Литературный конкурс "Явление Мастера" представляет
Владимир Бобов
Былое превративши в вечность...









Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Диалоги, дискусии, обсуждения    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Возвращаем дежурство по порталу
Наши хроники и ваши вопросы
Явление Мастера. Положение о конкурсе
Заявка на признание
Открытие года
Буфет. Истории
за нашим столом
ЧТО БЫ ЭТО ЗНАЧИЛО?
Союз писателей представляет
Тамара Чиркунова
Жизнь для нас кумир
Смеяться право не грешно
Семен Губницкий
К практике литературы: культурные мемы и словесные клише
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль

Размышления
о литературном труде


Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Фонд содействия новым авторам имени Надежды Сергеевой
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
Диалоги, дискуссии, обсуждения
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ивановская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Костромская область
Тверская область
Оровская область
Смоленская область
Тульская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Псковская область
Новгородская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Республика Удмуртия
Нижегородская область
Ульяновская область
Республика Башкирия
Пермский Край
Оренбурская область
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Республика Адыгея
Астраханская область
Город Севастополь
Республика Крым
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Республика Дагестан
Ставропольский край
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Кемеровская область
Иркутская область
Новосибирская область
Томская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Азербайджана
Писатели Азербайджана
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Болгарии
Писатели Испании
Писатели Литвы
Писатели Латвии
Писатели Финляндии
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.

Просмотр произведения в рамках конкурса(проекта):

Конкурс фантастики, фэнтази и мистики "Заглянуть за горизонт". Финал.

Все произведения

Произведение
Жанр: Фантастика и приключенияАвтор: Алексей Анатольевич Карелин
Объем: 58048 [ символов ]
СЕМЬ ДНЕЙ «РАДУГИ» или последний показатель
Порою, выдернув только один единственный гвоздь, можно ненароком разрушить всё здание.
Алексей Карелин
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Глава 1
 
 
День первый.
 
Эта Мёртвая планета сразу же встретила нас негостеприимно. Впервые же мгновения, когда мы ощутили на себе чудовищную перегрузку, и сквозь компьютерное око, наконец, увидели этот безжизненный ландшафт, то какое-то дурное предчувствие закралось в сердца.
Экспедиция на КА-345 не планировалась. По всем канонам и мерам безопасности эту безжизненную и отдалённую планету, стоило вообще обходить стороной, тем более после того рокового случая, произошедшего двадцать два года назад. Тогда я только поступил в Службу Собственной Безопасности (ССБ) Коллективной Корпорации Z. Это были тяжёлые времена экономического кризиса, когда ротоновое топливо стремительно заканчивалось, а новые ресурсы еще не были освоены. Тысячи корпоративных кораблей буквально обсасывали галактику за галактикой, систему за системой, планету за планетой. За тринадцать роковых звёздных месяцев Корпорацию постигло столько потрясений, что удивить чем-то, казалось, уже было не возможно, и, тем не менее, то, что произошло на КА-345 – удивило видавших.
Корабль-разведчик не просто погиб, это ещё полбеды, а превратился в куб. Члены экипажа лежали тут же в индивидуальных средствах защиты. Как, без достаточного количества воздуха, воды и пищи они могли пробыть под смертоносными лучами столь долго? Отчего ультрасовременный разведчик превратился, в чёрт знает что, и почему автоматический сигнал о помощи дошёл спустя месяц – наверно навсегда останется под вопросом.
Сам же экипаж, а вернее то, что от него осталось, превратился в биологическое стадо годное лишь для трансплантации органов. И если бы не индивидуальная база памяти, благодаря которой и удалось вытащить бедолаг с того света, семеро крепких парней так бы никогда и не обняли своих жён, детей и близких, хотя для Корпорации они оказались безвозвратно потеряны. Жуткая История!..
И вот новая экспедиция, под кодовым названием «Радуга», садилась на проклятое тело Мёртвой Планеты. Антигравитаторы работали на пределе, а меня одолевали смутные сомнения и предчувствия.
Знаете, не хочу показаться нескромным, но я – Артём Лерин – человек еще той когорты, один из последних учеников СИРИУСА, успевший захватить дух той эпохи, когда Человечество еще тешилось надеждой о братьях по разуму. В своё время я даже записался в ССИ (Службу Структурных Изменений), где готов был пожертвовать своими генетическими тканями во имя долгожданного контакта…, сейчас это кажется смешно, но тогда все мы, молодые выпускники СИРИУСА были поголовно помешаны на звёздах и инопланетянах. И причина тому, как нам тогда казалось, была существенная – всю галактику наполнили неведомые доселе позывные, которые, не больше не меньше трактовались, как послание братьев по разуму. Да… сейчас это выглядело смешно, а тогда раздувалась целая инопланетянская истерия. Даже доходило до курьёзов - в борделях безумной популярностью стали пользоваться девушки мутантки. Сутенеры искали их по всем третьесортных планетам, делая на несчастных состояния. Тогда-то я и познакомился с Лили. По пьянке, забредя в один из таких домов терпимости, я моментально протрезвел, увидев эти огромные полные печали и страсти изумрудные глаза….
 
Стабилизаторы мерно гудели. До основной стыковки с законсервированным модулем оставалось не менее часа. Я устало взглянул на показатели приборов, отключил монитор внешнего обзора, и поднял защитные жалюзи. Передо мной открылась ночная пустыня Мёртвой Планеты. Даже здесь, в относительном уюте корабля, мне стало не по себе. Что же всё-таки тогда произошло? Невероятно, но в который раз эта ни чем не примечательная планета для моей цивилизации опять становилась костью в горле на "светлом пути прогресса" будь он неладен. Эта песчинка под кодовым названием КА-345 теперь встала на пути очередной бредовой идеи корпорации, и на сей раз, дни её были сочтены. Мой корабль как раз и прибыл для того, чтобы приготовиться к этому. Конечно, планету можно было уничтожить и без этой проволочки, с помощью термальных изопотоков, но ООН требовала подробного отчёта о действительной непригодности любой планеты для перспективного проживания на ней человека, отсутствия на ней полезных ископаемых, влияние её на всемирное тяготение и далее по списку, который составлял двести тридцать ориентировок и показателей.
Основной модуль, о котором я успел рассказать выше, был законсервированный объект внешней разведки, созданный после того загадочного происшествия с кубом. Там уже имелись все, или почти все данные, которые необходимо было просто перепроверить, что нашей команде и полагалось сделать в кратчайшие сроки.
Проникнуть в основной модуль, снять показатели приборов и взять имеющиеся уже пробы, чистая формальность, рутинная работа, но от чего-то было не по себе. До рассвета оставалось пять с половиной часов. До этого срока нужно было успеть проделать основную работу. Пустынные бури здесь дело обыденное, а синоптики обещали лишь часов восемь затишья. Конечно буря не помеха, хотя по правде уж лучше без нее.
Почти вся команда отдыхала. Я сам распорядился об этом. Мне нестерпимо захотелось побыть одному. Приборы работали исправно, операция по стыковке полностью отработана и компьютеризирована, так что хороший повод уединиться, а сегодня это не мешало бы…
 
Пять лет назад я потерял свою любимую. Лили действительно была девушкой не от мира сего. И это выражалось отнюдь не в генетических изменениях её тела, хотя смотреть на мулатку с ярко оранжевым цветом кожи и было удивительно, но её гипнотические зелёные глаза с чарующей наивностью ребёнка полностью овладевали вами. Тогда я украл эту малышку, и из дома терпимости перевёз к себе. На улаживания всех формальностей ушло несколько недель и все мои годовые сбереженья. Друзья посчитали это очередным чудачеством и рассматривали Лили как дорогую игрушку, что-то вроде собачки, но необычайный склад её ума и обворожительная притягательность сделали своё дело. Лили полюбили. Я же добился для малышки федерального паспорта. Правда, для этого мне пришлось поступиться принципами и сделать две вещи: первое – жениться, и второе – поставить на своей звёздной карьере большой и жирный крест…
Мы виделись очень редко, а с начала моей негласной опалы еще реже. Зато, какие это были встречи! Раз в полгода я прилетал на побывку и обязательно привозил любимой какую-нибудь безделушку. Но однажды, я особенно угодил ей. Это был крошечный куб. Ничего в нём такого примечательного не было, кроме одного - от него исходило нечто, что заставляло его держать и держать, а в это время на ум приходили удивительные мысли, и постепенно это состояние переходило в транс. Лили была в восторге…. Я купался в счастье…
Всё оборвалось неожиданно. Её подкараулили и зверски избили какие-то подонки. Следов так и не нашли. С тех пор я уже больше не брал отпускных и полностью перебрался на орбиту.
……………………………………………………………………………
 
Капитан очнулся от звука индикатора. Лерин даже и не заметил, как задремал. Наконец-то полная стыковка состоялась, а это означало, что у него оставалось до утра еще два часа, и можно было поспать. Завтра всех ждала большая работа.
 
……………………………………………………………………………..
 
 
 
 
 
 
Глава 2
 
 
День второй
 
 
Оглушительный хлопок заставил вскочить меня с постели.
…Я активировал датчик адаптации и вышел на палубу. Уже было пять сорок независимого вселенского, и члены экипажа завтракали, когда во внешнюю оболочку корпуса челнока врезалось нечто, издав невероятный по силе звук. Через четверть часа, надев лёгкие магнитные скафандры, я, с несколькими помощниками, уже осматривал корпус. Никаких повреждений, кроме вонзившихся отточенными углами во внешнюю оболочку загадочных малюток-кубов, размером с игральные кости. И тут меня пронзила простая мысль, от которой сразу же стало не по себе. Куб, подаренный Лили, куб в который был смят корабль, и эти, только что изрешетившие обшивку моей станции, всё это явно походило на звенья одной цепи. Панический холодок пробежал по позвоночнику, я даже почувствовал, как беспричинный животный страх превратиться в безмозглое тело заставил меня подумать об экстренной эвакуации, и тут же я ухмыльнулся собственной трусости…. Подготовка к входу в законсервированный модуль практически закончилась, и сбежать в последний момент было, по крайней мере, глупо. Вернувшись на станцию, я, дав ряд указаний, закрылся у себя.
 
……………………………………………………………………………
 
 
Капитан сидел и смотрел то на левую, то на правую руку. Два одинаковых куба, один – его память о Лили, второй – из сегодняшней россыпи. Лерин почувствовал лёгкое головокружение, отток от головы, и миллиарды иголок пронзили его сознание. Он погружался всё глубже и глубже, транс овладевал им, когда, невероятным усилием воли, он разжал кулаки. Восемь неглубоких вмятин. Его немножко поташнивало…. …Потом он еще долго искал закатившийся куда-то один из кубов, затем он собирался с мыслями, а когда решился выйти на первый сеанс связи с Центром, твёрдо знал, что и как он будет говорить. Его руки всё еще немножко дрожали, когда он надевал виртуальный шлем…
Как же он ненавидел всё это: парадная форма одежды, лицо выбрито и лет на десять моложе. Таким Лерин, капитан мёртвой команды ССБ, предстал перед дежурным по Z. Перед ним сидел довольно таки тучный человек с бабьим лицом в ослепительно белом костюме. Лерину повезло. Эта голограммная гора жира в праздничной упаковке был не кто иной, как его однокашник по лётной школе - Кирилл Волин.
- Здравствуй, Кирилл, может, давай без этой должностной бутафории?
Волин на мгновение исчез, как бы рассыпался и предстал в темном, чуть помятом костюме с уставшими, ввалившимися глазами:
- Рад видеть тебя, Артём! Когда будет готов отчёт для этих умников?
 
- Помнишь Кирилл, любимую безделушку Лили? Ту самую, которую ты привез с КА-240? Тогда ты так толком и не рассказал, откуда она, только отшучивался. У меня сегодня, только что произошло ЧП. Точно такие же кубы атаковали внешнюю обшивку корабля, правда я еще не сделал молекулярного анализа, но, думаю, в этом не будет нужды. Лили очень дорожила твоим подарком, говорила, что он посланник ИНОГО, тогда я не догадался сравнить его с тем событием в двадцать шестом на КА-345, но теперь… Кирилл, тебе не кажется, что слишком много совпадений. И еще, «эти твои подарки» полностью уничтожили стыковочный узел, так что безопасной стыковки не получится.
 
Лерин всматривался в виртуальное лицо друга. Ему почему-то вспомнилось, как Волин от него отвернулся. Ситуация тогда сложилась непростая. Обратная сторона Вселенского Загрязнения Окружающей Среды – ярая нетерпимость к любым мутациям и генетическим изменениям. Этим болели почти все - начиная с президента корпорации и заканчивая последним статистом; это культивировалось и накручивалось ежедневно на протяжении многих лет в умах тысяч и тысяч сотрудников, но парадоксальность ситуации состояла в том, что именно корпорация и являлась главным виновником появления этих самых мутаций. Даже на бытовом уровне шла непримиримая борьба за место под солнцем. Результатом этой истерии и явилась смерть Лили.
-А вообще дружище, к чему эти сложности? – Волин откинулся в кресле и большим с указательным пальцами начал усиленно массировать переносицу, толи из-за бессонной ночи, толи, желая скрыть свой взгляд и забывая, что он виртуален. - Инцидент с метеоритным дождём мы рассмотрим, но разве кто-то пострадал? Да, была нарушена твоя задача со стыковкой этого основного блока, и, тем не менее, ты должен как можно быстрее собрать все пробы и убраться до того момента, пока этот кусок дерьма не разнесут в космическую пыль. И, пожалуйста, без инициативы! По мне, так я бы еще в двадцать шестом не оставил от нее мокрого места! А что касается того подарка…, знаешь…, эти безделушки сейчас наводнили всю галактику, они опасны не больше новогодней хлопушки. Артём, соберись же, наконец!!! Ты же опытный навигатор! Мы ждем завершения твоей работы уже сегодня…
 
 
 
 
 
 
Глава 3
 
 
Сеанс связи закончился. Лерин шёл по длинному прозрачному коридору, когда, неожиданно для себя, резко свернул в медицинский отсек. Что-то сдерживало его, и он старался оттянуть вход в запасной модуль
- Марго, ты здесь?
- Мужчина! А где же, по-вашему, я должна быть?
Марго появилась на станции два года назад, и не смотря на возраст, она напоминала маленького ребёнка.
- Что-то Марго мне плохо, нет ли у тебя волшебной пилюли? Осмотревшись, Лерин сел в кресло, усеянное кнопочками и проводами. Устроившись поудобнее, он стал изучать эту хрупкую штучку по имени Марго. Что она здесь делает? Разумеется, медик она отменный, но не от мира сего – это точно, а это её личное дело? Биографии более засекреченной и зашифрованной он еще никогда не видел.
Родилась Марго, судя по этому немногословному документу, во время одного из первых транс галактических перелётов и всё детство и отрочество провела в ограниченном пространстве колонии на Б546, где явно, из-за недостатка женщин, пользовалась повышенным вниманием зрелых и оголодавших без натурального секса мужчин. Артём так и представлял себе, как какой-нибудь смазливый астронавт, запудрив девчонке мозги, лишает ее девственности, и как она, вкусившая запретного плода и имеющая колоссальный выбор, становится кокетливой и избалованной женщиной.
…Затем в личном деле значилось, что в семнадцать лет она родила сына и была отправлена в более крупную колонию, где окончила медицинское училище и была завербована в ОМАЗ.
Почему ОМАЗ – тайная и зловещая контрразведка коллективной Корпорации Z заинтересовалась молоденькой медсестрой, да еще и с младенцем на руках, оставалось загадкой. Тридцать лет, ровно столько отделяло следующую и последнюю запись дела Маргариты Эхос: "…уволена в запас в качестве медицинского советника, специалиста по генным технологиям…" И вот уже третий год хрупкая, неутомимая, загадочная женщина работала под началом Лерина, а он так и не смог в ней толком разобраться.
- Знаешь, Марго, какое-то у меня дурное предчувствие... Короче я сам решил зайти в этот чёртовый законсервированный модуль. Не желаешь составить компанию любителю острых ощущений?
- Вы это серьёзно, мужчина? – Марго удивлённо посмотрела. До этого подобные акции происходили без её участия.
- Да ты знаешь, не хотелось бы в случае неожиданных находок тащить их на корабль, поэтому, родная, бери всё что надо, надевай скафандр и делай экспертизу на месте.
- А кто еще будет участвовать в шоу?
- Андрюша.
- Андрюша?!!
- Да, Андрюша. Ты же прекрасно знаешь, какие у него возможности, а время поджимает. Через тридцать минут я жду тебя в гаражном отделении. Тебе этого хватит?
- Вполне, - и Марго с обожанием и признательностью посмотрела на капитана.
 
 
 
 
 
 
 
Глава 4
 
 
Андрюша, до недавнего времени, был скаутом с крейсерского корабля, на котором располагалась, в том числе и школа молодых отдарённосей или клопов, как их почему-то прозвали астронавты.
Артём столкнулся с ним случайно, в тот день капитана вызвали на ковёр, для того, чтобы он мог отчитываться об истории, которой могло бы и не быть, если бы Лерин действовал по инструкции.
Перед неминуемой взбучкой Артём зашел пропустить арго – прохладительный напиток лимонного вкуса с целым букетом разрешённых стимуляторов. В баре играла приглушенная музыка, когда Лерин услышал со спины дружелюбный голос –
- Простите, не желаете сыграть партию в шахматы?
Артём уже было, собрался ответить отказом, но обернувшись – не смог. Перед ним стоял добродушный голубоглазый паренёк, его открытая улыбка пленила и притягивала, а спартанское телосложение и идеально подогнанная под фигуру скаутская форма лишь положительно дополняло картину.
Шахматы были выполнены из дилия, синтезированного сплава, очень лёгкого и изящного. Но когда расставленные фигуры должны уже были ринуться в бой, юный незнакомец неожиданно отдёрнул руку от пешки, встал, и, учтиво предложил пройти с ним, для очень важного разговора, причём, также дружелюбно улыбнувшись… Артём был в не себя: сначала мальчишка уговаривает его сыграть в шахматы, а затем предлагает зачем-то выйти…. Они вышли. Скаут начал нести какой-то нелепый вздор о теории интуиции, и Лерин, чтобы заняться чем-то безучастно осматривался по сторонам, когда мальчишка, схватив его за плечи, неожиданно развернул на оставленные ими фигуры. Лерин даже не успел возмутиться, то, что он увидел, заставило его впоследствии взять Андрюшу в свою команду. Та самая белая пешка, которая должна была оказаться в руке у скаута, медленно поднялась в воздух, завертелась вокруг своей оси и взорвалась! Что это было, попытка убрать его, Лерина, или безадресная выходка атиглобалистов, влияние которых добралось даже в ума военных, так и осталось загадкой. Явно было одно – этот одарённый, пышущий юностью и здоровьем паренёк, обладал незаурядными способностями, и Лерин предложил ему практику под своим началом.
 
 
 
 
 
 
Глава 5
 
 
Итак, трое из семидесяти членов разведывательной команды: командир, биолог, и рядовой, обладающий незаурядной интуицией, готовы были вступить в основной модуль. После неожиданной атаки неизвестных объектов, стыковка с законсервированным объектом была прервана, и на её возобновление должно было уйти не менее двух суток. Капитан Лерин принял экстремальное решение пройти оставшееся расстояние в скафандрах с выходом на поверхность планеты.
- Что скажешь, Андрей? – Лерин с любопытством всматривался в карие глаза розовощёкого бойца. По его спокойному и невозмутимому лицу прочитать, что-либо было невозможно.
- Я должен видеть объект. Всё будет ясно, когда мы окажемся внутри. Я же Вам уже предлагал. Более безопасно будет, если первым зайду я…
- Нет – Лерин жёстко оборвал Андрея. Это исключено. Мы не знаем, что там. Когда войдём, и ты почувствуешь опасность, мы сразу же выйдем, да и Марго должна успеть взять пробы. – Когда капитан говорил слово «сразу же», он прекрасно понимал, что «сразу же» не получиться. На систему автоматической разблокировки и блокировки уйдёт, как минимум, минут девять, а это значит, что пятьсот сорок секунд они будут наедине с неизвестностью. Но проблему нужно было решить уже сегодня, а улететь просто так, без результатов исследований, капитан просто не имел права, он всегда и везде привык ставить точку над «i».
 
…Когда закрылся последний промежуточный шлюз, путь к отступлению уже был невозможен. КА-345 наконец-то, приняла исследователей на своё, уже успевшее раскалиться до критической отметки, зыбкое песчаное тело. Законсервированный модуль находился всего-навсего в тридцати метрах, но это расстояние в тяжёлых, защитных скафандрах, смельчакам удалось преодолеть лишь за несколько минут. Ноги утопали по колено в песке, а прямые солнечные лучи полностью дезориентировали. Приходилось полагаться только на показания автономных приборов. Обнадёживало одно: обратно они будут возвращаться с помощью натянутого ими же каната с развёрнутой понтонной дорогой. Правда, временный мост можно было бы организовать еще до их выхода. Но всем так не терпелось, как можно быстрее зайти вовнутрь, что об этом не могло быть и речи. Наконец они подошли к цели. Открыть вход в первый промежуточный отсек оказалось делом не таким уж лёгким: мельчайшие песчинки и запредельная температура сделали своё дело, но и это препятствие было преодолено. Закрыв за собой «входную дверь», можно было передохнуть.
- Как вы думаете, Марго, - Лерин приподнял солнечный отражатель шлема. – Когда это всё закончится?
- Для Вас, мужчина – скоро! – Голос Марго через микрофон был еще более задирист, и, вместе с тем кокетлив.
«Женщина, - мелькнула у Лерина, - сто процентная женщина!»
- Ещё раз повторяю! – обратился он ко всем. – Заходим. Снимаем необходимые показания. И уходим. Марго, а Ваша задача за эти девять минут взять все необходимые пробы и, если успеете замеры. Всё, с Богом!
 
Массивная, неповоротливая дверь наконец-то отодвинулась настолько, что можно было протиснуться в неуклюжих скафандрах. Первым, как и было оговорено, вошёл Андрей. Он осмотрелся и, почти сразу же, дал знак Артёму и Марго. Когда же дверь наконец-то закрылась, все приступили к делу. Марго, как фокусница, извлекла миниатюрные инструменты, и буквально стала обшаривать неродовым датчиком всё, что было вокруг, а, найдя, прятала ведомое только ей сокровище в мини контейнеры для проб. Конечно же, можно было бы, ограничится только сканированием, тем более новое оборудование позволяло анализировать и выдавать информацию уже на месте, но комиссии нужны реальные, а не виртуальные факты. Тем временем, пока Лерин пролистывал бортовой журнал, ища в нем хоть какую-нибудь зацепку происходящей чертовщине, Андрей как будто бы безучастно стоял полузакрыв глаза. Но надо было уходить…, время не ждало…
Загрузка информации была практически завершена. Марго уже ожидающе смотрела то на капитана, то на Андрея…Неожиданно юноша встрепенулся и уставился в дальний левый угол. Затем медленно и очень аккуратно стал продвигаться к нему.
- Капитан… капитан… – Марго с тревогой смотрела даже не на Андрея, а на то место, куда он продвигался медленно, замирая, и с каждым шагом всё мягче и мягче, насколько позволяла оболочка скафандра. Лерин, который тоже неотрывно смотрел за действиями Андрея, поймал себя на том, что всё это напоминает охоту за редкой бабочкой, которая притаилась в дальнем углу… и которую необходимо во чтобы то ни стало поймать. …Вот уже Андрей подошел в плотную к «воображаемой бабочке»; …вот уже протягивает руку. Раскрытые пальцы ладони скользят по воздуху как по стеклу, слышится лёгкий электрический треск, юноша начинает светиться мягким, как бы исходящим из его нутрии светом и… исчезает. Лерин рванулся на то место, где еще мгновение назад стоял его подчиненный. Провёл рукой... затем отдернул,… повернулся к Марго и взволнованным, но властным голосом приказал – Немедленно возвращайтесь на корабль. Готовьтесь к эвакуации,… если мы не вернёмся через четверть часа, взлетайте! – Затем он опять нащупал воображаемую ручку воображаемой двери, ощутил неведанное доселе блаженство, осветился внутренним светом и тоже исчез…. Ошарашенная Марго с ужасом думала, как она будет возвращаться назад и что она скажет команде!!! ...
 
 
 
 
 
 
 
Глава 6
 
 
День третий
 
Весть об исчезновении двух человек с КА-345 облетела всю корпорацию менее чем за сутки... Случись это на другой третьесортной планете, и никто бы этого даже и не заметил,… но тут… Действительно эта маленькая и невзрачная планета становилась уж очень большой и неожиданной проблемой вставшей на пути технического прогресса.… Надо же, очутись она чуть левее или правее на каких-нибудь 15 градусов от новой космической магистрали и жила бы себе спокойненько до собственного полураспада,… а тут…
На экстренном совещании глобального совета корпорации (ГСК) было душно. Кондиционеры просто не справлялись со всем дымом сигар, и лёгкая дымка окутывала заседающих уже пятый час. Все прекрасно понимали, что исчезновение исследователей только добавило путаницы в это и без того нелёгкое дело. А сроки строительства магистрали поджимали. Но не считаться с мнением ООН тоже было нельзя... Надобно было соблюдать хотя бы внешнее приличие…
Председатель, высушенный, как вяленая рыба, с такими же глазами на выкат и ушами локаторами, из которых торчали клочья волос, взъерошенный от напряжения и безысходности, то и дело играл желваками, перебирая в искусственных, покрытых антиникотиновым покрытием, и от того белоснежных зубах, толстую кубинскую сигару. В целом этот долговязый старикан очень даже походил на какое-то мифическое существо из антигероев Данте…
- Как бы то не было, - продолжил он, сверля окружающих выцветшими, а потому еще более угнетающими, стариковскими глазами, - последний показатель нам необходим! Волин! Вы, кажется, учились вместе с этим исчезнувшим капитаном Лериным? Что вы можете сказать?
Тучная гора жира заёрзала на своём месте, откашлялась, и попыталась приподняться, но это у Волина вышло не очень и он так, в полу-приседа опираясь, на пухлые красные кулаки, начал выговаривать явно приготовленный за ранее и тщательно обдуманный ответ.
- С Артемом Лериным мы учились в лётной школе и были дружны. Он великолепный профессионал выдержанный и умеющий адекватно реагировать на нестандартные ситуации…
- Да…- прервал Волина председатель, - ничего себе адекватная реакция на исчезновение подчиненного, вместо того, чтобы выполнить возложенную на него миссию ринутся в никуда, да еще с последним показателем!… Продолжайте…
- И, тем не менее, господин председатель я утверждаю, что Лерин не из тех, кто впадает в панику. В день ЧП я выполнял обязанности дежурного по Z. И Лерин, как капитан мёртвой команды ССБ выходил со мной на связь по поводу атаки внешней обшивки корабля теми самыми загадочными объектами в форме кубов, которые…
- Достаточно! – Председатель оборвал Волина и нажал на кнопку спикерфона, - Пригласите профессора Эрста, пожалуйста!
Не смотря на утомительное пятичасовое ожидание, в овальный кабинет буквально ворвался профессор, уже не молодой, но энергичный, холерического сложения, с пышной, взъерошенной шевелюрой и горящими глазами – главный эксперт корпорации по аномальным явлениям. Его так и подмывало начать объяснять всем очевидные и до нельзя элементарные вещи, которые, почему-то, эти тупоголовые сильные мира сего не понимали, или недопонимали, или просто не желали понять. Годами руководство корпорации всеми силами не видело и не слышало его – ведущего специалиста по загадочному, посвятившего всю свою жизнь этим явлениям. Штат профессора Эрста составлял всего лишь двадцать человек, таких же энтузиастов-фанатиков, как и он сам. Это маленькое сообщество единомышленников вмещало больше гипотез и нестандартных решений на одну «квадратную голову» нежели все электронные мозги, обслуживающие зону Z. И вот то, что Эрст предрекал долгие годы и буквально заваливал вышестоящее руководство экстренными докладами – случилось!
Профессор встал перед двенадцатью мужами в душном, задымлённом сигарами кабинете (Эрст терпеть не мог курения), как лев, готовый в любой момент броситься на жертву. Он затаился, обводил взглядом окружающих, и только лишь ждал, когда ему дадут слово…. И пускай председатель медлил. Эрста пригласили,… нет, позвали на помощь, так как издаёт сигналы SOS терпящий бедствие корабль!!!
Председатель еще раз, для солидности, обвел глазами ученого, задал какие-то незначительные вопросы присутствующим и как бы задумался. На самом деле весь этот совет был им затеян лишь для того, чтобы пригласить этого сумасшедшего от науки. Председатель ни когда не понимал и недооценивал изыскания команды профессора Эрста. Вкладывать деньги и не малые в то, чтобы кучка фанатиков искала несуществующие аномалии потустороннего, да еще не где-нибудь, а на подвластной ему территории!!! Если бы не пятая поправка ООН о «Неземном», деятельность Эрста давно бы уже была свёрнута…. Председатель тянул. Пять часов совета лишь для того, чтобы набраться мужества и пригласить этого сумасброда. Но время пришло. Председатель кивнул, и Профессору дали долгожданное слово.
Эрст не спеша, и как бы смакуя своё положение, достал из кармана серебряную палочку, стилизованную в виде карандаша, взмахнул рукой (в этот момент он очень походил на сказочного волшебника с взъерошенными седыми волосами и горящими угольками колких глазок), и перед присутствующими развернулась звёздная карта нашей галактики. Издалека это казалось беспорядочным скоплением ярких светящихся точек, но при детальном рассмотрении можно было заметить не только разнообразие оттенков и цветов, но и ускоренную миграцию из-за расширения или сжатия пространства.
- Перед вами схематичная карта, составленная нами еще пятнадцать лет назад.– Профессор с гордостью и не без язвительности обвёл своим взглядом буравчиком присутствующих. – Как вы знаете еще со школьной скамьи, все тела в нашем пространстве подвержены необратимым изменениям…. Я не собираюсь читать вам школьную программу, напомню только, о том, что никто и нечто в этом мире не застрахован от немедленного и моментального уничтожения из-за постоянных и необратимых процессов вселенной! Но уж так-то необратимых? Все вы прекрасно знаете о загадочных кубах. Они появились неожиданно лет двенадцать назад. Заполучив первые же образцы, мы уже тогда почти твёрдо знали – речь идет о космических чужаках! На молекулярном уровне всё вроде обстояло вполне обыденно,… но все вы, хотя бы раз сжимали эти кубы у себя в ладони и испытывали то неземное блаженство, которое они несут в себе… что это, как не аномалия! И вот путем проб и ошибок мы выяснили, что эти малютки каким то образом регенерируют нашу нервную систему, омолаживают наш организм, заставляя растения быстрее и более эффективнее плодоносить, а такие крупные объекты, как геомагнитное поле среднестатистической планеты, делать более защищённым от вредного воздействия вторгающихся с каждым месяцем в первобытную природу галактики исследующих кораблей! Но это еще не всё! Наивысшее скопление «кубовидный чужаков» мы постоянно наблюдали вокруг КА-345! А в последние пять месяцев, после того, как вокруг этой маленькой планеты образовалась нездоровая суета, активность выбросов кубов увеличилась в десять… пятнадцать раз!!! Мы не можем найти конкретное место, но то, что всё это появляется из недр этой ничем не примечательной планеты очевидно! И то, что руководство корпорации собирается уничтожить это маленькое чудо, может вызвать катастрофические, необратимые последствия для всей галактики целом!!! И поэтому…
- Профессор – председатель бесцеремонно прервал выступающего, явно не собирающегося в блажащее время закрыть свой поганый ротик! – Ответьте, только кратко… это что Чёрная Дыра? – окружающие, переглянувшись, ухмыльнулись, - А может быть термальная планета? Нет,… белый карлик! Эрст! Я вбухиваю, ежегодно на вас, до миллиона межгалактических кредиток лишь, для того чтобы слышать этот сентиментальный блеф? У вас есть факты!!! Факты!!! Факты!!! И еще раз факты!!!
Ошарашенный таким поворотом профессор немножко осел на полусогнутых ногах, и ледяной озноб пробежал у него по позвоночнику. От львиной прыти не осталось и следа. Он засуетился вокруг своей «волшебной палочки», нажал некие кнопки, и перед присутствующими появились графики, выполненные в виде фиолетовой синусоиды. – Перед вами, господа – профессорский голос дрогнул и сорвался на фальшивый фальцет, - суммарный итог показаний обнаружения кубов за двенадцатилетний период. Как вы видите их концентрация вокруг данной планеты…
- Профессор! Вы меня удивляете! – голос председателя звучал особенно зловеще, - Это всё может убедить лишь порядочных домохозяек, но никак не уважаемую и компетентную комиссию! У вас есть еще доводы, которые смогут переубедить нас в том, что этот кусок песчаного дерьма, вставший на пути магистрали, имеет право на существование из-за своей некой исключительности?! Если же то, что вы нам предъявили всё, с чем вы пожаловали, то завтра же эта паршивая заноза будет существовать только на вашей карте!
- Позвольте! – Эрст неожиданно взорвался и, скрестив свои глаза-колючки с тяжёлым взглядом председателя, отчеканил как пописанному, - Любому человеку, мало-мальски разбирающемуся в процессах строения и развития мироздания, хватило бы лишь толики того, что я вам только что предъявил, чтобы остановить уничтожение КА-345!!! Что же касается окончательных аргументов против уничтожения, то последний, недостающий показатель, должна была снять команда Лерина. Кстати, его исчезновение лишь маленькое звено в цепи непредвиденных происшествий, которые, при уничтожении этой, как Вы изволили выразиться занозы, могут обрушиться нескончаемым потоком на ваши алчные головы! И такой уважаемый человек, как председатель крупнейшей в истории человечества корпорации, на мой взгляд, должен быть более образован, и более разбираться в сложившейся ситуации!
- Довольно болтовни! – Председатель пылал яростью к этой мелкой букашке, вздумавшей давать советы по управлению его корпорацией! – Хватит! – Он на мгновение замолчал, а затем, понизив голос почти до шепота (отчего профессору сделалось особенно жутко) перевел орбиты своих выкатившихся глаз на Волина. – Всё ли готово для уничтожения? – Его свирепое лицо готово было разорваться на мельчайшие частицы.
- Нам понадобиться не более двенадцати часов. – Не своим голосом отчеканил Волин.
- Отлично! Начинайте подготовку к ликвидации. Давайте, я подпишу соответствующие документы! И чтобы к завтрашнему утру проход был расчистин!
- Но ООН…, А как же ООН? Наша лицензия?
- ООН проглатывала и не такие пилюли. – Председатель закрыл лицо ладонью и, зажав виски клещами большого и указательного пальцев, сказал будто бы самому себе, - Боже мой! Сколько во круг меня придурков!...
 
 
 
 
 
 
Глава 7
 
День четвёртый
 
Лерин открыл глаза в белой, наполненной светом комнате. Он безучастно внимал происходящему, и его немножко подташнивало. Где-то рядом мяукал котёнок. Его писк противно действовал на уши. Уши хотелось заткнуть,… но руки, как и всё тело, были ватными. Котёнок мяукал и мяукал. Это раздражало и не давало сосредоточиться. Вместо связанных мыслей в голове крутилось одно и тоже стихотворение:
 
 
До тебя мне три парсека.
Три парсека – это много…
 
Дальше он не помнил. Котёнок на мгновение замолк, но потом начал пищать с еще большим усердием…. Неожиданно сухие и слипшиеся губы Лерина сами стали выводить:
 
… Звёзд надменная опека…
Лишь одна к тебе дорога.
 
Мира два. Три расстоянья.
И безмолвие пространства.
Среди солнц чужих скитанья,
Средь планет чужих убранства…
 
 
 
Неожиданно для себя, Лерин вспомнил всё стихотворение, и теперь оно набатным голосом, как бы раскачиваясь, в нём самом на гигантских качелях звучало, заглушая собой даже пронзительное мяуканье…. Лерин смог оторвать голову и посмотреть на плачущее существо. Котёнок оказался очень маленьким, пушистым комочком в белосерый окрас. Лерин посмотрел в его глаза и продекламировал полушёпотом, полуголосом:
 
 
…Я лечу к тебе, сквозь вечность,
Я к тебе одной, безумец,
Сердцем поглощаю млечность,
Как малыш, средь чуждых улиц.
 
Прорываюсь, дни считаю,
И надеюсь, что увижу.
Только знаешь, улетая,
Был к тебе намного ближе.
 
Два любимых человека,
Разделённых одиноко…
До тебя мне три парсека,
Лишь одна к тебе дорога…
 
Обречённый на скитанье…
Отчего еще я выжил?!!
Поглощая расстоянья,
Быть к тебе немножко ближе…
 
 
 
Котёнок, пока Лерин читал ему стихотворение, притих, но стоило голосу умолкнуть, замяукал с новой силой. Он плакал пронзительно. Зелёные глаза малыша вмещали в себя столько страдания и глубины, что Лерина пробило. Лили! Вдруг он всё вспомнил. Волна адреналина хлынула к вискам…. Первое, что он вспомнил, была Лили! Он вспомнил кто он, что произошло с ними там, в законсервированном модуле, но помимо этого он ощущал большее, всю глубину и важность происходящего. Артём не понимал где он сейчас, что будет дальше, но то, что от этого зависят судьбы многих людей, Лерин осознавал отчётливо. Он впервые обратил на себя внимание. Оказалось, что он абсолютно голый. Куда делась его одежда, и что он тут делает? Свет лился отовсюду. Плач маленького существа сливался с этим светом, образовывая не постижимую пустоту и обречённость. Артём попытался встать. Это ему удалось, хотя слегка покачивало. Ступни ощутили твёрдую, тёплую поверхность. Облокачиваясь на полужёсткую кушетку, человек нагнулся и взял на руки теплый крошечный комочек шерсти, который еще какое-то время плакал, а потом, уткнувшись носиком в большую широкую ладонь, вдруг успокоился, ощутив человеческое тепло.
- Что, красавец, - Лерин впервые дружелюбно улыбнулся, - Давай, поищем твоих хозяев. Эй! – Крикнул он в никуда! Здесь есть кто-нибудь?! – но неожиданно невероятная слабость вновь овладела космонавтом, и Артём опять лёг. Глаза самопроизвольно слипались, пригревшийся котёнок сладко мурлыкал и Лерин вновь погрузился в небытиё.… Как только это произошло, в комнату вошли двое.… Ими оказались две стройные молодые женщины. Они были также обнажены, и движения их источали грацию и мягкость, присущую только хрупким, но сильным существам. Одна из них обладала ярко апельсиновым цветом кожи и рыжими барашками вьющихся волос; её пронзительно зелёные, светящиеся детскою наивностью глаза, смотрели на спящего Лерина с не скрывающим обожанием и жаждой! Другая же, не менее прекрасная, была блондинкой с потрясающей фигурой и более мягкой поступью. Она посмотрела на Лерина так, как будто бы очень хотела в нём что-то увидеть и… увидела. В её открытом голубом взгляде угадывалась глубина и прозорливость самодостаточного человека, уже давно умеющего и знающего как жить. Рыжеволосая красотка разжала пальцы возлюбленного и нежно перехватила котёнка, который опять жалобно замяукал. А её спутница подошла к изголовью мужчины и, накрыв его виски, сосредоточенно вся напряглась. Её закрытые глаза слегка поддергивались. Наконец она отпустила руки, открыла свои кричащие голубизной глаза и внимательно посмотрела на Лили:
- Ты действительно уверена в нём?
- Да, конечно! Вы же сами видели, как он обращался с котёнком…
- Сейчас он больше сам похож на этого несчастного…
- Значит, вы его не тоните? – В глазах и голосе девушки читалась неподдельная тревога. Котенок уже не плакал, а, устроившись поуютнее мирно мурлыкал.
- Пожалуй, нет.
- А юношу?
- Юношу мы оставим у себя…
 
 
 
 
 
 
Глава 8
 
День пятый
 
 
 
Спешная эвакуация со злополучной планеты больше походила на паническое бегство. Каждый понимал, что в любую минуту может произойти непредвиденное. Исчезновение Лерина и Андрея произвело на команду эффект разорвавшейся бомбы. И хотя все теоретически были готовы к этому, но одно дело, когда об этом узнаёшь из центрального видеоканала, и совсем другое, когда сам вот-вот станешь предметом криминальных сообщений.… В этой спешке и суете, обезглавленная команда чувствовала себя как разоренный муравейник. Пять часов ожидания в неизвестности, пока там, на верху решали их судьбу, у многих просто поехала крыша, еще бы, нахождение на пороховой бочке с зажженным фитилём менее безопасное занятие. Всеобщий вздох облегчение – единственная реакция на экстренную эвакуацию. Можно было подумать, что команда Лерина - это сборище трусов и паникёров.… Но на самом деле ощущение не защищённости и непонимания, откуда исходит опасность, заставило самых смелых и бесстрашных людей ретироваться на безопасное расстояние, а уж от туда анализировать и спасать командира, которого все так любили и ценили за справедливость и профессионализм.
В этой суматохе, когда до старта оставались считанные минуты, в комнату внешних контактов, где еще совсем недавно взбудораженный Лерин докладывал Волину об атакующих НЛО, проскользнула Марго. Надев виртуальный шлем, и набрав индивидуальный код доступа, она подключилась к центральному каналу корпорации. Первое, что она увидела, это была лысина председателя. Он сидел к ней спиной и давал последние указания своим помощникам. Шевелящиеся от играющих желваков его «выдающиеся» уши, заставили Марго невольно улыбнуться…. Председатель больше походил на злобного сказочного тролля, нежели на руководителя крупнейшей колониальной корпорации, когда-либо существовавших в этой галактики. Наконец, когда последний из подчинённых смог сполна получить профилактическую взбучку, председатель остался один. Нажав селектор и попросив секретаря не беспокоить его, он круто развернулся в своём вращающимся кресле, и включил режим виртуальности.
- Что это вас так развеселило? – председатель нервно передернулся и пристально уставился своими выцветшими глазами-иголками в Марго.
- Простите меня, просто не смогла сдержать улыбку от того, как вы распекали этих канцелярских крыс. – Марго еще раз вспомнила шевелящиеся уши председателя, и теперь уже не скрываясь, улыбнулась от всей души.
- Вы находите это смешным? Почему? Разве не должен руководитель следить за тем, чтобы его приказы выполнялись безукоризненно и с должным рвением… - Председатель о чем-то задумался, отведя взгляд в сторону. Теперь он говорил, слегка закрыв лицо пальцами костлявых рук. – Сколько себя помню, вы всегда были успешным и одним из самых непредсказуемых агентов нашей собственной безопасности. Кто бы мог подумать? Вы пережили многих, так и не научившись раболепствовать перед начальством…. Ну хорошо. Этот Лерин… вы уничтожили его? Вы действовали осторожно? Зачем вы прихватили еще одного, и куда вы дели трупы и главное… последний показатель?
- Мне всегда сопутствовала удача! – Марго самолюбиво ухмыльнулась. – Лерин погиб сам. Моей заслуги в этом нет. Этот безумец ринулся вслед за подчиненным в аномальное отверстие…. Последний показатель был при нём, так что мышеловка захлопнула всё и всех сразу, а я, по иронии судьбы, оказалась лишь невольным свидетелем происходящего.
- Тесть вы хотите сказать, что переданная в официальном отчёте информация – правда?!! – Председатель отдёрнул руку. – Этот бред сивой кобылы, правда?!!
- Да, этот бред, правда! Надеюсь, это не скажется на моём гонораре? Тем более я успела собрать пробы и показания аномальной активности…
- Можете оставить их себе! – Председатель опять нервно передёрнулся, - меньше чем через час от этого куска аномальности не останется и следа, что же касается вас, то, разумеется, вас ждёт положенный отпуск и премиальные.
Сеанс связи был закончен, и Марго сняла шлем. То, что она увидела потом, заставило её надпочечник выделить изрядное количество адреналина. Перед ней стояли двое. Кирилл Волин и профессор Эрст.
 
 
 
 
 
 
 
Глава 9
 
 
Сразу же после совещания, Волин отыскал профессора, который был подавлен и находился не в лучшем состоянии для продуктивного разговора. Но речь шла о возможном спасении Артёма. Кирилл чувствовал за собой ответственность за исчезновение Лерина. Именно он приказал задержаться, и именно из-за него, возможно, погиб его лучший и единственный друг былой юности. Эрст долго не хотел даже слушать Волина, но когда тот, под свою ответственность предложил вылететь на место возможной катастрофы, профессора как будто бы подменили. Уцепившись за малейшую возможность подтвердить свою теорию и лично воспрепятствовать этим безмозглым корпоративным баранам и лично председателю в решении по уничтожению КА-347, Эрст снова преобразился и готов был вылететь немедленно, чем Волин и воспользовался. Уже через каких-то два часа они находились в охваченном паникой и готовившемся к эвакуации космическом разведчике. Что делать дальше и как поступать, они решили по обстоятельствам, которые не заставили себя ждать. Пойманная с поличным тайный агент корпорации, да еще в момент личного голографического контакта с самим председателем, это был козырной туз, и этим тузом необходимо было воспользоваться немедленно.
Взяв руководство по управлению станцией в свои руки, Волин, первое, что сделал, приказал заключить под стражу Марго. Затем, (колебаться было некогда, на карту была поставлена его будущая карьера), Волин вызвал на экстренное виртуальное, скрытое от председателя заседание учредителей корпорации. На котором профессор Эрст блестяще выступил, аргументировано доказав, что уничтожение КА-347 может привести к глобальной катастрофе, а как следствие колоссальные убытки корпорации. После доклада профессора выступил Волин, который раскрыл перед учредителями преступные планы взорвавшегося председателя, который вёл свою, закулисную игру, идущую в разрез с планами корпорации. В качестве весомого аргумента, была представлена Марго, тайный личный осведомитель председателя, которая была поймана с поличным. Марго, как женщина не глупая, и тонко чувствующая обстановку, выдала своего шефа с потрохами, приписав ко всему и то, чего-либо не было в помине, либо председатель к этому не имел ни какого отношения.
Кто бы мог подумать еще сутки назад, что инцидент с исчезновением командира корабля, может привести к преждевременной отставке председателя, грозного динозавра, стоявшего у основания корпорации Z.
Временным исполняющим председателя корпорации, был назначен Кирилл Волин, который приказал немедленно свернуть эвакуацию и приступить, не смотря на все сложности и опасность предприятия, к восстановлению и снятию данных Последнего Показателя, именно он должен был поставить жирную точку в решении об уничтожении или сохранении этой, уже ставшей для него судьбоносной планеты.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Глава 10
 
День шестой
 
 
Жаркий, продолжительный поцелуй ворвался в него спящего, но уже освобождающегося от чар искусственного сна. Еще там, в глубине сновидения, Артём чувствовал и ощущал забытые им запахи любимой женщины. Сон окончательно растворился, и только продолжавшийся длинный затяжной поцелуй заставил его схватить целовавшего за плечи и оторвать от своих губ. Глаза их встретились. Это была… (не может быть!!!) его Лили. Такая же живая и эксцентричная, только без макияжа и абсолютно голая, но его Лили.
- Мы опять вместе! – Лерин щурил глаза, он еще никак не мог до конца освободиться от ощущения нереальности… - Я думал, что рай – это нечто иное, а он так похож на процедурную. – Лерин саркастически ухмыльнулся. Он не верил в происходящее, подозревал, что это чья-то злая, и не очень умная шутка! Но нужно было действовать. - Интересно, здесь есть сигареты? – Обратился он в некуда, как будто стоящей перед ним двойника его покойной жены не существовало. - Страшно хочется курить!
- Артём! – Лили слегка присела и облокотилась на его обнажённый, и испещренный мышцами, как у каратиста, пресс. – Ты узнал меня? Это я, твоя Лили!!!
Лерин посмотрел в самую глубину её бездны зелёных глаз, вздохнул и выдавил. – Моя жена погибла на Земле пять лет назад, я сам принимал участие в её кремированье.
Лили спокойно и с обожанием смотрела в его серо-голубые глаза - Я пока не могу сказать, где ты, и что с тобой произошло. Я так же понимаю твое переживание и беспокойство по поводу меня, ведь я с точки зрения земных мерок мертва, и мой прах был развеян тобой, по моей же предсмертной просьбе, где-то над тихим океаном. Поэтому поводу я тебе могу сказать лишь одно,… доверься, со временем ты всё узнаешь.
Лерин вдруг изменился в лице, он резко поднялся и уже более внимательно скользнул взглядом по той, которая как две капли воды походила на его погибшую возлюбленную. Но что это? Неужели чья-то злая шутка? Галлюциногены?.. Скорее всего, он просто подопытная морская свинка, и образ Лили скачали из его же подсознания! Между тем Лили внимательно наблюдала за его дальнейшей реакцией, ей не шло быть голой. Лерин понял, что в костюме Евы он её видит впервые. Его Лили всегда любила всевозможные накидочки и ажурное бельё. Неожиданно Лерин вспомнил – Андрей. Где он? Из-за этого мальчишки он тут, голый и в дурацкой ситуации!
По иронии судьбы, Лерин - человек действия, сейчас даже и не представлял, что ему делать и как поступать в столь необычном положении. Неожиданно ему помогла Лили, или то, что заменяла её.
- Артём! Я хочу предупредить тебя, что касается твоего молодого спутника, то он для тебя погиб и встретиться с ним ты уже не сможешь!
- Что значит для меня?
- Не переживай, он такой же живой, как я!
- Так ты живая?! – Ухмыльнулся космонавт, он решил, что будет действовать по обстоятельствам, и уже вошел в своё обычное состояние.
- Нет с точки зрения твоего мира, и да, с точки зрения этого.
- И всё же где я? – Артем, в который уже раз не без интереса оглядел это белоснежное, но отдающее космическим холодом, помещение.
Вместо ответа Лили протянула ему маленькую «пуговку»:
- Если хочешь, то сделай для меня вот что, постарайся вообразить себе то место, где тебе, когда- либо было комфортнее всего.
- Работать или отдыхать? – Уточнил Лерин.
- Находиться…
- Да, я представил… - Артём действительно представил себе образ из детства. Его юношеская комната. Из окна второго этажа бабушкиного деревянного дома открывается живописный вид на июльский лес. Только прошёл дождь, и многоголосица птичьих трелей завораживает и тянет на улицу…
- Теперь прикрепи это к виску…
Лерин повиновался. А почему бы и нет? Небольшая вспышка в его сознании, и он с Лили перенёсся в свое воображение. Но самое интересное, Артём оказался в своем любимом джинсовом костюме, который очевидно давно уже пошёл на тряпки, но сейчас, в этом реальном воображении штаны и куртка были как новые и сидели на нём как литые…. С кухни доносились вкусные запахи. Давно забытые им бабушкины блины. Лили наконец-то тоже оказалась не голой. Она была одета в вишнёвый сарафанчик, который так шел к её рыжим, огненным волосам.
- Лили, что ты сделала? – У Лерина возникло раздвоенное чувство: сорвать «пуговицу» или продолжить игру…
- Какой ты сегодня почемучка!- Лили нежно улыбнулась, - Ты уже наверно понял, что я считываю твои мысли? – Лили дружелюбно посмотрела на него и повернулась к висевшему на стене зеркалу, так, как будто оно весело здесь всегда. – О! А мне идёт! Спасибо тебе, Тёма! Ну что? Давно не видел свою бабушку? Сколько тебе тогда было? Всего лишь пятнадцать? Тогда пойдем, и я с удовольствием перекушу вместе с тобою. Да, и, пожалуйста, относись ко всему, как к хорошему сновидению, с той разницей, что лучше не щипать себя: синяк будет настоящий! Ну что, пойдем? Тем более ты всегда мечтал познакомить меня с твоей Евдокией Семёновной! – Приблизившись и звучно чмокнув его в небритую щёку, она грациозно проскользнула мимо него, и выбежала на кухню.
 
 
 
 
 
 
 
Глава 11
 
 
 
То, что я увидел, потрясло меня своей обыденностью. Всё действительно походило на хороший цветной сон, и, вместе с тем, это был далеко не сон. Ощущения, мысли, реальность событий, осмысления себя в реальности, яркие краски не затуманенного сознания, всё это в совокупности рождало это непередаваемое ощущение жизни. Сколько лет, блуждая по межгалактическому пространству, я был задавлен в эти черно-белые цвета! Реальная жизнь находилась там, в другом измерении моего прошлого, и вот это самое прошлое, захлестнувшее меня и вытеснившее всё то, что я наработал, и чего добился в этой жизни, открывалось передо мной своей чарующей простотой реальных красок.… Если тебя насилуют, и ты не можешь ничего с этим поделать, то постарайся расслабиться и хотя бы получить удовольствие…
……………………………………………………………………………
 
Лерин заглянул на кухню. На ней у старенькой газовой плиты суетилась его бабушка. Ловко переворачивая блин в одной сковородке, и заливая из деревянной поварёшки в другую, она виртуозно успевала подкладывать и подкладывать жёлтыё с коричневыми пузырьками по краям ажурные в дырочку, аппетитнейшие блины! Лили сидела тут же и уплетала за обе щёки блин за блином…
- Вот, доченька, запомни! – успевала поучать её бабушка, - Коровушку по молоку, а девку по породе! Каков отец, какова мать, а то одна намажется, накрасится, а в нутрии такое гнильё, аж не перешагнёшь!!!
Лили посмотрела на Лерина с благодарностью и обожанием:
- Ты где там запропастился! Давай, а то блины стынут!
- Всем приятного аппетита! – Артём нерешительно зашёл на маленькую и тесную кухоньку.
- Давай, Тёмка! Подкладывай себе побольше, вон, сколько я теста замесила… - Не поворачиваясь, кинула ему бабушка.
Космонавт сел на пошарканный табурет и печально посмотрел на бабушку. Его глаза повлажнели толи от гари, толи от необычного, давно забытого ощущения трогательной сентиментальности.
- Знаешь, Артём, почему у вас там, блуждает столько кубов? – Смотря на него, в неожиданном порыве, заговорила Лили. – Кубы – это тела всех тех душ, которые решили остаться здесь. Нахождение и удержание физического начала у нас ограниченно. Но это совсем не значит, что как только человек решает остаться в своем воображении, его физическое тело моментально отрывается от его духовного! Нет, всё это происходит постепенно, незаметно, пока человек сам не решит для себя: «Я не хочу уходить из моего иллюзорного мира!», и лишь только тогда, его физическое тело, превратившись, в переходных воротах двух систем в куб правильной формы, вырывается из нашего измерения в ваше.
- Хватит вам болтать! – Вмешалась в разговор бабушка. – Блины то стынут!
- Подожди, - не слыша ее, ухватился за откровенность Лили Лерин. – А что касается этих ребят из предыдущей экспедиции?
- Они все не захотели остаться, а что касается их корабля, то, как физическое тело, он был выброшен нами тоже в форме куба.
- Так что, я попал в ад? В рай? В чистилище?
- Ты попал туда, где душа успокаивается и подготавливается к будущему…
- Выходит, что КА-345, это ворота?
- Да. И из-за беспричинного уничтожения, этих ворот с каждым годом становиться всё меньше и меньше. Мы уже давно перешли критическую отметку. За пятнадцать последних лет нами было потеряно более чем за предыдущие миллиарды естественного развития.
- Когда же баланс снова будет восстановлен?
- Когда у вас перестанут появляться кубы…
Лерин неожиданно для Лили, нащупал у себя «пуговку» и, зацепив, отодрал от виска. Ослепительные искры, легкое головокружение, это то последнее, что увидел Артём перед потерей сознания.
 
 
 
 
 
 
Глава 12
 
День седьмой
 
 
…Лерина обнаружили совершенно случайно в основном модуле, когда группа исследователей во главе с Кириллом Волиным и профессором Эрстом уже собиралась покидать объект. Всё это походило на маленькое чудо. Командир буквально материализовался из ниоткуда. Без единой нитки одежды, он оказался хорошей задачкой для его экстренной эвакуации на космическую станцию…
…………………………………………………………………………………………………………
…Фильтры ионизации воздуха мерно работали, издавая колеблющееся неназойливое звучание. Капитан Службы Собственной Безопасности (ССБ) Коллективной Корпорации Z Артём Лерин стоял в овальном кабинете центрального офиса перед тяжёлым и массивным креслом Председателя. Это место, во многом благодаря ему, занимал друг его юности, тучный и дружелюбный Кирилл Волин, которому так шло быть Председателем крупнейшей корпорации всех времён и народов. Перед новоиспеченным Председателем лежал подробнейший доклад о пребывании Лерина в параллельном измерении, и о возможных последствиях тотального уничтожения «бесперспективных» планет межгалактического пространства.
- Честно говоря, Артём, я бы не отказался иметь такую «пуговку»… - Волин откинулся на спинку кресла и более серьёзно добавил. – А что этот юноша, Андрей, он так и остался там?
- Очевидно, он не пожелал вернуться. Я долго думал об этом. – Лерин в задумчивости посмотрел куда-то вдаль поверх головы Волина. – Знаешь, не для отчёта. Столько злобы, столько беспричинной ненависти в нашем многострадальном мире, что существование таких мест, как это измерение, вполне закономерно. Хрупкий противовес всей неуёмной агрессии нашего существования! Я всегда верил в Бога, я, как и мои предки православный. Но мне всегда казалось, что существование нас на много сложнее и тернистее, чем простая схема бытия, предложенная вульгарными схематиками. По крайней мере, это лишь превозносит Бога, как величайшего создателя и гениальнейшего творца. Помню в детстве, слушая рассказы моей бабушки, я представлял себе седовласого деда с нимбом, сидящего где-то на облаках и наблюдающего за всем происходящим. Теперь я понимаю, что высшая сила неповторимее и многообразнее нашего понимания о ней, это те духовные сферы, в которые лучше не углубляться…. И, тем не менее, сейчас, я ощущаю еще отчётливее и твёрже, что Бог есть…
- Да… - Волин в задумчивости, и, не замечая этого, перекрестился. – Артём, а этот рапорт. Неужели ты серьёзно собрался в отставку?
- После всех событий, я бы хотел собраться с мыслями. У меня нестерпимое желание побывать там, где меня не было добрых тридцать лет. Я думаю, что в нашей Сибири, мало что изменилось, тем более там, куда я собрался…
- Я не в силах тебя удержать, но помни, что ты всегда можешь вернуться, по крайней мере пока я занимаю это место… - И Волин удовлетворённо ухмыльнулся.
Послесловие
 
 
Шуршащие под ногами листья, пахли сыростью. Тысячи красно-желтых кленовых листков распластали свои ладошки на асфальтовой алее. Лерин брел, шваркая и стараясь подцепить мысами сапог как можно больше опавшей листвы. Он уже неделю как освободился из реабилитационного центра корпорации Z, и теперь, в первые за много десятилетий, полностью принадлежал только себе.
Он думал о Лили, о том, что могло бы случиться с ним, если бы он пожелал остаться…. Вдруг он почувствовал, что что-то щекочет его шею. Он осторожно поднёс руку, и на его ладони оказалась божья коровка. Наверно одна из последних в этом году, подумал Лерин. Божья коровка суетилась, металась из стороны в сторону, пока Артём осторожно не поднял указательный палец. Очутившись на его вершине, насекомое немножко замешкалось, а затем, раскрыв свои красные, из далёкого детства крылышки, стремительно улетело прочь. Артём внимательно, как будто от этого зависела его судьба, смотрел за исчезающим на фоне безоблачного голубого неба, живом существе, и неожиданно поймал себя на удивительной мысли. Все мы, в каком-то смысле божьи коровки! Нам только дай возможность, и мы снова уйдём к далёким звёздам…
 
 
Алексей Карелин 2004-05-23
Город Одинцово
Copyright: Алексей Анатольевич Карелин, 2004
Свидетельство о публикации №9532
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 23.05.2004 22:25

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Блиц-конкурс
Можно ли судить женщину...
Представляем нового члена МСП "Новый Современник"
Ольга Рогинская, Израиль
Чемодан. Рассказ
Приглашаю в мою клинику!
Любовь, любовь...
Любовь Пивник
Такая боль, такая жалость...
Представляем наших новых авторов
Ольга Патракова
Перевоплощение
Надежда Сверчкова
Наизнанку
Мы на YouTube
Владимир Мурзин
Офицерская рать.
Мнение. Критические суждения об одном произведении.
Наталья Килина
Разговор с душой
Читаем и критикуем.
Сайты наших авторов
Татьяна Ярцева
Презентации книг
наших авторов
Илья Майзельс.
Демоверсии. Занимательное чтение у райских врат
Конкурсы на премии
МСП "Новый Современник"
 
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
Коллективные члены МСП
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
Организация конкурсов и рейтинги
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Литературные объединения
Литературные организации и проекты по регионам России