На нашем портале премьера Литературного конкурса "Писатели нового века" - первый проект нашего Литературного агенства "Талант". Оригинальная система судейства - номинации с рецензиями на конкурсные произведения, награды по конкурсу - приглашаем к участию!
Тема недели: Завал в книжном магазине








Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Cправочник писателей    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
6-й Съезд МСП "Новый Современник"
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Наши новые авторы
Проекты Литературной
сети
Регистрация автора
Регистрация проекта
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Курская область
Калужская область
Воронежская область
Северо-Западный ФО
Мурманская область
Приволжский ФО
Республика Мордовия
Cамарская область
Республика Татарстан
Нижегородская область
Пермский Край
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Уральский ФО
Cвердловская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Красноярский край
Кемеровская область
Иркутская область
Дальневосточный ФО
Приморский край
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Казахстана
Писатели Германии
Писатели Израиля
Писатели США
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
С днем рождения!
Книга предложений
Фонд содействия
новым авторам
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Литературная мастерская
Ваш вопрос - наш ответ
Рекомендуем новых авторов
Зелёная лампа
Сундучок сказок
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Приемная модераторов
Журнал "Фестиваль"
Журнал "Что хочет автор"
Журнал "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Том 1
Карта портала
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Юмор. ПроозаАвтор: Юлия Вариун (Стучаева)
Объем: 60083 [ символов ]
Необыкновенная история любви
Аннотация
Иногда Судьба поступает с людьми жестоко из лучших побуждений.
Порою, стоит отсечь ненужное, чтобы найти действительно своё. Алексей
и Виктория в самый канун Нового Года стали жертвами измен. Одного
предала невеста, другую - муж. И так неожиданно два разбитых сердца
встречаются у дома, где развлекаются их неверные половинки друг с
другом. Что делать? Отомстить? Устроить погром, скандал и разбор
полётов? Или лучше устроить две разрушенные жизни? Ничто не сближает
так, как общее горе - подумаете вы. Ничто не сближает так, как
совместное занятие глупостями - ответят обманутые сердца, готовя
очередную, заведомо провальную месть. Но какая разница? Главное, что в
итоге весело, хоть и в травматологии, зато вместе!
 
Предупреждение!
За основу истории взяты реальные события и утрированы до абсурда.
В тексте есть сцены 18+
Не ищите логических объяснений курьезным моментам.
Это романтическая КОМЕДИЯ!
 
Необыкновенная история любви
(Ознакомительный фрагмент)
1.Сногсшибательное знакомство
 
Эта история произошла под Новый Год, когда все готовятся праздновать и
веселиться, наряжают хвойных красавиц, готовят праздничные платья и
костюмы для вечеринок, прячут заранее заготовленные подарки, стругают
традиционные салаты и заполоняют своим предновогодним настроением
города, улицы, дороги…
Витрины магазинов, ресторанов и окна обычны квартир…все мерцают,
пестрят и мигают огнями гирлянд. Мимо проносятся люди и машины, с
соснами – ёлками – пихтами наперевес. В магазинах, супермаркетах и на
рынках не протолкнуться. Да и по улице с трудом можно передвигаться,
особенно, если тебе в обратную от основного потока сторону надо
добраться.
Алексей возвращался из рейса на неделю раньше, предполагаемого
срока, пытаясь поймать такси из аэропорта. И не смотря на многие случаи
из анекдотов и жизней знакомых, он не стал портить сюрприз своей
невесте. Еще вчера они общались по скайпу, и Олечка рассказала, что
уже установила маленькую искусственную ёлочку в его загородном
домике, где она и собирается провести праздник, пригласив к себе маму.
- Ну, что ж… мама, так мама, - пробурчал себе под нос мужчина и в
очередной раз зарычал вслед проезжающих мимо машин. – Новый Год
встретить с любимой невестой и будущей тёщей лучше, чем в машинном
отделение посреди океана.
Мороз пробирал даже через супер тёплый пуховик, ветер, разыгравшийся
не на шутку, пригнал низкие снежные облака, закрыв ими всё небо и
тусклое солнце. На город начали опускаться первые снежинки, кружа в
ритме Фрэнка Синатры и добавляя грядущему празднику еще больше
сказочного настроения и предвкушения чуда.
Алексей удобнее перехватил свой чемодан и сумку, пытаясь тормознуть
очередное такси. План был прост, заехать в квартиру, переодеться,
сбросить лишний груз, потом быстро собрать необходимое и мчаться в
дачный посёлок за городом, где должна была его совсем не ждать его
невеста Олечка с мамой. Вот, будет им сюрприз!
План, со скрипом, но всё же выполнялся. И вот уже Алексей, побывав
дома, загрузив багажник и задние сидения уже своего автомобиля, нёсся
на крыльях любви и нетерпения навстречу с любимой девушкой. Сегодня
тридцатое декабря, у них будет еще время до Нового Года намиловаться.
Но все планы, мечты и надежды рушились, когда молодой человек стоял у
окон собственного домика и смотрел в заснеженное стекло на свою
Олечку, прыгающую нагишом на каком-то мужике, неуклюже
развалившемся под наряженной ёлкой.
Осознание предательства накрыло чёрной пеленой и застило разум
гневом. Хотелось ворваться в дом, разнести всё ко всем чертям,
вышвырнуть обоих голышом на снег, и гнать до самого города, яростно
размахивая той самой ёлкой.
Олечка… его маленькая и хрупкая девочка… предала. А ведь его не было-
то всего три месяца. Всего три месяца! А она уже скачет голым задом на
другом мужике! Как же это больно! Как же это мерзко… Но срываться с
катушек не стал. Вернул разуму ясность, собираясь разобраться позже с
ситуацией, когда остынет гнев.
Алексей поднял, выпавшие из рук пакеты и пошел обратно к машине, что
была припаркована за воротами, рядом с маленькой дамской машинкой
его теперь уже очевидно бывшей невесты. А совсем рядом, буквально на
другой стороне просёлочной дороги, под чужим забором стоял чей-то
джип. «Наверное, его – подумал Алексей, смаргивая крупные снежинки»
В растрепанных чувствах, мужчина не сразу заметил приближающуюся
фигурку в пуховике. Женщина шла от своей машины, припаркованной
через несколько домов от его участка. Шла уверенной походкой киллера,
собирающегося устраивать кровавую бойню. Приблизилась к маленькой
машинке его Оли, словно не видя, стоящего рядом с машиной человека, и
вдруг взмахнула бейсбольной битой, собираясь разбить лобовое стекло.
Алексей действовал быстро, на инстинктах, не осознанно. Руки
разжались, выпуская в снег пакеты с гостинцами и подарками. Злой замах
неизвестной буянки, мужчина перехватил своими руками и не сразу, но
смог отобрать у нее оружие труда.
- Дурная что ли?! – Отдышавшись после непродолжительной, но всё же
борьбы, крикнул он, потрясая битой.
- Иди кидайся супермэн, имею право!
- Какое право, малохольная?! Что я тебе плохого сделал, что ты мою
машину пришла крушить?!
Женщина замялась и еще раз осмотрела машину.
- Так она ж женская, - с сомнением произносит неизвестная вандалка.
- Я ее невесте купил! – Рычит он, а у самого перед глазами голая
прогнутая спина той самой невесты, в хищном изломе, её задница
скачущая вверх – вниз и чьи-то мужские крупные волосатые ноги,
торчащие из-под нее на фоне сверкающей огнями ёлки. – Но по факту она
моя, - продолжает он, струшивая неловким движением головы неприятную
картинку, всплывающую раз за разом перед глазами.
- Оооо!!! – Истерично рассмеялась ненормальная, - поздравляю! Добро
пожаловать в клуб верных и обманутых дураков! Потому что твоя невеста
сейчас трахается с другим, в доме за твоей спиной!
Алексей в порыве уже хотел отвесить хамке пощечину, чтоб пришла в
себя и убиралась отсюда подальше, а не лезла в чужие дела. Но вовремя
вспомнил, что он всё-таки мужчина и еще никогда не поднимал на
женщин руки.
- Тебе-то какая печаль?! – Зло выкрикнул он, наступая.
- Да ТАКАЯ! – В тон ему ответила злая, как мегера незнакомка. – Твою
невесту сейчас мой законный муж дерет во всех возможных позах! Отдай
биту! Не этой, так хоть его машину расхерачу в хлам, а потом и им
достанется! – Кивнула она в сторону чужого джипа, а потом на дом.
Алексей не мог поверить в такое стечение обстоятельств, и вообще во всю
эту абсурдную ситуацию, смотрел на женщину, уличившую мужа в измене
и пылающую гневом, а у самого руки опускаются – не может взять и
выпустить своего демона, обманутого невестой, на кровавый пир с битьём
имущества.
- Отдай! – Воспользовавшись замешательством мужчины, оскорблённая
дама, выхватила биту и поспешила к Джипу своего благоверного.
- Стой! Не надо! – Очнулся Алексей от своих мыслей и вовремя. Или не
вовремя. Подскочил к уже замахивающейся даме сзади, собираясь снова
забрать орудие возмездия, но вместо этого встретился головой с этим
самым орудием. Ревнивая жена, в гневе не считала летящие щепки,
собираясь разнести весь лес ко всем чертям, а потому и остановить свой
щедрый замах не смогла. Глухой удар от соприкосновения биты с головой
Алексей немного отрезвил ее.
- Боже! Простите! – Кинулась она к осевшему на колени человеку, что
держался обеими руками за макушку. Биту она не бросила, а потому
Алексею снова досталось, когда желая извиниться, дама резко села
рядом, задев его битой по колену, - О, Господи, простите! – Снова
воскликнула она и попыталась откинуть ужасной разрушительной силы
девайс, но мимолётом еще и в челюсть несчастному заеахала. – Да что же
это такое?!
Женщина в отчаяние попыталась встать и помочь подняться
пострадавшему от ее криворукости Алексею, но не удержалась на ногах и
завалилась вместе со своей жертвой в снег, придавив его собой.
- Женщина, - болезненно морщась, простонал Алексей, - вы опасны для
окружающих!
- Простите, простите, простите! – Тараторила та, пытаясь скатиться с
Алексея. – Я правда не хотела вас калечить! Это просто какой-то злой
Рок!
Алексей сам не заметил, как поймал мельтешащую фигурку руками,
фиксируя на себе, заставляя замереть ту в нерешительности.
- Как звать-то вас, коллега по несчастью? – Спросил он, поймав своим
взглядом ее недоуменный взгляд.
- Вик…ккк…тория… - неуверенно заикалась женщина, вглядываясь в
красивые черты лица незнакомца.
- Вот что Виктория, - медленно произнёс Алексей, усмехаясь.- Вы просто
сногсшибательная особа! Помогите мне дойти до машины, у меня что-то в
глазах двоится…
- Вам нельзя за руль в таком состояние, - приобрёл вдруг уверенность
голос Виктории, - я врач и ответственно заявляю, что не пущу вас за руль
с сотрясением мозга.
- Ну, сотрясение у меня еще не диагностировано, - усмехается мужчина, -
а лежать в снегу, пока не окоченеют мои детородные ораны, я не могу
себе позволить!
- Простите! - Повинилась Женщина, вспыхнув алым цветом. – Я, правда -
правда не хотела вас стукнуть… тем более трижды…
- Зато теперь мы оба знаем, почему мстить надо на холодную голову, -
потемнели серые глаза мужчины. – Чтобы не наломать дров сгоряча.
- Мой дом через три участка отсюда. Пойдёмте, я помогу вам привести
себя в порядок и напою чаем. Нам обоим кажется надо сейчас привести в
порядок мысли.
- Только если пообещаете больше не драться! – Невесело усмехнулся
Алексей и отпустил женщину. Вдвоём, они кое-как, пошатываясь,
поднялись. Виктория поддерживала своим плечом мужчину, нетрезвой
походкой петляющего по снегу. И эта неординарная парочка обманутых,
но не сломленных побрела в сторону оставленной Викторией машины,
очевидно припаркованной около ее домика.
- Лёша, - представился мужчина, протягивая руку товарке по несчастью,
когда они остановились около ее ворот.
- Вика, - на автомате ответила женщина, пожимая руку и тут вспомнив
что-то, треснула себя по лбу.
- Ой, там же ваши пакеты остались!
- Ага, - согласился Алексей, - и машина.
- Давайте ключи, я пригоню сюда вашу машину, а вы вот, - протягивает
мужчине ключи от дома, - пока заходите домой.
- Только без глупостей, - строго попросил Алексей, обмениваясь с новой
знакомой ключами.
Виктория удивлённо посмотрела на мужчину, словно не она только что
собиралась крушить битой машины изменников.
- Без глупостей, - пообещала она и поспешила забрать вещи и авто
пострадавшего от ее вспыльчивости случайного незнакомца.
«И чего этой неверной невесте не хватало? – Думала она, плетясь обратно
на место разборок, - такой мужчина интересный, глаза такие добрые,
интеллигентный… другой меня уже в снегу бы похоронил, а этот молчит,
крепится, зубы стискивает, но не хамит. Нет. - Тяжело вздыхает она, -
таким мужчинам не изменяют, в таких влюбляются до дрожи в коленках.
Но видимо, не перевелись еще дуры. Впрочем, а чего моему дураку не
хватало со мной? Всё при мне, а он вот пошел искать себе дуру под
стать…»
Непрошеные слёзы застили глаза, размывая картинку. А Алексей тем
временем закончил сражение с неизвестными ему замками на двери
чужого дома и успел войти и сделать буквально два шага, как был сбит с
ног тяжелым ударом по голове. Вика забыла предупредить, что она на
случай воров, помимо сигнализации еще и ловушку установила,
самодельную. Кстати и за сигнализацию она тоже забыла предупредить.
Пока Виктория добралась до брошенных на снегу пакетов, пока
загрузилась в машину и вырулила из сугроба… минут десять прошло. А
этого времени как раз и хватило группе быстрого реагирования с пульта
охраны, чтобы приехать на сработавший на пульте сигнал тревоги. Когда
казалось всего каких-то триста – четыреста метров дороги были
преодолены, Виктория увидела и машину охраны под своим домом и
Алексея, которого паковали туда крепкие ребята.
- Стойте! Отпустите! – Выбежала женщина, паркуя в очередной сугроб
чужую машину. – Он не взломщик! Я сама ему дала ключи, просто забыла
за сигнализацию предупредить!
Ребята возмущенно посмотрели на виновницу торжества.
- Ложный вызов, - отрапортовал один из них по рации. – Что же вы так?!
- Да, да, простите, - зачастила Вика, виновато поглядывая на совершенно
неадекватного Лёшу, и тут же вспомнила про ловушку, которая по
задумке должна была огреть непрошеных гостей тяжелым мешком с
мукой. Сама не ожидала, что эта глупость может сработать, но глядя на
несчастного, Вика поняла «еще как сработала!» - Я оплачу ложный вызов.
Конечно, простите. Помогите, пожалуйста, мне друга в дом занести, у
него, кажется, сотрясение мозга. Вы его не били?
- Не успели, - вздохнул один из охранников, - приехали, а он уже лежит…
Так стыдно Вике еще никогда не было. Но самое ужасное впереди. Когда
Лёша очнется от своей контузии. Вот тогда ей будет по-настоящему
стыдно… А пока тело полуобморочное сгрузили в гостиной на диване и
были таковы, охранники, оставив мужчину и женщину наедине,
разбираться со своим общим горем.
Вика скинула с себя верхнюю одежду. С горем пополам, сняла пуховик и
ботинки с Лёши. Разожгла камин, пока ее гость всё еще был неадекватен,
периодически постанывающий от головной боли.
- Надо будет его покормить, - прошептала Вика, глядя, как Алексей
держится двумя руками за голову даже в отключке, и стонет. – Может
тогда он меня не сразу убьёт, а даст хоть извиниться. И с этими мыслями,
она отправилась разгружать сумки с едой из своей машины, и готовить
нехитрый ужин.
 
2.Неромантичный ужин на двоих.
 
Вика, пользуясь отключкой своего нового знакомого, быстро нажарила
картошки, настругала салат на скорую руку и дополнила неромантический
ужин бутербродным разнообразием, не зная, что предпочитает
употреблять в пищу Лёша. И хотя она запаслась с собой шампанским для
неверного мужа и новогодней ночи, открывать алкоголь не решилась
сейчас. Всё же увечному мозгу Алексея нужнее отдых, травяной чай и
таблетку обезболивающего, а не напиться с горя.
Нехотя, но мысли всё время возвращались к факту измены. И как не
старалась Вика не думать, не вспоминать эту ужасную по своей пошлости
картину, какую ей довелось увидеть, ничего не получалось.
Пока чистила и нарезала картошку, еще кое-как держала себя в узде,
правда, представляя, что режет не корнеплод, а яйца неверного супруга.
Когда перешла к чистке и нарезке лука, выдержка треснула и, сославшись
на коварство овоща, Виктория позволила себе всплакнуть. А дальше
пошло, как по маслу. В мыслях, женщина уже четвертовала своего
некогда так горячо любимого мужа, разлучницу укатала в снежный наст, и
зловеще хохоча, стояла на их общей могиле. Но это в мыслях, а по
факту… несчастная, нарезала быстрыми движениями салат и ревела, не в
состояние справиться с накатившим отходником от стресса.
А вот дойдя до бутербродов, и взявшись зверски кромсать мясные
деликатесы, бросая их рваными кусками на бутерброды, Вика уже была
готова идти прямо так, в мягких тапочках по сугробам, чтобы в
реальности отрезать что-то очень важное мужу, чтоб неповадно было
ходить налево.
«Нет, - выкинула кровожадную мысль из головы, - лучше порезать им
колёса!» Пусть им будет сюрприз, когда захотят уехать из посёлка.
Виктория точно знала, что запаски у мужа нет, потому что буквально пару
дней назад он ее использовал. А работать руками, ее творческий муженек
терпеть не мог. Тем более на морозе. Тем более, когда и менять-то
испорченное колесо не на что»
Придя к некоему подобию душевного равновесия, представляя, как зол
будет благоверный, Вика даже не заметила, что Алексей проснулся и
привлеченный запахами еды, уже входил в кухню. Как раз в тот момент,
когда женщина решительно перехватила внушительный тесак,
развернулась идти и мстить, вымещая злость на автомобиле предателя.
Так они и встретились внезапно в дверях. Лёша, пробующий рукой свои
шишки на голове и Вика, с тесаком наперевес.
- Эй! – Возмущенно вскрикнул Алексей, отпрыгивая в сторону, когда чуть
не оказался проткнутым в живот оружием, что неуклюже топорщилось из
женских рук. – Ты чего, совсем больная?!
- Прости! – Нервно всхлипнула несчастная жертва обмана и неловко
взмахнула своим орудием, пытаясь объясниться, - я не хотела, Лёша,
правда! Я вот ужин нам сделала, - взмах ножа в сторону сковородки, от
которого мужчине опять приходится сделать шаг назад. – А потом этих
вспомнила, любовничков, - жалобный всхлип и Вика вытирает льющиеся
слёзы, - и так больно стало и так противно! Вот, - тыкнула ножом в
сторону Алексея, - решила им гадость сделать, шины порезать. А тут ты
выпрыгнул из комнаты, напугал меня, чуть на нож не напоролся… - и
снова всхлип, грозящий перерасти в настоящую истерику, потому что
льющиеся слёзы Виктория уже и не замечает. Всё говорит и говорит, что-
то о муже неверном рассказывает, как поверить не может, а он вот каким
оказался, и еще она много говорила, жестикулируя, не забывая
размахивать тесаком, и усиленно ревя.
Не сразу удалось улучить момент и «окно» среди хаотичного
дирижирования колюще-режущим в руках Виктории. Но всё же терпение
мужчины было вознаграждено, когда выдохшаяся и заплаканная женщина
взяла краткий тайм аут для вдоха, чтобы высказать то, что всё еще бурлит
в груди, а выхода не видит. И в этот миг заминки, Алексей оказался
нереально быстро и непозволительно близко в зоне личного пространства
своей новой знакомой. Чудом, не порезавшись, Лёша отобрал нож и
отложил подальше на стол, обнял Викторию, крепко прижимая к себе.
Она плакала, доверительно рассказывая ему, как поменялась сменами, и
на ближайшие три дня должна была быть вся в распоряжение мужа. Ведь
это их первый Новый Год вместе. И ради такого дела, она постаралась.
Неизвестно каким чудом уговорив, коллег заменить ее. Ведь до этого пять
лет работала в праздники и всем шла на уступки и всех подменяла.
Потому что была одна. А это первый раз, когда сама попросила помощь. И
тут то и оказалось, что друзья есть, и благодарность им не чужда. И вот
она, накупив еды, дорогого шампанского, подарки и даже маленькая
ёлочка лежит в багажнике ее машины, помчалась в загородный дом, где
ее супруг должен был охотиться в окружающем поселок лесу, в гордом
одиночестве.
И какого же было ее удивление, когда она увидела его машину, еще не
доехав даже до их дома, припаркованную напротив совсем другого
участка. На автопилоте проехала дальше, припарковалась, но нигде не
увидела следов, что бы тут кто-то ездил или останавливался. Значит, до
дома он даже не доехал, а ведь отправился сюда еще позавчера. Тогда
оставив машину, Виктория пошла искать своего благоверного, уже
собиралась стучать ему по колёсам, чтобы сигнализация заставила того
обнаружить себя. Но это не понадобилось. Забор был у чужого дома
красивый, кованный, но совершенно ничего не скрывающий за ним,
поэтому услышав громкий смех из приоткрытого на проветривание окна,
Виктория быстро обнаружила свою пропажу. Даже глазам верить не
хотела. Стояла и смотрела, как ее Славик ставит на колени какую-то
тощую лань и без предисловий начинает ту жестко драть. Через
приоткрытое окно доносились пошлые стоны. Девушка совсем
молоденькая, может быть от силы лет двадцать, извивалась, как матерая
шлюха, выкрикивая, как ей хорошо.
Это стало последней каплей. Насмотревшись вдоволь и удивившись,
почему ей не было с мужем так хорошо, как о том кричала неизвестная
разлучница, Виктория убежала, рыдая. А отсидевшись в машине с полчаса
и замёрзнув не на шутку, решила пойти и набить всем морды, так кстати
она возит с собой биту, на случай если придётся себя защищать, на
дорогах ведь не спокойно, тем более за городом. Вот и пригодилась бита.
А дальше неожиданная встреча с Алексеем и злость, разрывающая душу
так и не нашла выхода. А сейчас вот… опять накрыла. И злость и
отчаяние. И обида.
Лёша крепко держал рыдающую женщину и успокаивающе гладил ту по
голове. Слушал всю ее исповедь и так же, как и Виктория удивлялся,
увиденной сцене. Ведь с ним, со своим женихом Олечка не вела себя, как
шлюха. Не было заверений, как ей с ним хорошо, не было разнообразия
поз и пошлых признаний. Она вообще из себя строила хорошую девочку,
которую только по канону и можно касаться. А не жестко драть, насыщая
свою похоть. Жениху ничего такого позволено не было.
«Маленькая лживая тварь, - мысленно признался сам себе Алексей,
жалея, что вообще связался с ней, поверив в чистоту и красоту юного
создания»
- Я хочу отомстить! – Рыдала ему на груди Виктория, - я хочу их крови!
Хочу их страданий!
- Хорошо, - не спорит с разбитым сердцем Лёша и гладит светлые волосы,
- хорошо, мы отомстим. Только давай не так, - отодвинул еще дальше нож
и еще крепче сжал в объятиях, успокаивая.
Так они бы и простояли еще, наверное, вечность, ища поддержки друг в
друге, если бы не запах подгорающей картошки, вернувший двоих на
землю и напоминая им о голоде.
- Я не очень хорошо готовлю, - чистосердечно призналась Вика,
раскладывая дымящую картошку по тарелкам, а Лёша почему-то даже не
подумав, что он в гостях, сам поставил чайник на огонь и перенес тарелки
с салатом и бутербродами за обеденный стол.
- Ничего, вдвоём, авось и не помрём, - улыбнулся Лёша, - ни от тоски, ни
от голода и галантно отодвинул Вике стул, помогая усесться за стол, а уже
после сел сам.
Виктория тоскливо подумала, что этот образец галантности перед ней не
наигранный. Просто мужчина хорошо воспитан, просто он такой, для него
естественны такие мелочи, которые для ее Славика показались бы
ненужными подвигами. Что, калечная, сама себе стул не выдвинет?! Вот
такими были бы мысли неверного мужа.
«И как можно было предать такого чудесного человека? – Думала
Виктория, дуя на горячую картошку и наблюдая за товарищем по
несчастью. – А может быть, он импотент? Ну не верю я, что от Алексея
можно пойти искать интрижку на стороне, без веской на то причины»
- Что ты так на меня смотришь? – Кусок застрял у парня в горле. –
Пугаешь, честное слово, Вика. – И бедолага подавился, задыхаясь.
Виктория одним отточенным движением стукнула страдальца по спине,
помогая справиться с ситуацией. Лёша еще пару раз откашлялся и со
смесью уважения и страха уставился на Вику.
- Да, вот просто думаю, чего им в нас не хватило…- Как ни в чем не
бывало, продолжила диалог женщина, и потянулась за корявыми
бутербродами.
- Может быть, просто они оказались не нашими половинками? –
Философски рассуждает Алексей и встаёт сделать чай. – Может быть,
хорошо, что мы узнали всё сейчас, а не когда уже было бы поздно?!
- Уже поздно, - вздыхает Вика, - иначе не было бы так больно.
- Ну-ну, предательство – это всегда больно, - перед Викой появилась
чашка чая, - но это не значит, что эта боль задержится в сердце надолго.
- Да ты поэт, - натянуто улыбается Вика.
- Совсем немного, - соглашается с ней мужчина и возвращается к еде.
- А отомстить ты мне поможешь?
- Если без членовредительства, - соглашается Лёша, - не хочется по
глупости судимость получить.
- Расчетливый поэт, - грустная улыбка, которая неприятно царапает
Алексею сердце. Ему почему-то очень хочется увидеть, как Вика
улыбается по-настоящему, когда счастлива, услышать ее смех.
«Нельзя обижать таких милых женщин, - думал про себя Лёша, - и чего
этому дураку в ней не хватило?!»
Доедали в тишине, каждый думая о своём, и при этом каждый думал друг
о друге.
 
3.Неудавшаяся мстя.
 
После ужина, Алексей рассказал свою историю, как он вернулся, что его
приезда ждут только через неделю, а он хотел сделать сюрприз, а
получил нож в спину.
- Да, мы с тобой, Лёша, как герои из анекдотов, - вздохнула Вика.
- А давай встретим Новый Год вместе? – Вдруг предложил Алексей. - Не
хочется ехать в свою городскую квартиру и напиваться там в одиночестве.
- А давай, - согласила Виктория, подбрасывая поленья в камин. – У меня в
багажнике машины и ёлка есть, сейчас нарядим.
- А у меня практически весь праздничный стол в машине скуплен, и
шампанское.
- Ну, вот и отлично, - грустно улыбнулась женщина, украдкой вытирая
набежавшую слезинку. – Тогда тут и отметим.
- А твой муж не решит явиться домой?
- Зачем ему? Он тут уже два дня охотится, а заснеженный подъезд к
воротам был нетронут, когда я приехала. Значит, не нашел повода
забежать домой, сразу у полюбовнице остался.
- Давай ключи, - просит Алексей, - принесу елку из машины. Сейчас
сделаем себе праздник.
И женщина послушно кивает на висящую на стене ключницу, куда она,
кстати, повесила и ключи от его машины тоже.
Новогодние приготовления проходили натянуто, праздничное настроение
было высосано из пальца. Вика и Лёша, словно были друзьями с детства
или мужем и женой последние лет пятнадцать, всё делали тихо, мирно,
без споров и спешки, слаженно с периодически мелькающими слабыми и
грустными улыбками, и вместе. Всё вместе. Вместе ставили небольшую
ёлочку, ростом с саму Вику, вместе наряжали, попутно наслаждаясь
шампанским. Говорили обо всём, но без огонька, просто говорили,
вспоминали какие-то случаи из жизни. Иногда Вика натянуто улыбалась,
стоило Алексею пошутить. Нет, шутки у него были смешные и в тему, но
настроения смеяться не было.
Алексей старался, как мог, он хотел отвлечь новую знакомую от мыслей
об измене, о предательстве. Но видел – всё зря. Женщина очень
болезненно принимала новость о своем скором разводе.
А потом так же с бокалами в руках, молодые люди пошли в кухню,
разбирать продукты и прятать до завтра в холодильник. И всё это опять
вместе.
Когда в очередной раз у Вики выпала упаковка печенья, которую она
пыталась безуспешно открыть, Алексей не выдержал. Решительно забрал
из подрагивающих рук упаковку и отложил на стол, притянул к себе
женщину и обнял, зарываясь лицом в ее светлую копну волос.
- Хочешь, я сейчас возьму твою биту и пойду, покалечу этого гада? – Тихо
спросил, сам удивляясь своей кровожадности. Но смотреть на это
опечаленное создание, что держит осколки битого сердца на ладонях, до
крови раня душу об острые края и обломки, было невыносимо. Свою боль
от предательства Алексей пережить может. Да, противно. Да, мерзко. Да,
больно. Но всё пройдёт. Всё пустое. Хорошо, что сейчас узнал, пока не
поздно. Но стократ больнее было смотреть на муки и терзания Виктории.
Его почему-то неосознанно тянуло защищать слабое создание. Обнять,
спрятать от всех печалей в коконе своих рук и никому не дать снова
причинить ей боль.
- Они не стоят наших переживаний, - прошептал он, не отрываясь от
подрагивающей от слёз женщины. – И он не стоит твоих слёз. Подашь на
развод, выкинешь гада из своего сердца, из жизни. И обязательно будешь
счастлива, Вика, обязательно!
Лёша оторвался от нее и всмотрелся в заплаканные серые глазки. Утёр
большими пальцами слёзы.
«Как можно заставлять такие глаза плакать?! – думал он, а взгляд
непроизвольно спускался к губам Вики, изогнутым в обиженном изгибе»
Виктория же молчала в ответ, боясь пошевелиться. Чего ожидать от
нового знакомого не знала, хотя слова его незримо грели душу. Да,
Славик не достоин её слёз. Он достоин кастрации! И сейчас Вика,
всматриваясь в тёмные омуты глаз Алексея, раздумывала, как
осуществить, заслуженную кару мужу. Как вдруг почувствовала тёплое
касание губ. Лёша накрыл ее рот пробным, поверхностным поцелуем,
напугав разбитое сердечко до дрожи. В этом аккуратном касание не было
страсти, не было ни похоти, ни вожделения, ни желания отомстить
невесте, переспав с другой. Ничего такого. Зато было обещание.
Обещание помочь справиться, обещание защитить и обогреть, обещание,
что всё будет хорошо, обещание любви и счастья, возможно не с ним, но
непременно ожидающего её впереди.
А Алексей сам не понял, как так получилось. Просто в какой-то момент, не
устоял перед магнетизмом этой женщины. Пухлые губы на кукольном лице
манили магнитом, и сопротивляться этому притяжению Алексей не стал.
Казалось, что вот стоит коснуться ее губ и пустота в сердце заполнится, а
разорванная вера срастётся и воспрянет, помогая пережить
предательство. Не только ему, но и ей. Им обоим нужна эта вера, что всё
еще может быть. И любовь и счастье. Всё еще впереди. Возможно даже
друг с другом.
Короткий тёплый поцелуй, прервался, и тёмные глаза встретились с
мягким туманом серых глаз. Тишина, казалась осязаемой настолько, что
можно на ней топор вешать.
- Скажи что-нибудь, - попросил Алексей, держа лицо ставшей такой
родной женщины ладонями и поглаживая бледные скулы пальцами.
- Ведро, - после секундной паузы выдала Вика и несмело улыбнулась.
- Что? – От неожиданности моргнул Лёша и даже выпустил женщину из
рук, чем та и воспользовалась, убегая куда-то, и почти весело оповещала
весь дом криками:
- Ведро, Лёша, мне надо найти ведро! – Зарылась в какую-то кладовку и с
победным «АГА!» вылезла обратно. Посмотрела счастливым взглядом на
своего гостя, потрясая сразу двумя пластиковыми вёдрами.
- Вика, ты в бреду?! – Немного оторопело спросил мужчина, - зачем тебе
вёдра?
- Сейчас, - гордо задрала голову вверх невысокая блондинка и хитро
сверкнула глазами, - мы наполним эти вёдра водой и пойдём мстить!
- Что?! Зачем?! Да ну их к демонам, пусть развлекаются, зачем нам-то
праздник портить?
- Праздник, Лёша будет завтра! А сегодня будет месть мерзавцу! Я оболью
его машину водой! Мороз такой, что та быстро обледенеет. Вот будет
сюрприз ненаглядному, когда он захочет выехать! А ведь я первого
должна уже прийти домой и он должен уже быть там и ждать, делая вид,
что скучал. Значит, выехать должен не позже первого утром.
- Викуля, это глупо, - следует Лёша за женщиной в ванну, где та с
азартом набирает воду в вёдра. – Во-первых, это не сработает! Во-вторых,
это ребячество, чистой воды! Взрослые люди так себя не ведут…
- Лёша, ты трус! – хитро сверкнула глазами Вика, - нет в тебе авантюрной
жилки!
- На слабо берёшь! – Азартно зарычал мужчина, выхватывая вёдра, - я
тебе помогу только по двум причинам, Вика! Ты же всё равно не
отступишься, а тащить тяжелые вёдра самой, я не могу тебе позволить. И
я очень хочу увидеть твои глаза, когда поймёшь, что идея провалилась! И
позлорадствовать!
- Какой ты галантный, - негромко рассмеялась женщина, вогнав Лёшу в
ступор. Вот и ее смех. Красивый, грудной, густой смех. Не звонкий до
рези в ушах, а наоборот, обволакивающий разум и разливающий тепло в
мужской груди.
«Кажется, я ей заболеваю, - попытался вытрусить из своей головы мысли
о Вике, но бесполезно»
А спустя пять минут, в сгустившихся сумерках двое диверсантов, крались
по снежному насту, предательски хрустящему под ногами, к своей цели.
Мороз ударил нешуточный, при том, что днём солнышко прогрело воздух
до нуля, но не больше, чем на час. А сейчас был внушительный минус.
Казалось, что вода замёрзнет прямо в вёдрах, не дождавшись своей
карательной роли.
Преодолев разделяющие участки четыреста метров, оба остановились под
окнами Лёшиного дома, Из окон которого лился мерцающий свет,
намекая, на игру лампочек гирлянд. В доме было темно везде, кроме окон
первого этажа.
- Там у меня гостиная, - шепнул Лёша и, поставив вёдра с водой на снег,
сделал несколько шагов к дому. Очевидно, желая заглянуть в окно.
- Не надо, Лёш, - остановила его Вика, взяв за руку. – Не смотри. Хватит.
И так знаем, что там происходит.
- Да ладно, что они кролики что ли, сутки напролёт совокупляться? –
Фыркнул он, но всё же остановился.
- Давай сделаем гадость и уйдём, - предложила Вика, вытаскивая из
кармана нож, - и колёса пробьём, чтоб наверняка!
- Маньячка, - усмехнулся Алексей, наклоняясь за вёдрами, как вдруг
раздался сдвоенный хохот из дома, двери открылись и во двор
вывалились два, явно нетрезвых тела, громко смеясь и обнимаясь. Вёдра
с водой полетели обратно в снег, переворачиваясь, Алексей смёл в одном
прыжке Вику, подминая под себя и оттаскивая в сугроб, так, чтоб их не
увидели пьяные любовники.
- Чёрт, Вика, на кой ляд ты нож взяла?
- Прости, прости, - зашептала она, пытаясь своим пуховиком остановить
кровь, льющуюся из ладони Алексея. Падая, он напоролся на нож, пробив
себе руку насквозь.
- Да не трогай ты, - еле слышно зашипел он от боли, пытаясь вырвать из
руки кухонный нож. Вытащил и беззвучно взвыл, мысленно вознося
молитвы с просьбой дать ему сил и терпения не порвать на мелкие
кусочки всех и сразу. Любовников за их предательство, Вику за ее
периодическую глупость.
- Я ДАРЮ ТЕБЕ ВЕСЬ ЭТОТ ГРЁБАННЫЙ ПРЕКРАСНЫЙ МИР!!! – Дурным
голосом заорал Викин муж, привлекая к себе внимание, затаившихся в
засаде мстителей – неудачников. Ему в тон завопила Олечка, счастливо
визжа и изображая из себя страстную самку, завыла, на выплывшую из-за
снежных облаков луну.
Вика и Лёша перевернулись на животы и подползли ближе, не
высовываясь из-за сугроба, чтобы видеть двух неадекватов, прыгающих
по двору почти нагишом. У каждого в руке было по бутылке Мондоры и
они пошло пили прямо с горла, целовались, и снова скакали, ловя ртом
редкие снежинки, имитировали страстные танцы, со стороны смотрящиеся
просто – таки комедийно смешно и нелепо, настолько оба были ужасные
танцоры.
- Боже, я хочу это развидеть! – Прошептала Вика, зажмуриваясь, - зачем
я смотрела? Какой ужас!
А тем временем, двое любвеобильных кроликов, нагулялись и перешли к
очередным поцелуям, стремительно перерастающим в новую волну
необузданной похоти.
- Меня он никогда так не целовал, - зло прошипела Вика, глядя, как её
Славик уносит в дом любовницу, а та обвила его торс тощими ножками и
мычала от предвкушения секса. Возможно, это должен был быть
страстный стон, но приглушенный поцелуем звучал точно, как мычание.
- Пойдём домой, Вика, - обнял ее Лёша, притягивая к себе. – Ну, их, а?!
- Пойдём, - согласилась она, - всё равно воду разлили.
- Ага, и нож потеряли где-то в сугробе, - Алексей, зажимая проткнутую
руку в кулак, помогал Виктории выбраться из снежного завала. – Да и
месть, Вик, она пока только нам гадость делает, а этим всё нипочем, даже
не знают, что мы тут разъедаем себя ревностью…
- Ты прав, - Вика аккуратно взялась за здоровую руку мужчины, ведомая
им в обратном направление. – Пойдём, я тебе рану перевяжу.
Но не прошли они и метра, как оба взмыли вверх, только их ноги в ночное
небо и взметнулись. Вылитая ими же вода, успела замёрзнуть, образуя
для мстителей скользкую ловушку. Два тела синхронно рухнули навзничь,
ударяясь затылками о свеже подмёрзший каток.
- Это какое-то проклятье, - констатирует Лёша, глядя в тёмное небо,
осыпающееся на землю ледяными хлопьями. Слышит рядом с собой
истерические смешки Виктории, что больше не могла сдерживать
собравшееся в душе напряжение и просто плакала, смеясь, и при этом
пыталась закрыть себе рот, что б их не услышали из дома.
«Истерика, - мысленно поставил диагноз Лёша» Он с трудом, но
перекатился ближе к Вике, навис над ней, рассматривая.
- Ничего, ничего, - тихо заговорил он, пытаясь успокоить и целой рукой
приласкать - гладит по голове, запакованной в белоснежную шапочку, и
всё шепчет ей, - Вика! Викуля, ну их к черту всех, слышишь, мы с тобой
сейчас пойдём и напьёмся, а завтра проснёмся под ёлкой и пойдём вместе
делать завтрак. А о них даже не вспомним, слышишь?! А потом встретим
самый сказочный Новый Год вместе! Только не плачь больше, пожалуйста,
я совсем не умею обращаться с плачущими дамами. Головой сильно
ударилась? Болит, где?
- Болит, - всхлипнула женщина, смаргивая слезинки, - душа болит,
Лёшка! – Призналась она со вздохом, - а вместо того, чтоб отомстить и
расслабиться, только по носу получаю, словно этого гада, незримые силы
оберегают от моего гнева.
- Значит, отомстим иначе. Давай о них забудем. Бери отпуск на месяц, и
свалим из страны. Никому ничего не сказав. Пусть ищут нас, пусть
нервничают. А мы пока отдохнём, души свои подлатаем, сердца подклеим.
А там уже с новыми силами приедем, и будем решать вопросы: ты
разведешься, а я и так не женат, просто выгоню шалаву и всех дел.
- Я не могу, Лёш, я хирург, я людей спасаю, мне никто не даст отпуск на
месяц. Да и средств заграницу выезжать еще и на такой срок у меня нет.
– Вика вздохнула, идея ей понравилась, но исполнить задуманное, она не
могла. Перевела взгляд с лица Алексея наверх, в небеса. Звёзд не видно,
луна и та спряталась, облака затянули весь небосвод, просыпаясь на
землю колючими, ажурными хлопьями. Вика могла спокойно смотреть на
эту красоту, на лицо ей снежинки не попадали, оставаясь все на
нависшем над ней Алексеем.
- Красота-то, какая, - прошептала она, наблюдая за танцем снежинок
снизу.
- Необыкновенная красота, - прошептал в ответ Лёша, всматриваясь в
заплаканное лицо. Рука, что успокаивающе до этого наглаживала буйную
голову Вики, сползла с вязаной шапочки. Длинные пальцы мужчины
коснулись манящих губ, переманивая внимание Вики от созерцания
снежинок. – Вика, я до помутнения рассудка, жажду тебя поцеловать, -
честно признался он, и, не дожидаясь согласия или возмущения, накрыл
ее губы своими, сминая их порывисто, раскрыл языком ее рот, проникая и
изучая, замершую в нерешительности женщину. Поняв, что напугал своим
секундным порывом, сбавил обороты, но не дал свободы ей, лишь
перешел с приступа на обольщение. А это было не что иное, как
обольщение. Он зарождал в отчаявшейся женщине новые чувства, пока
непонятые ею, но вот сейчас, после всех этих нежностей, подаренных
мягкими и умелыми губами, Вика поняла, что между ними что-то
изменилось. Что-то незримое, но очень важное. Она не знала, что будет
дальше, но понимала, что по-прежнему уже не будет. Не будет двух
разбитых и обманутых сердец, жаждущих мести. Но и что будет вместо
утерянного, представить не могла.
Поцелуй прервался не сразу, но даже так, лёжа на заснеженной дороге, с
покалеченной рукой, ударенными головами и растоптанными чувствами
собственного достоинства… Им было всё равно! Они не ощущали ни
холода, ни боли. Не ощущали больше этой тупой, пожирающей изнутри
пустоты. Только лёгкость в голове, тяжесть в дыхание и явное волнение в
груди.
- Пойдём, малыш, отморозишься, - нехотя оторвался Алексей от Вики и
помог ей встать на четвереньки. Так они в позе лунохода и поползли
прочь от импровизированного катка. А уже через пару метров смогли
подняться в полный рост, подобрали потерянные вёдра и, обнимаясь и
прихрамывая, поплелись под свою маленькую ёлочку, напиваться на
брудершафт.
- Кажется, у меня сильное растяжение, - пожаловался Лёша, сильно
припадая на одну ногу и морщась, - а может даже связки порвал.
Вика помогла добраться калечному до дома и уложила того на диван,
самоотверженно помогла ему раздеться, обработала рану и наложила
повязку. Принесла им поздний перекус на ночь к камину, где на диване
мучился от многочисленных травм ее новый знакомец. На быстро
распухающую ногу был наложен компресс, который впрочем, совершенно
не помогал, и было принято решение, утром ехать в больницу. А пока
парочка мило беседовала на отвлеченные темы, старательно обходя
вопрос своих бывших и их поступка. Просто ничего толком не значащий
разговор, о детстве, о работе, о жизни. Разговоры, запивались
шампанским, не до темноты в глазах, а просто потому, что скоро праздник
и они тоже хотят расслабиться. На закуску шли зверски изрубленные
мясные деликатесы, и фруктово–конфетное ассорти.
Так они и уснули, в обнимку на диване, под одним пледом, глядя на
мерцающую в темноте ёлочку и слушая потрескивающие в камине
поленья. Не думая о плохом. Просто чувствуя покой и уверенность, рядом
друг с другом.
 
4.В травматологии.
 
Алексей проснулся первым. Не смотря на то, что уснул он вместе с Викой
далеко за полночь, увлеченные тихими разговорами у камина, еще до
первых лучей зимнего солнца, Лёша открыл глаза, не в силах заставить
себя уснуть снова.
Он скосил глаза на сопящую у него подмышкой Вику, затаив дыхание. Что
потревожить ему страшнее – свою больную ногу или хрупкий сон
женщины, он бы и сам себе сейчас не ответил. Спать было ужасно
неудобно. Диван, хоть и был большим, мягким настолько, что в его
бордовой коже утопаешь и не хочешь подниматься, а спать всё же на нём
неудобно, тем более - вдвоём. Тело затекло, застрявшее в неудобной позе
на всю ночь, голова, покоящаяся на мягком и, казалось бы, удобном
подлокотнике, разболелась от неестественного угла наклона.
Камин давно потух и остыл, а плед не дотягивался до ног, поэтому ко
всему прочему, мужчина еще и замёрз, подпитываемый слабым теплом,
исходящим от лежащего рядом тела, что так же медленно замерзает.
«Эта женщина меня сведет в могилу, - ласково посмотрел Лёша на
спящую красавицу и нежно провёл по кукольному личику пальцами
забинтованной руки. Вторая рука уже давно онемела и, кажется,
отвалилась, придавленная Викой»
- Солнце, вставай, - тихо прошептал Лёша, приближаясь к заветным
губам, - без тебя рассвет не настанет, - и аккуратно поцеловал, даря Вике
неожиданно сладкое пробуждение с томлением в груди и табуном
мурашек, устраивающих утренний забег вдоль всего тела. Мягкий и
лёгкий поцелуй… и послушно приоткрываются её губы, приглашая,
распробовать больше… Она не понимает еще, толком не проснулась, но
тело не ждало ни разрешений, ни запретов от разума. В деле влечения,
разум - вообще излишек. Тело тянется к телу, душа тянется к душе. А
разум пусть пока поспит, тем более, что и в этом аспекте двое нашли
взаимопонимание и взаимное притяжение.
Алексей целовал умело, трепетно пробуждая в своей Викуле
женственность и желание, медленно плавил женщину в собственных
чувствах, и она утопала… Утопала в нежности, и таяла от нарастающего
напора, теряя остатки сознания, что толком и проснутся не успело, а его
уже отключают горячим поцелуем и запахом мужского вожделения. Да,
казалось невинный поцелуй и нежные слова, ничего большего, ведь пора
вставать и ехать в больницу. Но в какой-то момент, невинность и трепет
перешли в стадию страсти и неудержимости. Алексей отпустил
истерзанные поцелуем губы и спустился на шею, целуя, кусая, вдыхая
аромат желанной женщины, и Вика упивалась его напором, извиваясь в
сильны руках – тело требовало движения, а душа разрядки. И не
оглядываясь на неудобство дивана, не замечая боли в покалеченных
накануне телах, не слыша голоса разума и не чувствуя холода, остывшей
комнаты, двое воздавали должное желанию, плещущемуся штормовыми
волнами в крови, перекатывающими через край и уносящими их в
недолгие, но такие сладкие мгновенья наслаждения…
- Камин совсем остыл… - хриплый шепот Виктории откуда-то из-под
Алексея, что распластал ее по коже дивана, вдавливая своим телом и не в
силах отпустить из своего плена женщину, запавшую в душу.
- Ты не злишься? – Привстал немного Лёша, всматриваясь в смущенный
взгляд Виктории. – Я не хотел тебя принуждать…
- Но воспользовался моим неосознанным состоянием? – С лёгкой иронией
в голосе звучит вопрос. – Не переживай, Лёш, мы оба этого хотели и оба
насладились пробуждением. Мне не в чем тебя упрекнуть. Разве что
себя…
- О чём это ты? – Удивляется мужчина и даёт Виктории свободу от своего,
тяжелого, потного, хорошо сложенного тела. И стоило распасться паре на
составляющие, как оба сразу посмотрели вниз, на ту самую грань их
страстного соприкосновения, чтобы осознать свою феноменальную
безответственность.
- О, боже, Лёшка, - прорычала Вика, - скажи, что презерватив есть,
просто он невидим, нанотехнологии, и всё такое?!
Алексей боялся произнести очевидный ответ, настолько у Вики был
разгневанный вид. Но той, ответ был и не нужен, ей были нужны жертвы.
- Викуль, я здоров, - попытался снова обнять ее Лёша, притягивая к себе,
- честно, тебе не о чем волноваться!
- Идиот! – Зарычала хрупкая блондинка, сбрасывая с себя тело много
тяжелее собственного. Алексей, сцепив зубы, старался не закричать,
когда упав с дивана, ушиб и без того синеющую и распухшую лодыжку. –
А о последствиях ты подумать мог? Есть такая вещь, как беременность –
не подумал об этом, нет?!
Алексей промолчал, сжимая кулаки и челюсти – боль была практически на
грани предобморочной. А по голым ягодицам уже пополз холодный шлейф
сквозняков, подмораживая детородные органы и вообще всё тело. Вика,
грозно фырча, встала с дивана и, кутаясь в единственный плед,
поспешила в ванную, оставив несчастного раненного мужчину,
отработавшего с утра сногсшибательным антистрессом, мёрзнуть в
одиночестве и голышом.
Дальше, всё, как не заладилось. Даже предшествующий ссоре оргазм не
мог смягчить праведный гнев Виктории.
Привели себя в порядок, быстро перекусив практически в молчание,
нарушаемом только сопением недовольной женщины. Потом Вика сменила
страдальцу повязку на руке и туго перетянула ногу - обида обидой, а
клятву Гиппократа никто не отменял и врач в ней превалировал над
разгневанной женщиной.
Викину машину решили оставить здесь, но на случай если голубкам
вздумается погулять по окрестностям, чтобы не быть обнаруженным,
машину завезли в гараж. А в путь отправились на Лёшином транспорте.
Быть замеченными из окон, проезжающими мимо, парочка не боялась,
логично рассудив, что после бурной ночи пьянки и сексуальных подвигов,
любовники сейчас должны спать без задних ног и в ус не дуть, что их
разоблачили.
Машину вела Виктория, идти на контакт никак не хотела. Алексей пару
раз пытался заговорить с ней, даже порывался извиниться, хотя не считал
вспыхнувшую страсть ни грехом, ни пороком, ни преступлением. Но блин,
как сказал кто-то мудрый «если ты не прав – извинись! Если женщина не
права – извинись два раза!» И в эту простую истину Алексей свято верил.
Тем более, кто из них больше неправ, сказать затруднялся. Да, оба
поддались искушению, оба потеряли голову, он и думать забыл о защите,
настолько жаждал оказаться внутри этой нежной спящей красавицы.
Неправ. Факт. Страсть страстью, а голову терять нехорошо! Но, с другой
стороны, ничего непоправимого ведь не произошло, и есть еще, кажется,
сутки для принятия волшебной таблетки, если Вика так боится
забеременеть. Хотя… Алексей посмотрел на, сосредоточенную на дороге,
женщину и улыбнулся мысленно. Он был бы совсем не против ребенка. От
нее. А вот реакция Виктории была слишком уж резкой и затянулась уже
через чур, что Лёшу коробило. Но, как истинный джентльмен, он не
подавал виду, на всякий случай еще и извинился. Впрочем, Виктория
проигнорировала эти извинения, уставившись на дорогу, уверенно
маневрируя в потоке машин, спешащих по своим предновогодним делам.
Вика привезла пострадавшего от ее жажды мести человека в свою родную
областную больницу, где была ведущим нейрохирургом. Здесь она была в
своей стихии, хотя и не в своём отделении, но всё равно, свободно
обеспечила другу, павшему в немилость, проход по всем кругам ада в
травматологии, без очередей, задержек и кривых лиц медперсонала. Нет,
нет, все вежливые, везде без очереди. И рентген, и процедурка, руку
подлатали, даже швы наложили, настолько неприятная рана оказалась на
руке. Ногу обследовали полностью, и рентгена показалось мало, послали
еще и на МРТ. О неоднократно и нещадно битой голове Алексея, Вика
тоже не забыла, приказав обследовать и ее. И вот она странность, никто
не просил ни пожертвований, ни символических оплат плёнки для
снимков, ни-че-го. Только вежливо улыбались все и к его Викуле
обращались исключительно, как к Виктории Павловне.
- Слушай, а ты что здесь, местная богиня? – Ревниво спрашивает Алексей,
видя, как лебезят перед ней.
- Ну,… что-то вроде того, - впервые ответила Вика, вглядываясь в снимки.
– Я ведущий специалист в области нейрохирургии, успешно
практикующий врач и ко мне едут оперироваться со всей страны.
- Нееет, тут что-то другое, - протянул Лёша и хромая, доковылял до Вики,
что так и не подняла на него взгляда, отвечая. Только снимки изучала.
- И другое тоже, - так же ровно ответила она, - я дочь главврача. Сядь
обратно на кушетку, тебе нельзя ногу напрягать.
- Жаль, что ты об этом утром не вспомнила, - улыбается Лёша и
решительно отбирает у нее снимки, выбрасывая те на стол, притягивает к
себе женщину и заключает в кольцо бескомпромиссных рук. – Иди сюда,
малыш, я больше не могу выдержать этой пытки.
Слабое сопротивление было быстро преодолено Алексеем. Он облокотился
задом о стол и крепче сжал Викторию в объятьях.
- Прости меня, Солнце, - шепчет ей в макушку, - я погорячился и вёл
себя, как безответственный подросток со сперматоксикозом. Прости,
пожалуйста. Не злись. Я обещаю, что к следующему разу запасусь ярким
разнообразием резиновых изделий. Ты какие предпочитаешь?
- Лёша! - Возмутилась маленькая строгая женщина в белом халате, -
прекрати! Кто сказал, что следующий раз будет?! Я может быть, тебя
знать не хочу вообще?! А ты говоришь, словно у нас есть какое-то общее
будущее!
- А почему нет?
- Потому что! Я еще с мужем не развелась, а уже с другим переспала, -
зашипела Вика, отталкиваясь от Алексея, но тот держал крепко, не
позволяя вырваться.
- Не дёргайся, Малыш, мне нельзя ногу напрягать, а ты провоцируешь.
- Отпусти, сейчас твой врач придёт, а мы тут обжимаемся!
- И что? Ты уже свободная женщина!
- Я замужняя, и все об этом знают.
- Еще скажи, что простишь своего Славика, и вы будете жить долго и
счастливо?! – Зарычал Алексей. – Я сам лично тебя выпорю, если
сделаешь такую глупость! Он не стоит тебя!
- Лёшка, - сипло выдохнула доктор, - ты ревнуешь?!
- Ревную!
- Экий ты быстрый, вчера только напивался из-за измены своей невесты,
а сегодня уже другую распластал под собой! Чем мы лучше их?! Мы такие
же изменники! Предатели!
- Вик! – Алексей оторвал от себя женщину и серьёзно посмотрел на нее,
отводящую взгляд. Перебинтованной рукой, приподнял милое личико за
подбородок, заставляя ее смотреть глаза в глаза. – Объясни мне, Солнце,
как ведущий специалист в нейрохирургии может быть такой глупышкой,
а?! Или в чужих мозгах копаться легче, чем в своих? Они нас предали!
Изменили, пока мы по их представлениям вкалываем по-черному сутки
напролет. Мы их вычеркнули из наших жизней! Всё – свободны! Мы с
тобой свободны! И сегодня утром… это не было ошибкой, Вика, не было
ради мести или самоутверждения! Это было желание! Я хотел тебя, твои
стоны, твои вдохи… И сейчас хочу! Я … не понимаю дурака, что мог тебе
изменить! И …
- Так-так-так…. Дорогая, Виктория Павловна… ничего не хочешь мне
объяснить? – Раздался мужской голос от двери, и доктор с пациентом в
обнимку синхронно повернулись на звук, вздрогнув от неожиданности.
 
5.Предложение руки и сердца.
 
- Папа?! – Удивлённо спрашивает Виктория, замерев в руках Алексея.
- Папа?! – Растерянно повторяет ее вопрос Лёша, переводя взгляд с Вики,
на стоящего в дверях врача. Отпустить девушку при этом и не думает.
- Папа-папа! – В тон им отвечает главврач и сканирует обоих на предмет
запрещенной деятельности. Закрывает за собой дверь, заслоняя своей
могучей фигурой спасительный выход. – Да усади ты уже этого бедолагу,
у него нога сейчас взорвётся! – хмурится отец на потенциального
любовника своей дочери.
Помощь Вики не понадобилась, Лёша сам доковылял до кушетки и сел.
Подумав, поймал Вику за руку и притянул к себе, усадил рядом. И всё это
молча, под осуждающим взглядом главврача.
- Я слушаю, - хмурится тот, - я очень внимательно слушаю, голубки! Ты,
если не в курсе, обжимаешь замужнюю леди! А ты, - сузились глаза
родителя, - как дошла до такой жизни?!
- Папа, я…, мы…- замямлила Вика, жалобно глянув на своего соучастника.
- Павел Александрович, - прочитал Лёша имя на бейдже врача, -
простите, позвольте я всё же объясню нашу ситуацию?
- Ну, давай, объясняй, - рыкнул отец Виктории, внимательно выслушивая
историю знакомства двух разбитых сердец. Алексей говорил спокойно и
уверенно, и даже говоря о своей неверное невесте, его голос не дрогнул.
- …и Вика была в полном отчаяние, жаждала мести… Но любая наша
попытка отомстить заканчивалась провалом. Единственное, что у вашей
дочери получается качественно и с завидной регулярностью, это калечить
меня, - мягко улыбнулся Лёша своей зазнобе. Павел Александрович
слушал, молча, не перебивая, только подмечая нежность в голосе
мужчины, когда тот говорил о его дочери. – Ну, а потом, как-то так
получилось… Стоило нам отпустить ситуацию с изменой, признать, что
месть не приносит облегчения, и смело назвать себя свободными людьми,
как сразу заметили и свою привязанность друг к другу…
- Лёша, - тихо возмутилась Виктория, сжимая тому ладонь.
- Нет, Вика, я не буду молчать! Павел Александрович, скажите хоть вы ей,
что нет ничего зазорного в отношениях двух свободных людей! А мы
свободные, Вика! Пойми, что твой штамп в паспорте легко заменить
другим, а сердце у тебя уже не принадлежит этому гаду! Развод дело
нехитрое, особенно если есть средства. И я не собираюсь сидеть и ждать
официальной бумажки! Я заболел тобой Викуля и …
- ТАК! – Прервал эту исповедь Павел Александрович. – Хватит, голубки,
миловаться и признаваться в любви будете потом наедине.
- Папа, - робко подняла на отца взгляд Вика, - ты только его не убивай,
хорошо?! Он того не стоит.
- Он тебя не стоит, Викуля, и я тебе всегда об этом говорил! – Нахмурился
отец. – Лечи своего …
- Алексей, - подсказала женщина, умоляюще глядя на папу.
- …своего Алексея, - продолжил главврач и, протянув Лёше руку для
пожатия, пообещал, - яйца оторву за неё и съесть заставлю! Понял?
- Понял, - пожал в ответ руку Лёша, на что отец расплылся в
многообещающей улыбке.
- Папа, мне отпуск нужен, - выпалила Вика, пока отец в хорошем
расположение духа. – На месяц!
- А почему не на полгода? – Усмехается отец.
- У меня стресс, депрессия на подходе, в таких условия я много не
наоперирую…
- Неделя! – Азартно оспаривает главврач просьбу дочери.
- Три! – Не сдаётся Вика. – Мне надо за Алексеем присмотреть, у него
связки надорваны.
- Две недели и не днём больше! – Отрезает отец, - А Алексей не инвалид,
люди и без ног вовсе сами справляются!
- Папа! – Возмущается Вика, - он же пострадал из-за меня! Из-за моей
неадекватной жажды мести. Я не могу его бросить на произвол судьбы,
должна ему помочь.
- Да знаю я, как вы будете друг другу помогать! – Усмехается папа, - Это
можно и после смены делать! А у тебя операция на пятнадцатое января
уже назначена, ребенка из другого конца страны привезут!
- Чёрт, я совсем забыла про девочку, - потупила взгляд Вика. – Папа, ну
дай хоть до четырнадцатого погулять. Если будет что-то срочное, я на
связи и тут же примчусь!
- Две недели, Вика! Четырнадцатого на работу!
- Спасибо, и если Славик будет меня искать, отнекивайся, как хочешь, но
чтобы он ничего обо мне не знал. Пусть переживает, пусть заявление в
полицию подаёт, что я пропала, пусть делает что хочет. Я не хочу его
видеть и знать. Подаю на развод и точка между нами. О том, что я знаю, о
его измене тоже молчи. Пусть это будет моим козырём…
- Я вырастил страшного человека, - задумчиво посмотрел на дочь
главврач и, попрощавшись с Алексеем, ушел. А еще минут через пять
пришел уже врач Лёши, который выписывал назначение, бинтовал ногу и
много говорил, но Алексей его не слушал, он смотрел на Вику и
любовался её серьёзным лицом, с которым она обсуждала его ногу с
врачом. И думал, что благодарен Судьбе за этот удар, позволивший ему
найти женщину, которая действительно цепляет его за душу.
Прежде, чем ехать обратно за город, заехали сначала в квартиру Вики,
где она скинула свой перепачканный кровью пуховик, заменив его
другим, более старшим, но сейчас ей было плевать на свой гардероб. Она
быстро побросала в сумку самое необходимое, что ей может понадобиться
в течение двух недель, забрала из дома праздничные запасы сладостей,
выпивки и так еще… по мелочи. Пока Лёша по-быстрому сооружал им
двоим бутерброды на кухне, Вика загрузила компьютер, и поспешила в
электронном виде подать заявление о разводе. После праздников будет
сюрприз муженьку, когда ему позвонят. Конечно, Вика и не рассчитывала,
что Славик просто так даст ей развод, но и затягивать не собиралась с
этим делом.
А муж - изменник уже пару раз пытался дозвониться Вике, но она
успешно сбрасывала звонки. Это было нормально, ведь она сейчас вроде,
как на работе – занята, будет время – перезвонит, именно так и должен
подумать Славик. А отвечать пока и делать вид, что всё в норме и она
ничего не знает, или наоборот – высказываться по телефону женщина
готова не была. Решила просто игнорировать пока.
- Лёш, ты же понимаешь, что ехать куда-то из страны мы не можем?! –
Виктория пила горячий чай, закусывала бутербродами и тулилась к
уютной широкой груди Алексея, сидя на диване.
- Ничего, позволишь увезти тебя в неизвестность в пределах страны?
- А что нам делать в той неизвестности? Там не совсем глушь?
- Ой, глушь, Викуля, самая настоящая глушь! Предлагаю накачать с собой
новогодние фильмы, которые мы и будем с тобой смотреть в промежутках
между приступами страсти.
- Что-то мне кажется, фильмы могут и не понадобиться, ты чего на меня
так смотришь?!
- У тебя крошки… вот здесь… - склонился к лицу Виктории и собрал с края
губ хлебные крошки своими губами. Женщина вздрогнула, не ожидая
такой нежности, и выпустила свою чашку чая, обливая Лёшу обжигающим
напитком. Раздавшийся крик боли, разорвал романтическое настроение на
мелкие клочки.
- Прости! Прости! Прости! – Зачастила Вика уже привычную за последние
сутки скороговорку, - Лёшка, прости, я нечаянно!
- Я тебя сейчас нечаянно задушу, - слабо простонал мужчина, - Вика, ты
мужа своего тоже калечила?
- Балбес! – Стукнула возмущено Алексея в плечо. – Скидывай джинсы,
сейчас срочную стирку и сушку организую.
- Срочная стирка и сушка займёт около часа, - пробурчал он, - что мне
голышом целый час ходить?
- Тебе ходить вообще нельзя, будешь лежать! А я пока нам фильмы
поставлю на закачку.
- Блин, Вика, рядом будет лежать голый мужик, а ты собралась фильмы
качать?! Где твой инстинкт размножения?! – Смеется Алексей,
моментально простив своей докторше ее очередной промах.
- Вот даже не напоминай мне про свой инстинкт! Я еще тебя за утро не
простила!
- Ага, значит, за утро не простила, но у папы на две недели отпросилась, -
ухмыляется Лёша, хромая подкрадывается сзади к Виктории, что
загружает экстренную стирку. Поскольку, голышом было и правда
холодновато, Алексей закутался в махровое покрывало, подобно римскому
патрицию в белую тогу. Правда тога Лёши была в ярко оранжевые
полосы, что впрочем, никак не уменьшало его весьма мужественного
разворота плеч, крепкой груди и накаченному тугому прессу. Нет, без
пресловутых кубиков, просто очень крепкий, что, кстати, Вике сразу
довелось проверить на прочность. Дёрнулась, почувствовав, со стороны
согнутых тылов, появление мужчины, Виктория и резко развернулась,
оказавшись в кольце его объятий.
- Что… ты себе… позволяешь…? – Неуверенно спрашивает она, прямо в
губы, склонившегося к ней Лёше. – Тебе нельзя… утруждать ногу… иди
ляг…
- Да я бы пошел, - покрепче прижимает к себе, - но ты ж сама не
соизволишь ко мне присоединиться…
- Лёш, плохая идея…
- А по мне прекрасная идея, поддаваться положительным чувствам это
всегда прекрасно… - вжался в Вику, обозначая, что его чувства
совершенно не положительные, а очень даже настоятельные. – Мы же
хотим друг друга, Солнце, так зачем эти глупости?! ...
 
Полный текст тут https://litnet.com/ru/book/neobyknovennaya- istoriya-
lyubvi-b99205
 
здесь можно купить мою аудио книгу "самый лучший подарок"
(победитель конкурса новогодних эротических рассказов)
Copyright (с): Юлия Вариун (Стучаева). Свидетельство о публикации №381054
Дата публикации: 11.02.2019 11:29
Предыдущее: ***Следующее: ***

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Буфет.
Истории за нашим столом
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2019 год
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2019 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Доска Почета
Открытие месяца
Спасибо порталу и его ведущим!
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой
Атрибутика наших проектов
Сейчас на Литературном портале
0 авторов
70 гостей