Литературный конкурс "Явление Мастера" представляет
Николай Вуколов
Живем, порой, как листья...









Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Диалоги, дискусии, обсуждения    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Возвращаем дежурство по порталу
Наши хроники и ваши вопросы
Явление Мастера. Положение о конкурсе
Заявка на признание
Буфет. Истории
за нашим столом
День Космонавтики
Смеяться право не грешно
Семен Губницкий
К практике литературы: культурные мемы и словесные клише
Союз писателей представляет
Николай Риф
Счастье как воздух
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль

Размышления
о литературном труде


Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Фонд содействия новым авторам имени Надежды Сергеевой
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
Диалоги, дискуссии, обсуждения
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ивановская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Костромская область
Тверская область
Оровская область
Смоленская область
Тульская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Псковская область
Новгородская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Республика Удмуртия
Нижегородская область
Ульяновская область
Республика Башкирия
Пермский Край
Оренбурская область
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Республика Адыгея
Астраханская область
Город Севастополь
Республика Крым
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Республика Дагестан
Ставропольский край
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Кемеровская область
Иркутская область
Новосибирская область
Томская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Азербайджана
Писатели Азербайджана
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Болгарии
Писатели Испании
Писатели Литвы
Писатели Латвии
Писатели Финляндии
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.

Просмотр произведения в рамках конкурса(проекта):

Литературный конкурс на премию МСП «Новый Современник» "Cеребряная книга"

Номинация: Проза

Все произведения

Произведение
Жанр: Очерки, эссеАвтор: Юлия Танакова
Объем: 8490 [ символов ]
Любовь
Не помню, как я на это согласилась. Впрочем, она всегда была отличным дипломатом. Не по профессии, а по жизни. Она могла выведать интересующую информацию у своих детей и внуков так тонко, что они только много позже понимали, что вновь проболтались. Это была моя бабушка, красивая, с ободком игриво вьющихся волос вокруг лица, добрая и заполняющая собой все пространство вокруг. Громогласная, как тромбон. Веселая и хулиганистая, как трехлетняя девчонка. И абсолютно не умеющая сдерживать любовь к жизни.
-Как жить-то хорошоооо!- протягивала она, сладко и мягко улыбаясь, словно в этот момент купалась в море или лежала где-нибудь на шикарном белоснежном пляже, а не сидела у подъезда на лавочке.
И, на удивление, после этих слов и мне, человеку с тонкой психической организацией, а попросту - истеричке, становилось хорошоооо. Рядом с ней было тепло, светло, уютно, смешно и авантюрно.
Так было и в тот раз. Мне девятнадцать лет, и я круглее колобка, зато счастливая от предстоящего материнства. На дворе - февраль. Снежный, холодный, метелистый - то есть настоящий. Бабушка готовила меня к этому походу долго, это я уж потом поняла. Она заранее охала, что сейчас ничего ни достать, ни купить: а ребенку нужно приданое. Уже пора шить пеленки-распашонки-подгузники. Это и было ее предисловием. На дворе 1995 не всегда веселый год: денег хватало исключительно на еду.
-Как хорошо, что нам что-то отдадут! И мы потом все сошьем! И там хорошие вещички! Юлек, соглашайся, - задорно искрила она счастьем, которое ослепляло меня даже через трубку домашнего стационарного телефона. – Пойдем к моей сестре, она нас очень звала.
Видимо, я оказалась единственным слабым звеном в семье тогда. И она это знала. В общем, в назначенное время мы двинулись в путь пешком: в гости к ее двоюродной сестре. Наша дорога проходила через городской парк, где по бокам расчищенных тропинок возвышались сугробы: словно сказочные, блестящие перины, набросанные одна на другую. Абсолютно бессовестный и беспощадный ветерок, играя, стряхивал с сосновых лап одеяния, и порой до нас долетали белые снежные хлопья. Говорить было сложно, идти тоже нелегко. Но мы упорно, с настроем совершить подвиг, двигались вперед. Я всегда любила этот парк: а зимой особенно: в это время мрачные сосны преображались и уже не пугали своей гнетущей темнотой. И вокруг всегда было как-то лучезарно, ясно и тихо. Эту тишину нарушали только нечастые пешеходы, такие, как мы в тот день. –Уии, уиии, уиии, - скрипели мои сапоги. –Жмм, жммм, жммм, - вторили бабушкины. Улицы, переходы, парк, дорога, проторенные в сугробах дорожки со скользким выездом на эту самую дорогу, затем заваленные снегом дворы, дворы, дворы… Я была счастлива, когда мы, наконец, добрались. Тепло как-то опьяняюще ударило в голову. Наши щеки, раскрашенные морозом и ветром, пылали, как осенние перезревшие помидоры. Закоченевшие руки и ноги просто расплавились на батарее, которую я в исступлении обняла.
-Чай! Хозяйка разливала горячий и ароматный напиток в огромные чашки, предназначенные для исполинов, ну или любителей неспешной беседы. Очень плохо помню сестру бабушки. Только образ: высокая, полная и хитрая. Она нас просто-напросто заманила к себе, о чем я поняла, когда бабушки стали усаживаться за стол: медленно, манерно и надолго. Цель визита вообще-то была банальной – передача ненужных вещей нуждающимся. И я даже предварительно поставила условие: долго не задерживаться. Моя просьба и наш уговор с приходом в гости растаяли, как снег, выпавший в мае. «В принципе могла и не сотрясать напрасно воздух своими просьбами, - подумала я, усаживаясь за стол. - Тут все надолго». И понеслось!
- А помнишь?
-А знаешь?
-А эта? А та?
Я попала в стремительный водоворот, состоящий из чужих имен, жизней, взлетов и падений. Сестры, не видевшиеся годами, хихикали, сплетничали и веселились, как две школьницы. Удивительным образом их морщины разгладились, взволнованные, помолодевшие лица были восторженны и, словно фотошопом, приукрашены живостью беседы. Их глаза наполнились искрами, молниями и заразительным азартом молодости, ушедшей давно. Я успела выпить бочонок чаю, затем вздремнуть и вновь проснуться за столом. Мои гневные взгляды летели в пропасть и разбивались об острые камни бабушкиной беспечности. В таких случаях она обычно, отмахиваясь, говорила нам - детям и внукам: «Боялась я вас!» В тот день при постороннем человеке она этого не произнесла, но зато изрекли ее глаза и абсолютно безмятежное выражение лица. Стрелки часов наматывали минуты, потом часы. А я, беременная, уже устала от этого шабаша. Пришлось встать и вежливо предложить забрать-таки вещички.
-Ох, конечно, дорогая!- всполошилась бабушкина сестра. –Пойдемте всё покажу.
Посреди комнаты стояли пакеты. Большие и еще больше. Много. Было похоже, что нас решили отправить в кругосветное путешествие. И вдруг бабушки-старушки уселись на ковер и вывернули все эти пакеты прямо на пол. Они решили все перебрать и перевыбрать. Я была в ужасе. Сколько времени это займет! Но вещи – как предлог, были не столь важны. Стоило бы мне уже догадаться.
-А это, знаешь, чье? А вот это?
- А как твои?
-А знаешь, как мои?
Эти престарелые девчонки лишь поменяли дислокацию. Какие-то колготки, носки, чепчики, майки, залежалые шерстяные кофты доставляли им восторг, удивление и ажитацию. Я с трудом понимала, как из этого что-то можно сшить моему будущему младенцу и где мне все это пригодится. Да нет, лукавлю: я точно знала, что все это выкину на помойку.
Мы просидели более трех часов: пакеты чередовались с чаепитием. Возненавидев чай и старые вещи в целом, путем невероятных попыток к бегству и частично шантажа через вздохи и поглаживание своего огромного живота, мне удалось вырвать бабушку из твердых объятий ее двоюродной сестры.
Нагруженная необъятными пакетами, как самый нелюбимый ишак в ауле, я, кряхтя и поругиваясь, буквально выпала из подъезда на улицу.
Ночь. Улица. Без фонарей. И намело. Наши дорожки, по которым мы пробирались сюда, бесследно исчезли. Бабушка медленно и неуверенно шла впереди. Я не видела ничего вокруг, только ее сгорбленную и усталую фигуру. Она как-то мгновенно состарилась вновь. Ветер, словно заматерелый преступник, не давал нам идти. Мы пригибались от тяжести чертовых пакетов, пытались увернуться и остаться в живых. Но борьба была неравной.
И вдруг, она стала падать. И все как в замедленном кино. Она оступилась, затем пошатнулась, выронила пакет и, остановившись, стала оседать в сугроб. Сначала я подумала, что бабушка просто не справилась со снежными заносами, которые ее стали затягивать, как сыпучие пески тянут в воронку. Подскочив к ней, удержала ее. И заглянула в лицо. Вот тут только поняла всю серьезность – сердце… Помню, что ей стало стыдно. За то, что слаба, что не справилась, не смогла дойти. И в этой зимней неуютной темноте мы стояли вдвоем, крепко обнявшись, не отпуская друг друга. И вот ко мне, словно зловонный старик, подкрался страх и скрюченными пальцами сжал мое горло, которое мгновенно онемело. Я только и могла, что шептать, как сломанная игрушка: -Бабуль, бабуль, бабуль…
Не помню, как мы добрались до какой-то лавочки. Бабушка, неудобно, наискосок, как-то неестественно прислонившись к стене, отдыхала. Я не могла ее усадить лучше, а она не могла подвинуться сама. В моей голове стучала мысль: «Только живи!» Я рванула бежать за помощью. А поблизости ни одного телефона-автомата. Ни машин, ни людей. Лишь пугающая, липкая темнота. Как я могла ее оставить одну на лавочке? Вернулась обратно, мы долго сидели, держась за руки. И постепенно боль отпустила.
–Все хорошо, Люлек, дойдем, -наконец, слабо, почти извиняясь, -проронила бабушка. Она выпрямилась, повеселела, стала шутить. Тут уж я дала волю чувствам. Смеялась и ругалась одновременно: бурно и громко, кидая вызов окружающей темноте. Сразу же под абсолютно слабые аргументы-сопротивления и под тихий смех бабушки я выкинула половину пакетов в ближайший мусорный бак. Подхватив ее под руку и крепко удерживая, медленно и аккуратно устремилась вперед. И вместе мы одолели тот трудный путь.
Я до сих пор уверена, что тогда, обнявшись на холоде, наши сердцебиения: мое отчаянное и слабое детское внутри меня согрели и дали силу ее больному сердцу. Не отпустили. И не позволили уйти.
Она умерла через полгода. И меня рядом не было…
Слово ЛЮБОВЬ для большинства - это чувство глубокой привязанности. А для меня это бесконечно родное имя, имя бабушки Любы, которая подарила мне и многим другим это всеобъемлющее чувство.
Copyright: Юлия Танакова, 2021
Свидетельство о публикации №397399
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 25.03.2021 13:47

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Блиц-конкурс
Можно ли судить женщину...
Представляем нового члена МСП "Новый Современник"
Ольга Рогинская, Израиль
Чемодан. Рассказ
Приглашаю в мою клинику!
Любовь, любовь...
Любовь Пивник
Такая боль, такая жалость...
Представляем наших новых авторов
Ольга Патракова
Перевоплощение
Надежда Сверчкова
Наизнанку
Мы на YouTube
Владимир Мурзин
Офицерская рать.
Мнение. Критические суждения об одном произведении.
Наталья Килина
Разговор с душой
Читаем и критикуем.
Сайты наших авторов
Татьяна Ярцева
Презентации книг
наших авторов
Илья Майзельс.
Демоверсии. Занимательное чтение у райских врат
Конкурсы на премии
МСП "Новый Современник"
 
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2020 год
Коллективные члены МСП
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
Организация конкурсов и рейтинги
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2020 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Литературные объединения
Литературные организации и проекты по регионам России