Литературный конкурс "Явление Мастера" представляет
Владимир Бобов
Былое превративши в вечность...









Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Диалоги, дискусии, обсуждения    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Возвращаем дежурство по порталу
Наши хроники и ваши вопросы
Явление Мастера. Положение о конкурсе
Заявка на признание
Открытие года
Буфет. Истории
за нашим столом
ЧТО БЫ ЭТО ЗНАЧИЛО?
Смеяться право не грешно
Семен Губницкий
К практике литературы: культурные мемы и словесные клише
Союз писателей представляет
Николай Риф
Счастье как воздух
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль

Размышления
о литературном труде


Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Фонд содействия новым авторам имени Надежды Сергеевой
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
Диалоги, дискуссии, обсуждения
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ивановская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Костромская область
Тверская область
Оровская область
Смоленская область
Тульская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Псковская область
Новгородская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Республика Удмуртия
Нижегородская область
Ульяновская область
Республика Башкирия
Пермский Край
Оренбурская область
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Республика Адыгея
Астраханская область
Город Севастополь
Республика Крым
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Республика Дагестан
Ставропольский край
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Кемеровская область
Иркутская область
Новосибирская область
Томская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Азербайджана
Писатели Азербайджана
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Болгарии
Писатели Испании
Писатели Литвы
Писатели Латвии
Писатели Финляндии
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.

Просмотр произведения в рамках конкурса(проекта):

Конкурс фантастики, фэнтази и мистики "Заглянуть за горизонт". Финал.

Все произведения

Произведение
Жанр: Фантастика и приключенияАвтор: Алексей Анатольевич Карелин
Объем: 17536 [ символов ]
УКОЛ БЕССМЕРТИЯ
Кирилл Лавин стоял перед тремя написанными акварелью картинами. Это всё, что у него осталось для продажи. Это вообще всё, что у него осталось из когда-то написанного! Кирилл с удивлением всматривался в полутона и наслаждался композицией, написанной им более ста лет назад. Такого он больше никогда не создаст. Поколебавшись, Лавин решительным движением снял одну из картин, аккуратно завернул рамку в кусок материи, и вышел из дома.
На улице, не смотря на июль, моросил дождь. Теперь всегда моросил дождь. Космические корабли почти каждые четверть часа уходили в космос, а это не могло положительно сказаться на климате. Москва, как впрочем, Варшава и Рим, давно уже превратились в Лондон с его нескончаемыми туманами и облачностью.
…У Центра Долговременной Регенерации Стволовых Клеток на Беговой как всегда было людно. Кирилл припарковался около коммерческого входа. Час назад он удачно, (что не удивительно!) продал одну из последних своих картин, и теперь у него, некогда знаменитого и удачного художника, в кармане лежал чек на круглую сумму в один миллион евро. Это ровно столько, сколько стоила прививка ДРК – Долговременной Регенерации Стволовых Клеток или как его еще окрестили в народе – «Укол Бессмертия». С 2030 года Кирилл успел сделать уже не мало уколов, и этот по счёту должен уже быть семнадцатым. Вакцина без относительного вреда для организма действовала в течение пяти лет, таким образом «заморозившись» в сорокалетнем возрасте, он благополучно добрался до своего сто двадцатого года. Лавин уже давно не интересовался, что можно было бы приобрести на эти деньги; деньги, благодаря которым он продлевал своё бренное существование на этой не менее бренной и такой изгаженной за последние полвека старушке Земле… Кирилл вдруг вспомнил, как он пошёл на этот шаг впервые. Мария, его жена на отрез отказалась, и Кирилл, повздорив с ней, решился на временное бессмертие, которое затянулось на восемьдесят лет.… Тогда на один миллион евро можно было бы купить приличный дом где-нибудь в банановой республике, а сейчас, скажем, слетать ради собственной блажи на Юпитер, так как на Земле, к этому времени, делать уже было практически нечего…
Молоденькая рыжеволосая медсестра, с модными в этом сезоне изумрудными глазами приветливо улыбнулась. Кирилл уже успел решить все формальности по финансовой части, и теперь его ждало главное, то ради чего он пожертвовал одной из своих последних картин. Процедура была рутинная и до боли знакомая. Сначала Кирилл попал на массажный стол. Там его молодое и давно уже не по возрасту упругое тело натёрли специальным антисептическим маслом, которое омерзительно пахло тухлым яйцом (вот она – цена бессмертия), а затем поместили в барокамеру. Кирилл уже в семнадцатый раз лежал в этом замкнутом пространстве, и каждый раз удивлялся обыденности и рутинности процедуры. В принципе он мог согласиться и на наркоз, но после наркоза у Кирилла болела голова, так что Лавин, отказавшись от этого, просто закрыл глаза и постарался расслабиться. Через сто пятьдесят минут, с первой фазой его очередного «бессмертия» практически было закончено. Напоследок в его руку была поставлена прививка, и Кирилл Алексеевич Лавин, которому месяц назад минул сто двадцатый год, чуть покачиваясь, вышел на улицу, без пяти минут снова сорокалетний, по крайней мере, на очередную пятилетку, точно. И хотя сегодняшние процедуры были лишь тщательной подготовкой к основному событию, до завтрашнего утра он был абсолютно свободен.
Сегодня, 18 июля 2110 года, исполнилось 70 лет, как он похоронил свою Машу. Противница «Уколов бессмертия», она так и не смогла смериться с тем, что произошло с её мужем. И хотя официальным диагнозом её смерти считалось меланома (рак кожи), но неофициально все окружающие их люди знали – Маша умерла из-за дурацкой выходки её мужа. Мария всегда была очень ранимым и чутким человеком. Полюбив его бедным, начинающим художником за его талант, граничащий с гениальностью, она после не смогла простить Кириллу его предательства к своему творчеству. К великому разочарованию Лавина их единственная дочь последовала примеру своей матери и после её смерти, отказалась даже от редкого телефонного общения. Сейчас ей уже было глубоко под восемьдесят, она была счастливой женой, бабушкой и даже прабабушкой, но всё ее многочисленное семейство относилось к Лавину с болезненным предубеждением. Дело в том, что всякий человек, который решался продлить свою молодость благодаря ДРК, был обречён на частичные или полные прекращения функционирование правой доли полушария головного мозга, плюс потеря любых приобретённых заранее навыков и врождённых предпосылок к любому виду творчества. Теоретически, после «Уколов бессмертия» человек мог всё. Практически же выходило так, что талантливые актеры переставали уметь перевоплощаться, талантливые футболисты – виртуозно владеть мячом, талантливые писатели – творить, а такие виртуозные и плодовитые на творчество художники, как Кирилл Лавин – держать в руках кисть. Невероятно, но даже менялась человеческая подпись. Любой маломальский эксперт легко мог отличить, как расписывался один и тот же человек до и после рокового укола.
Тоже самое случилось и с Кириллом Лавиным. Как только широкая общественность узнала о зачислении Лавина в Лигу Нарциссов, то ставки на его творчество подскочили до баснословно немыслимых приделов. Кирилл, спонтанно отказавшись от дальнейшего творчества, стал в одночасье прижизненным мультимиллионером, обеспечив себя и всю свою семью на долгие-долгие годы. Но творческая семья не поняла его жертвы… «Это бесчестно! Бесчестно по отношению к почитателям твоего таланта! – Всё время твердила его жена. – Ты заживо похоронил, нет, не себя, ты заживо похоронил меня! Уж лучше бы ты погиб в автокатастрофе, чем так существовать безмозглым бараном!!!» Лавин не отмалчивался. Он пытался ей возражать, объясняя, что, утратив возможность творить, человек приобретал ряд новых, доселе не свойственных ему качеств. Он мог быстро и лучше любой вычислительной техники просчитывать предлагаемые жизненные ситуации и принимать единственно верное решение…. Кирилл умалчивал ободном, о том, что его сердце при этом оставалось холодным. Именно поэтому Международной Парижской конвенцией 2061 года было запрещено участие людей прошедших через укол ДРК в управлении государством, заниманием ими любых социальных должностей, а также работы их по 150 специальностям, это касалось врачей, учителей, полицейских...
Хотя, по меньшей мере, это выглядело смешно! Во-первых, проследить, кому сделали, а кому нет укол, было практически невозможно, особенно после того, когда этой технологией овладели третьесортные страны, а во-вторых, человек, способный заплатить один миллион евро за пять лет продления своей жизни, вряд ли пошёл бы на должность клерка банка или врача скорой помощи даже теоретически. Другое дело глава государства. Смутные подозрения, что все они прошли через этот укол овладевали массами. И об этом сплетничали не только домохозяйки. Но всё это и было вымыслом чистой воды, хотя, где уверенность в том, что выбираемые президенты лишь были хрупкими марионетками в руках «истинных бессмертных», которые не проходили и не нуждались в прохождении теста на мутационные изменения стволовых клеток костного мозга!
Сев в свой двухместный седан, Лерин, по звуконепроницаемой трубе скоростной магистрали пятнадцатого транспортного кольца, которое пролегло над крышами домов и опоясывало большую часть столицы, в считанные минуты добрался до Новопискаревского кладбища, где покоилась его Маша. Могила из белого мрамора, несмотря на смог, и постоянный июльский дождь была ухожена. С большого голограммного портрета, на Лавина смотрела жизнерадостная, улыбающейся своей открытой улыбкой покойная жена. Кирилл сел на скамейку, так же сработанную из цельного белого мрамора и закурил. Он курил уже 80 лет скорее по привычки, и скорее, чтобы не выделяться из толпы. Никотин на «бессмертных» действовал иначе.… Как и от наркоза, после него какое-то время начинала болеть голова, но эта та единственная привычка, которой Лавин дорожил, и которая связывала его с Марией, его Машей…
Первые свои пять лет после смерти Марии Кирилл провел в путешествиях. Он околесил всю планету. Побывав в самых невероятных и экзотических местах начиная от Низовий амазонки, кончая полярной экспедицией на северный полюс, где он прожил более года и даже успел отличиться бесстрашным исследователем, но ничто не трогало его душу, ни что не смогло растопить его сердце. Он ощущал себя пустоголовым андроидом. Всё, до последней нервной клетки жило и функционировало в нём с точностью часового механизма, всё, кроме его пламенного сердца, которое уснуло, казалось на веки. Перед каждым уколом, испытывая угрызения совести и муки получеловека, он давал себе слово, что это в последний раз, и каждый раз это повторялось снова и снова!!! Последние десятилетия он жил безвыездно в своём большом, неуютном и вымороженном зимой доме на окраине Москвы. Целыми днями он занимался лишь тем, что пересматривал и пересматривал каталоги своих уже проданных и еще не проданных, но готовых к продаже картин. Из месяца в месяц Кирилл прокручивал старые видеофильмы и просматривал пожелтевшие фотографии той, добессмертной жизни. Еду ему привозили на дом. Он просил оставлять её у порога, там же он после оставлял и чаевые.
 
… На следующий день Кирилл приехал как обычно в положенное ему время, и привычно уселся в кресло посетителей, ожидая продолжения процедур. Та же зеленоглазая молоденькая медсестра улыбаясь, попросила его подождать буквально минутку, которая растянулась на долгие четверть часа. Неожиданно Лавин увидел выходящего из кабинета заведующего отделением. Именно его отец в своё время сумел паскрутить Кирилла на роковое бессмертие. Что-то шевельнулось в Кирилле, что-то заставило его встать и подойти. Узнав в Лавине уважаемого клиента, Томин остановился и внимательно устремил свои выцветшие с годами глаза семидесятилетнего человека. Кирилл не знал, как начать. Наконец он решился.
- Аркадий Яковлевич! У меня к вам необычная просьба. Я понимаю, что процедура, которой вы меня подвергаете, и которая стоит немалых денег, требует от вас предельной внимательности и конфиденциальности…, но, являясь одним из старейших клиентов вашей клиники, я хотел бы попросить вас о маленьком одолжении… - Кирилл передохнул и сделал небольшую паузу. – Не могли бы вы позволить мне сделать укол вне этих стен?
Томин посмотрел на Лавина с нескрываемым удивлением. Будучи человеком науки, он не мог понять мотивы этого сорокалетнего по телу и стодвадцатилетнего по возрасту старика. Тем более «замороженного».
- Но зачем? К чему вам это? Кирилл Алексеевич? – И тут же поправился, переходя на официальный тон. – Разумеется, в исключительных случаях оговоренных в контракте выездная сестра может сделать эту процедуру у вас дома…, но зачем вам это?
- Это уже моё дело! Так вы даёте добро?
- Хорошо. Я распоряжусь…
…Через двадцать минут двухместный седан Лавина увозил от стен Клиники ту самую зеленоглазую медсестру, которую он впервые увидел вчера. Она была густо напудрена и накрашена. Анна, как представилась девушка, источала от себя холодный запах туалетной воды, который смешивался с запахами процедурного отдела. Она была одета в светло синий медицинский халат и такую же шапочку, под которой скрывались шикарные рыжие волосы. На коленях у Анны лежал небольшой футляр, в котором очевидно и находился роковой «укол бессмертия». Кирилл вез Анну на то место, около Москва-реки, где они впервые познакомились и поцеловались с Машей. Не зная почему, но он впервые за столько десятилетий решился на спонтанный поступок. Наверно действие предыдущего укола заканчивалось и что-то мальчишеское, наивное и сентиментальное вдруг выглянуло из бездны его вырванных у вечности лет. Не смотря на столько десятилетий, Кирилл без труда нашёл это место, и хотя за спиной уже не было леса, а тесным рядом выстроились Новостройки, но противоположная сторона всё еще была во власти березовой рощи. Оставив седан поодаль и раскрыв зонтик, они подошли к месту обрыва, где некогда красовалась столетняя береза, а сейчас лишь был старый и трухлявый пень. Сердце Кирилла сжалось. Он посмотрел на Аню и увидел в ней тот же взгляд непонимания, который полчаса назад он читал в глазах Томина.
Около пня были навалены какие-то коробки. Подойдя еще ближе, Кирилл разглядел под ними чьи-то давно немытые ноги. Боль и безысходность охватили сердце Лавина. Чем он собственно отличается от этого несчастного? Кирилл подошел к Анне и, взяв её под руку, решительно сказал.
- Анна! Отдайте мне этот укол! – И Лавин протянулся к металлической коробке.
- Зачем? – Голос Анны вздрогнул и перешел на фальцет. – Вы в своём уме?
- В своём, в своем! Девочка! – Ларин посмотрел на неё внимательно, - Вам-то какая разница?
- Ну, знаете! – Медсестра попятилась, назад спрятав свою бесценную металлическую коробку у себя за спиной. Лавин, сначала потянувшийся к ней, затем остановился и добавил.
- Я понимаю, что всё это выглядит глупо, но, в конце концов, я вам могу предложить приличные отступные за ваше молчание, тем более, что обман вскроется не раньше, чем лет через пять, и то, если я снова собирусь к вам в клинику.
- Вы сумасшедший, у вас с головой всё в порядке?
- Уверяю вас, всё…
Услышав возгласы около своего импровизированного домика, из коробки показался человек. Он был грязен с опухшим лицом и красными, полопавшими от беспробудной пьянки глазами.
- Эй! Вы! Сороки! Давайте, валите от сюда!!! В самом деле, мать вашу! Вы мне спать мешаете!
Кирилл, резко развернувшись, подошёл к бомжу вплотную и, нагнувшись, как можно дружелюбнее спросил, ни хочет ли он, что бы ему поставили «пятилетний укол бессмертия», который уже оплачен и от которого владелец укола отказывается в его пользу.
- Что вы, с ума, что ли все сегодня посходили? – Выдавил из себя укладывающийся спать пьянчужка, - Что я, сумасшедший что ли, на кой мне еще жить эти пять лет? Быстрее бы сдохнуть, а потом, говорят люди, что от этих уколов перестаёшь хмелеть…, да нахрена мне жить то после этого?
- Даже бомж и тот не желает такого бессмертия!!! – В сердцах вырвал из себя Лавин.
- Так вы делаете укол или нет? – Голос Анны дрожал, и посему было видно, что в такую переделку она попадает впервые.
- Нет! – решительно сказал Лавин. – Не делаю!!!
- Какая же я была дура, что согласилась поехать с вами! – молоденькая медсестра заплакала, и села на трухлявый пень. Теперь меня точно выгонят!
- Аннушка! Дайте мне это укол! Я обещаю вам, что никто об этом не узнает! А это вам за моральные издержки. – Кирилл вытащил чековую книжку, и быстро написав в ней кругленькую сумму, протянул непонимающей уже ничего девушке.
Анна, взяв чек, и увидев его содержимое, только и произнесла – Вы действительно сумасшедший!!!
Растревоженный незваными гостями нищий, собрав свои нехитрые пожитки, поспешил убраться восвояси…
 
Возвращаясь той же дорогой, но уже с другими чувствами и ощущениями своей значимости, Кирилл, изредка поглядывая на еще не пришедшую в себя медсестру, думал лишь об одном: «Интересно, где я смогу раздобыть саженец молодой берёзы?»
 
…Уже вечером, когда затянутое облаками небо на несколько часов расступилось и жаркое, уже заходящее солнце отразилось в реке переливающими бликами, Кирилл остановил свой седан вплотную у обрыва. Он самоотверженно стал выкапывать надлежащую для корней молодого дерева яму. Земля в этом месте оказалась глинистой и испещрённой крупными булыжниками и старыми одеревеневшими корнями. Электронная лопата быстро вышла из строя. Он выкинул её и каким-то чудом отыскал у себя в багажнике совковую лопатку и маленький ломик. Особо крупные камни Кирилл извлекал руками, вгрызаясь в окаменевший грунт. Через три часа изнурительной работы всё было закончено. Руки были сбиты и исцарапаны. Из-под ногтей струились капельки крови, но Кирилл не замечал этого. Напрягшись из последних сил, он приподнял привезённое им дерево, в котором вместе с корнями было не менее килограммов сто, и выгрузил на приготовленное место. Разгоряченный работой он не ощущал наступившей прохлады. Последние лучи солнца уходили за горизонт. Капля пота стекла со лба и защекотала губы. Он облизнул их и почувствовал вкус настоящей жизни. Впервые за восемь десятилетий ему захотелось творить. В одну секунду десятки ненаписанных, но готовых к написанию картин выстроились в очередь его виртуальной галереи. Сотни сюжетов, миллионы мыслей, и миллиарды оттенков чувств готовы были лечь на полотно. Счастливый и возрожденный человек устало опустился под свою березу и, обняв тонкий ствол деревца, ощутил запах свежей бересты. Воспоминания нахлынули на него нескончаемым потоком. Возрожденный Кирилл снова жил, и рядом с ним снова была его Маша. Что-то кольнула Лавина в бок. Он вспомнил о лежащем в его кармане уколе. Он достал шприц, снял предохранительный клапан, и с силой выдавил его содержимое, направив перед собой в воздух. Прозрачная жидкость вырвалась тонкой струйкой, и последние лучи заходящего солнца успели лизнуть своими бликами тот маленький фонтанчик несбывшегося очередного бессмертия.
 
 
 
 
2004-05- 03 г. Одинцово Алексей Карелин
Copyright: Алексей Анатольевич Карелин, 2004
Свидетельство о публикации №8700
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 04.05.2004 12:25

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Орешкина Виктория[ 22.06.2004 ]
   Напомнило Замятинское «Мы». Потрясающе! Жизнь – это ведь не существование бренного тела; жизнь – это душа, чувства, любовь, творчество. Жизнь – это пламя, а бессмертие, как нарисованный костер, который не греет. В Вашем рассказе жизнь, жизнь, которая так нужна сегодня многим.
   
   Спасибо Вам огромное!
 
Алексей Анатольевич Карелин[ 27.06.2004 ]
   Спасибо на добром слове, но «Дорогой мой дневник!» пропитан более жизнью. Будет время, прочтите!

Блиц-конкурс
Можно ли судить женщину...
Представляем нового члена МСП "Новый Современник"
Ольга Рогинская, Израиль
Чемодан. Рассказ
Приглашаю в мою клинику!
Любовь, любовь...
Любовь Пивник
Такая боль, такая жалость...
Представляем наших новых авторов
Ольга Патракова
Перевоплощение
Надежда Сверчкова
Наизнанку
Мы на YouTube
Владимир Мурзин
Офицерская рать.
Мнение. Критические суждения об одном произведении.
Наталья Килина
Разговор с душой
Читаем и критикуем.
Сайты наших авторов
Татьяна Ярцева
Презентации книг
наших авторов
Илья Майзельс.
Демоверсии. Занимательное чтение у райских врат
Конкурсы на премии
МСП "Новый Современник"
 
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2020 год
Коллективные члены МСП
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
Организация конкурсов и рейтинги
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2020 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Литературные объединения
Литературные организации и проекты по регионам России