Начались розыгрыши новогодних фантов! Фант № 1: 2 экз. журнала в обмен на анекдоты об Остапе Бендере и взнос от 50 рублей! Фант № 2: Картина из серии "Похождения Красного Кота".Фант 3: Шампанское к новогоднему столу или Игра на деньги. Фант № 4: Заказ рецензии на авторский текст.
САМЫЙ ЯРКИЙ ПРАЗДНИК ГОДА - 2019
Положение о конкурсе
Информация и новости
Взрослая проза
Детская проза
Взрослая поэзия
Детская поэзия




Главная    Лента рецензий    Ленты форумов    Круглый стол    Обзоры и итоги конкурсов    Новости дня и объявления    Чаты для общения. Заходи, кто на портале.    Между нами, писателями, говоря...    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Заказ рецензии на авторский текст
Шампанское к новогоднему столу
или Игра на деньги
2 экз. журнала в обмен
на анекдоты о Бендере
Картина из серии «Похождения Красного Кота»
Новости и комментарии
Положение о проведении розыгрышей
Генератор розыгрышей
Ноовгодний салон журнала "Похождения Красного Кота"
Конкурс имени Михаила Задорнова
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Новые авторы недели
Журнал "Что хочет автор"
Объявления и анонсы
Новости дня
Дневник портала
Приемная дежурных
Блицы
Приемная модераторов
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Альманах "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Рекомендуем новых авторов
Отдел спецпроектов и внешних связей
Диалоги, дискуссии, обсуждения
Правдивые истории
Клуб мудрецов
"Рюкзачок".Детские авторы - сюда!
Читальный зал
Литературный календарь
Литературная
мастерская
Зелёная лампа
КЛУБ-ФОРУМ "У КАМИНА"
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Наши юные
дарования
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: РоманАвтор: Эд Гемадзе
Объем: 20167 [ символов ]
Человек, который тебя любит /продолжение 2/
ЗНАКОМСТВО
Мы незаметно подъехали к гостинице «Киев», водитель помог
занести багаж, я расплатился с ним и отпустил. После регистрации, нас с
Берутой проводили на четвертый этаж, в номер из пяти помещений – двух
местной спальни, ещё одной комнаты с мягким диваном, большей гостиной,
туалетом и ванной. Стоил он недешево, но для такого номера цена была
приемлемой.
- По-моему неплохо, спасибо вам за апартаменты, - сказала Берута,
развешивая свои вещи в шкафу.
- Народу нравится.
- Что вы сказали?
- Не обращайте внимания, это моя прикольная фраза.
- Прикольная, это как? – спросила она.
- Это, когда говоришь или что-то делаешь не так, как всегда, - сказал
я, стараясь, как бы, обратить на себя её внимание. - В данном случае, я
вместо фразы «мне нравится», сказал «народу нравится». Это из фильма
«Кин-дза-дза», кстати, неплохой фильм грузинского режиссера Данелия.
- Понятно, - сказала она, записывая новую для неё фразу в блокнот.
- Вы хотели этим обратить на себя внимание?
- Я сказал это просто для юмора. Вы устали с дороги?
- Нет, совсем не устала.
- Тогда я приглашаю вас в ресторан, столик заказан, - сказал я, чувствуя
некоторую усталость от напряженного состояния.
«Хорошо бы расслабится», - подумал я.
- Это недалеко? - спросила Берута. Видимо ехать куда-то с дороги ей не
хотелось.
- В этом же здании.
- Замечательно, - обрадовалась она, - вы не возражаете, если я
переоденусь?
- Нет, как вам будет угодно.
- Хорошо, тогда подождите немного, я приму душ.
- Пожалуйста, - ответил я, а для себя тихонько добавил, - взялся за
душ, не говори, что не душ.
- Как вы сказали? – последовал вопрос.
«Услышала, таки, надо же, - смутился я, - и как мне объяснить?"
- Я сказал - взялся за гуж, не говори, что не дюж.
- Теперь совсем ничего не понятно.
- Это такое выражение, понимаете, - неуверенно заговорил я.
Берута с интересом слушала, что последует дальше.
- Гуж, - продолжил я, - здесь означает часть упряжи, как бы хомут с
петлёй, куда если человек «впрягается», даёт слово и берётся за дело, он
не должен говорить, что не дюж, то есть не отговариваться. Проще говоря,
это означает – не отговаривайся от того на что согласился.
- Но, кажется, вы что-то говорили про душ, не так ли?
- Да, но сейчас я не могу это объяснить.
- А когда, если не секрет? – заинтересовалась Берута.
«В таких случаях все женщины одинаковы», - подумал я и сказал.
- Может быть позже, - прозвучал ответ.
«Когда»? – спрашивал её молчаливый приветливый взгляд.
- Ну, наверное, когда ближе познакомимся.
- Интересно, звучит, как интрига, - сказала она и пошла в ванную комнату,
а я остался в гостиной, и устроился на диване с газетой «Сегодня».
Стараясь сосредоточиться на чтении, я тупо смотрел в неё, и не видел
ничего, кроме душа в ванной, который она, очевидно, держала в руках.
Ждать пришлось недолго. Берута вышла из спальни совершенно
свежей и, без преувеличения, настолько красивой, что у меня
перехватило дыхание. Она стояла передо мной в вечернем платье светло
кофейного цвета на тоненьких бретельках, с красивыми обнаженными
плечами, в туфельках на высоких каблуках. От неё приятно пахло
вечерними духами. Я отметил её прямую ровную спину. «Как у Анастасии
Вертинской», - почему-то подумал я.
- Вы готовы сопровождать меня? - сдержанно улыбаясь, спросила она.
- Да, если не сказать больше, – я уже вообще готов.
- Тогда я в вашем расположении, - сказала она, преднамеренно
подобрав именно это слово, имея в виду моё расположение к ней.
Мы спустились в ресторан, нас встретили и усадили за столик на две
персоны. Я заказал греческий салат из овощей, кедровые зерна в
соусе, семгу, отварной сом, на горячее – телятину, и по её просьбе
грузинский хлеб, а к сладкому – яблочный штрудель с чаем.
- Что будете пить? – спросил я.
- Что-нибудь из легких вин.
- Тогда «Твиши», пожалуйста, и двести грамм золотой текилы, -
попросил я официанта, - да, и еще «Боржоми», если есть натуральный.
- У вас хороший вкус, а «Твиши», что это за вино? – спросила она.
- Это дамское грузинское вино, вы не пробовали?
- Нет.
- Пожалуй, это одно из немногих вин, которое не подделывают.
- Почему? – с интересом спросила она.
- Это вино образует едва заметные пузырьки в бокале, но не сразу, а
через минут пять, и на вкус его не спутаешь с другим вином. Оно легкое,
почти как шампанское, но не газированное. Его трудно было бы подделать.
- Я уже заинтригована. А какие вина любите вы?
- Как говорил наш школьный учитель по физике, а я учился в Грузии, и это
было давно, – «вина плохого не бывает, есть вино хорошее, и есть ещё
лучше». В узком кругу я предпочитаю пить красные вина. Конечно, из
красных натуральных вин самые лучшие – это «Киндзмареули»,
«Ахашени», «Хванчкара», и, пожалуй, «Саперави». Но
натуральные вина из них в продажу не поступают, разве что «Саперави»,
да и то его можно купить только в Грузии.
- Разве эти вина подделывают? – спросила Берута.
- Конечно, особенно редкие вина. Мне всего лишь раз посчастливилось
попробовать не подделанное вино Киндзмареули. Отца угостили таким
вином в правительстве Грузии, и он привез нам три бутылки.
- А чем отличаются подделанные вина от натуральных? – спросила Берута.
- У натурального вина свой особый вкус, который ощущаешь сразу же и
непроизвольно выражаешь это своим одобрением или приятным
удивлением. Но самое главное, его можно отличить по густоте. Подделку
чаще всего разбавляют водой или другим дешевым вином. А это всегда
меняет и вкус натурального вина, и его густоту.
Конечно, подделанное вино, всегда стараются приблизить к натуральному
по вкусу, и это во многом удаётся сделать. Но подделка, как у обычных
вин, не содержит той густоты, которая присуща только натуральному вину.
Чтобы определить подделку, нужно знать, что собой представляет то или
другое натуральное вино для возможности сравнивать.
Когда отец угощал нас вином Киндзмареули, он обратил моё внимание на
его густоту. Вино медленно сползало по стенкам опорожнённого бокала,
словно соответствующей консистенции кисель. И зто очень удивило меня.
А удивление всегда связано с тем, чего мы до этого не знали. Я хочу
сказать, не знал, что Киндзмареули такое густое вино.
- А из какого винограда его делают? – спросила она.
- Это хороший вопрос. Его делают из древнего винограда редкого сорта
саперави, который для этого вина растет только в одном из районов
Грузии. Я не наскучил вам?
- Нет, напротив, мне очень интересно. А почему его так мало?
- Количество винограда этого сорта хватает, разве что, где-то на две-три
тысячи литров вина в год, потому что виноградник для этого вина требует
определенных условий выращивания: влажность, температура, солнечные
дни, даже наклон виноградника по отношению к солнцу. Это вино приятно
сладкого вкуса.
- В него добавляют сахар? - спросила она.
- Нет, конечно, в нём достаточно своего сахара.
- А вино «Саперави» делают ведь тоже из винограда сорта саперави,
откуда же его столько?
- Сортов саперави много, так же, как и марочных вин из него. Он растет в
разных поясах, имеет различный процент сахаристости со своим
предназначением для соответствующих вин. Но вы правы, и его не
хватает. Чаще всего, такие вина, как Киндзмареули, делают из порошков,
и тогда это вообще не вино.
У меня однажды на работе осталось такое вино в бутылке, которое я
перелил в бокал и забыл о нем. Через месяц этот случайно обнаруженный
бокал стал с коричневыми стенками и с совершенно прозрачной водой. Вот
во что превратилась подделка.
- Спасибо, вас интересно слушать.
- Это вам спасибо, вы хороший слушатель. Давайте попробуем «Твиши»?
- С удовольствием, вы обострили мои вкусовые ощущения, стало
интереснее, словно при дегустации вин.
- Если так, расскажу еще немного о «Твиши», - предложил я.
- Да, пожалуйста, мне очень интересно.
- Это полусладкое белое вино из особого сорта. Готовят его путем
остановки брожения охлаждением до минус 3-5°.Поэтому это единственное
вино с пузырьками в нем. Оно соломенного цвета, немного отличается от
цвета других белых вин.
Я налил вина в бокалы, чтобы показать его Беруте.
- Да, действительно, давайте попробуем? – предложила она.
- Попробуйте.
Берута отпила глоток, потом еще, приятно удивилась и поставила бокал.
- Напоминает шампанское.
- Верно, я предлагаю подождать пару минут, чтобы в бокале появились
пузырьки. А пока давайте выпьем текилу, вам знаком этот напиток?
- Я люблю его.
- Значит, он оказался кстати, - сказал я, наливая текилу в рюмки. -
Выпьем за ваш приезд и наше знакомство.
Я украдкой любовался ею, понимая, что она приехала с деловым
предложением, и находилась здесь всего лишь проездом, но мне
совершенно не хотелось говорить о делах. Приятно было просто
находиться с ней рядом, но я не знал о чём говорить.
- Вы впервые побывали в Тбилиси?
- Нет, не впервые. Он чем-то напоминает мне Испанию. В Тбилиси я
приезжала четыре раза к своим друзьям – журналистам газеты «Грузия и
мир». Я у них внештатный сотрудник.
- Знаю эту газету, она издается на русском языке, но к нам в продажу
не поступает.
Она молча смотрела на меня.
- О чем ваши статьи? – смутившись, спросил я.
- Публицистические статьи о людях, об отдыхе, но в основном о кулинарии
разных стран. Иногда печатаю свои этюды – яркие впечатления,
художественно описанные экспромтом, как бы на одном дыхании.
- Всё, о чем вы пишите, должно быть очень интересно, а этюды это
вообще редкость в печати.
- Вы совершенно правы. Чаще всего журналисты свои впечатления
записывают в блокнот, как мысль, о которой нужно потом написать. Но это
«потом» отдаляет их от события, вытесняя первоначальные впечатления
другими событиями. В результате потом либо о них не пишут вовсе, так как
события уже не вызывают у журналиста ту первоначальную страсть, с
которой нужно было написать об этом, либо они описывают свои
впечатления о событиях, которые выглядят уже эмоционально потухшими.
В результате получается не этюд, а рассказ, который не всегда может
быть интересным.
- Мне это знакомо.
- Как, вы тоже пишете? - удивилась Берута.
- Да, во мне есть такая страсть. Это у меня от отца, он тридцать лет
проработал журналистом, двадцать лет был редактором районной газеты.
- Как же это интересно для меня, если бы вы знали, - загорелись её глаза.
- Во мне всегда присутствует взгляд журналиста на всё, что происходит
вокруг меня, - продолжал я, решив немного обезоружить её превосходство
в своей профессии. - Я постоянно оцениваю мысли писателей,
журналистов, режиссеров художественных фильмов, работу оператора в
кино или иной телепередачи. Мне бывает очень интересно не только само
творение, но и как автор строит в нём свой сюжет, откуда к нему
приходят необходимые для построения целого, его составляющие, – эти
прекрасно связанные между собой фрагменты. Я всегда слежу за его
мыслями, когда нам преподносят что-то стоящее, где получаю
удовольствие не только от самого произведения, но и от того, насколько
умело автор использует в нём свое мастерство. Я не пропускаю того,
что взволновало меня в его талантливой картине или книге, и стараюсь
понять автора, как художника.
- Я поражена, вы даже не представляете насколько. Похоже, Ирма
была права, - загадочно сказала она, как бы вслух произнося свои мысли.
- Вы о чем?
- Да, нет, это я про себя.
- Вы все-таки очень хорошо владеете русским языком, - сказал я,
отметив про себя её «да, нет».
- Да, нет, - снова повторила она.
Помню, как однажды на фестивале в Сопоте, так же противоречиво
польский ведущий представил нашу певицу Ненашеву. «Поёт наша
Ненашева», - объявил он.
Мы катастрофически сближались.
«Нужно уходить, и немедленно, если ты не хочешь всё испортить,
- подумал я, - или что-то делать, чтобы держаться на расстоянии,
то есть на той дистанции, которая в ближайшее время, а то и прямо
сейчас, не разрушит её впечатления обо мне. А такое может произойти в
любой момент, поэтому нужно уметь вовремя остановиться».
- Давайте выпьем за вас, - предложила она, подняв бокал вина, на
стенках которого были видны маленькие пузырьки вина Твиши.
- Да, но нет, - решительно запротестовал я. - Мы выпьем за вас, как за
умного человека, талантливого журналиста и за обаятельную, бесподобно
красивую женщину. Вы, очевидно, всегда нравитесь своими прекрасными
качествами, которые скрыть, как ни старайтесь, нельзя. Даже, напротив,
чем больше будете их прятать, тем впечатляющее воздействие того, что
скрыть невозможно. За вас, Берута, за ваш талант и вашу красоту.
- Спасибо большое, красиво сказано, мне будет, о чём рассказать, -
сказала она, осушив бокал до дна.
- Может быть, напишите этюд? – пошутил я, выпив за неё рюмку текилы.
- Даже не сомневайтесь, - сказала она.
Мы не спеша ужинали, чувствуя взаимную симпатию. Находиться с ней
за столом было приятно во всех отношениях. Но я чувствовал, и мои
чувства меня не обманывали, что за всей её простотой скрывалось что-то
такое, с чем я ещё не сталкивался.
- Вы могли бы рассказать какой-нибудь этюд, - вдруг попросила она
после некоторой паузы.
Она застала меня врасплох. Я порылся в памяти о далеких событиях
своего юношества и вспомнил.
- Вот послушайте этюд в сокращенном виде, - сказал я. - В одном из
сел Грузии, в годовщину поминок я наблюдал за теми, кто приходил в
дом. Люди относились к происходящему по-разному. Старушки, одетые
в черные платья, сидели в прихожей, и тихонечко о чём-то говорили.
Хозяева суетливо накрывали на стол, а те, кто приходил, скромно
выражали им свои соболезнования, и в ожидании приглашения к столу,
беседовали о своем.
Вот пришёл полный, раскованный в поведении мужчина, прошел без
смущения к столу, взял графин, шумно налил себе стакан воды, и так же
шумно выпив, выразил свое соболезнование. Потом он подошёл к нам и, не
смущаясь, громко говорил о своём. Через некоторое время мы сели за стол,
и начались обычные традиционные поминки.
Все немного расслабились, а один из присутствовавших заснул прямо
за столом. Я наклонился к толстяку, который сидел рядом, и спросил, - кто
этот человек, который заснул за столом, неудобно, надо бы его разбудить?
На что мужчина ответил.
- Это их родственник, не надо его будить, он приехал издалека, устал с
дороги, пусть поспит.
И я понял тогда, что суть главного не в том, уснешь ты за столом или
нет. Главное помнить о человеке, не смотря ни на что вовремя приехать, и
быть рядом с теми, кто тебя ждет.
- По-моему неплохо, вы сами придумали?
- Нет, давно вычитал в одной из газет, - признался я.
- Вы сказали, что и сами пишите? – задала она вопрос, который
очевидно интересовал её, как журналиста. Видимо в этом плане, она
искала во мне способности, которыми обладала сама.
- Да, немного есть.
А что вы пишите, если не секрет?
- Так, рассказы и всякую мелочь, но всё это только для себя. Зато у
меня много научных статей, - не упустил возможности похвастаться ей
своими достижениями.
- О чем же ваши статьи?
- Из области строительства, я защитил диссертацию, и теперь, имея
степень, публикую научные разработки. У меня уже более ста публикаций.
Я бы мог даже получить звание профессора, - нескромно расхвастался я,
желая превзойти самого себя в её глазах.
По-моему мне это удалось.
- Я чувствовала, что за вашей спиной, большой опыт и заслуженные
признания, как высокого уровня специалиста в своем деле. Вы
талантливый человек, интересный мужчина и прекрасный собеседник.
Хочу выпить за вас, за ваши успехи и за ваши красивые мечты. Пусть
сбываются они одна за другой, и приносят вам радость, - сказала она.
Я понимал, что она произносит тост в мой адрес и, слушая её, я
одновременно заполнял наши бокалы вином.
- Спасибо вам за такие замечательные слова, - сказал я, и мы
осушили свои бокалы.
- Вы сказали, что пишите рассказы. Поймите мою профессиональную
навязчивость, мне это очень интересно, могли бы вы рассказать что-
нибудь свое? – полюбопытствовала она.
- У меня действительно есть свои песни, рассказы и даже задуманная
книга, которую я пишу не спеша. Я назвал её «Федя». Это короткие
смешные эпизоды – миниатюры из его жизни со своей женой Клавой. Вот
один из них, который я могу рассказать.
Ночь была так темна, что идти самому по мосту Феде было страшно.
Он стоял и ждал попутчика, но никого не было. Наконец, он появился. Это
была девушка. Федя нерешительно подошел к ней и обратился.
- Можно я провожу вас, ибо одному мне страшно, - сказал он.
- Валяй, - ответила девушка и они, молча, пошли рядом.
Было очень темно, но Федя успел заметить часы в руке девушки.
«Почему у неё часы в руке, а не на руке»? – подумал Федя.
«Здесь что-то не так», - мысленно сказал он самому себе и осторожно
спросил.
- Вы не подскажете, который час?
- Полночь, - ответила девушка, сжимая часы.
Федя и сам знал, что уже полночь, но от того, как она это произнесла,
даже не взглянув на часы, волнение перекрыло дыхание, во рту
пересохло, а тишина притихла.
На мосту тьма сгустилась до такой степени, что рядом идущую девушку
Федя уже едва мог видеть. В страхе он отчётливо слышал только её
неровное дыхание и учащенное биение своего сердца. Неожиданно для
себя Федя остановился, чтобы спросить.
- Можно задать вам один вопрос?
- Ну, - нукнула девушка.
- У вас в руке мужские часы, откуда они?
- Убила, - произнесла она шёпотом и повернулась к нему.
От испуга у Феди по телу пробежали жуткие мурашки. Он остолбенел,
громко икнул, а потом изо всех сил рванул от девушки и мгновенно исчез в
зловещей тьме.
До своего дома Федя бежал, не останавливаясь.
В темноте».
Я посмотрел на удивлённое лицо Беруты и спросил.
- А у вас... откуда на руке эти дорогие часики?
Она пришла в себя и рассмеялась.
- Ну, вы меня всё больше поражаете. Это же прекрасно! Книга должна
получиться. Вы обязательно её издайте, я помогу вам. Потом с вашего
разрешения я переведу её на арабский язык. Книга задумана в восточном
духе, я уверена, успех будет гарантирован.
Это было первое признание задуманного, от которого у меня появилось
большое желание «прикончить» эту книгу прямо сейчас.
Мы выпили всю бутылку вина, которое ей очень понравилось. Было
приятно, что мой выбор пришёлся ей по вкусу, я же пил в основном
текилу. Ресторанная кухня нам тоже понравилась.
После чая мы поднялись в её номер. Деловой разговор, не
сговариваясь, перенесли на завтра. Берута предложила мне остаться у
неё, так как было уже поздно. Она беспокоилась за меня.
- Места хватает, - сказала она, - я постелю вам в комнате, а сама лягу
в спальне.
- Спасибо Берута, за гостеприимство и доверие. Я ценю такое
отношение ко мне, - искренне сказал я, - но думаю, вы устали с дороги и
должны отдохнуть, а я без проблем доберусь домой на такси, и завтра мы
увидимся.
- Хорошо, только позвоните, когда приедете, - согласилась она, не
настаивая на своем предложении, - завтра приходите к часам двенадцати,
вам будет удобно?
- Вполне, я позвоню вам, - сказал я, попрощался с ней до завтра и ушел.
День длился долго. Наконец, я пришёл домой, где и пришёл в себя
только на следующий день.
«Вот тебе и Берута», - думал я, пытаясь уснуть.
 
/Продолжение следует/
Copyright (с): Эд Гемадзе. Свидетельство о публикации №377656
Дата публикации: 19.09.2018 13:47
Предыдущее: Молодая душаСледующее: Человек, который тебч любит /продолжение 3/

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Буфет.
Истории за нашим столом
Доска Почета
Открытие месяца
Спасибо порталу и его ведущим!
Проекту "Чаша талантов" требуется руководитель!
Дежурство по порталу как оплачиваемая работа
Приглашаем на работу: наши вакансии
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой
Атрибутика наших проектов