Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Международный фестиваль
Вся королевская рать 2020
Положение о Фестивале
Страница Фестиваля
Кабачок "12 стульев"
Конкурс "Хорош гусь"
Положение
Голосование участников и подведение итогов
Произведения

Блиц-конкурс
Клуба мудрецов
Анастасия Черепнина
Однажды робот напишет стихотворение...
Давайте вместе подумаем...

Буфет. Истории
за нашим столом
КРЕАТИВНАЯ РАЗМИНКА

Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль

Между нами, писателями, говоря
Размышления
о литературном труде


Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ивановская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Костромская область
Оровская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Новгородская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Республика Удмуртия
Нижегородская область
Ульяновская область
Республика Башкирия
Пермский Край
Оренбурская область
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Республика Адыгея
Астраханская область
Город Севастополь
Республика Крым
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Республика Дагестан
Ставропольский край
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Кемеровская область
Иркутская область
Новосибирская область
Томская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Азербайджана
Писатели Азербайджана
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Испании
Писатели Литвы
Писатели Латвии
Писатели Финляндии
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Журнал "Фестиваль"
Журнал "Что хочет автор"
Журнал "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Факультативы
Автор:Блинов Андрей Вячеславович 
Тема:Факультатив 01-2016. Другая литература: синтетичное мышление. Замятин и его неореализмОтветить
   Факультативы - новый проект студии "Облик".
   Все желающие приглашаются к обсуждению вопросов теории, истории, философии литературы.
   Каждый месяц - новая тема.
   
   * * *
   Дорогие друзья!
   
   Большинство из нас знают русскую литературу, ее каноны, стиль, методы – в «классической» традиции, отточенной до блеска еще Достоевским, Толстым и т. д. и в огромной мере перенятой литераторами 2-й половины 20 века. Это путь реализма - «критического», «социалистического»,­ который в последние лет 20 заметно сдал позиции под напором постмодернизма, авангарда и многих других литературных направлений и школ, которые, при всем своем новаторстве фабул, мировосприятия, экспрессии, в области языка мало чем новым могут похвастаться. В своем тупиковом, упадочном варианте «наивный» реализм (за неимением у них ничего лучшего и вообще иного) стал причиной творчества целого океана сетераторов.
   
   Но у русской литературы был (мог быть) среди всех прочих еще один путь развития, уникальный и самобытный: так называемый неореализм, или синтетизм. На мой взгляд, многие из постулатов и приемов синтетизма сегодня абсолютно пригодны к использованию, они открывают автору столько новых возможностей, сколько никогда не даст изборожденный вдоль и поперек реализм. Поэтому хотелось бы поговорить сегодня об этом: о неореализме в понимании его основоположника – Евгения Замятина, а также о том, как можно применять эти приемы в современной прозе (и, возможно, даже в поэзии).
   
   Собственно говоря, из наиболее выдающихся литераторов, пытавшихся вывести «в свет» новую, другую литературу, можно назвать Евгения Замятина, Андрея Белого и (кто бы мог подумать) Андрея Платонова. Ремизова мало кто читал. Для меня странно, что в школе уделяют больше внимания Платонову (этому монстру и шизоиду, по мнению школьников), тем самым, вероятно, провоцируя неприязнь молодых читателей к чему-то иному, нежели понятный всем реализм. А Замятин остается как-то в стороне: «Мы» проходят факультативно (по крайней мере, у меня так было), а рассказы вообще никак… Между тем, из всех неореалистов у него, наверное, самый понятный и «образцовый» стиль. А Платонов – как раз «факультативен». (Можно было бы сказать, что к этому направлению так или иначе причастны Лесков, Пришвин и даже Чехов, но сейчас не об этом».)
   
   Сам Замятин описывал синтетизм как творческий метод, равноудаленный от двух противоборствующих тогда (начало 20 в.) стихий: реализма и символизма:
   
   «Как будто так реально и бесспорно: ваша рука. Вы видите гладкую, розовую кожу, покрытую легчайшим пушком. Так просто и бесспорно. И вот - кусочек этой кожи, освященный жестокой иронией микроскопа: канавы, ямы, межи; толстые стебли неведомых растений - некогда волосы; огромная серая глыба земли - или метеорит, свалившийся с бесконечно далекого неба - потолка, - то, что недавно еще было пылинкой; целый фантастический мир - быть может, равнина где-нибудь на Марсе. Но все же это - ваша рука. И кто скажет, что «реальная» - эта вот, привычная, гладкая, видимая всем Фомам, а не та - фантастическая равнина на Марсе? Реализм видел мир простым глазом; символизму мелькнул сквозь поверхность мира скелет - и символизм отвернулся от мира. Это - тезис и антитезис, синтез подошел к миру с сложным набором стекол - и ему открываются гротескные, странные множества миров; открывается, что человек - это вселенная, где солнце - атом, планеты - молекулы, и рука - конечно, сияющее, необъятное созвездие Руки, открывается, что земля - лейкоцит, Орион - только уродливая родинка на губе, и лёт солнечной системы к Геркулесу - это только гигантская перистальтика кишок. Открывается красота полена - и трупное безобразие луны, открывается ничтожнейшее, грандиознейшее величие человека, открывается - относительность всего. И разве не естественно, что в философии неореализма - одновременно - влюбленность в жизнь и взрывание жизни страшнейшим из динамитов: улыбкой?» («О синтетизме»)
   
   Исследователи отмечают такие черты синтетизма, как острая социальная тематика произведений (интерес к жизни революционеров, «униженных и оскорбленных») и эксперименты с жанрами (жития, повести-сказки, «антижанры» и т, д.), символичность и импрессионистичность­,­ в языке часто – тяга к фольклору, к «корням». Обо всех этих особенностях можно прочитать в Интернете (например: http://velib.com/read_book/davydova_tatjana_timofeevna/russkijj_neorealizm_ideologija_poehtika_tvorcheskaja_ehvoljucija/vvedenie/neorealizm_kak_modernistskoe_techenie/)
   .
   Мне же сейчас хочется остановиться главным образом на языке – том новаторстве, великолепном и разнообразном материале, который неореалисты (не побоюсь) открыли – методы и приемы, которые при правильном использовании, несомненно, обогатят виртуальную мастерскую любого автора.
   
   * * *
   
   Читая Белого, Платонова, Замятина («Мы» - в меньшей мере, в большей, например, «Островитяне»), невозможно постоянно не «запинаться» о разные необычные обороты, детали…
   
   «Миссис Дьюли была близорука и ходила в пенсне. Это было пенсне без оправы, из отличных стекол с холодным блеском хрусталя. Пенсне делало миссис Дьюли великолепным экземпляром класса bespectacled women - очкатых женщин - от одного вида которых можно схватить простуду, как от сквозняка. Но, если говорить откровенно, именно этот сквозняк покорил в свое время мистера Дьюли: у него был свой взгляд на вещи.
   Как бы то ни было, совершенно достоверно, что пенсне было необходимым и, может быть, основным органом миссис Дьюли. Когда говорили о миссис Дьюли малознакомые (это были, конечно, приезжие), то говорили они так:
   - А, миссис Дьюли... которая - пенсне?
   Потому что без пенсне нельзя было вообразить миссис Дьюли. И вот, однако же...
   В суматохе и анархии, в тот день, когда в дом викария вторглось инородное тело - в тот исторический день миссис Дьюли потеряла пенсне. И теперь она была неузнаваема: пенсне было скорлупой, скорлупа свалилась - и около прищуренных глаз какие-то новые лучики, губы чуть раскрыты, вид - не то растерянный, не то блаженный. Викарий положительно не узнавал миссис Дьюли.
   - Послушайте, дорогая, вы бы посидели и почитали. Нельзя ведь так.
   - Не могу же я - без пенсне,- отмахивалась миссис Дьюли и опять бежала наверх к больному.
   Вероятно, потому что она была без пенсне - Кембл сквозняка в ее присутствии отнюдь не чувствовал и, когда у него дело пошло на поправку - охотно и подолгу с ней болтал».
   («Островитяне»)
   
   Отличный пример, как одна выпуклая, постоянно повторяющаяся деталь (пенсне) «делает» весь образ героини и даже целый тип (класс «bespectacled women - очкатых женщин»). Этот неореалистический прием – когда деталь (а не имя, и не что-то иное) будет служить ключом к узнаванию персонажа, проявится позже и в романе «Мы» (в частности, насколько помню, негритянские губы R-13 ближе к завершению). Замятин пишет об этом: «даны: … зрительные образы для каждого из действующих лиц» («О стиле»).
   
   Еще приемы:
   
   - импрессионистские, заведомо преувеличенные или искаженные характеристики персонажей, образы: «губы шевелились хвостиками - ползли прямо на него» (пример приводит Замятин в статье «О стиле»); пенсне «с холодным блеском хрусталя», отчего «можно схватить простуду» - явный гротеск.
   
   - характеристики персонажей не описанием, а действием: «Биография Кембла, положение его матери - показано, а не рассказано, не описано» (Замятин «О стиле»);
   
   - звуковые характеристики персонажей;
   
   - отдельно – подчеркнуто разговорный язык. О нем чуть подробнее – ниже.
   
   «…Мой тезис таков: в современной художественной прозе - язык должен быть по возможности близок к разговорному, непринужденному, живому языку», - пишет Замятин в статье «О языке». Там (главка «Фактура, рисунок») он описывает ряд технических приемов, которыми этого можно добиться: незаконченные фразы, ложные утверждения, ирония и т. д.
   
   Все это безумно интересно, и всем этим можно пользоваться!
   
   * * *
   
   Как пользоваться? Каким образом?
   
   Приведу примеры из своих рассказов, чтобы, так сказать, на «живом» и на знакомом показать. В качестве оправдания скажу, что и Замятин в основном брал примеры «из своего».
   
   «Выкинуть деньги? Полторы тысячи? Ты с ума… да что за… такое? Я сколько повторять буду: я их на-шё-л! – рассерженный, трясёт близняшками, сгибается над ними, пересчитывает серийные номера, нос с горбинкой будто отягощает сутулость. Сутулость в квадрате» («Искусство расставания») - здесь выделена характерная деталь: «нос с горбинкой», сознательно сделан на ней упор.
   
   Далее, когда мне нужно упомянуть Степу, мне достаточно этой (и еще одной) детали: «…распахивает плотно стиснутую дверь – стол, на столе широкая консервная банка из-под гвоздей, над ней горбатый нос, испытывающий куриный взгляд, слёзы – и дым, повсюду тошнотворный, тёмный, мстительный дым».
   
   Вот про близняшек, кстати. Удачно найденная деталь («Три купюры-близняшки послушно и нервно складываются красиво, одна к другой…») помогает впоследствии лаконично и неординарно описать банкноты: «рассерженный, трясёт близняшками, сгибается над ними, пересчитывает серийные номера».
   
   Снова вот эта концовка: «стол, на столе широкая консервная банка из-под гвоздей, над ней горбатый нос, испытывающий куриный взгляд, слёзы – и дым, повсюду тошнотворный, тёмный, мстительный дым». Действие показано не через глаголы (типа «горит в банке что-то», «на нее смотрит кто-то»), а опять же через описание – это придает картине динамики, экспрессии и «зримости»: мы как будто смотрим на нее, а не читаем про нее. Вообще в рассказике многое построено на диалогах и описаниях, действие нужно угадывать. (К сожалению, не все утруждают себя этим: «Перед последним абзацем пусть Стёпа порвёт банкноты и выбросит в помойное ведро – хоть какая-то изюминка будет в рассказе», - пишет незадачливый критик, не разглядевший этой самой «изюминки», так как он искал привычные уму глаголы-зацепки, а их там не было).
   
   «…Бордовые брызги окропляют синеву скатерти, остаются на рукаве рубашки, на полу». Один «критик» написал мне в комментариях: «Просто: брызги летят на скатерть и расползаются жирными пятнами». Нет, уважаемый критик! ничуть не «просто», если мне нужно показать не капли борща, на скатерти, а трагедию, ставшую причиной этих капель!)
   
   В «Нефертити» хотелось бы обратить внимание на одну фразу: «Эй ты, сволочь! А ну поставь на место! – визгливо, и - бах, бах – шажищи…». Можно было бы написать «услышал приближающийся топот, женщина завизжала» и т. д. Но разве не симпатичнее, не лаконичнее, не «зримее» выглядит вариант без глаголов?) и с разговорным «шажищи» как апофеоз?
   
   * * *
   
   Необычное, непонятное рождает отторжение у читателей недалеких, литературно-наивных (как тот «критик»), которым подавай пережеванное и переваренное. Наверное, и это в том числе стало причиной тому, что с конца 30-х годов 20 века синтетизм старательно вычищали – как чуждое прямолинейному пролетарскому мышлению явление.
   
   Но сегодня нужно бы присмотреться повнимательнее ко всему, что оставил нам в наследство «серебряный век». Как-никак, столетний виток истории)) Поэзию (акмеизм, символизм) более-менее вспомнили еще в 1990-е. Проза же предсказуемо начала развиваться по линии реализма (в форме - традиционно) и постмодерна (в содержании).
   
   Ну и, собственно, пускай развивается. И слава богу: постмодерн так же хорош тем, что не предлагает простых решений (и пусть критик-наивист нервно курит). Ничего не мешает вплести многие или некоторые методы синтетизма в уже готовую канву современной прозы. К примеру, более раскрепощенный язык, а также лаконичность – то, что называется минимальным расходованием языковых средств…
   
   Как считаете?
   
   Ссылки на основные критические статьи Евгения Замятина (там же можно найти и другие):
   «О синтетизме»
   http://az.lib.ru/z/zamjatin_e_i/text_1922_o_sintetizme.shtml
   «О стиле»
   http://az.lib.ru/z/zamjatin_e_i/text_1937_o_stile.shtml
   «О языке»
   http://az.lib.ru/z/zamjatin_e_i/text_1937_o_yazyke.shtml

 1   2 

Наталия Букан[09.01.2016 18:21:53]
   Спасибо, прочитала с интересом. И по горячим следам): в критике моего рассказа на ВКР было такое замечание: «И она была за них спокойна, но только не теперь… блокада, бомбёжки…» - непричёсанная фраза.
   А что скажете Вы, Андрей, - имеет ли такая фраза право на существование?
Мария Гринберг[09.01.2016 19:59:08]
   "Но не судите слишком строго - война, волнения, дорога..." (с)
Наталия Букан[09.01.2016 21:11:16]
   )) Да, "Гусарская баллада"...
Блинов Андрей Вячеславович[09.01.2016 22:12:31]
   Наталия, спасибо за отклик. В этом предложении вместо первого многоточия очень просится двоеточие. В целом - нормальная вполне фраза, отдельно взятая - не повод для критики. Но нужно посмотреть контекст: если таких многоточий по всему тексту много, то это повод задуматься.
Наталия Букан[09.01.2016 22:42:08]
   Андрей, спасибо за ответ.
   Насчёт контекста и многоточий. Абзац, где находится эта фраза, представляет собою проникновение в мысли героини ( Виноградов В.А. Несобственно-прямая речь // Лэс. С. 245. “Н.-п. р., прием изложения, когда речь персонажа внешне передается в виде авторской речи, не отличаясь от нее ни синтаксически, ни пунктуационно. Но Н.-п. р. сохраняет все стилистич. особенности, свойственные прямой речи персонажа, что и отличает ее от авторской речи. Как стилистич. прием Н.-п. р. широко используется в худож. прозе, позволяя создать впечатление соприсутствия автора и читателя при поступках и словах героя, незаметного проникновения в его мысли”.)
   Мне кажется, что в мыслях может быть много многоточий.)
Блинов Андрей Вячеславович[10.01.2016 08:35:07]
   Да, конечно. Но если есть возможность их как-то структурировать, обозначить вектор и т. д., то я бы не стал от этого отказываться. Интересно, что "разговорная" манера у Замятина при её, казалось бы, простоте (что тут строить - что думаешь, то и пиши!), на мой взгляд, продумана и прочитана не менее скрупулёзно (а то и более), чем любая другая.
Наталия Букан[10.01.2016 10:56:17]
   "Но если есть возможность их как-то структурировать, обозначить вектор и т. д., то я бы не стал от этого отказываться." - да, понятно.)
   С Вашей подачи читаю рассказы Замятина, и - мне близко, как он пишет (писал, конечно).
Ольга Немежикова[10.01.2016 17:15:38]
   Наталия и Андрей!
   Многоточия и их насыщенность. Все зависит от эмоциональной окраски текста. Не встречала такого обилия многоточий, как в "Амоке" Цвейга! Их там, наверное, больше, чем точек. Потому что монолог, а герой, фактически, говорит сам с собой - исповедь у него - слушатель пассивен, ГГ запредельно взволнован и было бы странно видеть точки, действительно, в конце предложений: все его фразы словно повисают, передают крайнее отчаяние. То есть знаки препинания оправданы могут быть лишь пафосом фразы, отрывка, или идеей всего произведения, как в "Амоке". Понятно, весь контекст работает на достоверность знака.
   Однако вполне допускаю, что многоточие может отражать задумчивость повествователя, паузу в процессе мышления. И тут важно, насколько автору читателя удается убедить в этой самой задумчивости, ввести в эту самую задумчивость. А сегодня, в наше динамичное время, сделать это непросто - текст должен быть ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНЫМ! Тем не менее, в приведенных Вами статьях подробно расписан анализ колонов, которые самим метром тормозят чтение.
Блинов Андрей Вячеславович[11.01.2016 03:40:03]
   "То есть знаки препинания оправданы могут быть лишь пафосом фразы," - да, и такое может быть.
Дмитрий Кастрель[11.01.2016 09:29:50]
   Да, с этими многоточиями иной раз голову свихнёшь.
   Мой друг готовил к изданию мемуары своей двоюродной бабушки кн. Урусовой Софьи Сергеевны.
   Звонит: надо проконсультироваться­,­ ты ведь у нас филолог.
   Повествование имело дневниковый характер. Прекрасный русский язык.
   Но дело в том, что текст изобиловал многоточиями. Каждое в отдельности было, вроде, уместно и мотивировано, однако общее впечатление от страницы: перебор. Что делать? Решили править - выборочно, чуть-чуть.
   Потом, для полноты анализа, я предположил:
   - Слушай, а может, это купюры? Ну, не всякое же слово напишешь...
   - Ты про матюги, что ли?
   - А вдруг?
   Стали прикидывать. И тоже получалось уместно и мотивировано.
   И отказались мы править эти многоточия.
   Вот такая у меня была в кои-то веки филологическая экспертиза.
Ольга Немежикова[11.01.2016 10:34:59]
   Есть у меня еще такое подозрение, что многоточия свойственный иньскому подходу к тексту - раздумчиво, в глубину, в пропасть проваливается каждое предложение... Как бы мысль продолжается за предложением уже его переживанием. Казалось бы - пауза? Казалось бы - оформи паузу графически, сделай новый абзац. Нет!!!
   Тут, как раз, думается мне, единственный способ избежать многоточий (действительно, визуально они текст "семенят" - как семечек налущено), которые в структуре мысли автора - работа колонами и ассонансами. Так, кстати, работает с интонацией Джон Маверик - виртуозно!!! Друзья, верьте мне на слово - живой классик рядом! Просто вечность еще не спохватилась!!! Ну да ей - куда спешить!
Ян Кауфман[11.01.2016 10:40:15]
   Дмитрий! Подозревать давно ушедшую аристократку, княгиню, в использовании (даже мысленно!) мата? При полученном-то воспитании!
   Сомневаюсь, что это уместно, тем более в воспоминаниях о ней её родственника.
Дмитрий Кастрель[11.01.2016 11:45:46]
   Не так уж и давно, Ян. 29 лет назад. Мы были знакомы. Софья Сергеевна прошла две мировые войны медсестрой. Думаю, наш анализ её повеселил бы.
   P.S. И княгиней она не была. Так и ушла княжной.
Ян Кауфман[11.01.2016 13:29:35]
   Тогда, с такой биографией, - это наш человек...
Наринэ Карапетян[14.01.2016 19:05:03]
   Дмитрий, интересно, а Наталии Владимировне Урусовой она приходилась родственницей (по мужу)?
Дмитрий Кастрель[14.01.2016 19:33:06]
   Не знаю, Наринэ. Она дочь Урусова Сергея Дмитриевича. Замужем не была, растила дочерей рано умершей сестры.
Ольга Немежикова[10.01.2016 16:39:47]
   Спасибо, Андрей! Очень интересно порассуждать на эту животрепещущую тему! Прочла ссылки. Скучновато, если честно... Но Замятина - прочла!
   
   Евгений Замятин описал, как он представляет современный (его времени) оптимальный художественный язык - нечто среднее между реалистическим и символическим взглядами. Каждый кулик свое болото хвалит. Тем не менее, не каждый может обосновать. Да не каждый и будет стремиться. Кому-то достаточно просто писать художественные тексты, не подводя под них теорию, оставляя простор для исследователей, мыслителей.
   
   Мне кажется, каждый автор в идеале ищет алгоритм именно своего языка, присущего только его стилю, отражающему внутренние настройки человека, который не просто пишет тексты, но внутренне причинен их писать. Предназначение такое имеет. И задача - освоить язык, который будет убедителен, прежде всего, для самого себя - для самого автора. Себе поверить необходимо! Действительно, найти СВОЙ ЯЗЫК! А точнее - СВОЙ СТИЛЬ, поскольку стиль включает синтез и художественной речи, и композиции, и элементов изображенного мира.
   Язык - инструмент, насколько освоишь, настроишь, настолько и напишешь. Всегда интересен чужой взгляд на вещи, именно философия взгляда этого - расширяет. Но в этой жизни обычно то, что тебе необходимо, в готовом виде, хоть тресни, не присутствует! Все-равно приходится идти своим путем.
   Я, например, сама изучаю тексты, которые "зацепили" - заставили остолбенеть, буквально! Понятно, для меня такие тексты обладают заданными характеристиками. Если упрощенно, то они должны быть интересными - захватывать внимание изначально и не отпускать, и при этом эстетически доставлять восторг! Читать должно быть настолько пленительно (понятно, даже сцены с отрицательным содержанием), что должно возникать желание перечитывать вновь и вновь! Это как по улице идет красиво одетая женщина, не плетется - восхитительна в своем аллюре и изумительно вписана в погоду времени года, в архитектуру, но в то же время однозначно - она не погода, не архитектура, не женщина - ЖЕНЩИНА(!!!) и вся улица на нее глядит - таким должен быть высокохудожественный­ литературный текст. ВЕЧНАЯ ИДЕЯ ЖЕНЩИНЫ, но здесь и сейчас. Буквально феноменологическим должен быть текст. Магия текста. Он должен очаровывать, завораживать. Если то, что читаем - произведение искусства, а не желтый роман для масс. Но и массы вполне отличат Родена от пупкина, подлепившего статуйку. Вопрос о считывании из текста многих слоев смысла, которые талантливый автор заложит изначально. Намеренно или интуитивно.
   Приемы... Пока сама писать тексты не начала, чтение приемов у меня не вызвало желания их "поупражнять". А вот когда начала - изнутри стала рождаться неудовлетворенность собственными текстами. И тогда осознанно начинаешь искать автора, который - смог!!! И изучаешь - как сделано. Но делать все-равно, в конечном итоге, приходится самому и свое. И своими, конечно, словами - набором местным... Которым владеешь. А потому знание "иностранных" языков лишь обогащает, конечно.
   Но экспериментировать никогда не вредно. Язык бесконечен. Как и учиться не вредно тоже из разных источников. Понравилось - завис и изучаешь, почему понравилось, как это сделано.
   
   Насколько тот или иной художественный язык может быть актуален, более доходчив? Вопрос риторический. Мне кажется - от Бога многое. Если автор заговорил на своем языке - будет, кому его слушать и понимать. Надо сильно верить именно внутреннему слову - себе. До Цветаевой, Набокова никто не писал так, как они. Да никто после и не повторил никогда - это невозможно. Это как невозможно спеть музыкальную партию, повторив один в один чье-то гениальное исполнение. Язык - голос. Подражание всегда вторично. А ЛИТЕРАТУРА должна быть первична. Потому каждый автор и должен изучать свои чувства, свои впечатления о мире и развивать, углублять их.
   Мысль и способ ее отражения - эти вещи, безусловно, уже в готовом тексте вполне осознаются - в каждом куске анализируемы. Понятно, что сам процесс творчества во многом - мистерия, алхимия, вслушивание в себя до полной потери физического состояния, по большому счету. И доверять себе надо крепко, как и иметь слух себя слышать. Это как для музыканта необходим абсолютный слух, так и для писателя он необходим. Если "писатель" себя не слышит, то - фальшак. Графомания, то бишь. Ничем тексты не цепляют, ни о чем и никак. Слух может быть, элементарно, не развит - не у всех от природы готовый, да и всему свое время. Но если человек способен отличный текст отличить от посредственного и способен выразить словами это отличие - то слух присутствует!
   Такова для меня проблема художественного языка. Это всегда своя тропинка.
Блинов Андрей Вячеславович[10.01.2016 21:29:46]
   Ольга, спасибо. Так скажу: новатору-практику в любом деле всегда приходится быть в некоторой степени теоретиком, чтобы и самому досконально разобраться в том, что происходит, и другим объяснить. Недаром у всех поэтических течений "серебряного века" были свои манифесты, лозунги и пр. Однако при общности методов - посмотрите, насколько отличаются друг от друга Замятин, Платонов, Белый. Конечно, мы говорим сейчас не о подражании, а о неких художественных приёмах, которые, наряду с традиционными (теми же стилистическими фигурами, например) могут быть успешно использованы в текстах.
Ольга Немежикова[11.01.2016 08:51:09]
   Андрей!
   Сама тема - приемы языка, речи - будоражит необыкновенно! Ну что может быть актуальней!!! Философия речи - вещь, на мой взгляд, глубоко индивидуальная, мне очень любопытна. На одной из наших ярмарок книжных с удовольствием слушала доклад о языке (протоязыке) Аркадия Драгомыщенко - человек до края шел, туда, где слова кончаются, потому что область музыки уже. Я к тому, что у всякого самобытного автора есть, чему удивиться! А значит, и себя расширить!
   
   Для меня самую наглядную демонстрацию риторики, буквально, ее апофеоз, продемонстрировал Набоков в "Даре". Каждая часть написана по-своему. Дух захватывает, когда наблюдаешь и разбираешься, как мэтр выдал... При том, что ОСТАЛСЯ более чем читабельным!!! В то время как Андрей Белый - ну, любопытен. Скорее, эксперимент, нежели литература. Но это на мой взгляд, конечно. Потому что так "завихрить" неплохие идеи ради чисто прибамбаса... Ну, бывает. Что глубоко уважаю в Набокове - не нисходил до цирка балаганного - изнутри шел, не из внешнего. Опять же, Хлебников ведь тоже - не нисходил! Он так чувствовал - это ощутимо по текстам!
   В то время как Андрей Белый кривлялся. Не стиль - стилизация какая-то... Потому как рыхло, неустойчиво, остается ощущение надуманности. Гротеск в апофеозе - лишь прием, но не должен, на мой взгляд, оставлять содержанию роль косметики... Форма ради формы. И пафос, хоть тресни, он выпирает - не обмануть читателя.
   
   У Замятина мне сильно понравился разбор колонов - стройно!!! Упоминаний о них я встречала много и всюду, но именно у Замятина на лаконичном объеме анализ сделан по сути!!! Респект! И, конечно, спасибо за должную оценку прозы: "Проза - тончайшая, песнозвучнейшая из поэзии".
   Тоже считаю, что художественная речь должна литься как река, как вода, полностью подвластная замыслу. Тут и пороги, и водопады, истоки-устья, ущелья-равнины, дождь, снег, засуха.... А это - работа с колонами, с фонетикой - слух!!! Лично мне именно занятия поэзией несказанно помогают работать с прозаическим языком - поэзия слух настраивает как камертон! И прочитала в статьях Замятина как раз то, до чего сама дошла - так приятно!!!
Блинов Андрей Вячеславович[12.01.2016 06:49:24]
   "Андрей Белый кривлялся. Не стиль - стилизация какая-то..."
   Стилизация под кого? или под что??
   Согласен с экспериментальностью­ - невозможно не согласиться. Но это логичный путь для любого нового.

 1   2 

Слушаем наших авторов
Алексей Хазар
Черное платье
Сайты наших авторов
Татьяна Ярцева
Презентации книг наших авторов
Илья Майзельс.
Демоверсии. Занимательное чтение у райских врат
Мнение. Критические суждения об одном произведении.
Николай Даниш
Итоговое
Цитата: "Самый почётный некрополь - людская память."
Читаем и критикуем.
Мы на YouTube
Надежда Шаметова.
МОЁ СЕРДЦЕ НЕ КАМЕНЬ
Это стоит прочитать
Ума рассужденья
Представляем нового члена МСП "Новый Современник"
Дмитрий Шунин, Нижегородкая область, город Богородск
Cонеты.
Судьбы страницы медленно листая
Открытие года
Карина Калинина,
город Санкт-Петербург
Cчастье
Конкурсы на премии
МСП "Новый Современник"
  
Положение о конкурсе
Раздел для размещения текстов
Призовой отдел
  
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2020 год
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Форум редколлегии
Обзоры и итоги конкурсов
Проекты критики
Архив проектов критики
Архивы конкурсов
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
2019 год
Справочник литературных организаций
Архив конкурсов
2020 года
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2020 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"