МСП "Новый Современник" при участии Литературного фонда имени Серея Есенина начинает новый 2022 год сразу с нескольких новых литературных конкурсов! Разделы конкурсов размещены в центре портала! Знакомьетсь с Положениями об этих конкурсах - размещение текстов в их разделы уже доступно!
Новогодний конкурс
"Самый яркий праздник
года 2022"
Положение о конкурсе
Информация и новости
Произведения конкурса










Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Диалоги, дискуссии, обсуждения    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Дежурная по встрече
Дня влюбленных
Алла Райц
«Любовный переполох», или Куда летит стрела: конкурс «валентинок» ко Дню всех влюбленных
Буфет. Истории
за нашим столом
Что бы это значило?
Клуб мудрецов представляет
Галина Радина
Иной разум
Лилия Михаэли
ЖИЗНЬ
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Размышления
о литературном труде
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
Диалоги, дискуссии, обсуждения
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ивановская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Костромская область
Тверская область
Оровская область
Смоленская область
Тульская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Псковская область
Новгородская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Республика Удмуртия
Нижегородская область
Ульяновская область
Республика Башкирия
Пермский Край
Оренбурская область
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Республика Адыгея
Астраханская область
Город Севастополь
Республика Крым
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Республика Дагестан
Ставропольский край
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Курганская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Кемеровская область
Иркутская область
Новосибирская область
Томская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Зарубежья
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Азербайджана
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Болгарии
Писатели Испании
Писатели Литвы
Писатели Латвии
Писатели Финляндии
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Обзоры и итоги конкурсов
Автор:Петр Дубенко 
Тема:Конкурс "Детство, детство, ты куда ушло...". Обзор прозы.Ответить
   Прежде всего, несколько общих слов. Все поданные на конкурс работы я бы разделил на три категории.
    1. Работы не по теме – 29 (34 %)
    2. Работы, не полностью соответствующие тематике конкурса – 26 (30 %)
    3. Работы, удовлетворяющие положению конкурса – 31 (36 %)
    Сразу оговорюсь, что к работам не по теме, я отнес и работы, выполненные, в жанре публицистики. Их было не много, но среди них встречались по настоящему интересные, поэтому жаль, что у нас не было соответствующей номинации. Так же в разряд «не по теме» попали работы, в которых наличествуют дети, как действующие лица, но абсолютно отсутствует смысл, как таковой. В результате работ не по теме набралось очень много – 29. И это при том, что работ, полностью соответствующих теме конкурса, оказалось всего 31.
    Ко второй группе (не полностью соответствующие тематике) я отнес работы, где в центре внимания дети и их проблемы, но рассказ при этом как бы замыкается сам на себе и не выводит читателя на размышления о чем-то большем – общих проблемах детей, их взаимоотношений с окружающим миром. Знаете, в науке есть такой способ доказательства – от частного к общему. То есть, на каком либо частном примере, доказывается общая закономерность. Вот мне очень хотелось видеть в конкурсных работах подобное движение от частного к общему. И работы, лишенные по воле авторов такого движения, оказались во второй категории. В основном, это пересказы конкретных случаев из детства авторов.
    В третьей же группе работ движение от частного к общему имеется, но, к моему огромному сожалению, в большинстве работ уровень идеи не соответствовал уровню исполнения. Повторюсь, работ третьей категории было очень мало и потому становилось особенно досадно, когда автор в силу тех или иных причин не достаточно раскрывал изначально хорошую задумку. В моей личной турнирной таблице они очень по разному «разбросались». Одни расположились в самом низу, другим самой малости не хватило до Лонга. Но всех их объединяет одно – наличие хорошей, но до конца не раскрытой темы.
   
   На пляже. Отрывок из романа «Одинокая звезда». Kasatka
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=170312&pid=­48&nom_id=112­
    Рассказ ни о чем. Не знаю, может, причина в том, что это отрывок, может, в теле романа он и несет некую смысловую нагрузку, дает о чем-то представление и т.д. Но в рамках конкурса…
    Сначала, подумалось, что это о первой детской любви. Наивной и трогательной. Но эта тема так и не «выросла» до чего-то вразумительного. Автор переметнулся на братьев Леночки, обучение плаванию и т.д.. В результате просто набор эпизодов «из жизни отдыхающих», без всякой причинной связи и единого смысла. Я добросовестно пытался сложить все это воедино, найти что-то объединяющее эти фрагменты в одну мозаику. У меня не получилось. Сюжета, как такового, просто нет. Повторюсь, возможно, в контексте романа это смотрится как органичная часть чего-то целого, но поскольку в конкурсе это рассматривается как отдельная работа, то впечатление по прочтении – пустота.
    Написано почти газетным языком, что тоже не прибавляет работе «баллов». И даже при таком простом построении текста автор умудряется запутать читателя. Внутри предложений все более-менее понятно, но связь предложений в абзацах...
    «Она была убеждена, что пляж - рассадник всякой заразы. Да и вода в реке кишит микробами. Мальчик сначала даже растерялся, увидев такое количество обнаженных тел». Из-за такого резкого перехода от микробов к мальчику не сразу становится понятно, отчего последний растерялся.
    «…он тоже решил не обращать внимания на полуголых мужчин и женщин, бабушек и дедушек, и детей всех возрастов. Они переоделись и устроились…». В голове сразу же возникает путаница: кто переоделся. «Он», то есть Гена или полуголые мужчины и женщины, бабушки и дедушки с детьми всех возрастов? И хотя путаница эта не такая уж и путанная, но все же… Без нее было бы лучше.
    Единственное, что можно считать заслугой автора, так это грамотность. В этом вопросе, действительно, полный порядок за исключением нескольких запятых. Но на одной грамотности, к сожалению, далеко не уедешь.
   
   Новый Папа. Александр Мецгер
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=163927&pid=­48&nom_id=112­
    В коротком рассказе автор затрагивает тему взаимоотношений детей и приемных родителей, которые, в свою очередь, не очень понимают, что значит быть родителями. К чему ведет отсутствие должного внимания в повседневной жизни и попытки заработать дешевый авторитет «по праздникам»? В большинстве случаев к трагедиям. Вот об этом и попытался рассказать Александр Мецгер.
    Тема очень злободневная, важная и поэтому очень жаль, что автору не удалось воплотить ее на хорошем литературном уровне (читай, не удалось заставить сопереживать и задуматься). Причин для таких выводов несколько.
    1. Неудачное сюжетное построение. Рассказ состоит из нескольких фрагментов, объединенных только общими действующими лицами. Их смысловая же связь очень слаба, а порой и вовсе отсутствует. В этом плане рассказу очень не хватает продуманных переходов, мостиков, которые, с одной стороны, переводили бы читателя из одного фрагмента в другой плавно, с другой же стороны крепко накрепко связывали эпизоды в логическую цепь, в которой каждое звено – незаменимая часть единого целого. В данной же редакции, к сожалению, рассказ представляет из себя собрание разных подтем одной общей темы, слабо связанных между собой и потому не создающих целостного впечатления.
    2. Деление текста на абзацы. Оценивая работу, я изначально встаю на сторону автора, но здесь, сколько не пытался, так и не смог понять принцип, которым руководствовался автор, разбивая текст именно таким образом. В одном абзаце подчас смешиваются совершенно разные мысли, при этом высказывания, составляющие межфразовое единство, почему-то разводятся в разные стороны. Самый яркий пример подобной ошибки – первые два абзаца, которые я позволю себе разобрать подробнее.
    «Когда очередного мужчину мать велела называть Диме папой, сын запротестовал. Сколько было у мальчика этих пап, он уже сбился со счёта. Предыдущие отцы были хотя бы старше матери, а этот Виктор, так представился будущий папа, скорее подходил мальчику на роль старшего брата. Виктор не настаивал на том, чтобы мальчик называл его отцом, и это как-то примирило отношение Димы с будущим родственником. (вот здесь должен начинаться новый абзац, ибо разговор пошел уже о другом аспекте – взаимоотношения мамы и приходящих мужчин). Обычно мать долго не жила с мужчинами, самое долгое три месяца. В первые дни сожительства с новым « папой», мать становилась ласковой, к концу третьего месяца её не возможно было узнать.
    (Почему здесь автор вдруг начинает с красной строки? Ведь следующее предложение логическое продолжение предыдущего и им просто на роду написано быть в одном абзаце)
    Раздражительная и злая она придиралась ко всяким мелочам, начинались скандалы и, в конце концов, мать прогоняла сожителя. Эти дни были самыми тяжёлыми в жизни Димы, тогда он готов был сбежать из дому, но приходил новый « папа» и мать успокаивалась. (И дальше опять без красной строки начинается новая мысль, мало связанная с изложенным в текущем абзаце) Дядя Витя, так Дима называл нового отчима, на удивление всем соседям, прижился надолго….»
    Или вот еще пример: «В последнее время Дима стал замечать, что мать с отчимом частенько бывают навеселе. Это не особенно его беспокоило, так как в такие дни дядя Витя становился щедрым и давал мальчику мелочь на карманные расходы. (и дальше ни с того, ни с сего прыжок в другую тему) В один из выходных дней отчим предложил Диме навестить его мать: бабу Фросю. Мальчик ещё не был с ней знаком и согласился». Ну почему же не разбить этот абзац на два? Ведь получается настоящий винегрет.
    3. Отсутствие характеров. Автор, к сожалению, даже не попытался нарисовать портреты героев. Говоря о портретах, естественно, я не имею в виду описание внешности, хотя и это порой может дать представление о характере героев. Но все же я имею в виду другие портреты. Отсутствует представление внутреннего мира героев, даже главных. Весь текст довольно сухое изложение случившегося. Действующие лица, как запрограммированные автором роботы – выходят на сцену, выполняют предписанные действия и исчезают. «Благодаря» этому рассказ приобретает монотонность, в нем не достает эмоций, красок.
    4. Засорение текста лишними уточнениями. Например:
    «Дмитрий мог теперь позволить себе гулять сколько угодно» вместо «Дмитрий мог теперь гулять сколько угодно»
    «Он подал Диме сигарету, и впервые Дима закурил сигарету по-настоящему». Вторая сигарета здесь зачем? Итак понятно, что закурил сигарету. С одной стороны, это конечно, мелочь, но большое складывается из мелочей, а подобных примеров можно привести еще очень много.
    В плане грамотности грубых ошибок нет, но опечатки (скорее всего, это просто опечатки) встречаются слишком часто для такого небольшого объема.
   
    И еще. Это, в общем-то, не то чтобы большой недостаток, но все же прокол. Финал рассказа: «Мальчик, держась за стол, привстал и двинулся к выходу. В дверях показалась мать с трёхлитровой банкой подсолнечного масла». У меня, как у въедливого реалиста сразу возникает вопрос: А зачем она шла из кухни к «праздничному» столу с трехлитровой банкой подсолнечного масла? Что она собиралась с ним там делать? Ответ, конечно, очевиден – мама взяла банку масла, чтобы на платье потом появились темные пятна и это взбесило отчима. Но не лучше было бы на месте автора вручить маме тарелку супа, например? Результат был бы тот же, но выглядело бы все намного реалистичнее.
   
   Мы идем из садика домой. О. Степашкин
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=170077&pid=­48&nom_id=112­
    Единственное, что в этой работе вызвало у меня положительные эмоции – это фраза в самом конце: «Мы пойдем домой и будем жить!». Ради этой фразы стоило терпеть и, прилагая неимоверные усилия, продираться сквозь очень запутанные дебри невероятного занудства (да простит меня автор). Фраза, действительно, просто фантастическая по смыслу. По емкости и глубине она способна равноценно заменить целый рассказ, а то и повесть. И если бы она была соответственно оформлена, к ней был бы подобран хороший сопутствующий, подводящий языковой и сюжетный материал, получилось бы творение на зависть всем коллегам по пишущему цеху. Но, к сожалению, кроме этой фразы зацепиться глазу больше не за что. И если бы весь остальной текст просто не соответствовал ключевой фразе по уровню наполнения и исполнения, то это было бы полбеды. Но подобрать к тексту другой характеристики, кроме «ужасный» я так и не смог.
    Начать с того, что уже вначале возникает нестыковка. Если название «Мы идем…», то почему повествование ведется от третьего лица? Может, эта мелочь и несущественна, но впечатление смазать она способна, даже если бы рассказ был исполнен на высоком уровне. Тут надо что-то делать. Либо название изменить, либо текст править соответствующим образом.
    Дальше. Возможно, я не прав, но автор, похоже, совершенно не знаком с такими понятиями как фабула, сюжет и т.д.. Все построено на банальном и однообразном перечислении свершившегося по дороге домой. Не хватает четко выстроенного плана, в котором каждое событие вырастает из предыдущего, каждый поворот сюжета имеет причинно-следственну­ю­ связь с предыдущим фрагментом. Без этого, любой, самый насыщенный событиями и действиями рассказ, превращается в скучную вереницу занудных происшествий.
    Язык и умение выстраивать мысль в предложении не то, чтобы восторга не вызывает, а просто огорчает. Много «не стыковок», ненужного мусора, повторений и т.д. «Зато няня, пожилая деревенская белоруска, узнав, что пришел Сашин папа, сама вышла и вывела его папе за руку». Это же кошмар просто, а не высказывание. «Когда выходили из калитки садика, отец обратил внимание на большую овчарку, деловито направляющуюся на территорию. На некотором расстоянии за ней плелся пожилой мужчина». «Светило вечернее солнце, зеленела трава на газонах. Во двор ближайшего дома заворачивала огромная оранжевая машина – мусоровоз». И т.д.
    По мне, так все это просто ужас тихий с понятием «рассказ», «художественное произведение», «литература» ничего общего не имеющий.
    Все это, к сожалению, затмевает то хорошее, о чем я говорил в самом начале. Не могу отделаться от ощущения, что восхитившая меня фраза получилась у автора сама собой, что он сам не понял, что сделал. Может, я и не прав, но ощущение это никуда не денешь.
   
   Трясця твоий матэри. Любовь Будякова
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=156618&pid=­48&nom_id=112­
    Тема рассказа «не любовный» треугольник – отец, дочь и приемная мать. В центре взаимоотношения маленькой дочери и мачехи, отец проходит вторым планом, хотя в развязке именно ему отведена главная роль. Ситуация типичная, характерная, поэтому можно говорить о наличии в рассказе некой общей для таких семей проблематике.
    Вначале портит впечатление откровенное признание автора о непостоянном названии. Так же, как человека встречают по одежке, рассказ встречают по названию. В идеале, оно должно отражать суть работы и если автор и сам не знает, какое дать название, то это наводит на мысль, что и суть своей работы он не очень понимает. Может, оно и не так, но ощущение это ни куда не денешь. Поэтому, автору надо бы постараться и решить эту проблему раз и навсегда.
    Другой серьезный недостаток – несоответствие образов. В начале рассказа сложные взаимоотношения ребенка и мачехи автор рисует через мысли девочки, ее откровения, для чего текст стилизуется под детские мысли. Сделано это довольно удачно, хотя, на мой взгляд, некоторые эпизоды, благодаря такой стилизации получились через чур раздутыми, слишком вместительными из-за чего утратили выразительность. В таких случаях работает закон «обратной пропорциональности» - чем больше слов, тем меньше смысла и выразительности. А коль скоро автор говорил от имени ребенка, то он просто не мог допустить скупость в выражениях. А что касается несоответствия образов, то ее бы не было, если бы девочка так и осталась девочкой до самого конца рассказа. Здесь же, в финале героиня предстает вдруг уже взрослой, благодаря чему и возникает это несоответствие. Что это все-таки? Воспоминания взрослой девушки о своем детстве, лишенном матери. Тогда почему изложено все по-детски? Если же это исповедь маленькой девочки, тогда стиль уместен, но не уместно появление в финале взрослой героини, которое путает «все карты». Такое смешение не пошло работе на пользу, сделало ее неубедительной. Во всяком случае, для меня.
   
   Принцесса. Евгений Михайлов
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=136802&pid=­48&nom_id=112­
    В центре работы маленькая девочка, которой поставили страшный диагноз, но она этого не понимает. К сожалению, у автора получилась обычная печальная история из разряда «ребенок заболел, а потом умер». К сказанному можно добавить еще несколько замечаний. Опять же, к сожалению, но «принцессу» очень трудно назвать рассказом. Мысли засыпающей девочки не выстроены в некую единую цепь. Я не имею в виду, что мысли эти должны вытекать одна из другой. Но они должны служить некой цели, которую ставит перед собой автор перед началом работы. Они должны наводить читателя на какую-то мысль, вывод. Здесь же мысли тянут сознание читателя в разные стороны и в конце остается только один вывод – девочку жалко. Это справедливо, но от «рассказа» требуется большего.
    Из бессюжетности и безыдейности работы вытекает и отсутствие «приемов исполнения» - строительство персонажей, их развитие и т.д. и т.п. Всего этого просто нет. Сделано все банально, скучно, пресно. К тому же переход в начале работы с третьего лица на первое, а в финале обратно, не делает рассказ лучше.
    По части грамотности замечаний нет, но это и не мудрено – при таком объеме и сложности текста еще и ошибок понаделать… В общем, скажу так: грамматические ошибки могут испортить рассказ, но их отсутствие не обязательно рассказ украсит. «Принцесса» как раз такой случай.
   
   Дикая розочка. Марина Морозова.
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=147139&pid=­48&nom_id=112­
    Дикая розочка – куст шиповника, которым любит любоваться маленький мальчик, больной гемофилией. Он все ждет, когда же придет принц, который должен спасти заколдованную принцессу. Но вот уже зима, руки-веточки покрылись снегом, принцессе холодно, а принца все нет. За счет такой символичности автор пытается раскрыть перед читателем внутренний мир обреченного ребенка. Задумка интересная, но подобная цель ставила перед автором очень трудную задачу, с которой он, к сожалению, не справился.
    Во-первых, сюжет, который не отвечает задумке, не подчеркивает ее. Если автор, и вправду, задумывал дикую розочку как символ (а не я это все нафантазировал, пытаясь защитить автора в собственных же глазах), то он должен был все эпизоды, вплоть до малейших деталей подчинить именно этому символу. Но сюжет работы развивается по схеме «было так-то и так-то, а потом получилось вот так» и некоторые фрагменты явно «играют в команде противника».
    Во-вторых, бесхарактерность работы – персонажи совершенно лишены черт, выпуклости. А все это могло бы сильно помочь автору создать нужную атмосферу.
    В-третьих, ужасное построение текста. В абзацах беспорядок – автор смешивает кислое с пресным, а потом добавляет к этому черное с красным, что сильно затрудняет восприятие.
    В-четвертых, язык. По большей части он сухой, почти газетный, а редкие попытки украсить повествования яркими сравнениями и сочными оборотами превратились в истязание читателя.
    «Ярко-красные овальные плоды маленькими капельками крови среди уже начинающей желтеть листвы были разбросаны по изумрудно-бурым ветвям кустарника…». «В тот день ночью был первый заморозок, и еще не полностью увядшая трава подернулась белым налетом». Или классическое: «Они горели ярко-красными рубинами на изумрудах листвы».
    Грамотность не хромает, но прихрамывает, в основном, мне кажется, из-за невнимательности автора. Но сути дела это не меняет – для такого незначительного объема ошибок слишком много.
   
   Ты лети мой лепесток, через Запад на Восток… Ирина Фаер
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=89760&pid=4­8&nom_id=112­
    «Мама от Деда Мороза не зависит! Мама обязательно найдет его сама, вот, как у Дениски!» Рассказ о главном желании, наверное, каждого ребенка-сироты – найти маму. Ради этого они, не задумываясь, готовы на что угодно – «пожертвовать» железной дорогой на новый год, отказывать себе в «мелких радостях» вроде выпить чужой сок или стянуть ластик соседа. Лишь бы исполнилось главное желание!
    Задуманное поставило перед автором очень сложную задачу, ибо требовало такого построения сюжета и самого текста, которое заставило бы читателя проникнуться эмоциями, переживаниями маленького Ярика, позволило бы «увидеть» его надежды, чаяния и результат их крушения. Достичь этого автор не смог (только без обид, пожалуйста) и потому рассказ превратился в некое подобие протокола – сухого описания случившегося. Поспособствовало этому сразу несколько моментов.
    1. Язык повествования, более подходящий для публицистики, нежели для художественного произведения. Для примера возьмем начало рассказа, которое по идее должно было «пропитать» читателя томлением Ярика, его ожиданием того момента, когда должно случиться чудо. По идее должно, на деле же этого не происходит, во всяком случае, для меня. И, опять же, для меня, причиной этому вот такие предложения: «Уж в этом-то году Дедушка Мороз непременно должен исполнить то, что так долго и мучительно ожидал Ярик!» или «Ярик вновь вернулся к событиям уходящего года и стал вспоминать всё, что могло бы отрицательно повлиять на желание деда Мороза исполнить Яркину мечту». Благодаря подобным предложениям весь текст теряет в эмоциональности и приобретает оттенок официальности, что не позволяет читателю «вжиться» в образ Ярика. Или вот такая фраза: «Ребята настойчиво требовали на сцену виновника торжества».
    2. Создавая портрет Ярика, автор допустил еще один, на мой взгляд, очень серьезный промах. Я об утопленных щенках. Получается, что маленький мальчик отчетливо помнит, как выпил чужой сок, стянул ластик и т.д. А вот такое событие, как утопленные им щенки забыл. Уж не знаю, почему автор решил добавить к портрету Ярика именно такой штрих, может, я просто не понял смысла такой характеристики, но когда маленький мальчик об утопленных собственноручно щенках воскликнул: «Как же я мог забыть!», меня даже слегка передернуло. Какое после этого сопереживание главному герою? Не исключаю, что некоторым, особо впечатлительным персонам, Ярик после этого просто монстром представится.
    К тому же других героев в рассказе просто нет. То есть они есть, но уж больно плоские, безликие, однотипные. И автор даже попыток не предпринимает хоть как-то, хоть поверхностно, мимоходом набросать портреты второстепенных героев. А без этого получается не художественный рассказ¸ а изложение на заданную тему.
    3. Часто из-за не очень продуманного построения предложений, в них возникает путаница. Например: «На полу актового зала был рассыпан серпантин и конфетти, с потолка свисали ажурные снежинки, которые они с ребятами вырезали целых две недели и цветные воздушные шары!». Получилось очень тяжеловесно и путано. Для сравнения: «Пол был усыпан серпантином и конфетти. С потолка свисали цветные воздушные шары и ажурные снежинки. Ярик с ребятами вырезали их целых две недели!».
    Непродуманны и связи между разными эпизодами рассказа. Например, вот Ярик проснулся и «…Затем быстро встал, натянул на себя брюки и скрылся за дверью спальни». И тут же без всяких переходов следующий абзац начинается «Елочка, зажгись! – скандировали ребята».
    Много и ошибок, связанных с употреблением лишних слов и уточнений. Примеры: «Совсем незаметно для себя Ярик уснул…». Незаметно, оно и есть незаметно. Не бывает «совсем незаметно» и «не совсем незаметно» или что-то в этом роде. Поэтому просто: «Незаметно для себя Ярик уснул…». Другой пример: «Ярик улыбнулся, посмотрел на спящего рядом Дениску…». К чему здесь рядом? Неужто, нельзя написать просто «посмотрел на спящего Дениску». Или «Затем быстро встал, натянул на себя брюки и скрылся за дверью спальни». Во-первых, итак понятно, что на себя. Ведь не на спящего же Дениску. А во-вторых, скрылся в данном контексте не совсем уместно. Лучше было бы «выбежал из спальни», а так в предложении появляется подтекст, второй смысл, будто Ярик от кого-то прятался, скрывался и т.д.
   
   Детство. Тоска о чистоте. Сеня Уставший
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=170524&pid=­48&nom_id=112­
    В названии заложена суть рассказа – автор тоскует о чистоте, той внутренней чистоте помыслов и стремлений, которая так естественна в детях и которая бесследно исчезает, когда дети становятся взрослыми. «…сердце уже не было девственно чистым, как явления вечной красы природы…». Очень понятная и близкая каждому идея, соответствующая теме конкурса. Но вот исполнение автора подвело – текст получился слишком тяжелым, из-за чего замысел в нем теряется.
    На «плохой лад» настраивает уже первое предложение – длинное, слишком «груженое» плохосочетаемыми фразами. «В тоненьких изгибах зелёной травы, в розовых лучах необъятно многообещающего утреннего солнца, в безмятежных надеждах на необъяснимо беспредельное счастье, в красе листочков причудливо прекрасных деревьев, - во всём этом маленький, семилетний Володенька, неосознанно чувствовал Великую Радость Жизни». Очень тяжело.
    Концовка тоже расстроила. Вместо того, чтобы дать читателю самому придти к нужным выводам (которые считывались достаточно просто), автор подробно разжевывает их. Это сильно портит впечатление. Так же, как и переход от абзаца к абзацу скачками, что мешает воспринимать работу, как что-то целостное.
    Обращает на себя внимание и «классификация» рассказа. Сам автор относит ее к жанру очерки и эссе. Но для меня работа «зависла» где-то между публицистикой и художественным рассказом. Что называется «ни рыба, ни мясо». Если бы автор определился с жанром до начала работы, возможно, получилось бы намного лучше.
    Язык тоже ничем особенным не выделяется и тянет работу к публицистике, впрочем, автор, как видно выше, и не претендует на художественность.
   
   Не везет, так не везет. Виктор Афоничев
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=170573&pid=­48&nom_id=112­
    Перечитав несколько раз, я так и не понял, что же хотел сделать автор. Веселый рассказ? Или поведать о том, что внешний вид одних детей не стыкуется с внутренним мировоззрением других? Из этой неопределенности автора вытекает неопределенность всего рассказа. Такие работы, если и дочитываешь до конца, то тут же забываешь.
    «Недобрые» предчувствия начинаются уже после первого абзаца. Ну, нельзя же допускать, чтобы вступление так резко отличалось от остального текста. Только что про Советский союз, детство, взросление, связанные с ним перемены и вдруг… «Он появился на пустыре». Невольно вздрагиваешь от таких резких маневров.
    Второй абзац – образец ужасного описания внешности. Подчеркну, здесь ужасна не внешность, она-то как раз может быть любой, даже столь комичной, как у персонажа. Ужасен здесь сам стиль описания. «Он появился на пустыре, где мы шестнадцатилетние пацаны играли в футбол, в каких-то нелепых солнцезащитных очках,…». Неужели нельзя поставить точку после «футбол». Получается, что в нелепых очках и во всем, что описывается дальше, были те, кто играл в футбол. «…кроссовки «ADIDAS», которые как, оказалось позднее, шили цыгане и естественно не имели никого отношения к уважаемой фирме. Между кроссовками и концами брюк пространство занимали носки…» Ужас!!! И завершается это все опять скачком в другое смысловое пространство. «Паренёк являлся нашим ровесником, жил по соседству, но дружбу водил с мальчишками младше». Не абзац, а шампунь – три в одном.
    Дальше по тексту подобных ляпов не меньше, но разбираться в них желания нет.
   
   Макароны. Selena
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=170625&pid=­48&nom_id=112­
    Старая, как мир, банальная истина – семья нужна каждому. И даже дети, которые еще, в общем-то, не особенно понимают, что такое семья, хотят, хотя бы казаться семьею. Забытые пьющими родителями дети делают вид, что на ужин у них горячие макароны, делают вид, что они – семья. Если поддерживать огонь этой мечты, этот мираж, то детям легче справляться с выпавшими на их долю испытаниями. «…им чудилось, что там за окном рождается нечто волшебное, нечто меняющее жизнь, несущее в нее свет. Именно свет, из непроглядной черноты».
    В отношении построения сюжета первое и главное, на что хочется обратить внимание – отсутствие в поведении детей правдоподобной мотивации. Автор сначала убеждает читателя в том, что «…родители оставили их без ужина», что они устали «…от пустых желудков и озябших тел», рассказывает, как они мечтают о том, «…что утром их накормят выспавшиеся родители». И когда после этого читаешь вдруг:
    - А знаешь, в холодильнике остались макароны, давай покушаем?
    - Они же холодные!
    Ничего себе уставшие от голода дети! Автору стоит задуматься и подвести читателя к разговору о горячих макаронах как-то по-другому, более плавно и правдоподобно.
    Непосредственно по тексту главный минус автора - тяга к многословию. Слова надо экономить, особенно, в таком жанре, как рассказ. Каждое лишнее слово портит работу.
    Пример: «Время было уже за полночь, и никто их, кроме кружащихся прекрасных, но равнодушных снежинок не видел. Но из-за белой занавеси снега, дети не замечали, что на улице пусто, они любовались густым снегопадом, и играли в семью, у которой на ужин горячие макароны». Очень много лишних уточнений, без которых вполне можно обойтись. Например: «Время было уже за полночь, и никто их не видел, кроме прекрасных, но равнодушных снежинок. Но детям было все равно, они любовались белым хороводом и играли в семью, у которой на ужин горячие макароны».
    В плане многословия полное фиаско – четвертый абзац. «Возможно, они долго так просидели бы, пока не устав, от пустых желудков и озябших тел, просто не нырнули бы в постель, так же обнявшись, как и у окна, чтобы согревать друг друга ночью, и не уснули бы с надеждой, что утром их накормят выспавшиеся родители». В таких длинных предложениях автор обязательно запутывается и, как следствие, запутывает читателя. Но стоит разбить предложение на два-три, более коротких, и фрагмент становится яснее и выразительнее. «Возможно, они долго просидели бы так, но, устав слушать пустые желудки и зябнуть, дети просто нырнули в постель и снова обнялись, чтобы согревать друг друга. И т.д.».
    Кроме многословия, другие две «языковых» беды автора – «своя» игра и неопределенность, которая вносится частым употреблением слов «какой-то» и т.п. Это частая «болезнь», которая испортила много потенциально неплохих текстов. Надо стремиться избегать этого.
    Характерный пример: «Они были похожи бледностью, и даже КАКОЙ-ТО прозрачностью СВОЕЙ кожи». А если «Они были похожи бледностью и даже особой прозрачностью кожи». Совсем другое звучание, ритм фразы, да и образность более четкая, не расплывчатая.
    И еще одно замечание – ошибки и запятые, к которым нужно относиться внимательнее, не всегда доверяя в этом плане Ворду.
    Одним словом, работа нуждается в генеральной чистке.
    Еще мне кажется, что если бы автор выделил первый и последний абзац (например, курсивом) это добавило бы выразительности всей работе. Но это уже так, что называется, на любителя и к оценке никакого отношения не имеет.
   
   Смерть пионерки. Лилия Менковская
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=169796&pid=­48&nom_id=112­
    Здесь просто убийственное начало. «Багрицкий меня потряс в детстве этим стихотворением. Но речь пойдет не об этом». Тогда зачем об этом упоминать? Рассказ – это жанр, не терпящий ничего лишнего. Здесь каждое слово должно бить в цель, каждое предложение должно служить конечной цели работы. Тем более важно первое предложение, которое должно сразу же задать настроение всего рассказа. А тут… сразу «выбивает» из настроя. И после этого невольно акцентируешь внимание на пресном стиле автора, странном построении абзацев, когда вдруг новый абзац начинается посередине предложения, на россыпи неудачных фраз, запутанных предложений. И все это в совокупности не позволяет вынести из рассказа хоть какое-то впечатление, хоть какую-то мысль. А отсутствие хорошего, продуманного сюжета и портретов героев как таковых, отсутствие психологизма, лишь усугубляет положение вещей.
   
   Алый цветок. Валентина Черняева.
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=138130&pid=­48&nom_id=112­
    Тема – влияние на детей необдуманных поступков взрослых. Учительница, не разобравшись, обвиняет девочку в том, что она разбила окно, и хотя, заканчивается все торжеством справедливости для девочки все это не проходит бесследно. «И даже став взрослой, она краснеет за чужие грехи».
    К сожалению, сюжетное построение и сам текст таковы, что работа больше напоминает протокол случившегося, нежели художественный рассказ. Причем, протокол очень подробный, перегруженный пустыми, ненужными деталями, но не добравший в плане эмоциональности, не дающий читателю переживаний героев. Вот, например, одна из центральных сцен сюжета – мальчишки разбивают окно. Вся реакция виновников укладывается в одну короткую фразу «все замерли на мгновение», а героиня рассказа – Настя вообще поэтому поводу ничего не испытывает. «Настя остатками веника собрала осколки и выбросила их в ведро». Ни тебе испуга, ни переживаний, волнений, ничего. Просто собрала и выбросила. В дальнейшем все эмоции героев даются простым описанием - Лидия Алексеевна разозлилась не на шутку.
    Сюжет, к сожалению, замусорен. На мой, конечно, взгляд, в нем много ненужных отклонений, никак не влияющих на раскрытие темы.
   
   Новая одежда чучела (отрывок из повести"Дом на краю земли"). Гордиевский
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=170878&pid=­48&nom_id=112­
    История чучела (во всяком случае для меня, это история чучела, а не Мартина), которое мечтает о побеге с огорода, но сделать решительный шаг ему мешают «комплексы». «…но чучелу было страшно и стыдно выйти за ворота, в новый мир, в своем потрепанном костюме». Помощь приходит к чучелу в лице маленького дачника Мартина.
    Но убедительности работе, все-таки, не хватает. До процитированного выше момента все складывалось, но потом целостность идеи куда-то ускользнула. Чучело ушло на второй план, а первый засорился историей торговки (пусть и достаточно короткой, не затянутой), базарными сплетнями и т.д. То есть «вещами», которые пролетают мимо цели. Одним словом, в финале получилось скопление разномастных эпизодов и отсутствие чего-то объединяющего их в одну цепь, приводит в растерянность. Мысль начинает метаться в поисках смысла, но только «больно бьется» об эти разрозненные фрагменты. Не исключаю, что здесь виной всему, опять-таки, «отрывочность» работы.
    Не добавляют плюсов и неточности стиля.
    «…ровные грядки моркови и зеленого лука в шахматном порядке оттеняются рядами других извечных радостей и трудов огородника». Во-первых, в шахматном – это не рядами, это по другому. Ну, а во-вторых, извечные радости и труды огородника – фраза, больше подходящая для статьи из журнала «Садовый участок». То же самое и дальше: «…тот другой незнакомый и прекрасный мир, населенный самыми совершенными созданиями и твореньями природы»; «…не страшны были ослепительные зубы зайцев». «Кто-то может летать, кто-то умеет плавать, для кого-то не являются секретом иные невероятные умения».
    «Чучело каждую ночь делало только один шаг, и он неизменно вел в сторону забора…». Ненужное многословие и «определительность».­ «Чучело каждую ночь делало только один шаг, но обязательно в сторону забора…». Или другой пример из той же серии. «…ее полную фигуру можно было увидеть, семенящую по направлению к рынку». Но фигура не может семенить. Семенить может человек, так что можно и нужно сказать проще.
   
   Странный Миша Краун. Дик Сваровский
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=170875&pid=­48&nom_id=112­
    Тематика конкурса проходит в рассказе не красной линией, не главной мыслью. Но она есть. Маленький Миша Краун – ребенок «не от мира сего». Отношение к нему окружающих соответствующее.
    «Но Миша был другим. Его никогда не тянуло быть вместе со сверстниками, играть в те же игрушки, которыми так забавлялись остальные дети в его возрасте. Он как будто существовал в другом мире. Глядя на него, возникало ощущение, что здесь – среди людей – находится лишь его тело, а душа, мысли, переживания не относились к общей реальности».
    Такая «особенность» ребенка неизбежно становится причиной его одиночества. Ведь даже любимые и любящие люди не могут, да и не пытаются понять своеобразие мальчика. То, что непонятно, то неправильно – и этот постулат не зыблем. «Не пытаясь заглядывать глубоко – в мир видимый только ему, она общалась с братом «на поверхности». Хороший штрих к «пониманию жизни», которое свойственно всем нам и от которого страдают чаще всего именно дети.
    Вот и в рассказе это самое «правильное понимание» того, что для ребенка благо, а что вред заставляет родителей Миши Крауна воздвигать между ним и его «нормальной» сестрой Лизой стену. То, что Лиза – единственный человек, с которым Миша «держит связь» (Когда они были вместе, казалось, что Миша выныривал из своего параллельного измерения и все свое внимание, неизменно добрую улыбку и смех он адресовал своей маленькой сестренке) в глазах родителей оказывается менее значимым чем то, «…что Лизочка совсем перестанет общаться со сверстниками и однажды замолчит также, как брат».
    И кот… паршивый бродячий кот – единственный настоящий друг Миши Крауна вызывает у родителей мальчика лишь брезгливость и тихую ненависть. Когда кот «погибает» под колесами грузовика Розина, мама Миши, «…успела лишь сказать, что так тому и надо и хотела про себя произнести небольшую молитву…» и неважно ей, что «…вдруг лицо Миши исказилось жуткой гримасой боли». Главное, что теперь у Миши не будет «неправильного» друга и, может, «жизнь наладится».
    То, что рассказ сокращен и главная его идея не в детских проблемах (это, скорее, второстепенная линия) чувствуется. Сюжет, изобилующий мистикой, несколько выбивает работу из рамок конкурса. Подчеркиваю – это не относится к полному варианту рассказа, это свойство сокращенной его версии, выставленной на конкурс. Понятно, что многие эпизоды «конкурсной» версии введены в работу не просто так и в контексте не сокращенного рассказа имеют свой смысл, назначение, играют свою роль. В сокращенном же варианте, учитывая узкую тематическую направленность конкурса, они выглядят несколько лишними.
   
   Один день из детства. Игорь Краснов.
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=171085&pid=­48&nom_id=112­
    Подробное изложение случившегося, по прочтении которого не остается глубоких впечатлений. Все забывается очень быстро и легко, потому что нет в работе главного – достойной цели, к которой бы стремился автор и ради которой выстраивался сюжет и персонажи. Отсутствие этой цели и делает рассказ столь плоским и невыразительным, незапоминающимся.
    Сюжет – цепь событий, формально связанных между собой поездкой детдомовцев на речку. Говорю «формально», потому что более глубокой связи между ними нет. Это просто нагромождение мелких эпизодов, которые, конечно, имели место быть в реальности, но в рассказе не имеют никакого смыслового содержания.
    Персонажи «прозрачны», характеров у них нет, диалоги пресны и однообразны, в ряде случаев звучат фальшиво. Чуть более рельефнее остальных предстает Сашка – лучший друг главного героя, но достигается это прямым указанием – Сашка был вот такой.
    Сам текст пестрит высказываниями, не совместимыми с понятием художественная проза. Например, «Воспитателям пришлось применить свою власть и навести порядок». – просто отчет о разгоне митинга. Или такое недопустимое в авторской речи выражение «…вытаращив на неё удивлённые глаза». Несколько раз по ходу повествования все прилипают к стеклу, хотя ведь можно описать это действие разнообразнее.
    Очень мешают и портят впечатления непонятные знаки посреди слов. Понятно, что в этом скорее компьютер виноват, но ведь можно же все исправить, вычистить.
   
   Заика. Осташевский Михаил
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=160784&pid=­48&nom_id=112­
    Тема затронута интересная и важная – жестокость толпы, состоящей из людей, которые вне толпы кажутся очень даже порядочными, воспитанными и т.д. И вроде бы автором правильно расставлены акценты, наблюдения и выводы точны, особенно по поводу того, как быстро меняется вектор той самой жестокости. Но, несмотря на все это впечатления рассказ не производит. Две главные причины: 1. Сухая констатация фактов, без эмоций и красок, отсутствие психологизма, без которого в этой теме обойтись было никак нельзя. 2. Откровенная «голливудность» сюжета, предсказуемость ходов, поступков героев и их последствий. Читая абзац где-то в первой трети текста, заранее догадываешься не только о том, что будет в следующем абзаце, но и чем закончится рассказ в целом.
    Подстать сюжету и его воплощение - стиль автора. Язык простой, порой даже примитивный. На один абзац из 91 слова – всего 2 прилагательных. Эффект при прочтении – соответствующий. Впечатление такое, что читаешь отчет о проделанной за лето работе. При этом текст явно замусорен. Например: «бивший по оголенным нервам души смех». У души по определению не может быть нервов. Просто «бивший по оголенным нервам». Или вот пример когда лишним оказалось целое предложение: «И ему сразу поверили. Потому, что его до этого никто не бил. И, еще потому, что ступеньки в тот день действительно были мокрыми и скользкими». К чему здесь добавление про скользкие ступеньки? Здесь очень важно то, что «…его до этого никто не бил». Этим все сказано. А когда после главного идет еще что-то, то это что-то размывает главное, лишает его акцентированности. Как говаривал старина Штирлиц: «запоминается всегда именно последняя фраза». И в данном случае получается, что автор делает акцент на мокрых ступеньках, хотя акцент должен быть сделан на том, что никогда не бил.
    Очень много фраз и предложений, несовместимых с понятием «проза». «В детском возрасте, у меня было очень обостренное чувство справедливости». А в середине рассказа автор и вовсе ни с того ни с сего пустился в рассуждения: «Повзрослев, я неоднократно задавал себе вопрос: Почему дети часто бывают такими жестокими? Глумясь над физическим недостатком выбранной ими жертвы, они никогда не задумываются над тем, какой силы удар этим наносят. Насколько душевно больно человеку, над которым издевается толпа. Издевается ни за что». С подобными мыслями трудно не согласиться в принципе, но в рассказе они не уместны. Это все хорошо для статьи, но не для рассказа с такой идейной подоплекой. Ее реализация требует большего психологического напряжения, для чего текст должен быть «заостренным». А тут… философские рассуждения и протокольные заявления.
    Не избежал автор и другой распространенной беды – неудачное формирование абзацев. Вот типичный пример. После довольно подробной характеристики Вали Хука автор начинает новый абзац: «Этот тип мне сразу и сильно не понравился. (и сразу же о другом). Чуть позже я понял и причину радостного возбуждения детей при появлении Заики». Нельзя же так метаться от одного к другому.
   
   Кукла. Морячка – 54.
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=171115&pid=­48&nom_id=112­
    В задумке очень трогательная история о кукле, которую героине так и не купили. Наверное, у каждого из нас в детстве было что-то подобное, и хотя настоящей проблемой сложившуюся в рассказе ситуацию назвать нельзя, все-таки из центральной идеи могла вырасти хорошая работа. Могла, но не выросла. Причин несколько:
    По сюжету. Слишком резкий переход от дебюта, выполняющего роль подводки, к основной части. Абзац «Вспомнилось свое детство. Эта кукла и сегодня перед моими глазами. Она сидела на витрине» выглядит несколько оторванным по смыслу от предыдущего текста, не хватает мостика, по которому читатель перейдет от введения к основной части плавно и незаметно. То же самое можно сказать и о концовке, где героиня снова становится взрослой. Кроме сказанного выше, концовка содержит «пустоты». «Я купила своей дочке самую дорогую и самую красивую куклу , в розовом бальном платье. Настя очень любила и берегла ее. А когда подросла и тоже пошла в школу, ее кукла, как новенькая стояла на серванте за стеклом и красовалась в своем новом платье. Настя его сшила сама из алого шелка с кружевными воротничками. Пышное, оно было лучше прежнего». То, что в цитате выделено жирным выглядит искусственно прилепленным к основной теме.
    По тексту встречаются ошибки при формулировании мысли. Например: «Я взяла деньги и подумала: «Куплю любую, сколько бы она не стоила!». Здесь нарушена логика высказывания. Если «сколько бы ни стоила», то, наверное, надо было «Куплю самую лучшую, сколько бы она не стоила». Если же все-таки «куплю любую», то вторая часть теряет всякий смысл. Или «вспомнилось свое детство». «Мне вспомнилось детство», «Я вспомнила детство» и т.п. Вариантов очень много, но только не так, это ведь не по-русски.
    Ну, и конечно, деление на абзацы.
    «Вспомнилось свое детство. Эта кукла и сегодня перед моими глазами. Она сидела на витрине
    В ползунках с соской во рту».
    Вот такое вот нагромождение технических ошибок убивает всю трогательность рассказанной истории.
   
   Хвостик. Светлана Эр.
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=160075&pid=­48&nom_id=112­
    Не берусь утверждать однозначно, но, по-моему, такие рассказы получаются, когда автор сам не понимает до конца, что он хочет сказать. Просто в голове его сложилась определенная история, на его взгляд душещипательная, и он торопится выплеснуть ее на «бумагу». От такой неопределенности и выходит не выстроенный, размытый сюжет, прозрачные и сухие по эмоциям персонажи, путаность, аморфность абзацев и весь остальной пассив.
    Сюжет вообще на грани абсурда и что-то не позволяет мне поверить, что автор сознательно пошел на такое отстранение от реальности. Я сейчас даже не имею ввиду аул в пустыне из пяти (!) юрт кочевников и мечети с минаретом (даже в небольших городках редкость) или караваны средневековых купцов, которые проходят мимо бетонного забора современной пограничной заставы. Это все ерунда, в работе есть бОльшие сюжетные ляпы, которые заметно охлаждают читательский интерес. Еще больше этому охлаждению помогает скучный и несколько путанный стиль изложения.
   
   Забытое детство. Саша Ирбе
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=171162&pid=­48&nom_id=112­
    История, рассказанная непонятно о чем и от чьего имени. При прочтении у меня рождалось много разных версий и я все ждал финала, надеясь в нем увидеть хоть что-то вразумительное. Не сложилось и в финале. К тому же написана эта детская драма таким ужасным стилем, что вместо напряжения и сопереживания вызывает недоумение, а иногда даже улыбку.
    Самое главное – постоянная путаница с полом рассказчика. То он мальчик, то девочка. Причем, иногда эта трансформация происходит в одном предложении. «…почему-то именно я, а ни кто-нибудь другой из интернатских оказалась ему вдруг нужен». Поначалу я принял это за простые опечатки, но потом их количество возросло до безобразия.
    На этом фоне откровенные ляпы и перлы выглядели не более, чем забавно:
    «Скорость чтения составляла пятьдесят, а то и сто страниц за вечер».
    «…то кричала, то наоборот умоляюще понижала голос и как-то неестественно широко махала руками».
    «…которой она хлестко ударяла по рукам того, кто больше всего, как ей казалось тогда, ее достает».
    Одним словом, у автора не то чтобы драма не получилась, даже просто протокол случившегося и тот вышел каким-то нелепым.
   
   Ксюшина тайна. Irina Gend
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=171175&pid=­48&nom_id=112­
    Чтобы охарактеризовать работу лучше всего подходит цитата из нее же: «Что-то я тебя, Ксюша, не пойму». К чему все эти долгие препирательства «храпишь, не храплю», история про корову и т.д.? кстати, вывод из истории с коровой бабушка сделала интересный. Мне несколько другой вывод в голову пришел. Ну да это не столь важно.
    А важно то, что автор в этих долгих диалогах так и не обозначил суть рассказа. Метался от одного к другому, выстраивал непонятные фигуры и в итоге оставил читателя ни с чем.
   
   Совесть. Рогочая Людмила
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=128821&pid=­48&nom_id=112­
    История о том, как «нехорошо брать чужое». По жанру, конечно, больше подходит под «прозу для детей», чем под «философскую и религиозную лирику», как обозначил автор. Такое размещение вкупе с «серьезным» названием сразу же настроило на серьезный лад, но в итоге простота и незатейливость, с которой выполнена работа, вызвала некоторое отторжение, неприятие. Тема раскрывается напрямую, простым объявлением, обыденным примером. Нельзя сказать, что это плохо, просто к жанру «рассказ» это имеет очень отдаленное отношение.
    Сюжет очень «бедный», а воплощение его очень серо. Язык очень скучный и не простой, а примитивный: «Снова увидит она высокие горы, быструю реку…».
    Обстановка, персонажи, их мысли и действия – все это описательно, мотивировка затерта куда-то даже не на второй план. От этого работа стала скучной, ничем не выделяющейся из ряда похожих штамповок.
   
   Глазами ребенка. Volga M
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=171257&pid=­48&nom_id=112­
    Рассказ – набор историй из детства главной героини. Историй очень разных – смешных, напряженных, трогательных… Такая разношерстность составляющих эпизодов приводит к тому, что работа не оставляет единого, мощного впечатления. Хотя сами по себе, каждый в отдельности, эпизоды вызывают интерес, задевают за живое, заставляют задуматься. Некоторые (эпизод с воровством в магазине) при соответствующей обработке могли бы перерасти в самостоятельные рассказы. Но эти довольно яркие эпизоды не насажены на единую ось сюжета и потому не воспринимаются как нечто целое, а лишь как набор ярких моментов, не более того. Автор, в общем-то, сам признается в отсутствии генерального мотива: «В моей голове десятки историй, - пишет Volga M в конце своей работы, - нужно просто сесть и записать их».
    «Записывая» истории, автор часто запутывает читателя. С одной стороны, понятно, что работа стилизована под детскую мысль, но с другой стороны, нельзя же забывать и о стилизации «под рассказ». Да и в некоторых местах автор с «детской мысли» сбивается на неоправданно канцелярский язык. Например, в начале: «Я – маленькая. Мне шесть лет. Зовут Маруся. Живу с родителями в Саратове». Просто анкета какая-то, а не «детские мысли». А ведь первое предложение очень важно. Как вы яхту назовете, так она и поплывет.
    Персонажи получились хорошие. Не пустые тени, о которых можно читать тома, но так их не увидеть. Здесь же по некоторым эпизодам представляются все действующие лица. Нельзя, конечно, сказать, что получилось это идеально, но все-таки успехи есть, и они не редки. Жалко только, что созданные портреты довольно быстро бледнеют, опять-таки, из-за разбросанности сюжета, из-за отсутствия единого русла, цели, к которой все стремиться и ради которой все развивается. И концовка, которая звучи как откровенное признание автора в том, что все сделано «просто так».
   
   Свалка. Владимир Борисов (Vladimir)
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=143094&pid=­48&nom_id=112­
    Ранее мне доводилось читать несколько работ этого автора и потому прочитанное в рамках конкурса вызвало непонимание. Как будто кто-то другой под этим именем писал, а не тот Владимир Борисов, с творчеством которого я знаком. Такое впечатление, что автор свалил в рассказ все, что попадалось под руку. Здесь берег реки и лакокрасочный завод, обмен с урками, поезда, землянцы и т.д. и т.п. Такое нагромождение эпизодов вкупе с ужасным стилем изложения и морем ошибок в пунктуации не позволяют понять главного – а что же хотел сказать автор? Что хотел донести до читателя? Или это просто очередное изложение трагического случая?
    Создается такое впечатление, что это черновик, который еще чистить и чистить. Постоянное смешение времен: «Олег был самый старший из нас, и уже полгода как курит…» «…на берегу которой мы сейчас и стояли». Сейчас и стояли
    От «каких-то» по всему тексту просто в глазах рябит: «…под слоем какой-то жирной мерзости вызывала стойкое отвращение, да и пахла каким-то скипидаром».
    Очень много предложений с непонятной конструкцией, ни прямая речь, ни авторский текст: «Опять с лакокрасочного спустили, значит, вода еще долго не очистится – сидящий на растрескавшейся автомобильной, горячей покрышке авторитетно бросил толстый Гоша». Кстати, как автор себе это представляет – Гоша сидит на покрышке, до того горячей, что даже потрескалась. Бедолага, как же он терпит-то и кто его заставляет это делать?
    Некоторые определения вызывают, мягко говоря, недоумение. Полупрелые шпалы, например.
    Ну, или такие явные недосмотры: «Мы сели ждать под большим старым тополем и стали ожидать ответного свиста».
   
   Сухарь. Ольга Уваркина
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=148454&pid=­48&nom_id=112­
    Идея рассказа мне не только понятна, но и близка – когда дети плачут оттого, что им придется вернуться к родителям – это, конечно, страшно. Идея понятна, но… не знаю, может, я такой толстокожий, но меня не «проняло», в отличие от большого количества авторов, оставивших под рассказом свои отзывы.
    Главная ошибка автора в том, что рассказ выстроен таким образом, что главным героем выглядит дед? За это говорит и название работы и большинство сцен, в которых девочке отведена лишь роль фона. Переживаний же самой девочки автор мимоходом касается только в начале рассказа. Если дед – это лишь средство для того, чтобы раскрыть перед читателем девочку, то ему уделено слишком много внимания. Характерный пример – прогулка по палубе. С момента, когда дед предлагает: «Пойдём на воздух, погуляем» и до конца прогулки, когда «…он взял Юлю за руку, и они пошли вдоль по палубе к корме парохода» о девочке вообще ни слова. Зато дедушка и случайно встреченный мужчина предстают в полной красе. В итоге, к концу рассказа больше жалеешь дедушку, о девочке временами даже забывая.
    Вторая беда – слишком разветвленный сюжет. Здесь и столь подробное описание деда, его судьбы и т.д. и даже экскурсы в детскую психологию (…именно сейчас дед, ничего не ведая ни в педагогике, ни в детской психологии, каким – то внутренним чутьём, понял, что он должен прочитать книгу сам, вслух. Юля должна слышать его голос, чтобы они вместе были заняты одним делом, чтобы, в конце концов, девочке не было так одиноко наедине со своими мыслями).
    Ну и третья проблема – построение самого текста.
    Очень часто автор увлекается причастными и деепричастными оборотами: «Обрадовавшись, что внучка уже не плачет, но, не умея лукавить, отведя свой взгляд от её покрасневших глаз, дед радостно, с нежностью в голосе, произнёс», «Он заварил чай, почистил сваренное вкрутую яйцо, посыпав его солью и, увидев, что внучка начала есть…».
    Из-за тяги автора к многословию и уточнениям предложения получаются громоздкими, и очень часто в них теряется мысль. Так же слишком часто автор прибегает к пояснениям в скобках, что тоже придает тексту анкетности. «Слёзы потекли из его единственного глаза, (второй - он потерял в результате ранения ещё на Гражданской войне).», «…аскетичный, скуповатый на ласку, набожный и немногословный (в семье за эти качества «за глаза» прозванный «сухарём»),…». Все это делает текст тяжелым, неповоротливым и плохо воспринимаемым. Порой сквозь написанное приходится в буквальном смысле продираться.
   
   Несовершеннолетняя. meranna
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=171506&pid=­48&nom_id=112­
    Сухой, безжизненный рассказ о пятнадцатилетней девочке, которую заставляют сделать аборт. На протяжении всей работы автор давит из читателя «слезу», описывая душевные страдания девочки, а в конце дарит ей счастливое избавление, хеппи енд.
    До конца дочитал с большим трудом – написано скучно и невыразительно, да еще с таким количеством стилистических ошибок. «В темной комнате Яна лежала на кровати и рыдала. Сегодня вечером случилось то, чего так тщательно скрывала три месяца». Ужас! Не «чего», а «что» - это же элементарно, это же азбука!!! «…закончила читать громкие нотации», «Яна и мать бегали по больнице». «О том, что она может лишить свою дочь самого главного предназначения в жизни каждой женщины - стать матерью, это никаким образом никого не волновало». «Но, не смотря на весь строгий вид, глаза излучали столько доброты, которая успокаивала и притягивала».
    И дальше подобных ляпов очень много.
    Попытки «нарисовать» героиню или маму отсутствуют напрочь. Текст соткан из констатаций и сухих, давно всем известных выводов, в глазах автора претендующих на мораль: «Убить маленького человечка, своего малыша, об этом она даже и думать не могла».
   
   Воспоминания детства. Вера Капустина
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=163262&pid=­48&nom_id=112­
    История о девочке, которая очень хотела пойти в школу со своими старшими подружками. И больше о теме рассказа ничего не скажешь. Для меня, как для читателя вывод из прочитанного напрашивается один – зря потратил время. Нет, это все, конечно, мило и трогательно, но и тема конкурса и само понятие «рассказ» требуют от работы большего. Несоизмеримо большего, чем простой пересказ когда-то случившегося в жизни автора. В таком случае, любой, даже самый захватывающий сюжет превращается в обыкновенную тягомотину, да простят мне такое словечко.
    Объем работы не большой, но автор все же умудрился внести в сюжет путаницу. Это касается родителей героини. Уже первое о них упоминание, сильно бьет по сознанию читателя:
    - Никакой школы, - ответила бабушка,- вот родители вернутся, тогда и пойдешь. (поскольку до этого не было и намека на то, что родители где-то далеко, такое условия вызывает недоумение, и дальнейшее пояснение, это недоумение лишь усиливает) Тогда тебе и семь лет исполнится.
    Разбираешься с этим легко, но только с помощью догадки и после того, как остановишься и вернешься к только что прочитанному. Становится понятно – родители далеко и после того, как с этим разобрался, на тебя вдруг обрушивается «Но вот однажды мама, перебирая письма, стала рассматривать рисунок брата». Такой сюжетный ход был бы уместен если бы повествование шло от третьего лица. Тогда автор мог бы спокойно перенести разговор от девочки к ее родителям. Но коль скоро рассказывается все от первого лица, то переход к родителям, которые на момент события находятся далеко от рассказчика, не уместен. Ведь повествование от первого лица подразумевает разговор только о том, что рассказчик (это самое первое лицо) видел или слышал лично, в чем сам участвовал. И коль скоро родители девочки далеко, то говорить: «Но вот однажды мама, перебирая письма, стала рассматривать рисунок брата». рассказчик не может.
    Текст в целом нельзя назвать образцом целостности, провалы встречаются на каждом шагу. Ошибки местного значения тоже имеются, главным образом, это выражается в лишних уточнениях, таких, как в этом примере: «Справа и слева от меня шли со мной мои подруги». «Справа и слева от меня» уже подразумевает «со мной», так что одно из двух дополнений здесь лишнее. По мне, так лишнее первое – оно не играет существенной роли (ведь не имеет же решающего значения, что подруги шли по обеим сторонам, а не с одного бока, правильно), при этом придает выражению тяжеловесности и делает его неуклюжим. Гораздо лучше: Со мной шли мои подруги.
   
   Счастье. Ольга Гаврилова
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=171692&pid=­48&nom_id=112­
   Интересно, а сам автор в годовалом возрасте так же думал?
   
   Конопляные семечки. Тамара Шаркова
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=129482&pid=­48&nom_id=112­
    Честно скажу, я не уловил сути рассказа. Я считал сюжет, как обычную последовательность событий, но не понял, для чего автор рассказал эту историю, что хотел ею поведать своим читателям? И хотя в самом конце автор пытается «пришить» к работе мораль: «С тех пор желание воровать покинуло меня навсегда» смотрится это неуместно и никак не связывается в единое целое с сутью рассказа. Скорее всего, потому что сути этой просто нет. Есть обычное плохо оформленное перечисление свершившегося, причем то, что автор и сам не знал, о чем он пишет, становится понятно уже в самом начале работы.
    Несуразица в тексте начинается уже с первого предложения. «Говорят, что воспоминания о детстве никогда не исчезают из памяти, а некоторые из них остаются там навсегда». Воспоминания они потому и воспоминания, что хранятся в памяти. Если что-то забылось, то это уже не воспоминания. Никогда не слышал о забытых воспоминаниях.
    А дальше начинается скучный, невероятно нудный рассказ о походе на конопляное поле. Сюжет прост до примитивности, но при этом в нем встречаются ответвления, суть которых, предназначение, роль для меня остаются непонятными. Например, лекция об использовании конопли, это что для расширения кругозора читателя?
    Персонажи, хоть и описываются автором довольно подробно, но при этом совершенно безлики и пусты. Непонятным выглядит объяснение «Начну с того, что лучшими моими друзьями в то время были Митя Фомин и Аркашка Соловьёв». Дальше, кроме того, что Митя учил героиню читать, о нем нет ни одного слова, он никак в развитии истории не участвует. Вопрос: зачем он введен в рассказ? Просто потому¸ что такой персонаж реально существовал в детстве героини? Слабоватая мотивация – это же рассказ, а не мемуары. А уж второй друг описан так хорошо, что надо бы лучше, но некуда. Удивляет, с какой легкостью автор называет лучшего друга детства тупицей. После этого в отношении техники строительства персонажей дальнейшие комментарии просто бессмысленны.
    Язык простой, бесцветный, не говоря уже об оттенках. Но при простоте языка мысли автора запутаны, построение предложений лишено всякого здравого смысла.
    «Конопляное поле находились рядом, около кузницы, и конопля в этот год выдалась отменная». А какая связь между кузницей и отменной коноплей? Разведи эти два понятия в разные предложения и смысл не пострадает, а так мешанина какая-то. Дальше еще лучше: «…высокая, душистая, с крупными ядрёными семечками – они так и просились в наши карманы, чего, по Аркашкиным понятиям, упустить было никак нельзя».
    Ну и такие ошибки как «…её неприступное лицо…», «…я шла по улице задом наперёд...» и т.д.
   
   Полет. Наталья Ланге (Пегас)
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=123850&pid=­48&nom_id=112­
   
   Затрудняюсь точно определить тему рассказа. Чувство ответственности ребенка? Не знаю, не уверен. Эта тема мелькает только в конце рассказа и не очень вяжется с началом и серединой. Нет логической или ассоциативной взаимосвязи. Для меня, во всяком случае. Если такая связь и есть, то выстроенный автором сюжет надежно скрывает ее под слоем нелепостей и ошибок.
    Во-первых, опять нарушена логика. Из начала следует, что это воспоминания взрослого человека о детстве. Тогда почему временами автор стилизует текст под детские мысли. «В кабине сидели лётчики, а на головах у них были шлемы, как у папы на фотографии», «…и мы попали в стеклянный дворец, залитый солнцем. Папа назвал этот дворец кабиной самолёта». Если это рассказывает взрослый человек, вспоминающий детство, то такая стилизация не уместна. То, что это у него не всегда получается – уже другой разговор. Это уже не столь важно, потому что такой ход изначально не оправдан и путает всю картину, сбивает читателя с толку.
   
   История с любителями истории. Дженнифер
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=171861&pid=­48&nom_id=112­
    Какое занудство! Если у автора была некая идея, было желание что-то сказать, то надо было об этом и писать, а не собирать в кучу неумелую учительницу истории, коней с парусами, фотографии Мухтика, борьбу за них с Андрюшей Малковым, у которого превосходное зрение и потому он очень удачно списывает контрольные, и т.д. К чему все это? В результате непосредственно к делу, автор переходит почти в середине рассказа, да и то начинает с прелюдии: «Прелюдией к началу приключений послужила обычная прогулка по набережной Ангары». Я бы мог понять, если бы с помощью столь длинного и подробного вступления автор пытался нарисовать для нас портрет главной героини, обозначить ее характер. Хотя, даже для такого «благородного» дела тратить такой большой объем нельзя, но все-таки, если бы была причина… Но ведь нет, похоже, автор, написал это все только потому, что написал.
    Дальше автор, как мне показалось, вступает на путь самоиронии. Но попытка посмеяться над собой опять утонула в массе уточнений, сюжетных ответвлений, непонятных экскурсов в параллельные темы и т.д. «Помимо этого, на мелководье можно было встретить бычков-широколобок…»­ и дальше опять мини-история, не имеющая с основной темой ничего общего. Зачем?
    В общем, получилось громоздко и невесело. Портят впечатление частое употребление в тексте канцеляризмов: «примелькались на экранах ТВ», «…получив изрядную дозу культурного просвещения…». Если автор считает, что подобное уместно в юмористическом повествовании, что это добавляет тексту иронии, то он ошибается.
   
   Мы родом из детства. Вера Зайдель
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=171079&pid=­48&nom_id=112­
    Работа состоит из трех миниатюр, которые сами по себе, в отдельности, очень даже не плохи, каждая со своим смыслом и изюминкой. Но вот вместе, в одной работе они воспринимаются не так хорошо, как по отдельности. На мой взгляд, причина такого положения вещей – неравнозначность миниатюр. Впечатления от прочтения одних не идут ни в какое сравнение с впечатлениями от других. Не та глубина, мысли не те. Немного спасает то, что впечатления эти идут по нарастающей, то есть самые сильные эмоции получаешь от последней миниатюры.
    Но даже если отбросить все вышесказанное и рассматривать миниатюры независимо друг от друга, все равно находится очень много недостатков.
    Перво-наперво, герои. Им нужно уделять больше внимания. Не в смысле объема текста, а в смысле большей продуманности их описания, создания характеров и т.д..
   Большинство персонажей получились прозрачными, возможно, потому что большинство из них – персонажи проходящие. В результате получилось простое перечисление действующих лиц. Единственный, кто «заслужил» от автора более подробного освещения – хулиган Виталик, да и то, освещение это нельзя назвать удачным – прямая констатация черт его характера и ничего более.
    И все же, неудачи с героями отступают на второй план, на первый выпуская ошибки непосредственно «текстовые».
    1. Лишние уточнения, рассыпанные по всему тексту.
    «В стеклянную банку, сделав её копилкой, мама складывала деньги, подаренные мне родственниками на различные праздники.
   Я обожала держать эту банку в руках, встряхивать, восхищаясь полётом денег внутри
   неё…».
    Или такой пример: «…который несколько раз едва не сорвался вниз, на землю, туда…». Вниз, на землю, туда. И все это об одном и том же. А ведь достаточно было бы просто сорвался, без всяких уточнений куда сорвался. Итак понятно, что вниз, на землю.
    «Даже став на стул, нельзя было увидеть что-то иное, кроме мельканья ног, проходивших мимо окна людей». Без выделенных жирным слов вполне можно обойтись – смысл не пострадает, а предложение станет более ритмичным.
    2. Часто в одном абзаце, в соседних предложениях автор развивает мысли, никак не связанные между собой.
    «Родители мальчика всегда и во всём потакали сыну. Так продолжалось довольно долго. Но и терпению, и издевательствам над другими детьми, пришёл конец». Но ведь одно с другим никак не связано и конец издевательствам положил «сокрушительный удар керогазом», а не то, что родителям мальчика надоело ему потакать. Так не лучше ли «развести» две этих мысли?
    Или: «Ко мне должны были прийти мои школьные друзья. И я терпеливо их ждала. Дружба того стоила. Время, когда шумные и расторопные нянечки разносили по этажам записки и передачи от сердобольных мам, пап и иных родственников и друзей давно закончилось». Если воспринимать этот абзац как смысловое целое, как межфразовое единство, то получается: дружба того стоила именно потому, что время, когда разносили передачи уже прошло. Ерунда, короче говоря, получается. А получается она только потому, что автор по неведомым мне причинам «затолкал» в один абзац две совершенно разные темы. Вот и результат.
    3. Неправильное употребление стилистической коннотации слов.
    «…от неожиданного отпора, враг ретировался, но не успокоился. Привыкнув к тому, что родители всегда его защищали, Виталик с воплями ринулся домой». Слово «ринулся» обычно употребляется в контексте неких решительных действий, смелых поступков. Ринулся на врага¸ ринулся в атаку и т.д. В данном же случае Виталик, получив отпор, убегает, отступает и потому выражение «ринулся домой» звучит неуместно.
    Еще пример: «И мне становилось всё труднее в наступающих сумерках высматривать тех, кого так долго ожидала». Суть ошибки та же. «Высматривать» ассоциируется с чем-то не очень хорошим: следить, подглядывать и т.д.
    4. Смысловые нестыковки. Приведу несколько примеров.
    «Когда я была очень маленькой девочкой, деньги выглядели огромными.
    И на их производство, наверное, уходило много труда и специальной бумаги».
    Что здесь не так? Повествование ведется не от лица маленькой девочки, рассказчик – взрослая женщина. На это указывает первое предложение. Раз говорится, «Когда я была маленькой девочкой…», значит в момент рассказа уже не маленькая. Но не может же взрослый человек думать: «И на их производство, наверное, уходило много труда и специальной бумаги». Это мысли ребенка. А вот если бы было так:
    «Когда я была очень маленькой девочкой, деньги выглядели огромными. И казалось тогда, что на их производство уходило много труда и специальной бумаги». Воспринимается совсем по-другому, не правда ли?
    Следующий момент: «Виталика в нашем дворе боялись и не любили». Здесь, на мой взгляд, нарушен порядок слов, поскольку «боялись» по смыслу более вместительно, чем «не любили». Если боялись, значит и не любили, это естественно. Но если не любили, не обязательно боялись. Исходя из этого, правильнее было бы примерно так: «Виталика в нашем дворе не любили, и даже боялись».
    Но самый большой ляп такого рода в конце: «Много повидавшие на своём веку, они боялись крикнуть, чтобы не вспугнуть мальчишку…». Вопрос, а если бы они не повидали много на своем веку, разве они не боялись бы крикнуть? И почему во дворе больницы оказались только те, кто много повидал на своем веку? Остальным вход воспрещен или как?
    Вот то, что портит работу, потенциал у которой, безусловно, есть. Надеюсь, автор воспримет все сказанное правильно.
   
   Будни детства. Конаков
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=169410&pid=­48&nom_id=112­
    И опять фрагмент большой работы со всеми вытекающими. Очень скучное повествование о нелегких трудовых буднях сельского ребенка. Много непонятных отклонений про безграмотность старых времен, бестолковых князей и пр. В купе с тяжелейшим языком и ужасным построением предложений получилось просто издевательство над читателем.
   
   Исповедь творца. Алека Харли
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=171939&pid=­48&nom_id=112­
    Автор хотел создать рассказ о нелегкой судьбе детей пьющих родителей. Рассказ незримо разбит на две части. В первой скандалы в семье, переживания, которые двенадцатилетняя героиня держит в себе, стыд перед подругами. Все это заставляет героиню замкнуться в самой себе. Но однажды «Чувство унижения, которое я испытала при этом, помогло мне понять одну очень важную вещь: если я буду и дальше так переживать из-за домашних проблем, то в конце концов превращусь в задерганную, замкнутую истеричку, которая будет никому не интересна. И я сказала себе: «Стоп!». С этого момента начинается вторая часть рассказа, которая, судя по всему, и дала ему название «исповедь творца». Сразу скажу, что, на мой взгляд, название это в свете содержания рассказа звучит слишком претенциозно, с неоправданным пафосом. Не получилось у автора показать этот сложный, полный внутренней борьбы процесс, про который обычно говорят: человек делает себя. Не получилось, нет этой борьбы, усилий воли т.д. Не видны они, не читаются. И потом, слово «исповедь» несет в себе очень сильный эмоциональный заряд, а значит и текст должен соответствовать. А в тексте нет исповеди, есть рассказ, довольно сухой, никак на исповедь не тянущий.
    Виной всему два фактора язык и полное отсутствие сюжета как такового. Нет, история, конечно, развивается по определенному, составленному автором плану. Но план этот настолько не продуман, не отточен, что целостного впечатления по прочтении не остается. Не помогает пониманию сюжета и полный беспорядок в абзацах. Мысли в них, как зайцы в лесу – все разного цвета и скачут куда попало.
    Самым ярким примером в этом плане может послужить дебют рассказа. Хороший, правильный дебют - это ведь одно из самых главных условий удачного рассказа. А здесь большой, довольно неуклюжий абзац, в котором смешано все: внешность героини, семья, описание которой предстает в виде сложнейшего ребуса (Я очень их любила, даже папу, даже не смотря на то, что он был и есть алкоголик. То есть я, конечно, и сейчас люблю маму, сестру, но не папу), потом идут мысли о том, что понимаешь в 30 лет, потом про то, сколько пил однажды отец. И все это в одном дебютном абзаце. Ужас.
    Еще хуже обстоит дело с языком повествования. Язык, с одной стороны тяжелый, лишенный ритма, с другой почти анкетный, не позволяющий передать душевное состояние, мысли, стремления и т.д. Понятно, что выбранный автором метод, не позволяет слишком разнообразить текст – он по задумке должен быть серым и монотонным. Но все же… ведь иногда встречаются такие рассуждения, как: «Алкоголизм – это болезнь, слабость духа, отсутствие интересов, целый ворох социальных факторов». Или «Мне было уже тринадцать, начало переходного возраста, а это конфликт с окружающим миром, ощущение одиночества и ненужности». Дорогие мои, это же рассказ, а не выступление на научной конференции.
    Повторюсь, отсутствие фабулы, то есть причинно-следственно­й­ связи между составляющими рассказа, а также сухой, близкий к протокольному язык убили хорошую идею.
   
   Долгожданная Кукла. Любовь Шифнер
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=168092&pid=­48&nom_id=112­
    В отношении этой работы можно сказать, что она попала в разряд «безыдейных» из-за того, что в ней очень много идей, но при этом ни одна не раскрыта. Хотя бы частично. Все они лишь обозначены автором, мимоходом задеты и тут же забыты. Именно по этой причине сюжет получился необычайно развернутым, многоходовым. О чем только не рассказал автор, всего даже не перечислишь.
    На фоне такой многоплановости повествования название выглядит неудачным. При объеме работы в 14 с лишним тысяч знаков «долгожданной кукле» посвящен только один маленький абзац в конце. И я бы, может быть, понял замысел автора, если бы этот абзац был завершающим, если бы в нем сошлись все многочисленные сюжетные линии рассказа, вся их суть выразилась бы в нем. Но ведь нет. Мало того, что этот эпизод никак не выделяется на фоне других, так после него еще идет мини-история о школе. Одним словом, с подобным названием автор потерпел сокрушительное поражение.
    Непосредственно повествование ведется по-газетному скучно. Чего стоят такие выражения, как: «…а бабочки своими незамысловатыми полётами над цветущими кустарниками… Идиллию нарушал ветер, если он имел направление со стороны завода». «Иногда в гости к бабушке приезжали дети любимого младшего сына Николая, самого образованного из её детей».
    А речь персонажей?
    - Людка, убери разбросанные на полу игрушки!
    Разве это похоже на речь живого человека? А вот реакция гостей, которым вместо водки в рюмки налили воду:
    - Почему ты, Ольга, решила нам воды предложить?
   
   Хромоножка. Лиана
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=171942&pid=­48&nom_id=112­
    Девочка с физическим недостатком очень сильно страдает из-за насмешек одних и откровенного сочувствия других. Знаю не понаслышке, на формирование детского характера подобные ситуации оказывают очень сильное влияние. Влияние не в лучшую сторону, естественно. Но однажды, попав в санаторий для детей с физическими недостатками, девочка понимает «…какая же она в сущности счастливая!». Очень правильная, светлая идея, которая была погребена под хламом из стилистических и, особенно, грамматических ошибок автора.
    Вот лишь несколько примеров. «Дети в хаосном положении ползали на коврике». Во-первых, в русском языке нет такого слова «хаосный», есть слово «хаотичный», во-вторых, даже правильно употребленное, это слово здесь не очень подходит по смыслу. Или «Вокруг был лес, а перед лицом улыбка мальчика» - здесь и вовсе сцена из фильма ужасов рисуется. Очень много совсем уж элементарных ошибок, таких, как «сверлит из внутри», «слёзы котились» и т.д.
    Подобные несуразности в изобилии встречаются по всему тексту, от начала до конца. Это не дает не только правильно воспринять идею автора, это не дает возможности вообще о ней задуматься.
    Хорошее впечатление оставляет начало второго абзаца (за исключением запятых и слова «разглядывала» вместо которого должно быть «смотрела», «вертелась» и т.п.). «Мама грустно вздыхала, когда видела малышей бежавших навстречу своим родителям. Мила, в это время обняв маму за шею, с огромным интересом разглядывала по сторонам. Ну когда же она научиться ходить ,чтобы догнать противного мальчугана, который показывает ей язык!? Мама говорит, что скоро. Но ходить почему-то Милу не учит. Девочка умела читать, писать. Ну а ходить когда же она будет учиться?». На этом абзац должен был бы закончиться, так как про дедушку с бабушкой это уже из другой оперы. То, что разные мысли сваливаются автором в одну кучу, еще один очень большой недостаток работы. Если правильно разграничить смысловые единства текста, получится более ярко и впечатлительно.
    Итак, три совета автору:
    1. Быть внимательным при выборе того или иного слова, задумываться о значении выбранного слова, о его смысловой окраске.
    2. Уделять больше внимания правильному формированию абзацев, чтобы мысли в них не смешивались, не мешали друг другу.
    3. Тщательным образом проверять грамотность. Не забывать при этом про запятые.
   
   Мои цветные сны. Разбитая бутылка и запретные яблочки. Колючая
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=168815&pid=­48&nom_id=112­
    В рассказе нет одной конкретной идеи из-за чего сюжет получился слишком размытым и многоступенчатым. Однако, некоторые фрагменты не могут не радовать. Например, дома для динозавров. «Мы надеялись, что скоро оживут динозавры и наши бесценные творения, конечно, понадобятся архитекторам, которые будут строить для них дома. Ведь динозавры почему злые? Потому что дома у них нет. Будет дом – будут добрыми, как Почтальон Печкин с велосипедом». Отличный фрагмент. Желание героини стать Катей тоже заставляет улыбнуться и проникнуться атмосферой детства. Но, к сожалению, перечисленное всего лишь исключение. Основная же часть текста близка к ужасу. Чего стоит, например, начало:
    «…мальчик лет пяти показывает пальцем на какой-то спрятавшийся в траве предмет. Это мой друг Денис». Так и хочется воскликнуть: злая колдунья, что ты сделала с Денисом!
    В тексте, как я уже сказал, очень много мелких тем, но беда не в этом, а в том, что они слабо связаны между собой, отчего текст рассыпается на отдельные части. Причем переход от одной части к другой автор порой делает резким прыжком, по-простому, без изысков: «Не понимаю, зачем люди пьют эту гадость. Когда вырасту, не буду пить пиво, вместо этого можно есть мороженое. Вернемся к лежащей в траве бутылке», Напоминает лекцию: все сделали чертеж? Теперь вернемся к доказательству теоремы. «Стать Катей – желание совсем не временное… но вернемся к нему позже».
    А в конце и вовсе мысли автора понеслись бешеным галопом, обгоняя и сбивая другу друга с пути. Как-то стремительно все перешло от неразбитого горлышка к потерянному кулону, жениху Жене, к катастрофе, которая не случилась, но потом все-таки случилась. В общем, много всего прошло перед читателем, в итоге в памяти не осталось почти ничего, кроме домов для динозавров. А жалко, трогательная детская история могла получиться, если избавиться от желания рассказать все и сразу одним залпом.
   
   Coup de grace. Мария Гринберг
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=172300&pid=­48&nom_id=112­
    И еще одна попавшая в разряд «не по теме» работа, которая настолько сильна, что пройти мимо нее трудно.
    Работа (не знаю, к какому жанру отнести ее) оставляет неизгладимое впечатление. Но я не уверен, что она укладывается в тему конкурса. По-моему, это не о детях, скорее, это о войне, которая беспощадна ко всем, в том числе и к детям.
    Образ главной героини создается за контраста – с одной стороны рапорты и отчеты о проведенных военных акциях, сухой канцелярский язык которых очень ярко рисует портрет молодой девушки, добровольно пошедшей на офицерские курсы. С другой ощущения, мысли, надежды девушки, вернувшейся с жестокой войны. И там и там, естественно, один и тот же человек, просто автор заставляет нас посмотреть на героиню под разными углами, с разных точек зрения.
    Кроме того, что работа не имеет отношения к теме конкурса, в моем сознании возникла еще одна нестыковка. В коротких вставках между отчетами автор изображает героиню своего рассказа, как человека, который очень тяжело переживал содеянное. Здесь и «седая девчонка» и «Никогда и никому Линда не расскажет о том, что пришлось пережить, она забыла всё, запретила себе думать об этом». Но вот из рапортов этого не следует. Конечно, это мой субъективный взгляд и я не навязываю его остальным, но мне кажется, что человек, способный писать такие рапорта и вносить такие «рационализаторские»­ предложения, не переживает по этому поводу, а значит, ему незачем «запрещать себе думать об этом». Хотя предвижу, как многие скажут мне на это, что она не могла по-другому, была вынуждена, это, мол, война и т.д. Но с таким мнением согласиться не могу, хотя и свое, повторюсь, навязывать не буду. И в связи с этим мне кажется, что тема, изначально сквозившая в работе раскрыта не очень удачно, не достаточно полно. Хотелось бы увидеть сквозь эти рапорта мысли и душу человека, который ради мира и спокойствия родной земли, поливает эту самую землю кровью земляков и делает это с абсолютной уверенностью в своей правоте. Но это уже тема другого разговора.
   
   Природа детства. Leo Himmelsohn (Лео Гимельзон)
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=172645&pid=­48&nom_id=112­
    Очень скучная работа ни о чем. Особенно убивают перемены в мыслях самого автора. В самом начале он пишет: «Жил-был мальчик… А мир вокруг был огромным и непонятным. Так и хотелось держаться от него как можно дальше». А чуть ниже у мальчика уже другая жизненная позиция: «Вот бы слететь на пол и выползти из квартиры прямо на огород!... …Это целый мир! Там дружно «живут-поживают и добра наживают…».
    Кроме того, непонятен смысл – так что же хотел сказать автор, в чем же природа детства?
   
   Из сборника рассказов «Африканский Рототос или несколько грустных и забавных историй из жизни двух подружек Майки и Ляльки». Татьяна Июльская (Козлова)
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=172653&pid=­48&nom_id=112­
    Истории без особой «морали», без выводов. Если в начале «рототоса» еще намечалось какое-то подобие интриги, «неожиданного» поворота, который был загодя предсказуем, то вторая история, про пикинесса и пьяного дружинника, вообще не понятно зачем сюда помещена и что в себе несет.
   
   Маленькая хозяйка. Владимир Штайгман
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=172663&pid=­48&nom_id=112­
    Я не понимаю, почему рассказ с таким названием разбит автором на две части. В первой, причем значительно бОльшей по объему о маленькой хозяйке нет ни одного слова. Зато в ней полно всякой всячины: очень подробно расписан процесс построения сельской школы, изложены личные проблемы учительницы Лидии Николаевны, очень много внимания уделено молодому врачу-гинекологу. Неужели автор избрал именно такой извилистый путь, чтобы «ненавязчиво» подвести читателя к основной теме?
   
   Мемуар несостоявшегося пехотинца. Инес
    http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=172726&pid=­48&nom_id=112­
    Еще один рассказ, ненамеренно (во всяком случае, так мне кажется) разбитый автором на две независящие друг от друга части. Причем часть, которая претендует называться основной, никак не связана с названием работы. С ним связаны лишь начало рассказа и его финал. Забавная история о поездке старшеклассниц в воинскую часть выпадает в отдельную тему. На уровне интуиции, связь, конечно, понятна. Но все же история ведь не о том, как девочка хотела стать пехотинцем, готовилась к этому, стремилась к мечте и т.д. А история с концертом ведь случилась с героиней не потому, что она хотела стать пехотинцем. БОльшинство участниц концерта так рвались на него по другой причине и потому, когда в конце автор опять возвращается к пехоте, все это выглядит странным и неуместным.
   
   Воробышек. Хасан
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=149869&pid=­48&nom_id=112­
    Еще один частный случай из детства, замыкающийся на самом себе, не охватывающий чего-то большего, некой общей проблемы.
    Неплохое начало обещало читателю рассказ. Но дальше автор сбился на сухой протокольный пересказ, да еще зачем-то вставлял пояснения: «не забывайте, мы ведь играли в прятки», «краю и сворачивать в рулон (ну, как блин)», «тетя Поля (она тоже работала на складе)». Неужели автор считает своего читателя настолько глупым, без подобных сносок неспособным понять происходящее или запомнить, что дети играли в прятки? Подобные пояснения в купе с блеклым языком, отсутствием образов, штрихов, деталей при довольно подробном описании некоторых вещей (весовой, например), лишали повествование художественности. Все слилось в единую серую, очень скучную массу, равномерно размазанную по всему тексту от начала до конца. Ни тебе завязки, ни кульминации. Ничего.
   
   И на «десерт, работы, попавшие в мой Лонг-лист.
   
   12. В спецпоселке. Инга Пидевич
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=172527&pid=­48&nom_id=112­
    Тема рассказа созвучна теме конкурса – куда уходит детство. В данном случае детство героини заканчивается, когда в результате эвакуации она с матерью попадает в спецпоселок. БОльшая часть жителей поселка – раскулаченные «враги народа», ссыльные, которые к «вольным» добрых чувств, естественно, не испытывают. Враждебная обстановка, косящееся окружение, болезнь матери… Все это заставляет девочку повзрослеть до срока. «В обмен взяли только мою куклу Женю и мишку. За каждого по крынке молока дали. Я была этому рада. Время игрушек прошло».
    Но для полного раскрытия темы автор дело не довел. И главная ошибка – отсутствие «правильного» финала. «Так закончилась наша жизнь в спецпосёлке», - заканчивает рассказ автор. И подобная концовка оставляет в душе читателя чувство некоторой… обманутости, наверное, так будет правильно. Неужели нечего больше сказать героине, ведь речь идет о месте, где она «оставила детство». Это сродни фразе, которая заканчивает ни чем не примечательный набор эпизодов, например, из жизни отдыхающих: «Вот так закончилось мое лето на море». В таком случае автор, наверное, имеет право на подобную концовку, но здесь нужно что-то более чувственное, «пропитанное» печалью, лиризмом.
    Кроме неудачного финала к недостаткам сюжета можно отнести несколько вялое развитие событий. Хотя не исключаю, что такое впечатление создается благодаря скучному повествовательному тону автора – в рассказе нет ярких образов, из-за чего он не захватывает внимание и не позволяет целиком погрузиться в сопереживания героям. Кстати, герои тоже весьма плоски – не представляются, не «выпирают» из монотонного потока слов и предложений. Более менее выпуклым получился второстепенный персонаж Краснов. Сквозь бесцветный текст местами пробивается его портрет, чего не скажешь об остальных героях, в том числе главных.
    Другая беда – текст не оставляет после себя целостного впечатления. Зачастую между смысловыми фрагментами напрочь отсутствует какая бы то ни было связь. От описания одного события к описанию другого автор переходит порой слишком резко, с другой стороны часто в одном абзаце смешивается «не смешиваемое», то, что по идее и всем канонам должно разделяться красной строкой. Например:
    «Посёлок располагался у подножья невысоких, покрытых хвойным лесом гор. Дома были бревенчатыми, аккуратными, добротными. «Наверно сами кулаки и строили», – тихо сказала мне мама. Комендант Краснов и его жена, тётя Лиза, встретили нас приветливо, но озабоченно. Краснов сказал маме, что подселять нас к поднадзорным ему бы не хотелось.
    В каждом доме живут две семьи. У каждой – комната и кухня. У всех детишки. Тесно будет…».
    Здесь высказывание о коменданте Краснове и его жене Лизе никак не связано с предшествующим высказыванием, в котором давалось описание деревни. Его можно и нужно выделять в отдельный фрагмент. А вот почему следующее предложение начинается с красной строки, я не понимаю. Ведь оно объясняет, почему Краснов не хотел подселять героиню и ее маму к поднадзорным, то есть является логическим продолжением предыдущего высказывания и в совокупности с ним составляет межфразовое единство.
    «Посёлок располагался у подножья невысоких, покрытых хвойным лесом гор. Дома были бревенчатыми, аккуратными, добротными. «Наверно сами кулаки и строили», – тихо сказала мне мама.
    Комендант Краснов и его жена, тётя Лиза, встретили нас приветливо, но озабоченно. Краснов сказал маме, что подселять нас к поднадзорным ему бы не хотелось. В каждом доме живут две семьи. У каждой – комната и кухня. У всех детишки. Тесно будет…».
    Или еще более, на мой взгляд, яркий пример.
    «Краснов и доктор ушли. За окном выла метель. Я сидела возле мамы и смачивала её губы молоком. Мама, не открывая глаз, его слизывала. Горела коптилка. За стеной хозяйка, её сын и дочка ждали, когда умрёт моя мама. В полночь пришли Краснов и тётя Лиза. Они принесли порошки».
    Ни за что не соглашусь с тем, что все написанное после «… когда умрет моя мама» усиливает впечатления. Все как раз наоборот. Если после этих слов абзац закончится он произведет на читателя неизгладимое впечатление. А так… Появление Краснова все смазывает и заслоняет собой деталь, которая могла быть очень яркой и впечатляющей.
    Очень порадовал фрагмент с супом.
    «В школе нам выдавали какой-то суп: мутноватую воду, вроде бы с мукой, поверх воды плавал рыжий жир. Сначала часть этого супа я относила домой, чтобы поесть перед сном. На совсем пустой желудок не спалось. Но однажды большие ребята бутылку с супом у меня отобрали. С тех пор я съедала всё, не отходя от раздачи».
    Очень яркий и впечатляющий. После таких фрагментов можно и вовсе не описывать отношение коренного населения к приезжим. Очень хорошая, тонкая деталь. Но, опять таки, в контексте предшествующего и последующего текста этот фрагмент выглядит будто вырванным откуда-то еще. И если смысловая связь с предыдущим абзацем наличествует (там про хлеб и продукты), просто не очень ярко обозначена автором (что поправимо), то дальше речь идет совсем о другом. Опять резкий скачок от одной темы в другую.
   
   11. Пашка. Зубарева Наталья Юрьевна
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=167905&pid=­48&nom_id=112­
    Хорошая идея, которая сама по себе не может оставить равнодушным. Но при этом уж больно она получилась картонной что ли, примитивной. К тому же для большей яркости и пронзительности рассказу не хватает, я бы сказал, сжатости – сюжет слишком пространный, многоплановый. Хотя в нем нет лишнего, как это часто бывает. Все эпизоды введены автором с определенной целью, а не просто так. Но из-за того, что событий в рассказе слишком много и сменяют они друг друга как картинки в калейдоскопе, иногда просто стремительно, читатель не имеет возможности до конца прочувствовать значимость и глубину каждого эпизода в отдельности. Понять – да, но прочувствовать нет. По большому счету, это сюжет для небольшой повести, если автор соответствующим образом доработает образы, добавит глубины и индивидуальности. Для рассказа же это слишком большой и разветвленный материал.
    Само повествование не достаточно окрашено эмоционально. Все решающие сцены поданы пресно, без эмоций. Самые яркие «краски» в тексте «голос у Пашки срывался, сердце отчаянно колотилось, готовое выпрыгнуть из груди». Но это избито дальше некуда, и потому не заставляет биться сердце читателя, все воспринимаешь лишь разумом. К тому же то, что Пашку поймают с «украденным» телефоном было ясно, уже когда Валера этот самый телефон дарил, то есть все последующие события ожидаемы, что уже лишает их определенной доли воздействия на читателя. А они еще плюс к этому такие серые и не «переживательные». Вот, например, «Алексей смотрел на него и понимал, что никакие нотации сейчас не помогут». И это все, что испытывал отец в подобной ситуации?
    Кроме того, что герои нарисованы примитивно, без деталей и штрихов, они еще и недостаточно мотивированы. В качестве примера приведу первое появление отца Валеры – Алексея. Создается такое впечатление, что до появления он сидел в кабинете и ждал, когда его позовут, чтобы выйти и произнести заготовленную для него автором речь. Может, стоило продумать и ввести некий мотив, который убедил бы читателя в правдоподобности такого поступка Алексея? Ну, к примеру, в детстве с ним самим что-то похожее было. Или еще что-то. Одним словом, объяснить, что заставляет Алексея вникнуть в ситуацию, поверить Пашке и т.д. А так получается сказка о добром волшебнике, который неправду видит насквозь и всегда имеет готовое решение всех проблем. Само по себе это, конечно, не плохо, нужно иногда и о добрых волшебниках писать, но все же… хочется большей мотивированности героев, следствием которой обязательно станет глубина их образов, эмоциональность, что, в свою очередь, уже не оставит читателя равнодушным. Сразу хочу оговориться, я не призываю автора к голому реализму – так в жизни не бывает, а бывает вот так. Художественная работа, конечно, не должна слепо копировать реальность. Но ведь даже в сказках герои совершают поступки исходя из чего-то. Например, если срывает цветок, то потому что нужны его волшебные лепестки, а не потому что из него выйдет хорошая дубина для битвы. Здесь же этого «чего-то» нет. Автор просто описывает поступки героев, не вдаваясь в их мотивацию. Такой мой вывод подтверждается и отзывами в конце рассказа. В некоторых из них автор объясняет поступки героев: Алексей вот такой вот, а поступил именно так потому то и потому то. Но если автору в конце работы приходится объяснять поступки своих героев, о самой работе это говорит многое.
    Большей глубины хочется пожелать автору и при описании героев. Все, что дается в рассказе – исключительно внешние признаки, причем отнюдь не харАктерные, то есть не такие, по которым можно вырисовать характер, типаж персонажа. Красивый голос, такая же внешность, или «…молодой лысоватый мужчина спортивного вида». Все это слишком поверхностно, привычно и потому не вызывает никаких ассоциаций, не помогает представить героев. В этом плане к лучшему отличается только диалог между Пашкой и Валеркой в самом начале рассказа. Вот из него рождается начальное представление о героях.
    «Они через прутья по-взрослому пожали друг другу руки.
    -Слушай, а давай ко мне! У меня новая игра есть - пятая версия Дроги. У тебя какой Виндоус?
    -У меня нет компьютера, – Пашка смутился, будто его уличили в чём-то нехорошем.
    -Нет компьютера? Как это? – Валерка удивлённо присвистнул».
    И дальше
    «- Мы послезавтра в Италию улетаем.
    -В Италию! Ух ты! – не удержался Пашка от восхищенного возгласа.
    Валерка делано-равнодушно скривил губы:
    -Да надоело уже по заграницам мотаться, то Англия, то Франция, от Турции так вообще уже тошнит. Теперь вот – Италия.
    Пашка подавил вздох. Он дальше бабушкиной деревни нигде не бывал».
    Такие диалоги очень здорово рисуют мальчишек, их разные миры. Вроде бы ничего о них не сказано напрямую, но все становится ясно. Но это характерно лишь для начала рассказа. Дальше автор сбился на повествовательность и вся дальнейшая речь героев схематична, не индивидуальна и ничего о них не рассказывает.
    И язык… над этой составляющей автору тоже надо бы поработать. Во-первых, частое смешение прошедшего и настоящего времен. «Пашка стоял (прош.), прижавшись лицом к прутьям забора, окружающего двор элитного дома, и с завистью смотрел (прош), как по асфальтовым дорожкам на роликах катается (наст) белобрысый пацан лет двенадцати – наверное, его ровесник». Во-вторых, зачем столько уточнений и пояснений. В этом же предложении… «…к прутьям забора, окружающего двор элитного дома», а можно ведь просто «к прутьям забора элитного двора». Или дальше. «Двор почти пуст: начало лета, все на дачах или у моря. Пацану скучно одному. За ворота нельзя – охрана не выпустит, а все друзья уже разъехались кто куда – каникулы». Зачем два раза сообщать одно и то же? Из первого уточнения все ясно. «Двор почти пуст: начало лета, все на дачах или у моря. Пацану скучно одному, а за ворота нельзя – охрана не выпустит».
    Одном словом – потенциал у задуманного есть, но над рассказом еще работать и работать.
   
   10. Времена. Граф К.С
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=170506&pid=­48&nom_id=112­
    Хорошая задумка, неизбитая тема, неординарное исполнение, которая отличает работу в лучшую сторону.
    В основе сюжета – параллельная жизнь двух друзей детства, впоследствии разлученных родителями, которые выбирают для своих чад дорогу и усиленно подталкивают их к «светлому будущему». Раскрыть тему автор пытается на «контрасте», попеременным описанием жизни героев. И действительно на глазах читателя рождается два параллельных мира со своими особенностями, целями и соответствующим ритмом жизни. Очень хорошо было придумано и частично автор, мне кажется, смог воплотить задуманное в текст. Но лишь частично, именно поэтому работа не оказалось выше.
    По ходу работы автор стремится выражать свои мысли не банально, при строительстве героев не использовать приевшиеся ходы и выражения. Это большой плюс, но… иногда это играет с автором злую шутку. К сожалению, очень часто в стремлении к неординарности автор не находит нужные слова, сравнения, интонации (примеры ниже). В результате путаница с коннотацией слов, которая встречается буквально на каждом шагу. Вот лишь несколько «образцов».
    «…а вечерами взбирались на чердак». Со словом «взбирались» ассоциируется что-то вроде штурма крепостей, когда взбираются по лестницам и т.д. Здесь же больше подойдет слово «забирались». На первый взгляд, почти нет разницы, но она есть и очень значимая.
    «…из дверей бассейна. Здесь таились удовольствие, страсть, соперничество и утомление». Почему таились? Совершенно не подходящее слово. Намного лучше «Там ее ждали…»
    «Чемпионаты по плаванию, концерты, танцевальные конкурсы, меняли друг друга чередой». Не меняли, а сменяли, хотя здесь допускаю, что это просто опечатка.
    Подобных ошибок в тексте много, но еще чаще встречаются ошибки в построении выражений из-за чего они теряют смысл.
    «Её отец предпочел точные дисциплины, где занятия младших классов начинались со второй смены…». Занятия начинаются в школах, классах, группах и т.д., но никак не в дисциплинах.
    «Утро начиналось с… чая с гренками и волнующим впечатлением длинного дня». Впечатления у нас остаются от того, что уже было, а не от того, что будет.
    «…улицы вытягивались ровными строчками фонарных столбов…». Может «…улицы вытягивались ровными строчками огней вдоль дорог…» или как-то по другому, но не так, как в тексте. Улицы, которые вытягиваются фонарными столбами это уже из разряда фантасмагорий.
    Но самая главная, на мой взгляд, ошибка – это опять деление текста. В каждом абзаце объединено порой по пять-шесть межфразовых единств, в результате чего каждая новая мысль наслаивается на предыдущую, как бы пожирает ее, умоляет ее значение. Причина именно такого разделения на абзацы мне, в принципе, понятна. Автор хочет, чтобы «герои шли раздельно» и конец абзаца «автоматически» настраивал читателя на разговор о другом герое. Поэтому и объединяет все сказанное о герое в один абзац. Но ведь для этого есть и другие варианты. Например, разделить один большой абзац на несколько, а героев разграничить пустой строкой. Да и введенных автором многоточий в конце и начале фрагментов вполне было бы достаточно. Выбранный же автором ход, на мой взгляд, не совсем удачен. Получается месиво, в котором, зачастую теряется то, что при более правильном разделении могло заиграть ярче.
    И грамотность. Здесь беда скорее не с грамотностью, а с невнимательностью, но все же. К этому вопросу автору надо относиться более серьезно.
   
   9. Каникулы. Игорь Липин.
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=170313&pid=­48&nom_id=112­
    Сначала показалось, что конец предсказуем и это будет очередное описание «случая», имевшего место там-то и там-то. Без всякой идеи. Вроде, так и получилось. И не расплатившийся владелец джипа и появление «центровых», все это читалось как «обязательно-описате­льная»­ программа и думалось, что на этом все кончится. Потому финал порадовал, ибо в нем засветила так свойственная всем детям неистребимая вера в то, что завтрашний день обязательно будет лучше, что все получится. И хотя «большой» темы в рассказе не прослеживается, но то, что все не закончилось банально избиением и отнятыми деньгами радует! Не восторгает, но радует. И сюжет, хотя простоват и порядком заезжан, но кроме этого других претензий к нему не предъявишь. Ничего лишнего нет, в разные стороны не виляет, «шелуха» к нему не липнет. В общем, читателя ничего не отвлекает.
    Несколько неудачным выглядит название. В самом рассказе о каникулах ни слова, а мытье машин не подразумевает того, что это обязательно происходит на каникулах. Может ведь и в любое другое время – в выходные, например. Потом, описан всего один день, а каникулы гораздо более значительное понятие. Поэтому нельзя сказать, что название автор нашел подходящее. Да и эпиграф не очень точный. Он сразу настраивает на разговор о детях и «системе», что в рассказе отсутствует напрочь. Одним словом, два первых шага удачными не назовешь.
    Зато потом все пошло очень даже неплохо. Хорошие получились главные герои. Стас и Женька, в принципе, не видятся клонами – мальчишки разные, каждый со своими заботами и целями. Особенно радует то, что характеры их вырисовываются не акцентировано, то есть в ходе диалогов, поступков и т.д., а не так, как это бывает обычно: «Стас был такой-то, а Женька такой-то и любил вот то-то».
    Но вот при описании второстепенных действующих лиц автор поскупился на фантазию. «Здоровенный лысый качок в майке и шортах, весь в наколках…» - уже давно приевшаяся картина. Да и к «центровым» пацанам есть претензии. «Говорили что двое под следствием за вооружённое ограбление, а у другого старший брат из тюрьмы недавно вышел». Во-первых, находясь под следствием за вооруженное ограбление, на свободе не разгуливают. Даже несовершеннолетние. Во-вторых, такие парни мытьем машин не занимаются, а о том, что они в этом деле на трассе «крышевали» других подростков ни пол слова. Да и характерного для таких персонажей жаргона нет, а он бы добавил им колорита и, как следствие, убедительности.
    Язык простой, но не банальный. Хотя, справедливости ради, надо сказать, что часто встречаются «избитости». К примеру: «Призрак сказочного богатства приобретал всё более реальные очертания». Все это уже много раз использовалось и порядком «набило оскомину».
    При этом встречаются и просто неудачно построенные предложения:
    «Открыв глаза, мигом вскочил с постели и бросился к окну». Дело тут не в том, что автор намеренно или по недогляду пропустил местоимение. «Мигом вскочил», «бросился». За этими словами не чувствуется того настроения, мальчишеского нетерпения, которое чувствоваться должно. Без этого получается простое описание событий, что не есть хорошо.
    «Стаська неожиданно рассмеялся, держась двумя руками за заплывающую багровым цветом скулу». Во-первых, «держась двумя руками». Лишнее уточнение «двумя» нарушает ритм, убивая всю фразу. Да и «руками» здесь не обязательно. Ведь и так понятно же, что не ногами, правда? Во-вторых «за запылавшую». Два «за» одно за другим читается не слишком легко, звучит и того хуже. В-третьих, «запылавшая …цветом». Может, я и не прав, но мне кажется, что «пылать цветом» это не совсем правильно. «Быстро багровеющая» или что-то в этом роде было бы уместнее. В итоге получается: «Стаська неожиданно рассмеялся, держась за быстро багровеющую скулу».
    «Чипсы, «со вкусом бекона», были неописуемо хороши, несмотря на противный привкус крови во рту. Они сидели в кустах возле дома, строго соблюдая очередность, доставали по одной жёлтые пластинки из пакета и весело хрумкали ими». Во-первых, кто сидел? Наверное, лучше было бы «Друзья сидели…». А то получается, что сидели чипсы. Во-вторых, «строго соблюдая очередность», тоже звучит не очень складно. И проще и лучше было бы «по очереди доставали». И опять лишнее уточнение «по одной». Ну, ясно же, что не горстями. И при этом опять не совсем удачный порядок слов лишает фразу ритмичности, заставляет читателя спотыкаться. Итог: «Они сидели в кустах возле дома, строго по очереди доставали из пакета жёлтые пластинки и весело хрумкали ими».
    «сжимающие-разжимающ­иеся­ массивные кулаки со сбитыми костяшками пальцев и обгрызенными, грязными ногтями». Тут дело даже не в «сжимающие-разжимающ­ихся»­ что читается очень трудно. Во-первых, кулаки с ногтями не бывают, с ногтями бывают пальцы. Во-вторых, слишком много лишнего в предложении. Например: «Особенно пугали его огромные кулаки со сбитыми костяшками». И этого хватит. Обгрызенные грязные ногти это тоже из разряда давно примелькавшихся, приевшихся выражений.
    Ну, и построение прямой речи. Так нельзя, товарищ Липин.
    - Бабки срубим немеряные, мы, ведь, бешеную цену ломить не станем, всего по полтиннику с машины брать будем, – возбуждённо говорил вчера Стаська:
    - Рублей по пятьсот получим. Газировки купим, жвачки и чипсов. Большую пачку чипсов! Со вкусом бекона!
    Хотя правильно было бы:
    - Бабки срубим немеряные, мы, ведь, бешеную цену ломить не станем, всего по полтиннику с машины брать будем, – возбуждённо говорил вчера Стаська. - Рублей по пятьсот получим. Газировки купим, жвачки и чипсов. Большую пачку чипсов! Со вкусом бекона!
   
   8. Любит – не любит. Erguss
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=170552&pid=­48&nom_id=112­
    Работа короткая, я бы назвал это не рассказом, а миниатюрой, зарисовкой, но зарисовкой ОЧЕНЬ чувственной. Читая, невольно улыбаешься, но улыбка эта печальна, с оттенком ностальгии по ушедшему детству и первой любви, как и у большинства из нас платонической.
    Однако, принять работу на ура мешают мелкие огрехи, коих для столь небольшого объема набирается немало.
    Прежде всего – ритм. Для подобного построения текста сохранить, выдержать ритм это едва ли не главное. Это значит, что фразы и предложения не должны быть длинными и громоздкими – легкими и мелодичными. Здесь же этого нет. Вот это, например: «Безбрежная зелень разноцветья луга...».
    «Как хотелось обнять тебя. Как хотелось ощутить упругость и тепло твоего тела. Как хотелось слиться с тобой в поцелуе...» Подобный повтор обычно применяется, чтобы усилить впечатление от какого-либо действия, но здесь он оказался не к месту и только все испортил, в который раз сломав ритм. Короче, по-моему, было бы намного лучше: «Как хотелось обнять тебя, ощутить упругость и тепло твоего тела, слиться в поцелуе...»
    «Песчаная отмель, твои следы на песке. Развевающиеся на ветру волосы...». Здесь слишком много песка, отмель ведь может быть и другой, не песчаной (не в реальности я имею в виду, а именно в тексте) но более выразительной. И «развевающиеся» слишком длинное и сложное слово для такого предложения. Если подобрать что-то попроще, читаться будет легче и красивее.
    При таком количестве промашек трогательность, теплота и нежность работы ее не спасает.
   
   7. Когда сбываются мечты. Громова Светлана
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=172355&pid=­48&nom_id=112­
    Еще один автор, «заваливший» хорошую, просто отличную идею (то, о чем речь шла в предыдущей части обзора).
    Мать жертвует собой ради счастья сына, но сможет ли он быть счастлив, заплатив такую цену? Настоящее счастье возможно, только когда люди готовы пожертвовать собой ряди близких и любимых. Банально? Да, наверное, но против этого, что называется, «не попрешь». Сложная ситуация в рассказе есть. Это бесспорно. Отец уходит из семьи, мальчик остается один со смертельно больной матерью «на руках». Дальше добрый ангел вроде бы «обещает» выход из ситуации – смерть матери в обмен на будущее счастье Макса. Только выход ли это? Может ли ребенок получить счастье вот таким вот путем.
    Да, задумано было здорово, но исполнение… исполнение подвело.
    Начало слишком затянуто и смысл этой затянутости я не понимаю. «Нарисовать» читателю Макса? На контрасте с внешней праздничной обстановкой ярче выразить внутренне состояние Макса? Если да, то автор ввел слишком много деталей, этой цели не служащих. Явно не помогают перегруженные, громоздкие, трудночитаемые предложения, мысль в которых иногда теряется. Это не помогает создать целостную картинку – все получается несколько запутано, в мыслях автора и, как следствие, читателя, нет стройности, однонаправленности. Повествование «бросается» с матери, на предавшего отца, потом обратно, потом неоправданно резко на Макса. «Он помнил ее другой. Она была у него очень красивая и добрая, такая ласковая и такая любимая, что никак и ни при каких обстоятельствах он не мог понять и простить предавшего их отца. (начало и конец предложения мало связаны между собой по смыслу). Он просто перестал для него существовать. Навсегда. Без права на помилование. (и дальше опять резкий переход к другой теме) Ему стало не по себе от того, что мысли о ней стали в прошедшем времени. Впрочем, у него было ощущение, что и сам он уже в прошедшем времени». Мне кажется, если бы автор смог выстроить мысль более четко, этот короткий фрагмент мог бы стать по-настоящему впечатляющим. Понятно, что автору хочется дать более полную картину жизни главного героя, но все-таки надо отделять одно от другого. Как говорится, мухи отдельно, котлеты отдельно. А когда все это вместе, блюдо получается не вкусным.
    Одним словом, все можно и, главное, нужно было сделать короче, но ёмче. На мой взгляд, начать можно было вообще с «… Макс шел быстрым шагом, стараясь успеть к бою курантов домой». (здесь, кстати, для большей выразительности следует поменять акценты – не к бою курантов домой, а домой к бою курантов) То, что этому предшествовало, конечно, нельзя назвать «пустотой», оно помогает представить Макса и его жизнь, но, во-первых, делает это не достаточно убедительно, во-вторых, «расходовать» на это почти треть рассказа – неоправданная роскошь.
    Вот в дальнейшем ходе развития событий нельзя найти чего-то лишнего – все происходящее встроено в единую схему, ведущую читателя к запланированному автором финалу. Но, к сожалению, этому самому финалу не хватило пронзительности. У автора не получилось создать нужную атмосферу. Напряженную, когда каждого следующего решения героев, поворота событий ждешь с замиранием сердца. Именно там, где надо было «поддать жару эмоций» автор почему-то ушел в повествовательность.­ Апогеем этой ошибки стало прощание Макса с ангелом. Только подумайте, в тринадцатилетней жизни Макса наступило, может быть, решающее событие и сам Макс это хоть и не осознает, но все-таки ощущает, догадывается. И что он говорит загадочному гостю? «Прощайте… Будьте счастливы и будьте здоровы, и больше не попадайте под машины, это однажды может плохо кончиться…». Еще бы правила дорожного движения процитировал. И после этого совсем уж неудачный завершающий абзац – контрольный выстрел для всего рассказа.
    По тексту очень часто автор дает не совсем правильные определения, не очень точно подбирает слова. «…и что-то удивительно теплое растеклось в груди у Макса, впитывая эти непонятные флюиды». «…так и вовсе визитеры стали музейной редкостью». Визитеры и музейная редкость здесь не очень сочетаются. Визитеры могут быть просто редкостью. Это да, но музейной… Нет, это безусловная натяжка и по тексту такие натяжки встречаются еще не раз. Так же как и «паразиты» из разряда «этот» и, особенно, «какой-то». Практически каждое вводимое автором определение обязательно «какое-то» или «как-то». Вот несколько примеров: «…незримо в этой комнате почувствовав какой-то холодок» (почувствовать зримо, кстати, вообще невозможно), «Видел изможденное лицо какого-то неприятного землистого цвета…», «Но тумбочка, на которой лежало множество коробок с лекарствами, шприцы, какие-то пузырьки и инвалидная коляска…» (кроме очередных каких-то получилось, что инвалидная коляска оказалась на тумбочке). А ведь можно намного проще: «Тумбочка, на которой лежали коробки с лекарствами, шприцы, пузырьки, а рядом стояла инвалидная коляска…». Или такая характерная ошибка: «мужчина сквозь стекла очков пристально посмотрел на Макса своими ясными серыми глазами». Своими абсолютно лишнее.
    И запятые… С этим у автора просто что-то невообразимое творится. Там, где они должны быть, их нет и в помине. А там, где они не нужны, они присутствуют. Вот уж где настоящая беда.
   
   6. Пролог. Юрий Берг
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=144804&pid=­48&nom_id=112­
    Рассказ о ностальгии взрослых по ушедшему детству. Это ощущение автор «навязывает» читателю, вводя отрывочные, бессвязные воспоминания-сны о давно минувшей поре своей жизни. Тополя, патефон с пластинками «на костях», неумелые танцы и т.д., все эти разрозненные фрагменты все же выстраиваются в единое ощущение, которое автор точно формулирует в конце рассказа:
    «Ожидание чего-то необычного, чудесногo...
    Ощущение счастья оттого, что ты есть, оттого, что ты живешь...
    Кажется, что все впереди, и наши глаза распахнуты в мир широко и наивно...
    Kажется, что жизнь, мир и покой - бесконечны...»
    Ушедшее, потерянное детство!
    Автору удалось создать нужную атмосферу, вывести читателя на «нужные» мысли и эмоции.
    Единственный минус сюжета - слишком долгое вступление. Кошка «Флеки» и ее обязательный приход в 5,45 составляет достаточно большой кусок рассказа, а к теме прямого отношения не имеет. До «Ловца снов», которого автор использует в качестве перехода к основному сюжету, читателю предстоит преодолеть почти треть всего объема.
    Вообще же, меня не оставляет ощущение, что это действительно пролог к большому произведению. Если я прав, тогда столь пристальное внимание к герою, его кошке, обстановке вокруг них – оправдано. Но если «Пролог» изначально задумывался как отдельный рассказ, то это не совсем уместно. Для того, чтобы создать нужную атмосферу прежде чем перейти к главному, вступление слишком многословно.
    И подготовка читателя к встрече с главными героями - «…стайка подростков, состроила смешные рожицы и пропала» - слишком громоздка и не в меру раздута. Можно было сказать все это намного короче, отчего главная линия стала бы более выразительной. Но, опять-таки, если пролог это действительно пролог, тогда уместно и подробное описание Симочки-порох «из знаменитого рода украинских сахарозаводчиков Бродских», и «…юноши в кителе с офицерскими погонами, в фуражке набекрень», и «будущий дед Михаил Ильинский, пролетарий с табачной фабрики, приехал свататься», а также «мальчик и девочка, с любопытством вглядывающиеся в свои отражения». В качестве пролога все это, наверное, хранит в себе некий смысл, понять который в рамках отдельного рассказа под названием «Пролог» невозможно. А ведь это все добрая половина рассказа.
    Формирование абзацев и построение предложений – грамотное, мысли не путает, отторжения, как у читателя не вызывает. Язык простой, но эта простота здесь уместна. Присутствие ярких, красочных оборотов, как мне кажется, свело бы на нет столь точно созданную атмосферу второй половины рассказа.
   
   5. Три метра до счастья. Леонид Рябков
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=173006&pid=­0­
    Очень хорошая работа, на все сто попадающая в тему конкурса. Как часто дети становятся заложниками «взрослых игр». В данном случае в родительских «разборках» дети становятся «одеялом», которое каждый пытается тянуть на себя, при этом не думая о том, что оделяло может и порваться. Сначала отец бездумно втягивает детей в свою измену, делает их хранителями тайны, заставляя тем самым предавать маму. Они ведь ясно чувствуют «…безотчетную вину перед мамой». «Наша с братом вина сгустилась, как сумерки в маленькой кухне, ее концентрация мешала дышать».
    «Я живо представил, как выкладываю все маме. Ясно увидел ее лицо, ставшее вдруг землистым и потерянным... ….И не мог! Боялся увидеть ее оторопевшее лицо, усталые глаза со скорбными лучистыми морщинками в уголках, представлял тягучее молчание, безвольные руки, которые она зароет в свои такие мягкие, светлые волосы. Кажется, в них еще не появилось ни одного седого волосочка…Не мог…!» Маленький фрагмент очень точно передает душевное состояние старшего сына.
    Дальше мама, узнав об изменах отца, пытается сделать из детей щит, я бы даже сказал средство шантажа. «…мама выставила нас с Колей впереди себя, как щит… Мальчики! Вам нужен такой папа, который ходит к другой женщине? Вам нужна другая мама? Тогда решайте! Скажите вашему отцу: пусть уходит!... Решайте, ребята! Или я уйду! И у вас будет другая мама! Посмотрим, как она вас любить будет?!». А что при этом творится с детьми? «Мир рушился, осколки разлетались по комнате шрапнелью. Оставалось только пойти за веником и совком». Но взрослые, занятые более «важными» проблемами, этого не замечают.
    Ситуация очень типичная, часто встречающаяся во многих семьях. Между тем, такие переживания никогда не проходят для ребенка бесследно, всегда они оставляют в ранимой детской душе глубокий след и последствия их эхом отзываются во всей последующей жизни уже повзрослевших детей. Рассказ, может быть, не очень эмоциональный, но точно расставленные автором акценты не позволяют читателю остаться равнодушным, заставляют задуматься, может быть, и над своим поведением в некоторых ситуациях. Очень хороший рассказ, с очень правильной, нужной идеей между строк.
    Теперь о недостатках. Очень сильно испортила впечатление концовка. Вернее не сама концовка как таковая а достаточно объемный кусок текста между непосредственно концовкой («У нас с братом накопилось немало моментов в жизни, за которые по-настоящему стыдно» И т.д.) и развязкой всей истории с изменой, когда «Он остался с нами. Их было жалко, наших родителей. Жалко до слез, до всхлипа, до боли в груди, когда хочется рыдать во весь голос, надеясь, что со слезами из тебя выйдет все плохое, мерзкое и грязное, что копилось весь этот год». История о знакомстве родителей, информация о том, что они не всегда так жили, а любили друг друга… все это выглядит лишним, поскольку уводит внимание читателя в другую плоскость и напряжение, заданное всем предыдущим текстом, спадает. После этого вся пронзительность заключительных строк уходит, как вода в песок. Они бы очень сильно звучали непосредственно после развязки, пока читатель еще не «остыл» и не успел попасть под умиление от созерцания семейной идиллии. В данном же случае, небольшой фрагмент размазал все краски, обесцветил картину, лишил ее выразительности.
    Есть к чему «придраться» и непосредственно по тексту. Во-первых, абзацы (да-да, опять абзацы). Вот самый яркий пример смешения разных тем: «Мы с Колей шли впереди. Папа шел сзади и приобнимал брюнетку. Его лицо было смущенно–радостным. Таким я его не видел. (следующее предложение еще более-менее вписывается в канву предшествующей ему темы, но дальше пошла характеристика отца и его отношений с совершенно посторонними людьми и это никак не связано с тем, о чем говорилось до этого и будет говориться в конце абзаца) Дома он любил пошутить с нами, но в уголках губ всегда жила легкая ирония. Соседи его уважали, а в беседке, где бесконечно стучали костяшками домино, к мнению папы внимательно прислушивались. Директорская должность не испортила его. Он оставался простым в общении и был ровен со всеми. Наконец, спутница поцеловала отца в щечку, помахала нам рукой и двери подъехавшего троллейбуса со скрежетом захлопнулись за ней. Мы тоже отправились домой. Уже подходя к дому, отец остановил нас». По большому счету, здесь должно быть три абзаца, причем второй, никак не должен оказаться между первым и третьим. Его место совсем не здесь.
    «А папа сейчас подойдет. Один. Поощрительно нам улыбнется. Облокотится о металлический заборчик, отделяющий напряженных пап и мам от детей, с визгом мчащихся на блестящих машинках по полированному полу. Будет внимательно наблюдать, как мы с братом тараним друг друга. Встревожится, когда я на полной скорости возьму Колю на абордаж. Затем расслабится. Закурит. Пять минут на автодроме закладываются в один короткий крутой вираж. Казалось, только сел в ярко-красный болид, ровное гудение обозначило начало скорости, а металлическая проволока, прикрепленная к багажнику машинки, причудливо расписывает потолок снопами искр. И все. Кончилось. Дребезжит усталый звонок. Сотрудник «автодрома» равнодушно принимает билеты у очередных счастливых малолетних гонщиков. В Кишинев приехал чешский Луна-парк. Это событие. Для нас одно из главных в году».
    Здесь выделенный жирным фрагмент хорош сам по себе, но никак не связан с предыдущим, который тоже очень хорош сам по себе. В первом речь идет о отце, во втором описываются уже «проблемы» детей. А ведь приведенный отрывок это не отдельный абзац – до него идет еще несколько мыслей и все это автор зачем-то пытается соединить в единый сплав. В чем цель такого объединения «разноцветных» фрагментов?
    Еще, не часто, но все-таки встречается употребление слов, со смысловой окраской, не очень подходящей для данного контекста. Например: «расчленив для себя праздную возбужденную толпу на отдельные составляющие». Не настаиваю, но может, все-таки лучше разделив или что-то в этом роде, а то от «расчленив толпу» попахивает чем-то кровавым и не совсем адекватным. «Клокочущий красный снопик, раздраженно шипя, побежал по сигарете». Не уверен, что сигарета может «клокотать». Это все-таки довольно сильное понятие. Потрескивать, да, но клокотать! Можно было бы привести еще несколько примеров подобных неточностей, которые не сильно, но все-таки портят текст, не позволяют отдаться ему полностью, довериться.
    И еще один мелкий прокол, большого значения не имеющий, но в глаза бросающийся. В самом начале автор, описывая отца, говорит: «Его седая голова поворачивалась в такт движениям», а в конце вдруг сокрушается «В сорок лет он резко и как-то сразу поседел». Но он уже был седой до этого.
    В целом же работа, повторюсь, оставляет очень сильное впечатление и если автор сумеет ее доработать (не имею ввиду учесть именно мои замечания, а в целом) то получится очень хороший рассказ.
   
   4. Ботинки. Владимир Бобов
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=165684&pid=­48&nom_id=112­
    Короткая зарисовка из жизни бродячего щенка, под образом которого автор прячет беспризорника. В размышлениях маленькой бездомной собаки – тоска по дому, теплу и уюту, заботе со стороны близких, их любви. То есть, все то, в чем так нуждается маленький человек. А название «Ботинки», на первый взгляд к тексту имеющее очень посредственное отношение, на самом деле позволяет выделить из общего потока главную мысль – как важно, чтобы каждый беспризорник встретил в жизни «добрые ботинки».
    Автор заложил в рассказ хорошую идею и, в принципе, смог донести ее до меня, как до читателя. И что очень ценно, сделал это не «прямым объявлением» как это часто бывает (люди, нам надо быть вот такими), а ассоциациями и параллелями навел на эти мысли. Это очень важно – чтобы читатель не «прочитал», а «услышал», сам понял, сам до всего дошел. В таком случае эффект удесятеряется.
    Есть и замечания. Во-первых, весь текст, довольно разнообразный – один большой абзац. Это лишает текст пауз и акцентов. Когда все в куче трудно выделить из общего потока главное.
    Во-вторых, мысли все же не так стройны, как хотелось бы и если кто-то скажет, что так и было задумано – не поверю. Пример такой нестройности можно отыскать в самом начале текста: «Но, что ему до меня? Кому нужен я? Вон сколько таких бегает по улицам. Но каждое утро я жду эти ботинки. Они тоже какие-то добрые, и веет от них теплом и заботой, словно зовут меня куда-то, где сытно и уютно. Или это от голода мне так кажется? Каждое утро я прибегаю под эту скамейку. Может кто-то уронит кусочек хлеба, или выпадет сосиска из хот-дога. Один раз такое случилось – это был настоящий праздник. А ещё я жду эти ботинки и эти глаза». Ну почему бы не разместить все по порядку? Про скамейку там, где чуть раньше упоминается о ней впервые. Про ожидание ботинок тоже вместе. Подобные метания, разброд мыслей не усиливают впечатления, а лишь смазывают их.
    Клички других собак. Это, конечно, сугубо мое видение, но… Вялое ухо, Черный бок, Белая лапа. От этого всего пахнуло фильмами об индейцах, Гойко Митич и т.д. В работе, где столь большое значение имеют ассоциации, такое не допустимо. Стоило бы получше продумать эти «имена».
    Есть обороты, не вяжущиеся с мыслями маленького бездомного щенка. Одни слишком витиеватые: «Хоть и самому мне плохо, и маленький ещё я, но знаю, чувствую, наверное от матери мне передалось, которую я, конечно, как и все здесь на улице, не помню…». Другие слишком умные: «Пусть огрызаются, тявкают, за брюки цапнуть норовят, но ведь понимают же безмозглые создания, что прожить нам дано только среди людей». Прямо таки не щенок, а студент факультета философии. А есть и просто неудачно сконструированные предложение. Их немного (но и объем текста небольшой), но они есть. «…это то, без чего мы не проживём, пусть даже свора беспредельная – ведь все они, всё равно, у их жилья крутятся». Слишком много местоимений, голова кругом.
   
   3. Правда о белых медведях. Анастасия Казакова
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=170686&pid=­48&nom_id=112­
    В основе сюжета – история подростка, который, не выдержав издевательств пьющей матери, сбежал из дома и попал в компанию беспризорников. Автор, в пику очень распространенному сегодня мнению, хочет сказать, что этот «контингент» не безнадежен. И даже выглядя со стороны «нормальных» людей жуткими персонажами, эти дети все равно мечтают о семейном тепле. И эта мечта пробивается даже сквозь цинизм и жестокость – обязательные условия выживания в их среде.
   
    Для раскрытия этой темы автор и вводит в сюжет сказку про белых медведей, которую главный герой слышал в детстве. Но сначала… сначала автор рисует для читателя портрет Лешки.
    Из общего с двоюродной сестрой детства ничего, кроме пьянок матери, не помнит. Или не хочет…
    Сбитые костяшки, щербатый (лишенный некоторых зубов) рот – значит часто приходится драться. А значит, избивать более слабых, чтобы выжить самому
    Грязный, вшивый, до еды жадный – жизнь в колодцах теплотрассы не сахар.
    На вопрос: «И что вы… воруете что ли?», не моргнув глазом отвечает: «Ага. И это тоже».
   
    И вот когда перед читателем уже предстает Лешка, воспитанный бродячей жизнью, закаленный в ее горниле до цинизма и безразличия ко всему человеческому, вдруг из его уст звучит признание о том, что он помнит детскую сказку.
    «…что медведь просто тоскует по Северу. И что медведи там зимой подбирают забытых детей… И греют между собой до весны… И рыбой свежей кормят… А потом, когда стаивает снег, ведут к людям. И поэтому на Севере родители не боятся за своих детей. Всё равно их весной приведут. Я пацанам рассказывал, а они ржут… Говорят, что это все фигня. Но ведь это же правда?»
   
    И это не оставляет равнодушным. Не может не тронуть, когда такой «уличный боец» искренне верит в подобную сказку.
    Теперь о недостатках.
    1. По сюжету… хорошее впечатление смазывает концовка – последние два абзаца, в которых автор зачем-то вдруг попытался «разжевать» читателю «мораль». А не стоило, надо было оставить его один на один с собственными мыслями, впечатлениями, которые на тот момент были очень сильны, просто зашкаливали. Мое мнение – заканчивать надо было в том месте, где Света дает Лешке номер своего телефон. Заканчивать характерным жестом Лешки (саркастической усмешкой, или фразой «ну-ну», чем-то в этом роде). То есть, чтобы читателю стало понятно, что Лешка не позвонит. И дальше:
    «- А про медведей все-таки лажа? Да?
    Не дожидаясь ответа, Лешка ушел. Света смотрела в окно – сгорбленная фигурка пересекала привокзальную площадь, обреченно лавируя в людском потоке».
    В таком случае финал получился бы намного более выразительным. А так впечатление, как я уже говорил, смазалось.
    2. По ходу текста недостаточно ярко и полно создается состояние растерянности Светы, ее не знание, не понимание, как поступить, что сделать. Это не то, чтобы огромный прокол автора, или недостаток работы. Скорее это то, что могло бы сделать рассказ еще более ярким и впечатляющим. Света ведь – это все мы, кто никогда не сталкивался с подобными ситуациями и кто видит «проблему» только со стороны, сидя на мягком диване в теплой квартире. И потому очень хорошо было бы «зацепить» нас всех Светиной обескураженностью.
    3. В авторском тексте встречаются слова, которых там, в принципе, не должно быть: «Лёшка жеманул плечами» ремарка понятна, но нужно поискать более литературное слово, если постараться оно обязательно найдется и эффект тогда получится еще больший, чем с «жеманул», которое режет ухо. «Тот неопределенно выпростал руку назад». Махнул рукой, вытянул руку и т.д., но никак не выпростал. Абсолютно не то слово, к тому же в сочетании с «неопределенно» оно и вовсе создает непонятный оттенок.
    4. Запятые. Слишком много ошибок при их расстановке. Как-то не замечаешь подобного в других, более слабых по эмоциям и впечатлениям работах. Но когда читаешь рассказ с такой подоплекой, в глаза бросается все. Так что с этим автору надо бы внимательнее.
    В целом же работа очень сильная, за душу берет и долго потом не отпускает.
   
   2. Гимн тошнотику. Г. Елагин
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=172244&pid=­48&nom_id=112­
    Очень коротка, но, вместе с тем, такая вместительная работа. Когда ищешь сравнения, на ум приходит губка – столько всего впитала, а размер не изменила. Вот у кого поучиться многим авторам, страдающим многословием и чрезмерной развернутостью сюжета. В работе же Геннадия Елагина почти каждое слово к месту, почти каждое предложение говорит читателю что-то важное, каждый абзац – целый мир. «Как только оттаивает земля на полях, для нас наступает счастливое время. Оно сулит то, чего мы были лишены долгой зимой – ощущение сытости». – начало, просто блеск. В двух предложениях сказано все, что нужно и если бы автор попытался разматывать эту тему, давя на жалость читателя, все бы рухнуло.
    Ошибок почти нет. Почти, потому что они все-таки встречаются, но, мне кажется, они больше от темперамента автора, от того, что работа не успела «вылежаться». Например, такое: «…в поисках оставшейся в земле картошки прошлого года, которая осталась незамеченной при уборке». «…оставшейся в земле картошки прошлого года» легко заменяется на «прошлогоднюю картошку». И ритм выигрывает и логика в предложении не нарушается повторением «оставшейся – осталась». Или «Искать картошку надо осторожно. За зиму клубень картошки в земле…». Можно просто клубень. Очень много по тексту «который». И еще «Наконец, банка пустеет». Употребление «наконец» все-таки подразумевает что-то, чего долго ждали, даже надеялись. Здесь же все наоборот и лучше подошло бы «Но вот». «Но вот, банка пустеет. Как быстро»
    И все же, это мелочи в сравнении с впечатлением, которое оставляет после себя работа, с мыслями, которые она рождает в твоей голове. Отличный финал. Это тот редкий случай, когда финал выполнил свою функцию – подвел рассказу итог. «Так славен, будь тошнотик, не давший нам умирать от недоедания, наполнявший наши желудки обманной сытостью, делавший нас счастливыми на короткое время. Слава тебе!»
   
   1. Грустный рассказ. Ольга Иванова
   http://www.litkonkurs.ru/?dr=45&;tid=159198&pid=­48&nom_id=112­
    Рассказ, который не может оставить равнодушным. Маленькая Соня пытается написать рассказ, в котором «всем будет хорошо». И даже той «крашенной», из-за которой жизнь самой Сони пошла не так, как должна была. Вот такой был бы замечательный рассказ, если бы… не взрослые. Взрослые с их важными заботами, умными мыслями и т.д. Это здорово подчеркивает сон девочки, который она видит каждый раз, когда пытается написать рассказ. Детская иллюзия, наивное стремление к добру, неизменно сталкивается с жестокой реальность, созданной взрослыми. И столкновение это никогда не заканчивается в пользу детей, оно лишь корежит их нежные души. «Двери тявкнули, лифт ушел вниз. Вместе с ним всё провалилось. Весь мир ушёл под лёд». Ух, как меня эта фраза взбудоражила! Просто блестящая находка.
    Сюжет хоть и разносторонен, но лишнего в нем нет. Все, казалось бы, отвлеченные эпизоды, не уводят повествование в сторону, не нагружают его ненужным багажом. Они обязательно несут в себе определенный смысл, символ, о чем-то говорят, что-то рисуют.
    Тот же сон – абсурдная ирреальность, которая «скрыто» работает на основную идею рассказа. За сны автору, вообще, большой респект – отлично придумано и грамотно введено в текст, без безобразно выпирающих углов.
    Здорово автор рисует портреты второстепенных персонажей. Незначительный, сделанный как бы походя мазок, и тут же перед глазами встает человек. И не просто его внешняя оболочка, но и внутреннее содержание легко читаются и узнаются. «…её толстый дядя Вася, на плече которого огромный меч протыкал чьё-то маленькое сердце». Что еще нужно, чтобы представить человека внешне и понять его внутренне?
    Язык автора – неординарен, красочен, но вместе с тем, лишен мусора, не переходит в многоцветную оляпистость или витиеватое многословие. Много фраз, которые хочется перечитывать.
    Правда, иногда, все же встречается путаница. Вот, например: «Шлёпает (дождь) по реке, и напуганная рыба припадает к илистому дну; скачет по дорогам и дорожкам, ломится наугад через заросли кустов, задирает ветки деревьев. И наконец устав, набегавшись и запыхавшись, уходит в землю, затаясь там до поры. А потом выстреливает в небо упругим зелёным побегом…». Когда читаешь первый раз, думается, что «…скачет по дорогам и дорожкам» рыба, о которой говорилось ранее. Конечно, потом все встает на свои места, но это потом. Да и показалось мне, что в последнем предложении цитаты логичнее было бы говорить о радуге. Все-таки зеленый упругий побег это не сразу и не выстреливает, а вот радуга… и красиво было бы и к месту. Но это так, из разряда теории.
    Еще портят впечатление несколько пропущенных (лишних) знаков препинания и опечатки. Я уже говорил выше, что когда работа не затрагивает, то на подобные мелочи как-то даже и не обращаешь внимания. Здесь же, все бросается в глаза. Это знаете, как с хорошо, тщательно отглаженной вещью – на виду каждая морщинка, которую на мятой одежде и не заметил бы.
    В целом же, повторюсь, впечатление от грустного рассказа очень сильное – Ольга Иванова создала рассказ, который обязательно должен прочитать каждый автор нашего портала.
Ольга Грушевская[02.09.2008 16:12:19]
   Петр, спасибо, очень интересно.
Петр Дубенко[02.09.2008 20:23:17]
   При таком председателе жюри, Ольга, плохо работать не получается. ))))
Злата Рапова[02.09.2008 17:51:04]
   Уважаемый Петр!
    Вы написали очень серьезный обзор. Видно, что Вы внимательно читали работы авторов.
    Но я должна Вам сказать, что мне показались некоторые реплики весьма обидными. Стоит ли начинать свою рецензию, к примеру, словами: "Какое занудство!"? Разумеется, каждая авторская работа может показаться несовершенной. Но это это личный взгляд обозревателя, а значит, обозревателю не стоит обижать автора заранее столь негативными оценками. Мне бы хотелось, чтобы обозреватели были добрее к авторам, а авторы в свою очередь, принимали решение жюри как должное. Все это возможно лишь при взаимном уважении, когда никто не ставит себя выше других и никто, соответственно, не будет обижаться на обозревателя.
    С уважением, Злата Рапова
Петр Дубенко[02.09.2008 20:07:17]
   Возможно, Вы правы, Злата. Я, естественно, никого не желал обидеть и писал обзор, отталкиваясь лишь от одного желания – чтобы мой обзор стал не просто отчетом о проделанной работе, а был полезен авторам. И уж тем более не думал за чей-то счет самоутверждаться, возвышаться над кем-то, боже упаси. Если кого-то задел за живое, заранее приношу извинения. Но слов своих назад не беру, что сказано, то сказано. ))))
Вера Капустина[03.09.2008 18:09:55]
   Я полностью согласна со Златой.
Анастасия Казакова[02.09.2008 18:43:12]
   Обзор жесткий. Но этим он и хорош.
   Меня нисколько не задели хлесткие замечания Петра.
   Расстройство после прочтения обзора вызвала лишь моя собственная нерадивость. Я и сама дошла до того, что рассказ мог быть более выпуклым, удели я больше внимания Свете и ее эмоциям. Правда, дошла только спустя месяц после написания :(
   Еще расстроили мои опять несложившиеся отношения с запятыми. Читала-вычитывала неделю после написания и огрехов не заметила :( И вот, как обухом: "запятые".­ Плохо, Настя.
   Остальные замечания так же приняла с благодарностью.
   Еще раз повторю: мне такой подход не претит. Он помогает.
   С благодарностью Петру, Настя.
Петр Дубенко[02.09.2008 20:10:20]
   Спасибо за поддержку, Анастасия. А вот себя Вы так зря бичевать пытаетесь. Ошибки все мы допускаем, без них никак. Просто надо уметь их признавать и исправлять. Раз Вы это умеете, значит, каждая новая работа будет лучше прежней. Чего я Вам от всей души желаю.
   Петр
Юрий Берг[02.09.2008 19:31:58]
   Большое спасибо за столь интересное прочтение моего "Пролога" - вы попали в точку! Это вступительная часть к повести "По следам моей памяти" и в следующих её главах они (пунктиром обозначенные герои) вновь приходят на страницы повести.
Владимир Штайгман[02.09.2008 20:08:45]
   Уважаемый Петр! Мне импонирует Ваше радение за язык художественный у авторов. Литератор без богатого языка- портной без ткани. И рад бы сшить хороший костюм, да одна суконка под руками.
Петр Дубенко[02.09.2008 20:14:41]
   Спасибо, Владимир.
Сеня Уставший[02.09.2008 20:14:38]
   Благодарность, благодарность и ещё раз благодарность! В частности - от "проигравших&qu­ot;,­ так сказать. Обзор прекрасный, объективный и грамотный. Честь Вам и хвала! Портал ЧХА, можно сказать, и живёт полноценно в ожидании этого чуда - Обзора. С огромным уважением и благодарностью
Петр Дубенко[02.09.2008 20:16:18]
   Спасибо, Сеня. От вас такое услышать вдвойне приятно.
Уваркина Ольга[02.09.2008 23:15:59]
   Спасибо за подробный разбор моего произведения. Не могу не согласиться, что присланное произведение не совсем соответствует девизу этого конкурса. Наверное, я погорячилась. Моей основной мыслью в написании этого рассказа была дань памяти моему деду - Сергею Петровичу. Зато теперь я знаю, чего не надо делать и чем не надо увлекаться в изложении мыслей)))
   С теплом. Ольга.
Вера Капустина[03.09.2008 17:34:50]
   Спасибо, уважаемый Дубенко, за замечания.
   
   Что касается высказывания о рассказе как о "тягомотине&quo­t;...­ По-моему, преувеличение.
   
   Остальное - мелочи, но важные. Исправляются за пару минут и уже исправлены.
   
   С уважением,
   
   Вера Капустина.
Мария Гринберг[03.09.2008 18:42:10]
   Пользуюсь случаем здесь выразить благодарность всем членам жюри за проявленный к моей работе интерес!
   Да, возможно, не совсем правильно это попало в тему, просто вот подумалось вдруг - а знаем ли мы, чьё имя носит школа, в которой учатся наши дети?
   Или, может, совсем это неважно?
   Именно через официальные рапорты мне и хотелось раскрыть душевную эволюцию героини - от девочки-отличницы, стремящейся наилучшим образом выполнять свой долг и до этого рокового вопроса "А слава ли Родине?"
   Жаль, что не получилось.
Ольга Иванова (Ivolga)[05.09.2008 14:30:23]
   Уважаемый Петр! Поздно откликаюсь на Ваш обзор, не потому, что долго раскачивалась, а потому что была в отъезде и не имела доступа до Интернета.
   Огроменая работа проделана! Огромная! Внимательное, заинтересованное чтение, хороший анализ - все весьма основательно. Уверена, что авторам Ваш обзор поможет дальше совершенствоваться.
    Спасибо за Ваш труд!
Петр Дубенко[05.09.2008 17:08:57]
   Вам спасибо, Ольга, за то, что Вы у нас есть))). Читать Ваши рабты - большое удовольствие.
Юрий Берг[05.09.2008 18:42:53]
   Оля, примите и мои искренние поздравления с победой в конкурсе!
   Труд зря не пропадает, это я вам ещё пол-года назад сказал!
Ольга Иванова (Ivolga)[05.09.2008 19:16:13]
   Спасибо! Я сама рада ;)))
Татьяна Июльская (Козлова)[25.09.2008 13:25:52]
   Уважаемый критик! Вы всё время ищете смысл. Что хотел сказать автор? В чём природа детства? Наверное, в детстве Вы были легкомысленнее.
   Просто никакой скуки, постоянные проишествия и приключения, никаких интриг и поисков смысла. Вот и вся природа детства.
Сергей Малашко: творчество и достижения
Рыбалка начинается в одиннадцать утра
Помолвка на операционном столе
Альбом достижений
Участие в Энциклопедии современных писателей
МСП "Новый Современник" представляет
Сергей Гамаюнов (Черкесский)
На злобу дня...
Иван Габов
Силлабо-тоническая весна
Мнение...
Дмитрий Оксенчук
Времени нет
Читаем и обсуждаем.
Презентация книги Сергея Ворошилова
Под знаком тишины
Почитать книгу
Конкурсы МСП "Новый Современник" 2022 год
Награды конкурсов МСП "Новый Современник 2022
Устав и Положения
Документы для приема
Билеты и значок МСП
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
Планета Рать
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Организация конкурсов и рейтинги
Литературные объединения
Литературные организации и проекты по регионам России
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"