Клуб Красного Кота
Конкурс юмора. Этап 3








Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Буфет.
Истории за нашим столом
ПОЭТЫ-ФРОНТОВИКИ
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Калужская область
Воронежская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Нижегородская область
Пермский Край
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Город Севастополь
Республика Крым
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Новосибирская область
Кемеровская область
Иркутская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Литвы
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Мексики
Писатели Канады
Журнал "Фестиваль"
Журнал "Что хочет автор"
Журнал "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Любовно-сентиментальная прозаАвтор: Илья Майзельс
Объем: 27577 [ символов ]
Где выкапывают можжевельник… Из книги «Служебный пасьянс».
Из книги «Служебный пасьянс».
 
Где выкапывают можжевельник…
 
До ближайшей заправки ехать было недолго, однако бензина могло не хватить. Андрей Михайлович все же выехал вперед, старясь не делать лишних маневров. С ровной скоростью вел он свою красную «Ладу», поглядывая на панель приборов: индикатор бензобака уже отчаянно сигналил: напои меня! Или не любишь больше свою Ладушку? Поберег бы ее, она не в том уже возрасте, чтобы всасывать в себя грязь со дна бензобака… Знаю, знаю, Ладушка, отвечал Андрей Михайлович. Но потерпи, хорошая, кто ж знал, что так получится. Обещаю — как буду в твоей аптеке, куплю тебе самую лучшую присадку, рекламы этих примочек вон сколько стало. Хоть не верю я такой рекламе, так совесть успокою. Эх, стареем мы с тобой, Ладушка, стареем, что мне, что тебе — все больше об аптеках приходится думать. И без этого никак. Вот полечил недавно твою правую ногу, столько всего заменил — и гляди как шустро ты снова бегаешь на дальние расстояния. Масло у тебя в моторе чистое — блестит как девица, а сам мотор бьется ровно, спокойно, — точно сердце у импотента. Хотя и мое сердце давненько не волновалось… Эх, жизнь! Хоть и не старый я еще, а не так удивляюсь тебе, как раньше. Но что верно то верно — многое я повидал на своем веку, трудно уже чем-то удивить…
— Ну да ладно, хватит об этом, — встряхнул сам себя Андрей Михайлович, — чем так ворчать, лучше б на природу больше смотрел, или ходил бы к ней на свидания — раз больше не к кому. Или посмотри на женщину впереди, что открывает багажник у белой «Нивы». Вот на что надо обращать внимание, и опять удивляться начнешь. Смотри, как она наклонилась, укладывая что-то в багажник…
— А ты, Ладушка, — Андрей Михайлович обратился к своей машине, в таких случаях она была для него первым советчиком. — Что скажешь на это…
«Лада» ответила ему — тихо-тихо, почти неслышно. Мотор ее затих, и прокатившись немного по инерции, она встала; Андрей Михайлович едва успел выправить машину на обочину.
— Та-ак, — протянул он, — что называется, приехали. Или это ответ твой, Ладушка? Может, женщина у «Нивы» тебе понравилась? Деваться некуда, придется идти к ней…
 
Андрей Михайлович вышел из машины, взял из багажника пустую пластиковую бутылку и щелкнул сигнализацией.
— Программа выполнила недопустимую операцию, — произнесла женщина у «Нивы», когда Андрей Михайлович подошел к ней с бутылкой в руках. — И будет закрыта.
— Здравствуйте, — сказал Андрей Михайлович, — это вы о какой программе?
— О вашей конечно же, — ответила, выпрямившись, женщина и, взяв в руки саперную лопатку, бросила на него взгляд гюрзы. — На мужчин, что подходят в дороге, моя программа отлажена. Лопатку в руки — и по голове. Либо еще по одному месту.
— Разумная программа, — ответил Андрей Михайлович, — если иметь ввиду мужчин, которыми и управляет это самое место. Но быть может, у вас в программе предусмотрены и другие дорожные ситуации? К примеру, надо было такому случиться — моя «Лада» встала именно рядом с вашей машиной. Говорит, что бензин закончился.
— Не морочьте мне голову, — сердито прервала его женщина.
— Поверьте, я говорю правду! — стал оправдываться Андрей Михайлович. — Но должен признаться, я не уверен, что машина сделала это случайно. Порой мне кажется, что у нее тоже своя программа, в каких-то моментах она берется управлять и мной. Или подслушивает мои мысли в дороге. Вот ехал я и думал — давно меня ничто не удивляло. И на тебе — бензин в машине закончился недалеко от женщины, которая говорит на языке компьютеров.
— И не только говорю. У меня с ними идет постоянный обмен информацией, отчего и я становлюсь умнее, и они.
— То есть рядом с вами и компьютеры умнеют? Ну тогда позвольте хотя бы постоять около вас, ума набраться. Его-то мне всегда не хватало.
— Оно и видно, — съехидничала женщина. — Апгрейд вашему софту не помешал бы.
— Нет, ну что за чудеса, на лесной дороге встретить такого продвинутого пользователя.
— Я не просто пользователь. У меня фирма, которая продает компьютеры, ставит на них самый современный софт. И она же лечит компьютеры, меняет железо, вправляет им мозги…
— Стоп! — Андрей Михайлович остановил женщину и с удивлением посмотрел на нее. — Вы ремонтируете компьютеры? И правите им мозги? Вот это совпадение! Теперь я понял, зачем «Лада», которая давно уже вертит мной как хочет, остановилась рядом с вами.
— И что же вы поняли? — спросила женщина.
— Что мне и не стоило ехать дальше. У меня проблема с ноутбуком, который зачудил и стал вести себя как капризная девица.
— С компьютерами тоже надо уметь обращаться. За ними надо ухаживать, вовремя обновлять программы, их не надо обижать, стучать по ним, когда что-то слетает. И тем более компьютеру не понравится, если вы предложите ему пиво или кофе, пролив эти жидкости на клавиатуру.
— Вот и ноутбук мой обиделся, другого объяснения не вижу. В какой-то момент он просто не стал включаться. Через фирму, где покупал его, ноутбук отправили на сервис. Спустя время возвращается он обратно, включаю его при получении — все работает. Принес домой, а ноутбук не включается. Вернулся на фирму, там пытаются его включить — ноль реакции. Отправили ноутбук обратно на сервис. Через пару недель вернули его на фирму, снова проверяю при получении. Пошла загрузка программ, все нормально. И в мире ничего особенного не происходит — при сотрудниках фирмы зашел на портал новостей. Одним словом, работает компьютер, спасибо сервису — починили. Приезжаю домой, нажимаю на кнопку включения — и опять ноль реакции.
— Может, аккумулятор разрядился? — вставила женщина.
— Да нет, я и от сети его включал — не работает. Получается, едва я переступаю с ноутбуком порог своего дома, он тут же уходит в неконтакт. Капризничает. Делать нечего, возвращаюсь на фирму, хорошо, они еще работали. Ставлю им на стол ноутбук, и ни я, ни кто другой включить его не могут.
— Что же было дальше?
— Директора фирмы не было, мне предложили приехать на другой день. А ноутбук даже на ночь у себя не оставили. Видно, побоялись — странный он какой-то, что от него ожидать, неизвестно. На другой день директор фирмы отправил меня в сервис, в котором этот ноутбук побывал уже дважды. Езжай, мол, туда и сам проси, чтобы компьютеру этому вправили, наконец, мозги…
— Интересный случай. И на что же обиделся так ваш ноутбук?
— Мне надо было срочно сделать один документ. Второпях я ошибся при его сохранении, а на то, чтобы заново напечатать, времени уже не было. Получилось, что вся сделанная начисто работа оказалась напрасной. Я и сказал в сердцах: «Ах, чтоб тебя…» И закрыл ноутбук, хлопнув по его крышке. Вот он и обиделся…
— Понятно… Думаю, вы напрасно ехали в тот же сервис. Если два раза там ничего не сделали — не будет толку и в третий; видно, там просто нет специалистов достаточной квалификации.
— А вы лечите компьютеры от таких обид?
— Я лечу компьютеры от глупостей их владельцев.
— Согласен: глупо так хлопать компьютер по крышке. Но получается, что «Лада» моя остановилась около вас неслучайно…— И Андрей Михайлович окинул женщину таким взглядом, что она снова взяла в руки лопатку и угрожающе, хотя и не вполне серьезно, помахала ею в воздухе.
— Ах, вы кот… Напомнить о моей программе? Лопаткой — и по голове!
— Помню-помню, — поспешил заверить ее Андрей Михайлович.
— Вы еще скажете, что и ноутбук ваш капризничал для того, чтобы мы с вами встретились… Напридумывали тут: и машина вами вертит, и компьютер на вас в обиде! Не удивлюсь, если и бензину у вас полный бак.
— Ну вот, — с усмешкой произнес Андрей Михайлович, — меня приняли за ловеласа с большой дороги… Это что-то новое.
— Послушайте, господин неловелас! Сегодня у меня еще столько дел, я специально встала пораньше, полусонная приехала сюда, чтобы выкопать куста три можжевельника. Мне говорили, они есть тут, в лесу, буквально в полсотне метров. Потом их надо отвезти на дачу, и столько еще предстоит всего, а тут вы с какими-то байками…
— Все понял, — ответил Андрей Михайлович, отошел ненадолго к своей машине и вернулся обратно уже в ветровке и коротких сапогах.
— Давайте поступим так. Вот вам ключи от моей машины, в ней будет покомфортней, чем в «Ниве». Покемарите немного, догоните свои сны, а я схожу в лес. Поговорю с деревьями, заодно и подыщу для вас можжевельник. Кстати, надо еще знать, как его выбирать и как выкапывать.
Женщина даже не успела что-то ответить, как в руках у нее оказались ключи от «Лады», а лопатка — у Андрея Михайловича.
— Должен же я как-то отработать бутылку бензина, которую попросил у вас. А вы отдыхайте! Если хотите, заодно убедитесь, что и бензин в баке на нуле, и байка про обидчивый ноутбук не придумана — он на заднем сиденье. К тому же в машине у меня есть универсальное средство от гаишников. Если захотите — могу поделиться…
— О чем это вы? — слегка оторопев, женщина попыталась что-то уточнить, но Андрей Михайлович уже спускался в небольшой овражек у дороги, а затем скрылся в лесу.
 
К «Ниве» он вернулся меньше чем через час, принес сначала один куст можжевельника с корнями в большом коме земли, затем еще пару. Положил кусты у багажника «Нивы» и направился к своей машине. В руках у него был букет из нескольких веточек с гроздями калины.
— Очень люблю калину, — сказал Андрей Михайлович, протягивая букет женщине, сидевшей в кресле пассажира. Сам же сел на место водителя. — Хотя и не сладкая это ягода, да сейчас еще и незрелая. Но я поговорил с деревцем, попросил прощения — и у него, и у птичек, которые зимой недосчитают этих веточек. Попросил калину передать птичкам, чтобы к зиме они летели к моему дому, там они сполна восполнят потерю. Тем более, что кроме калины, под окнами у меня растет шикарная рябина! Всем рябинам рябина…
— Говорите, говорите, Андрей Михайлович, я уже знаю, что от вас ожидать… — ответила женщина и, потянувшись в своем сиденье, посмотрела на него: гюрза в ее глазах исчезла.
— Та-ак…— ответил Андрей Михайлович несколько играючи. — Я предложил вам просто покемарить в машине, а вы, как вижу, успели с ней подружиться, и она представила меня этим именем.
— Не представила, а проговорилась. И я про вас столько знаю…
— Так что — вариант с лопаткой по голове отменяется?
— Отменяется! — со смехом ответила женщина и даже взяла Андрея Михайловича за руку. — Одного я так и не поняла — про средство от гаишников. Так заинтриговали, что и про сон забыла. Думала, если на сиденьях нет — значит, в бардачке. А там страховой полис на имя некоего Андрея Михайловича.
— Ну так это полис на владельца машины. Мало ли ездят на машинах по доверенности…
— И разговариваете вы с нею тоже по доверенности? И крутит она вами — по доверенности? Вы оба крутите любовь друг с другом.
— А что, любовь по доверенности невозможна? Или вы, как женщина замужняя, — Андрей Михайлович кивнул на обручальное кольцо на ее правой руке, — допускаете любовь только в браке, с законным, так сказать, владельцем?
— Нет, тут вы правы — свидетельство о браке не гарантирует ни сохранность любви, ни любовь вне брака.
— Выходит, у меня есть шанс?
— Опять вы как кот?
— Так вы же сами сказали, что лопатка по голове отменяется?
— А по другому месту?
— Все! Замолкаю! — шутливо сказал Андрей Михайлович. — Только где ваша логика? Сначала признали любовь вне брака, и в то же время отказываетесь признавать любовь по доверенности…
— Не морочьте мне голову! В бардачке у вас была вот эта синяя книжка, и в ней рассказ, где эта ваша красная «Лада» не только разговаривает со своим хозяином, но и женщин ему подбирает!
— Да мало ли красных «Лад» на дороге…
— Ну конечно, как же я об этом не подумала? — воскликнула женщина. — Только вот незадача: я не только компьютерщик, я кандидат наук. До этой чертовой разрухи и всего прочего у меня была своя лаборатория. Я привыкла перепроверять все данные, а лазером добиралась, казалось, до самой сути вещей. В том рассказе я прочитала о царапине на «Ладе», что как царапина на сердце, напоминала ее хозяину о прошлой любви. Так вот, я специально вышла из машины и нашла ту самую царапину! И эти ваши разговоры с деревьями, кустики калины, за которые просили прощения — все это выдает вас с головой…
— Кто же знал, что в прошлой жизни вы были ученым и ничего от вас не утаишь…
— Что значит была, я и сейчас продолжаю исследования, моделируя нужные мне процессы на компьютерах.
— Понятно.
— Ну, если понятно, тогда давайте знакомиться. Ольга Павловна. Если хотите — просто Ольга.
— Очень приятно. Тогда если хотите — просто Андрей.
— Значит, будете просто Андрей. Так где обещанное средство от гаишников, Андрей? Заманили им в свою машину, заставили искать даже в бардачке…
— Так вот оно — на заднем сиденье.
Андрей кивнул на несколько газет, лежавших рядом с сумкой, в которой угадывался ноутбук.
Ольга взяла одну из них и повернула на первую страницу, почти целиком занятую известной картиной с тремя богатырями, только вместе древних русичей на ней были изображены гаишники.
— И что — этими газетами вы отпугиваете гаишников? Как комаров?
— Нет, но если тормознут за что-то, я дарю им эту газету. Смотрите, мол, как дружен с ГАИ, даже материалы про вас печатаю. А подписывал эти материалы ваш главный начальник. Денег за рекламу не дал, но если что, сказал, можете просить у его подчиненных снисхождения…
— И что — помогает?
— Еще как! Редактор сказал: если так пойдет, тираж придется допечатывать.
— Вы учились на журналиста?
— Нет, по образованию я юрист.
— Тогда что значат для вас эти рассказы? — Ольга кивнула на синюю книжку, она оставила ее на заднем сиденье.
— Трудный вопрос, — ответил Андрей, — в двух словах не ответить.
— Вы куда-то торопитесь? Я так расслабилась, что никуда уже спешить не буду.
Андрей посмотрел в ее глаза негюрзы и задумался.
Ольга отодвинула кресло назад и, вытянув ноги в джинсах, растянулась в кресле в полуоборот к Андрею.
— Правда, я сегодня совсем не выспалась, а ваша «Лада» меня так хорошо приняла, в ней так уютно…
— Вы же знаете, чем это чревато…
— Знаю, знаю… Если я ей понравлюсь, она начнет меня клеить к вам. Вы рассказывайте, а я, если позволите, закрою глаза. Пусть ваш рассказ догоняет мои утренние сны.
— Может, просто включить тихую музыку?
— Делайте что вам говорят!
— Да-а, можно представить, как вы командуете в своей фирме! Вас и компьютеры слушаются безоговорочно…
— Вот-вот… Так что рассказывайте о себе, глядишь, я и пойму тогда, как вылечить ваш ноутбук от обид. Только стоп, мне кажется, кто-то говорит, я что-то слышу…
Андрей прислушался, озабоченно посмотрев вокруг, заглянул и в зеркало заднего вида.
— Да нет, ничего не слышно. И у машины вашей никого нет.
— Неужели не слышите — сейчас прямо и говорит!
Андрей посмотрел на женщину с хитрым прищуром и спросил:
— И что же я должен услышать?
— Послушайте свою «Ладу». Она говорит, что нам пора переходить на «ты».
— Так и говорит? Придется слушаться.— Андрей взял руку Ольги, поцеловал ее в ладошку, затем прошелся губами по пальцам, и сказал: — Все-таки не зря «Лада» остановилась около тебя. Ну как бы ты стала выкапывать можжевельник, такими ухоженными пальчиками, с таким стильным маникюром…
— Перчатки бы надела…
— А эти стразики на длинных, такой красивой формы, ногтях? Обязательно бы зацепила. Так бы потом жалела! Не знаю, что могут сказать о мужчине его книги, но руки женщины говорят о ней многое…
— Ишь ты, какой знаток женщин! Признаться, сама этого боялась, но что делать… Мне так нравится на мой даче, а рядом с патио кусты можжевельника были бы хороши…
— Так попросила бы мужа…
— Вот только не надо говорить сейчас о мужьях и женах! Зачем портить такое хорошее утро? Моя дача — это мое личное пространство, я все делаю на ней сама и на свои деньги…
— Хорошо, ты только успокойся, никто не посягает на твое пространство. Лучше расслабься и подреми. Закрывай глаза. Все, ты уже спишь…
— А сказку?
— Какую сказку? Речь была о рассказе, который догонит твои сны…
— Все равно это будет сказкой…
— Почему ты так решила?
— Потом скажу…
— Хорошо, будет тебе сказка. Ты уже закрываешь глаза?
— Закрываю, закрываю… — ответила Ольга и, придвинувшись к Андрею, прислонилась к его плечу. — Мне наперед понравилась твоя сказка. Все это утро как сказка. И голова уже куда-то поплыла…
— Дать таблетку от головы?
— О чем ты? Какая таблетка? А еще знаток женщин! Все, рассказывай сказку, я закрыла глаза.
— Точно закрыла?
— Можешь убедиться.
Андрей Михайлович наклонился к ее лицу, с минуту-другую рассматривал его и затем поцеловал в закрытые глаза, брови, прикоснулся губами к ее губам…
— Только не увлекайся, пожалуйста, — не поднимая ресниц, тихо попросила Ольга. — Мне сейчас так хорошо…
Андрей обнял ее, прижав посильнее к себе, и начал свою сказку:
— Жил был писатель. Писал он все больше о любви, одним словом, обычный писатель. Хорошо ли писал или плохо, для сказки нашей значения не имеет. Скажем только, что доходов от своего занятия у него не было, и в материальном плане жил не то что бы плохо или хорошо, а скажем так: хотелось бы иметь больше, но и с тем, что есть, жить можно. И потому материальное у писателя всегда было где-то на втором плане. А на первом месте у него было писательство. Оно было для него главным, важнейшим, единственно достойным и как воздух необходимым занятием.
Одним словом, это был нормальный писатель, что для всех прочих ясно значило — человек не вполне, а может, и совсем не нормальный. И потому некоторые из неписателей, имеются ввиду люди нормальные, порой искушали его:
— Слушай, а если тебе дать золота, столько, чтоб хватило на полгода очень хорошей жизни, ты сможешь прожить эти месяцы как все нормальные люди? Трать золото как хочешь, ни в чем себе не отказывай, но только не пиши…
— Не-е, — отвечал наш сказочный писатель, — как же так, не писать! У меня книжка о любви на столе, а вы говорите — не пиши!
Удивлялись искусители, думая про себя: «Добро бы платили ему за книжки золотом, тогда б упорство это было понятно…» Но вслух продолжали искушать:
— Ну, хорошо, мало тебе шести месяцев — вот тебе золота на целый год! Гуляй не хочу, только не пиши!
— Ну вы даете! — отвечал писатель. — Что мне этот год, пролетит — не заметишь. Не-е, я лучше еще пару книжек напишу, о любви.
Много ли мало времени прошло с тех пор, как вдруг слух разносится: писатель-то в обычные люди подался. Мыслит и живет теперь как другие люди, работает по прежней специальности, а главное — и капли в рот не берет! Имеется ввиду — ни строчки не пишет!
Диву даются люди: что же сталось с писателем? Что сподвигло его так измениться? Может, побороли его искусители, золота или еще чего предложив сверх меры? Или комета пролетела мимо, сменив его внутренние магниты?
Думали-гадали люди, но так и не поняли, что с ним произошло, отчего он, на время или навсегда, оставил писательство…
— Обманщик! — воскликнула Ольга и выпрямилась в кресле.
— Почему?
— Вместо сказки у тебя получилась загадка! Я теперь голову буду ломать, и не успокоюсь, пока не узнаю ответ.
— Успокойся! Что за важность такая — ответ на загадку. Жизнь так опутывает нас загадками, мы и тысячную долю их решить не можем. Иди ко мне, ты же хотела подремать…
— Хотя бы намекни на ответ? Не забывай — я ведь исследователь…
— Хорошо, скажу тебе так. Писатель показал кому-то свои творения, и ему посоветовали заняться чем-то другим.
Ольга повернулась к Андрею и внимательно посмотрела в его глаза.
— Такой вариант возможен, но не для тебя. Мне кажется, ты упертый.
— Разве я говорил, что эта сказка обо мне?
— Опять обманываешь.
— Если вести речь обо мне, то в себе я еще не разобрался. Когда-то внешняя жизнь была лишь фоном, вторым планом в спектакле, в котором я играл самого себя...
— Но был же какой-то сценарий?
— Только в наметках, да и тех не придерживался. Потом оглянулся — и не могу понять, где это я был и куда меня завело.
— Но книги-то остались…
— Возможно, эти книжки для меня — как для тебя наука. Хотя и не совсем. Сейчас в лесу, на полянке рядом с калиной я увидел дикую яблоню. Она уже почти вся сухая, часть ствола ее выжжена — молния ли попала, или рядом кто костер разводил… Но среди переломанных, уже трухлявых сучков и веток, я заметил несколько ветвей с пышной зеленью, среди которой были и мелкие яблочки. Потрогал одно из них — оно оказалось твердым и гладким, точно фарфор. Но яблочко было настоящим. Мне еще подумалось — подъехать бы сюда по первым морозцам, когда калину прихватит, в это время я и собираю ее на запас. Со своего участка ни калину не беру, ни рябину, только смотрю, как птицы их склевывают. Разные прилетают птицы, порой смотришь — что за чудо на ветку село, таких и не видел раньше в наших краях. Для себя беру ягоды только из лесу.
— Такими же букетами, какой принес для меня? — вставила Ольга. — Красивый букет получился…
— Нет, все в букеты переводить — столько веточек наломается. Хотя в букете калина действительно красива. И раз это сказка, пусть калина растет на деревьях прямо букетами, только срывай и дари женщинам…
— Нет, так я не согласна. Букеты из калины можно дарить только мне, не вздумай дарить их другим женщинам…
— Хорошо, не буду. Так вот, для себя я беру ягоды только из леса. Вот и подумалось сегодня — приеду сюда за калиной, заодно попробую и яблоки, посмотрю, какой на вкус этот ее дикий сосед. Немного и сорву, дома вылежатся в ящике с сеном. Если, конечно, эти яблоки не опадут, или птицы их не расклюют. Надеюсь, и эту зиму деревце переживет. Ствол его наполовину мертв, но все же остались в нем какие-то проходы для влаги и полезных вещей из почвы, раз яблоки урождаются. С трех сторон яблоньку подпирают заросли калины, но от сильного ветра и они могут не спасти. От большого снега в зиму тоже надо беречься, не то и живые ветки сломаются…
Но пусть даже вызреют эти яблочки в ящике с сеном, и по вкусу будут не хуже других. Только в магазинах их продать не получится. Какие яблоки сейчас там выставлены? Красивые, румяные, одно к одному, некоторые и в бумажки завернуты. Ни червоточинки на них, ни темного пятнышка. И понятно почему — они же как неживые, покрыты воском или чем-то еще, химикатами напичканы — червяк в них и при желании жить не сможет. Потерей и хлопот с ними немного, да и реклама как баранов гонит на них покупателей…
— Это да, рекламой из кого хочешь можно сделать барана…
— Вот и в издательствах требуют, чтобы тексты были как яблоки в воске. Обычные тексты, не пропитанные, точно нитратами, кровью, без проституток или менеджеров с кокаином, для издателей точно эти дички из природы. Так что если иметь в виду материальную сторону, то книжки эти мне ничего не дают. Наверное, есть издательства и с другими подходами, я ведь и не пытался что-то предпринимать — на другом зарабатывал, бывало и много. Но эмоции от обладания большими деньгами, от умения их зарабатывать, не сравнить с ощущениями, которые порой охватывают меня, когда пишу. Их не сравнить и с эмоциями от обладания женщиной. Творчество свойство того же порядка, что и любовь. Но перед экстазом, перед кульминацией в творчестве бледнеют краски и яркого оргазма. Не знаю, стоит ли в этом признаваться, но когда я описываю любовные отношения, и тем более, когда подхожу к их кульминации, я так порой возбуждаюсь, что мне необходима, крайне необходима в этот момент женщина! И это возбуждение ни от вида обнаженной натуры, ни от сцен, к примеру, на видео с элементами эротики…
— Скажи уж прямо — от порнофильмов… — вставила Ольга.
— Это возбуждение от творчества, эта страсть ни с чем не сравнима! Она так колоритна, так мучительно томима, а когда герои в книге приближаются к гвоздю программы…
— Ну, хватит! — воскликнула Ольга. — Я не могу больше это слушать! Не то сама сейчас на тебя накинусь!
— Правда? — приблизив ее лицо к себе, шепотом спросил Андрей.
— Правда, — так же шепотом ответила она.
Андрей обнял Ольгу и стал жадно целовать ее лицо, тянущиеся ему навстречу губы. Распахнув на ней куртку, стал целовать шею, а пальцы уже расстегивали блузку, освобождали из белья ее грудь. Он сжимал ее нежными прикосновениями, направлял к губам ставшие упругими соски. Целовал их, втягивая в себя, а руки его уже чувствовали полную свободу…
— Что ты делаешь, — шептала Ольга, отвечая ему жаркими поцелуями, — здесь же машины ездят, увидят…
— Хочешь, я покажу тебе, где выкапывал можжевельник? Там поляна такая красивая, вся в цветах, которые поднимаются над высокими травами. И этот ковер с цветами стелется прямо до зарослей калины….
— Очень хочу…
 
Вернулись они через час, в обнимку, прижимаясь друг к друг и такие счастливые…
В машине он снова стал целовать ее, и руки его снова были нескромными. Наконец Ольга обняла Андрея и так прижала к себе, что руки его лишились свободы нескромничать.
— Хватит, хватит уже, не то я с ума сойду! Мне еще работать сегодня. Давай просто посидим, чтобы я могла вернуть свою голову на место. Последний час ее со мной не было.
Обнявшись, они молчали какое-то время, пока Ольга не спросила задумчиво:
— Как думаешь, эта наша встреча, все, что произошло сейчас, может быть простой случайностью? Или все было заранее предначертано, предусмотрено?
— Почему ты спрашиваешь?
— Просто не верится, что все это — случайно. Что компьютер твой зачудил, и ты поехал на сервис. Что машина остановилась не где-то, а рядом со мной, директором компьютерной фирмы. И так повлекло нас друг к другу, будто сто лет ждали этой встречи…
Ольга оторвалась от Андрея и внимательно посмотрела ему в глаза.
— Да, нас обоих повлекло друг к другу, — сказал он то, что она хотела услышать.
— С ума схожу, просто голову потеряла. Когда села в эту машину, почувствовала твой запах, запах мужчины, но не резкий, не грубый. Я устроилась в кресле, и так стало хорошо, захотелось просто подремать. Но потом во мне проснулась деловая женщина. Я напряглась: а вдруг ты все это сочинил: и про бензин, и про компьютер. Проверила: нет, все так и есть. И потом, ты уж прости эту недоверчивость из жизни, я открыла бардачок, чтоб посмотреть, есть ли в нем какие документы. Увидела страховку, и эту синюю книжку с рассказами о любви. Открыла один из них, а как дошла до одного места, так и поплыла головой, к тебе навстречу…
— Что ж так подействовало на тебя?
— Один момент о доннике, сейчас специально открою…
Ольга взяла с заднего сиденья синюю книжку, пролистав, отыскала в ней нужное место, и стала читать:
«…Этот роман был ярким, может быть, оттого, что протекал на природе — при любой возможности мы выезжали за город.
По кругу горизонта там открывались зеленые луга, пшеничное поле и деревня вдоль высокого, в зарослях ивы, берега реки. А небо, присев на облака, смотрело на нас из прозрачных высей. Смотрело и солнце; лишь иногда, из вежливости, оно уходило в облака. И, смущаясь, краснела моя милая «Лада».
А какие вокруг были травы!
Вот донник — сердечная трава, казалось, она и растет со дна счастья. У нее длинные продолговатые веточки, покрытые белыми и маленькими, как снежинки, цветками-листочками.¬ Она заглядывала ими в окно «Лады», и счастье будто брызгало в нас мелким дождиком. А мы возвращали его цветам донника! Потому что находились на самом дне счастья…»
— Кошмар какой! — продолжила Ольга. — Мы с тобой знали друг друга меньше часа, а я прочитала эти абзацы, и буквально зашлась от ревности: как, в этот самой «Ладе» ты был с какой-то женщиной, занимался черт знает чем, так что и солнце смущалось! Я будто стояла у машины, все видела, и солнце хватило меня тепловым ударом. Мне захотелось выкинуть эту женщину из машины и самой оказаться на ее месте. Ведь я так соскучилась по настоящей любви…
Ольга снова стала обнимать, целовать Андрея, пока он — по ее просьбе — не прижал ее руки к себе…
Copyright: Илья Майзельс, 2020
Свидетельство о публикации №388166
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 30.01.2020 10:05

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Валентина Тимонина[ 31.01.2020 ]
   Читала рассказ с интересом (на нескольких незначительных упущениях в пунктуации не зацикливалась, они легко поправимы). С первых же строк автор умело создал интригу, поэтому хотелось узнать, что же будет дальше, чем закончится повествование.
    Лейтмотивом произведения является, казалось бы, случайная встреча на дороге Андрея Михайловича и Ольги Павловны. Но дальнейшее развитие событий показывает, что эта встреча была судьбоносной. И автор подводит читателя к пониманию этого постепенно, но захватывающе. И такое напряжение поддерживается им мАстерски до конца. Не вдаваясь в излишние мельчайшие подробности, он развивает сюжет так, что становится очевидным образ жизни, действия, мысли и чувства главных героев. И для достижения этой цели наряду с другими приемами автор одушевляет автомобили, принадлежащие участникам встречи.
    Писатель грамотно пользуется основным средством создания художественных образов - ЯЗЫКОМ. Авторская речь и слова персонажей полностью и уместно встраиваются в тему произведения. Тональность речи доброжелательна и наполнена лирикой.
    В разговоре Андрея и Ольги прослеживается тонкий юмор, свойственный автору, что делает мягкое и привлекательное повествование острее и ярче.
    Хочется подчеркнуть, что в произведении содержится не только тема любви людей зрелого возраста. Здесь затрагиваются актуальные вопросы писательского труда.
    Хочется поблагодарить Вас, Илья, за такой светлый, позитивный рассказ. В условиях, когда почти все СМИ формируют чувство безнадежности, Ваше произведение, по-моему, подействует на любого читателя благотворно.
    С уважением. Валентина.
Владимир Фурчев[ 01.02.2020 ]
   Да, рассказ прост по сюжету но и немного раскрывает состояние Творца,
   именно Творца.А ведь на самом деле писатель входя в мир созидания по
   ходу раскручивания сюжета (чаще и без предварительного плана), где
   герои сами начинают жить своей жизнью, ощущает экстаз по чище чем
   другие плотские утехи. С автором согласен! С уважением, Владимир.
Геннадий Розенталь[ 01.02.2020 ]
   Красивая история. Волшебница - природа располагает к любви, но до чего же скор Андрей...
 
Ирина Фаер[ 02.02.2020 ]
   Ох, да, Геннадий...согласна с Вами. Рассказ в назидание супружеским парам: чтобы не было случайных остановок в пути, мужьям - следить не только за техническим
   состоянием автомобиля, но и...жены! Они же (жены), как аккумулятор - чуть подсел, начнут искать где бы подзарядиться... А женам - тщательно следить не только за
   уровнем бензина в бензобаке, но и уровнем теплоотдачи благоверного в состояниях теплообмена...)
   А если серьезно, рассказ неплох. Но не досказан. Там точно должно быть продолжение! Может быть есть смысл познакомить мужа Ольги с женой Андрея? )
Геннадий Розенталь[ 03.02.2020 ]
   Ирина, событие, так живо описанное автором в рассказе, скажем прямо, не редкое. Но, если поконкретнее, то отношение "героини" к теплу мужа полностью определяется замечательными фразами: "Вот не надо сейчас говорить о мужьях и женах. Зачем портить такое хорошее утро." Видимо муж так ей осточертел, что она готова к флирту даже в дороге. Этот рассказ тем и хорош, что в нем чувствуется дыхание жизни, которую так хорошо знает автор.
Ирина Фаер[ 03.02.2020 ]
   Вот поэтому, чтобы почувствовать «дыхание жизни», так, как чувствует его автор, я и начала читать «Служебный пасьянс». Чтобы всё сложилось гармонично и ни одна
   карта из этого «пасьянса» не выпала...)

Конкурс на премию "Золотая пчела - 2020"
Конкурс на премию "Серебряная книга"
Конкурс юмора и сатиры имени Николая Гоголя
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2020 год
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
2019 год
Справочник литературных организаций
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2020 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Доска Почета
Открытие месяца
Спасибо порталу и его ведущим!
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Атрибутика наших проектов