Список участников второго выпуска журнала
Начался отбор текстов
для третьего выпуска журнала


Главная    Лента рецензий    Ленты форумов    Круглый стол    Обзоры и итоги конкурсов    Новости дня и объявления    Чаты для общения. Заходи, кто на портале.    Между нами, писателями, говоря...    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Бенефис к юбилею
Надежды Сергеевой
Моя жизнь и мой юбилей
Мое творчество
и мои книги
Мое дело и моя профессия
Возобновляем издание журнала
"75 лучших строк"
Положение о проекте
Мир искусства. Приложение к № 7 журнала
"Что хочет автор"
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Новые авторы недели
Объявления и анонсы
Новости дня
Дневник портала
Приемная дежурных
Блицы
Приемная модераторов
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Рекомендуем новых авторов
Альманах "Автограф"
Отдел спецпроектов и внешних связей
Диалоги, дискуссии, обсуждения
Правдивые истории
Клуб мудрецов
"Рюкзачок".Детские авторы - сюда!
Читальный зал
Литературный календарь
Литературная
мастерская
Зелёная лампа
КЛУБ-ФОРУМ "У КАМИНА"
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Наши юные
дарования
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Зеленая лампа
Автор:Надежда Николаевна Сергеева 
Тема:мой гость Михаил Акимов, писатель, критикОтветить
   Сегодня в «Зелёной лампе» состоится серьёзный разговор о литературе. К этому разговору я пригласила писателя-фантаста, чьи повести и рассказы публиковались в лучших журналах фантастики в Европе. Известный в Инете критик и рецензент – Михаил Акимов. Мои произведения не раз подвергались жесточайшей критике Михаила, но эта критика пошла мне на пользу. Теперь он даже хвалит иногда то, что выходит из-под моего пера.
   
   Сударушка Михаил, сейчас литература разделилась на два лагеря, две ветки – сетевую и бумажную. У какой из них больше преимуществ перед читателем?
   
   Михаил Любой творческий человек амбициозен. В том числе, и писатель. Ему мало одной лишь возможности высказаться, донести своё творчество до других. Ему необходимо признание; он должен убедиться, что всё это не зря, и он действительно чего-то стоит, чего-то умеет и умеет хорошо. А на этот вопрос может ответить только публикация в бумаге. Сеть – конкретно, ресурсы с самопубликацией - решает лишь часть этой задачи. И словосочетание «сетевая литература» совершенно справедливо воспринимается ухом как что-то неполноценное, а иногда и постыдное: публикуешься в Сети – значит, писателем ещё не стал. Сетевая популярность ни о чём не говорит: можно разложить по сотне сайтов свой абсолютный бред, и Яндекс на запрос фамилии по ревалентности поставит какого-нибудь графомана Гагарина выше, чем первого в мировой истории космонавта. Хотя, разумеется, сетевая литература имеет и свои достоинства. Но только в качестве вспомогательной, не основной. Можно выставить своё произведение в Сеть, дождаться, когда коллеги-писатели разнесут в пух и прах и твоё произведение, и тебя самого, внимательно и вдумчиво прочитать их критику, сделать выводы и внести поправки в свой текст. Ну, чем не преимущество? Где в реальной жизни ты найдёшь столько компетентных людей, которые столь оперативно и результативно тебе помогут? И совершенно бескорыстно, просто из чувства корпоративной солидарности.
   Словом, моё мнение: хорошо, что существует сетевая литература. Она способна оказать серьёзную помощь в том, чтобы ты достиг публикации в литературе бумажной.
   
   Сударушка Если автор не издал ни одной книги - он не писатель?
   
   Михаил Отсутствие опубликованных книг ещё не свидетельствует о том, что человек – не писатель, так же, как их наличие не может быть свидетельством обратного. Для того, чтобы издать свою – хорошую – книгу, мало написать хорошую книгу. Для её издания автор должен или иметь толкового литературного агента, или сам обладать качествами оного. Для писателя без имени на то, чтобы издать книгу, уходит значительно больше времени, чем на её написание. Так не только в литературе. Ну, кто бы сомневался в гениальности Beatles? Но если бы не Брайан Эпстайн, ещё не факт, что мы сейчас знали бы вообще хоть что-то о существовании этой группы. Я не критикую такое положение вещей, просто констатирую, ибо всё естественно и логично.
   Уровень развития русского, английского, французского, немецкого, итальянского и испанского языков настолько высок, что по определению предполагает огромное количество их носителей, способных грамотно и толково выражать свои мысли. Значит, конкуренция чрезвычайно высока, поэтому неимоверно трудно добиться того, чтобы именно твоё произведение попалось на глаза именно нужному человеку – издателю – и в нужный момент. Попробуйте, например, выучить индонезийский язык, перевести на него своё произведение, стать гражданином Индонезии – и вы удивитесь, насколько быстро вас там опубликуют.
   Сеть литературных агентств в нашей стране, практически, отсутствует. Не думаю, что люди, способные заниматься этим видом деятельности, ещё не осознали свою востребованность. Наверняка, дело в другом. Обычная ставка литературного агента – 20% от суммы гонорара. Вряд ли окупятся его усилия, учитывая то, насколько снизился уровень книжных продаж и, как следствие, – насколько труднее стало убедить издателя, что издать именно эту книгу для него жизненно необходимо: он по самые уши завален другими, которые ничем не хуже. Так что бескнижному писателю нужно очень верить в себя, чтобы не сломаться, и твёрдо знать, что придёт время, когда мир откроет для себя его книгу, прочитает и содрогнётся от счастья и удовольствия.
   
   Сударушка Как отличить истинный талант от графомана?
   
   Михаил Ну, здесь всё просто: начните читать – и вы сразу всё поймёте и увидите. Честно говоря, я не вижу здесь каких-то сложностей. Графомана видно если не по первой фразе, то по первому абзацу – это точно и со стопроцентной гарантией.
   А вот слабый писатель и графоман – их действительно с первого взгляда можно и не различить. Между тем, разница между ними суще-е-ственная! Слабый писатель знает, что он слабый, и хочет научиться писать. Он может с благодарностью принять твою критику или, наоборот, обидеться на неё, но выводы для себя сделает и стараться будет.
   Графоману ничего этого не нужно. Он знает, что и так пишет гениально, и искренне негодует на дураков-издателей, которые сами не понимают своего счастья: вот же оно – бери любую его книгу и издавай, и тебя накроет волна бешеных прибылей. Тем более, что он видел читательскую реакцию на свои произведения: жена их все читает с удовольствием, а кошка – та вообще всегда очень внимательно слушает и глаз с него не сводит. В конце концов, он придёт к логичному выводу, что мир до его произведений ещё не дорос, но уж последующие поколения….
   Графоманы, как правило, безобидные люди. Они прекрасно видят, что ты – полный балбес, ничего не понимающий в литературе, и поэтому очень мягко и ненавязчиво, с лёгким укором стараются обратить твоё внимание на их произведения, чтобы привить тебе настоящий литературный вкус, но потом понимают, что ты абсолютно безнадёжен, отстают и больше не беспокоят.
   На Лаврике, например, один графоман в ответ на мою жёсткую критику его произведения (к тому же, я поиздевался над определением жанра – гиперроман (!)), весьма мягко меня пожурил: «Человек любит делать поспешные выводы»! И в качестве доказательства выложил на Ленту обсуждения список всех частей своего гипер-романа, написанных за 14 лет. В списке было названий 30; к счастью, напротив некоторых стояла пометка «Текст утрачен». Я с содроганием ожидал, что он начнёт всё это выставлять, но оказалось, что это была его единственная реплика. Больше ничьей реакции он не дождался и, конечно же, ушёл, понимая, что попал к тёмным безграмотным людям, которых даже его произведения не смогут заставить поумнеть.
   
   
   Сударушка Михаил, Какие перспективы у сетевой литературы как у жанра?
   
   Михаил Если рассматривать сетевую литературу именно как жанр, то, на мой взгляд, перспектив у неё никаких (по крайней мере, я очень на это надеюсь). Ибо как жанр – это весьма неприглядное зрелище: произведение, весь текст которого должен уместиться на половине экрана; обильные вкрапления на интернет-албанском; свободное – ввиду отсутствия нравственной цензуры – употребление непечатных слов и других пошлостей, вызывающих у нормальных людей реакцию неприятия – чем может быть привлекательна такая картина? Замечу, что это перечисление жанровых особенностей не придумано лично мной, это – обобщение советов различных авторов, как надо писать для Сети.
   Если смерть сетевой литературы – именно как жанра – произойдёт на моих глазах, лично я скорбеть не буду и даже за её упокой не выпью. Тем не менее, советы эти считаю очень полезными: ведь неплохо знать, как ни в коем случае нельзя писать.
   Другое дело – сетевая литература как система литературных клубов, творческих объединений, товариществ, групп и пр., а также как способ издания литературных произведений. Это – явление замечательное и попросту необходимое. Благодаря ей можно найти единомышленников, соавторов, критиков, рецензентов и – Читателя. При всей своей ущербности и второсортности, сетевая литература в состоянии помочь писателю сделать первый шаг – вот и пусть учится ходить, пока не почувствует себя уверенно. А там, глядишь, твёрдой поступью дошагает до Литературы Бумажной. По крайней мере, нещадно обруганный, многократно униженный и высмеянный собратьями по клавиатуре, он вывалит на стол редактора издательства не тот, первоначальный вздор, а пропущенный через фильтр мнений таких же интернет-бедолаг.
   Ещё Сеть полезна тем, что хотя бы не надо распечатывать свой текст, втискивать его в конверт, тащиться на почту, чтобы потом, через год-полтора тащиться туда же, чтобы получить всю эту прелесть обратно. Сеть хороша хотя бы тем, что уже через два дня тебя могут успокоить: «Ваш материал нам не подходит»! Полтора года и два дня – это ж какая экономия времени!
   Ну и, конечно, доступность для опубликования. Проблема в другом. Уже сейчас писателей в Инете – по тыще штук на одного читателя. Но это пока ещё терпимо. Дело сейчас обстоит так, что некоторые книжные издательства заставляют своих агентов копать Интернет с целью обнаружения талантливых произведений. Но моё воспалённое воображение рисует и другую картину. Пройдёт ещё несколько лет, и пропорция писатель-читатель достигнет соотношения миллион к одному, и тогда уже агенты писателей будут копать Инет в поисках того, кто умеет и любит читать! Пришлют они за ним какое-нибудь транспортное средство – флаер, к примеру, - привезут в свой клуб, а там писатели окружат его толпой и будут наперебой совать деньги, чтобы он хотя бы просто прочитал «вот этот ну совсем коро-о-тенький романчик»! Очень хочется верить, что последнее – полный бред.
   Если серьёзно, Сеть будет развиваться и совершенствоваться. Электронные книги будут красиво и мультимедийно оформляться. Сейчас пока ещё очень слабо используется именно то, что способно превзойти возможности литературы бумажной: гиперссылки, визуальность, аудичность. Лично мне сетевое литературное произведение недалёкого будущего видится как некое органичное слияние литературы, кино и музыки. Вспомните, как мы сетуем на недостатки экранизации любого литературного произведения: нельзя, мол, средствами кино выразить то, что выражено в виде авторского текста. Так вот же выход! Словом, по-моему, всё же есть основания смотреть на будущее сетевой литературы с оптимизмом.
   
   Сударушка Часто в дискуссиях литераторов можно услышать мнения о том, что есть литература «мужская» и женская». Вы, Михаил, различаете литературу по гендерному типу? Как вы думаете такое деление хорошо или плохо...
   
   
   Михаил Разумеется, различаю и различается! Ведь есть термин «Женская проза» - не на голом же месте он возник! Опять же, если бы это понятие было надуманным, искусственным, оно давно бы себя изжило, и вопрос отпал. Однако, оно существует, и термин с завидной регулярностью всплывает то тут, то там, доводя едва ли не до неистовства тех, кто эту самую прозу пишет. А ведь на самом деле всё естественно и закономерно: мужчина и женщина – существа не только физиологически, но и эмоционально очень разные, значит, не могут они писать одинаково. И слава богу. Ибо слияние или сближение мужской и женской прозы будет означать то, что и в реале эти существа сливаются, то есть, утрачиваются естественные половые признаки. А вывод отсюда только один: вымрем ведь!
   В том, что термин «женская проза» представительницами прекрасного пола воспринимается с негодованием, на мой взгляд, есть не что иное, как проявление комплекса ложной женской неполноценности: почему-то хочется им ни в чём нам не уступать. Дорогие наши красавицы! От лица всех мужчин очень вас прошу: не надо, а? Это ведь жуткое дело будет: вот ведь сказал я сейчас «прекрасный пол» - и ясно, что это – про вас. А станете вы такими, как мы – это что же, прекрасного пола у нас тогда вообще не будет?
   Конкретнее. Когда говорят «женская проза», имеют в виду, что произведение это сентиментальное, логически противоречивое, в чём-то наивное; герои произносят красивые фразы, постоянно влюбляются и вообще Любовь – главное содержание произведения. А вы возьмите все эти перечисленные качества, слепите из них женщину, покажите любому мужчине, и он скажет: «Вот она, женщина моей мечты»!
   Не убедил? Хорошо, давайте по-другому. На том же Лаврике одна писательница в отзыве на рассказ мужчины-писателя, но явно заочно полемизируя со мной (я поместил там свою статью о женской прозе) и определёно в пику мне, коротко полоснула: «Типичная мужская проза»! Я естественно, прочитал этот рассказ и был неприятно поражён обилием пошлости, грязи, нецензурщины и насилия. Дорогие женщины, может, вы хотите писать такую прозу?
   Ведь самое обидное в том, что моя оппонентка права. Почему-то многие писатели-мужчины просто не мыслят произведений без всего вышеперечисленного. Мне приходилось полемизировать с ними; они утверждают, что нельзя причёсывать и приглаживать, ведь литература – это жизнь, поэтому должна быть её отражением. Между тем, убеждён, что в реальной жизни в приличном обществе они не станут употреблять те слова, которые запросто сливают в свои произведения. Так какая же это тогда «настоящая жизнь»? Или они не считают Литературу – и хуже того, Читателя! – приличным обществом?
   Русский язык достаточно богат для выражения любой, самой сложной, самой важной мысли. На мой взгляд, употребление пошлых слов – свидетельство бедности лексического запаса автора. А может, это ещё и зеркальный вариант: проявление комплекса ложной мужской неполноценности. Мол, настоящий мужчина – не кисейная барышня, он должен быть немного грубоват. А по-моему, если мужчина торопится обозначить свою половую принадлежность при помощи таких средств, значит, боится, что без этого его не определят. Интересно, что по этому поводу думают женщины?
   
   
   Сударушка Спасибо, Михаил, за содержательную беседу. Вы на ЧХА редкий гость и всё же я осмелюсь пригласить наших читателей на вашу страницу на портале
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=17&;luid=28105 и на ваш сайт http://www.lllit.ru/litera/page.php?aid=597

 1   2 

Мария Гринберг[25.03.2010 12:07:30]
   Ну, правильно, всё дело тут в предустановке, разумеется, ррррешительной - Солженицина не читал, но осуждаю, Бондарчука и смотреть не буду, заранее жалко...
   Фильм, конечно, не повторяет книгу, он другой и о другом.
   Но зачем же унывать? - всем места хватит.
   И про Островную империю я бы почитала, а нет ссылочки?
Михаил Акимов[25.03.2010 12:16:00]
   Мария, Солженицын и Бондарчук - это несколько разное, если позволите. И сами мотивы разные: это вы схитрили. Солженицына осуждали, не читая (трудно было где-то прочитать), потому что им говорили: "Кто "за" - поднимите руки"! А времени уже чёрт знает сколько, домой давно пора. Бондарчука "не буду смотреть", потому что уже смотрел другие его работы и манера понятна.
   Насчёт ссылки я попробую узнать. Меня-то это не заинтересовало, а с человеком этим давно не общаемся, хотя адрес у меня есть. Попробую.
Мария Гринберг[25.03.2010 12:30:27]
   Ну разумеется, разное, всякое сравнение хромает.
   И мотивы да, разные - кстати, может, поэтому фильм и более близок одним, книга - другим?
   В самом деле, ведь у Стругацких в финале фраза "Я сотрудник ГБ" сразу прекращает конфликт, остаётся лишь почтительно внимать.
   А в фильме после этой фразы - в морду...
Михаил Акимов[25.03.2010 13:10:48]
   Ох, Мария, опять хитрите! (Нравится мне это: очень по-женски). Сикорски произнёс: "Я - сотрудник Галактической Безопасности" (хотя ваш ход с ГБ очень красив). А внимает Максим вовсе даже не почтительно, а упрямо заявляет, что на Землю не поедет, а будет работать здесь. И никому, пока он жив, не удастся построить ещё один Центр, пусть даже с самыми благими целями. Где же здесь почтительность?
   Да, он с этого момента подчиняется Сикорски, но это не раболепство, а вполне объяснимая логика поведения: он, не ведая того, вмешался и испортил кропотливую и просчитанную работу людей, всерьёз занимающихся проблемой. В морду-то за что? Бондарчуку показалось, что маловато мордобоев? И сцена с бандой Крысолова, кстати, поставлена просто отвратно - Meiner Meinung nach.
   Геннадий, думаю, что понимаю вас, но... не совсем. В тех вещах, которые вы назвали мрачными, о-о-чень много и оптимизма тоже. Но прелесть не в этом. Умно всё очень, важно очень, заставляет задуматься о смысле... да-да, её, родимой! И выполнено на таком уровне, что даже в мрачных эпизодах всё равно внутри что-то радостно ёкает: понимаешь, что это и есть сила искусства!
Мария Гринберг[25.03.2010 13:26:23]
   Ну, эвфемизмов для копилки грядущих благ хватало, я думала, тут очевидно.
   В морду вполне понятно за что, вот именно, за этот самый Центр - а что вы тут делали 20 лет?
   Не поняла, это по-немецки - Meiner Meinung nach?
   Бой с бандой Крысолова как раз в фильме мне больше нравится, чётко так уходит он от ударов, никого не задевая, как и подобает сильнейшему при недоразумении.
   
   А у Стругацких:
   
   "...хватал очередного зверя за нижнюю челюсть, рывком
   вздергивал податливую голову и бил ребром ладони по бледной
   пульсирующей шее, и сразу же поворачивался к следующему,
   хватал, вздергивал, рубил и снова хватал, вздергивал, рубил..."
   
   - ай да землянин, мудрыми Учителями воспитанный...
Михаил Акимов[25.03.2010 14:00:45]
   Марии:
   Я недостаточно ясно высказался. Бондарчук явно увлёкся спецэффектами - совсем в америкосовском духе; но одно дело, скажем, "Матрица",­ где всё на над-уровне, другое дело - условная реальность: у Стругацких не сказано, что на Саракше сила тяготения значительно меньше, чем на Земле! А драчуны такое вытворяют... На мой взгляд, следовало бы пока, по крайней мере, в кинематографе остановиться на уровне джеккичановских постановок драк: и смонтировано хотя, но без особых усилий можно в это поверить. Словом, порхать над крышами Максиму вряд ли стоило.
   " Ну, эвфемизмов для копилки грядущих благ хватало, я думала, тут очевидно" - это ясно, но Стругацкие вряд ли думали, что вы примените это в таком контексте! Я имею в виду, что далеко не все из тех, кто будет читать наши реплики, читал "Обитаемый остров"; у него может напроситься ложный посыл.
Мария Гринберг[25.03.2010 14:11:29]
   По-моему, как раз к месту эти спецэффекты, демонстрация его супервозможностей
    - ну тут спорить, конечно, без конца можно, дело вкуса.
   А кто не читал "Остров", думаю, навряд ли будет читать и наши реплики.
Михаил Акимов[25.03.2010 14:29:38]
   "ну тут спорить, конечно, без конца можно, дело вкуса..." - согласен! Что ж, Мария, спасибо вам: мне было очень приятно и интересно беседовать с вами. Удачи!
Михаил Акимов[29.03.2010 23:20:38]
   Странно, уже ответил на ваш вопрос, но почему-то он не присоединился.
   Снова. Сказать "У меня опубликовано столько-то" - значит, зафиксировать цифру"! Так мне друг объяснил. В приметы я не верю, но... лучше с ними не связываться! Чтобы себя потом не обвинять.

 1   2 

Диплом номинанта
премии "Чаша таланта"
Номинанты премии МСП "Новый Современник"
"Чаша таланта"
Энциклопедия современных писателей
Положение о проекте
Писатели нового века
Список авторов 1-го тома
Форум проекта
Формат pdf. Cтраницы 1-2
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Приглашаются волонтеры!
Направления
деятельности
Реквизиты и способы оплаты по МСП и порталу
Билеты и другая атрибутика
Порядок освобождения
от оплаты взносов
История МСП
Бизнес-ланч для авторов
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Атрибутика наших проектов

Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой