Приглашаем членов МСП и авторов, желающих вступить в наш Союз писателей к участию в Литературных конкурсах на премии МСП и других конкурсах с призовым фондом.
Валерий Рыбалкин в проекте критики "Мнение"
Бал у кадетов
Читаем и критикуем!








Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Светлана Ливоки приглашает вместе отметить старинный русский праздник
Масленица в текстах Ивана Шмелева и наших авторов
Клуб Красного Кота
Конкурс "Пишем стишки-порошки". Совместо с проектом
"Буфет. Истории за нашим столом"
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Проекты Литературной
сети
Регистрация автора
Регистрация проекта
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Курская область
Калужская область
Воронежская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Калининградская область
Республика Карелия
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Нижегородская область
Пермский Край
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Город Севастополь
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Новосибирская область
Кемеровская область
Иркутская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Литвы
Писатели Израиля
Писатели США
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
С днем рождения!
Книга предложений
Фонд содействия
новым авторам
Регистрация на портале
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Литературная мастерская
Ваш вопрос - наш ответ
Рекомендуем новых авторов
Зелёная лампа
Сундучок сказок
Регистрация на портале
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Приемная модераторов
Журнал "Фестиваль"
Журнал "Что хочет автор"
Журнал "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Карта портала
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: ПрозаАвтор: Наталья Алексеевна Исаева
Объем: 31655 [ символов ]
90-летию со дня рождения Константина Михайловича Симонова
90-летию со дня рождения Константина Михайловича Симонова посвящается
 
 
 
Все дальше уходят вглубь истории грозные годы Великой Отечественной войны, но время не сможет предать их забвению, выветрить из народной памяти. Наша победа над фашистской Германией – это победа над реакционными силами империализма, победа добра над злом. О том, как тяжело досталась эта победа нашей многонациональной Родине, написано много книг, авторы которых сами – участники тех кровопролитных боев. Среди наиболее ярких произведений о Великой Отечественной войне особенно выделяются стихи и проза Константина Михайловича Симонова.
 
 
Константин Михайлович Симонов родился в 1915 году в Петрограде. Детство провел в Рязани и Саратове. Его отчим, в прошлом участник японской и германской войн, был преподавателем тактики в военном училище. В семье поддерживалась по-военному строгая дисциплина. Уважение и привязанность к армии и всему военному были заложены уже в детстве и связаны с авторитетом отчима.
 
В своей автобиографии К.Симонов пишет, что после седьмого класса он пошел на производство и сначала стал учеником токаря, а потом токарем по металлу сначала в Саратове, потом в Москве, куда переехала семья. В то время он думал, что станет военным, как его отчим, или инженером. Стихи он начал писать в 16 лет. Сначала это были сатирические сочинения в стихах для фабричной стенной газеты «Крокодил». Потом он поехал в отпуск в Ленинград, в котором он не был с детства. Город поразил юношу своей красотой. Вернувшись, он написал несколько стихотворений о Ленинграде. «Стихи эти были, - сказано в автобиографии Симонова, - очень плохи, но тогда они мне нравились». Продолжая работать токарем, он стал писать стихи всё чаще и чаще.
 
Осенью 1933 года под впечатлением газетных сообщений о Беломорстрое Константин Симонов пишет большую поэму «Беломорканал» и решается обратиться с ней в литературную консультацию Гослитиздата. Там ему посоветовали учиться в литературном университете. В 1934 году Константин Симонов поступает в вечерний рабочий литературный университет им. Горького. Первые два года он учился там по вечерам, продолжая днем работать на производстве. На третьем курсе он перешел на дневное отделение.
 
В 1936 году в печати появилось несколько стихотворений Симонова. В 1938 году была опубликована и поэма о Беломорканале. Она называлась теперь «Павел Черный» и, как замечал потом автор, не принесла ему радости, но зато научила его работать за те пять лет, что он ее писал и переписывал. Подлинным началом своей поэтической биографии К.М.Симонов считает стихотворение «Генерал (памяти Матэ Залка)» (1937). Затем он публикует несколько поэм: «Возвращение» (1937), «Победитель» (1937), «Ледовое побоище» (1938), «Пять страниц» (1938) и «Суворов» (1938) - одно из лучших своих поэтических созданий. После окончания Литературного университета, осенью 1938 года, К.М.Симонов поступает в аспирантуру. Но в августе 1939 года его посылают в Монголию работать в качестве корреспондента армейской газеты, выходившей там во время боев с японцами на реке Халхин-Гол. В 1939 году выходит цикл его стихов о Монголии - «Соседям по юрте».
 
После возвращения из Монголии, в 1940—1941 годах Симонов около года занимался на курсах военных корреспондентов при Военно-политической академии. Всего за несколько дней до начала Великой Отечественной войны он окончил эти курсы и получил звание командира запаса. В самый канун войны была написана пьеса «Парень из нашего города», обошедшая все театры страны.
 
24 июня 1941 года Константин Михайлович Симонов был призван из запаса и уехал на фронт. С конца июля 1941 года до осени 1946 года он был военным корреспондентом «Красной звезды». Симонов был на всех фронтах на территории нашей страны, а затем на территории Польши, Румынии, Болгарии, Югославии, Чехословакии. Он присутствовал при подписании гитлеровской капитуляции в Карлсхорсте. За войну К.М.Симонов был награжден четырьмя боевыми орденами.
 
Война обусловила эмоциональный и творческий взлет Симонова-поэта. В первый год войны он пишет в основном стихи. Они составили два сборника: «Война» и «С тобой и без тебя». Продолжал работать К.М.Симонов и как драматург. В 1942 году он публикует пьесу «Русские люди», вошедшую в классику советской драматургии. В том же году Константин Михайлович пишет по заказу редактора «Красной звезды» свой первый рассказ «Третий адъютант». В 1943 году за два с небольшим месяца была написана повесть «Дни и ночи». Симонов начинает все больше тяготеть к прозе. Очевидно, в этот период уже возник замысел романа о войне, осуществиться которому суждено было много позднее.
 
После войны Константин Михайлович Симонов провел в общей сложности три года в заграничных командировках. Сначала Симонов как корреспондент «Красной звезды» был послан в Японию, а оттуда в Соединенные Штаты Америки, Канаду и Францию. За это время ему довелось встречаться с самыми разными людьми. Под впечатлением поездки в Америку появились пьеса «Русский вопрос» (1946), повесть «Дым отечества» (1947), цикл стихов «Друзья и враги» и еще несколько пьес. За свои произведения писатель был удостоен шести Государственных премий СССР.
 
Поздней осенью 1949 года Симонов был в Южном Китае, в провинции Гуаньси в качестве корреспондента «Правды». Здесь ему довелось стать свидетелем одной из последних крупных операций, которую вели войска Китайской Народно-освободительной армии против войск Чан Кай-ши. В своей автобиографии К.М. Симонов записал: «Между этими последними слышанными мною выстрелами невдалеке от вьетнамской границы и теми первыми выстрелами, которые я когда-то, совсем еще молодым человеком, слышал в Монголии на реке Халхин-Гол, прошло больше десяти лет. Естественно, что во всем, что я написал за эти годы, в том числе и в стихах, война заняла очень большое место. Естественно также, что я, как и многие другие поэты и писатели, видевшие войну своими глазами и хорошо знавшие, что это такое, стал после войны активным участником движения сторонников мира, неоднократно ездил за границу в составе наших делегаций, выступал в защиту мира в печати, писал об этом стихи».
 
В 1952 году выходит роман «Товарищи по оружию» о событиях 1939 года на Халхин-Голе. По первоначальному замыслу автора, он должен был стать первой частью задуманной им трилогии о войне. Однако получилось иначе. Чтобы полнее раскрыть начальный этап войны, понадобились другие герои, другой масштаб изображаемых событий. Часть персонажей этого романа читатель встретит в трилогии, но в целом «Товарищам по оружию» суждено было остаться лишь прологом к монументальному произведению о войне.
 
В 1955 году Константин Михайлович Симонов приступает к работе над романом «Живые и мертвые». С 1958 по 1960 год писатель живет в Ташкенте. Вернувшись в Москву, он привозит законченный роман. Завершена первая часть большого правдивого произведения о Великой Отечественной войне, найдены герои, с которыми читатель пройдет путь от первых дней отступления до разгрома немецкой армии под Москвой. А через пять лет, в 1965 году, Константин Михайлович закончил свою новую книгу «Солдатами не рождаются», который является новой встречей с героями романа «Живые и мертвые». Сталинград, неприукрашенная правда жизни и войны на новом этапе - одолении науки побеждать. В дальнейшем Симонов предполагал довести своих героев до 1945 года, до конца войны, но в процессе работы стало очевидно, что действие трилогии завершится в тех местах, где оно начиналось. Белоруссия 1944 года, наступательная операция «Багратион» - эти события легли в основу третьей книги, которую Симонов назвал «Последнее лето». Все три произведения объединены автором в трилогию под общим названием «Живые и мертвые».
 
Главный герой трилогии - генерал Серпилин. Образ этот, по словам самого писателя, воплощает его «представление о положительном герое этой войны, этого общества, в эту эпоху...» Трилогия Константина Михайловича Симонова «Живые и мертвые» была удостоена Ленинской премии за 1973 год. В сентябре 1974 года К.М.Симонову было присвоено звание Героя Социалистического Труда.
 
Одновременно с работой над главным своим произведением Симонов продолжал писать рассказы, повести, пьесы, стихи, публиковал дневники и критические статьи. В том числе цикл повестей «Из записок Лопатина...».
 
«На мой взгляд, - писал в своей автобиографии К.М. Симонов, - поэзия всегда должна звать людей к мужеству, к решимости не отступать ни перед препятствиями, ни перед угрозами, ни перед необходимостью отдать свою жизнь за правое дело. Без этого поэзия не заслуживала бы своего названия ни в дни войны, ни в дни мира».
 
В годы войны Симонов написал целый ряд замечательных стихотворений: «Родина», «Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины…», «Жди меня, и я вернусь…», «Над черным носом нашей субмарины…», «Мы не увидимся с тобой…», «Атака», «Смерть друга» (памяти Евгения Петрова), «Дом в Вязьме», «Далекому другу», «Майор привез мальчишку на лафете…», «Если бог нас своим могуществом…», «Хозяйка дома», «Старая солдатская», «Не той, что из сказок…», «Умер друг у меня» (памяти Бориса Горбатова) и другие.
 
Но наиболее известны и любимы всеми следующие строки из стихотворения «Родина»:
 
Да, можно выжить в зной, в грозу, в морозы.
Да, можно голодать и холодать,
Идти на смерть… но эти три березы
При жизни никому нельзя отдать;
 
 
И строки, посвященные А.Суркову из стихотворения «Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины…»:
 
Я все-таки горд был за самую милую,
За горькую землю, где я родился,
За то, что на ней умереть мне завещано,
Что русская мать нас на свет родила,
Что, в бой провожая нас, русская женщина
По-русски три раза меня обняла.
 
А самым значительным стихотворением Симонова военных лет считается стихотворение «Жди меня, и я вернусь…», посвященное любимой женщине артистке Валентине Серовой. Здесь автор утверждает, что солдат из любого пекла вернется, если любимая будет его верно ждать. Он допускает возможность, что все близкие (даже сын и мать) поверят в то, что он убит, и справят поминки. А любимая пусть все равно верно ждет, и тем самым спасет его, и он обязательно вернется. Особенно сильно звучат последние строки:
 
Жди меня, и я вернусь,
Всем смертям назло.
Кто не ждал меня, тот пусть
Скажет: - Повезло. –
Не понять не ждавшим им,
Как среди огня
Ожиданием своим
Ты спасла меня.
Как я выжил, будем знать
Только мы с тобой, -
Просто ты умела ждать,
Как никто другой.
 
Когда было опубликовано это стихотворение, оно стало, как молитва или заклятие для всех тех, кто воевал, и тех, кто остался ждать.
 
 
 
Трилогия «Живые и мертвые» начинается с рассказа о том, что политрук Иван Петрович Синцов и его жена Маша утром 22 июня 1941 года оказались на пути в Симферопольский санаторий. Безоблачному счастью пришел конец. Синцовы оказались за тысячу вест от своей годовалой дочки, оставшейся с матерью Маши «в Гродно, слишком близко к границе, а значит - рядом с войной». Синцовы срочно возвращаются, но им удается добраться лишь до Москвы. Из Москвы на фронт Синцов отправляется один, не смотря на все уговоры жены взять ее с собой. В первые дни войны «все перемешалось и сдвинулось со своих мест». Все увидели зыбкость границы между жизнью и смертью. Вот, например, два военных задержали человека без документов, а через миг все трое убиты бомбой, сброшенной немцами. Синцов вмести с такими же солдатами, кто не успел вернуться из отпуска, продолжает упорно продвигаться к линии фронта. Пограничник, шедший с Синцовым, остановил попутку, шедшую на фронт. Но не успел Синцов приблизиться к машине, как раздался рев самолета. И уже нет ни машины, ни пограничника. Синцов почти не спал третьи сутки, и когда вместе со всеми устроился в придорожной канаве на ночлег, то проспал мертвым сном несколько часов, не услышав, что совсем близко упала бомба, а он продолжал спать около убитых. Было ли ему страшно? В книге есть об этом строки: «Никогда потом Синцов не испытывал такого изнурительного страха: что же будет дальше?!» Шел седьмой день войны. Синцов получил свое первое ранение от русского летчика, которого он шел спасти, но тот принял его за немца, выстрелил сначала в Синцова, а потом в себя. Да и первый убитый Синцовым, оказался по нелепой случайности советский человек, которого Синцов, желая спасти, нечаянно убил.
 
Позже военный корреспондент Синцов приступит к службе во фронтовой газете. Но, оказавшись на передовой у комбрига Серпилина и сообразив, что здесь готовится серьезная военная операция, он не захотел уезжать в газету, вполне сознавая, что может погибнуть вместе с бригадой генерала Серпилина. В редакцию газеты Синцов решил отправить своего бесстрашного товарища Зайчикова с отснятой пленкой, полагая, что фотокорреспондент Зайчиков останется жив и сможет отправить женам бойцов их фотографии и письма. Но все вышло иначе: Синцов и солдаты Серпилина вышли из окружения и вынесли своего тяжело раненого генерала, а Миша Зайчиков погиб, перед смертью из последних сил он засвечивал отснятую пленку и рвал письма, чтобы они не попали к врагу.
 
Генерал Серпилин является главным героем трилогии К.М.Симонова «Живые и мертвые». По крупицам можно собрать воедино всю историю жизни Серпилина. Его мать ушла из своей семьи, приняла христианство, чтобы выйти замуж за любимого. Умерла мать от ран, которые ей нанес бык, когда она пыталась защитить собой сына. Отец потом женился на другой. Мачеха не любила пасынка и всегда называла его татарином. При первой же возможности юноша уехал из дома. Некоторое время он, как и его отец, был фельдшером, но потом паренька призвали на военную службу, и он стал офицером. Женился на вдове геройски погибшего товарища, воспитывал с пятилетнего возраста его сына. Преподавал. В 1937 году на него преподаватель Баранов написал донос, что Серпилин на занятиях характеризует немецкую армию, как очень сильного противника. Серпилина арестовали и в течение шести месяцев пытались заставить подписать на самого себя клевету, но им не удалось сломить Серпилина, он так ничего и не подписал. Ему дали десять лет лагерей. Перед войной он был освобожден. В течение всех этих трудных для Серпилина лет жена, его свято веря, что ее муж - не враг народа, чем могла, продолжала поддерживать его. А вот их сына, курсанта военного училища, заставили отречься от отчима. Мать до конца своих дней не простила Вадиму этого поступка и не принимала никаких оправданий, сказав, что лучше бы и он получил срок, но не предал бы Серпилина. Встретившись с Вадимом на похоронах жены, Серпилин выслушал все, что пришел ему рассказать сын, но потребовал, чтобы сын завтра же написал заявление о службе на фронте. Серпилин разрешил ему поселить жену Анну и дочку Олю в их московской квартире. После гибели сына Серпилин стал заботиться о том, чтобы Аня и Оля не голодали.
 
В трилогии показано, какое угнетающее впечатление произвела беседа с И.В. Сталиным на бесстрашного генерала Серпилина, которого не сломили ни пытки, ни лагерь. «Серпилин сознавал, что говорить на эту тему опасно, но все-таки говорил, хотя и осторожно, тщательно выбирая слова» о стиле руководства войной и подстегивании, которое толкает на показные успехи и лишнюю кровь. Рискуя своей свободой, а может быть и жизнью Серпилин говорит и о том, что на войне установка – каждый день, везде, хоть на шаг, продвигаться вперед! – дорого обходится; что, не нужно зря губить солдат, захватывая ничего не значащее пространство, которое после захвата ключевой позиции и так попадет к нам в руки. В трилогии много доказательств того, что близость к Сталину была наиболее опасна. Серпилин это сознавал, но пользуясь тем, что может лично сказать это Сталину, он смело стал говорить, что в лагерях сидят невинные люди, напрасно осужденные, кем-то оклеветанные.
 
О Серпилине, как о человеке незаурядном, говорит и его отношение к подчиненным. Серпилин уважал чужую личную жизнь и чужое прошлое. Так, никто, кроме Серпилина и еще трех-четырех человек в армии, не знал, что нынешнегий комдив Талызин в июле 1941 года был отдан под трибунал. Талызину предъявили обвинение в трусости и утере управления дивизией, приговорили к расстрелу, который заменили на десять лет лишения свободы. Талызин из лагеря писал письма, просился на фронт. Летом 42-го он был освобожден, послан воевать заместителем командира полка. За полтора года он снова стал генерал-майором, командиром дивизии и даже Героем Советского Союза. Впервые увидев Талызина, Серпилин понял, что это человек, не способный получать задаром награды и звания. Серпилин понимал, что «один раз струсить или растеряться может даже самый храбрый человек. Кто думает иначе, тот войны не знает». Пока Талызин был жив, Серпилину не приходило в голову спросить у него, что было с ним в 41-м году. Захотелось спросить теперь, когда он погиб. Считая Талызина «человеком высокопорядочным», Серпилин ценил, что Талызин хорошо знает службу и командует своей дивизией честно. Когда Талызин погиб, то Серпилин вспоминал свой утренний разговор с Талызиным и переживал, не сказал ли он ему чего-то несправедливого, такого, что толкает людей к гибели. Когда человек погибает, тем более подчиненный, хочется задним числом, чтобы ты его перед смертью хвалил, а не ругал. А если в последний раз ругал, хотя бы и справедливо, то после его смерти думаешь, что надо было сказать ему что-то другое. Вот так близко к сердцу принимал Серпилин все, что происходило с его подчиненными.
 
Серпилин - атеист. Еще с гражданской войны у него сложилось непримиримое отношение к церкви. «Он никогда не понимал, как это сколько-нибудь образованные люди могут верить». Но, вот однажды хоронили геройски погибшего капитана. Серпилину доложили, что вместе с документами покойного сдан нательный крестик, который оказался у него на шее. Серпилин накричал на того, кто докладывал, что надо хоронить с тем, с чем человек умер. Здесь показано уважение Серпилина к религиозным чувствам верующих.
 
После аварии Серпилин находился на лечении в госпитале и встретил вдову Баранова. Между Федором Федоровичем и Ольгой Ивановной возникло сильное чувство. Она стыдится своего счастья, ведь у нее взрослые сыновья, и к тому же идет война. Серпилин советует ей, чтобы она написала своим, что Серпилин просил ее выйти за него замуж, «а ты ответила, что решишь после войны». Он рассказал ей о своих родителях, о том, что в первую мировую войну был фельдшером. Если бы не стал офицером, так и служил бы теперь фельдшером под ее руководством.
 
О Серпилине сказано, что он «человек сильный, справедливый… Не считал про себя, что всегда прав – потому что власть в руках».
 
Все видели, что генерал Серпилин сам очень много ездил по линии фронта, чтобы быть в курсе реального положения дел, чтобы лучше руководить военными действиями, чтобы сохранить как можно больше солдат живыми и невредимыми. Но «так и бывает на войне. Рискует подряд год, второй, третий – и с рук сходит. А потом за все разом отольется». Генерал Серпилин погибает, не узнав о присвоении ему звания генерал-полковника. Старый генерал Кузьмич сокрушается по поводу гибели Серпилина и рассказывает, как в него самого однажды немец с трех метров бил – сито бы мог из Кузьмича сделать, да автомат дал перекос патрона, а Серпилина осколком за пять верст достали! Осколок, после того, как убил Серпилина, покалечил пальцы шоферу генерала - Гудкову. Военврач сказал Гудкову: «Нервы не перебиты, а косточки срастутся. Баранку удержишь». И хоть ни в чем не виноват Гудков, но чувствует себя виноватым. Во всем обвиняет себя, что как-нибудь иначе надо было вести машину. Все горюют, что такого командира лишились. Генерал Константин Прокофьевич Захаров – член военного совета, которого все солдаты очень любят и за глаза называют «наш Костя», решает собрать и отправить обратно все письма, которые приходили Серпилину от Ольги Ивановны с другого фронта, чтобы эти письма «не гуляли по рукам». Отважному воину Захарову было до слез жалко и Серпилина, и эту женщину. Захаров знал, что ей сорок лет. Чем старше женщина, тем меньше у нее остается времени, чтобы называли «милой Олей». Захаров решил, что должен написать ей обо всем. И, хотя его угнетала эта обязанность, которую он сам на себя взвалил, он написал ей письмо, обдумывая каждое слово. Он решил послать свое письмо вместе с ее письмами и неоконченным письмом Серпилина не полевой почтой, а с оказией.
 
Не задолго до смерти генерал Серпилин сказал: «Надо и после войны жить по чести. На войне при всех своих недостатках все же честно живём. Надо и после не хуже жить». И еще вспомнились Захарову слова Серпилина: «Про какую людскую жизнь язык повернется сказать, что она слишком малая потеря? Как ни мало потеряем, а кто-то все же умрет…Говорим…, что незаменимых нет. Нет на свете ни одного заменимого человека. Потому что как его заменишь?»
 
Если бы не заступничество Серпилина, то не оставили бы на фронте опытного воина - генерала Кузьмича, который себя не щадит, а солдат зря под пули не подставляет, свое мнение перед начальством отстаивает. За прямоту-то больше всего Батюк и не любит Кузьмича. На словах, будто бы жалеет Кузьмича, что стар он для фронта, да вот и старая рана открылась (разбередил ногу, валенок полон крови), а он все равно не желает в госпиталь уезжать. «Не отправим старика в тыл – умрет». А Серпилин возражает: «Вот, если отправим, тогда точно не сможет жить».
 
Сам Батюк груб со всеми, кто ниже его по званию. Зато имеет любимчиков, за которых готов хлопотать хоть они того и не заслуживают его. Так, Батюк приказал Серпилину назначить командиром полка Барабанова, который полтора года прослужил адъютантом у Батюка, и которого Батюк на своих плечах вынес из окружения («там, где другие родного отца бросили бы»). Батюк уступил просьбе своего любимца, и, присвоив ему майора, отправил его в полк – «расти», хотя командовать полком Барабанов не мог и начинать «расти» ему надо было с другой должности. «Барабанов был из тех людей, что стремятся возместить храбростью все, чего им не хватает. Это опасные люди. Он был неумен, храбр, властен и нетерпим к чужим мнениям. Кроме того, он пил». И вот, изрядно перебрав спиртного в новогоднюю ночь, он решил отличиться – повел полк в наступление без приказа Серпилина, солгав, что приказ был. Своей безрассудностью Барабанов погубил замечательного воина - капитана Тараховского, оставив сиротами пятерых детей.
 
 
Во второй книге трилогии есть мысли Сталина, что Батюк «казался ему достаточно надежным исполнителем всего, чтобы не приказали. В нем было нечто до поры до времени возмещавшее в глазах Сталина недостаток способностей и знаний, и поэтому Батюк перед войной двигался вверх, занимая одно за другим освободившиеся места. И если бы …Сталин …не двигал и не расчищал Батюку дорогу, то …Батюк не встретил бы войну в должности командующего округом». «Только дурак мог не понимать этого», - так думает Сталин о Батюке в связи с тем, что ему теперь доложили о высказываниях подшефного. Батюк, видимо в подпитии, похвастался, что воевал вместе с И.В. Сталиным в Первой Конной, и что будто бы объяснял товарищу Сталину с какого конца заряжается пушка. «Двойной дурак: не подумал, над кем шутит, и не подумал, при ком шутит», - так охарактеризовал его Сталин про себя и «повысил»: отправил служить на Север заместителем к тому, кто раньше был подчиненным у Батюка. Видимо, долго пришлось Батюку оправдываться перед Сталиным, но удалось все-таки вернуться на Западный фронт. Подчиненные заметили перемены, произошедшие в Батюке. Он стал добрее, мягче. Не смотря на все свои недостатки Батюк, наконец-то смог оценить все достоинства своего подчиненного и также переживает, что тот погиб. Чтобы погибшего Серпилина похоронить в форме, соответствующей новому званию, Батюк отдает свои запасные погоны. «Если б даже дурной приметой считал, все равно бы отдал…»
 
Рядом с мужчинами воюют и женщины. Так, хрупкая женщина-военврач Овсянникова Таня удивляла всех солдат своей смелостью и выносливостью. Она дважды выходила из окружения. Синцов и Золотарев спасли ей жизнь, когда она повредила ногу, они несли ее на руках. Найдя порядочных людей, они оставили Таню у них под видом местной жительницы. Потом она поправилась и работала в партизанском отряде и в подполье. Сюда была заброшена жена Синцова Маша. После неудачного приземления ей пришлось без наркоза делать операцию. Поправившись, Маша пошла на явку и была арестована. В отряд сообщили, что Маша погибла. Таня вернулась в Москву. Сообщила об этом Синцову. Время идет. Между Синцовым и Таней крепнет любовь. То он, то она выбывают из строя по ранению, возвращаются в свою часть. А любовь их все крепнет, и они ни от кого не скрывают ее. Их дочка, едва родившись, умирает. Таня во всем винит себя. Чувствует себя виноватой и за то, что все кругом воюют, а она, по ее словам, три месяца «прохлаждалась». По дороге из Ташкента на фронт, Таня внезапно узнает, что первая жена Синцова, Маша, не погибла, как предполагалось ранее, а была угнана в Германию. Таня ни в чем не виновата, виновата бесчеловечная война, но считает, что теперь не имеет права оставаться рядом с Синцовым, принимает решение проситься на другой фронт. Боясь, что может погибнуть и не успеет рассказать Синцову о Маше, написала ему обо всем письмо. Однако разговор состоялся. Через некоторое время после этого тяжелого разговора Таня была ранена, но не настолько тяжело, чтобы уезжать из прифронтового госпиталя. Но она тверда в своем решении оставить Синцова ради Маши. «Оказывается, - размышляет Синцов, - воскрешение из мертвых не всегда приносит счастье – даже страшно об этом думать, но это так! …Почему ты должен лишиться человека, без которого уже не можешь жить? Почему этот человек должен лишиться тебя? Почему известие о том, что еще один человек жив, должно непременно убить вас двоих?»
 
В трилогии показано много и других замечательных людей, в том числе работник Генштаба - Иван Алексеевич Полынин. Он - хороший приятель Серпилина, человек недюжинного ума, исключительной честности. Однажды, когда Сталин отстранил его от работы в Генеральном штабе, у Полынинина появилась возможность осуществить своё давнее желание: перечесть «Войну и мир» Л.Н.Толстого. Ивана Алексеевича потрясло «одно место в «Войне и мире»… Это было место, где Толстой рассуждал про великое, хорошее и дурное. «Величие как будто исключает возможность меры хорошего и дурного, - писал Толстой. - Для великого нет дурного. Нет ужаса, который бы мог быть поставлен в вину тому, кто велик…И никому в голову не придет, что признание величия, неизмеримого мерой хорошего и дурного, есть только признание своей ничтожности и неизмеримой малости... Нет величия там, где нет простоты, добра и правды». Иван Алексеевич проводит аналогию с тем, что происходит теперь на этой войне. Он задумывается, «не слишком ли много труда употребил в разное время своей жизни на то, чтобы понять и оправдать такие вещи, в которых величие и добро уже слишком далеки друг от друга?» Мысли его о Сталине, что «со Сталиным не только говорить трудно, о нем даже думать трудно: столько с ним связано в жизни. Хотя последнее время, конечно, думаешь о нем больше всего в связи с войной. И тут есть, над чем подумать. Как должны поступать люди, в руках которых такая непререкаемая власть, а тем более во время войны? Боремся, как можем, с его заранее готовыми решениями, с предвзятыми мнениями, утешаем себя, что прислушивается, а про себя знаем, что все-таки недостаточно прислушивается к советам. Верно! Но советы, они идут с разных сторон и - бывает - противоречат друг другу. И где-то наступает минута, когда уже нельзя прислушиваться, - надо решать. Это с каждым, кто командует на войне, с большим и с маленьким. А вот чтобы люди никому - как бы высоко ни стоял! - не страшились давать советы, не имели нужды угадывать его мнение, чтобы эта нужда постепенно не сделалась потребностью, которая превращает даже самых хороших людей в дрянных, - вот это, как говорится, вопрос вопросов. Конечно, это зависит и от тех, кто дает советы, но гораздо больше - от того, кому дают. От него прежде всего зависит - боятся или не боятся давать ему советы. И, может, все же прав Толстой, когда говорит, что нет величия без простоты, добра и правды? Вроде бы слишком наивно, как в букваре, а возразить этому букварю вдруг оказывается трудно, хоть ты и две академии окончил...»
 
Именно от Полынина Серпилин узнал, что перед войной из каждых 225 офицеров было только 25 тех, кто закончил военное училище, а остальные – ускоренные курсы. Из полковых командиров были единицы, кто имел за плечами учебу в Военной Академии. Самые образованные к тому времени отбывали сроки в лагерях, как Серпилин, либо были расстреляны, как Гринько.
 
Такие люди, как герои трилогии К.М. Симонова «Живые и мертвые»: генералы Серпилин, Орлов, Полынин, Туманян, Кузьмич, Захаров, работник райкома партии Малинин, комбат Синцов, Левашов, военврачи Ольга Ивановна, Таня Овсянникова, так и труженники тыла (родители Тани, вдова сына Серпилина Аня), которые обеспечивали фронтовиков всем необходимым, внесли несомненный вклад в дело победы. Именно их дальновидность и слаженность действий позволили одолеть врага.
 
Удачно совпало, что когда я читала книгу К.Симонова «Живые и мертвые», то разыскивала материалы о Маршале Советского Союза А.М.Василевском. Так вот, я думаю, что фамилия члена Генштаба «Полынин» неслучайно прозвучала только в первой книге трилогии. Создается впечатление, что Симонов и не хочет, чтобы читатель запоминал эту фамилию. Здесь может подразумеваться как сам начальник Генштаба Василевский, так и А.И.Антонов, назначенный в декабре 1941 года по просьбе Василевского его 1-ым заместителем и начальником Оперативного управления, так и любой другой генерал Генштаба, кто самоотверженно служил Родине. Тем более что Полынин, ровесник Василевского, человек с похожей биографией.
 
Бесспорно, герои трилогии – образ собирательный. Но некоторые моменты из жизни вымышленных героев совпадают с тем, как жили и погибали подлинные герои Великой Отечественной войны. Так, например, именно в 1944 году, как и герой трилогии Федор Федорович Серпилин, от полученных ран скончался генерал армии Ватутин Николай Федорович (1901-1944), звание Героя Советского Союза ему было присвоено посмертно в 1965 году. В годы Великой Отечественной войны Н.Ф. Ватутин был начальником штаба Северо-западного фронта, заместителем начальника Генштаба; а с 1942 года командовал войсками Воронежского, Юго-западного и 1-го Украинского фронтов. Генерал Н.Ф. Ватутин принимал участие в Курской и Сталинградской битве, то есть именно там, куда поместил К.М. Симонов своего героя генерала Серпилина.
 
Несомненный вклад в дело победы внесли и другие такие советские военачальники, как Г.К. Жуков, А.М. Василевский, К.К. Рокосовский, С.К. Тимошенко, А.И. Еременко и другие, чей подвиг так же вдохновил Симонова на написание столь правдивого произведения о войне.
 
Трилогия К.М. Симонова «Живые и мертвые» - величайшее произведение 20 века. К.М. Симонов - достойный преемник Л.Н. Толстого. Так же как и Толстой, Симонов смог показать величие простоты, но низость тех, кто считает себя великими, рвется к власти, не взирая на отсутствие души и талантов; что есть преданность, а что является предательством. Трилогию «Живые и мертвые» можно поставить в один ряд с романом-эпопеей «Война и мир», как произведения, равновеликие по силе и мудрости.
 
Целью этой всенародной Отечественной войны против фашистских угнетателей, как и целью Отечественной войны против Наполеона (1812), было освобождение не только нашей страны, но и помощь всем народам Европы от захватчиков. Вот почему так важно было победить в этих двух Отечественных войнах. Не прошли даром и увенчались полной победой над врагом все неисчислимые лишения и страдания, пережитые нашим народом в ходе войны, их напряженный труд в тылу и на фронте.
Copyright: Наталья Алексеевна Исаева, 2005
Свидетельство о публикации №53507
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 14.10.2005 01:52

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Конкурс на премию "Золотая пчела - 2020"
Конкурс на премию "Серебряная книга"
Конкурс юмора и сатиры имени Николая Гоголя
Буфет.
Истории за нашим столом
Конкурс "Пишем стишки-порошки". Совместно с Клубом Красного Кота
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2020 год
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
2019 год
Справочник литературных организаций
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2020 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Доска Почета
Открытие месяца
Спасибо порталу и его ведущим!
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Атрибутика наших проектов