Светлана Ливоки и проект "Мнение. Критические суждения об одном произведении" приглашают авторов принять участие в обсуждении произведения С. Ливоки "По барабану..." Читайте на Круглом столе портале и заходите на форум проекта!
Кабачок "12 стульев" и журнал с одноименным названием приглашают










Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Проекты Литературной
сети
Регистрация автора
Регистрация проекта
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Курская область
Калужская область
Воронежская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Калининградская область
Республика Карелия
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Нижегородская область
Пермский Край
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Город Севастополь
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Новосибирская область
Кемеровская область
Иркутская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Казахстана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Литвы
Писатели Израиля
Писатели США
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
С днем рождения!
Книга предложений
Фонд содействия
новым авторам
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Литературная мастерская
Ваш вопрос - наш ответ
Рекомендуем новых авторов
Зелёная лампа
Сундучок сказок
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Приемная модераторов
Журнал "Фестиваль"
Журнал "Что хочет автор"
Журнал "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Карта портала
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: РассказАвтор: Светлана Ливоки
Объем: 19244 [ символов ]
ТРИННАДЦАТОЕ ОТДЕЛЕНИЕ Часть 2
Маленькая ростом сухонькая и морщинистая старушка с приличной шевелюрой из густых седых волос смотрела на Галину пристально и молча. Её карие глаза, изучая, пришедшую в дом гостью буквально буравчиками впились в лицо, а затем принялись изучать её фигуру.
- А вы - ничего, хоть и молодая, но симпатичная! Да, ещё, похоже, воспитанная, - не то, что приходили до вас... Да, проходите - не разувайтесь! Я соседке плачу, она у меня убирает, ваших ведь - из отделений не допросишься, да, и брезгуют..., - наконец, вымолвила хозяйка квартиры.
Антикварная мебель, множество фотографий и портретов в старинных рамах и рамочках, на которых Мира Львовна запечатлена юной черноволосой девицей и молодой женщиной, цветной отечественный телевизор и старое немецкое пианино у стены рядом со входной дверью в комнату. Кружевная салфетка, лежавшая на крышке закрытой клавиатуры, стоявшая на ней вазочка, свидетельствовали о том, что инструментом давно не пользовались, не музицировали на нём. Людмила на ходу разглядывала комнату, пока они с Мирой Львовной не уселись на кушетке вблизи круглого стола, покрытого бархатной скатертью с кистями шёлковой бахрамы, на поверхности которой лежала развёрнутая газета, а на ней, видимо, остатки завтрака хозяйки, заварной чайник, чашка с блюдцем, сахарница и тарелки. Бабушка вежливо, но без особого энтузиазма в голосе, предложила гостье чаю, и Людмила, так же вежливо, отказалась. Ей действительно не хотелось распивать здесь чаи и задерживаться, поэтому она предложила хозяйке просто поговорить, и та согласилась.
“...Я осталась в Москве совершенно одна, когда мой брат с семьёй эмигрировал. Говорила я этому дураку: не делай глупости! Кто ждёт тебя там , кому нужен ты и выводок твой, который ты тащишь с собой!? А ведь у него четверо детей - девок и жена... Так нет, продал всё - трёхкомнатную квартиру на Арбате, золото сбыл спекулянтам по дешёвой цене (фамильное, тогда ещё было) и бриллианты продал за по дешёвке, а они - не нынешнее говно, а ещё те были - старинные больших каратов, жёлтой воды. Ещё папины, а он был ювелир. И поехал со своим выводком... Потом письма писал, что довольны. А, что довольны-то? Я в это не верила - живут в какой-то резервации на пособие, ждут, когда им там всё дадут... Дали, правда, но разве сравнить с тем, что было? Быстро деньги, что с собой привезли - промотали! Стали жить, как все, никакой-тебе филармонии, как мечтал, ни работы в театре. Опять пишет, что доволен, что девки обучились и пристроились: одна в Америку уехала, другая в Германию, а двое с ними в Израиле остались, одна, правда, замуж там вышла за тамошнего еврея и отдельно живёт, а младшая в армию собралась. Ну, так лучше в армию, - она у них самая страшная, а не в Америку, куда поехала старшая моя племянница - красавица. Он мне говорил - банковскому делу обучилась, стала там зарабатывать большие деньги, будто поверю я этому! Незамужняя, под сорок лет и большие деньги? Банковское дело? Нашёл кому рассказывать! Проституцией она там подрабатывает, с богатыми банкирами спит...”
Людмила слушала Миру Львовну и порой не могла сдержать своего смеха, а бабушка сидела довольная при виде, что гостье весело, и рассказывала одну за другой истории дальше, так что заведующая триннадцатым отделением покинула эту квартиру только часа через полтора. Выходя из подъезда она продолжала улыбаться, а, пройдя по Можайскому шоссе до автобусной остановки, думала о том, что пенсионерка Бронштейн, прослывшая невыносимой скандалисткой и державшая в страхе всех работников и руководство центра, добиваясь уважительного отношения к себе, просто нуждалась в общении.
И решила: “Ольгу менять я не буду! Пусть интеллигентная учительница продолжает обслуживать старушку, тем более, что у неё это получается, ведь Мира ни разу не пожаловалась на неё, пока я там была”.
После этого визита к старушке теперь часто по вечерам у Людмилы дома звонил телефон и, если она не успевала поднять трубку, подоспевший вовремя сын, как заправский секретарь, уже докладывал спустя минуту: “Мама - это тебя! Звонит тётя Бронштейн...”
Мальчику с трудом удавалось произнести сложную фамилию без запинки, но буква “р” у него звучала твёрдо, как надо.
 
За этот год к виду старости и к запахам, которые её часто сопровождают, Людмила уже успела привыкнуть, да, и шарфик защитный, по-прежнему, на всякий случай находился в её сумке, но ей чрезвычайно редко приходилось им пользоваться, поскольку таких квартир, как с тем дедом, больше не приходилось посещать. Иногда ей попадались “нехорошие квартиры”с “амбре”, где проживали алкоголики, с которыми рядом находились престарелые люди. Либо соседи по коммуналке либо приходящие в дом родственники пили и отравляли немощным остаток жизни. У заведующих на этот случай был инструктаж: не рисковать, не связываться и тут же сообщать в милицию. Пару раз Людмила к этому прибегала. Но были и другие квартиры, после посещения которых, женщина длительное время не могла избавиться от душевных переживаний за чужих ей людей, а полученные впечатления от встреч с ними ещё долго вызывали в её душе сострадание.
Пройдя по Кунцевской улице мимо старых двухэтажек до перекрёстка, при пересечении которого открывается вид на два высотных дома-близнеца, с которых начинается микрорайон новостроек, Люда прошла по тротуару несколько метров до входа в подъезд ближайшего из них. Войдя в подъезд, она подошла к лифту. Через пару минут кабина, ещё не утратившая запаха пластика и резины, начала свой подъём на восьмой этаж.
В эту квартиру Людмила ехала во второй раз, несмотря на то, что ей достаточно было один раз провести обследование по адресу и всё. Но к Саше “ноги сами её понесли” во второй...
 
Она пришла на обследование новой заявки от инвалида первой группы сорока лет, предварительно созвонившись с ним по телефону, неделю тому назад. Дверь ей открыл худенький молодой симпатичный человек в белой рубашке и отглаженных светлых брюках. Когда Людмила представилась и спросила его о том, где такой-то по фамилии, имени и отчеству гражданин, молодой человек взглянул на неё и, к изумлению женщины, сказал, что он “и есть (такой-то) Александр Васильевич - инвалид первой группы сорока лет,” и тут же пригласил её войти. Квартира сразу же поразила Людмилу большим количеством дипломов и сертификатов, висевших в рамочках по стенам комнаты, а ещё чистотой и продуманностью её обстановки. В обставленной современно и со вкусом квартире было только необходимое и ничего лишнего, в комнате и на кухне чистотой сверкали все поверхности предметов. Единственное, что слегка не вязалось с картиной идеального содержания квартиры, была её прокуренность и стойкий запах табака буквально пропитал воздух в квартире инвалида первой группы. Людмила была удивлена этому, но не считала вежливым проявлять любопытство и задавать какие-либо вопросы хозяину дома, не относившиеся к делу. Александр Васильевич пригласил её на кухню, усадил за стол и предложил выпить чаю. Она не отказалась. С чаепития и началось это знакомство.
Бесседуя с заведующей, отвечая на вопросы, мужчина был спокоен и рассудителен, даже тогда, когда рассказывал едва знакомой женщине о своей болезни:
- По сути у меня два рака - рак поджелудочной и рак печени и в предраковом состоянии почки. Я ведь инженер физик, и узнал, что со мною что-то не так после очередной командировки. Всё время ездил и не знал... Так, как у всех побаливало что-то внутри, а потом отпускало! Если бы - раньше узнал, наверное, операцию какую-нибудь сделали бы мне, ну, а теперь что... Год бы протянуть с первой группой! Даже курить бросать теперь не надо, всё равно здоровью не поможешь”.
- Так вы, что - один живёте? Кто вам помогает с магазинами, аптекой? - пытаясь унять свои эмоции, вызвавшие дрожь в голосе, спросила Люда.
- Один. Сам справляюсь и справлялся.
- А в квартире у вас такая чистота, - вы тоже сами?
- Сам и готовлю себе сам.
Людмила не могла спрашивать его больше ни о чём. У неё не было сил, потому что они были растрачены на то, чтобы всё время во время бесседы сдерживать себя и не расплакаться в присутствии хозяина. Она собрала остатки сил и встала из-за стола. Пообещав Александру, после прохождения его заявления через процедуру постановки на обслуживание, прикрепить помощника, и, поблагодарив за чай и гостеприимство, женщина выскочила в подъезд. Слёзы лились по её щекам...
Всю прошедшую неделю она не могла разговаривать со своим мужем, коря его за чёрствость и безучастность, ведь когда она рассказала дома эту печальную историю, он отмахнулся со словами, мол, у каждого своя судьба. И, вот, теперь она снова шла к Саше, как называла его про себя, а в голове её билась только одна мысль: “помочь..., хоть..., как-нибудь, чем-нибудь облегчить жизнь этому человеку..., хотя бы на время, на год подарить ощущение, что он не один”.
Поднявшись на лифте на восьмой этаж, Людмила долго звонила в квартиру Саши, но тот не открывал. Тогда она позвонила в звонок у соседней двери, которая почти сразу открылась, и пожилая соседка инвалида сообщила о том, что два дня назад под утро “его совсем плохого увезли на скорой”. Мысль о том, что он так и не успел оформиться на обслуживание ещё долго вызывала у Люды слёзы, ведь она очень скоро узнала, что всё действительно для него закончилось. Периодически вспоминая о Саше, она знала, что образ этого человека с мудрым спокойстивием во взгляде задумчивчивых серых глаз, так и не перешагнувшего сорокалетний рубеж, чтобы шагнуть с него в вечность, останется в её памяти на всю жизнь.
 
Осень была дождливой. Людмила, закрывая мокрый зонт на ходу, стремительно входила в подъезд дома, в котором находился центр, столкнулась на лестнице первого этажа с Мариной, по всей видимости, забегавшей в офис для того, чтобы забрать положенные её подопечным товары гуманитарной помощи. Они поступили в этот раз не продуктами, а в виде комплектов постельного белья, и сейчас в обеих руках молодой женщины были огромные фирменные пакеты с десятью положенными комплектами.
“Привет, ты то мне и нужна, Марина! Давно хотела спросить, как у тебя дела. Как там наш Белогвардеец?” - начала разговор Людмила.
Прозвище Белогвардеец запущенному и брошенному всеми восьмидесятисемилетнему деду дала социальный работник, однажды согласившийся его обслуживать, - молодая мама по имени Марина. В чистой и прибранной квартире двадцатипятилетняя женщина следила за порядком, покупала продукты, варила пожилому человеку кашки, разговаривала с ним и он, не только встал с кровати, но и стал выходить на улицу посидеть на лавочке. Марина рассказывала потом своей заведующей, как старик оживал на её глазах, а когда восстановился - поправился и посвежел, то стал радоваться каждому её приходу и не возражал, если она приходила к нему со своей пятилетней дочкой, которую матери-одиночке не на кого было оставить. Дедушка пытался развлечь ребёнка, показывал девочке свои коллекции марок и монет. А Белогвардейцем стал после своего дня рождения, когда Марина в честь восьмидесятивосьмилетия решила сделать ему подарок и запекла в духовке курицу, а на гарнир подала картошку и салат из свежих овощей. Именинник категорически отказался праздновать свой день в одиночку и, приглашая молодую женщину за стол, достал бутылку шампанского, которая у него, оказывается, была припрятана. Марина не посмела отказаться, отужинала со своим подопечным, а когда собралась уходить домой, решила убрать со стола и помыть посуду. Когда она пошла на кухню, разрумянившийся дед пошёл за ней и пел ей романсы, пока она мыла. Как рассказывала потом Марина со смехом, - на французском языке. Вот, после этого дала она ему это прозвище Белогвардеец.
 
- Да, всё хорошо, Людмила Евгеньевна! - сказала соцработница, отвечая на вопрос начальницы, - Мне иногда кажется, что он сто лет проживёт, но...
Марина остановилась, видно было, что она обдумывает, что сказать дальше, и стало понятно, что не всё так хорошо и радужно у Марины с дедом.
- Говори, что не так! Что случилось? - потребовала Людмила.
- Стал приставать, то в ванную зовёт - спину потереть, то прилечь на кровать рядом...
- Да...
Заведующая не нашлась , что сказать сразу, но потом собралась:
- Это серьёзно. Допускать этого нельзя. Если ещё, хоть раз он попросит тебя об этом, или ещё что-нибудь в этом роде, - тут же звони мне, я поменяю ему соцработника... на мужчину.
- Да, вы не волнуйтесь, я справлюсь! Меня очень устраивает этот адрес! - неожиданно запротестовала Марина.
- Может мне сходить к нему и поговорить? - слегка удивлённая реакцией соцработницы, спросила её заведующая.
- Нет, ни в коем случае! - уже, явно возражая, заявила та, и, будто бы, желая прекратить тревоживший её разговор, стала прощаться, - До свидания, мне нужно идти!
“Всё-таки странно...” - думала потом Людмила, но уже через полчаса, успокоив себя тем, что “главное, что с подопечным Марины всё нормально”, забыла о разговоре, который потонул в её повседневных делах.
 
Через пару месяцев открылось четырнадцатое отделение. Для его формирования заведующим других отделений, включая триннадцатое, надо было его укомплектовать. Пришлось отдать лишние адреса, которых почти у всех к тому времени накопилось сверх нормы в “сто прикреплённых граждан”, предусмотренную положением для отделения социальной помощи на дому. И, конечно, Людмила отдала новой заведующей на обслуживание свои дальние адреса вместе с парой своих работников. Марина с Белогвардейцем были в их числе. Только спустя год от новой заведующей Люда узнала подробности сногсшибательной истории, которая произошла после передачи этой квартиры.
Как оказалось, дедушка пел романсы и приставал к молодой женщине неспроста: он был влюблён. Пожилой человек преподнёс своей возлюбленной уникальную коллекцию монет в подарок, а потом в его голову пришла мысль - оставить ей и её малолетней дочери квартиру, они ведь нуждались, проживая в квартире с подселением. Для этого дед решил жениться. Он предложил Марине и та согласилась, и даже вызвала на дом представителя ЗАГСа, чтобы брак их с Белогвардейцем зарегистрировали. Но бдительные соседи, вернее, три соседки - завистливые пожилые бывшие невесты одинокого деда, которые в разное время поочерёдно на протяжении многих лет мечтали выйти за него замуж и поиметь дополнительную площадь в этом же подъезде, это дело проследили. Они позвонили в ЗАГС, уточнили время регистрации на дому и вызвали корреспондента “Комсомольской правды” для участия в совместном мероприятии протеста против действий аферистки - приблудной молодой девки.
Протест удался. Марину хорошенько потрепали за волосы и с позором вытолкали из подъезда. Представительница ЗАГСа тут же сбежала, а корреспондент, щёлкая своим фотоаппаратом, зафиксировал произошедшее. Соседки получили удовольствие и моральную компенсацию спустя годы после разрыва с потенциальным женихом, а новобрачный так и не дождался своей невесты, чтобы идти с нею под венец. Но это ещё не финал. Развязка была ещё хуже и печальнее. Марина больше не появлялась у деда, а потом вообще уволилась из соцработников, поскольку газета со статьёй корреспондента вышла и руководство центра и другие люди замучили её своими насмешками и распросами, а старый человек, желая видеть в своём доме только свою возлюбленную, гнал прочь из дома всех, кто приходил к нему из центра обслуживания, не желая принимать ни от кого никакой помощи. Примерно через полтора месяца он умер, лёжа в своей кровати, брошенный всеми, такой же неухоженный, похудевший и беспомощный каким видела его когда-то Людмила...
 
Катастрофы в небе и на море. Впервые установлена видеосвязь между Ленинградом и Москвой. Оправданы диссиденты, которые преобразовали своё движение в “движение неформалов”, а Иосифу Бродскому присуждается Нобелевская премия мира. Митинги протеста в Прибалтийских городах. Смена власти в Чехословакии. На правительственном уровне обсуждается выдача талонов на покупку алкогольной и табачной продукции. На Пленуме ЦК КПСС Борис Ельцин выступил с критикой темпов перестройки. В результате творческого конфликта в Москве появилось два МХАТа имени Горького и имени Чехова. Начато производство советского автомобиля ВАЗ-2109. А перед Новым годом в эфир ленинградского телевидения вышел первый выпуск передачи “600 секунд”. 1987 год закончился.
“Не здорово было в нём ” - спустя тридцать два года констатировала взбаламученная интернетом память. А дальше Людмила помнила и сама: в следующем восемьдесят восьмом - тоже не здорово, ещё несколько лет, пока работала и видела, как относится власть к собственному старшему поколению, к инвалидам, как разворачивается настоящая охота за квартирами стариков, проживающих одиноко, за их сбережениями, что даже соцработников нужно брать на работу с оглядкой..., как разворовывается гуманитарная помощь, как ведут себя дети и внуки стариков, что приходится их от таких родственничков защищать... Не видела ничего хорошего вплоть до девяносто четвёртого года , пока не уволилась. Получается из-за того, что элементарно боялась окончательно надорвать свою душу, сочувствуя, и физические силы растратила, осуществляя руководство отделением, численность которого уже начала превышать цифру в сто пятьдесят подопечных.
А подруга её Надежда работала ещё долго, передавала приветы от Ивана Ивановича, пока тот был жив, от заведующих и работников, и ушла только тогда, когда вежливо “попросили на выход”, ведь с возникновением института российской социальной защиты населения, выяснилось, что многие должности стали “блатными” и предназначены для молодых и красивых.
 
***
Самостоятельность, данная государственным учреждениям в 1987 году, похоже, не имела границ и со временем обросла сложной разветвлённой структурой: департаменты, министерства, ведомства, управления и отделы. Социальные услуги на дому предоставляются нынче бесплатно только льготным категориям граждан, а остальным “либо на условиях частичной или полной оплаты”. А в добротных и светлых дворцах, великолепие и размер которых в соответствии со статусом занимают эти учреждения сейчас, кипит работа, там думают о пожилых гражданах и инвалидах множество работников - молодых и полных сил, разрабатываются социальные программы, работают со статистикой, обсуждают адресную помощь целым категориям граждан, а проблемы у людей, нуждающихся в защие остаются прежними и почти не меняются. Из каждого поколения людей, достигших старости, по-прежнему, найдутся те, кто доживает в одиночестве, с кем никто не общается, кому отравляют жизнь, и кто лежит неухоженными в своей берлоге, куда и заходить-то страшно без шарфика. В нашем мире, который окончательно стал потребительским, “тимуровцев” уже не сыщешь, а девушки и юноши, которые могли бы продолжить их дело, проводят время на различных пленумах и митингах, размахивая флагами и плакатами. Они играют в ностальгию по СССР и одновременно мечтают о будущем с абсолютной демократией, примыкая к партийным движениям различных политических партий, несогласных с внутренней политикой.
И начинаешь подозревать тогда, что ностальгия - болезнь психическая: больна либо молодёжь либо те из наших советских тёть и дядь, у кого, несмотря ни на что, жизнь удалась, ведь не бояться одиночества в старости, думать о долгой благополучной жизни и искать себе развлечений, вовлекая в свои игры молодёжь, дано только одержимым...
Copyright: Светлана Ливоки, 2019
Свидетельство о публикации №384578
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 03.08.2019 16:13

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Буфет.
Истории за нашим столом
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2019 год
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2019 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Энциклопедия "Писатели нового века"
Готовится к печати
Положение о проекте
Избранные
произведения
Книги в серии
"Писатели нового века"
Справочник писателей Зарубежья
Наши писатели:
информация к размышлению
Наталья Деронн
Татьяна Ярцева
Удостоверения авторов
Энциклопедии
В формате бейджа
В формате визитной карточки
Для размещения на авторских страницах
Для вывода на цветную печать
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Доска Почета
Открытие месяца
Спасибо порталу и его ведущим!
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой
Атрибутика наших проектов