Приглашаем на поэтический конкурс "Хит Сезона".











Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Диалоги, дискуссии, обсуждения    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Дежурный по порталу
Илья Майзельс
Председатель МСП "Новый Современник"
Дневник дежурного по порталу

Буфет. Истории
за нашим столом
Два сна как из прошлой жизни для жизни настоящей. Чтобы они значили?
Конкурсы на призы Литературного фонда имени Сергея Есенина
Литературный конкурс "Рассвет"
Две медали с двумя журналами
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Размышления
о литературном труде
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
Диалоги, дискуссии, обсуждения
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ивановская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Костромская область
Тверская область
Оровская область
Смоленская область
Тульская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Псковская область
Новгородская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Республика Удмуртия
Нижегородская область
Ульяновская область
Республика Башкирия
Пермский Край
Оренбурская область
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Республика Адыгея
Астраханская область
Город Севастополь
Республика Крым
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Республика Дагестан
Ставропольский край
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Курганская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Алтайcкий край
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Кемеровская область
Иркутская область
Новосибирская область
Томская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Зарубежья
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Азербайджана
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Болгарии
Писатели Испании
Писатели Литвы
Писатели Латвии
Писатели Финляндии
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама
SetLinks error: Incorrect password!

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: РассказАвтор: Юлия Лекс
Объем: 10072 [ символов ]
Транспортир
Нещадно пекло солнце. Порывами накатывал горячий ветер. Пятилетний Лешка Тотолин сосредоточенно ковырялся в песке рядом с расстеленым покрывалом, на котором устроилось семейство. Отец курил, разморенно глядя на усеянный народом пляж. Мать яростно втирала в округлые плечи солнцезащитный крем и вполголоса, с нажимом, пилила отца:
 
— Хоть бы ребенка постеснялся! Обязательно надо на них пялиться? Только за этим и пришел! Ни одной задницы не пропустишь, что ты за человек такой? Любая кикимора краше жены…
 
Мальчик заинтересованно глянул из под козырька кепки, огляделся:
 
— Мам, а где кикимора?
 
— Лешка, хоть ты-то не лезь… Играйся сиди, — отмахнулась мать и продолжила свой бубнеж в сторону отца.
 
Лешка еще поозирался, так и не нашел на пляже кикиморы и принялся чертить на песке подвернувшейся под руку палочкой.
 
— Раз, два, три, четыре, пять, — проговаривал, меряя пальчиками только что нарисованный на песке маленький треугольник, а про себя мечтал, как мамино ворчание стихнет, а покрывало превратится в сказочный ковер-самолет, парящий высоко над речкой.
 
За спиной и правда стало тихо. Лешка обернулся. Мама сидела молча, с открытым ртом, будто застыла на полуслове, наблюдая, как отец неспешным шагом петляет среди островков полотенец и покрывал, уходя все дальше и дальше.
 
Домой он так и не вернулся.
 
«Это я сделал», — размышлял перед сном мальчик.
 
После он еще пару раз проверял действие треугольной магии, устраняя из своей детской жизни неудобные моменты: хулиган Денька навсегда переехал в другой город, больше не дразнил и не донимал, а противная воспиталка, заставлявшая есть вареный лук из супа, сломала ногу и не появлялась в Лешкином саду до самого выпуска.
 
Волшебными треугольники почему-то получались только на песке. Лешка кучу бумаги, карандашей и мелков перепортил, пока это понял. А как понял, так полюбил гулять. Мама, правда, сильно волновалась, что сын все время проводит в песочнице для малышни. Потому, когда подрос, он стал бегать на городской пляж. Был у него там закуток среди валунов, подальше от посторонних глаз. Там рисовал, там измерял — пальцами, шагами, рулеткой.
 
Огорчало одно: магия была несовершенной. Хотелось, чтоб родители перестали ссориться, а получилось, что отец совсем ушел. Хотелось избавиться от Деньки, а уехала и его сестренка, которая Лешке нравилась.
 
Мальчик никак не мог придумать решения проблемы, пока в доме не появился отчим.
 
Он единственный проявил интерес к Лешкиному увлечению и рассказал, что в треугольнике можно измерять не только стороны. Он подарил Лешке большущий транспортир и поведал о прекрасном и четком мире тригонометрических функций.
 
С той поры исчезало только то, что создавало помехи. Главное — правильно высчитать все значения.
 
Когда между мамой и отчимом стал подниматься тот самый бубнеж, что лишил Лешку отца, мальчик прихватил транспортир и отправился на пляж. Тогда он впервые чертил треугольники не хаотично, а складывая в красивый, хоть и простенький геометрический узор. Начертив, он принялся за расчеты, тщательно измеряя все углы и выводя решения. Значения синусов, косинусов, тангенсов будто зависали в воздухе поверх рисунка, а между ними проплывала мысль о мире и спокойствии в семье.
 
Через пару дней отчим съехал.
 
Тогда Лешка понял, что треугольная магия действует только отнимая.
 
***
 
С той поры Тотолин нарисовал сотни узоров, легко расправляясь с крупными проблемами и мелкими неприятностями. Узоры становились все замысловатее, занимали все больше места. Пришлось потрудиться и поискать безлюдный, пригодный для рисования берег. Случайно найденные палки сменились граблями с деревянными зубцами. Тотолин сдал на права и купил подержанную девятку, чтоб дорога до места занимала меньше времени.
 
Порой он ездил на пляж без особой надобности: просто чтоб вынырнуть из скучных бухгалтерских отчетов, над которыми корпел целый день и подольше не возвращаться домой к материнскому ворчанию.
 
Применять тригонометрию к отношениям с матерью не хотелось: в конце концов, никому не помешают горячий ужин и чистые занавески на окнах.
 
***
 
Нещадно пекло солнце. Порывами накатывал горячий ветер.
 
Несколько выверенных, недлинных линий — и рисунок будет закончен.
 
Тотолин уверенным движением, без прикидки, взрыхлил песок слева, справа, еще раз справа. Закинул грабли на плечо, отступил, осматривая сделанное, и отер со лба пот.
 
Осталось самое приятное — расчеты. Для этого теперь не требовалось даже транспортира. Он давно безошибочно определял все углы на глаз, а значения функций всплывали в голове сами собой.
 
Тотолин отнес грабли к стоящей неподалеку девятке, а когда вернулся, опешил. В одном из только что созданных им треугольников стояла высокая и тощая девица. Тесемки купальника едва держались на ребрах и выступающих косточках ее таза. На груди висел фотоаппарат. Девица заправила за ухо выцветшую короткую прядь и спросила острым, как лезвие, голосом:
 
— Вы что, художник?
 
Тотолину захотелось, чтобы девица немедленно исчезла. Он попытался определить синус угла, в котором она стояла, и не смог. Кроме мысли, что треугольник кожи под ее бикини, вероятно, должен быть идеальным, в голову ничего не шло.
 
— Эй, вы немой?
 
— Кхм… Нет, я говорящий, — с трудом выдавил Тотолин
 
Девица хихикнула:
 
— Прямо как попугай… Так вы художник, да? — требовала она подтверждения.
 
— Ну… Не совсем… Я вообще-то… Ну это такое хобби. Творческое, — кивнул он наконец.
 
— Краси-и-иво, — задумчиво протянула собеседница, — а хотите, я сфотографирую? На вечер дождь обещали, ничего же потом не останется.
 
Не дожидаясь ответа она выпрыгнула из треугольника, длинными горячими пальцами ухватила Тотолина за запястье и отвела чуть в сторону. Потом ловко влезла на стоящую неподалеку старую иву и защелкала фотоаппаратом. Так же ловко спрыгнула вниз.
 
— Я вам потом распечатаю снимок. А вы сейчас в город? — Она кивнула на тотолинскую машину. — Подвезете? Я сейчас. Только вещи заберу, — и уже на бегу, оборачиваясь, —
 
меня, кстати, Алла зовут.
 
— Алла, — повторил Тотолин.
 
Это было самое треугольное имя из всех возможных. Казалось, можно почувствовать губами его угловатые буквы. Больше не хотелось, чтобы она исчезла. Хотелось одного: высчитать значения всех ее функций.
 
Через неделю она принесла обещанную фотографию в строгой рамке. Единственный непросчитанный Тотолиным узор. Сепия.
 
— Как назовешь? — спросила, заправляя прядку за ухо.
 
— Алла, — улыбнулся Тотолин.
 
Внутри Алла оказалась вовсе не такой четкой и геометричной, как была снаружи. Под ясными линиями ее ключиц и лопаток, за острыми углами ее рта, за правильным треугольным именем, жила совершенно неисчислимая женщина. Изменчивая, текучая, выпадающая из его системы, больше создающая помехи, чем дающая ясность.
 
Она постоянно тянула его куда-то: на выставки, встречи, яркие до головной боли творческие тусовки. Тотолин все чаще тосковал по своему пустынному пляжику, который забросил ради нее.
 
Потихоньку в отношения стал проникать тот самый, ненавистный с детства, бубнеж.
 
— Я думала, ты — художник, а ты — транспортир, — однажды упрекнула Алла в ответ на тотолинские отнекивания от очередного мероприятия.
 
— Так и есть, — ответил он и выставил ее за дверь.
 
На следующий день извинился. Даже цветы купил. Она приняла с легкой улыбочкой.
 
По вечерам, когда Алла уходила, над ухом зудела мать, невзлюбившая «эту тощую». «Квартира ей твоя нужна, а не ты — дурак».
 
После очередного из подобных разговоров, Тотолин вытащил с балкона грабли и поехал на пляж.
 
Ночью мать хватил удар, от которого она не оправилась.
 
Алла сочувствовала, помогла с похоронами, а потом переехала к нему. В конце концов, никому не помешают горячий ужин и чистые занавески на окнах.
 
Алла частенько пропадала на каких-то квартирниках и вечеринках, что вполне устраивало уставшего от ее негеометричной геометричности Тотолина. Он в это время ездил на свой одинокий берег и чертил новые узоры.
 
А через пару месяцев, когда солнце нещадно пекло прямо через окно, Алла заявила ему за обедом:
 
— Мне надоело выметать из углов песок, который ты вечно притаскиваешь на ботинках. И я беременна.
 
Вот так — почти без паузы. Тотолин поперхнулся чаем, а в голове закрутились картинки с никому ненужным мальчиком, апатичным отцом и вечно недовольной матерью. Он встал и решительно подошел к фотографии в строгой рамке на стене. Сепия. Алла.
 
— Угол семьдесят шесть градусов, синус ноль целых… — он бормотал и бормотал, не замечая, как тяжелое молчание за спиной сменилось шорохами и бряканьем шкафных дверок и ящиков комода.
 
Наверняка просчитав каждую функцию каждого запечатленного на фото треугольника, Тотолин шумно выдохнул и повернулся, почуяв, что Алла встала за спиной.
 
— Не переживай — не от тебя, — зло бросила она и вышла из квартиры, как гвозди вбивая в паркет коридора острые шпильки и волоча за собой тяжелый чемодан на колесиках.
 
Тотолин выдохнул еще раз.
 
Ездить на пляж он стал чаще — песка в углах квартиры становилось все больше.
 
Однажды утром он проснулся, опустил ноги с кровати и почувствовал кожей сухую шероховатую поверхность. Весь пол был покрыт ровным слоем песка.
 
«Прекрасно. Теперь и выезжать никуда не надо», — обрадовался Тотолин и сходил за граблями. Весь день он чертил и высчитывал, а утром вчерашние узоры оказались скрыты новым слоем цвета сепии.
 
Он рисовал каждый день, а каждое утро получал новое полотно для работы. Ему не нужен был ни горячий ужин, ни чистые занавески — только еще немного песка.
 
***
 
— Как же он столько натащил-то? Откуда? У нас, представляешь, из под люстры стало сыпаться… А у соседей по площадке, говорят, через розетки ручьями бежало.
 
— У порога из замочной скважины — гору натрусило!
 
— А когда эмчээсники дверь открыли, так их будто волной от порога отбросило, чуть насмерть не засыпало. Благо песок вниз по лесничной площадке потек…
 
— Да. А хозяина-то мертвым нашли. Видать задохнулся. Мать его рассказывала, что он на песке этом повернутый был. Картины какие-то все рисовал да измерял потом этим, как его...транспортиром.
Copyright: Юлия Лекс, 2021
Свидетельство о публикации №401035
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 15.12.2021 16:32

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Георгий Терской[ 23.09.2022 ]
   Недобрый рассказ... Так и хочется Светлова процитировать.
   Товарищи классики!
   Бросьте чудить!
   Что это вы, в самом деле,
   Героев своих
   Порешили убить
   На рельсах,
   В петле,
   На дуэли?..
   
   Я сам собираюсь
   Роман написать -
   Большущий!
   И с первой страницы
   Героев начну
   Ремеслу обучать
   И сам помаленьку учиться.
   
   И если, не в силах
   Отбросить невроз,
   Герой заскучает порою,-
   Я сам лучше кинусь
   Под паровоз,
   Чем брошу на рельсы героя.

МСП "Новый Современник" представляет
Илья Морозов
Трилогия Великой Победы
Как стать автором книги всего за 100 слов
Положение о проекте
Общий форум проекта
Остап Бендер в наши дни
О возобновлении выпуска наших журналов
Об издательской деятельности на портале и особых наградах за возобновление выпуска журналов
Мнение...Критические суждения об одном произведении
Виктор Лидин
Отпустила б ты...
Читаем и обсуждаем.
Презентация книги Михаила Поленок
"Не ради славы…"
Устав, Положения, документы для приема
Билеты МСП
Конкурсы 2022 года
Дипломы Номинатов конкурсов МСП 2022 года
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
Планета Рать
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Организация конкурсов и рейтинги
Литературные объединения
Литературные организации и проекты по регионам России
Литературное объединение
«Стол юмора и сатиры»
Общие помышления о застольях
Первая тема застолья с бравым солдатом Швейком:как Макрон огорчил Зеленского
Комплименты для участников застолий
Cпециальные предложения
от Кабачка "12 стульев"