
 
- Я шахтер! -с фырканием умываясь под краном, рычал Тунгусов.-У меня льготная пенсия. Подземный стаж.
 
- Ты в забое не работал никогда. Учетчиком прохлаждался. Это другие слюдяной пылью дышали, а ты бумажки перебирал.
 
- Не ты мне пенсию опредяляла, а государство. Умолкни до особого распоряжения. Цыц, ж... с ручкой!
 
Тщательно побрившись, Тунгусов щедро оросил себя одеколоном,и начал опорожнять холодильник, перекладывая в походную сумку все достойное гастрономического внимания.
 
- Чукча!- наконец выдвинула самый чувствительный аргумент жена.
 
- Какой я тебе чукча?- заорал Тунгусов.- У меня отец то ли евреем, то ли немцем был.. Сам толком не знаю.. Фридрихом звали...
 
- Нации , конечно, серьезные,- помягчела суровая жена.- Что одна, что другая! Кырлы- Мырлы - все из них. Одного не пойму. Чего они на холодном севере делали?А? В вечной мерзлоте? А? Где чумы, да олени? А-а? Они же рощи оливковые любят! В Библии так сказано...
 
- Отец марксизм в чукотских стойбищах насаждал. Он у чукчей первым парторгом был. За всю ихнюю историю. Вот так!
 
- Господи!,- воскликнула жена.- Они навроде, как умом приплюснутые. Расползлись по всей земле, будто тараканы, где их только нет. На вулканах, скоро проповедовать начнут! Не дохлый народец!
 
- Дед мой меха скупал у них, а отец по учению Ленина пошел. Мать- якутка у него в секретаршах ходила. Вот и произвели меня на оленьих шкурах. Я , если хочешь знать, могу за границу на житье перебираться. Хоть в Израиль, хоть в Германию! Фамилия у меня, конечно, по матери, потому что отец, как говорится, поматросил девчушку косоглазенькую , и вскорости бросил.
 
Двинулся распространять марксизм дальше на север. Да каких пределов он его донес- неизвестно? Может в других стойбищах у меня родные братья или сестры есть.
 
- У тебя фамилия - Тунгусов! А тунгус по ихнему и означает - чукча! Рожа у тебя плоская. Сковородка с глазами. Какая тебе заграница? Видать немчишка этот хиленький был.
 
- Отец, наверно, снизу лежал.Мать у меня помолоду красивая была. Кругленькая такая, маленькая,глаза как угольки. С такой секретаршей любой захочет марксизм под шкурами изучать! Назади все так и ходило туда сюда.
 
А Тунгусовых, дура, в Сибири полно. От речки Тунгуски название идет. Там, где до революции метеорит с неба упал.
 
- Все равно- чукча! Немецкий придурковатый чукча! Мерин!
 
- Цыц, тыква старая! Эх, хватанула. Мерин это по лошадиному евнух. А я на тебе двух дочерей произвел.
 
- Развратник старый! Книжки всякие поганые читаешь... Про секс.
 
- Да, читаю. Образовываюсь.... Хочешь знать кто ты есть? Сказать? По научному сексуальному термину?
 
- Ты, конечно можешь. Образованный. Горный техникум кончил...
 
- Ты фригидная женщина! По темпераменту! Подробности объяснять не буду. Все равно уже тебе не выправится...
 
- Спасибочки. Я хоть и не знаю, что это такое, но оскорбления не потерплю. Нахватался понятиев, кобель развратный . Я сроду тебе не изменяла...
 
- Колода! До пенсию дотянула, а отличить маразма от оргазма не можешь...
 
- Уйди с глаз моих. Чтоб сегодня там на дачу метеорит упал! Немец он! Да ты такой же немец, как я балерина!
 
- Умолкни, квашня! Нраву моему не препятствуй! А с соседкой поговорю сегодня под звездами.
 
....Еще засветло Тунгусов подкатил на своем чихающем автомобиле "Москвич" к месту службы. И тут ожидало его немалое разочарование. Вместо симпатичной, улыбчивой напарницы топтался у входа в коооператив ее сын Колька, хмурый четырнадцатилетний долговязый парень. Летом он часто помогал матери по огороду, и Тунгусов запомнил его.
 
- Здорово, юный дачник! Непорядок , однако!- потускнев,сразу запротестовал Тунгусов.- А где мамка? По графику она должна службу охранную исполнять. А ты по возрасту не годишься.
 
- Идущие на смерть приветствуют тебя, дядь Егор!- бодро воскликнул мальчишка.-- Мамке некогда сегодня! На переговорный пункт идти надо. Звонок должен быть. У нас дома телефона нет. Никакого.Я все лето машины мыл- скоро мобильный себе куплю.
 
- Какой звонок? Откуда?- живо поинтересовался Тунгусов
 
- От отца! Из Германии... У них важный разговор.
 
- Какого отца?
 
- Ну, моего! А мамке он муж!
 
- Логично! Он что живет там?
 
- Еще три года назад туда уехал. На постоянное место жительства...
 
- Вона как! Не знал! Один мотанул?
 
- Один! Теперь возвращаться хочет. Думал- за кордоном рады ему будут. Да не прижился в чужой стороне.
 
--Вона как! И что-- мамка рада?
 
- Еще бы!-откровенно просиял Колька.- И я тоже.У них любовь. Они еще в педагогическом училище поженились. Когда по восемнадцать лет исполнилось. Пишет, что скучает по мне. Нормалек! Скоро опять у меня отец будет. Физкультуру будет в школе вести... Или немецкий язык.
 
- Я тоже рад за вас обоих! Как можно сына бросить? У меня две дочери, а мальчишки ни одного. Прямо тоскливо мне..
 
-- А насчет дежурства ты, дядя Егор не сомневайся. Я с любым вором запросто справлюсь. Зимой в секции ушу занимался. Классная вещь, доложу тебе! Приемчики кое-какие знаю.
 
- Ушу? Навроде самбо, что ли?
 
- Круче! Самбо- отстой! Убойная вещь! Ушу- философия победителей! Хочешь, дядя Егор, покажу малость?
 
- Прямо сейчас?- хмыкнул Тунгусов.
 
-- Через минуту землю поцелуешь... Ушу- оформленная воля!
 
- Вона как! Хм! Ну, попробуй! Только учти - я в армии на китайской границе служил. Тоже кое-что умею. По физ подготовке в отличниках ходил. Меня заломать тяжело было. Как говорится, неладно скроен, да крепко сшит.
 
- Ништяк! Ушу, это кодекс силы и благородства.
 
- Сопляк!
 
- Воин ушу- внешне свиреп, внутри спокоен! Атака- есть защита, защита- есть атака!
 
- Ишь, философ!
 
Они встали в боевую позицию. Колька выкрикнул что-то воинственное, сдвинул перед грудью сомкнутые в локтях до смешного тонкие руки и, мягко, по-кошачьи присев, начал выписывать вокруг Тунгусова замысловатые круги. При этом скорость кружения возрастала ,и он молниеносно выкидывал кулаки и кроссовки обеих ног.
 
У пенсионера аж закружилась от мелькания голова. Он видел перед собой не мальчишку, а какой-то живой вентилятор. Но он знал и другое- восточные мудрецы зазря махать руками и ногами не будут.Вот-вот жди ихнего восточного коварства.
 
Землю целовать пенсионеру Тунгусову не хотелось ,это было бы несмываемым пятном его самолюбия, поэтому отставной китайский пограничник решил вспомнить свою молодость, и опередить огорчительные для него события.
 
- Дурачок! Видывал я эти ваши приемчики. Ты у меня вперед траву жрать будешь. Каратисты, мать вашу!
 
Невысокий, приземистый, шахтер уловил в лопастях вентилятора крохотную щель, стремительно нырнул в нее и, просунув руку между Колькиных ног, вскинул невесомого мальчишку себе на плечи. Потом с кряхтением, согнул его наподобие калача, и больно зажал в своем локтевом сгибе хлипкую мальчишескую шею.
 
- Сдавайся, цыпля! А то не увидишь отца-перебежчика. Могу хребет сломать! Ну? Проси пощады!
 
- Все! Пас, дядя Егор! - прохрипел Колька, обвисая безвольным кулем.
 
- То-то же! Оп-ля! Еще умею мельницу делать.Не забыл!
Тунгусов сбросил мальчишку на землю, помог ему устоять на ногах.
 
- Ладно, оставайся! Есть хватка. Сгодишься квашню месить.
 
- Спасибо! Не получилось самореализации духа,- печально констатировал Колька.
 
Тунгусов гордо удалился в свой дачный домик, переоделся. Вернувшись, спросил у напарника:
 
- С чего будем начинать службу по охране частной собственности?
 
- Ну это...Сделаем обход по периметру участка. По забору то есть,- пробормотал Колька, растирая занемевшие плечи и шею.
 
- А вот и неправильно! Сперва подкрепиться надо. Как говорят умные люди: " Пустой мешок не стоит!" Силы нам пригодятся в борьбе с неисчислимым врагом. Ночи уже длиннющие...Скоро воры так и полезут. Гляди что у меня припасено для нас с тобой на вечернюю трапезу!
 
И он стал выкладывать на дачный стол привезенную из дома еду, рассчитывая попотчевать свою напарницу.
 
- Спасибо! Я поужинал!- торопливо пробормотал Колька, отворачиваясь от обильных яств.
 
- Сыт он! Так и я поверил тебе, заморыш! Мамка, небось, в детском саду слезы, а не зарплату имеет?
 
- Нам хватает!- с достоинством ответил Колька
 
- Наблюдай за сервировкой стола.
 
Разложив домашние котлеты, курятину, яйца, сало собственного копчения, маринованные грибки, отварную картошку, обсыпанную жареным луком и свиными шкварками, Тунгусов напоследок извлек и бутылку водки, предназначенную для общительности с Колькиной матерью. Выпив, Тунгусов, как ему казалось, становился остроумным и обаятельным.
Он энергично потер руки, крикнул Кольке, старательно отводящему взор от стола:
 
- Чего у нас тут, отрок, для полного комплекта не достает? Для небольшого пикничка на природе?
 
- Витаминов живых маловато,- выпалил Колька, все же притягиваясь взором к еде. Он уже забыл про недавний ужин, и чувствовал позывы голода.
 
- Это верно! А ну прошвырнись по моему участку. Огурчиков найди молодых, петрушки, укропа, перышек зелененьких...Без остроты жизнь скучна.
 
- Понял, дядь Егор!- живо отозвался на гастрономические побуждения напарника Колька.- Я -мухой. А пожрать ты,вижу, любишь...
 
- В точку попал! Одни ушу любят, другие процесс пищеварения на природе.
 
Пока мальчишка старательно шуровал по грядкам, незаметно, окончив дневную смену, закатилось солнце.С осенних, остриженных под ноль полей, стал заползать на дачи синий, как папиросный дым, туман. К столу, гнусавя, и имея подлые намерения подлетела изящная,в природной тельняшечке ,и с миниатюрной талией оса.
 
- Сгинь, скорпион!- хмуро сказал ей Тунгусов, разливая по маленьким стаканчикам водку,- для тебя рациону нету, Сладкое не ем. Диабету опасаюсь!
 
А комары и мошкара, усиливаясь, зудели: "Мильоны нас, мильоны!"
 
Тунгусов ,дождавшись, пока мальчишка усядется за стол, протянул ему один из стаканчиков водки.
 
- Что ты, дядя Егор! Я не пью,- морщась, пробормотал тот, и отвернул голову.
 
- Молодец!- похвалил его Тунгусов. А я слышал, что нынешняя молодежь в разложении пребывает...
 
- В смысле? Не въехал в тему!
 
- Курят с малолетства, химию нюхают, наркотики всякие там. Девчонки прямо за партами рожают... Это нам про тычинки-пестики мозги пудрили.. А теперь про секс целая наука есть. Так?
 
- Да. Дядь Егор! Есть!-подтвердил Колька, уплетая котлеты с зеленым луком.- Проходим специальный предмет "Основы семейной жизни" называется. Там и говорят про этот самый секс...
 
- Ишь ты!- восхитился Тунгусов.- Специальный предмет! Вот нам-то не повезло! - Он с маху опрокинул в рот содержимое стаканчика Следом, как в бездонную бочку полетел зеленый огурчик, и порядочный кусок хорошо прокопченного сала. Мерно заработали мощные, с железными поблескивающими зубами челюсти.- И что же по этому курсу учебники соответствующие имеются, методические указания?
 
- Все как положено! К доске вызывают. Двойки ставят.
 
- Мать честная! Я тоже люблю про это специальную литературу читать... Интересуюсь на досуге. Развиваюсь всесторонне!
 
- Вам это зачем?- усмехнулся Колька,- На пенсии вроде...
 
- Так, стало быть ты в будущем по научному сумеешь бабу удовлетворить а я до этого выходит кроме пестиков и тычинок ничего не знал?-обиделся Тунгусов.- Тогда просвети меня, предка отсталого! Любопытно, до чего наука в этих делах достигла. Какие открытия имеет? До каких пределов горизонты расширила?
 
- Ну это...Либидо есть, эрогенные зоны, ласки любовные,- краснея, забормотал Колька.- Я, дядь Егор, честно сказать, не помню все. У меня две двойки за последнюю четверть было. Я не отличник по этому предмету. А вообще все женщины разные, индивидуальный подход нужен.
 
- Знамо разные. У одной вдоль, у другой поперек,-авторитетно подтвердил старый бабник...
 
- Да ну тебя дядь Егор! -насупился Колька.- Косишь под дурачка.
 
- Теоретик ты паршивый... Эрогенные зоны. Либидо! То, да се! Главное в этом деле - ухватить бабу за все эти зоны одновременно. Чтоб у нее гайки прослабли... В переднем мосту и заднем.
 
- Не понял? Как это? - подавился котлетой Колька
 
- Подумай на досуге. Это потруднее твоего ушу будет... А ты в Германию не мечтал махнуть? Навсегда. Может бизнесменом бы заделался . Миллион ихних бабок заработал.
 
- Нет!- решительно ответил Колька.- Если отцу не понравилось- меня тоже отвратит. Я вообще мечтаю мосты строить. Выучится только надо как следует...
 
- Тогда другое дело!- уважительно протянул Тунгусов.- В Германии дороги и мосты построены, небось, на тыщу лет вперед... Новые не скоро понадобятся.
 
Их разговор неожиданно прервал тонкий протяжный скрип, разнесшийся по всему кооперативу, уже объятому темнотой. Он был похож на писк умирающего комара, только во сто крат усиленный.
 
- Это не комар умер! Это воры припожаловали, -помрачнев, сразу определил Тунгусов.- Доску от забора отдирают... Сухая древесина всегда так скрипит. Лаз делают. В него проникнут к нам , а потом через нее же обратно с добычей выскочят. Хитрость давно известная...
 
- Бежим туда,дядь Егор! Надо их тепленькими брать.- Колька засопел от возбуждения,
и начал перешнуровывать кроссовки.
 
- Э, погоди! - остановил его старший охранник.- Воров голыми руками брать не годится...Стукнут по башке и хана тебе. Я еще хочу на твоей свадьбе погулять. Жди меня здесь. Я мигом обернусь.
 
Он торопливо засеменил в дом. Вернувшись, сказал:
 
- Имею тут кое-что для самозащиты,- и выложил на стол старый охотничий обрез, привезенный им еще из Сибири, и мощный шахтерский фонарик, который сразу отдал Кольке.
 
- Этим стволом я свою пасеку еще в Сибири охранял,- пояснил он, заряжая пулю.- Бьет лучше двухстволки. Вот теперь- вперед! Мы вооружены! Ладненько будет.
 
Они осторожно двинулись вдоль высоченного деревянного забора, стоимостью больше, чем вся земля дачного кооператива. Уже примерно через двадцать метров нашли оторванную доску.
 
- Щель узкая,-осмотрев забор, констатировал Тунгусов.- Только худой человек пролезет.Определяю- мальчишки пришли яблони отряхивать... На чужом дереве они всегда вкуснее...
 
Колька чуть не наступил в темноте на колючего ежа, тоже промышлявшего воровством яблок. Зверек долго не уступал дорогу, грозно фыркал, топал кожаными лапами, а когда мальчишка коснулся его кроссовкой, откатился колючим шаром в сторону.
 
Неожиданно Тунгусову крепко вдарило по голове упавшим с дерева яблоком,отчего мыслительная деятельность бывшего шахтера, как у Ньютона, усилилась , и он решил идти не вдоль забора, а, изменив тактику охраны, осматривать участки поочередно, как клетки на шахматной доске.
 
Пенсионер скоро выдохся, а Колька шел весело, вприпрыжку, и пронизывал темноту ночи своим мощным фонариком.Он рубил световым лучом мрак во всех направлениях, доставая, казалось, до самых звезд.
 
Поиски сторожей, на удивление быстро, привели их к успеху. Воров, однако, нашли не на земле, среди грядок с овощами , а в кроне старой яблони. Колька высветил две темные человеческие фигуры, спрятавшиеся в густой листве.
 
- Вот они, дядь Егор, вот!- закричал мальчишка и от возбуждения даже забегал вокруг дерева, как хорошо натасканная охотничья собака, учуявшая зверя.
 
Тунгусов, хрипло дыша, тоже подтянулся к месту.
 
- Ну что я тебе говорил? Мальчишки воровство задумали ,- сиплым шепотом сказал он, а потом испуганно добавил - Хотя мальчишки нынче и двухметрового роста бывают... Не враз и справишься
 
- Двое их вроде. Двое! - возбужденно сообщил Колька.
 
- А хоть бы и четверо. Скрутим как миленьких,- громко сказал Тунгусов, подбадривая себя и напарника, и одновременно устрашая воров.- От двухстволки куда убежишь? Пуля быстрее любого вора бегает...
 
- Эй, вы там... Слезайте вниз,- вытянув тонкую шею, закричал мальчишка.- Сдавайтесь! Засекли мы вас.
 
Охранники долго вслушивались в темноту, ожидая человеческого голоса, но молчание было им ответом. Колька снова потребовал сдаться, но звука единого не сошло сверху.
 
- Что предпримем сынок?- тревожно спросил Тунгусов.- Нам закон дозволяет по ворам стрелять...
 
- Да ты что. дядь Егор! Можно ведь убить кого-нибудь,-ужаснулся мальчишка.- Не пори хрень!
 
- Они покусились на чужое добро. Нам общественность доверило охранять свою собственность,- жестко произнес Тунгусов, и хищно оскалился. Железные зубы его блеснули в луче фонарика. .- Освещай мне их!
 
С этими словами Тунгусов направил обрез в крону яблони.Мальчишке вдруг стало по -настоящему страшно. А вдруг этот старый бабник, вылакавший почти бутылку водки, этот подземный шахтер, сдвинувшийся умом в глубоких слюдяных норах , выстрелит непонарошку? Рожа вон какая зверская,и зубы, как у людоеда , сверкают.
 
- Колька?- громко возгласил Тунгусов.- Уснул? Считай до пяти...Не своди фонарик с цели. А то промажу.
 
- Раз, два, три...четыре...,- оторопело запищал мальчишка
 
- Не так! Обратный счет веди...
 
- Понял, дядь Егор! Пять, четыре, три,два, один...ноль. Ноль!
 
Затем комом рухнул в сырую осеннюю траву.
 
Тунгусов, усмехнувшись, свел обрез в сторону, и выстрелил в середину Большой Медведицы, внаклон стоявшей над дачами.
 
Синевато-белое пламя сожгло ночную мглу. На мокрых листьях яблони вспыхнули фиолетовые блики, под кронами забурлило, как в котле, обвальное ружейное эхо.
 
От выстрела сорвалась с неба какая-то непрочно закрепленная там звезда, и упала в ковш Большой Медведицы. А он этот ковш уже миллионы лет был дыряв .Звезда не удержалась в нем тотчас вывалилась наружу,и сгорая трагическим светом, полетела к земле.
 
Едва перекипело эхо, вызванное древним самопалом, как из кроны, ломая ветки, выпал первый вор.
 
Он глухо ударился о землю и застонал. Колька осветил татя. Это был вовсе не мальчишка, но худой, длинноволосый , и в распущенной белой рубахе, лет тридцати мужик.
 
Сопротивляться сторожам он и не помыслил. Встав на колени, сразу поднял вверх длинные , как плети, руки, а когда Тунгусов для острастки замахнулся на него прикладом, и вовсе завалился на спину, подняв уже все лапки, как это делают жуки-притворяшки, имитирующие собственную смерть.
 
-Кто еще на дереве сидит? Ну, говори! Кто второй вор?- Тунгусов коснулся его небритого лица отбрезом.
Мужик, проскулив по-собачьи, косноязычно зашепелявил:
 
- Старуска там. Зеньсина то есть. Маманя моя.Юбкой за сусья засепилась...
 
-Маманя? - удивленно переспросил Тунгусов.- Мужик, ты не немец случайно? На каком языке говоришь?
- Русский я... Русский. Лексашей зовут. А фамилия Громов! Не растреливайте меня
, -умоляюще протянул мужик.
- Русский! Тогда другое дело! - удовлетворенно произнес Тунгусов.
 
- Помось мамане надо! Возраст у нее древний, революсию помнит...
 
- Шиш ей! Как залезла- так пусть и слазит. Командуй спустится...
- Сясь!
 
Мужик по-собачьи встал на четвереньки поднял голову вверх и заговорил с жалобным придыханием:
 
- Маманька! Слазий вниз. Замели нас стороза. Сдаваться будем. Седо молчись? Сомлела?
 
Он утер острый нос рукавом грязной разорванной рубахи, жалобно всхлипнул.
 
-Лексаша! Бздюк! Делай ноги!- раздался сверху скрипучий, как у ведьмы, голос.- Одна ответ держать буду. Я революцию совершила, мне ли их, гавнюков, боятся...
 
- У них рузье, маманя! Пальнут солью в задницу- ходи не присемши ...Блызнул наш борсик.
 
- Я им, иродам, пальну. Нет указа по убожливым стрелять. Держи меня, Лексаша, чадо угарное!
 
Послышался треск рвущейся материи, оханье, новая крепчайшая ругань. Из кроны выпал второй вор.
 
Старушка долго лежала недвижимой. Листья яблони, кружась, с траурным шорохом укрывали ее.
 
- Дусегубы! Маманя, подай голос... Имеешь душу живую?
 
Черный ком тряпок зашевелился. На свет божий явилась некая древняя старушонка, худая, смуглая, как цыганка, и тоже востроносая.
 
Живописные детали ее внешности, впрочем, мало заинтересовали Тунгусова. Он обратил внимание на тугую авоську с овощами, которую старуха тщательно скрывала в складках своих многочисленных юбок.
 
Он вырвал добычу, и аж затрясся от гнева:
 
- Ага, ведьма старая! Пошуровала таки по нашим грядкам? Погляди, Колька, у нее тут целый ассортимент овощей. Прямо как на базаре каком-нибудь. Капуста, морковь, лук, зелень, свекла... Мы радикулит все лето всей семьей наживали, а они на все готовенькое, сволочи, пришли.
 
- Овоси для борсика это...День роздения у Карла Августовися .Юбилей! Маманя хотела борсик сварганить. Она умеет...Пальсики облизесь.У, скусный!- с дрожью в голосе заговорил Лексаша.
 
- Цыц, урод шепелявый,- приказал младшему похитителю Тунгусов.- Умолкни до особого разрешения, а то обрез в пасть запихаю. Говори ты, старая хрычевка.!
 
- Дуболом!-яростно набросилась на Тунгусова старуха, пытаясь перетянуть на себя авоську.- Зря кипишь, ретивый. Лексаша тебе правильно толкует. Мы борщ сегодня собирались варить. Для Карла Августовича.Он благодетель наш. Я мастерица на это дело. От самого товарища Кундрюцкого революционную грамоту имею...Тля ты еще ничтожная против меня будешь!
 
- Стоп мать!- вкрадчиво сказал Тунгусов.- не смей меня тлей обзывать. Да еще ничтожной. Насчет борща я понял.Сам люблю пожрать.Толкуй мне теперь- кто есть товарищ Кундрюцкий? Это будет Карл Августович что-ли?
 
- Карл Августович, дурень, само собой, а товарищ Кундрюцкий- отдельная знаменитая личность. Это история славы нашей.Да ты вижу я не местный будешь! Варяг что-ли? Рожа присплюснутая... Из каких краев переметнулся к нам?
 
- Колька?- обернулся Тунгусов к мальчишке.- Ты местный рожак. Слышал что-нибудь о сем деятеле славы нашей.
 
- Слышал. Первый революционер тут. Пулеметчиками командовал.
 
- Ай, смышленый паренек ,- восхитилась старуха.-Товарищ Кундрюцкий - первый красный комиссар в этих краях. Я у них в отряде пулеметчиков поварихой состояла. Молодая совсем тогда была. Красавец мужчина был этот Кундрюцкий. Чапай перед ним, что Кащей бессмертный.
 
С контрой люто расправлялся. Посечет, бывало из пулемета роту их, а потом от лютости целый котел борща выкушает."Скоро, говорит, Екатеринка, так меня кличут, наступит такая распрекрасная жизнь, что каждый пролетарий борщик досыта будет кушать". " Не дожили чего-то? Видать, перелютовал.
 
У него ни дома, ни семьи не было. Со мной любил баловаться. Кинет под себя, и начнет кусать, аж обмочусь вся. Его потом свои же и растреляли.
 
- Теперь, кляча революции,толкуй про Карла Августовича! Он тоже заслуженный революционер?
 
- Нет! Он просто хороший человек! Хотя и немец по национальности.
 
- Что? Опять немец! Да что за день сегодня?- зарычал Тунгусов.- В могилку опустят , и там, как пить дать, сосед немцем окажется...Этот сюсюкалка сын твой будет?- спросил он у старухи, указывая на Лексашу. У того от холода выстукивали зубы, и ходуном непроизвольно сводило судорогой колени, будто он бежал на одном месте
 
- Внук он мне! А маманей зовет по недомыслию. Лексашка у нас упорный и вечный защитник Родины...
 
- Защитник? Ха!- осклабился, Тунгусов вытирая о рукав куртки обрез - Ворюга он это верно! Слабоумный еще, а?
 
- Путается умом малость!-подтвердила старуха,- Но он не всегда таким был. В Афганистане служил - потом чуток и съехал с рассудка. Еще в Чернобыле досталось ему. Он атомный весь насквозь. Аж светится по ночам, будто гнилушка лесная.
 
Он, варнак, избу нашу и спалил. Приснилось, будто под котлом ихним ход подземный копает. Ну и засветил спичку, посмотреть не засыпало ли землей. А сам на сеновале спал... Ну и занялось все, понятно, огнем!Долго мы с ним погорельцами бедовали, пока Карл Августович нас к себе на постой не взял... Век ему будем благодарны, уж такой душевный человек!
 
- Мы тока хотели борсика сварганить,- опять заныл Лексаша. Он уже не мог стоять на ногах и сел в траву. Острые его колени касались подбородка.
 
- Позор! У человека юбилей, а они собрались его ворованным борщом потчевать,- возмутился Тунгусов.
 
- Кила толстопузая!- прикрикнула на него старая революционерка. Нешто мы ему про воровство скажем. Нужда заставила на лихое дело пойти...Отпустите милостиво. К утру домой не поспеем домой вернутся.
 
- Колька!- Тунгусов свел глаза в одну точку, с мукой в голосе сказал,- Я сам скоро с ума
рехнусь.Немцы, революция, пулеметы, , Чернобыль. Борщ какой-то, Достали они меня...Давай задержим их до утра. А там общественности передадим. Для отчета нашего дежурства.
 
Колька неопределенно пожал плечами и ничего не сказал.
 
Тунгусов прикладом обреза грубо поднял с земли Лексашу, подтолкнул старуху, и повел их к выходу. Колька зашел сбоку. Вдруг он подобрался, и стремительно бросился на Тунгусова.
Резко выхватив оружие, он затем ловкой подсечкой отправил самого конвоира в глубокую канаву, вырытую дачниками для отвода излишней влаги.
 
Похитили обернулись и, точно две черные статуи застыли неподвижно и безмолвно.
 
- Бегите к выходу! - крикнул им Колька.- Уходите домой.
 
- Ась?
 
- Быстро! Пока я не передумал. Смывайтесь отсюдова.
 
- Спасибо ! Милость явил.Добрый тоже, спаси тебя бог,- дробно забормотала старуха, подтыкая мокрые юбки.-Лексаша, чадо угарное! Мотаем с этого проклятого места, пока этот боров нерусский в канаве глаза пучит.
 
И они исчезли в темноте так быстро, как исчезает ловкач- фокусник на фоне черной ширмы.
 
Колька помог Тунгусову выбраться из канавы. Они молча вернулись к столу. Шахтер был угрюм, тяжело сопел, но долгое время молчал.Затем налил себе остатки водки, махом выпил ,и только потом, давая выход гневу, яростно стукнул своим тяжелым кулачищем по столу.
 
- Гад ты напарник! Зачем воров отпустил? Налицо предательство...
 
- Карл Августович- это мой дед- коротко и твердо сказал мальчишка.
 
- Вот оно что!- изъявительно протянул Тунгусов. - Немец немца спасает!
 
- Эх, врезать бы тебе еще,дядь Егор за такие слова.
- Ну, извини! Хочешь к нему на юбилей пойти?- неожиданно предложил он мальчишке.-Валяй! Дело к рассвету идет. Добью вахту в одиночестве. Борщика революционного отведаешь
 
- Спасибо!- повеселел Колька,- Я побегу тогда...Как отец уехал, мамка запретила к деду ходить. Пойду сообщу, что отец возвращается. Вот уж он обрадуется.
 
- Давай! Хоть на крыльях лети!
И когда мальчишка уже отбежал на порядочное расстояние, Тунгусов вдруг резким, неприятным свистом, точно подзывая собаку, остановил его.
 
- Айн момент, киндер! Подарочек деду будет.
 
Колька вернулся к столу. Тунгусов взял пакет и стал швырять в него остатки еды. Все. Без разбора в одну кучу.
 
- Гуманитарная помощь!- сквозь зубы процедил он. -Это Германии от России!
 
- Зачем ты так,дядь Егор?- покраснел до шеи мальчишка
 
- Надоели их подачки! Пусть знают гордость наших!
 
- Я возьму!- мужественно справившись с обидой сказал Колька.- У деда собака есть... Можно я ей скормлю.
 
- Как знаешь!
 
-До свидания, дядя Егор!
 
-Гитлер капут!
 
Колька зажал пакет под мышкой, и бросился прочь. .
Дата публикации: 22.05.2008 08:50
Предыдущее: Два художника. Маленькая повесть.Следующее: Не отводя глаз. Публицистика

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Литературный конкурс памяти Марии Гринберг
Предложение о написании книги рассказов о Приключениях кота Рыжика.
Презентации книг наших авторов
Cергей Малашко.
Гусиное Эльдорадо - параллельный мир
Наши эксперты -
судьи Литературных
конкурсов
Татьяна Ярцева
Галина Рыбина
Надежда Рассохина
Алла Райц
Людмила Рогочая
Галина Пиастро
Вячеслав Дворников
Николай Кузнецов
Виктория Соловьёва
Людмила Царюк (Семёнова)
Павел Мухин
Устав, Положения, документы для приема
Билеты МСП
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
Планета Рать
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
Литературные объединения МСП
"Новый Современник"
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Организация конкурсов и рейтинги
Шапочка Мастера
Литературное объединение
«Стол юмора и сатиры»
'
Общие помышления о застольях
Первая тема застолья с бравым солдатом Швейком:как Макрон огорчил Зеленского
Комплименты для участников застолий
Cпециальные предложения
от Кабачка "12 стульев"
Литературные объединения
Литературные организации и проекты по регионам России

Шапочка Мастера


Как стать автором книги всего за 100 слов
Положение о проекте
Общий форум проекта