Литературный конкурс "Явление Мастера" представляет
Олег Мазукабзов
Ветры Вселенной









Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Диалоги, дискусии, обсуждения    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Возвращаем дежурство по порталу
Наши хроники и ваши вопросы
Явление Мастера. Положение о конкурсе
Заявка на признание
Открытие года
Буфет. Истории
за нашим столом
День Космонавтики
Союз писателей представляет
Ол Томский
Белый снег
Александр Абрамов
Взлёт с Голгофы
(из цикла "Ангелы мира")
Смеяться право не грешно
Сергей Малегин
Крымское танго
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль

Размышления
о литературном труде


Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Фонд содействия новым авторам имени Надежды Сергеевой
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
Диалоги, дискуссии, обсуждения
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ивановская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Костромская область
Тверская область
Оровская область
Смоленская область
Тульская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Псковская область
Новгородская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Республика Удмуртия
Нижегородская область
Ульяновская область
Республика Башкирия
Пермский Край
Оренбурская область
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Республика Адыгея
Астраханская область
Город Севастополь
Республика Крым
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Республика Дагестан
Ставропольский край
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Кемеровская область
Иркутская область
Новосибирская область
Томская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Азербайджана
Писатели Азербайджана
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Болгарии
Писатели Испании
Писатели Литвы
Писатели Латвии
Писатели Финляндии
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.

Просмотр произведения в рамках конкурса(проекта):

Конкурс/проект

Все произведения

Произведение
Жанр: Просто о жизниАвтор: Наталья Алексеевна Исаева
Объем: [ строк ]
КТО МОЖЕТ ЗНАТЬ ПРАВДУ? или ЛОЖЬ во СПАСЕНИЕ.
Наталья Епифанова (Малинина)
 
 
КТО МОЖЕТ ЗНАТЬ ПРАВДУ?
 
 
_______________________Светлой памяти прекрасных людей,
_______________________врачей-онкологов от Бога
_______________________Шуваловой Ларисы Николаевны,
_______________________д.м.н., проф. Б.А. Цыбульского, и его сына:
_______________________к.м.н. И.Б.Цыбульского
 
 
 
 
 
Вот она бледная вошла в мой кабинет и смотрит испуганными глазами:
- Доктор, у меня рак?
 
 
Сколько раз приходили ко мне с подобным вопросом. И каждый раз мне было непросто.
Знаю точно, что есть люди, которым обязательно нужно сказать правду. И чем страшнее картину ты им нарисуешь, тем упорнее они станут бороться за жизнь, и тем вероятнее, что победят. Если для выздоровления от них потребуют бросить министерское кресло, уединиться в глуши, питаться мхом и всякой прочей гадостью – они и на это пойдут. Были у меня такие пациенты.
Есть и другие люди. Они тоже мужественно воспримут правду, не опустятся до суицида. Они решат, что обязаны привести свои дела в полный порядок. По нотариальным конторам израсходуют оставшиеся силы. Может быть, даже перестанут лечиться совсем, а взвалят на себя какую-то дополнительную работу, чтобы хотя бы первое время после их смерти близкие смогли нормально жить. С ними сложнее. А вдруг, именно эти излишние физические нагрузки и чувство ответственности за семью мешают ему выжить?
Есть те, кого нельзя успокаивать, потому что они тоже лечиться не станут в надежде на «русский авось».
Есть те, кому нельзя говорить, сколь опасно его положение, этого нужно утешать, что у него столь пустяково всё, что нужно просто вот полечиться. Ему нужно спокойно и уверенно растолковать, что лучевая терапия, это словно недостающие солнечные лучи для чукотского мальчика, а химеотерапия – это витамины такие, которые делают внутривенно. В данном случае большой плюс, если он далёк от медицины. Очень важно, чтобы он сохранял спокойствие.
 
Сегодня первый день после моего отпуска. Галину принимали и оперировали без меня. Я ещё не поняла, что за человек эта симпатичная испуганная женщина. Мне нужно время.
Я отвечаю:
- Биопсию принесут, посмотрим. Возможно, к вечеру я буду знать точно. Заходите после тихого часа.
Сейчас я лгу. Биопсия давно готова. Я знаю, что там, но не знаю, как вести себя с этой пациенткой. Мне нужно время.
Она выходит, плотно закрыв за собой дверь.
Каждый человек – целая вселенная. Что происходит в душе моей пациентки, знает только она.
На часах ровно 15:00. Я могу уходить. Мой рабочий день на сегодня окончен. Я подхожу к двери, выглядываю в коридор. Там пусто. Закрываюсь на ключ, снимаю белый халат. Достаю из сумочки маленькую икону Спасителя, зажигаю свечу, встаю на колени и начинаю молиться.
- Господи! Дай мне понять, как и что должна я сказать Галине!
Сам говори устами моими.
Так научил меня старенький священник, который лежал у нас в отделении. Его все считали прозорливцем. С тех пор, когда я не знаю, как поступить, я всегда вспоминаю этот совет старца.
Заметила, после такой молитвы, начинаю всё делать как на автомате. Достала косметику, нарисовала на усталом лице радость и умиротворение. Вложила в пустой конверт Галинину биопсию. И запечатала. Достала свадебный альбом, где есть фото моей давнишней пациентки, а ныне моей сватьи, матери моей невестки и бабушки нашего общего внука. Раскрыла его и стала ждать мою пациентку.
 
Тихий час ещё не закончился, как в дверь тихонько постучали.
- Да-да! Войдите, - громко произнесла я.
В дверь заглянула Галина:
- Можно? – в глазах я заметила недоверие.
- Да-да, входите.
И держу паузу.
Галина тихо вымолвила:
- Мне медсестра сказала, что биопсию уже принесли.
Ох, уж эта медсестра! Интересно, что конкретно она сказала Галине? Увы. И медсёстры всякие бывают. Некоторых к онкологии нельзя подпускать ни под каким предлогом и к медицине вообще. Хорошо ещё, если с ней разговаривала Ольга.
- Присядьте, - говорю я.
Сейчас мне бояться нечего. Все истории болезни у меня закрыты в сейфе. Я беру папку, в которой у меня лежит тот самый конвертик и, направляясь к двери, говорю Галине:
- Посмотрите пока фотографии сделанные на венчании моего сына. Я скоро вернусь.
 
У сестринского поста Ольга. Оглянувшись на дверь своего кабинета, я знаками зову коллегу в сестринскую, и плотно закрыв дверь, шёпотом спрашиваю, что конкретно она сказала Галине. Ольга девушка добрая и умная. Если её предупредить о том, чего говорить нельзя, а что говорить можно и даже нужно, то она – самый надёжный банк по хранению тайн.
- Я сказала только то, что биопсию уже принесли. Вот и всё.
Немного подумав, Ольга ещё более уверенно и так же шёпотом добавила:
- Да. Только это.
- Хорошо! Если кто из больных спросит о биопсии в другой раз, отсылай всех ко мне, мол, она сама за результатами ходит. А в этот раз, я у тебя её забираю.
Делая упор на слове «забираю», я сделала многозначительные глаза, вынула из папки конверт и показала его Ольге. Папку за ненадобностью я протянула Ольге.
- Забирайте, доктор! Забирайте! – радостно и уже громко ответила мне на это Ольга.
 
Галина сидела на краешке стула и едва, касаясь альбомных листов, смотрела фотографии. Входя в кабинет, я как бы, между прочим, с улыбкой произнесла:
- 25 лет назад её мама была моей первой пациенткой, и это был, пожалуй, самый трудный случай. Никто не верил в её выздоровление. А вот же! Я оказалась права! Мы победили. Через три года после лечения она родила вот эту очаровательную дочь. А теперь у нас общий внук.
Садясь, я распечатала конверт, вынула листок с выпиской и стала спокойно просматривать, с первых мгновений довольно кивая головой, как бы в такт усвоению хороших мыслей.
- Всё хорошо! Всё чистенько. Нет никакого рака. Через недельку можно выписывать, - говорю, а сама в ужасе думаю, что я несу!
Но на моё счастье откуда-то приходит подсказка, и я добавляю:
- Я прочла в карте, что вы недавно родили ребёнка.
- Да, - радостно улыбнувшись, отвечает она.
- Вынашивание ребёнка, роды, кормление грудью, бессонные ночи, увеличившаяся нагрузка ослабили ваш организм. А давайте мы его поддержим, подпитаем витаминчиками, проведём всякие процедуры оздоровительного характера. У нас это можно устроить. Я договорюсь, - продолжаю я нести чушь.
- Отсыпайтесь, отъедайтесь, накапливайте силы, а за это время и швы все срастутся. А то ведь вам сейчас и ребёнка на руки брать нельзя – швы-то ещё свежие.
Что я несу! Она безнадёжна. С такой картиной бесполезно всё! Но я чувствую, что она сейчас нуждается в покое и в уверенности, что всё идёт хорошо. Иначе будет море слёз, а это только ускорит развязку.
Мне навсегда запомнилась моя неопытность и наивность тех лет. Я свято верила, что могу всё! Когда мне профессор Цыбульский сказал, что Ира безнадёжна, что мы ничего не сможем для неё сделать, я всё равно продолжала верить в чудо.
Мы тогда убедили семью Иры, что ей будет полезен свежий воздух, козье молоко. Они вывезли её из Москвы в деревню. Цыбудьский был уверен, что мы никогда больше не увидим Иру. Не возможно передать ту всеобъемлющую радость, какую испытала я, когда спустя три года Ира живая, розовощёкая и округлившаяся вошла в наш кабинет. Даже у профессора Цыбульского на глазах появились слёзы.
Недолго думая, я рассказала Галине историю моей сватьи Иры. А потом я предложила Галине выпить чаю, и мы проговорили с ней до 9 часов вечера.
 
 
Что с Галиной теперь? Прошло пять лет. Она жива. Не верите? Это ваше дело. Но она и в самом деле жива. В сентябре она приезжала на проверку. Проведённые обследования показали, что динамика отсутствует. Галина рассказала мне, что пять лет назад, выписавшись из больницы, они с супругом пошли в храм и обвенчались. Исповедь и венчание вёл тот самый священник, который был в своё время моим пациентом.
 
 
Ложь во спасение?
А ложь ли?
Дано ли нам самим знать правду?
Правду не знает никто.
 
 
 
© Copyright: Свидетельство о публикации №1511210231
Copyright: Наталья Алексеевна Исаева, 2006
Свидетельство о публикации №71530
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 15.02.2006 01:14

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Илана Вайсман (1959-2009)[ 02.06.2006 ]
   Вот... сижу и плачу. Как же мне близко то, о чем Вы пишите. Правда - жестокая, грубая, горькая... она нужна не всегда. Человек, а особенно врач, обязан быть милосердным или скорее человечным...
   
   Спасибо, Вам.
 
Наталья Алексеевна Исаева[ 02.06.2006 ]
   Илана! Милая! Я тоже расплакалась, прочтя Ваш отзыв. Дело в том, что сейчас очень болен человек, который спас жизни многих и многих людей, профессор с мировым именем Олег Ильич Щербенко. Он работает в онкологической больнице с первых дней после окончания учёбы. Всегда оберегал персонал от лишнего соприкосновения с радиацией и брал на себя обязанность укладывать пациентов на аппараты лучевой терапии. И даже будучи назначенным заведующим детского отделения, он продолжал брать на себя эту обязанность, хотя заведующий этим заниматься не должен! Он был в Чернобыле и работал там в самый опасный период ликвидации аварии. И вот он очень болен. Несколько месяцев в реанимации, операции, тяжелейшее лечение, а он возвращается к работе. А там всё плохо. Известнейший в мире лечебный центр на Калужской имеет один аппарат для лечения деток, и тот в плачевном состоянии. Он то работает, то нет! И эта нерегулярность лечения гибельна для детей! Но и это ещё не всё! У аппарата сломалась заглушка, которая хотя бы частично защищала от облучения медицинский персонал. Теперь же врач получает ту же дозу облучения, что и пациент. Пациент получает одну дозу радиации, а врач столько доз, сколько за день через его руки пройдёт пациентов. Вот такая страшная реальность наших дней. Если бы не было этих трудностей, то и профессору было бы легче поправиться. Но разве может он успокоиться хотя бы на минуту?
   Если Вам захочется написать мне, я с радостью отвечу Вам. Может быть смогу быть Вам чем-то полезной.
   С искренним уважением,
   Наталья

Блиц-конкурс
Можно ли судить женщину...
Представляем нового члена МСП "Новый Современник"
Ольга Рогинская, Израиль
Чемодан
Любовь, любовь...
Любовь Пивник
Такая боль, такая жалость...
Представляем наших новых авторов
Ольга Патракова
Перевоплощение
Надежда Сверчкова
Наизнанку
Мы на YouTube
Владимир Мурзин
Офицерская рать.
Мнение. Критические суждения об одном произведении.
Наталья Килина
Разговор с душой
Читаем и критикуем.
Сайты наших авторов
Татьяна Ярцева
Презентации книг
наших авторов
Илья Майзельс.
Демоверсии. Занимательное чтение у райских врат
Конкурсы на премии
МСП "Новый Современник"
 
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2020 год
Коллективные члены МСП
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
Организация конкурсов и рейтинги
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2020 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Литературные объединения
Литературные организации и проекты по регионам России