Конкурс МСП "Новый Современник"
Положение о конкурсе
Раздел для размещения текстов
Призовой отдел









Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Творчество наших авторов на YouTube
Сергей Семенов, Новосибирская область
Музыкально-поэтический вечер "Золотая осень"
Это стоит прочитать
Андрей Гулидов, город Москва
МОРФИЙ

Мнение. Критические суждения об одном произведении.
Цитата: "Женское счастье оно...
В ощущении."
Читаем и критикуем.


Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Костромская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Нижегородская область
Ульяновская область
Республика Башкирия
Пермский Край
Оренбурская область
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Город Севастополь
Республика Крым
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Новосибирская область
Кемеровская область
Иркутская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Испании
Писатели Литвы
Писатели Финляндии
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Журнал "Фестиваль"
Журнал "Что хочет автор"
Журнал "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Просто о жизниАвтор: Иван Власов
Объем: 18368 [ символов ]
А ЕЙ ВСЕ НЕЙМЕТСЯ
(из цикла: жизнь без правил)
 
Не удалось отвертеться, Зине легче отдаться, чем отказать, напросилась таки на дачу.
Еще раннее утро, а она уже тут как тут. Обняла, погрузив всю меня без остатка в свои роскоши.
– “Фонишь”, подруга! – позавидовала я ей.
– Завтра, – сообщила.
– Что завтра?
Загадочно усмехается. Не иначе, ее ждет романтическое свидание, потому и “фонит” – источает любовные флюиды. Она много старше меня – ей хорошо за шестьдесят. Большинство женщин ее возраста давно позабыли, что это такое, а ей все неймется.
Странно природа распорядилась! Зину она наделила пышным верхом, а с бедрами поскупилась. Вот бы позаимствовала мне от своей необъятной груди, я бы одолжила ей от тяжеловатого низа. А ведь так с большинством женщин: если сверху изобилие, то снизу скудновато, и наоборот, если бедра туго полнят одежды, то грудь едва обозначена – как бы исчерпан лимит женской плоти, отведенный на одну особь. Впрочем, немало и тех, кому вовсе нечем похвастать – ни спереди, ни сзади. А вот таких, у кого всего вдоволь: и сверху, и снизу, и спереди, и сзади, кому есть, чем зацепить мужской взгляд, совсем немного. Впрочем, в нынешние времена, когда с помощью пластической операции можно вылепить любую фигуру, количество таких женщин существенно возросло.
– Колись! – вывела я Зину из состояния таинственной загадочности.
Из несвязной ее речи поняла следующее. Познакомилась с ним она в социальных сетях, где в последнее время сидит безвылазно. Да просчиталась: на фото – мачо, а как встретились? Щуплый, маленький, о таких женщины говорят: “На себя положишь, скатывается, под себя – задыхается”. А где нынче сыщешь другого? Впрочем, бойкий, говорливый, посмотрим, на что еще способен!..
“Что в этом такого уж необычного?” – спросит недовольный читатель.
А необычно все! Приведу известный старый анекдот.
На предложение поработать на колхозном поле женщина сказалась больной. Товарки ей выговаривают:
– Как гулять с мужиками – не шибко ты и больная!
– На мне места здорового нет, единственное нашлось и то позавидовали!
Этот анекдот имеет прямое отношение к Зине. Букет болезней, нажитый ею, почти исчерпывает список возможных заболеваний. Но она не видит в этом причины, из-за чего следовало бы отказаться от радостей любви. И пусть окружающие вертят пальцем у виска – просто завидуют...
 
Пятнадцать лет назад Зина жила в однокомнатной квартире вдвоем с сыном-подростком Богданом (Богом данным). Жила как большинство из нас. Муж оставил их, когда сыну исполнился год, ушел, не попрощавшись.
Не впала в отчаяние, да и в мужчинах недостатка не знала. Большая, роскошная, веселая, она брала не строгостью нрава, а посылом, допускающим мужские притязания, суля, если не райские наслаждения, то все, что может дать мужчине умелая женщина не слишком строгих правил. В мужскую верность, понятно, не верила, кто в нее сейчас верит? Посему подолгу ни с одним не задерживалась.
Познакомилась с ней я на одной из многочисленных организованных ею вечеринок. Там, где она, всегда веселье, смех, вино рекой, множество “незанятых” мужчин и терпкий запах любви. Досталось и мне с ее барского плеча, одолжила на вечер.
Имя Зинаида, убеждала она, означает рожденная от бога. А коли божественная дочь, то и жизнь должна быть божественной.
Не иначе этим своим “божественным” началом и прогневила судьбу. Начались несчастья у нее с невыносимых, длящихся неделями головных болей. Вначале лекарства помогали. Затем появилось двоение в глазах, случались и обмороки. Больница стала ее вторым домом. Врачи никак не могли определиться с диагнозом.
Спустя несколько месяцев, наконец, вынесли приговор: аневризма сосудов головного мозга. Требовалась срочная операция. Операция дорогостоящая. Вившиеся вокруг нее мужчины не замешкались, разбежались – кому нужна больная женщина? Да и многочисленные подруги не заторопились с помощью.
Залезла в долги, собрала деньги. Назначили день операции. Но до операции дело не дошло. Как врачи и предрекали, произошел разрыв аневризмы, приведший к кровоизлиянию в мозг, что с женщинами случается редко, инсульт – прерогатива мужчин. Отказала правая сторона тела, потеряла речь, частично память. О хирургическом вмешательстве уже не шло, быть бы живу.
В больнице Зину надолго не задержали, выпроводили домой. Довелось бедняжке привыкать к новым реалиям.
Сын, конечно же, помогал ей, как мог, да толку от подростка! Подруги разбежались, пока была здорова, отбоя не было, а залегла – ау, где вы, родненькие? Впрочем, их можно понять. С ней стало совсем непросто.
Я никогда не считала себя ее близкой подругой, да как-то зашла проведать. Дура сердобольная! Она вцепилась в меня мертвой хваткой! Довелось впрячься. Слава богу, Зина была ходячая, удерживала себя в относительной чистоте.
Речь к ней в полной мере так и не вернулась. Вначале в ее лексиконе было всего два слова: “девотька” (девочка) и сука. Первое слово она произносила к месту и не к месту, по-видимому, напоминала себе и другим, к какому полу принадлежит, второе употребляла всякий раз, когда не понимали, чего она хочет.
После того, как в третий раз она обозвала меня этим собачьим словом, я встала и пошла к выходу. Попридержала, помотав рукой, показывая жестами, что больше не станет злоупотреблять моим терпением, в результате в ее лексиконе осталось одно слово. По жестикуляции и интонациям единственного выговариваемого ею слова я научилась понимать, чего “девотька” хочет.
Со временем в ее лексиконе появились и другие слова. Говорят, что для успешного общения американцу вполне достает пятисот слов, ей хватило пятидесяти. В дальнейшем я стала переводчиком с ее тарабарского языка.
Надо отдать должное Богдану. До болезни матери он был абсолютно неуправляемым юношей. Да куда деваться? Обихаживал мать, готовил нехитрую еду, стирал, убирал. Не остались в стороне несколько ее соседок и я.
Не стану долго распространяться о течении болезни Зины. Полностью она так и не восстановилась. Тянула ногу, правой рукой владела плохо.
Ей дали группу инвалидности, назначили пособие, небольшие, понятно, деньги – не разживешься вдвоем с сыном. Да была она пробивной женщиной, иначе ведь не выжить! Добилась алиментов от “бывшего”, в свое время от них гордо отказалась, устроила Богдана в училище, где ему выплачивали стипендию, время от времени выбивала денежные пособия, путевки для себя и сына в санатории, пансионаты, дома отдыха…
 
Минул год. Как-то в выходные летом Зина позвонила мне, и предложила навестить ее в санатории, где она проходила месячный курс реабилитации.
Приехала к ней я к вечеру. Поднялась на лифте на девятый этаж. Комната на двоих: замечательный вид на озеро, лес. Забросив принесенные мною гостинцы в холодильник, она сразу же потащила меня вниз, где ее ждали ужин и (!!!) танцы. Повезло мне – с корабля прямо на бал!
Пока Зина ужинала, я слонялась по санаторию, разглядывая старинные строения корпусов. Нашла она меня у фонтана. Повела в холл столовой, где обычно устраивались торжественные мероприятия. Была вся на нервах, вертела головой, высматривая кого-то. Народ потихоньку подтягивался, зазвучала музыка.
– Сейчас, – выдохнула она.
– Что сейчас?
– Покажу тебе его.
– Кого?
– Сама увидишь. Кстати, он будет с другом.
Этот диалог, как и последующие, я привожу с корректировкой невнятного языка Зины.
Минут через десять к нам подошли двое мужчин: один – среднего роста, загоревший, моложавый, другой – постарше, ниже ростом с животиком и лысиной.
Я встрепенулась, приняла боевую стойку, выпрямив спинку, округлив зад. Сопоставить увечную Зину и этакого красавца мне и в голову не могло прийти, кому, как не мне достанется это чудо природы?
Каково же было мое изумление, когда Петр, так назвался красавчик, представил своего друга Алекса и, подойдя к Зине, обнял ее. А мне что осталось – этот лысый толстячок? Ну и ну!
Начались танцы. Петр пригласил Зину. Она зарделась, положила руки на плечи партнера, расплескав о него свой бюст, и поплыла в танце, стараясь не тянуть ногу. Не приложиться к ее необъятной груди было невозможно, у партнера не хватило бы длины рук. Мне достался Алекс, он расположил руки на моих бедрах, вдавил в себя, отчего мое тело обогнуло его живот буквой S, и мелко засеменил – видимо, не вполне еще оклемался после инсульта. Абсолютное единение, и если бы от истового сплетения наших тел я “понесла”, не слишком бы и удивилась.
Танцующих пар было немало. И это при такой специализации санатория! Гипертоники, больные, перенесшие инфаркт и инсульт, а также страдающие болезнями опорно-двигательного аппарата, Паркинсона, Альцгеймера и пр. Короче, на все вкусы: хромающие, скрюченные, скособоченные, с трясущимися руками, ногами и головой. Но это им не мешало. Они могли потерять память, забыть свое имя, но отказать себе в удовольствии отдаться объятиям танца?..
Обычно в санаториях, пансионатах, домах отдыха количественное превосходство отдыхающих принадлежит женщинам. Здесь же в силу специфики санатория женщин было меньше и создавало здоровую конкуренцию. Для восстановления гендерного равновесия танцующих администрацией санатория был привлечен женский обслуживающий персонал. И представлен он был во всем многообразии: молодые, бальзаковского возраста, худенькие, толстушки. Понятно, что это не являлось благотворительностью с их стороны, как и трудно себе представить то, что они были готовы потерять голову от любви или искать любовные приключения с отдыхающими. Их влекло другое, более прозаическое. На какие жертвы не пойдешь, дабы поменять свой социальный статус, повысив благосостояние, а то и вовсе стать хозяйкой какого-нибудь загородного дома. Правда, для этого следовало немалым пожертвовать. В радость ли обихаживать калечного своего избранника: подносить утку, обмывать, кормить из ложечки. Но ведь это они делали и так и за мизерную зарплату, живя в общежитии санатория в комнате на четверых и не имея каких-либо перспектив…
По ходу танца Алекс рассказал о Петре, о себе. Что сам он перенес инсульт, Петр – после инфаркта. Оба иногородние, женаты, имеют детей.
Не без юмора комментировал танцующие пары. Обратил мое внимание на высокого мужчину с копной всклокоченных седых волос. Это стоит отдельного рассказа!
Заприметив понравившуюся ему женщину, стоящую в одиночестве у стены, наш герой “устремился” к ней. Устремился громко сказано, поскольку в силу перенесенной болезни передвигался как в замедленной съемке. И когда он был близок к заветной цели, женщины на месте не оказалось, ее уже ангажировали. Не впал в отчаяние и, оглянув зал с высоты своего роста, высмотрел свободную даму, и “помчался” к той. Но и здесь его ожидала неудача, ее умыкнули более прыткие. Его упорству нельзя было не позавидовать, он вновь и вновь пересекал зал в погоне за ускользающей удачей. Наконец, его старания увенчались успехом. Стал перед одиноко стоявшей женщиной, щелкнул каблуками, галантно склонил голову. Та, виновато улыбнувшись, разочарованно развела руками – танец закончился.
На следующий танец я перехватила партнера у Зины, ощутив спиной обжигающий ее взгляд. С Петром танцевать было одно удовольствие. Сместила его руки на округлости своих бедер, прижалась. Он не возражал, но и не воспылал, был сдержан и немногословен. Говорила в основном я, надеясь произвести на него впечатление. И, мне показалось, это удалось. Стала подле него, ожидая следующего танца, но пригласил он Зину. Почему?!! Ведь я много моложе ее, привлекательней, при этом здорова во всех отношениях. Видимо, пышная, веселая, улыбчивая, а главное молчаливая Зина в чем-то выигрывала по сравнению со мной…
Месяц санатория оказал на Зину значительно больший лечащий эффект, нежели год лечения. Петр впоследствии не раз наезжал к ней домой в гости, а завершилась эта необъяснимая их связь лишь после решительных действий со стороны его благоверной. Я же, озадаченная успехом калечной Зины у красавца Петра, впала в уныние, подрастеряв веру в свою неотразимость.
Петр не стал последним в любовных приключениях Зины, она пользовалась успехом и у других мужчин. Какой секрет она знала, что влекло их к ней? Не сострадание же, не жалость! По-видимому, им, уставшим от женской болтливости, было комфортно с ней, немногословной. Но не могла же она все время молчать, о чем-то ведь они говорили! То ли при общении с понравившимся ей мужчиной ее речь обретала стройность, то ли в невразумительности ее слов усматривался некий скрытый смысл. А может, причина состояла в том, что Зина была полностью откровенна в отношениях с мужчинами – не жеманничала, не строила из себя бог весть что, была открыта к радостям любви, отдавая ей всю себя без остатка, и, отринув стыдливость, позволяла себе такое, что иные даже в мыслях не держали? Так ли уж она была неразборчива в связях? Не стану наводить на нее напраслину, поскольку ее мужчины (из тех, кого я знала) были очень даже ничего, и сама я не против была закрутить с ними.
Как бы там ни было, жизнь у Зины постепенно наладилась. Сын, завершив учение в колледже, устроился на работу. Кухню в своей однокомнатной квартире она перестроила, увеличив ее за счет лоджии, поместила в ней раскладной диван, ставший ей как местом отдыха, так и любовным ложе. Комнату же отдала сыну, где тот царствовал на двуспальном ложе и тоже не всегда в одиночестве. Надобность в моей помощи отпала.
Поэтому, когда спустя несколько лет я увидела пропущенный от нее звонок, не сразу обратила на него внимание. Она позвонила еще раз. Из всхлипывающих междометий я поняла: случилось нечто ужасное.
Через полчаса стояла у дверей ее квартиры. Зина была в размазанном состоянии, пыталась мне что-то объяснить, да напрочь растеряла свой и без того небогатый словарный запас. Не без труда разобрала несколько слов: морг, Богдан, вода.
Причем здесь морг? Как оказалось, нам следовало поехать в морг на опознание утопленника. Это мог быть ее сын, который уже почти неделю не появлялся дома. Он и прежде нередко не ночевал, но чтобы пропасть на неделю?
Поехали в морг. Мне предстояло первой глянуть на тело. Зашла в комнату, где на столе лежало нечто огромное, укрытое простыней. Когда приподняли простынь, в ужасе отпрянула! Увидела раздувшееся мужское тело в полопавшейся от набухшей плоти одежде. Идентифицировать Богдана не представлялось возможным. Довелось призвать к помощи Зину. Она лишь мельком глянула на тело, кивнула головой, опознав сына по одежде, и тихонько легла на пол.
О похоронах лучше не вспоминать. Зина была невменяема. Все твердила:
– Бог дал, Бог взял, Бог дал, Бог взял…
Безутешная в своей скорби она перестала есть, пить, жизнь для нее потеряла всякий смысл. Мы по очереди дежурили возле нее, она умоляла Господа воссоединить ее с сыном. Но тот не внял ее молитвам. Видимо не все еще она получила от жизни.
Через несколько месяцев Зина получила печальную весть. Умерла одна из двух ее сестер. Поехала в Москву на похороны. После похорон осталась в Москве в надежде прижиться у оставшейся в живых сестры – из родных у нее осталась лишь она.
Через месяц вернулась. Сестра больше не выдержала…
 
Время лечит. Зина стала понемногу приходить в себя. И что, вы думаете, привело ее в себя?
Она позвонила мне из санатория. Была взволнована и многословна. Из непереводимого потока слов, предлогов и междометий я не без труда разобрала, что у Зины новая любовь. Господи, боже мой! Не прошел и год после смерти Богдана! Ни многочисленные болезни, ни смерть сына и сестры не в состоянии ее изменить.
При встрече с игривой улыбкой показывает мне фотографию седовласого мужчины на своем смартфоне. Мало того, что тот представлен во всей своей обнаженной красе, так еще демонстрирует свою мужскую состоятельность и пугающую воображение готовность к сколь угодно глубоким отношениям.
– Тони из Милана, зовет к себе, – сообщает она, – как он тебе?
– Вполне, да и без комплексов. Не фотошоп ли? Уж очень...
Пожимает плечами. Я же размышляю над тем, как легко мужчине в одном фото высказать женщине и свое отношение, и свою состоятельность, и насколько эта состоятельность убедительна. Женщине такое не дано. Зато всякая женщина – великая актриса, может сыграть: и любовь, и страсть, и наслаждение.
Не будем судить Зину слишком строго. Это было чувство самосохранения, она как за соломинку цеплялась за то любое, что могло возвратить ее в жизнь. И источник восстановления своих жизненных сил нашла в том, что помогало ей и прежде.
 
Это было вне понимания большинства ее друзей и знакомых. Зина раздражала их всем видом своего существования. И не только мужчины интересовали ее, она была им небезразлична, а ведь разменяла уже седьмой десяток! В это трудно поверить, но я тому живой свидетель.
Большая часть незамужних и разведенных женщин (замужних оставим за скобками), переступив пятидесятилетний рубеж, постепенно отходят от всего, что связано с чувствами, чувственностью, любовными переживаниями, они избегают читать книги о любви, страсти, наслаждениях, им это как бы неинтересно. И причина здесь не в том, что наступили возрастные изменения, мол, не до любви, а в том, что предложение опережает спрос. Недолюбленные, недоласканные, сколько в них осталось (накопилось) нерастраченной нежности, неутоленных желаний! Но что может быть нелепей и унизительней конкуренции, этого соперничества за женскую востребованность! Быть может, они и рады бы поиграть в любовь (баба ягодка опять), да давно не верят в нее, в этот вселенский обман. Для защиты же от одиночества заводят домашних животных, и все свои чувства и надежды перенаправляют на братьев наших меньших – те не предадут, не изменят, не бросят, останутся верны до конца своих дней.
Отношу ли я себя к таким женщинам? Да, отношу. Встречные мужчины не радуют меня заинтересованными взглядами, правда, вслед глядят с мужской тоской в глазах – со спины я представляю для них больший интерес. Но не могу же я ходить задом наперед! И если бы не пример моей великовозрастной подруги, давно бы оставила всякие надежды.
Я поражаюсь ей и завидую. Истерзанная болезнями, над ней дамокловым мечом висит постоянная угроза повторного кровоизлияния в мозг и перспектива превратиться в овощ. Впору о душе подумать, а ей все нипочем! Улыбчива, беззаботна и готова к новым любовным приключениям…
Copyright: Иван Власов, 2020
Свидетельство о публикации №392499
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 28.09.2020 11:56

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Ольга Гаинут[ 28.09.2020 ]
   Иван, дорогой, я насчитала двадцать стилистических и грамматических
   ошибок. А уж третье с конца предложение ни в какие ворота! Только
   начинающему "вьюноше" можно простить. А в конкурсе работы таких асов.
   Смелый вы, однако.
   Тема - да, замечательная, с этим не поспоришь.

Конкурсы на премии
МСП "Новый Современник"
   
Буфет. Истории
за нашим столом
НОВОГОДНИЙ АЛФАВИТ

ЛИТЕРАТУРНО-ИЗДАТЕЛЬСКИЙ ПРОЕКТ
«КНИГА ПРИКОСНОВЕНИЙ»
Положение о конкурсе
Тексты произведений

Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2020 год
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Форум редколлегии
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
2019 год
Справочник литературных организаций
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2020 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Патриоты портала
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Атрибутика наших проектов