Евгений Кононов (ВЕК)
Конечная











Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Диалоги, дискуссии, обсуждения    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Литературный конкурс юмора и сатиры "Юмор в тарелке"
Положение о конкурсе
Буфет. Истории
за нашим столом
КО ДНЮ СЛАВЯНСКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ И КУЛЬТУРЫ
Лучшие рассказчики
в нашем Буфете
Раиса Лобацкая
Будем лечить? Или пусть живет?
Юлия Штурмина
Никудышная
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Размышления
о литературном труде
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
Диалоги, дискуссии, обсуждения
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ивановская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Костромская область
Тверская область
Оровская область
Смоленская область
Тульская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Псковская область
Новгородская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Республика Удмуртия
Нижегородская область
Ульяновская область
Республика Башкирия
Пермский Край
Оренбурская область
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Республика Адыгея
Астраханская область
Город Севастополь
Республика Крым
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Республика Дагестан
Ставропольский край
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Курганская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Алтайcкий край
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Кемеровская область
Иркутская область
Новосибирская область
Томская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Зарубежья
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Азербайджана
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Болгарии
Писатели Испании
Писатели Литвы
Писатели Латвии
Писатели Финляндии
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама
SetLinks error: Incorrect password!

логотип оплаты
Визуальные новеллы
.
Произведение
Жанр: РассказАвтор: Вадим Сазонов
Объем: 23463 [ символов ]
Шанс
Шанс
 
Глава 1
 
Несмотря на моросящий дождь и прохладу, в воздухе уже чувствовалось дыхание весны. На оголенных отступающими остатками слежавшихся сугробов островках земли робко пробивался зеленеющий оттенок несмелых травинок, на вознесенных к небу ветвях куста около больничного крыльца набухли уже готовые вот-вот лопнуть почки.
Я просмотрел на небо, кое-где серые тучи прохудились, их истонченное полотно там и сям приобретало светлый, золотистый оттенок, солнце требовало свидания с землей.
- Ты уж не забывай, заглядывай, - голос бабы Клавы отвлек меня от созерцания природы.
- Обязательно, - я обернулся.
Она стояла в дверях больницы, накинув на голову пуховой платок, придерживая его концы под подбородком. Поверх белого халата был надет видавший виды ватник защитного цвета.
- С Богом, крестник! – она тепло улыбнулась, взяла меня под локоть и слегка подтолкнула к ступеням, - Иди, Лешка вон ждет уже.
- До свидания.
Я неспеша спустился по скрипучим деревянным ступеням и зашагал к полицейскому УАЗику, у открытой дверцы которого покуривал Алексей.
- Собрался? Готов? – спросил он.
- Мне и собирать-то нечего, - улыбнулся я в ответ. – Готов.
- Садись.
Когда автомобиль, надрывно взревев, начал, раскачиваясь и дергаясь, преодолевать рытвины и лужи больничного двора, я обернулся на черневшее сырой, некрашеной, местами прогнившей вагонкой двухэтажное здание районной больницы, где прошли последние месяца полтора моей жизни.
«Моей ли?» - промелькнула мысль.
От кочегарки - пристройки красного кирпича, возле которой возвышалась куча угля - за машиной засеменил Петрович.
- Погоди, - попросил я.
Алексей притормозил, я вылез.
Петрович обнял меня за плечи:
- Давай, Ванька, не пропадай, а то зазнаешься там на новом-то месте. Целый начальник теперь будешь, - он похлопал меня по спине, отпустил, отступил. – Бывай.
- Пока, Петрович, не на край света еду, - засмеялся я, - на соседнюю улицу.
Забравшись в машину, помахал ему и всему больничному двору сквозь забрызганное грязью окно дверцы.
Начиналась новая жизнь.
Точнее началась она более месяца назад, когда, видимо, закончилась предыдущая.
Некоторые подробности этого перехода из одной в другую я знал только с чужих слов.
Меня, чудом не замерзшего насмерть, нашли в бескрайнем поле под насыпью железной дороги местные мужики, которых туда что-то случайно занесло.
Как говорил Вениамин Сергеевич – местный главный, а по сути, единственный врач – я представлял собой весьма печальное зрелище: тяжелейшая черепно-мозговая травма, нанесенная, как записано в протоколе, «тяжелым, тупым предметом», множественные ссадины и синяки, полученные при падении с поезда, все это изуродованное тело было прикрыто только рубашкой и брюками, будто я вышел на прогулку в летний, знойный день, в не в холодную мартовскую ночь.
- Счастливчик вы, милостивый государь, - говорил Сергеевич, поправляя очки, сломанная дужка которых была прихвачена изолентой. – Вы просто морж, я бы сказал. Несколько часов на морозе и без последствий. Я уж не говорю о том, что вы умудрились выдержать такой удар…
- Не выдержал, как видите.
- Я о физических последствиях, милый мой, о физических. Что касается памяти, то тут уж как будет Всевышнему угодно, может скоро вернется, а может и вообще…
Так я - искалеченный, без одежды, без документов, а главное без каких-либо даже туманных воспоминаний о своем прошлом - попал в этот райцентр, который, как позже выяснил можно было неспешным шагом пересечь менее чем за час.
Кто я?
Откуда я?
Эти вопросы не имели ответов.
Когда мне разрешили вставать, я спустился на первый этаж, где в конце коридора была умывальня – комната с несколькими железными раковинами, давно требующими покраски, и ржавыми кранами, из которых с большим трудом сочилась ледяная вода. Над одной из раковин висело маленькое мутное зеркало, в которое я и вглядывался, пытаясь оживить в мозгу хоть какие-то ассоциации, глядя на покрытое щетиной лицо, на морщины мешков под глазами, ввалившиеся щеки, бритый череп, еще обмотанный бинтом, с любопытством постороннего заглядывая в глубину серых глаз.
Попыткой ответа на эти же вопросы был озабочен и местный участковый – капитан Алексей Еремин – энергичный, похоже никогда не унывающий парень лет тридцати пяти.
- Я ездил в область, ничего. Отпечатки ваши по нашим базам не проходят.
- Даже не знаю, плохо это или хорошо, - усмехнулся я в ответ.
- Проводницы не заявляли, что кто-то из пассажиров пропал. Никаких брошенных вещей или документов они не обнаруживали. И нет никаких заяв по поводу, чтобы кто-то пропал. Там только несколько девиц.
- Нет, даже при своем беспамятстве могу уверенно утверждать, что девицей я никогда не был!
- Тебе… Вам смешно…
- Не напрягайся, если привык говори «ты».
- У нас так уж тут принято, но вы… Вы не местный и вы же мне в отцы годитесь.
- Откуда знаешь? Может мне двадцать лет, никто ж не знает. А может я тебе в деды или прадеды гожусь, может мне сто пятьдесят лет. Может меня уже давно занесли в книгу рекордов Гиннеса. Там не проверял? Нет там моего фото?
- Вам бы все смеяться, а я серьезно. Сергеевич говорит, тебе… вам лет шестьдесят. Да и так видно, хотя такой – подтянутый. Что мне с вами делать?
- Ничего не делай. Все что надо со мной уже сделали.
- Документы-то надо какие-то, а то как? Как без документов? Это не положено, невозможно.
Еще из местных я общался с бабой Клавой, которая работала в больнице и медсестрой, и уборщицей.
Я, как и все, называл ее именно бабой Клавой, хотя, судя по всему, она, если и была меня старше, то не на много.
Пока я был лежачим, то не проходило и часа, чтобы она не заглядывала ко мне, проверяла не надо ли чего. Она же и кормила меня, пока я еще был совсем слаб, она же и обмывала меня, меняла белье, кряхтя придвигая к моей соседнюю кровать, помогая мне на нее перебраться, она же мне и имя придумала.
- Негоже как-то без имени-то, вон и всякая шавка кличку имеет. Надо и тебе наречь как-то. Думаю, Иван будет правильнее всего.
- Почему?
- Потому как имя это такое без всяких принадлежностей.
- Как это?
- Оно такое равное. Были и цари Иваны, были и простые Иваны.
- А что? Верно говорит, - поддержал Клаву Петрович.
Он тоже стал завсегдатаем моей палаты. Скучно ему было, жил при больнице после того, как по пьянке спалил свой дом. В кочегарке, где и работал, выгородил себе угол, поставил топчан, переехал, как он это называл. Других постоянных пациентов в больнице не было, не лежалось им здесь, чуть полегче и перебирались домой. А если кто и задерживался, то к нему родные ходили.
А я – целый аттракцион – человек без памяти, без прошлого, чистый лист для фантазий Петровича.
- Давай будем логически рассуждать, - начинал он каждый вечер, садясь на табуретку рядом с моей кроватью и дыша на меня тяжелым перегаром. – Памяти у тебя нет, но надо мыслить. Мозги-то есть. Вот я мыслю, что смотри: руки у тебя чистые, ногти ровные. Значит ты не уголь грузил. Может ты как-то с этим, с искусством был связан. Ну-ка напой чего-нибудь.
- Что?
- Ну, не знаю. Что-нибудь такое известное. Давай «Катюшу».
Я попытался петь.
- Нет! Нет! – замахал руками Петрович. – Не трави душу, не погань хорошую песню. Ладно, музыканта из тебя не получилось.
В следующий вечер он, таинственно оглядываясь, вытащил из-за пазухи чью-то медицинскую карту:
- Ну-ка почитай тут всякие умные названия. Может ты доктором был.
Видимо, вид у меня был достаточно тупой, когда я пытался правильно произносить термины, которые мне ни о чем не говорили.
- Да, опять промашка вышла. Не катит, - тяжело вздохнул Петрович. – Завтра попрошу у бабы Клавы, чтобы она от внука своего краски принесла. Может ты художник на худой конец.
Как-то он притащил калькулятор.
- Думаю, ты какой-то ученый. Давай умножай тысяча двести тридцать девять на шестьсот сорок пять, - пряча от меня экран калькулятора, он с нетерпением ждал ответа.
- Не знаю.
- Так, ученый тоже не вышел. Замучил ты меня вконец! Совсем ничего что ли не помнишь? Учился чему? Может работа какая помнится? Ну нельзя же так!
Как-то раз, когда я уже стал выходить на улицу, Петрович затащил меня к себе в кочегарку, за выгородку. Усадил на какой-то ящик и торжественно вытащил из-под топчана бутылку водки.
- Знаешь, что это?
- Знаю, - рассмеялся я.
- Вот, хоть какой-то просвет. Любишь?
- Не помню.
- Сейчас поставим опыт, - он налил мне в чайную чашку, - пробуй.
Я выпил, поморщился.
- Хороша? - с любопытством спросил Петрович.
- Нет. Я уверен, что я ее не любил. Не понравилось.
- Ну вот! – разочарование было искренним и нескрываемым.
Формулировку «я уверен» я изобрел для себя, когда понял, что не могу использовать слова «я помню».
Например, я был уверен, хотя и не помнил их, что у меня были родители и именно с ними я провел свое детство.
В это я окончательно поверил, когда во сне мне стали являться очень неясные, без определенных черт силуэты, скорее тени, от которых исходило такое тепло и нежность, что я просыпался со слезами на глазах, еще не проснувшись понимая, что это только сон, но наполненный такими чувствами, что отчаянно хотелось, забыв обо всех законах мироздания, оказаться там, в далеком, вычеркнутом кем-то из моей памяти детстве. Никаких сомнений, я был уверен на все сто процентов, что оно у меня было абсолютно счастливым!
Странно, но во снах мне никогда не являлось никаких намеков на более поздний возраст, как будто даже подсознание не имело доступа к тем кладовым, где хранилась память обо всем, что следовало за детством.
Поделился этим открытием с Петровичем.
- Дык у тебя просто появился новый шанс, - обрадовался он.
- Какой?
- Считай, Ванька, у тебя ныне шанс начать жизнь сызнова. Типа, ничего, кроме детства, нет. Как новый человек родился. Вот она какая мысль-то! Ничто не тянет в сторону, все в новинку. Строй из себя, что захочешь. Во как!
Странная потеря памяти у меня образовалась. Я прекрасно помнил, что сейчас две тысячи девятнадцатый год, помнил много исторических фактов, помнил, что происходило в стране и мире в последнее время, помнил какие-то анекдоты, помнил какие-то фильмы, но вот когда, где и с кем я их смотрел было для меня полной тайной. Получалось я помнил декорации своей жизни, но не помнил ее.
Но вот у тела память, похоже, не пропала.
Сначала поймал себя на том, что когда на ужин давали кашу с сосиской, то рука непроизвольно искала нож, который в больнице никогда и не водился.
Как-то, бродя по двору, увидел перекладину, прибитую к двум растущим рядом деревьям.
Воровато оглядевшись, помня слова Сергеевича: «никаких физических нагрузок, милостивы государь. Пока, пока никаких», подошел, подпрыгнул, ухватился за перекладину и, ощутив приятное напряжение мышц, подтянулся один раз, второй… Через пару дней тело само уже вспомнило, видимо, привычный по прошлым годам комплекс упражнений, который я теперь стал повторять ежедневно, чувствуя, что уставшая от бездействия мускулатура возвращается к привычной жизни.
Не бросал меня и участковый, частенько заходил с отчетами:
- Тут мимо нас во все концы поезда проходят. Так что я в области договорился, там по нашей системе разослали про тебя информацию, может где-то тебя ищут.
Через несколько дней:
- Тебя уже скоро выписывать можно, Сергеевич сказал. А тут у нас в школе место завхоза пустует, я поговорил с директрисой, она может тебя взять. Вот только с документами кранты. Пока будет выписывать зарплату на своего зама, а отдавать тебе. Потом уже, когда документы появятся, она тебе оформит, все чин-чинарем будет.
- Откуда же документам взяться?
- Я в области почти договорился. Тебе справку оформят пока, будто утеря паспорта.
- На какое же имя.
- Ну имя-то тебе баба Клава дала, а уж фамилию и отчество я придумал.
- Какие?
- А ты угадай! – Алексей заливисто засмеялся. – Иванов Иван Иванович. Как тебе?
- Подойдет. Спасибо.
- Там при школе есть комната, даже с сортиром. Но ремонт надо делать, там окна вставить, еще кое-что. Пока, когда выпишут и ремонт идет, у меня поживешь.
- Удобно ли?
- Ерунда! Жена ушла, один живу, а дом у меня хороший, будет у тебя своя комната.
- Спасибо тебе, Алексей, даже не знаю, как отблагодарить.
- Ерунда! Я же здесь закон, а я думаю, что закон нужен, чтобы хорошим людям помогать. Мужик ты, видать, хороший. У нас тут все одно мужиков не хватает, вот я и борюсь за пополнение.
- Куда же они делись?
- Спиваются. Бабы-то дольше живут. Вот так скоро одни и останутся.
Мне нельзя было пожаловаться на отсутствие внимания.
Ежедневный обход – Вениамин Сергеевич обязательно присядет рядом с моей кроватью, уделит минут десять для неспешной беседы, ободряющих слов о силе моего здоровья.
Почти ежечасный визит бабы Клавы – не надо ли чего?
Как-то раз задремал днем, проснулся от того, что кто-то по голове гладит. Глаза открывать не стал, сквозь почти сомкнутые веки увидел Клаву, сидит, гладит меня и что-то бормочет. Так и не признался, что проснулся, пока она не ушла.
Вечером сказал Петровичу:
- Какая у вас баба Клава заботливая, везет вашим пациентам.
- Баба Клава – чудо! Думаешь, это только Сергеевич тебе вытащил. Не-а, я-то видел, когда ты еще в бессознанке лежал, она приходила, возле тебя сидела, молилась.
После этого разговора я стал сильно робеть в присутствии бабы Клавы, будто чувствовал перед ней какую-то вину. Даже не знаю, откуда это чувство возникло, будто напроказивший малец, про проказы которого родители не знают, хвалят его, а он-то вину чувствует, но не признается.
Всякий раз теперь, встречаясь с ней глазами, ощущал, что где-то в глубине рождаются какие-то важные слова, которые я не мог для себя сформулировать, но обязательно хотел их произнести, если бы знал, как они звучат и что они значат.
За пару дней до моей выписки баба Клава сказала:
- Уж очень ты, Ванечка, на моего Мишеньку похож. На мужа моего. Пять лет назад его схоронила, не хватает, ох как не хватает мне его! – слеза скользнула по ее щеке.
 
УАЗик остановился у невысокого забора, через который доверчиво свешивались ветви яблони.
- Приехали, - Алексей первым вылез из машины, - возьми там на заднем сиденье тюк. Это тебе Клава собрала кое-какую одежду. Пижаму-то, халат и телогрейку надо назад будет в больницу сдать.
В небольшом деревянном домике, спрятавшемся в гуще яблоневого сада, Алексей показал мне мою комнату.
- Пока располагайся, а я сейчас. Сегодня мой день с сыном сидеть, съезжу привезу. И нам веселее будет, он парень общительный.
Вернулись они уже через полчаса.
Сын Алексея – Колька – оказался пареньком лет пяти, веселым, курносым, с таким же, как у отца, непослушным чубом, который у участкового никак не хотел прятаться под форменной фуражкой.
Пока хозяин ушел на кухню, готовить ужин, мальчишка с любопытством присматривался ко мне.
- А ты кто? – наконец не сдержался он.
- Не знаю, - честно ответил я.
- А кто знает?
- Никто.
- Да ну!
- Точно. Что будем делать?
- Мне папа читает вечером. А ты умеешь читать?
- Умею.
- Почитай.
Я подошел к книжной полке прибитой возле двери комнаты, просмотрел корешки: «Повесть о настоящем человеке», школьный сборник произведений Гоголя, Толстого, «Как закалялась сталь», еще что-то, и вдруг в моем сознании появились слова, которые я и начал произносить вслух:
«– Том!
Ответа нет.
– Том!
Ответа нет.
– Удивительно, куда мог деваться этот мальчишка! Том, где ты?
Ответа нет.
Тетя Полли спустила очки на нос и оглядела комнату поверх очков, затем подняла их на лоб и оглядела комнату из-под очков. Она очень редко, почти никогда не глядела сквозь очки на такую мелочь, как мальчишка; это были парадные очки, ее гордость, приобретенные для красоты, а не для пользы, и что-нибудь разглядеть сквозь них ей было так же трудно, как сквозь пару печных заслонок. На минуту она растерялась, потом сказала – не очень громко, но так, что мебель в комнате могла ее слышать:
– Ну погоди, дай только до тебя добраться…»
- Что это? – удивленно спросил Колька.
- Это Приключения Тома Сойера. Эта книга, которую я очень любил в детстве. Мне ее читали мои родители, я в этом уверен.
- И ты так здорово помнишь? – в голосе ребенка звучало сомнение.
Я был уверен, что мне ее читали родители, я не помнил, как они это делали, но с удивлением обнаружил, что помню текст дословно, будто мозг перекрыв путь к кладовым, где хранилась информация обо мне, открыл путь к дальним подвалам, где чудом сохранились чужие тексты навсегда связанные с теми невозвратными годами.
Я продолжал читать, глядя в грязные обои чужого дома.
 
Глава 2
 
В этот день Алексей отвез меня в областной центр, где надо было сфотографироваться для документов, посетить паспортную службу и еще какие-то учреждения.
- Алексей, не заморачивайся, я на автобусе поеду.
- Ерунда! Мне тоже надо в область, отчеты отвезти. Так что все нормально. А уж назад, как повезет.
Закончив все дела, я прогулялся по центральной улице, зашел в книжный, купил томик Марка Твена, пусть и Алексей почитает Кольке про приключения Тома и Гекльберри Финна.
На автовокзале выяснил, что нужный мне рейсовый отправляется через два часа, решил размяться и пошел пешком, рассчитывая сесть на автобус уже на выходе из города.
Подходя к остановке, услышал скрип тормозов, рядом остановился полицейский УАЗик:
- Эй, турист, не желаете прокатиться? - Алексей, как всегда, сиял улыбкой.
- Не откажусь.
Когда уже выехали из города нас со свистом обогнал огромный черный Мерседес.
- Во, Свиридов на фазенду покатил, - кивнул ему вслед участковый.
- Кто это?
- Хозяин города. Раньше был так – мелкий бандишка. А теперь крутой стал, бизнесмен. Поговаривают, отжимает он наш областной комбинат у питерских хозяев. И не боится же – хозяева-то люди ой какие серьезные. Хотя нет, боится, как началась эта эпопея с комбинатом, пересел на этот бронированный Мерс, да и с охраной стал ездить. Раньше-то в демократа играл, сам за рулем ездил на обычной Бехе. Зато благодаря ему сейчас опять время сэкономим.
- Это как?
- Он тут отремонтировал дорогу к своей фазенде. По ней можно срезать путь, автобус-то по шоссе идет, кругалем, а мы напрямки через лес, мы по ней и сюда ехали.
- И он терпит, что мимо него ездят?
- А мимо него никто особо и не ездит, не любят, да мне-то плевать.
За пригородными полями, когда въехали в лес, Алексей свернул с трассы на грунтовку.
Я листал книгу, проверяя свою избирательную память, когда за одним из поворотов машина резко затормозила.
Поднял голову.
Посреди дороги валялся труп огромного пса, мерседес с покореженным передним бампером развернуло или от удара, или от резкого торможения, задние колеса завязли в придорожной грязи. Водитель, опустив стекло, газовал и покрикивал здоровенному блондину, который пытался, упершись руками в багажник тяжелого седана, вытолкать его на дорогу. Высокий худощавый мужчина в длинном кожаном плаще нетерпеливо прохаживался в стороне по обочине.
- Эх, бандиты, а водить-то не умеют, - Алексей выскочил из УАЗика, подошел к Мерседесу. – Эй, мужики, у меня трос есть. Есть за что цепляться-то.
Блондин вылез из грязи, стряхивая ее с ботинок, сильно топая по полотну дороги:
- Есть, тащи.
Алексей направился к своей машине и крикнул мне:
- Иван, вылезай, поможешь.
Я послушно открыл дверцу и вышел наружу. Встретился взглядами с блондином, в глазах которого мелькнуло неподдельное изумление, а в следующую секунду он уже направлял на меня пистолет.
Еще даже не успев осознать, что происходит, я понял, что присел, одновременно пытаясь отступить назад, за дверцу. Пуля со звоном ударила в капот УАЗика.
- Что за херня! – заорал Алексей, вытаскивая из кобуры свой пистолет, пока он передергивал, блондин успел еще раз выстелить, пуля пробила стекло дверцы.
Участковый стрелял почти не целясь, пуля попала блондину в грудь, бандит шагнул назад и упал. В тот же момент, не вылезая из автомобиля, к перестрелке присоединился водитель. Алексей со стоном, выронив пистолет, сполз спиной по крылу своей машины, зажал рану рукой, привалившись спиной к колесу.
Моя рука действовала автоматически, казалось не руководимая сознанием, и как только я обхватил рукоять полицейского ПМ-а, с моей памяти слетел занавес, память вернулась вся и сразу, как происходит, когда просыпаешься – помнишь все: с малолетства до вчерашнего вечера, ты это не вспоминаешь, просто ты абсолютно точно знаешь, что все это помнишь. А первая мысль, которая приходит в голову, когда уходит сон – это мысль о главном на сегодня.
Так произошло и со мной, я не сомневался, что до мелочей помню свою жизнь, и поэтому абсолютно точно знаю, что для меня главное на сегодня.
Сначала я выстелил в лоб водителю, потому вернулся к главному на сегодня, забытому на полтора месяца сна.
Спокойно направил ствол пистолета на Свиридова, который растеряно пятился от меня. Прицелился, стрелял в голову, хотя вряд ли он ездит на дачу в бронежилете, но лучше было не рисковать, слишком высоки ставки.
Встал.
Алексей продолжал стонать.
Я подошел к блондину – теперь я точно помнил, что это именно он вышел за мной из вагона-ресторана в том поезде, который вез меня сюда, он шел за мной по вагонам, это он ударил меня в тамбуре – наклонился, взял его пистолет.
Сюжет, который я сейчас разыграю, в секунды сложился в голове
- А ты живучий оказался, - сквозь зубной скрип процедил блондин.
- Ты вряд ли таким окажешься, - равнодушно ответил я, прилег рядом с бандитом и из его пистолета выстрелил в Алексея, нет я его еще не убил, по моему сценарию, рана должна была позволить ему прожить еще минуту-две.
Поднялся, вернулся к участковому, присел рядом с ним, и из его пистолета добил блондина.
Думаю, что местным экспертам я нарисовал достаточно ясную и достоверную картину с правильными траекториями пуль.
Обошел УАЗик, достал из-под водительского сидения тряпку, протер пистолет бандита, вернулся к Мерседесу, вложил оружие в руку блондина, потому ту же операцию провел и около Алексея. Тот уже и не дышал.
Огляделся, вроде все сделано.
Плохо, что в первый раз в жизни оставляю ментам свои отпечатки и фото, но зато они безымянны, да и никто не видел, что я садился в машину к участковому, это я точно помнил.
Вернулся к блондину, похлопал его по карманам, достал, обмотав руку тряпкой, телефон, набрал питерский номер, тот, который всегда был у нас на крайний случай. Когда пошли гудки, нажал единицу, дождался ответа и сказа:
- Привет. Это я.
- Вадя, ты! Какого черта! Где ты…?
- Помолчи. У меня были проблемы. Но не сейчас. Заказ выполнен, даже лучше, чем ожидалось, с нами не свяжут.
- Ты всегда был лучшим! Я же говорил: профессионал. Пытались уже организовать повторную операцию, но где такого спеца, как ты, найти!
- Потом. У меня нет документов и денег. Пришли кого-нибудь за мной. Этот номер забудь. Я сейчас доберусь до областного центра, куплю телефон, сообщу номер. Жду. И еще главное - у нас протекает, крыса завелась. Меня здесь ждали. Они знали кого ждать. Встретили еще на подъезде.
- Разберемся, Вадим.
- Все отбой. До связи.
Я стер из списка вызовов только что набранный номер, убрал телефон в карман блондина. Даже если менты пробьют биллинг, они выяснят, что звонили на некий незарегистрированный номер, который находился в огромной промзоне Питера. Мы использовали этот номер, как коммутатор, отследить реального абонента будет очень нелегко, да и кому это понадобиться, картина случившегося слишком очевидна.
Подошел к телу Свиридова. Также с помощью тряпки вытащил его лопатник, отсчитал несколько купюр, остальное положил на место.
Еще раз огляделся, спрятал тряпку в карман и пошел через лес в сторону города.
 
26 августа 2020 года.
Дата публикации: 12.10.2021 10:22
Предыдущее: Бесцветная сказкаСледующее: Любимая моя

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Константин Евдокимов[ 29.10.2020 ]
   Рассказ прочитал на одном дыхании.Детективная история, но кто же
   главный герой? Получается, что он тоже бандит,?! А во всём рассказе
   ему сочувствуешь, его все свасают, помогают помочь., а он убивает с
   милиционера. Убивает хладнокровно, вернее добивает раненого. И
   второе замечание по сюжету. Свиридов при этой перестрелке не
   делает ни каких действий. Вряд ли был он безоружным. Но если и не
   было оружия, то всё равно он принял бы участие в схватке. Успехов
   автору.
 
Константин Евдокимов[ 29.10.2020 ]
   Опечатка - спасают.
Вадим Сазонов[ 30.10.2020 ]
   Спасибо, Константин, за Ваше мнение.
   Да, главный герой - профессиональный убийца.
   Свиридов был без оружия, поэтому не принял участия в перестрелке, растерялся, да и вся
   перестрелка заняла несколько секунд.
Елена Горовая[ 14.10.2020 ]
   Здорово!
   Я выпала на какое-то время из реальности, зачиталась)
   Вернусь к вам ещё!
   Здорово пишете!
   Спасибо!
   Рада знакомству
 
Вадим Сазонов[ 14.10.2020 ]
   Елена, спасибо огромное!
Елена Горовая[ 14.10.2020 ]
   А вы что порекомендуете из своего? Мне интересно. А всё подряд читать - времени много займёт)
   Доверюсь автору)
Вадим Сазонов[ 14.10.2020 ]
   Можно с этих трех начать))) :
   
   http://www.litkonkurs.com/?dr=45&;tid=386326&pid=­0­
   
   http://www.litkonkurs.com/?dr=45&;tid=386314&pid=­0­
   
   http://www.litkonkurs.com/?dr=45&;tid=386316&pid=­0­
Вадим Сазонов[ 14.10.2020 ]
   Опа! Ссылки здесь не работают:
   
   1. "Shape of my Heart"
   
   2. Страна нерожденных детей
   
   3. Режущие слух звуки тишины
Елена Горовая[ 14.10.2020 ]
   Спасибо! Поделюсь впечатлением!
Константин Евдокимов[ 02.11.2020 ]
   Интересно у нас с Вами, Вадим, получается: одного того же
   литературного героя я называю бандит ом, а Вы - профессиональным
    убийцей. Значит есть по Вашему такая профессия - убивать людей. Ну
    как столяр, токарь или печник, к примеру. Да, к сожалению есть такое
    в жизни - наемный убийца, киллер. О них взахлёб писали в "лихие
   
   евяностые", романтизируя невольно это мерзкое дело. Ваш рассказ
   построен так, что ЛГ сочувствуешь, переживаешь за него, желая ему
   добра, а потом он хладнокровно добивает раненного своего
   благодетеля с сыном которого он недавно читал отрывки из детской
   книжки. Что это как не мерзость? но осуждения со стороны Автора я не
   обнаружил. Ни осуждения, ни хотя бы извинения за Быть может
   вынужденное убийство. Это если посмотреть на фабулу рассказа в
   целом. Конечно это моё мнение и я не буду выдавать его за общее.
   
   
   
   
   
   добра как и все окружающие его люди, а потом он хладнокровно
   добивает раненного участкового, с сыном которого недавно играясь
   читал отрывок из детской книжки. Что это как не мерзость? Но со
   стороны автора осуждения или хотя бы извинения за токое , увы! нет.
   Это, если подумать о рассказе всерьёз. конечно, это мой личный взгляд
   и Автор имеет право, как и все мы, на другую очку зрения.
 
Вадим Сазонов[ 02.11.2020 ]
   Константин,
   среди бандитов (преступников) тоже существует специализация, кто-то специализируется на
   разбоях, кто-то на рейдерстве и т.д. Здесь герой специализируется на убийствах. Поэтому я и
   называю его профессиональным убийцей, уточняя Ваше определение - бандит.
   Да, рассказ построен так, как Вы описали.
   Я не высказываю своего мнения о своих героях, я описываю их такими, какими они являются,
   предоставляю читателю делать свои выводы и оценки поведению героев.
   О каком извинении Вы говорите, я не понял, если честно.
Константин Евдокимов[ 02.11.2020 ]
   Я имею в виду, что если главному герою не чужды понятия совести , то убивая участкового, он
   должен был сожалеть об этом.
   Что же касаемо того, что Вы не высказываете своего отношения к главному герою, то, на мой взгляд,
   Вам этого сделать не удалось, отношение есть,( как, впрочем, и всегда и во все времена и у всех
   писателей).
Константин Евдокимов[ 02.11.2020 ]
   Я имею в виду, что если главному герою не чужды понятия совести , то убивая участкового, он
   должен был сожалеть об этом.
   Что же касаемо того, что Вы не высказываете своего отношения к главному герою, то, на мой взгляд,
   Вам этого сделать не удалось, отношение есть,( как, впрочем, и всегда и во все времена и у всех
   писателей).
Вадим Сазонов[ 02.11.2020 ]
   "убивая участкового, он
    должен был сожалеть об этом."
   
   Не каждый ДОЛЖЕН поступать так. как поступил бы кто-то из нас.
Константин Евдокимов[ 02.11.2020 ]
   Значит у у него нет и капельки совести, человеческих чувств.
Вадим Сазонов[ 02.11.2020 ]
   Константин, а Вы считали, что киллеры имеют совесть и человеческие чувства в том смысле,
   который мы обычно вкладываем в эти слова?
Галина Димитрова[ 10.10.2021 ]
   Как сериальный боевик посмотрела. Такими иногда себя балую. Набрала в поисковике: сериалы о потере памяти - ничуть не меньше, чем о матерях-кукушках. Так что у Вас тоже сюжет сериальный, не увидела разницы, кроме жанров. Для меня концовка не была неожиданной, что-то в этом роде я и ожидала. Недавно смотрела сильный фильм о потере памяти про бывших нацистов - вот где концовка неожиданная, я даже предположить не могла. Так что, куда ни глянь, сплошные сериалы. Написано неплохо, но, мне показалось, немного затянуто начало. Не поняла, зачем Том Сойер - запутать читателя, мол, вот какой хороший ГГ: такие книжки детские наизусть помнит?
 
Вадим Сазонов[ 10.10.2021 ]
   Спасибо за отклик!
Галина Димитрова[ 10.10.2021 ]
   Пожалуйста. Но всё же зачем Том Сойер?
Вадим Сазонов[ 10.10.2021 ]
   Потому что именно это произведение вспомнил герой.
Галина Димитрова[ 10.10.2021 ]
   Почему именно это? И что это даёт для сюжета?
Вадим Сазонов[ 10.10.2021 ]
   Если Вы внимательно читали, то в рассказе сказано почему именно это
   произведение.
Галина Димитрова[ 10.10.2021 ]
   ГГ вспомнил, что именно эту книгу читали ему родители. Хорошо, допустим, это предпочтение автора. Но Вы не ответили, что это даёт для сюжета?
Вадим Сазонов[ 10.10.2021 ]
   Это не что-то дает сюжету, это составная часть сюжета - одно из воспоминаний
   героя, которые у него остались. Иначе можно попытаться обсуждать, что дает
   сюжету каждая фраза текста.
   В конце концов, любой сюжет можно пересказать в двух-трех фразах, но почему-
   то авторы пишут более длинные тексты, а читатели их читают.
Галина Димитрова[ 11.10.2021 ]
   Вот тут я с Вами согласна. Но не каждый читатель соглашается с автором. ГГ мог вспомнить название книги, возможно, было бы достаточно, не обязательно было цитировать столько текста. Это чисто моё мнение как читателя.
Галина Димитрова[ 11.10.2021 ]
   Вспомнила, что меня ещё зацепило. " Пока будет выписывать зарплату на своего зама, а отдавать тебе". И эту мошенническую схему предлагает участковый?
 
Вадим Сазонов[ 11.10.2021 ]
   В чем именно Вы здесь увидели мошенничество?
   Для справки: "Мошенничество,­ то есть хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или
   злоупотребления доверием".
Галина Димитрова[ 11.10.2021 ]
   Вадим, Вы серьёзно не знаете, что эта схема незаконна? 13 октября состоится очередной суд над нашим бывшим директором и бывшим главным бухгалтером в обвинении в мошенничестве и растрате. Предмет суда: оформлен был один человек на должность рабочего, а зарплату за него получали сантехник, электрик и дворник, потому что они эту работу выполняли. Уже пять лет длится это дело, посчитали за всё время вместе с налогом, сумма получилась 700 тысяч. И электрик, и сантехник, и дворник, которого уже нет, дают показания, что они получали эти деньги за выполненную работу. Сначала директору дали 1,5 года условно, после апелляции судимость сняли. Теперь всё опять по новой. Но самое интересное, что изначально дело вела та самая контора. Так что такую схему участковый не должен был предлагать.
Вадим Сазонов[ 11.10.2021 ]
   Галина, обожаю Вашу манеру отвечать не на тот вопрос, который Вам задали. )))
   Абсолютно с Вами согласен, что участковый недолжен был предлагать такую
   схему. Больше скажу, он не должен был искать герою работу и не должен был
   селить героя в свой дом.
Галина Димитрова[ 11.10.2021 ]
   Я Вам ответила, что схема эта правоохранительными органами расценивается как мошенничество. И это не из википедии, а реальное уголовное дело, по которому я прохожу как свидетель. Участковый вправе искать работу и селить в свой дом - это его личное дело, но как сотрудник правоохранительных органов не вправе предлагать незаконную схему оплаты труда. Вы что хотели этим сказать? Что участковый до такой степени добрый, что готов идти на нарушение закона? Или до такой степени не подкованный в соблюдении законов?
Вадим Сазонов[ 11.10.2021 ]
   Понятно, Вы, как обычно, не правильно формулируете свою мысль. Оказывается,
   Вы хотели сказать, что участковый не имел права предлагать такую схему.
   Возможно.
   Я хотел сказать, что так уж у нас повелось на Руси, что строгость закона
   компенсируется не обязательностью его исполнения.
   Что касается приведенного Вами уголовного дела, я не готов формировать о нем
   свое мнение по данным полученным из информационного агентства ОБС.
Вадим Сазонов[ 11.10.2021 ]
   К тому же Вы сами написали, что апелляционная инстанция не увидела состава
   преступления в деянии Вашего директора.
Вадим Сазонов[ 11.10.2021 ]
   А вопрос был Вам задан: что лично Вы квалифицируете, как мошенничество, в
   предложенной участковым схеме. Но я понимаю, что Вы не способны ответить на
   этот вопрос.
Галина Димитрова[ 11.10.2021 ]
   Вадим, я не юрист, поэтому сообщаю из первых уст, что правоохранительные органы квалифицируют эту схему как мошенничество. И почему Вы слова свидетеля по делу равняете с ОБС?
   А дело вернули на доследование. Когда всё это только начиналось, контора поставила все наши телефоны на прослушку.
   Я раньше считала, что это лишь административное нарушение, а оказалось уголовное. Участковый не мог об этом не знать.
Вадим Сазонов[ 11.10.2021 ]
   "И почему Вы слова свидетеля по делу равняете с ОБС?"
   Потому что:
   "я не юрист"
Галина Димитрова[ 11.10.2021 ]
   Но свидетель по делу, так как была тогда заместителем директора. Было расследование с допросами и очными ставками. Чтобы знать предмет обвинения, не обязательно быть юристом, так что Ваше ОБС в данном случае звучит некорректно.
Галина Димитрова[ 11.10.2021 ]
   И это, заметьте, реальная жизнь.
Вадим Сазонов[ 11.10.2021 ]
   Да, это реальная жизнь далекая от законности. Вам известен заказчик дела?
Галина Димитрова[ 11.10.2021 ]
   Предполагаем. Но доказательств нет. Нам туда не дотянуться.
Вадим Сазонов[ 12.10.2021 ]
   Поэтому и не стоит говорить про мошенничество в данной схеме. Пока не будет
   заказчика, никто по такому липовому поводу не возбудится. И участковый это
   прекрасно знает.
Галина Димитрова[ 12.10.2021 ]
   Так где гарантия, что кто-то ретивый донос не настрочит? Значит, участковый подставит и директора, и себя. У нас всё с доноса и началось.
Вадим Сазонов[ 12.10.2021 ]
   Какой смысл кому-то заказывать дело и платить деньги за возбуждение? Вы
   думаете, что там в провинциальной школе Клондайк? )))
   Никто без денег возбуждаться не станет по такому сомнительному делу.
Галина Димитрова[ 12.10.2021 ]
   Поводы могут быть разными. Кто-то захочет занять место директора. В провинции - это довольно престижное место. Бумага есть, значит, правоохранители должны среагировать. Дело раскрываемое. Значит, галочка в раскрываемости. Я теперь это прекрасно представляю: девушка амбициозна, но очень хочется в кресло. Смотрит в глаза, а сама консультируется, как скинуть директора. И пишет не куда-нибудь, а в контору. Согласитесь, что библиотека, хоть и областная, тоже далеко не Клондайк.
Вадим Сазонов[ 12.10.2021 ]
   Галина, голословно рассуждать про Вашу библиотеку не буду, потому что не в
   курсе реальной ситуации и почему кто-то готов оплачивать дело против
   директора.
   Не буду Вас убеждать, что участковый вряд ли знает ситуацию на своем участке
   хуже нас и разубеждать Вас, что дела, которые не имеют 100% вероятности в
   суде без денег никто не будет возбуждать, чтобы не портить статистику - это
   бесполезно.

Литературный конкурс памяти Марии Гринберг
Предложение о написании книги рассказов о Приключениях кота Рыжика.
Татьяна В. Игнатьева
Закончились стихи
Наши эксперты -
судьи Литературных
конкурсов
Татьяна Ярцева
Галина Рыбина
Надежда Рассохина
Алла Райц
Людмила Рогочая
Галина Пиастро
Вячеслав Дворников
Николай Кузнецов
Виктория Соловьёва
Людмила Царюк (Семёнова)
Павел Мухин
Устав, Положения, документы для приема
Билеты МСП
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
Планета Рать
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
Литературные объединения МСП
"Новый Современник"
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Организация конкурсов и рейтинги
Шапочка Мастера
Литературное объединение
«Стол юмора и сатиры»
'
Общие помышления о застольях
Первая тема застолья с бравым солдатом Швейком:как Макрон огорчил Зеленского
Комплименты для участников застолий
Cпециальные предложения
от Кабачка "12 стульев"
Литературные объединения
Литературные организации и проекты по регионам России

Шапочка Мастера


Как стать автором книги всего за 100 слов
Положение о проекте
Общий форум проекта