Литературное объединение
«Стол юмора и сатиры»
Первая тема застолья с
бравым солдатом Швейком:
Как Макрон огорчил Зеленского








Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Диалоги, дискуссии, обсуждения    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Обсуждения в режиме онлайн и на встречах в городе Рязани
Блиц-конкурсы дежурных по порталу
Буфет. Истории
за нашим столом
Пишем лимерики
Россия-Украина:
мнение наших авторов
Владимир Папкевич
С кем вы, люди мира?
Владимир Шишков
День гнева
Николай Риф
Имперская поступь…
Константин Евдокимов
А мы ставим на любовь
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Размышления
о литературном труде
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
Диалоги, дискуссии, обсуждения
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ивановская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Костромская область
Тверская область
Оровская область
Смоленская область
Тульская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Псковская область
Новгородская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Республика Удмуртия
Нижегородская область
Ульяновская область
Республика Башкирия
Пермский Край
Оренбурская область
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Республика Адыгея
Астраханская область
Город Севастополь
Республика Крым
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Республика Дагестан
Ставропольский край
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Курганская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Алтайcкий край
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Кемеровская область
Иркутская область
Новосибирская область
Томская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Зарубежья
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Азербайджана
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Болгарии
Писатели Испании
Писатели Литвы
Писатели Латвии
Писатели Финляндии
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Обзоры и итоги конкурсов
Автор:Василий Миронов 
Тема:Итоговый обзор номинации "ФАНТАСТИКА, ФЭНТЭЗИ, МИСТИКА, ДЕТЕКТИВЫ И ПРИКЛЮЧЕНИЯ". ВКР-14. 1 этап.Ответить
   После долгой и напряжённой организационной работы, потребовавшей взаимопомощи и координации всех членов большого судейского корпуса (от председателя жюри до около 30 судей по всем номинациям), устранив все «подводные камни» ошибок и недочётов конкурсантов, не всегда внимательно читающих условия участия в конкурсе, подводим, наконец, итоги первого этапа ВКР-14. Самая длинная номинация звучит так: «Фантастика, фэнтэзи, мистика, детектив и приключения». Её и рассмотрим.
    Конечно, как мне казалось, ударное слово здесь – фантастика. Перед началом судейства представились мне разборы устройства космических звездолётов, путешествий по галактикам и раскрытие различных вселенских тайн. Отнюдь! Всё оказалось намного прозаичней – длинный перечень номинации позволил «пристегнуть» к ней практически всё, что угодно. Очень часто судьи задумывались: а по каким критериям некоторые авторы вообще подбирали сюда свои работы? И начинали, посоветовавшись, сами искать хоть какие-то намётки на соответствие заданной номинации, чтобы та вообще состоялась и не перенеслась на следующий этап. Часто выручало последнее слово из номинации – приключения; вся наша жизнь – сплошное приключение… И всё же, и всё же – как далеко на сей раз оказалась номинация фантастики от фантастики. Один автор с удивлением признался, что вообще упустил из виду, что конкурс, оказывается, прописан по конкретным номинациям. Правда, пообещал в следующий раз быть повнимательней. Всем бы так.
    Теперь об общем качестве нашей номинации, то есть – средняя температура по больнице («температуру» по конкретным индивидуальностям выставим чуть ниже): общая литературная температура – увы, ниже средней. Перед началом судейства я просил свою бригаду «фантастов» распределять баллы более широко на всю допустимую десятибалльную «градусную» линейку. Судьи мои пошли ещё дальше – просили даже ноль использовать – мол, напрашивалось. Я попытался обратить внимание на то, что любой рассказ, даже самый плохой – это работа и, как минимум, всё же один балл заслуживает при любом качестве. Ноль допустим только за откровенную провокацию. И вот пришли комментарии, оценки… Опаньки, они оказались ещё более строже, чем я мог предполагать. И даже нулю всё-таки нашлось место. Чтобы не быть голословным, приведу выдержки из письма судьи Ольги Немежиковой:
    «В целом впечатление, конечно, тяжёлое — не менее половины работ очень и очень слабые. Грамматику даже не трогала, чтобы не взбеситься, впрочем, мне хватило и формы-содержания. Меня удручает крайне невысокий художественный уровень авторов».
    Доведу и полный текст Ольги Немежиковой из её личного обзора:
    «Несколько слов уважаемым авторам о критериях моей оценки. При равном формальном мастерстве предпочтение отдавалось произведениям, более глубоко и самобытно раскрывшим тему. Шаблонность героев, вторичность сюжетов, неуверенность художественной речи резко снижали впечатление.
    Подход к судейству получился довольно жёсткий, иначе не вижу никакого смысла оценивать работы как художественные произведения. Диапазон всей линейки баллов потребовался для наглядной иллюстрации художественного уровня произведений относительно друг друга. Прошу все мои оценки от 5 баллов считать довольно высокими, с крупным кредитом к творческому потенциалу авторов. Остальным авторам предлагаю не унывать и засучить рукава — дорогу осилит идущий».
    Именно на основе таких сходных судейских пересечений мыслей я и высказался про общую температуру по больнице. Если там она, как мы помним, оказывается в среднем нормальной - 36 и 6, то у нас - гораздо ниже средне-умеренной. Хорошие работы конечно есть, их не может не быть, но пусть авторы не обижаются за редкие высшие оценки. Это было сделано также по моей просьбе – не разбрасываться десятками, так как десятка – это высший балл рассказу, к которому нет претензий вообще. А такие работы без малейших претензий бывают не часто. Но были и открытия для меня в стилистике и красоте художественного слова, была и сюжетная новизна, были и такие вещи, которые цепляли, задевали душевный нерв, заставляли задуматься, не оставляли равнодушным. Спасибо авторам за такие моменты.
    Хочу поблагодарить всех своих судей за безвозмездно потраченные часы, часы и часы из своей личной жизни для сложной и, порой, неблагодарной работы на благо развития изящной словесности наших авторов. Прошу судейство (особенно женщин), стойко перенести возможный недоброжелательный негатив от тех, у кого сегодня не всё получилось. Такое бывает. Воспитание у всех разное. Ориентируйтесь на интеллигентность, образованность, воспитанность и достойный уровень культуры наших авторов. А таких – подавляющее большинство. Итак, представляю общий обзор от всей судейской бригады, которую сегодня составили:
   
    Юлия Штурмина – Ю.Ш.;
    Ольга Немежикова – О.Н.;
    Джон Маверик – Д.М.;
    Василий Миронов – В.М., ведущий номинации.
   
   Итоговая сумма баллов будет выглядеть следующим образом:
   Ю.Ш. + О.Н. + Д.М. + В.М. = Ʃ
   Внимание: в каждой слагаемой четвёрке оценок – первая оценка Юлии Штурминой – без судейского обзора.
   
   1. Ирина Лазур. Наблюдатель. ___ 1+1+2+3=7
   http://www.litkonkurs.com/?dr=45&tid=366643&pid=247&nom_id=691
   О.Н. Путешественник изобрёл способ перемещаться во времени, но вместо, чтобы попасть в другое время, уменьшился в размерах. Нам рассказана история про игры с пространством и временем посредством таинственной манипуляции сложения-прикосновен­ия­ (точек на гипотетическом листочке).
    «Бежевые стены, на окне жалюзи. Какие-то картины, что на них, он не мог разобрать из-за несопоставимого масштаба». Однако жалюзи герой разглядел. «Я полюбил тебя, — сказал тот, кто ждал обеда, — привык к тебе за эти полчаса, пока у меня выдалось свободное время между расчетами. Наблюдать за твоими потугами мне было очень интересно, ты — упорный тип получился, весь в меня. Потому, в принципе, и нашел верное решение».
    Наблюдатель выдумал себе путешественника, но в чём выразилось к нему привыкание и любовь, осталось за кадром, как и абстрактный проект, расчёты которого оказались, по утверждению героя, верны. Последнее предлагается принять на веру, но не вызывает сомнения тот факт, что наблюдатель и путешественник из одного исторического времени: та же комната с окном (с жалюзи!), с картинами на стенах, а также со столом, салфеткой, женой и обедом. Или этим и предполагалось читателя «удивить»?.. Что «ничто» никуда не исчезнет и от себя не сбежишь? Возможно, иллюстрируется какая-то научная идея. Но это уже мои догадки, потому что я так и не поняла, что хотел сказать художник этим рассказом, о чём поведать.
   
   Д.М. Текст о путешествиях в будущее и связанных с этим парадоксах. Не уверен, что понял задумку автора.
   
    В.М. Да, читатель иногда любит додумывать, но для этого ему надо давать какие-то направления авторского желания, а не маленькое пятно размытой субстанции, в котором ничего не видно и всё непонятно. Для чего в рассказ «пришит» очень странный постулат, якобы призывающий к спору: «Неисправные часы ведь всегда покажут один и тот же интервал между вереницей событий, ведь так? Или нет?» Зачем спорить, если, конечно – нет? «Вот где кроется ответ»… Ответ не получился. «Его подопытный путешественник в будущее, где он? Какая разница, где. Завтра у Наблюдателя будет другой».
    Концовочка обескураживает: если у Наблюдателя подопытный – это он сам, то почему и откуда будет другой? А где делась группа друзей-единомышленни­ков­ при «переходе»? Да и о каком «переходе», собственно говоря, идёт речь? Или это о том случае, когда за письменным столом гениальная идея пришла впервые, или это какой-то повторный «переход» в присутствии группы товарищей? В размытой абсурдности рассказа всякий смысл потерялся. Материал настолько сырой, что вообще пока ещё не оформился в рассказ. Тут ещё работать и работать до выставления его на конкурс.
   
   2. Велесов Олег. По дороге к скалистым горам. ___ 7+9+8+9=33
   http://www.litkonkurs.com/?dr=45&tid=366686&pid=247&nom_id=691
   
   О.Н. Полное соответствие авантюрному жанру, начиная от пейзажей изображённого мира с правом сильного в мире охотников за головами, заканчивая взвешенной энергетикой повествования без затянутости и скуки. Прекрасная деталировка, направляющая внимание к разгадке встречи героев (блики на прутьях (клетки) кибитки). ГГ — благородный герой вестерна, наигранно беспечный, волнующе одинокий, не лишённый традиционной театрализованности («крутанул револьвер на пальце и сунул его назад за пояс»). Остаётся лишь удивляться, что Люк Шот называет своё настоящее имя неизвестным (впрочем, те тоже не таятся), которые ловят его на живца — на разведённый большой костёр в неудачном для ночлега месте, куда он и подлетел бабочкой. Есть подозрение, что оставленный в живых «отдохнёт» и воспрянет мстить, не взирая на великодушный поступок Люка Шота, позволившего предать земле, а не скормить койотам, братцев-подельников (если у них были братские, а не чисто деловые отношения). Но читатель остаётся в фантастическом пространстве по дороге к Скалистым горам, в котором и его воображению достаточно места.
    Ещё странность, что профи-охотники за головами не знали такого значимого свойства желанной «дичи», как леворукость. Она, по идее, должна была просто прилипнуть к образу удачливого героя. Но могли и не знать — не такие они оказались и профи: сами «раскрылись», наивно рассчитывая на фарт.
    Тема пета-перепета, многократно экранизована, предсказуема. Но встреча героя и антигероев (их обязательно должна быть банда!) во все времена будет желанной. Очень и очень не хватило совсем неожиданного финала. На вскидку, завершения хотя бы той же метафоры с Серым. Волком? Ну, вдруг!
   
   Д.М. Прекрасный, лаконичный язык, бесхитростный сюжет. С удовольствием ставлю высокую оценку.
   
   В.М. Сначала о мелких шероховатостях. Есть зацепки со знаками препинания: запятые, случается, заменяют и тире, и двоеточия, иногда просто отсутствуют: «глаза сверлили меня словно токарный станок» (кстати, если быть более точным, то токарный станок не сверлит, а точит, режет, фрезерует). Если продолжить о точности ещё, то можно придраться и к студебеккеру. «Студебеккер» - это название автомобильной корпорации, следовательно – это название стало и именем выпускаемых ей трёхосных грузовиков, а значит – для названия понадобятся кавычки.
    Можно и ещё глубже копнуть о точности: описываемые события на Диких территориях Запада, вероятно, происходили в более ранние времена, чем времена Великой Отечественной 41-45 годов. А вот упоминаемые «студеры» выпускались только в те же 41-45 года. Следовательно, во времена фермерского освоения дикого Запада их ещё быть не могло.
    Но хватит о грустном. Рассказ-то великолепный! Он очень прост по смыслу, как жизненная зарисовка событий, которые происходили в то время и в том месте практически ежедневно. А простота этих мест такова – выжить! Кому-то это удаётся, кому-то – нет. И часто удача сопутствует тому, у которых к скорости действий присуща ещё и скорость мысли. Великолепен язык рассказчика: «солнце зацепилось за колючий кустарник», «золотые тропинки легли на сухую траву», «Серый посмотрел, дескать, рассвело…» Ну, и напоследок: а что делает этот великолепный рассказ в рубрике фантастики и фэнтэзи? Ах, да – есть ещё и приключения. Ну, тогда охотно и заслуженно выставляю высокую оценку.
   
   3. Евгения Дериземля. Засватанная. ___ 3+6+6+4=19
   http://www.litkonkurs.com/?dr=45&tid=363465&pid=247&nom_id=691
   
   О.Н. И сколько же дней четверо казачков строили злополучный хлев? «И насыпала в нее горячего борща»... «Склянка с мутной жидкостью» от ведьмы досталась Евдокии за здорово живёшь? Попали мы на стилизацию «Вечеров на хуторе».
    Очень сложно оживить ожидаемые бытовые картинки, схватить читателя за грудки — требуется недюжинное мастерство. Впрочем, удалось. И пока женщины вместе чарки «опрокидывали», время бойко тянулось, и когда наступила реализация старой, как мир, женской кручины, сказанной-пересказан­ной,­ текст тоже не застревал, хотя постоянно в спину дышал Гоголь, и с этим сложно что-либо поделать. Либо совсем вровень вставать, лакируя всякую детальку, плетя диковинные косички, либо... Ноль шансов в таком соседстве уповать на снисхождение, но автор, похоже, и не уповает! Автор дерзает, вечной темы не чураясь! Финал оказался неожиданным, возведя градацию приворотных средств к апофеозу, в последний момент открыл нам замысел коварной подруги, и смог перевесить
   
   Д.М. Колоритный текст и невразумительная, точно срезанная концовка. Автор пытался уложиться в заданное количество знаков? Со знаками препинания просто катастрофа, рассказ очень плохо вычитан.
    Колечко было железным, а стало медным — это невнимательность автора или часть задумки?
   
   В.М. Проня – Приська, Евдокия – Евдоха… красивые забытые имена, да ещё и с уменьшительными производными от них, о которых много кто и не слыхал вовсе. Но начать хочу не с этого. Очень мне не нравится, когда автор использует лениво придуманную универсальность буквы Е, замещая ей попутно и букву Ё. Есть и неаккуратность проверки текста. Или полное отсутствие такой проверки. Отсюда нелепые описки набора: «загляденmе», «засидишmся»… Побольше бы уважения к читателю.
    Но не это возмущает. Возмущает, что автор вообще, похоже, не слышал никогда о самых простых вещах из русского языка школьной программы – деепричастных оборотах и правилах их выделения запятыми. С запятыми здесь вообще беда полная. «Вокруг неё что называется хоровод водили», «мечты развеялись словно дым», «ну а как же», «немного помолчав гостья продолжила», «и не закусывая обернулась», «оглядев накрытый стол женщина бросилась обратно в дом». И таких примеров просто бесчисленное количество. Вот для наглядности одно короткое предложение целиком: «Хлопцы обернулись на звонкий мелодичный голос и захлопав глазами уставились на хозяйку бросив работу». Тоже ищите хотя бы одну запятую? Не ищите, в рассказе запятые – это не главное. Если их все проставить, то можно и в лимит не уложиться. А рассказ, практически, очень близок к максимуму допустимого.
    Если уж использовать известный фразеологизм «в поте лица», то очень нелепо выглядит попытка вольной переделки его на «в поте чела». Фразеологизмы – крылатые выражения, не имеющие авторов, не терпят замену слов и их перестановки, за что и зовутся устойчивыми словосочетаниями. Так что тут фантазия автора была употреблена ни к месту. А как вам такая выдумка – «обпатрать петуха»? Что это надо сделать с петухом – ума не приложу.
    Ещё претензии по сути повествования: один стакан (стакан!), второй третий… и он, кстати, не последний – не много ли для женщины? Закуска неплохая, а губы всё ещё пересохшие? Опыт, как отличительная черта этой женщины. Опыт чего? Если она с молодости всех женихов (вплоть до несчастья с глазами), с порога отшивала, как недостойных, то откуда опыт, если речь идёт о любовном? А если её так неоспоримо выделяет от остальных селянок опыт приготовления пищи, то, простите, а какая казачка готовить-то не умеет? Шагнуть навстречу и уйти на встречу – это абсолютно разные вещи, и шагнуть навстречу человеку (сделать шаг к стоящему рядом), конечно, пишется вместе. Козачки – такое обращение к мужчинам через О – это, прям, звучит, как оскорбление казакам, где зычное «а» просто, как хлыстом, должно бить слух. Но, вернёмся к сути произведения: начиналось всё, как простая бабья история – как бы замуж выйти. А закончилось густо заправленной гоголевской сказочной мистикой с участием ведьм, вурдалаков, чертей и прочей нечисти. Как говорят в одном известном городе – это совсем разные вещи. Я бы сказал – это как два куска разных произведений, насильно слепленных вместе. Про нечисть, конечно, написано куда забавней, но, увы, так же безграмотно, как и первая заунывная, перезатянутая часть бабьих страданий по женихам.
   
   4. Галина Димитрова. Морская прогулка. ___________ 6+5+3+5=19
   http://www.litkonkurs.com/?dr=45&tid=355645&pid=247&nom_id=691
   
   О.Н. Детектив в банке, однако совсем не с пауками, а, скорее, с людьми, не ведающими, что творят, особенно это относится к незадачливому убийце «по неосторожности».
    Понятно, каким образом ГГ «была центром круга», но фраза построена неловко. Умело, убедительно введён в повествование местный колорит морской прогулки (рында, иллюминатор и прочие термины).
    «То ли эпитафия, то ли характеристика» — это как бы и не ложный след, но хотелось бы, пускай не игры, но намёков более изящных и тонких.
    Странно, что Кириллу объявили о смерти мачехи, ведь он был ещё под подозрением.
    Во время расспроса Лие вспомнилось признание Степана о том, что есть у него желание жениться по расчёту на больной девушке. Вскоре выяснилось, что у владелицы фирмы недееспособная дочь: круг закрылся, интрига дала трещину. Навели на разгадку матримониальные заморочки Анны и Игоря с Ирмой, женой отца Игоря.
    Короткий детектив написан бойко, довольно интересно, мы сразу проникаемся симпатией к Лие и к некоторым другим персонажам. Но смерть Ирмы герои обсуждают с той же интонацией, с какой бы выясняли, кто съел ананас или выпил коньяк. Психологизм хромает, и крепко. Особенно финальная сцена «уместна» и «убедительна» — самое время строить планы на будущее, рядом с труповозкой. Сам факт неожиданной смерти должен был бы изменить стандартное поведение людей, до сих пор с подобным не сталкивавшихся. Они сразу превращаются в персонажи, «списанные» с детективов для чтения в метрополитене.
   
   Д.М. На корабле убили женщину, но это никого не взволновало (Убили? Да ну?»). Персонажи лениво беседуют, пытаясь вычислить убийцу. Вычислили... убийца нехотя сознался. Вялый, неинтересный детектив.
   
   В.М. Замкнутое пространство с убийцей и трупом – никто из присутствующих никуда не убежит, и никто из новеньких не добавится. Всё – а-ля – Агата Кристи! Правда, в отличии от классики, здесь всё куда проще и незамысловатей.
    Начинающий детектив-любитель в образе недоучившейся, по некоторым причинам, студентки с незаконченным высшим одного медицинского вуза, спокойно и по очереди разбирает все бесхитростные кандидатуры на отрицательную должность убийцы. И, наконец, выявляет очевидное – (подымите мне веки) – вот он! Именно последний, (не нарушая законов жанра), из предложенного списка героев для детективного разбора полётов, без особых затруднений, легко, я бы сказал – с наивной слабостью оценки своего проступка (толи поступка, толи преступления?), лениво фыркая и слегка недоумевая (и что вы ко мне привязались?), не думая долго о способах самозащиты, спокойно соглашается с вердиктом сообразительной девочки – ну, я! А что – имею право… тварь я дрожащая или… Занавес! Что поделаешь – это не роман, и более замысловатый, более насыщенный, более острый и более неожиданный, непредсказуемый финал сюда не втиснуть. Хотя, подобные приятные случаи были в моей памяти.
   
   5. Кульков Михаил. Маленькие секреты больших писателей. ___ 1+0+1+2=4
   http://www.litkonkurs.com/?dr=45&tid=366787&pid=247&nom_id=691
   
   О.Н. По всей вероятности, это запись небольшого размышления на тему мистической составляющей текстов. Возникает вопрос соответствия жанру, всё-таки, эссе мы не заказывали. Но если всё-таки заказывали... Много чего можно отыскать не только между строк, но и выстраивая ребусы, давая волю фантазии. Если писатель не оставил в дневниках, письмах, интервью творческую кухню по конкретному произведению, вполне можно предаться фантазиям и пытаться их во что-то оформлять, а то и применить к предмету научные методы познания.
    Не нахожу в данной записи, пускай и любопытной, признаки художественного произведения.
   
    В.М. Если следовать авторской концепции, то можно назвать свои критические замечания переделанным названием от его работы: «Придуманные секреты большого (при желании, здесь ш можно заменить и на н) воображения». У Солженицина есть пример в «Архипелаге», когда один хитрый псевдоучёный, находясь в лагерях, придумывал идиотские изобретения, чтобы как можно дольше находиться в более удобных (я не говорю – более комфортных) местах лагерной системы, в которую он попал. Пока бумажная волокита придёт к итогу, что всё это «изобретение» - полная чушь, он исправно подкидывает новую фикс-идею, потом следующую, и так до бесконечности фантазия «учёного» била ключом с равными промежутками, необходимыми для разбора его выдумок наверху.
    Продолжу свою мысль об авторском рассказе таким же отвлечённым, на первый взгляд, методом. Есть такой телеканал (не буду делать ему рекламу), который полностью посвящён всяким полураскрытым и, совсем нераскрытым, тайнам земли, воды и космоса. Только беда – ни в одной из них не приведены стопроцентные факты. Только домыслы «где-то, кто-то, кому-то…». Вернёмся к «рассказу»: это не рассказ, автор пытается здесь на свой страх и риск найти чёрную кошку в чёрной комнате, он пробует установить органические и конструктивные межпредметные связи там, где их нет.
    Мало того, что подобные «псевдонаучные» работы лингвистического, филологического анализа придуманных самому себе неких секретов в чужих текстах, совсем не подходят в эту рубрику художественного (не научного, не изыскательного) слова, так и изыскания эти ничего, кроме улыбки, вызвать не могут.
    Вот автор приводит пример подбора первых заглавных букв слов у сколько угодного количества предложений, чтобы набрать какое-то важное для него слово. Вот автор набирает магическое слово НЕГР таким способом: «Ночью привели Евдокию в покои мужние. Горели там свечи, много свечей. Робко, от страха оцепенев, подняла она глаза к потолку». Для чего вся эта ненаучная фантастика, именуемая дурью? Ответ – да просто автору показалось, как он сам сообщает, что что-то много чёрного в тексте. А не попробовать ли нам поискать какого-нибудь белого смысла в изыскательных целях – ну, например, поискать в полном тазу риса несколько зёрен, которые сложились в волшебное слово АУ, а потом найти (придумать) тайный смысл его?! Помилуйте, но если использовать ЛЮБОЙ большой текст, представляете, что там можно наковырять из первых букв? А если ещё читать справа налево, как предлагает автор, а ещё снизу-вверх, а ещё сикось-накось??? Так можно не только «чёрное» слово в четыре буквы, так можно и целую чёрную сатанинскую библию составить.
   
   6. Ол Томский. Конец цивилизации покегонов. ___ 5+5+3+7=20
   http://www.litkonkurs.com/?dr=45&tid=366153&pid=247&nom_id=691
   
   О.Н. Какая жалость, что ничегошеньки мы не узнали «про истори(ю) цивилизации косовчатых покегонов»! Впрочем, никто о ней сообщать и не собирался. Похоже на оригинальную аллюзию к упомянутой песне Леннона.
    Много неувязок. Вкусовые оттенки? В скафандре? Да и вообще... пробовать на вкус... Снимать защитный скафандр, чтобы войти в воду?
   Наверное, эта небольшая история могла бы стать очень интересной, вплетись в повествование более откровенные чувства, кроме совсем уж служебных и едва уловимых намёков, оставляющих простор читательской фантазии, в тексте никак не реализованной. А без них просто «структурный анализ организма астробиолога показал существенные изменения плотности молекулярного строения внутренних органов и их межклеточных связей». Структурный анализ — это какой? Вскрытие? Пилоты ещё и анатомы? В любом случае, Командир, передавая срочную депешу, «включил в эфир(,) звучащую на борту звездолёта музыку» — возможно, именно здесь зарыта собака, но это лишь мои догадки на основе контекста, а догадки — дело неблагодарное.
   Читается бойко, на поверхности сюжет как будто бы ясен: привезли в яйце историю... «Ничто не изменит мой мир».
   
   Д.М. Абсолютно шаблонное начало и невнятный конец. Что все-таки укусило астробиолога за ногу? К чему привело попадание в экосистему чужеродной ДНК, почему оно погубило цивилизацию покегонов? О самой цивилизации тоже толком не рассказано.
    Почему для исследования незнакомой планеты экипаж отправляет одного человека — женщину, которая вдобавок купается в водоеме без всякой защиты? Для НФ — очень слабо.
   
   В.М. Ну, наконец-то, в рубрике фантастики появились галактические звездолёты! А то как-то уже приземлённо и скучновато стало без них. Возвращаем любимую фантастику в более привычное для нас русло голографических мультипроекторов с мультимодульными скафандрами, и в русло квазиминут с блистрами и экомембранами. Это как-то попривычней для нас, чем разбираться в сватаниях девиц незамужних, да вникать в псевдоучёные дебри о непознанных секретах больших писателей. Тут дела поважнее – тут мы узнаём о безвременной кончине целой цивилизации покемонов… ой, простите – покегонов! Читаем складный рассказик с не очень складной концовочкой. «Слова вытекают, как бесконечный дождь…» Я бы добавил – «не оставляя следов». Именно чётких следов от вытекаемых слов автора в концовке я и не увидел. Додумывать самому? Да, нет, хотелось бы именно авторских выводов из этой истории. Тем более, что всё было неплохо и интересно.
   
   7. Валентина Кайль. Визит пришельцев. ___ 3+4+6+4=17
   http://www.litkonkurs.com/?dr=45&tid=366813&pid=247&nom_id=691
   
   О.Н. Действительно, фантастика... От начала и до конца... И Вася здесь был тоже... Надо отметить, попойка пришельцев описана очень неплохо взглядом Дэна, не знакомого с алкоголем и табакокурением. Конечно, у Великого Гудемона Дэн искал благословения, а не благосклонности.
    Безусловно, это жанр сатиры на фоне фантазии о прекрасно устроенной жизни. Несмотря на вопиющий примитивизм, рассказ читается с участием — что есть, то есть — текст буквально пропитан искренностью автора.
    В одной учёной книжке прочитала, что существует поэзия профессиональная, любительская и наивная. В данном случае перед нами образчик под номером три. И я бы его советовала окончательно стилизовать под эту наивную поэзию. Для этого необходимо убрать стилистически чуждую лексику, как-то «загаженн(ный) химическими выбросами воздух» и прочую просторечно-оценочну­ю­ лексику, оставить лишь возвышенно-восторжен­ный­ и недоумённый пафос, что может показаться простым лишь на первый взгляд, и, возможно, получится замечательный гротеск.
    Стоит основательно поработать с языком и, по возможности, сделать этот рассказ очень смешным, хотя последнее удалось неплохо — ведь автор так серьёзно обо всём этом рассказывает! Вероятно, это произведение имело бы заслуженный успех в номинации «Юмор в прозе».
   
   Д.М. Российский турист, он, получается, и на другой планете — российский турист. То есть пьяница и вандал. Далеко не всегда, конечно, но кое-где определенный стереотип уже существует. Остроумно и кратко. К сожалению, на фоне серьезных текстов юмористические часто проигрывают.
   
   В.М. Начну с улыбки: «На никому неизвестной планете Нашей Галактики…». А откуда тогда, простите, нам всё же известно о племени Йокки (так и хочется добавить – Оно), и про скалистые берега, тёплое море… и всё остальное? Шутка – никому, так никому! Планета никому неизвестная, имеется загадочный народ с загадочным названием, а вот всё остальное – такое земное: виноградники, оливки… как-то скучновато, что на далёкой, никому неизвестной планете растёт всё то же самое, что и за соседним земным забором.
    Сближение планетян с природой – наивысшее. Тогда откуда им испытывать радость от незагаженности химическими выбросами, если они и понятия не имеют – что это такое при описываемой блажи естества? «Не было бедных и богатых». Простой вопрос – это возможно? Так вот, оказывается, откуда Томазо Кампанелла списывал свой город солнца?!
    А вот, наконец, и инопланетные гости с обязательными блестящими (да, серебристыми – чего, уж, там стесняться), и обязательно обтягивающими одеждами. То, что прилетели именно русские, мы, нисколько не сомневаясь, понимаем сразу. Только они не могут обойтись без употреблений слов с окончаниями на «ать» и «ядь». Особенно, если чем тяжёлым по пальцу. А вот то, что они ещё притом и жестикулируют «нелицеприятно» - это-то откуда знать и понимать аборигену?
    Дальше, естественно, по ходу космического пикника в ход идут прозрачные сосуды. Ну, а потом уже и результаты после принятой прозрачной жидкости – тяга к прекрасному – увековечить пару-тройку умных мыслей для истории, пусть и чужой планеты. Скромное граффити, типа стандартного «Здесь был Вася» – самое то. Тут я немного оскорбился за несчастного Васю и решил его имя, так неказисто оставленное внеземной истории, принять и на свой счёт: ох, и достаётся, порой, нам – Васям, на орехи.
    Итог такой: годится, как сценарий для короткого, минуты на три-четыре, ироничного фельетонного мультика, типа – «Я подарю тебе звезду», но ни на что более серьёзное не потянет.
   
   8. Ольга Северинская. Билет… или просто невероятная реальность. ___ 2+1+2+3=8
   http://www.litkonkurs.com/?dr=45&tid=366830&pid=247&nom_id=691
   
   О.Н. У героини рухнула жизнь, которую она отныне хотела бы строить «независимо и отдельно от Системы». И вдруг, будучи охваченной «параллельны(ми) мир(ами) размышления», в её руках оказался трамвайный билет. Ниоткуда. Выяснилось, что выдан этот билет ещё утром, однако утро героиня провела дома. Чудо!
    «Мы не одни, не одиноки? Маленькое чудо Огромного Сердца, как подарок в канун Нового Года? Не вымысел, а просто невероятная реальность, которая с нами иногда случается!»
    Полагаю, героиня восприняла билет как знак, что всё у неё получится и жизнь наладится. Однако это лишь мои догадки в попытке отыскать смысл рассказанной истории. Последний абзац вызывает вопросы, если есть желание их рассматривать всерьёз. Такое ощущение, что он не отсюда. Непродуманная работа. Надо отметить, что, вопреки расхожему мнению, большинство текстов, основанных на «реальных событиях» и прямо пересказанных, не обработанных формально и содержательно, имеют невеликую художественную ценность.
   
   Д.М. Маленькое таинственное событие, из тех, что иногда происходят, разрывая привычную ткань реальности. Как художественное произведение ценности не имеет. Как эпизод, произошедший в действительности (если произошедший) — любопытно.
   
   В.М. Коротенький рассказик ни о чём? Или мы все и вправду должны задуматься – так откуда же всё-таки появился этот обыкновенный бумажный трамвайный билетик в руках замешкавшейся пассажирки и, внимание – вопрос ребром – «что всё это может означать»?
    Особенно умиляет, как автор (и, кстати, делает это довольно часто в своих работах), таинственно интригует читателя бронебойно сухим и сурово бездушным, как пыльный документ, извлечённый из подвалов мадридского двора, эпиграфом: «Основано на реальных событиях»!!! Ни больше-ни меньше! То есть, сразу захватывает читательское внимание обещанием поделиться открытием некой сокровенной истины, открытием непостижимого таинства, которое всё же было – «вот те хрест», в ответ на удивлённые читательские вскрики – «не может быть!».
    Всё проще: когда мы в углу тёмного чердака, вдруг, замечаем летающее привидение, то перед тем, как нестись вниз и кричать всем об открытии чуда дивного, достаточно подойти поближе к «привидению» и убедиться, что это просто висит на верёвке старая рубашка, когда-то здесь забытая.
    Я думаю, когда уставший человек целый день находится в сильном душевном смятении, и бытие реальности становится для него смято и подавлено, а внутренний голос ещё и отправляет сознание «в параллельные миры размышления», то стоит ли так удивляться великому «чуду» – откуда в руках билетик? Да сунул какой-то сердобольный пассажир втихаря свой утренний билетик ей в руки, когда увидел некие мелкие проблемы той с кондуктором, а пассажирка, «в состоянии отрешённости и полузабытья», даже и не заметила.
    Как же часто мы склонны сваливать на некое чудо моменты, которые или просто не понимаем, или не очень-то и хотим понимать. Хорошо помню из детства смешной рассказ отца, как в их деревне один увидел в начинающих сумерках чёрта, сидящего на мосточке через ручей. Побежали посмотреть – а это крестьянин местный сел отдохнуть после вечерней косьбы. А если бы не побежали? До сих пор бы рассказывали из поколения в поколение о лично виденной чертовщине? Сколько по миру людей, достоверно видевших инопланетян, а некоторых и даже пивших пиво с ними (по их словам)! А тут какой-то билетик… Правда, вот автор более серьёзно настроен в своих выводах по поводу билетика – «Мы не одни, не одиноки?» Чудо!
   
   9. Павел Филатов. Дымка. ___ 5+7+9+7=28
   http://www.litkonkurs.com/?dr=45&tid=366713&pid=247&nom_id=691
   
   О.Н. «Красно-желтый смешанный лес, затянутый тончайшей предрассветной пеленой, мирно молчал, провожая редкие автомобили, шуршащие по шоссе. Скоро должно взойти солнце, предпоследнее солнце года, который скатывался в свою противоположность – следующий год». Солнце ещё не взошло, но лес ...красно-жёлтый? Да ещё в тумане — красно-жёлтый! Почему солнце осенью предпоследнее? Это, насколько понятно из первого абзаца, не тундра. Почему следующий год — противоположность предыдущему? Почему не последовательность?!­ Далее станет ясно, что имелось ввиду под противоположностью — мир клиники. Но предложение выстроено некорректно.
    «Предзимье» и угасающее лето в «одном флаконе» — насильно притянутые образы.
    Почему «особую боль приносили воспоминания детства» — повисло в воздухе, как и загадочные «воспоминания о детских снах». В этом месте совершеннейший провал и возникает вопрос, зачем об этом упоминать. Конечно, не воспоминания, а ощущения и планы действий, опять же, планы не детства, но юности, когда ГГ видел мир ещё без всякой дымки и страстно мечтал изменить его к лучшему. Идея ясна, но прописана недостаточно продуманно. Как и шестьдесят лет и образ «выцветших старческих глаз». Поди, не лес валил отец Павел, недоедая, недосыпая, перемерзая, чтобы настолько поблёк цвет его глаз в совсем не старческом возрасте.
    Неясно, с какой целью герой посещал скорбное заведение, об этой цели («он приблизился к цели своего сегодняшнего пути») пару слов для разъяснения надо бы добавить. Сказано, что пастора пригласил главврач. Зачем? Познакомиться? Вполне допускаю, но об этом надо бы упомянуть. Пытаюсь в тексте отыскать объяснение.
    «Меня всегда вгонял в недоумение вопрос, почему такие есть в нашем мире…» - возможно, данная фраза построена некорректно. Ведь ясно же, почему «такие есть в нашем мире». Тем не менее, пастор перебивает и начинает объяснять про дымку, как бы отвечая на вопрос, который и задан-то не был. Метафизический диалог героев оформлен нечётко, вернее, не дооформлен.
    Конечно, посещение дома скорби, метафорически отделённого от окружающего мира дымкой, окончательно убедило отца Павла, что мир неизменяем, только с возрастом ему, отцу Павлу, дымка теперь повсюду. Но логические связи рассказа должны быть чёткими и точными, а описания могут быть сколь угодно метафоричными.
    В целом хороший рассказ, поэтичный. В содержание крепко втягиваешься — оно волнует, оно ненадуманное — настоящее. Автор показывает нам совершенно иной мир — мир неизлечимо больных людей. Произведение прочитывается внимательно, спокойно, автор с пониманием показывает бытность «детей», отгороженных от всего мира забором (дымкой), и мы проникаемся терпимостью и сочувствием. «Дымка…, - перебил главврача священник, - дымка. Господь отделяет души людей, которые не способны выжить в нашем мире тончайшей дымкой. Мы это называем безумием. Но кто возьмется судить, мы безумны или они? Может быть, в их спокойствии, радости…Или страдании…Проявляетс­я­ высший смысл бытия. Который нам сложно понять…Всегда будут небо и земля, этот лес и этот туман, пока есть человек и его разум. Или безумие. Пока есть многоликое человечество…»
    Композиция образной системы очень понравилась — художественно сделано. Язык, выражение авторских мыслей — вот с чем имеет смысл пристрастно работать. Чувства пропитывают произведение, но их отражение посредством языка пока не на том уровне, какого они, вне всякого сомнения, достойны.
   И ещё. Полагаю, данное произведение размещено не верно — место ему в номинации «Просто о жизни». Это на будущее.
   
   Д.М. Один балл снял за несоответствие номинации, это не фантастика, не мистика, не детектив, не приключения. Замечательный философский рассказ.
   
   В.М. Почему этот рассказ появился в рубрике фантастики, если нет в нём ни фантастики, ни мистики, ни детектива, ни приключений? Зато, к счастью, есть думы. В хорошем смысле этого слова. Оставляем ответ за автором и, простите, приступим к мелким придиркам. Без этого судейского дёгтя ну никак нельзя. Следующий год – разве это противоположность нынешнему? Холодное-горячее, мокрое-сухое, жидкое-твёрдое – вот что значит классическая противоположность. А тут, скорее – мирная череда смены последующего, только и всего, но никак не противоположность.
    Продолжим о маленьких неточностях: «Предпоследнее солнце года»? Но такое может быть только за один день до 31 декабря, разве не так? А тут ещё только октябрьская осень, и что – до нового года больше солнца не будет или будет только один раз, если это было предпоследнее? Как-то тут вообще немножко напутано со временем – с сомнением берём «предзимье» в октябре? Не рановато-ли, если в октябре ещё в пору грибы собирать, хотя, судя по снегу в июне – всё смешалось в доме Облонских? Ну, хорошо – пусть будет очень раннее предзимье. А теперь другая крайность, авторское – наоборот: «Угасающий мир лета». Это в октябре? А не поздновато-ли лету для угасания? Лето, как бы, все знают, чисто календарно угасает в конце августа? Хотя, и снова не будем настаивать, судя по погодным катаклизмам нынешним. И всё-таки, исходя из календарной природной классики, нам хочется определиться – толи нам описывают настоящее «предзимье», толи ещё «угасающее лето»?
    Далее ещё чуть о мелких неточностях: воспоминания детства, конечно, могут быть «наиболее яркими», но вот «свежими» - это вряд ли у шестидесятилетнего. «Притормозил, машина едва кралась…» и, тем не менее, водитель опять «притормозил»? Зачем так утомлять читателя «маслом масляным», если по смыслу и так всё понимаем с первого раза? Но не настаиваю – можно и два раза притормозить.
    Ещё мелкий нюанс – действие, несоответствующее настроению: слабо пожать руку – это признак равнодушия, усталости, безучастия, осознания малозначительности совершаемой церемонии приветствия. А тут – «восторженно уставился…». Если есть эмоциональный всплеск и восторг от встречи, то напрашивается и действие более живое, и рукопожатие более энергичное, разве нет?
    А вот и главный момент – жуткое «игрушечное» кладбище с далеко не игрушечными детскими могилками, и с не менее главным вопросом: а всё ли делается в этом скорбном доме по воле Божией? Правильно ли и, главное – законно ли поступает администрация, взявшая на себя смелость и ответственность самолично умерщвлять детей этих несчастных полоумных родителей, которые ни сном, ни духом о принятом за них тайном решении? Разве прав главврач, смело утверждая, что в этом месте, которым он руководит – не действуют категории добра и зла? Как же так? Разве бывают такие места? И разве не здесь эти категории наиболее уместны? А если здесь вот так запросто умертвили гения без всяких кавычек? Или, пусть даже обычного нормального простого человека, который мог родиться – кто дал им право на такой суд? Как вам вопросик? По-моему – очень важный вопросик нам тихо на ухо задаёт автор.
   
   10. Вадим Сазонов. Маленькая тихая страна. 1.Погасшая звезда. ___ 8+10+10+8=36
   http://www.litkonkurs.com/?dr=45&tid=365790&pid=247&nom_id=691
   
   О.Н. Живые, наглядные герои, каждый с интересной историей. Интрига ведётся умело, просто держит в напряжении до конца. Я не фанат детективного жанра, но этот рассказ не скучный, он о настоящем; к тому же, замечательный детектив про красивую жизнь и про обратную в ней сторону Луны. Эстетическое чтение для отдыха, текст настроение весьма поднимает, потому что приятно встретить в произведении мастеров своего дела, героев, которые любят жизнь, любят свою работу и живут со вкусом. Пожалуй, в рассказе присутствует самое ценное качество, ради которого мы обращаемся к литературе — вера в жизнь, в чувства, которые будут всегда на самой вершине человеческих ценностей во все времена — любовь, дружба, верность человеческому долгу.
    По моей версии, лучшая работа в подборке. Есть, куда двигаться в плане художественной речи, если автор того пожелает, но содержательно рассказ сделан на отлично.
   
   Д.М. Прекрасно написанный психологический детектив. Не понятно только, почему местом действия автор избрал «маленькую тихую страну» - сюжет не фантазийный и реальное название в данном случае смотрелось бы лучше.
   
   В.М. Оставим в покое маленькие описки вроде пропущенной буковки ё в слове «приёма», или столь же мелкую небрежность: либо, «она (добавим - на) всю жизнь сумела остаться…», либо «она всю жизнь сумела оста- (добавим - ва) -ться звездой…». Нехватка запятой: «Когда я там жил (,) таких штук ещё не было», тоже не сильно раздражает при всём пиетете к грамматике. Почему? Потому что здесь не это главное. Главное – нам подали хороший профессиональный рассказ с тонким психологическим подтекстом. Нам подали неприкрашенную историю жизни, которая случается за ширмой авансцены мира искусства. А за ширмой такой жизненной авансцены действуют свои неписанные законы и правила. Эти неумолимые законы изнаночной стороны звёздности проявлены нам со всей глубиной и правдивостью. Причём, проявлены со стороны совсем других людей – не звёзд, а только тех, кто был так или иначе рядом. И оттого не вызывающих ни капли сомнения. Хороший рассказ.
   
   11. С. Губницкий. Джаз-квартет. ___ 2+6+1+2=11
   http://www.litkonkurs.com/?dr=45&tid=366992&pid=247&nom_id=691
   
   О.Н. «Насущные проблемы и тенденции развития черного юмора в литературе», видимо, от меня далеки... Тем не менее, некоторые лингвистические находки автора весьма забавны. Ценитель «перманентн(ого) всеобъемлющ(его) абсурд(а)», вероятно, оценил бы «Джаз-квартет» перепевок иначе.
    Нахожу в предложенных текстах потребность автора изобретать, и он, что называется, по полной развлекается со словами и сюжетами. Но у меня устойчивое ощущение, что это баловство ради баловства.
   Плюсы. Изображённый мир нагляден. Композиция выдержана, сюжеты завершены, ничто не виснет в воздухе. Уверенный язык. Герои живые, но... всё это уже было... предсказуемо даже, и ни во что не выливаются. Как в обычной жизни.
    Согласна с тем, что можно навскидку вынуть любой предмет (произведение) из небытия (бытия) и попытаться сотворить с ним фокус, так сказать, из любви к искусству. Проблема в том, чтобы других убедить, что фокус этот что-то значит, даже в плане развлечения. Мне не хватило осмысленности лингвистических манипуляций — это минус. Меня раздражают тексты просто так, ни о чём.
   Разгадка пришла от четвёртого солиста квартета. «А почему все страсти такие беззвучные?» — спросит внимательный читатель. Внимательному ответим: вчера в телевизоре звук сломался, кино смотрю сегодня, а мастер придет только завтра.»
    Но, похоже, автор находится в формально-изобретате­льном­ сегодня. Остаётся пожелать ему отыскать таких же формально-изобретате­льных­ читателей, которым «традиционное» содержание откровенно утомительно.
    И всё же не могу смахнуть произведение, потому как работа автора, его формальный поиск наглядны. Если автор донесёт до меня цель изысканий (эпиграф как-то не убедил), кто знает, быть может, тоже проникнусь! Во всяком случае, все «шахматные партии» Набокова представлены в форме не просто читабельной — бессмертной! И комментариев, если и требуют, то лишь в жанре литературоведения как науки.
   
   12. В. Румянцев. Флаг на башне. ___ 9+9+7+9=34
   http://www.litkonkurs.com/?dr=45&tid=367049&pid=247&nom_id=691
   
   О.Н. Летающий будильник понравился!
    «Босс сказал: никаких следов. Ты отвлекаешь, я укол делаю. Всё чисто. И в хате ничего не брать» — фраза натолкнула на мысль о махинациях с недвижимостью. Но оказалось — холодно, отвлекающий манёвр. А далее и того круче. Сантехник-мемуарист,­ по совместительству мастер разных единоборств, профессиональный «многостаночник». «В конце концов, я и сам субъект двойного назначения». Наши победили, правда, на уровне флага на башне. Помнится, что-то такое было у кого-то из советских классиков — в школе читали. Тем не менее, рассказ не воспринимается вторичным, видимо, за счёт антуража новейшей истории. Добротный ремейк.
    Венька оказался связным Ястребом, который «неизвестно куда улетел». Не совсем поняла назначение организации скандинава: борьба с «партизанами»? Сомнительно... В любом случае, мне не хватило подсказок для разгадки интриги: чего ради столько трупов? Политические намёки работают не для каждого читателя. Но я честно пыталась разобраться.
    Что мне известно о Боброве? Отставной офицер, не смирившийся с развалом СССР. И что? Разве таких мало? Ну, вывешивает красный флаг по праздникам. Своего рода протест. Стоп! Флаг на башне. Фото чердака рядом. Отменённый праздник 7 ноября. Дата 6 ноября. Что-то ещё. Ну конечно: съезд предпринимателей региона. Проводят единоросы. И красный флаг как вызов… Кто-то желает вызвать скандал?.. Но зачем похищать Боброва?.. Имитация самоубийства? Что-то не вяжется… Видимо, Бобров своим патриотизмом мешал подготовке террористической операции, выдавая протестными манипуляциями удобную снайперскую площадку? Снайпер и есть Ястреб-Венька. Вполне возможно, детали (скандинав, например) отсылают к неизвестному мне контексту.
    Сам ГГ так и остался таинственной личностью: одинокий герой неясного возраста, но не пожилой. На протяжении всего текста наш герой психологически ...как в пустыне, замкнут сам на себя. Мир интроверта? Он как бы без прошлого и без будущего, а возникшее приключение ненадолго его развлекло «в это(м) не сам(ом) лучш(ем) из миров» — рассказ оставляет несколько грустное послевкусие: мы успели проникнуться симпатией к герою, но оставляем его всё таким же, по большому счёту, глубоко разочарованным этой жизнью. Впрочем, по законам авантюрного жанра, герою меняться не требуется, его дело — победоносно преодолевать полосу препятствий.
    Бойкий, увлекательный боевик, держит внимание от начала до конца. Надо отметить высочайший уровень грамотности, уместный язык и текучесть речи. Работа, безусловно, одна из лучших.
   
   Д.М. Так зачем все-таки понадобилось похищать Боброва? Неужели проблему «флага на башне» нельзя было решить другим способом? И чем таким важным занимался сантехник-агент?
   Написано хорошо, надо отдать должное.
   
   В.М. Работа замечательная. Написана хорошим понятным языком без неоправданных премудрых вычурностей. Нам рассказали о людях, о которых мы ничего не должны знать – а они есть. Их не может не быть! Знать не должны – а хочется. И от того ещё более интересно нам узнать хоть что-то об их работе и методах.
    Это великие суперпрофессионалы своего государственного дела. Это великие специалисты столь нужного в наше время служебного ремесла, замаскированные во что-то обычное, простое, незаметное. Это агенты. Написано хорошо и просто – это да. Зато последние предложения напомнили мне шикарные изюминки в скромном пироге. Ну, а самое последнее короткое предложение – вообще покорило. Это же надо так точно и ёмко подытожить всю историю, выдать всю сущность рассказа, весь его замысел, всё его значение, всю его ценность пятью-шестью финальными словами. Умно и талантливо!
   
   13. Михаил Шелл. Никто не хотел умирать. ___ 1+1+1+3=6
   http://www.litkonkurs.com/?dr=45&tid=362777&pid=247&nom_id=691
   
   О.Н. Для начала: пафос, подкреплённый тройным восклицанием в наименовании, уже настраивает восприятие на самый что ни на есть скептический лад.
    «Восхищённо озирая ею приготовленную трапезу» — красноречиво... Что там она такое выложила на мягкое покрывало?
    Содержание диалога пасторально настроенных супругов, мягко говоря, вызывает улыбку.
   Око за око, зуб за зуб... Можно было пойти подальше: растения тоже умирать не желают, их месть могла бы быть куда как более изощрённой.
    Данный хоррор «не показался». Форма тоже не на высоте. Герои на живых не похожи. И даже трагедией комара мы как следует не смогли проникнуться, повлёкшей за собой столь печальные последствия.
   Что остаётся? Более-менее связный рассказ.
   
   Д.М. Очень неряшливый текст. Пропущенные пробелы, синтаксические ошибки, корявые фразы.
    И в чем идея? Комары тоже хотят жить?
   
   В.М. Ещё до начала чтения текста название рассказа сразу отсылает нашу память к сверхсерьёзному фильму Жалакявичуса с тождественным названием. Там – кровавая драма, в которой блистают молодые Банионис с Адомайтисом. Там кровь и гибель. Там борьба не на жизнь, а на смерть с вооружённой лесной бандой. А тут жалкий стёб про мошек с самовольным использованием великого названия в насмешливом смысле. Зачем было так грубо прикасаться к великому? Зачем было так смеяться с классики, самовольно избирая для собственного употребления плоды чужой интеллектуальной собственности?
    Только не надо приводить примеры типа «Кавказкой пленницы» Гайдая после сверхудачного использования им шаржевого, гротескного каламбура с «Кавказского пленника» Толстого – во-первых, категории авторских личностей несопоставимы (уж, простите), а во-вторых – уровень работ. Неужели автору не проще, придумывая название, положиться только на себя самого?
    Теперь вернёмся к тому самому уровню. Сначала к чисто техническим моментам подачи материала. Похоже, автор не захотел визуально оценить, самому прочитать и проверить свою работу ни после размещения рассказа на ЧХА, ни после размещения на конкретный конкурс, в котором решил принять участие. Если это не так, то почему по всему тексту автор являет читателю сплошное отсутствие пробелов между словами и предложениями? Разве такой простой технический брак трудно исправить? Такое неуважение к читателю – ни есть хорошо, как говорится. Добавим мелкие неприятности типа: вместо тире – запятая, вместо запятой – точка, прописная буква вместо строчной, и т.д.
    Но вернёмся к сути. Что это? Шутливая попытка с помощью фантастики коснуться морально-этических проблем взаимоотношений с иным разумом на примере представителей гнуса? Я, конечно, совсем не о принижении такой серьёзной выбранной темы до каких-то козявок. Главное – не выбор героя, с помощью которого хочется поведать о большой и серьёзной теме. Можно и с помощью козявок (или гнуса в нашем случае) поведать о важном. Вспомним хотя бы известнейшую муравьиную трилогию Бернара Вербера. Но здесь, в отличии от французского примера, всё упрощено до непорядочной плинтусной категории. И хотя в самом конце автор предлагает нам очень важный вывод, но архиважный вывод этот оказывается абсолютно несоизмерим к потешному тексту повествования: «умирать не хотят, могут в ответ убивать».
    То есть, нам предлагают, перед таким серьёзным выводом, в шутливой форме ненавязчиво осознать, что комар или мошка, оказывается, уже находятся на столь высокой ступени развития, что философски могут убивать в ответ, так как «не хотят умирать». Эта несоизмеримость посыла и исполнения вызывает если не раздражение, то не весёлый смех. Это всё равно, как на соломенные лапти пришить бриллианты. Увы, работа очень слабая. Даже с учётом чувства юмора.
   
   14. Александр Паршин. Дьявольски хороший. ___ 5+5+7+7=24
   http://www.litkonkurs.com/?dr=45&tid=367071&pid=247&nom_id=691
   
   О.Н. Мистика в чистом виде. Интересный пассаж с подозрительными типами, который автор круто удержал на вираже. И с ночной пассажиркой для столь короткого рассказа неплохо прокатился.
   «Если через полчаса не выйду, зайдёшь в шестую квартиру и попросишь у отца деньги за мой проезд». На этом месте окончательно догадалась, с кем герой имел дело, но интрига неплохая, догадку именно хотелось «дочитать». Однако далее по угасающей: где-то читала, не раз. В том числе и про договор «по-хорошему» — совсем детский на фоне предыдущей «дьявольщины».
    Название рассказа понравилось.
    Замечание в целом по художественной речи на небольшом диалоговом примере: то, что взяла в скобки, в диалоге явно лишнее. Оставшееся также нуждается в шлифовке под более «гладкую» разговорную речь:
   «Заправщик (на бензоколонке при въезде в город) видел, как всё произошло. (Две черные) машины мчались (по пустынному ночному шоссе) со скоростью более двухсот километров».
   
   Д.М. Крепкий мистический рассказ, вернее даже, мистическая «страшилка». Несмотря на предсказуемый, в общем-то сюжет, читается интересно. Есть проблемы с пунктуацией.
   
   В.М. Сразу резанул ухо «Хундай». Не очень виню автора, так как это корейское название довольно часто ставит в тупик; чего только не услышишь – «Хёндай», «Хюндэ», «Хундай»… Хочу пояснить или напомнить, что простое корейское слово, означающее «современность» (иногда ещё переводится и как «новое время»), в русском языке произносится как «Хёндэ» и только так.
    Лёгкие переборы с запятыми – «Мужчина, молча, протянул техпаспорт», или разовое отсутствие точки в конце предложения – всё это не страшно. В целом, мистика в рассказе отработана неплохо. Чем-то напомнила мне детские страшилки начальных классов, пересказываемые нами испуганным девочкам-одноклассни­цам­ в тёмном подъезде – «в одном чёрном-чёрном городе…». Но совсем не плохо.
   
   15. Владимир Печников. На привале. ___ 4+2+1+4=11
   http://www.litkonkurs.com/?dr=45&tid=367149&pid=247&nom_id=691
   
   О.Н. Почему наименование завершено троеточием? Что сиё значит? Даже не догадалась.
    Сказ из серии охотничьих баек. Стилизация правдоподобная, живая речь любителя «разводить бобы» про подвиги на охоте. Сначала закружил, потом хвост оторвал... Врать старый охотник мог всё, что угодно, его право. Финальная фраза явно предполагает катарсис. О реакции слушателей мы никогда не узнаем, она не дана. А было бы интересно узнать, как оценили товарищи «впаренную совершенно правдивую историю», поскольку они-то в этом деле собаку съели.
    Видимо, рассказ должен был удивить. Но изначально ясно, что это всё из области фантастических приключений, то бишь, в номинацию. Не удивил. А удивиться бы хотелось. В том смысле, что даже поверить где-то, напугаться как следует, потом выдохнуть — ведь полагается по законам жанра!
   
   Д.М. Что это и зачем написано? Если юмор — то не смешно.
   
   В.М. Вспомним знаменитую картину Перова «Охотники на привале» с наигранными эмоциями, и представим её, как наиболее подходящую иллюстрацию к нашему рассказу. Добавим, по авторскому желанию, ещё колоритного языка «мужуков»-охотников.­ Отсюда и будем исходить в восприятии поведанного.
    Итак, перед нами – шутливая охотничья история со святой верой в её «истинность», которую требует от своих слушателей главный герой – Иван Антонович. Как анекдот – история так себе. Мало смешного в том, что охотник на охоте немного обделался. Вернее – много обделался. А потом и его жертва – волк. Строить на этом весь тонкий сюжет охотничьего рассказа – мало интересный результат имеем в итоге. Значит, с точки зрения юмора – уже неудача.
    А теперь и с более серьёзной точки зрения посмотрим, хотя, возможно, более серьёзную автор и не предусматривал, полагая, что с анекдота и спрос небольшой. И всё же: любитель анекдотов должен учитывать, что диаметр входа в волчье логово – всего около пятидесяти сантиметров и, беря во внимание плотность тела «сильного не по годам», крупного в теле охотника «с силой богатырскою», да ещё усиленного по окружности талии объёмной охотничьей амуницией – «кинуться мигом единым» в ту нору ему было бы весьма проблематично.
    Ещё мне известно, что все звери, проникая в нору, залазят туда мордой, носом, а никак не пятятся задом наперёд, то есть хвостом.
    Ещё о волчьих странностях: вообще-то, у волка нет норы, как ни странно. За исключением того логова, где волчица выводит потомство. Взрослый зверь, (да ещё такой устрашающей величины), просто сворачивается клубком, прикрывая хвостом лапы и нос.
    Ещё маленькое наблюдение: к волчьему логову вообще очень трудно подойти незамеченным, когда зверь находится там.
    Главному герою известно, что волк – «стайное животное». Значит, известно это и автору. А вот, откуда берутся бродячие одиночки – возможно и нет. А берутся они не от чрезвычайной их силы и, следовательно, не от ненадобности помощи сородичей для охоты, мол, и сам справлюсь. А как раз – наоборот, от слабости. Иногда в больших стаях какого-нибудь одного волка по непонятным причинам травят все его собратья. (Почти, как у людей). Отверженному животному становится трудно жить в семье, и он покидает её. Он становится бродячим одиночкой. Дюже огромадный «волчище, волчара» с клыками в «два спичечного коробка» вряд ли позволит себе допустить такую тупиковую низкую ступень волчьей иерархии.
    В общем, не поверил я Ивану Антоновичу в достоверность его рассказа, как поверил молодой охотник на картине Перова, жадно впитывающий каждое слово более опытного охотника. Я – ближе к среднему персонажу картины, который настроен весьма скептически к страстному рассказчику, и каждое его слово подвергает сомнению. Поэтому никаких излишне наигранных эмоций с моей стороны не будет. Работа не получилась.
   
   16. Эльвира Яновицкая. Путешествие, которое не имеет конца. ___ 2+2+3+5=12
   http://www.litkonkurs.com/?dr=45&tid=367180&pid=247&nom_id=691
   
   О.Н. Мир глазами сбежавшего пса. «Это был реальный шанс выйти на просторы Вселенной!..» Пафос, прямо скажем, не по размеру, потому что имеем бессюжетный отрывок описательного характера, насыщенный рассуждениями, вроде: «Хорошо бы, к примеру, оказаться на крыше. Идеальный способ, глядя вниз, лишний раз убедиться в несостоятельности всего земного. Ну представьте себе, одно дело, если ты видишь муравья вблизи, и совсем другое – когда вместе с ним тебе предоставляется дополнительный глобальный обзор».
    О чём это всё? Травеолог «что вижу, то пою»? Когда текст непонятно куда ведёт и не ясно, в чём его цель, в нём очень скоро становится скучно. Сделать такую вещь выразительной мастерство требуется незаурядное.
   Неясно, почему собака сбежала, что она ищет, вычурно философствуя. Какую-то интригу вносит, было, загадочная фотография с изображением родителей мамы хозяина, но, право, некогда, некогда, надо «срочно куда-то бежать»!..
    Данный текст — наглядная демонстрация, когда отрывок — не лучшая форма для участия в конкурсе. Он должен быть композиционно завершён, иметь чёткую идею и какую-то отдельную художественную ценность, в конце концов. Наблюдается попытка поэтизировать похождения блудного пса, но всё это как-то поспешая... Устойчивое ощущение, что собака выдаёт себя за то, что она не есть.
   
   Д.М. Оценивать отрывки из произведений — дело неблагодарное. Не знаю, о чем повествует сам рассказ, но отрывок — ни о чем. О «приключениях» собаки? Да нет...
    «Ей очень хотелось понять суть столь сомнительных и, в то же время, существующих для чего-то субъектов“. „Она чувствовала себя птицей!“. „ Эстетическим вкусом симпатичной немолодой пары она была приятно польщена». „А ещё лучше – оказаться на необитаемом острове... Вот где, действительно, можно было бы оторваться вовсю! Говорят, там живут
   невероятно умные попугаи“.
    Откуда у собаки такие сведения о необитаемых островах?! Эстетический вкус? Стремление понять суть субъектов? Подобный антропоморфизм уместен в баснях или сказках, но данный рассказ написан как бы в реалистической манере.
   
   В.М. Не лишённый задушевности, проникнутый женской чувствительностью, небольшой рассказ от имени собачьих мыслей и переживаний. Насколько эти собачьи мысли выглядят действительно по собачьи – вопрос спорный. Совсем непросто так по-авторски вжиться в собачью душу, чтобы с уверенностью передать именно то, и именно так, как это делает собака.
    Спорно очень. Много несоответствия в выборе грани собачьего разума и интеллекта. Иногда получается слишком «занатто» для собаки – ну, например, как вам такие собачьи заумные размышления о юморе: «её (собаку) всегда категорически оскорбляло низкое качество шутовства». Вообще-то, чувство юмора присуще только человеку, это его одно из главных отличительных качеств в животном мире, если на то пошло. А тут собака рассуждает не просто о юморе, а о качестве юмора: это, мол, высокий юмор, а это – уже ниже всякой критики, то есть – уже переходит в «низкое шутовство»!
    Но, это не предел собачьей разумности. «Любая неудача в юморе, как правило, имеет парадоксально-обратн­ый­ результат». Как вам? Конфуций отдыхает… Так высоко поднята планка собачьего интеллекта. Это подтверждает и великолепное знание собакой мира моды. Она, как говорится – в теме: «витиевато всколыхнувшиеся над замшей кокетливые шнурки», «укороченное пальто, полуоблегающий силуэт», «дорогие часы» - да-да, собака разбирается – что дорого, а что – тьфу – синтетика!
    Сентиментальная душа собаки способна отметить признаки эпикурейства и т.д. Мы уже, как бы, вынужденно становимся на эту придуманную утрированную высоту собачьего разума, начинаем привыкать, но тут, вдруг узнаём, что собака совсем не по-собачьи не способна к таким простым вещам, как отличить пластикового с «синтетическими ушами» львёнка от живого. Как это вообще возможно для собаки, даже самой дворовой? Я уж не говорю о нашей героине высочайшего интеллекта с «неуловимо-одушевлён­ной­ составляющей»?
    Дважды использованное «она-она» в одном предложении – не улучшает его построения. И хотя автор с самого начала удачно очаровывает нас собачьими фантазиями (лесной ночёвки, например), концовочка разочаровала: не получилось никакого финала – ни со счастливым концом, ни с грустным. И тут я вернулся к заглавию – «не имеет конца»… Так вот оно что? Конечного смыслового финала и не предполагалось изначально? Получилось – ни о чём в смысле смысла.
   
   17. Иван Габов. «Сон, навеянный полётом пчелы вокруг граната за секунду до пробуждения». ___ 4+8+5+7=24
   http://www.litkonkurs.com/?dr=45&tid=330065&pid=247&nom_id=691
   
   О.Н. Надо отметить, автор мастерски упрятал причину смешения всех и всяческих ориенталий героя — повесть непризнанного гения не попала в шорт, и это настолько ранило душу, что герой погрузился в абсурдные фантазии. «Наверное, так сходят с ума», - подумал Александр Иванович». Всплывший шедевр Сальвадора Дали окончательно разбередил душу в тенистом парке, где когда-то «гуляли душевнобольные» — вот писал же художник всё, на что взгляд ни падал, что снилось и просто вплывало в голову, писал без всяких сомнений, да в анналы ещё при жизни попал!
    Идея рассказа понравилась — актуальна, вечна, благодатна для творчества. Форма воплощения интересна исключительно, однако инструментовка не удовлетворила (вполне допускаю, что это влияние моих вкусовых предпочтений). Сложно сделать текст подобно картине, столь же захватывающим внимание, как полотно художника. Но попытка достойная.
   
   Д.М. Вот интересно, какой по счету раз автор выставляет этот текст на конкурсы ЧХА, в том числе в номинацию «фантастика» на ВКР?
   
   В.М. Название, одолженное у великого сюрреалиста, ко многому обязывает автора, рискнувшего на такой шаг. Неимоверно обязывает. У Сальвадора Дали, при всей кажущейся, на первый взгляд, фантасмагории нереальных образов, на самом деле нет ни единого лишнего штриха. Каждый его феерический фантом-персонаж, (даже самый малюсенький), несёт на себе огромную смысловую нагрузку. Каждая мелочь говорит что-то очень важное и существенное для полного понимания задуманного гением. Как та же пчела, взятая «напрокат» у гения сюрреализма нашим автором для оглавления своего рассказа. Не случайно же Дали использовал её в названии своей знаменитой картины, хотя она там практически отсутствует. Но именно она являет собой главного персонажа картины, так как она – это и есть толчок к пробуждению. Именно она через секунду придаст движение к разрушению всей разносторонней символики мотивов сна.
    Взять от гения что-то для себя публично – это значит быть уверенным, что создаёшь нечто не хуже, нечто на том же уровне. Получилось? Не думаю. Однако, и умалять то, что получилось – тоже не стоит. Нам предложили не слишком замысловатую экскурсию в подсознание. Ладно, не будем трогать другого классика с его сюрреалистичными героями типа Кота с Бегемотом. Трогать не будем, но схожесть несложной беседы героя с… худым и толстым, обязательно отметим. Очень возможно, что автор сам на это и напрашивался. Правда, винокуро-аншлаговски­й­ фейк о том, что «ручка – это самое вкусное» – показался банально лишним и намекнул на дурновкусие.
    Но не будем о грустном. Да, у автора «сон» оказался намного проще, нежели у первоисточника длинного названия, но несмотря на некоторую его простоту и предсказуемость, (кстати, «в тёмной глубине кузова белеющий труп молодой женщины» - это, случайно, не труп ненавидимого рецензента – «девушки в красном кожаном комбинезоне»? «Неужели вы вправду думаете, что под ником «Подлищук» скрывается мужчина?»), пробуждение состоялось. Общее впечатление весьма неплохое.
   
   18. Буденкова Татьяна. Его рогатое степенство. ___ 5+5+6+6=22
   http://www.litkonkurs.com/?dr=45&tid=367218&pid=247&nom_id=691
   
   О.Н. Дом в Иллюзорске, в который, если входят, то, конечно же, не выходят.
   Кто бы мог подумать, что чёрт столь болтлив, ну да чего не бывает! Название рассказа, видимо, антитеза, потому что чёрт совершенно не степенный.
    Конечно, куда тут без женщины, без Мандежи... Как в жанре анекдота, автор прошёлся по обочине натурализма до лёгкой потери сознания, зафиксировав прописную истину, мол, связываться с чертями местным героям кишка тонка, а уж рядом с оборотистыми женщинами, да с золотой картой в кармане, им только и остаётся, что «предаваться праздности и лени. Зато читатели, что есть, то есть, полезно познали кальянный вред.
    Почему-то не верю в этого чёрта, не верю, что его подопечный тот, кем заявлен — мыслит и действует как дебильный подросток. Женщина более убедительна в своих страстях, однако типизирована до шаблона.
   С самого начала при чтении не покидает устойчивое ощущение вторичности, да и финал уныло предсказуем. Но кое-какие находки присутствуют: совершенно замечательное словечко «насмелился», эпизод «На сковороде стоим. Не поминай всуе». И взбесить балбеса чёрт, таки, сумел — в этом месте автор был весьма убедителен.
    Прекрасно понимаю, что в до дыр стасканной теме сложно что-либо выдумать, но коли автор дерзнул...
   
   Д.М. Занимательная вышла «чертовщина», правда, мои читательские ожидания обманула — я думал герой попытается таки потратить деньги с золотой карты на доброе дело... А так, о чем получилась история? Черт смешал женщину и мужчину, а для чего?
   Альтернативная биография Кончиты Вурст?
   
   В.М. К фразе «все мы под Богом ходим» автор предлагает не забывать и о его извечном антиподе. А антипод этот, хорошо известный нам по чуть ли не ежедневному чертыханию, с любезностью напоминает нам, что «всё, что творится (нехорошее), творится не без нашей (чёртовой) помощи, не без нашего (чёртова) участия». Вот и думайте, господа хорошие, кому вы воду на мельницу льёте, производя на свет тот или иной собственный нехороший проступок.
    Рассказ, конечно, не без мелкого грамматического «мусора»: лишние точки то в конце предложения – по две к ряду, то сверху буквы – «пришлось поостерёчься», запятые могут пропасть – «жаль не придётся». Ну, а тирада Чёрта о подробностях кальянного вреда, выписанная в стиле старой пыльной агитки из больничного коридора, показалась в его живописной, экспрессивной речи абсолютно чуждой. Это как рассказчик солдафонских анекдотов, вдруг, неожиданно заговорит языком дипломата.
    А вот авторское несовременное «насмелился» – для меня очень даже понятно, красиво и к месту. Зачин рассказа показался живым, забавным, ироничным и многообещающим. Правда, вторая половина рассказа, (особенно ближе к концу, вся эта морочная путаница с подменой кого-то на кого-то), стала утомлять излишними описаниями и подробностями, не слишком влияющими на развитие сюжета. Где-то, на добрую четверть, рассказ можно было бы смело сокращать без страха за потерю общего смысла. От прибавки динамизма рассказ только бы выиграл.
   
   19. Валерий Рыбалкин. Виртуальный лес. ___ 3+6+2+3=14
   http://www.litkonkurs.com/?dr=45&tid=367246&pid=247&nom_id=691
   
   О.Н. Точка в оглавлении — не самое лучшее начало. Однако после традиционного зачина «жил-был» события потекли достаточно складно, бойко и по существу. Превращение ненаглядной Царевны в не очень старую кикимору прошло успешно. Суть вскрылась, иллюзия облезла, а наш Леший, оказавшийся, в сущности, добрым малым, пошёл в философы.
    Дальше больше. И заём как клеймо (реализация метафоры — отличный приём художественной выразительности) и много всего другого. И эпилог не забыт: «Да, о морали-то я забыл. Ну, в общем и целом она такова: Дорогие читатели! Никогда не ходите проторёнными путями, любите друг друга, и будет вам – счастье!»
    Современная сказка-сатира в фольклорной стилизации со счастливым концом (спасли влиятельные родственники), как и положено в хорошей сказке. Злодеи наказаны, добро восторжествовало. Все намёки прозрачны и узнаваемы. Детали точны. Слог лёгкий, сказ гладкий.
    Но не хватило невиданного креатива, какой-то особенно сказочной идеи. Удивления, открытия не хватило.
   
   Д.М. Незамысловатый стеб на тему виртуального общения. Какие либо новые идеи отсутствуют начисто, но все-таки лучше, чем «Бабахи с Авроры», поэтому 2 балла.
   
   В.М. Сразу за слух «зацепилось» первое же предложение: «в провинциальном лесу». А, что – бывает ещё и столичный дремучий лес? Лес всегда находится за пределами центра, столицы, города. Лес всегда привязан к существительному «провинция». Стоит ли «маслянить» очевидно масляное? Не очень удачное применение такого прилагательного к слову «лес». Не лучше ли было использовать более привычное – глухой, отдалённый и т.д.?
    Но, ближе к тексту. Слишком обыденная житейская история об инет-общении в соцсетях настолько безнадёжно банальна и проста, что её не спасает даже неловкое насильственное «переодевание» в сказочные декорации. Эдакие сказочные персонажи настолько искусственно, неправдоподобно смотрятся на современный лад, что даже неловко становится за них. Всё, о чём они стараются поведать читателям, люди давным-давно уже прошли сами без всяких сказок. О том, что под приятной аватаркой может скрываться всё, что угодно, и не стоит магически доверять первым броским фразам нового виртуального партнёра, чужим фоткам, не стоит влазить в долги, в сомнительные лотереи, подписывать документы без прочтения и многие другие само собой разумеющиеся элементарные вещи – что же тут нового, где Америка, которую хочется открыть, начиная читать рассказ?
    Где смысл, если спрашивать строго? Не принимать же за откровения истасканные азбучные вещи? В концовочке автор, как бы услышав, вспоминает о морали изображённой истории: «Никогда не ходите проторенными путями». Браво, аплодисменты! Только добавим маленький нюансик: первый, кто должен следовать этому авторскому выводу – это сам автор, чтобы не получилось вот так: стандартно, плоско, избито, трафаретно и зауряднейше-банально­.­
   
   20. Черняк Олег Аронович. Под колпаком одиночества. ___ 4+4+5+5=18
   http://www.litkonkurs.com/?dr=45&tid=367075&pid=247&nom_id=691
   
   О.Н. Рассказ начался с избитой метафоры. В финале она реализуется: встретились два одиночества, стеклянные банки разбились, пускай для этого и пришлось, взявшись за руки, спрыгнуть с крыши. История о людях и цветах рассказана искренне, незатейливо и довольно интересно. Конечно, рассказу место в номинации «просто о жизни». Но раз уж он оказался в мистике, зацепившись краешком сна...
    Противоречивые чувства вызывает героиня. Алкоголизм от обид налицо, но счастья хочется — всё как в реальности. Версия любви к цветам очень романтична. Странное равнодушие к ушедшему мужу откровенно удивительно. На этом фоне цветочные метаморфозы сынишки уже не удивляют.
    История Игната, действительно, трогательна и правдоподобна. Всегда будут интересны истории про людей, что нашли друг друга и боятся теперь потерять.
    Повествование граничит со сказочной наивностью, но от неё отказываться, быть может, не стоит, в ней, как раз, и сила, в этой родниковой интонации. Но чтобы произведение не походило на романтическую фантазию начинающего автора, требуется приложить немало усилий в поисках своего языка.
   
   Д.М. Простой и поэтичный рассказ на избитую тему. Наверное, в третий или четвертый раз встречаю в сети различные вариации сюжета — о том, как она, невероятно одинокая, загадочная и непонятая выходит ночью в дождь или туман и встречает его, такого же одинокого и т. п. В целом довольно симпатично и вполне читабельно, но ни фантастики, ни мистики, ни приключений в рассказе нет.
   
   В.М. «Сорок пять баба ягодка опять» - а где тире в столь известной поговорке от женской мудрости? Есть нехватки запятых перед «или», есть заковырки с тире, но не будем придираться по мелочам.
    Лучше начнём с подозрительности к некоторым вещам по сути: «высокий пивной бокал» - это, как минимум, объём посудины – 0.5, да ещё «ерша» водки с вермутом! Не слишком ли это для дамы, которая «махнула рукой и опустошила»?
    Чуть углубимся в дебри литературных принципов: «А утром, проснувшись, сама собиралась в садик, потому что там на всех подоконниках стояли цветы». Что в этом предложении главное? То, что девочка сама собиралась в садик. Сама! Вот главное-то, не совсем обычное, на котором и акцентируется внимание читателя. А почему сама? А потому что родители постоянно ругались и им было не до неё. А вовсе не потому сама, что там цветы стояли. Да, мы помним, что её эмоционально притягивали цветы, вызывали интерес, душевный подъём. Но именно в этом предложении подчёркивалось совсем другое. Вот и получилось скомканное предложение с рассеянным смыслом.
    «Дома было плохо, там не было цветов». А кто мешал Ирике (уже школьнице, между прочим), завести их самой, если «родителям было некогда, (здесь лучше – тире вместо запятой) они ругались»?
    Говоря о взрослении сына и, проводя аналогию с цветами, называть его при этом «подснежником», «незабудкой», «кактусом», «гладиолусом» и т.д. – не лучше ли эти слова всё же брать в кавычки, потому что в армию уходил всё-таки человек, а не гладиолус?
    Снять в дождь босоножки, потому что намокли ремешки и пойти босиком – это понятно. Но вот по этой же причине бросить их в урну – это уже слишком. Это я о здравом смысле: женщина-одиночка, у которой лишних доходов нет и не предвидится, которая сама во всех жизненных ситуациях разбирается с финансовыми проблемами, вдруг, выбрасывает туфли в мусорку только потому, что ремешки намокли под дождём? Вы поверите в такую ситуацию? Я – нет.
    Далее следует вторая часть рассказа, в которой дублируется вся первая часть с тем же смыслом, теми же фразами, чуть не под копирку, но только о мужчине. И вот он, финал: «Они побежали (прямо побежали?) друг к другу, раскинули руки, чтобы обняться…» Это так делают абсолютно чужие незнакомые люди? Оба босые – это и есть первопричина броситься в объятия к человеку, впервые увиденному?
    Не логично – скажете вы? Ерунда, скажет автор, так как последующий шаг героев ещё более оригинален – бегом на крышу с незнакомцем («боишься?», «с тобой – нет»), и совместный шаг с края крыши…
    Но тут всё проясняется в самом конце – это всего лишь коктейль правды и сна. А что и как было на самом деле – мы уже никогда не узнаем. Такая концовочка малость подправила качество рассказа аллюзией на сон, но оставила вопросы – где тут – до, и где тут – после?
   
   21. Василий Шарлаимов. Везунчик. ___ 5+2+5+6=18
   http://www.litkonkurs.com/?dr=45&tid=367300&pid=247&nom_id=691
   
   О.Н. Рассказ сразу начинается с любопытного описания вокзала.
    «Ну, точнехонько, как логовище злобного черного мага или резиденция высокомерной королевы ведьм», — разговорная речь должна звучать проще: «Ну, точно, логово силы нечистой» — что-то вроде этого. Диалоги — не описания. Они не нуждаются в развёрнутых комментариях и украшающих эпитетах, даже если зодчий обращается к зодчему. «Летом здесь очуметь можно, а зимой загнуться от холода», — второй пример разговорной фразы, которая жизнеподобна, вместо искусственной конструкции: «Летом в безветренную погоду здесь от ужасающей жары и духоты очуметь можно. А зимой – запросто окоченеешь от пронизывающей сырости и ползучего холода».
    «Я и Степан, небрежно развалясь... — правильнее «Мы со Степаном, небрежно развалясь...» И так далее.
    Автор не различает особенности речи повествовательной и разговорной. Рассказ о злоключениях Ромы динамичен, выдержан в стиле «бандитских» разборок. Содержание оставляет тяжёлый осадок: читатель попадает в мир, из которого, конечно, хочется сбежать, в нём действует лишь звериное право сильного. Перечитывать нисколько не хочется. Название точное.
   
   Д.М. Наверное, человеку, не знакомому с «лихими 90-ми» будет интересно прочитать этот рассказ. Рекет, выбивание денег «братками», постановка на «счетчик»... Я бы не отнес этот текст к жанру «приключения», скорее, злоключения абсолютно безликого главного героя. Сюжет интереса не вызывает, ни к точки зрения саспенса (о том, что герой выйдет живым из передряги, читателю известно заранее), ни с точки зрения идеи.
   
   В.М. Начиналось всё хорошо – красивый, правильный слог описания, метафоры, некая загадочность и изысканная – (первоначально) – речь друзей на вокзале. Появилось какое-то читательское ожидание, предвкушение, надежда на вкусную неординарную историю. Затем авторская благородная ирония стала переходить в насмешку (от избытка, как ни странно), а со временем и, (от явного перебора) – в издёвку и стёб. А всё должно быть в норму – как соли, так и сахара, иначе не воспринимается нормально, появляется приторная фальшь.
    В красивой писательской речи, вдруг, стали попадаться «комочки»: «…и, чтобы сдыхаться друга, он взял кредит…» – что это? Затем появилась усталость от текста и ничего не значащих диалогов. Слишком затянутыми, слишком скучными, хоть и разбавленные слишком бандитским юморком, показались их разборки об обладании IQ.
    Не менее затянутым, предсказуемым и скучным показалось описание страданий пассажиров от вони. И всё это с тем же авторским превышением дозы уместности саркастического юмора.
    Рассказ практически вплотную приближается к максимально разрешённому количеству знаков в этом конкурсе. Хорошо это, или плохо? В данном случае – скорее, второе. Длинновато, временами – занятно, с помощью третьих лиц мы постепенно узнаём практически всё о главном герое, который не только не проронил ни слова, но даже глаз не открыл за весь рассказ, производя лишь шевеления, гримасы, причмокивания, да ещё какие-то движения и звуки. А мы ждали действий, развития событий. Хоть каких. А их не последовало. Финала не последовало, если не считать, конечно, банальнейшего и наивного авторского вывода о том, что «жить на этой прекрасной, цветущей и гостеприимной планете всё-таки стоит». Так и подмывает с весёлым сарказмом вопросить: «Да неужели»?
    Вот если бы главный герой, названный везунчиком, взял бы, да и проснулся, наконец, и, хоть в какой-то мере, подтвердил нам название рассказа любым неожиданным действием, связанным с везением, да хоть российский рубль нашёл под иностранной лавкой вокзала далёкой Португалии, на которой провёл весь рассказ – я бы отнёсся к предложенной истории более благосклонно. А так будет – длинновато, скучновато, и не раскрыто, так как ни фантастики, ни фэнтэзи, ни мистики, ни детектива мы не увидели, а к приключениям разговор на вокзале можно отнести лишь с большой натяжкой.
   
   22. Олег Францен (Fenix XXI). Бабахи с Авроры. ___ 2+0+1+4=7
   http://www.litkonkurs.com/?dr=45&tid=367312&pid=247&nom_id=691
   
   О.Н. Текст требует перевода на современный русский литературный язык.
   
   Д.М. Абсолютно нечитабельный текст.
   
   В.М. «Мореглазый» и «чайконосый», «ступеньки что-то тараторили», «желтое свечное колыхание» - всё это, конечно, здорово. Если захотеть, то можно и ещё отыскать подобные красивости и нововведения, а можно и наоборот – проблемы со знаками препинания, или другие текстовые неаккуратности, типа: «…будут ведьóмы любовью к делу».
    «Журналюгу», скорее, «понесло», а не «пронесло»? Но сейчас не об этом. Сейчас об общем впечатлении. А оно очень неоднозначное, буквально сбитое с толку. Нам предлагается описание какого-то крупного городского мероприятия-празднес­тва­ на борту легендарной «Авроры». Да, такие современные мероприятия с новомодными странностями и подтекстами, конечно, не бывают отрепетированы и проведены по строгому плану – уж, больно масштабны и не очень продуманы ультрамодерновыми креативщиками, как принято выражаться ныне. В таком «киш-мише» всего не предусмотреть, за всем не уследить. Столпотворение людей, событий – всегда сложно. Но не это плохо. Плохо, что и автор слишком уж проникся соответствию описываемого момента, и сам подстроил свой литературный язык под происходящее на борту «Авроры» лицедейство на грани абсурда. Как-то ни к месту всплыла цитатка кого-то кому-то в этом рассказе: «случаем, не нанюхался лака»? Текст очень быстро «потяжелел» и сразу стал сложным для восприятия. Читателю постоянно приходится в некотором напряжении следить за мыслью, «замысловато петлять» вслед за автором. Это немало раздражает. К этому читательскому усилию ещё прибавляется придуманное автором усложнение в виде утомительной игры в слова-перевёртыши, типа: «вокартыдоводы[ b]траков», «шиш доход – делотолед», «мани крах – харк и нам» с учётом направления обычных полужирных, или обычных курсивов и прочая лабуда. Зачем это всё, если нисколько не оправданно и так мало соотносится к заявленной номинации?
Ол Томский[06.09.2017 14:54:06]
   Благодарю за прочтения и суждения.
   Оценки совпали у двух судей. У двух они равномерно разошлись. Зеркально отклонившись от первых… В среднем получилась 5. Мнение первого судьи неизвестно. Мнение О.Н. наиболее близко авторскому замыслу. По десятибалльной шкале ровно по середине. Та же пятерка.
   Ничего случайного в мире нет...
   Цифра 5 - графически это пентаграмма. Символ искры Абсолюта, одухотворения природы и космоса. Принцип движения, искания, динамического равновесия, активности. Об этом и рассказ, кстати, сокращенный вариант.
   Для более полного понимания о чём рассказ, в нём звучит музыка… а слова из песни не выкинешь, хотя они по сути ничего не значат… Главное в конце. Сакральный звук (слог) «Ом». В рассказе - это новое начало… Однако это понимает только тот, кто не задумывается… Ведь, «когда не думаешь, многое становится ясным».
Вадим Сазонов[07.09.2017 04:11:27]
   Ольга, Джон и Василий, спасибо за ваши мнения о рассказе. Рад за своих героев, что их переживания и чувства нашли отклик у читателей.
   На единственный вопрос отвечу.
   Джон, я не очень хорошо ориентируюсь в Швейцарии, поэтому могут встретиться не точности в описании мест, в маршрутах и т.д., поэтому - это Маленькая страна.
   Те страны и места, которые я хорошо знаю, я называю их своими именами.
Велесов Олег[07.09.2017 08:16:00]
   спасибо судьям за их суждения, есть, над чем подумать.
   И не в качестве оправдания, а в виде исторической справки:
   Студебеккер в рассказе - это фамилия человека, создававшего те самые хорошо известные по фильмам фургоны, на которых переселенцы (и не только) отправлялись покорять Дикий Запад, поэтому и написано с большой буквы и без кавычек. Пройдёт немного времени, и семья Студебеккеров перейдёт от постройки фургонов к постройке автомобилей, так хорошо известных нам по другим фильмам.
   Спасибо ещё раз.
Олег Францен (Fenix XXI)[07.09.2017 18:54:02]
   Благодарен за критику от Вас, аргументированную, позволяющую анализировать ее. Что касается «понесло» или «пронесло» – и то, и другое, слово репортера переиначивается. Знаки препинания, скорее всего, я поправил, как и приведенную Вами опечатку (заскочив в уходящий поезд, чистил новую версию, но не успел, значит, до того, как Вы прочитали, извиняюсь). A вот идущее от программного обеспечения ЧХА полностью не исправляется: узкий формат после редактирования, лишние пробелы, нахально вылезшее обозначение шрифтовой разметки.
В. Румянцев[08.09.2017 09:10:44]
   Уважаемые судьи! Благодарю за весьма лестный для меня отзыв. Согласен, что в рассказе много недомолвок. Я хотел, чтобы читатель смог сам представить картину описываемых событий и домыслить недостающие детали. Естественно, у каждого могло сложиться своё представление о происходящем. Как и в жизни.
Семен Губницкий[12.09.2017 21:04:31]
   Прошу Судейскую Коллегию портала ЧХА не допускать к судейству конкурса «Вся королевская рать – 14 (этап 2)» нижеследующих лиц: Юлию Штурмину, Джона Маверика, Василия Миронова.
    Основание: эти судьи конкурса «Вся королевская рать – 14 (этап 1)» выставили очень смешные оценки, НЕ ЧИТАЯ конкурсной работы Семена Губницкого «Джаз-квартет».
    А почему Семен Г. уверен в этом? А потому, что ЕДИНСТВЕННЫМ ДОКАЗАТЕЛЬСТВОМ ТОГО, ЧТО КОНКУРСНАЯ РАБОТА ПРОЧИТАНА СУДЬЕЙ ЛИТЕРАТУРНОГО КОНКУРСА, ЯВЛЯЕТСЯ РЕЦЕНЗИЯ НА НЕЕ. Однако таковых рецензий в сводном обзоре В. Миронова — увы! — нет. (А вот рецензия глубокоуважаемой Ольги Н. — ура! — есть.)
   
    Глубокоуважаемые литературные эксперты Юлия Ш., Джон М. и Василий М.! Вы одарили (осчастливили) меня, соответственно, 2 (двумя), 1 (одним) и 2 (двумя) баллами. Я уверен, что каждый из перечисленных очень хорошо продумал ЛИТЕРАТУРНЫЕ аргументы в «пользу» своей оценки. Семен Г. — молодой литератор, и ему будут очень полезны Ваши рецензии. Он ждет их с большим нетерпением и очень надеется, что у каждого из Вас хватит Ума, Чести и Совести публично пояснить-доказать свои, безусловно, непредвзятые, «суждения».
Ольга Немежикова[13.09.2017 07:00:35]
   Уважаемый Семён!
   Прошу не противопоставлять меня уважаемой коллегии судей.
   
   Конечно, каждый из нас читал Ваше произведение, каждый анализировал. Клоунада, которую Вы разводите по итогам, неуместна, на мой взгляд. Лучше приглядеться к содержательному уровню Ваших произведений - не все в восторге от выворачивания мозгов с неясной целью, не всем нравятся головоломки за просто так, лично я литературные головоломки, если и люблю, то с исключительно глубокой и аргументированной подоплёкой, которую у Вас, кстати, не наблюдаю.
   Вы просто, по моей версии, выделяетесь уровнем мастерства работы со словом - дано Вам, а сей талант не часто встречается. Другое дело, что баловство без серьёзного содержания, как и заумь, не могут быть сколько-то долго интересны широкой аудитории, скорее, это для неё представление по случаю, узкая ниша - поглазеть, довольно далёкая от классических канонов, скорее, противительная. Собственно, в этом жанре на безрыбье я Вас и оценивала. По большому счёту, Ваше произведение, конечно, надо было размещать в номинации "Юмор в литературе", а лучше, как эксперимент, лингвистические опыты, но такого жанра здесь нет.
   
   Нет даже жанра критики, что откровенно грустно, хотя именно в этом месте и имело бы смысл оценивать судейские эссе, например, отдельной номинацией в финале по представлениям текущего года и прошлого, чтобы тексты не вынимались "от потопа". Вообще, имело бы смысл налагать ограничения на выставления текстов авторами на конкурсах портала более двух раз - к чему это? Оно свидетельствует лишь о том, что автору давно нечего сказать.
   А нет критики - и литературе откуда взяться? Опять Игорь Бураков мне явился... Где мы ещё ТАКОГО ЭНТУЗИАСТА отыщем... Который, действительно, хотел... Я-то к судейству как таковому равнодушна совершенно. Как по мне, лучше написать серьёзную рецку на хороший роман или книгу стихотворений, или литературный обзор сделать за этот же промежуток времени и опубликовать в серьёзном издании, да ещё и гонорар получить, в литературном тренде заодно поучаствовать.
   
   Так что Ваш пост-транспорант не более, чем желание погулять по площади, покричать о себе.
   Судьи не обязаны по текущим правилам, насколько я поняла, писать комментарий к каждому произведению. Хотя узнать их мнение, да, интересно. Но запрос не должен заявляться в столь циничной форме.
John Maverick[13.09.2017 23:19:48]
   Семен, я ничего не обязан Вам доказывать. Работу Вашу прочитал и нашел ее довольно бессмысленной (за исключением, пожалуй, миниатюры "Встреча"). Вполне допускаю, что идеи Ваши закопаны глубже, чем мне удалось копнуть. Ничего не имею против Вас лично, но жанр, в котором Вы творите, мне абсолютно не близок и ничего общего не имеет с фантастикой, мистикой или приключениями. Вам бы на какой-нибудь конкурс абсурда...
Ян Кауфман[13.09.2017 11:20:23]
   "Женская логика-это травма для мужской психики".
   Из инета.
Семен Губницкий[14.09.2017 15:57:19]
   Глубокоуважаемая Ольга Н.!
    Спасибо за то, что в полемическом задоре Вы добавили еще пару-тройку строк (и красок), характеризующих мое словотворчество.
    Но кое в чем Вы снова (опять) ошиблись: я Вас никому не противопоставлял (и ни с кем не отождествлял).
    Как ученый (в далеком допенсионном прошлом) я привык анализировать события и фиксировать ФАКТЫ. В данном (конкретном) случае наш упрямец-факт таков, что только по участнику конкурса № 11 имел место недолив (недовложение) рецензий.
    Надо Вам сказать, что у Семена Г., уже несколько лет бесплатно работающего с текстами судейских обзоров, и к Вашему экспрессивному посту-тексту имеются определенные претензии. Сейчас я их, без эмоций — для пользы всей литературной критики — предъявлю.
    1. «КЛОУНАДА, которую Вы разводите ПО ИТОГАМ».
    «Лингвистический» анализ: первое слово граничит с оскорблением; варианты улучшения: буффонада, шухер, турусы на колесиках.
    Анализ смысла: Семен Г. говорит вовсе не об итогах — пожалуйста, вдолбите (внедрите) это в свою голову, — а о МОРАЛЬНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ судьи литературного конкурса (тем паче Главного Конкурса Портала), добровольно взявшегося за тяжкий гуж.
    2. «БАЛОВСТВО».
    Я ведь Вам в своем отклике на Вашу рецензию все объяснил, а Вы опять за свое, за старое. Возможно, ничего не поняли? Тогда беда...
    3. Вам (и мне тоже) не дано знать (предугадать), как мое шаловливое (веселое) слово отзовется на «широкой аудитории». А еще нам с Вами не дано знать, будут ли мои тексты интересны указанной аудитории (или любой другой) и сколь долго.
    4. «ПОКРИЧАТЬ о СЕБЕ».
    «Лингвистический» анализ: первое слово граничит с оскорблением; варианты улучшения: поорать, полаять, побазарить, побазлать.
    Анализ смысла: любой литератор (и автор Семен Г. , и критик Ольга Н, и даже неугомонный дискутант Ян К.) посредством своих текстов говорят миру — человечеству! — только о себе. Я по этому поводу даже с Зигмундом Ф. советовался.
    5. «ЦИНИЧНАЯ форма».
    «Лингвистический» анализ: первое слово граничит с оскорблением; варианты улучшения: эмоциональная, остро (тупо) полемическая.
    Форма — дело вкуса. (Вдруг вспомнилось: «была бы форма, можно и на содержание взять».) В порядке неуЕмного новаторства укладываю содержание в... ТАБЛИЧНУЮ форму.
   --------------------­--------------------­--------------------­--------------------­------­
   № п/п__Фамилия судьи____Баллы___Рец­ензия___Эмоция­ автора
   --------------------­--------------------­--------------------­--------------------­------­
   1______Штурмина_____­___2________нет_____­____увы...­
   2______Немежикова___­____6_______есть____­_____ура!­
   3______Маверик______­____1_______нет­ (есть)___увы... (ура!)
   4______Миронов______­___2________нет_____­____увы...­
Ольга Немежикова[14.09.2017 19:52:07]
   Уважаемый Семён!
   Мы оба с Вами многословны. Почему бы Вам собственный пост так же по полочкам не разобрать? Я к тому, что каждый судья высказал своё мнение, если не текстом, так баллами. Действительно, Ваше словотворчество небанально, однако никому не дано предугадать...
   В любом случае желаю Вам творческого вдохновения и успехов!
Семен Губницкий[15.09.2017 21:37:53]
   Со взаимными наилучшими литературными пожеланиями!
Семен Губницкий[15.09.2017 21:36:24]
   Виват «циничной форме», посредством которой удалось-таки выдавить из глубокоуважаемого Джона М. нечто, не являющееся, безусловно, рецензией судьи литературного конкурса, но, несомненно, являющееся текстом, содержащим определенный смысл. Этим смыслом и озаботимся.
    1. В глубочайшем принципиальном отличии от Вас, я полагаю, что любой человек-литератор, берясь за судейство главного литературного конкурса портала ЧХА, принимает на себя МОРАЛЬНОЕ обязательство доказывать (пояснять, обосновывать, аргументировать) КАЖДОМУ автору конкурсного произведения КАЖДУЮ свою оценку. Того «судью» (хоть в мантии, хоть без оной), который «по понятиям» или по творческой неспособности «бежит прочь» от рецензий, надлежит именовать... оценщиком. (Типа клерк в ломбарде.)
    2. «Ничего не имею против Вас лично», — «довольно бессмысленно» (для судьи литературного конкурса) пишете Вы. Теперь я вынужден сообщить, что тоже «ничего не имею против Вас лично». С жутким разочарованием принимаю сообщение, что «жанр», в котором я творю, Вам «абсолютно не близок» (чуть-чуть далек). Но самое ужасное для меня содержится в Вашем принципиально ошибочном утверждении, что произведение «Джаз-квартет»
   «ничего общего не имеет с фантастикой, мистикой или приключениями». Рискну предположить, что Вы, связанные по рукам и ногам собственными авторскими текстами и шаблонными воззрениями, не представляете всей ширины (а также длины и высоты) того литературного здания (сооружения), которое называется «Современная фантастика». Но учиться, учиться и еще раз учиться (и мне, и Вам, и автору, и оценщику, и Судье) никогда не поздно...
Мнение. Критические суждения об одном произведении
Ол Томский
Завеснеть
Читаем и обсуждаем.
В жанре ПРИКЛЮЧЕНИЯ
Алик Затируха
Святое дело
МСП "Новый Современник" представляет
Галина Киселева (Кармен)
Обида, Вера и ЛЮБОВЬ
Наши новые авторы
Ева Пожидаева
Маскарад души
Презентация книги Юрия Юркого
По велению музы
Сергей Малашко: творчество и достижения
Рыбалка начинается в одиннадцать утра
Помолвка на операционном столе
Альбом достижений
Участие в Энциклопедии современных писателей
Устав и Положения
Документы для приема
Билеты и значок МСП
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
Планета Рать
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Организация конкурсов и рейтинги
Литературные объединения
Литературные организации и проекты по регионам России
Общие помышления о застольях
Первая тема застолья с бравым солдатом Швейком:как Макрон огорчил Зеленского
Комплименты для участников застолий
Cпециальные предложения
от Кабачка "12 стульев"

Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"