Приглашаем на поэтический конкурс "Хит Сезона".











Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Диалоги, дискуссии, обсуждения    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Дежурный по порталу
Илья Майзельс
Председатель МСП "Новый Современник"
Дневник дежурного по порталу

Буфет. Истории
за нашим столом
Два сна как из прошлой жизни для жизни настоящей. Чтобы они значили?
Конкурсы на призы Литературного фонда имени Сергея Есенина
Литературный конкурс "Рассвет"
Две медали с двумя журналами
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Размышления
о литературном труде
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
Диалоги, дискуссии, обсуждения
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ивановская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Костромская область
Тверская область
Оровская область
Смоленская область
Тульская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Псковская область
Новгородская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Республика Удмуртия
Нижегородская область
Ульяновская область
Республика Башкирия
Пермский Край
Оренбурская область
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Республика Адыгея
Астраханская область
Город Севастополь
Республика Крым
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Республика Дагестан
Ставропольский край
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Курганская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Алтайcкий край
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Кемеровская область
Иркутская область
Новосибирская область
Томская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Зарубежья
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Азербайджана
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Болгарии
Писатели Испании
Писатели Литвы
Писатели Латвии
Писатели Финляндии
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама
SetLinks error: Incorrect password!

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: РассказАвтор: Мирон Варламов
Объем: 16367 [ символов ]
Жизнь Барри Гарри и Леонида Леонидова
Барри Гарри, молодой человек двадцати четырёх лет, представляет собой высокую конструкцию, состоящую преимущественно из тонких костей и острых углов. Обычно по понедельникам, средам и пятницам ровно в девять вечера он выходит из подъезда многоквартирного дома, выпрямляет широкие плечи и размашистой походкой начинает курсировать по направлению к безлюдной окраине города. Барри не привередлив и давно перестал следить за своей внешностью. Он слегка неряшлив, но назвать его нечистоплотным было бы заблуждением: так или иначе раз в неделю он самоотверженно чистил и подпиливал свои ногти, а каждое утро вторника и субботы принимал горячие ванны, и, если было хорошее настроение, то раз в два дня чистил зубы. На голове Барри лежит внушительная копна вечно вьющихся волос, которая ни летом, ни зимой ничем не покрывалась кроме широкого брезента его могучей ладони и длинных пальцев; когда он долговязыми шагами рассекал воздушное пространство, то с ним в ассонанс - то вверх, то вниз - двигалась его прическа, которую уже давно не касалась рука хорошего цирюльника. Барри со временем превратился в скупого человека, потому он и был обладателем длинных волос: экономия на услугах парикмахера сохраняла шаткую иллюзию достатка. Решение выходить на вечернюю прогулку три раза в неделю в первую очередь было следствием его меркантильной натуры и неуживчивого характера. «Либо ты идёшь в бар, кафе или кино, то есть тратишь деньги, либо идёшь на самый конец города и созидаешь красоту естественного мира, не потратив ни рубля» - говорил он себе. Так Барри стал ценителем природы, что не помешало ему оставаться скупердяем. Каждому с кем у него завязывался приятельский диалог, он рассказывал о том, что наконец-то смог в свои год соединится с лоном природы и обрести гармонию, а, если кто-то принимался уточнять состояние его души в описываемые им мгновения, то Барри незаметно раздражался и после пространственного описания тонких движений своих чувств, говорил: «Вы все равно ничего не поймёте» - «Вам следовало бы слетать на Алтай, раз вы так ревностно относитесь к красоте нашего мира. - Говорила Барри его начальница, интеллигентная пожилая женщина с тонкими очками на крючковатом носу» - «Этого ещё не хватало. - Возмущался он и подсчитывал в уме возможные затраты и хлопоты с дорогой. – Алтай находится там, где видит его сердце… - оправдывался Барри Гарри».
Все-таки Барри Гарри мог бы оставаться в вечерние часы в своей квартире, но находиться в ней в период с девяти до одиннадцати часов вечера было невыносимо. Педантичный Леонид Леонидов, его сосед и сожитель, в течение двух часов, секунда в секунду по московскому времени до момента соединения короткой стрелки часов с двумя строгими башенками с острыми носами в белом кругу, начинал играть на скрипке. Барри не отличался терпеливостью, а спрятать своё длинное тело и большие оттопыренные уши в пространстве одной комнаты с громоздким шкафом, крохотном чердаке, квадратной кухне, туалете или ванне, не представлялось возможным. Когда Леонид брал первую ноту, Барри затыкал барабанные перепонки и несколько раз подряд искренне жалел, что уродился, как его многие называли «огромной детиной». Таким образом, Барри пристрастился гулять по вечерам три раза в неделю на природе, экономить деньги и сохранять свои нервы, а Леонид мог полностью отдаться урокам музыки.
Впрочем, между сожителями возникали постоянные конфликты, которые никогда не разрешались; они всего лишь утрачивали свою разрушительную силу, если находился временный компромисс.
Барри Гарри бывало особенно тоскливо трижды за неделю. Тоска приходила всегда, когда он оказывался наедине с собой и природой. Тридцать три минут он идет до окраины города, двадцать семь минут он тратит на возвращение домой, и один час остается в его распоряжении, и в этот час он обычно смотрит на расстилающийся перед ним хвойный лес, тонкую, вьющуюся линию реки и звёздное небо. Обычно между сорок первой и сорок пятой минутой созерцания «прелести мироздания» Барри начинает скучать по Леониду. В его голове постоянно шелестит и вертится волчком множество мыслей, но, когда он вспоминает о своем друге, то хаос сознания упорядочивается, и в глубинах души различаются звуки скрипичной мелодии, которая так нравится Леониду. Музыка завораживает Барри; когда ее стройное течение заканчивается, он резво подскакивает с раскладного стула, который он не ленился каждый раз приносить с собой, и быстрым шагом возвращается домой, чтобы уловить краем оттопыренного правого уха, как Леонид играет на скрипке. «Хоть бы услышать последнюю ноту...» - думал он, однако Барри никогда не успевал. Он открывал дверь и видел, как его друг складывает инструмент в изящный кейс, на крышке которого изображен большой «Х» и вопросительный знак после него. «И опять ты опоздал. - Издевательским тоном говорил Леонид» - «Мог бы ради меня поиграть подольше! - Требовал Барри» - «Я не виноват, что ты куда-то уходишь, когда у меня начинается музыкальный сеанс. Тем более после одиннадцати не положено беспокоить жильцов. Это может плохо для нас кончится» - «Плевал я на этих жильцов. Почему они для тебя важнее, чем я?» - «Не будь эгоистом. Нам не нужны неприятности, согласен?» - «Нет, не согласен. Ты думаешь только о себе. - Басил Барри с высоты птичьего полёта на земноводного Леонида» - «Пойми же, друг, быть осторожным, значит - быть умнее всех» - «Но я хочу услышать, как ты играешь!» - «Это невозможно. Ты всегда уходишь ровно в 21:00. Оставайся послезавтра дома и тогда у тебя будет возможность послушать, как я музицирую» - «Исключено. Ровно в девять вечера я терпеть не могу твоё бренчание...» - «Это ваши проблемы, монсеньёр. - Говорил Леонид и удалялся на кухню, волоча за собой подол домашнего халата». Барри, несколько раз громко вздохнув, одним шагом пересекает зал и входит на кухню со словами: «Так дальше не может продолжаться....нам нужно во всем разобраться»… впрочем, он часто повторяет эти слова, после которых между сожителями начинался продолжительный и нудный разговор, который зачастую переваливал за пол ночь и заканчивался либо от усталости и крайнего недовольство друг другом, либо - что случалось редко - им выпадало счастье договориться.
Леонид Леонидов был интеллектуалом. Долгие часы он проводил за чтением книг и написанием своих конспектов, которые он вёл на белых, не линованных листах формата А4, помечал порядковым номером, обведенным в ровный кружок, каждую страницу и аккуратно складывал в темном пространстве письменного шкафа. Он нигде не работал и ни к какому труду, кроме умственного, не был приспособлен. Его спасал Барри Гарри; он смирился с тем, что Леонид никогда не будет зарабатывать денег. Порой, когда раздражение друг другом нарастало, Барри ставил в укор своему сожителю его асоциальность, доведенную до крайности, и отсутствие какой-либо адаптации к общественной жизни и труду; обычно он говорил так: «Ты маргинальный отброс, плебей, паразитирующий организм в моем доме! Нахлебник!». Леонид поправлял указательным пальцам прямоугольные очки, глухим покашливанием прочищал горло и отвечал: «Ты прекрасно знаешь, что такое для нас с тобой это жалкое общество, состоящее из глупых и невежественных людей» - «Это не так! Как ты можешь говорить и рассуждать о людях, если целыми днями сидишь в четырёх стенах?» - «Мне достаточно вечерних разговоров наших соседей» - «Одна семья ещё не показатель» - «Но она даёт мне право сделать обобщённым выводы, и, пользуясь статистическими методами, я в состоянии сделать заключение по поводу других людей» - «Судить из своего убежища – весьма достойно. – Иронично замечал Барри Гарри».
Леонид Леонидов хоть и почитал себя за интеллектуала и книжника, но втайне от Барри Гарри любил мечтать. Его фантазии, вернее один единственный невротический фантазм, заключался в следующем. Леонид представлял, что через некоторое количество времени он прочтет всевозможные интересующие его книги, которых с каждым днем прибавлялось в арифметической прогрессии, но все-таки случится такой день, когда все, что нужно – будет прочитано. И именно тогда он наконец-то разгадает загадку этого мира, существование человека в этом мире и человеческой природы и сможет без страха остаться непонятым другими людьми, выходить на улицу и вести с ними диалог. Леонид Леонидов многое знал о людях. Он досконально изучил историю, религию, психологию и социологию, но осознавал он, конечно, немного. Груз знаний не обременял его, но создавал иллюзию порядка, которую с периодической регулярностью нарушал Барри Гарри. Помимо видимости системы порядка, знания Леонида Леонидова позволяли ему успешно критиковать общество, политику, культуру, искусство и многие другие области человеческого влияния, где возможна ошибка; критика позволяла Леониду оставаться довольным собой вдали от общества и людей. Барри Гарри приходилось слушать долгие и пространственные монологи Леонида, в которых он пытался объяснить ему свои мысли по поводу всего на свете. Он часто повторял, когда заканчивал свои критические суждения об убожестве современности и эпохе телефонных аутистов, о потерянных культурных ценностях и идеалах, о надвигающейся сингулярности и наступления эры роботов, машин и искусственного интеллекта: «Мне нужно отыскать такое значение Х, которое могло бы описать абсолютно все; этот Х был бы совокупностью всех знаний и всей мудрости человечества. Оно могло бы описать весь мир, при этом значение этого Х не противоречило бы той системе, в которой это Х было бы задано». Барри посмеивался над своим другом, но старался слушать его с участием и вниманием. Иногда он задерживал левую бровь в состоянии секундного полета или же хмурился, придавая чертам лица сосредоточенное выражение, но чаще всего оставался равнодушным и подозрительно спокойным. Он всегда выжидал, и как только предоставлялся удобный момент, он говорил примерно следующее: «Леонид, представь, что ты любишь женщину» - «Это довольно сложно, но я постараюсь» - «Итак, ты любишь. Тебе нужно выразить ей свои чувства. Понимаешь, что всякое чувство может быть выражено материально и тем самым способно доставить удовольствие другому человеку?» - «Я, конечно, не согласен: склонность к материи – бич западной цивилизации. По-настоящему ценны идеи, мысли и слова, чувственность и неуловимые переплетения душ двух людей, обретающих гармонию и духовную связь». Подобного ответа ожидал Гарри Барри; он улыбался, выдерживал короткую паузу и отвечал: «Чтобы делать подобные утверждения, ты наверняка периодически влюбляешься в портрет красивой Анжелики, который ты «случайно» встречаешь, когда возишься в шкафах в поиске сочинений Сартра или Лакана. Вы встречаетесь с ней глазами, и между вами происходит нечто неповторимое; твое воображение рисует прекрасные картинки вашего счастливого будущего, ты видишь ее гладкую, нежную кожу и обоняешь ее сладковатый запах. И в этот момент, когда твой экстаз достигает апогея, то в комнату захожу я и вижу тебя с полузакрытыми от наслаждения глазами и поднявшимся холмиком чуть ниже живота. Ты краснеешь: ох, Леонид, тебе стыдно перед собой за свои земные инстинкты. Воображенная материя оказалась сильнее идеального и чувственного…».
Барри Гарри не был склонен к учебе и читал катастрофически мало, но на протяжении многих лет слушая болтовню Леонида Леонидова, он набрался навыков в ораторском искусстве, прошел интенсивный курс философии, литературы, психологии и социологии. «С кем поведешься от того и наберешься. - Говорил Барри Гарри раздраженному и покрасневшему от злости Леониду. – Ты сам меня вынуждал слушать твои бесконечные заумные монологи. Я их наслушался и кой что понял». – «Что же ты понял? – Ворчал Леонид Леонидов» - «Хотя бы то, что ты со своими знаниями не имеешь никакого представления, как подарить женщине букет и какие слова сказать, чтобы увидеть ее улыбку» - «Если я могу представить образ и воссоздать в своем сознании возможный сюжет развития событий, значит – я знаю, и, значит - имею представление» - «Леонид, ты хоть и умный, но дурак. Как можно не учитывать реальность, ее изменчивость и хаотичность? Как можно не брать в расчет другого человека с его мыслями, опытом и поведением?» - «Зачем мне брать в расчет другого человека, если я придумываю его в своей голове? Он создан мной, то есть он – это и есть я сам. Тоже самое я могу сказать и о всяком объекте внешнего мира, который я пропускают через призму своего восприятия, и даю ему некоторую оценку» - «Поверь, ты не может знать о реакции и поведении женщины, которой ты подаришь букет на улице. Реакция может быть совершено различной и непредсказуемой и она не будет зависеть от твоих мыслей» - «Многие люди ошибочно полагают, что мир, который они видят, обоняют, слышат и ощущают во внешнем мире, более реален, чем внутренний мир интеллекта, души, духа и интуиции» - «Именно поэтому ты трясешься от страха при мысли о том, чтобы выйти на улицу и поговорить с человеком. Леонид, ты больной человек и мне искренне жаль тебя» - «Барри Гарри, ты постоянно повторяешь мне эти слова… - говорит Леонид и удрученно качает головой» - «Я пытаюсь донести до тебя важные вещи! Истину жизни! А ты со своей философией и мудростью…» - «Человек болен только тогда, когда сам признает больным самого себя: до тех пор, пока он воспринимает самого себя здоровым, он и есть такой. Философия помогает преодолеть стереотипы и учит отказываться быть посредственным. – Декламировал Леонид Леонидов и пафосно закидывал ногу на ногу» - «Будь непосредственным: подари букет цветов женщине на улице. Ты мне сам говорил, что наука не может существовать без опыта. Поэтому я призываю провести тебя эксперимент. Докажи мне, что женщина, которой ты подаришь цветы в своем воображении будет более реальной, чем той которую ты встретишь на улице» - «Какое банальное предложение. – С горечью заметил Леонид, но спустя несколько мгновений дал свое согласие. – Твое намерение вытащить меня на улицу и заставить обрести контакт с другим лицом я прослеживаю давно. Если раньше я отказывался, то сейчас я вынужден дать свое согласие, так как вопрос, который мы затронули, занимает мое сознание долгое время, и я никак не могу найти на него ответ» - «Оповести меня, когда будешь готов начать эксперимент» - «Непременно. Через минуту и тридцать секунд наступит девять часов вечера и сегодня среда, надеюсь, ты помнишь, что начинается в это время?» - «Господи, снова эта музыка… ты невыносим! – Крикнул Барри Гарри и, на ходу, одевая верхнюю одежду, спешит к выходу. – Желаю, чтобы у тебя на скрипке порвалась струна!» - «А я желаю, чтобы твоя реальность поглотила тебя, переварила в своем холодном чреве и выплюнула одинокого и измученного наружу».
Спустя несколько дней жители города с неприкрытым любопытством наблюдали следующую картину: некий господин высокого роста, одетый в темно-синий костюм и черное пальто на пяти пуговицах и шарфом, завязанным по-итальянски, с беспокойством пересекает улицу и одновременно ведет оживленную беседу с невидимым человеком, предположительно идущим рядом с ним. Жестикуляция господина говорит о многом: например о том, что он с чем-то не согласен и в подтверждение своего недовольства, трясет пышным букетом из красных роз перед чьим-то невидимым лицом. Одновременно с этим можно заметить, что господин выискивает в толпе проходящих людей одиноких женщин средних лет и после короткой паузы что-то сообщает своему прозрачному визави. В итоге после долгого и хаотичного хождения по центру города господин в черном костюме и черном пальто подходит к одной миловидной женщине, что-то ей говорит и неуклюже выставляет вперед костлявую руку с букетом цветом. От неожиданности женщина отпрянула назад, смерила взглядом дарителя и после молниеносного раздумья рассмеялась. Она что-то говорила сквозь приступ безудержного смеха и показывала на господина в черном своим длинным указательным пальцем. Господин не сводил взгляда с женщины и ничего ей не говорил. Он еще долго стоял на одном месте и не смел пошевелиться. В тот момент с ним будто произошла глубокая метаморфоза…
На следующий день около полудня Леонид Баригариев был доставлен в областное психиатрическое отделение с предположительным диагнозом: кататоническая шизофрения. Он не выпускал из рук пустой скрипичный кейс и, глупо улыбаясь в расстилающееся перед ним пространство, представлявшее на шероховатой поверхности обоях картинку густого и хвойного леса. Леонид Баригариев гладил ладонью крышку футляра, на которой был изображен «Х» и вопросительный знак.
Copyright: Мирон Варламов, 2019
Свидетельство о публикации №386522
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 11.11.2019 20:41

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
МСП "Новый Современник" представляет
Илья Морозов
Трилогия Великой Победы
Как стать автором книги всего за 100 слов
Положение о проекте
Общий форум проекта
Остап Бендер в наши дни
О возобновлении выпуска наших журналов
Об издательской деятельности на портале и особых наградах за возобновление выпуска журналов
Мнение...Критические суждения об одном произведении
Виктор Лидин
Отпустила б ты...
Читаем и обсуждаем.
Презентация книги Михаила Поленок
"Не ради славы…"
Устав, Положения, документы для приема
Билеты МСП
Конкурсы 2022 года
Дипломы Номинатов конкурсов МСП 2022 года
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
Планета Рать
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Организация конкурсов и рейтинги
Литературные объединения
Литературные организации и проекты по регионам России
Литературное объединение
«Стол юмора и сатиры»
Общие помышления о застольях
Первая тема застолья с бравым солдатом Швейком:как Макрон огорчил Зеленского
Комплименты для участников застолий
Cпециальные предложения
от Кабачка "12 стульев"