Елена Крылова
Знакомая незнакомая











Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Диалоги, дискуссии, обсуждения    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Литературный конкурс юмора и сатиры "Юмор в тарелке"
Положение о конкурсе
Буфет. Истории
за нашим столом
Улыбнитесь!
Лучшие рассказчики
в нашем Буфете
Дина Лебедева
Жизнь все расставит по своим местам
Пшеничнова Валентина Егоровна
Я женщина
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Размышления
о литературном труде
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
Диалоги, дискуссии, обсуждения
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ивановская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Костромская область
Тверская область
Оровская область
Смоленская область
Тульская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Псковская область
Новгородская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Республика Удмуртия
Нижегородская область
Ульяновская область
Республика Башкирия
Пермский Край
Оренбурская область
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Республика Адыгея
Астраханская область
Город Севастополь
Республика Крым
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Республика Дагестан
Ставропольский край
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Курганская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Алтайcкий край
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Кемеровская область
Иркутская область
Новосибирская область
Томская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Зарубежья
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Азербайджана
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Болгарии
Писатели Испании
Писатели Литвы
Писатели Латвии
Писатели Финляндии
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты
Визуальные новеллы
.
Произведение
Жанр: Просто о жизниАвтор: Владимир Штайгман
Объем: 17110 [ символов ]
Камень, отвергнутый строителями. Рассказ.
Камень, отвергнутый строителями.
 
Рассказ.
 
"Назначено время, когда бросать каменья, и время, когда собирать каменья." Экклесиаст.
 
В маленьком российском городке, таком маленьком, что все жители его не просто знали в лицо друг друга, а всю родословную каждой семьи, жил тихий, скромный пекарь Карл Берг. Всю жизнь он выпекал хлеб, был исполнителен, по-немецки трудолюбив, его портрет годами не снимали с Доски Почета.
 
Он получил от родного хлебозавода отдельную, благоустроеную квартиру, участок земли под дачу, а при выходе на пенсию ему вручили часы, показывающие текущее советское время, счасливое и безмятежное, а также время во всех угнетенных странах мира, и благополучно забыли о своем передовом труженике.
 
Берг был небольшого роста, с круглым, тугим брюшком, носил подтяжки, на щеках его до старости играл румянец, и внешне он напоминал вовсе не пенсионера, а крепкого,белобрысого, хорошо упитанного подростка.
 
Жена Софья Давыдовна была ему под стать.
 
Они познакомились еще в пищевом техникуме, расписались в ЗАГСе, и оба, как муж и жена, и молодые специалисты, приехали по распределению на один провинциальный хлебозавод.
 
Берга сразу поставили небольшим начальником, а жену, как экономиста, посадили в бухгалтерию. Софья Давыдовна, маленькая, полная, черноглазая так и просидела на одном месте долгие годы, но и Берг, вопреки ожиданию, в большие начальники не выбился. Уже скоро он , насмотревшись воровства и пьянства, попросился с начальствующей ставки в простые пекари. Так ему было спокойнее по душе.
 
Прожорливый советский народ, устремленный в будущее, требовал все больше и больше хлеба, и Берг , не жалуясь, выпекал его. Он был из той породы тружеников, которым, как говорится, можно было понукать, не запрягая...
 
Однажды осенью Берг, находясь в своей квартире, готовился пить цветочный чай. Заварник уже стоял на кухне, обмотанный махровым полотенцем, и хозяин, ожидая конца благостного томления, неторопливо ходил туда-сюда.
 
Алкоголя во всю свою жизнь Берг не употреблял, но хорошим чаем баловал себя регулярно...
 
Неожиданно в квартиру позвонили. Берг, не ожидавший сюрпризов от этого дня, с готовностью открыл дверь.
 
С порога втиснулся в маленькую кухню панельного дома неожиданный гость- бывший парторг хлебозавода, ныне тоже пенсионер Балданов, высокий, костистый, большеносый, и очень энергичный старик. Он живо схватил чайник, прямо из горлышка высосал половину ароматной заварки, оттянул на животе Берга подтяжку, хлопнул ею.
 
- Ишь, пузо отожрал на дармовом хлебушке! Кырла - мырла! Муха в кедах!
 
Берг с недоумением воззрился на гостя незванного.
 
- Чего тебе, Степаныч? Ворвался, как басурманин...Чай мой выкушал, оскорбления наносишь.
 
- Дело, стало быть к тебе есть. Не время кишки чаем полоскать. Октябрь уж на дворе. Прикинулся дохлой рыбой...
 
Балданов стал опять, гоняя кадык на тощей шее , глотать заварку. Руки у него были жилистые и необыкновенно длинные. Таким бы руками тесто месить, муку штабелевать, а он, товарищ Балданов, просидел всю жизнь в отдельном партийном кабинете, перебирая невесомые бумажки.
 
- Ну?
 
- Не нукай... Хомут еще не одел.
 
- Говори толком, Степаныч!
 
Балданова пекарь недолюбливал. Тот был пенсионером-активистом. Занимался политикой, вечно суетился, состоял в каких-то партиях, собирал подписи, кликушествовал на митингах. От него веяло смутой и тревогой.
 
-Вопрос к тебе, пузан есть! Отвечай, как на духу.
 
- Ну?
 
- Полено недоструганное. Гневом кипишь?
 
- Каким еще гневом?- дернулся Берг.
 
- Он еще спрашивает? Праведным?
 
- Оно , конечно...Хорошего мало.
 
- Курс нынешних властей одобряешь?
 
-Куда уж... Сколько терпеть можно!
 
- Стало быть, разум твой возмущен?
 
Балданов уставился на пекаря свои холодным, недреманным оком.
 
- Бардак кругом... Союз развалили. В каждом батоне недовес. Дрожжи применяют некондиционные.
 
Пекарь никогда не страдал многословием. Его, как передовика, иногда вытаскивали на трибуну, но никакого ораторской хватки он не проявил, а только развлекал зал.
 
Жена его Софья Давыдовна , наоборот имела дар красноречия. Она убеждала цифрами. После каждого ее выступления в зале повисала напряженная тишина. Ясно было- или руководство ни к черту не годилось, или эта маленькая , начинающая экономистка, вовсе не опасается за свое будущее...
 
- Разум твой возмущен, спрашиваю?- продолжал наседать Балданов, опять ухватившись костяными пальцами за подтяжки пекаря.
 
- Как у всех. Мафия кругом. Кислородом тесто продувают...Муку не подсеивают.
 
Берг пытался разжать железные пальцы парторга, но тот, возбуждаясь, впивался в жертву еще сильнее.
 
- Молчать долго намерен? Честным людям уже воспротивится пора...Ишь, спрятался под пыльный плед.
 
- Цены- не приведи господь! Недосмотр кругом...
 
- Куропатка твоя где?
 
- Чего?
 
- Про жену спрашиваю. Не видно ее дома.
 
- Очередь за пенсией выстаивает. Сам знаешь- задерживают деньги. Обещают , вроде долги ликвидировать...
 
- И это ты недосмотром называешь? Червь безмолвный,- зашелся в яростно- бесноватом сипе Балданов. Это же катастрофа. Президент наш водку хлещет, весь мир смеется над ним.Спасать Отечество надо.
 
- Как спасать, Степаныч? Ты к чему квашню месишь! Кто спасать должон?
 
- Кто? Ты, да я! Как сказано в Уставе КПСС: "Было время, товарищи, разбрасывать камни, а теперь пролетариату пора собирать их."
 
- Насчет камней врешь ты Степаныч! Это вовсе не Уставе сказано, а в Библии. Я когда в партию готовился- все досконально изучил. А вы меня отвергли...
 
- Извини! Политика такая национальная была. Теперь же мы бок о бок должны сплотится, и задушить гидру капитализма, которая вывелась у нас под боком.
 
- Сдурел на старости лет...У тебя старший сын в бандиты подался. Ты его спасай, а не Родину! Не твое это дело.Что с нас взять с тобой, кроме анализа.
 
- Ты погляди на него? Он увильнуть опять желает. Немчура поганая, несознательная!!
 
Балданов приблизил к пекарю свое жесткое, обтянутое сухой кожей лицо.
 
- В партию желаешь вступить? Сомкнешь наши дружные ряды?
 
- Степаныч!- умоляюще протянул Берг.- Я пробовал же...Сам знаешь! По молодости. Ты же меня и зарезал на партсобрании. А все потому что отчество у меня неподходящее. Адольфыч! А я разве виноват, что отца так звали? В Германии это обычное имя. Такую речь ты закатил тогда. До сих пор обидно. Какой мол, это, товарищи, будет коммунист с отчеством Адольфыч? Это же позор, мол, будет для всей партии...
 
- Эх ты, урод отсталый! Вспомнил что? Той партии давно нет. Хлам истории. Горбачевские подонки! Мы-новые коммунисты. Разумеешь?
- Изжогу ты у меня Степаныч, вызываешь от твоих политических кувырканий.
 
- Да, новые! Воспрянувшие!- вдохновенно повторил Балданов и новый, дикий уже совершенно огонь вспыхнул в его очах. Вот я и предлагаю тебе наши шеренги. Это почетно!
 
- Теперь мне вроде это и ни к чему,- шлифуя маленькими руками подтяжки, рассмеялся Берг.- Пенсию мы с женой заработали, квартиру дали, дача с облепихой имеется...Двух сыновей вырастили. Один в Израиле живет, второй в Германии. Андрей дома строит, а Юрка- людей лечит...Оба вымахали на голову выше родителей, у Софьи дед-еврей цирковым борцом кочевал с цыганами...Подковы гнул, монеты. А в моем немецком роду все заморыши были. Вот и подумай Степаныч, на что мне жаловаться...Весной думаем с Софьей Давыдовной в Германию махнуть. Юрка в Кельне живет, собор тамошний хочется своими глазами увидеть. Знатная штука...
 
- Куда ты махнуть собрался?- тихо, будто с того света, спросил Балданов.
 
- Говорю же, в Кельн немецкий...Там седьмое чудо света.
 
Балданов грохнул кулаком по столу, в ярости заорал:
 
- Чего тебе Карл-Адольф в Германии делать? У нас своего дурдома хватает... Значит, ты даешь согласие на вступление в наши стройные шеренги... Вот как власть пихнем, портфель получишь. По хлебо-пекарной промышленности.
 
- Я, Степаныч того...Подумать еще надо.
 
- Слушай сюда! Задание тебе будет. Навроде кандидатского стажа. Статью в местную газету напишешь. Публикацию гарантирую. Редактор - наш человек!
 
Степаныч!- умоляюще сложил на животе маленькие ручки Берг.- Какой из меня писатель? Не осилю...
 
- Ты немец?
 
- Сам знаешь мое личное дело.
 
- Обижала тебя Советская власть? По национальному корню?
 
- Меня лично не очень. Квартиру дали, дачу, пенсию...На работе уважали. Двадцать Почетных грамот имею. Десять будильников. Тридцать галстуков от профсоюза. Шесть бюстов Ленина. Три пластинки с Гимном. С Доски Почета одиннадцать лет не снимали. Патент имею на бублик. Ввел в производство...
 
- Не бормочи- пономарь!- перебил его Балданов.- Предупреждаю, в статье ни слова о сыновьях. Буржуи они у тебя.Ты больше на прошлое нажимай. Репрессии немцев опиши...
 
- Это было, конечно,- печально согласился Берг.- Родителям моим и братьям крепко досталось. В сорок первом нас из Поволжья швырнули на казахские солончаки. Десять могил осталось там. Один я на волю вырвался.
 
- Молодец! Это в тему будет... Сталина можешь лягнуть...Это он в ваших бедах виноват. Бодай его.
 
- Боюсь!- откровенно признался Берг.- До сих пор холод в груди.
 
- Но особенно критикой нынешних демократов займись.
 
- А про Софью мою можно сказать? Ее всю жизнь на работе обижали. Она головастая, могла старшим бухгалтером стать, а ее на побегушках держали. Обидно мне...
 
- Я не виноват. Был процент на евреев. Хотя, честно тебе сказать, дело давнее уже- мог бы помочь. Переспать со мной предлагал...Всего-то делов!
 
- Ну и гад же ты, Балданов!- гневно сказал Берг.- Убить тебя мало.
 
- Да не волнуйся. Ничего не было. Отшила она меня. Вы тогда в коммуналке жили. Хотя мечтания у меня были. Бабенка она у тебя маленькая, но ядренная... Как репка! С такой брюнеточкой я бы клопам в диване спать не дал. Моя-то дылда, сам знаешь - крокодилам родственник! И дети в нее.
 
- Гад! Вот когда зароют тебя- прийду и на могилу плюну,- сказал Берг
 
- Ладно, плюй, -усмехнулся Балданов.-Ты гордится должен такой женой. Теперь я полового значения не имею. Сносился струмент... Не бери в голову. Что по-молоду не было...
 
Балданов вытащил из кармана несколько листов чистой бумаги. На одном из них по центру крупно было написано: " Молчать не заставите!"
 
- Это название твоей статьи. Менять не смей. На сочинительство даем тебе трое суток! Поднатужься, Адольфыч! Легион ты наш иностранный.
 
И, высосав остатки заварки, исчез, будь он неладен!
 
* * *
Вернулся он, как и обещал, через трое суток. Его встретил другой Берг. Бледный, осунувшийся, словно он прожил вторую жизнь, пахнущий валерьянкой.
 
Он молча протянул Балданову готовое сочинение.
 
О, эти трое суток! Бог, создавая землю и небо, потратил меньше усилий.
Запуганный долгие годы Берг впервые возвысил собственный голос. Ругал власти сам. Писал дерзские слова своей рукой. Маленький, забитый человек становился бунтарем.Раб поднимался с колен. И хотя Берг знал, что времена теперь наступили другие, всех, от низу до верху можно было безжалостно критиковать, и ничего тебе за это не будет, но острый холодок в груди оставался. Он по-прежнему терзал его.
 
Особенно страшно было "лягать" Сталина. На лбу выступала испарина, гбы дрожали, точно надо было произнести слова в лицо самому хозяину, но он назвал его убийцей и преступником. И про Казахстан написал, и про сусликов, которых ему приходилось есть, чтобы не помереть с голоду. Крепко проехался он и по нынешней власти, назвав их "врагами народа" и "наипервейшими ворами."
 
Для него это был подвиг. Названия статьи он не изменил.
 
Балданов хлебнул из графина желтой кипяченной воды, быстро прочитал текст и заорал:
 
- Молодчина, Адольфыч! Ты знаешь кто? Ты Салтыков- Щедрин! Сам Гоголь тебе в подметки не годится. В субботу твоя статья выйдет в свет. Она пополнит копилку гнева народного. Ставь дату, адрес и подпись!
 
И опять, зловещий искуситель, покинул свою жертву вон.
 
В последующие дни Берг предался томительному ожиданию, как это бывает у начинающих авторов.
 
В субботу он с утра стал подкарауливать в подъезде почтальонку Раису. Та подозрительно запаздывала. Внизу бегали жильцы, оглушительно, как выстрелы ,хлопали двери на тугих пружинах, брунжали мухи за отоплением, а почтальонки все не было." Все! Это конец! Наверное, арестовали редактора газеты, сейчас прийдут за мной,- в отчаянии думал он.- И адрес свой написал, и фамилию..Черт бы побрал этого Балданова! Он еще оказывается, в молодости и за женой моей ухлестывал."
 
Его Софья Давыдовна уже три дня пребывала в ягодной командировке. В двадцати километрах от города, на территории района находилось знаменитое Лешачье болото, ежегодно щедрое на клюкву-ягоду. В этом году, говорят, ягоды столько, что земли под ней не видно.
 
Вот и загорелось у нее пособирать урожай , вместе с другими работницами хлебозаводской бухгалтерии. Отправились с ночевкой в ближайшее деревне.
 
Берг с улыбкой наблюдал, как его маленькая жена собиралась в путь. Брюки, дождевик, высокие, с отворотом рыбацкие бредни. Надень шляпу, наклей усы- вылитый кот в сапогах из сказки.
 
Поэтому творил статью он в одиночестве. Даже не признался, что получил от Балданова задание на сочинительство.
 
Но вот появилась Раиса-почтальонка. Не глядя расшвыряла по ящикам жильцов корреспонденцию.
 
Берг спрятал за пазуху газету, на ватных ногах поднялся к себе в квартиру. В кухне развернул номер. В нос ударил запах свежей типографской краски.
 
ервое, что уивдел дюбетант печати- свою фотографию. На ней он был молод- лет сорока, не более. Именно этот портрет многие годы висел на заводской Доске Почета. Вероятно, эту фотографию, предоставил редакции неугомонный Балданов. А внизу его статья"Молчать не заставите".
 
Берг, сдерживая волнение и вооружившись лупой, тщательно прочитал напечатанное.
 
Прочитал и в ужасе схватился за голову.Половина строк ему не принадлежала. Редактор перепахал статью умелым беспощадным пером и заострил до крайности. Прикрывшись чужой фамилией он дал волю ядовитому своему уму. Сталина бойкий газемный умелец так "лягнул". что у Берга вспотели ладони. Вождь стал и "людоедом с усами" и "палачом немцев" и "дикарем с партийным билетом!"
 
Такого Берг не писал.
 
Современную же власть редактор от души обложил десятком таких изощренно-поносных слов, значение которых не шибко грамотный Берг не разумел вовсе.
 
Он понял, что погубил себя. Ему казалось, что так власть не ругал еще никто, и она этого не простит.
 
Не получилось пожить спокойно на пенсии. Втянули -таки в историю...
 
А у жены его,ходящей в это время по нескончаемому болоту, будто красным ковром покрытом, вдруг заныло сердце. Настоящие жены всегда носят с собой частицы душ своих близких, они подключены к ним особыми, пока неведомыми нам каналами связи. Она в тревоге засобиралась домой...
 
А Берг в эти часы, с безысходностью обреченного на казнь человека, мотался, в иступлении, по городу, пытаясь скупить в киосках весь тираж злополучной газеты. Он заходил также во все дома и подъезды, где совершенно уже хулиганским манером выдергивал из почтовых ящиков корреспонденцию...
 
Одно его радовало несомненно. В статье не было слова единого о жене. Берг, поначалу разогнавшись в сочинительстве, решил рассказать о ее судьбе, намекая на еврейскую национальность, но повествование вышло неумелым, и весьма путанным.
 
Редактор, к счастью, зачеркнул эту часть рукописи, посчитав эту тему неактуальной для маленького городка.Городок, действительно, был маленький, но у них двоих жителей, тоже невеликих по внешности, немца и еврейки, проблеммы были отнюдь немалые.
 
Жили они, как дичка другой породы среди русских людей, которые их в открытую не обижали, но и откровенно рады их присутствию тоже не были.
 
Берг, привыкшый к своему положению бывшего "врага народа", неувязки переносил легко. В начальниках, по мягкости натуры, он сам ходить не желал, отказ о приеме в партию, воспринял философски. В самом деле, какой может быть коммунист с таким опозоренным отчеством.
 
А вот о карьере Софьи Давыдовны он переживал искренне. Голова у нее была лучше любой счетной машины, но она в своей должности рядового бухгалтера так никуда и не тронулась.Ни разу в жизни не вспомнили о ее национальности, но какие-то ржавые пружины так и не ослабили свое противодействие...
 
Подходила к завершению золотая пора российской"бабьей осени." Воздух горчил рябиной, и с полей, остриженных "под ноль", расплзался по округе рыжий туман.
 
На дачах было пусто. Лишь на одной из них ярко пылал костер...Берг сидел в дачном кресле и одну за одной швырял в костер газеты. Его портрет и статья корчились в пламени и превращались в обгоревшие хлопья, которые летали вокруг, как черные, зловещие птицы.
 
Вместе с костром выгорала его душа, испугавшаяся собственных крыльев...
Уже ближе к полуночи, наняв такси, приехала на дачу Софья Давыдовна...Берг сидел в дачном кресле, и как будто дремал. Врачи констатировали потом внезапную остановку сердца.
Дата публикации: 29.12.2007 06:26
Предыдущее: Как лечить парижский насморк? Повесть. Часть первая.Следующее: Обман. Рассказ.

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Юлия Артэ[ 29.02.2008 ]
   Среди тех вещей, которые оказались в числе допущенных к конкурсу, наиболее интересной показалась именно ваша. Некоторой многослойностью, скорее, не сюжета, а самого повествования, отличным языком изложения, яркими образами, соответствием выбранному эпиграфу... Немного не поняла заголовка - по крайней мере, я бы сформулировала по-другому. И еще: сомнения относительно концовки. Так ли нужно было его убивать? Но - еще раз - самый удачный, на мой взгляд, рассказ из конкурсных. Пятерка вам!
Александр Мецгер[ 29.03.2008 ]
   Рассказ не плохой. Легко читается. Я сам и вся моя семья многое пережили, из за национальности. Да и сейчас не сладко приходтся моим сыновьям. Конечно, везде по разному.
   С уважением Александр.
А. Шихман[ 03.04.2008 ]
   Неплохо досталось казенным поощрениям:
   "Двадцать Почетных грамот имею. Десять будильников. Тридцать галстуков от профсоюза. Шесть бюстов Ленина. Три пластинки с Гимном. С Доски Почета одиннадцать лет не снимали."
   Неточность: "Настоящие жены всегда носят с собой частицы душ своих близких" (мысль отличная, но в данном контексте просится - "мужей").
 
Владимир Штайгман[ 03.04.2008 ]
   Благодарю, Анатолий! Удач вам! Привет из Германии, с берегов немецкой речки Эльбы. Владимир Штайгманн.
А. Шихман[ 04.04.2008 ]
   Благодарить не за что - а за пожелания спасибо.
Сеня Уставший[ 21.04.2008 ]
   Ваш вариант мне понравился больше, чем чеховский. С уважением
Злата Рапова[ 22.07.2008 ]
   Уважаемый Владимир! Яркий запоминающийся рассказ. Рада, что жюри его оценила по достоинству.
    Желаю Вам дальнейших успехов!
    С уважением, Злата Рапова

Литературный конкурс памяти Марии Гринберг
Предложение о написании книги рассказов о Приключениях кота Рыжика.
Презентации книг наших авторов
Cергей Малашко.
Гусиное Эльдорадо - параллельный мир
Наши эксперты -
судьи Литературных
конкурсов
Татьяна Ярцева
Галина Рыбина
Надежда Рассохина
Алла Райц
Людмила Рогочая
Галина Пиастро
Вячеслав Дворников
Николай Кузнецов
Виктория Соловьёва
Людмила Царюк (Семёнова)
Павел Мухин
Устав, Положения, документы для приема
Билеты МСП
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
Планета Рать
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
Литературные объединения МСП
"Новый Современник"
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Организация конкурсов и рейтинги
Шапочка Мастера
Литературное объединение
«Стол юмора и сатиры»
'
Общие помышления о застольях
Первая тема застолья с бравым солдатом Швейком:как Макрон огорчил Зеленского
Комплименты для участников застолий
Cпециальные предложения
от Кабачка "12 стульев"
Литературные объединения
Литературные организации и проекты по регионам России

Шапочка Мастера


Как стать автором книги всего за 100 слов
Положение о проекте
Общий форум проекта