Светлана Ливоки и проект "Мнение. Критические суждения об одном произведении" приглашают авторов принять участие в обсуждении произведения С. Ливоки "По барабану..." Читайте на Круглом столе портале и заходите на форум проекта!
Кабачок "12 стульев" и журнал с одноименным названием приглашают










Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Проекты Литературной
сети
Регистрация автора
Регистрация проекта
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Курская область
Калужская область
Воронежская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Калининградская область
Республика Карелия
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Нижегородская область
Пермский Край
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Город Севастополь
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Новосибирская область
Кемеровская область
Иркутская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Казахстана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Литвы
Писатели Израиля
Писатели США
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
С днем рождения!
Книга предложений
Фонд содействия
новым авторам
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Литературная мастерская
Ваш вопрос - наш ответ
Рекомендуем новых авторов
Зелёная лампа
Сундучок сказок
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Приемная модераторов
Журнал "Фестиваль"
Журнал "Что хочет автор"
Журнал "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Карта портала
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: РассказАвтор: Александр Бацунов
Объем: 12526 [ символов ]
Ковавый рассвет
Четыреста двадцать шестой стрелковый полк, держал оборону в сорока километрах от станции Лоухи. К вечеру, на позиции первого батальона, подошел взвод морской пехоты. Создавая давку, чертыхаясь, моряки шумно спрыгнули в промерзшую траншею.
— Ну куды прете! Людей чуть не подавили, — заорал, возмущаясь, щуплый пехотинец, прижатый к стенке крепкими моряками.
— На Кудыкину гору, дядя! — огрызнулся рослый мичман и, скалясь белозубой улыбкой, шутливо надвинул ему на глаза засаленную шапку.
— Где командир? — продолжая улыбаться, спросил он.
— Че ослеп? — Недовольно пробурчал боец.
По траншее, белея полушубком, пробирался офицер.
— Кто такие? — мрачно спросил у мичмана подошедший командир роты, старший лейтенант Бухтояров.
— Искра, — тихо произнес тот.
— Понятно.
— Командир взвода морской пехоты мичман Зотов, — представился флотский, протягивая руку Бухтоярову.
— Михалыч! — пожав руку, позвал ротный. — Проводи товарищей к разведчикам, — приказал он, обращаясь к щуплому.
— А че их водить, товарищ старший лейтенант? Вон тропа — мимо не пройдут, — недовольно возмутился тот.
— Не ворчи, тебя там все собаки знают, не дай бог, разведчики их за фрицев примут, постреляют, — оборвал его Бухтояров.
— Ну че стали, пошли, што ли! — прошипел на моряков Михалыч и, лениво закинув на плечо ремень винтовки, сгорбившись, повел их в расположение разведроты.
Разведрота находилась приблизительно в километре от позиции, под реденьким лесочком у каменной гряды. Это было хорошо обустроенное небольшое хозяйство, имевшее свои склады, кухню, санчасть, жилые блиндажи и землянки. Зима поработала на разведчиков, скрыв их подразделение в снежных сугробах, между которыми, виляя по изрытому насту, вел накатанный до лоска санный след, окаймленный по краям широкой лыжней.
— Стой, кто идет! — остановил отряд грозный окрик.
— Искра! — выкрикнул мичман.
— Свои! — спокойно произнес щуплый, подняв приветливо руку.
— Михалыч, ты, что ли? — пробасил кто-то, и из снежных сугробов, вырос боец с автоматом в белоснежном маскхалате.
Странное дело война, она убивает и калечит, но никто, так как она, не роднит и не сближает людей. Эти два человека до июля сорок первого никогда не видели друг друга. Судьба свела их в окопах. В тяжелых кровопролитных боях сорок первого они вместе отбивались от наседавших фрицев, хоронили своих погибших товарищей, мерзли в одном окопе. После переформирования дивизии их пути разошлись. И вот встретившись здесь на снежной тропе, они радовались словно дети.
— Здорово, здорово, братан! Жив чалдон! — крепко тиская щуплого, радостно басил автоматчик. — Как там наши ребята, все целы?
— Здорово, Иван! — обнимаясь, сиял щуплый. — А что нам будет, Ваня? Это вы воюете, а мы с декабря окопы сидим, охраняем. Сами-то как? Слышал, на днях крепко вас в рейде потрепали. Как там мои земляки? Гришка-то Дробышев живой?
— Живы! Гришка и Федька Кретов. Пашку Решетова ранили, в госпитале теперь. Ладно, брат, бывай, дальше я их сам поведу. Увидимся еще!
— Степан! — негромко крикнул кому-то автоматчик. — Смотри тут в оба, я моряков повел в роту.
— Ладно! — откликнулся кто-то из снежного покрова.
— Ну что, пошли! — взмахнул рукой Иван и, скрипя сапогами по снежному насту, взвод моряков черной змеей потянулся к блиндажам разведки.
Через час старшина роты Иваненко, щурясь, вошел в землянку ротного. Под мерцающим коптящим светом «катюши» капитан Ивушкин играл в шахматы. Ротный был фанатом этой игры, а на фронте она стала ему еще и способом отвлечься от тяжких дум. На расстеленных сосновых лапах, у жарко натопленной печурки, раскинув полушубок, сладко похрапывая, спал ординарец Ребоев. С Ребоевым ротный с первых дней, он стал ему как брат. Этот отчаянный карелец не раз спасал его в ночных боях от верной смерти.
— Товарищ капитан, моряки прибыли! — войдя в землянку, доложил старшина Ивушкину.
— Прибыли? — переспросил ротный, повернув голову в его сторону. — Ну и прекрасно, друг ты мой сердечный! — поднявшись из-за стола, потягиваясь, протянул он веселым голосом. — А я-то уж думал, что кинули штабные. Разместить, накормить надо товарищей.
— Уже разместил, в первом блиндаже. Распорядился поварам, чтобы накормили. Все сделано, товарищ капитан, — скороговоркой доложил старшина.
— Молодец, умеешь услужить начальству! За что я тебя всегда хвалю.
— Разрешите идти, — засуетился старшина.
— Идите, — кивнул ротный.
Ивушкин не был кадровым, и не выносил уставных взаимоотношений, он был прост в общении. Бойцы его уважали за храбрость, в бою понимали с полслова и беспрекословно выполняли его приказ. В прошлом он закончил спортивный факультет и был мастером спорта по лыжным гонкам. В самом начале войны его, офицера запаса, направили в диверсионную школу на ускоренные курсы. С декабря сорок первого капитан Ивушкин — командир лыжной диверсионно-разведывательной роты 88 Архангельской стрелковой дивизии. Его рота была сформирована из фронтовиков-старичков, выживших в тяжелых ноябрьских боях. Её костяк составляли карельские и сибирские охотники, прошедшие финскую. Это были природные диверсанты, не верившие ни в бога, ни в черта, а верившие лишь в собственные силы. Прекрасно владевшие холодным оружием, стрелявшие без промаха навскидку они ночами наводили ужас в немецких тылах. Командование Карельского фронта подготовило масштабное весеннее наступление. Накануне Ивушкина вызвали в штаб дивизии и отдали приказ, — «Двадцать третьего марта в семь ноль, ноль, атаковать позиции противника и произвести разведку боем». Для большей вероятности выполнения поставленной задачи его поредевшую в рейдах роту было решено усилить взводом морской пехоты. Все было уже готово к выполнению операции, и Ивушкин ожидал лишь моряков. Он был уверен в своих, знал, что они не подведут; его не беспокоила схватка в окопах, беспокойство вызывала лишь нейтральная полоса. Эти шестьсот метров открытого пространства, где его диверсанты теряли свое преимущество и становились для противника обычной мишенью.
В двадцать ноль, ноль ротный собрал командиров.
— Ну, вроде все? — осмотрел он присутствующих и вопросительно взглянул на мичмана.
— Командир взвода морской пехоты мичман Зотов! Взвод численностью сорок три человека, включая меня, прибыл в ваше распоряжение, товарищ капитан! — отчеканил шагнувший вперед флотский.
— Командир роты капитан Ивушкин, — представился ротный. — Рассаживайтесь за стол, товарищи. — Все готовы к завтрашней операции? — спросил Ивушкин, рассматривая взводных.
Командиры одобрительно отрапортовали.
— Моряки, боекомплект, гранаты, маскхалаты имеете? — задал он вопрос мичману, вглядываясь в его лицо.
— Полный порядок, товарищ капитан, — улыбаясь, ответил веселый морпех.
— Ну раз все готовы, довожу до вас план операции. Задача у нас, братцы, очень простая. Завтра мы должны провести разведку боем и атаковать позиции противника в районе деревни Лохи-Вара. В семь ноль, ноль, без сигнала к атаке, по команде «Вперед», с позиций первого батальона, тремя цепями, начинаем движение в сторону противника. Первым выдвигается взвод лейтенанта Польских, за ним, с интервалом двадцать метров, взвод младшего лейтенанта Хитцова, последними идут моряки. И без всякой полундры. Понял, мичман?
— Так точно, товарищ капитан! — кивнул головой Зотов.
— Доведи это до своих! — строго предупредил ротный. — Ширина фронта наступления двести метров. По нейтралке двигаться тихо, как мыши, и с ходу в окопы. Навязать рукопашную, уничтожить пулеметные гнезда. В общем, наделать побольше шуму, да такого, чтобы вызвать огонь всех средств противника. Отход взводов производить по сигналу зеленой ракеты, до зеленой сцепить зубы и держаться! Задача ясна? Документы, награды, личные вещи сдать старшине. С собой лишь оружие, боекомплект. Построение роты в шесть ноль, ноль. Если нет вопросов, свободны.
Под покровом утренней мглы разведрота, как и планировал Ивушкин, заняла рубеж атаки. Чтобы не создавать лишнего шума, бойцов первого батальона временно вывели из окопов. Первый взвод готовился к броску. Григорий Дробышев, навалившись грудью на бруствер, внимательно всматривался в немецкие позиции. Вокруг стояла тишина.
— Слышишь, Федор, как тихо, — сказал он стоявшему рядом Кретову.
— Да. Тишина, спит еще фриц.
— Шестьсот метров по куржаку в такую тишь, да нас за семь верст слышно будет. У фрица здесь нейтралка пристреляна, всех положат за пять минут. Чем они только там, в штабе, думают!
— Да им начхать на нас, они в блиндаже с окулярами стоят, огневые точки засекают, а мы для них как быки на бойне, — с досадой сплюнул, поправляя нож, Кретов.
— Федор, держись рядом, не отрывайся. Если что, сам знаешь.
Григорий Дробышев начинал еще в срочную, с Финской. С Федором они земляки, призывались с одного сибирского военкомата в июне сорок первого. А уже в августе, их 426-й стрелковый полк прямо с колес вступил в бой. С этого дня они рядом. Рядом они в ноябре бились на высотах. Полег тогда почти весь полк, двенадцать дней в окружении, голодные, без патронов, одними рукопашными сдерживали рвавшийся к Лоухам «Норд». Вот где война покатала их по полной и выкупала в крови. Сколько там миру побили, трупами была завалена вся высота. Повезло им, выжили они. После приказа, через болото, их изнеможенную группу вывел местный красноармеец — карел. Дробышева, раненого осколком снаряда в плечо, всю дорогу, поддерживал Кретов. После Сегежского госпиталя Григория направили в разведроту. И снова судьба свела их вместе. Поднаторевшие в лыжных рейдах, плечом к плечу громили сибиряки ночами тылы противника. В феврале, отстав в лесу от основной группы, Григорий наткнулся на вражескую разведку. Повезло ему тогда, почуяв опасность, он первый обнаружил их и положил на прогалине. В течение получаса, укрывшись за сосной, Григорий вел бой с немецкой группой из девяти человек. Потеряв четверых убитыми, зализывая раны, немцы упустили его. Как матерый волк, он смог ускользнуть и догнать своих. За этот бой его представили к ордену Красной звезды. В рейдах, своим хладнокровием он внушал бойцам уверенность и спокойствие. Но сейчас, как тогда в лесу, он снова почувствовал смертельную опасность.
— Вперед! — покатилась волной команда, и первый взвод вынырнул из окопов. Утренняя тишина наполнилась топотом ног и хриплым дыханием разгоряченных тел. За первым пошел второй, последними, двинулись моряки. Началась игра со смертью, рота тремя цепями пошла в атаку.
Григорий двигался по центру, справа, метрах в шести, шел Кретов. Утренняя мгла рассеялась, и в сером рассвете были хорошо видны немецкие позиции. Когда до них оставалось каких-то метров сто пятьдесят, неожиданно ударил пулемет. Ломая строй, первые смертоносные жала зажужжали, впиваясь в тела. Следом за ним, вся немецкая оборона открыла шквальный огонь. Рота залегла, в воздухе повисли крики, запахло кровью.
«Ждали, подпускали, гады, наверняка бьют, теперь не упустят», — коротко резанув по вспышкам, злобно подумал Григорий. Из глубины немецкой обороны потянул пронзительный свист, оставляя черные змейки дыма, рванули первые мины. Около десятка немецких минометов в шахматном порядке начали утюжить обездвиженную роту. Пелена дыма и снежной бузы нависла над нейтралкой.
— Ребоев! Ракету, ракету давай! — хрипел смертельно раненый капитан Ивушкин.
Отбросив бинт, привстав на колено, Ребоев выпустил зеленую и ткнулся в окровавленный наст, сраженный пулей.
— Зеленая! Отходим, Гришка! — вжавшись в снег, орал Кретов.
Но едва тот успел кивнуть ему, как взрывная волна подкинула его и, ломая, обрушила на изорванную землю. Оглохший, с посеченным лицом, Федор метнулся к другу. Залитый кровью Григорий лежал навзничь, а в откинутой руке шипел раскаленный автомат. Рванув на его груди бушлат, припав ухом, Кретов потухшим слухом едва уловил биение сердца.
— Живой. Держись, брат, я сейчас! — бормотал он. И сцепив поясные ремни, упираясь ногами в окровавленный наст потащил его к своим. Вокруг бушевал ад.
Смерть и на этот раз обошла их. Свалившись в окоп, размазывая по лицу кровь, Федор крыл всех матом.
— Таких ребят положили! Мать их в душу! Ради чего?
— Ну что стали! Раненого в санбат, живо! — крикнул бойцам подошедший пожилой старшина. — На-ка вот, браток, хлебни, легче будет! — протягивая флягу, предложил он Кретову. — Война, мать ее!
Огонь стих, с нейтралки доносились истошные крики умирающих, а на Карельском небе через дым пробивался кровавый рассвет.
Copyright: Александр Бацунов, 2019
Свидетельство о публикации №383647
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 11.06.2019 06:59

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Буфет.
Истории за нашим столом
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2019 год
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2019 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Энциклопедия "Писатели нового века"
Готовится к печати
Положение о проекте
Избранные
произведения
Книги в серии
"Писатели нового века"
Справочник писателей Зарубежья
Наши писатели:
информация к размышлению
Наталья Деронн
Татьяна Ярцева
Удостоверения авторов
Энциклопедии
В формате бейджа
В формате визитной карточки
Для размещения на авторских страницах
Для вывода на цветную печать
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Доска Почета
Открытие месяца
Спасибо порталу и его ведущим!
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой
Атрибутика наших проектов