Литературный фестиваль
"Современник"
Встречаемся в Рязани 10-11 ноября
Конкурсные видео на нашем канале в YouTube




Главная    Лента рецензий    Ленты форумов    Круглый стол    Обзоры и итоги конкурсов    Новости дня и объявления    Чаты для общения. Заходи, кто на портале.    Между нами, писателями, говоря...    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Председатель МСП "Новый Современник"
Илья Майзельс
Собираю Великолепную десятку!
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Новые авторы недели
Журнал "Что хочет автор"
Объявления и анонсы
Новости дня
Дневник портала
Приемная дежурных
Блицы
Приемная модераторов
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Альманах "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Рекомендуем новых авторов
Отдел спецпроектов и внешних связей
Диалоги, дискуссии, обсуждения
Правдивые истории
Клуб мудрецов
"Рюкзачок".Детские авторы - сюда!
Читальный зал
Литературный календарь
Литературная
мастерская
Зелёная лампа
КЛУБ-ФОРУМ "У КАМИНА"
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Наши юные
дарования
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.

Просмотр произведения в рамках конкурса(проекта):

Литературный конкурс на Кубок МСП "Новый Современник" "Чаша талантов"

Номинация: Проза

Все произведения

Произведение
Жанр: Просто о жизниАвтор: Малашко Сергей Львович
Объем: 24725 [ символов ]
Друзья уходят в лучший из миров
Друзья уходят в лучший из миров…
Посвящается Михаилу Лямину
…Непонятно, по чьей воле, Бога или Дьявола, Миша улетал в последний путь в одном самолете со своим убийцей. Даже на этом этапе, их дороги были попутными...
В один из апрельских вечеров раздался привычный, ставший уже жизненно необходимым, звонок друга, Михаила, жившего по меркам северных расстояний почти рядом – километрах в семистах от солнечного города Магадан в чудном поселке с интригующим названием Мяунджа. Познакомились лет шесть назад, вроде бы случайно, хотя ничего случайного в мире не бывает.
При первой встрече в нем привлекла свойственная во многом коренным северянам открытость. В высоком, стройном широкоплечем мужике, уверенном в себе, твердо стоящем на ногах в жизни, немного суровом с виду, скрывался удивительно добрый, отзывчивый по отношению к близким, человек. На мир он смотрел сквозь стекла очков взглядом чистых серо-голубых глаз. Очки носил давно, в них прекрасно стрелял и не испытывал из-за них никаких комплексов. Глянув на него, впервые трудно было предположить, что он старший офицер милиции, посвятивший делу охраны правопорядка многие и многие годы. В те времена, когда он работал начальником поселкового отделения милиции, сусуманские и магаданские жулики предпочитали в Мяунджу не соваться. На это у них были веские основания. Михаил, страстный и удачливый охотник, и рыбак с упоением при первой возможности предавался любимому занятию. Попадал на охоте и рыбалке в самые различные передряги, но всегда Бог хранил его. Постоянно тащил друзей всеми правдами и не правдами к себе на охоту. Он мог себе позволить легкую пошутиловку. Выглядело это забавно. Часа в два ночи мог раздаться телефонный звонок, и ты услышишь довольный Мишин голос, задававший самый актуальный в это время вопрос:
– Ты не спишь? Мы вот тут с друзьями зорьку отстреляли. Сидим, пьем водочку. Повеселись немного: штук десять гусей, с полсотни уток да три белогвардейца.
Я быстро просыпался, поздравлял друга с удачей и сожалел, что мы сейчас не вместе.
Последние года три общение по телефону стало ежедневным. Утром и вечером мы звонили друг другу, получая заряды бодрости и оптимизма на день наступающий и на день будущий. Мы были в курсе многих дел и поддерживали друг друга в не самых простых житейских ситуациях. Виделись за все годы нашего знакомства не часто. Наши встречи можно было пересчитать по пальцам, но как-то незаметно потребность в ежедневном общении пришла сама собой, не спрашивая нас. По молчаливому обоюдному согласию, мы ее не прогоняли. Она помогала нам жить.
– Ну как ты там, дружище? Победил все свои хвори? Время на выздоровление даю три дня. Приеду в ваш город на цельную неделю. Курсы тут родная организация решила провести по повышению нашей квалификации. Короче, Склифосовский, к моему приезду будь как штык, – прозвучал в трубке голос друга.
Сказано это было тоном отставного подполковника милиции, не допускающим никаких возражений. Мне оставалось только одно – подчиниться.
– Послушайте, уважаемый, а после прохождения курсов вы будете здороваться со всеми или выборочно? Станете мудрым, фуражка на голову не налезет – ум некуда будет девать. Я уже начинаю опасаться, – хриплым от мерзейшего бронхита голосом, проговорил я в трубку. – Мишка, дружище, приезжай, тысячу лет не виделись – это совсем неправильно. Поборем мы все хвори вместе с осложнениями и в мае у тебя на озере поживем в домике хотя бы пару дней, уточек постреляем, супчика правильного похлебаем, душой отдохнем.
– А вот это хорошая мысль и она мне очень нравится. Раз начал шутить и думать о весенней охоте, уже выздоравливаешь. Жди, как всегда сходим в гости к Раиду, шашлычков нежирных с пивком потрескаем. Ей-Богу, жизнь наладится, – ободряюще произнес Миша. – И не забудь передать привет Светочке. Это приказ!
– Ой, уже боюсь-боюсь! Ага, не передашь, так затиранишь. Вернее – затираните, – пошутил я.
– Да уж, тебя затиранишь... Но не забывай, что я приказал и бойся, непременно мы так и сделаем, – продолжал он шутливую пикировку.
Пришлось выполнять приказ друга, тем более болячки уже проходили. На следующий день, Миша позвонил вечером.
– Привет, дружище! Докладываю: прибыл, устроился в гостинице, даже на занятия попал. Чего делать-то собираешься? Не поверишь, шашлыка с пивом хочу, – прозвучал в трубке бодрый Мишин голос.
– Не надейся, что откажусь. Не угадал! Где и когда встречаемся? – сразу спросил я.
Место встречи определили быстро и вскоре, находясь в уютной кабинке шашлычной, под великолепный шашлык от Раида и холодное разливное пиво, строили планы на весеннюю охоту по водоплавающей дичи. Предварительно все вырисовывалось, и не было видно подводных камней. Нам было о чем поговорить, что обсудить, чем поделиться, поэтому мы с удовольствием воспользовались долгожданной встречей. После того, как был побежден шашлык под натиском пива, Миша лукаво улыбнулся, немного прищурился, что означало только одно: сейчас будет дружеский наезд:
– Ну ладно, гадюка, все это хорошо и здорово. Ты лучше расскажи, как Светочка поживает?
– Светочка поживает очень хорошо, но почему я – гадюка? Это чего такое и главное – почему? – принимая глубокомысленный прикол от друга.
– Можно подумать, сам не знаешь – ты большая и вредная гадюка, – продолжал меня тиранить друг, лукаво прищурившись.
Я часто вспоминаю тот день, когда друг познакомился со Светланой…
Со Светланой он виделся только один раз в день моего рождения, в августе прошлого года. По иронии судьбы или по воле Бога, Миша приехал в город за сутки до этого дня, не зная о дне рождения. Часов в пять вечера, я позвонил ему:
– Послушай, сегодня есть предлог увидеться и легонько приложиться к водочке – тебе быть обязательно. Никакие возражевывания не принимаются. Быть готовым к семи, – озадачил я его.
– А чего пугаешь? Что случилось? Опять что-то удумал? – шутливо пытался возразить Миша.
– Вечером узнаешь. Жди звонок, – закончил я разговор.
Он не ведал, что к этому времени у меня была договоренность о совместном ужине со Светланой. Она знала, что у меня день рождения. Тогда я не придал значения, но по воле Бога, именно в этот день, наверное, одни из самых близких для меня людей, должны были оказаться вместе со мной за столом. Почему-то не хотелось устраивать чего-то шумного и многолюдного, сказывалась большая усталость от работы, и простое желание в тиши и спокойствии отметить день рождения и был чрезвычайно рад, что складывалось именно так. К вечеру настроение не поднялось, текущие события дня его не добавили. Как и намечал, предварительно осведомился, готова ли Светлана, получив утвердительный ответ, позвонил Мише.
– Ты не передумал? Жди, буду минут через тридцать. Только сейчас захватим одного человека и поедем втроем пить водку, – предупредил я друга и вызвал такси, зная, что Светлана уже ждет меня.
Так уж получалось, что она о Мише знала заочно многое, а он о ней ничего. Наверное, не зря друг иногда ласково называл меня гадюкой. Когда я подъехал за Мишей, он уже ждал возле гостиницы.
– Привет, старина! Ты чего такой весь из себя – в белой рубашке и костюмчике? За все годы ни разу не видел тебя разодетым. Что за повод? – сразу спросил друг, занимая место в машине.
– Сейчас узнаешь, – хмуро ответил я.
– Езжай к тридцать первому кварталу. Дом покажу. Адрес не знаю, но как проехать покажу, – повернувшись, я сказал таксисту.
Добрались быстро, остановились возле подъезда. Скоро появилась Светлана: невысокая, стройная брюнетка, со вкусом одетая, с короткой строгой стрижкой. Она еще не села в машину, но я уже видел, что выглядит Светлана великолепно. Миша с недоумением глянул на неё, оглянулся на меня, лукаво улыбнулся и многозначительно хмыкнул. Светлана впорхнула в машину, принеся с собой терпкий аромат хороших духов. Добрая улыбка украшала ее открытое лицо, серо-голубые глаза озорно поблескивали, излучая свет и тепло, подтверждая непреложную истину, что такие глаза – это зеркало светлой души.
– Уважаемый, давай к ресторану “АНИ”, – попросил я водителя, и мы поехали.
Я познакомил Мишу и Светлану, и, как-то очень быстро, они завязали оживленную беседу.
Но друга продолжал терзать вопрос:
– Ну все же скажи, что за событие, если ты даже белую рубашку напялил? Колись, чего случилось?
Я придержал Светлану за локоток, чтобы она не проговорилась.
– Послушай, тебе очень нужно знать? – по-прежнему, хмуро, ворчал я. – Сейчас приедем, все расскажу. Может быть...
– Ей-богу, гадюка! Ну как с ним бороться, может, ты подскажешь? – обратился он к Светлане.
– Даже сама не знаю, – поддержала она игру.
– Короче, доброжелатели, прошу на выход. Мы прибыли, – прервал я атаку со стороны друзей.
И лишь после того, как мы заняли место за столиком, и сделали заказ официанту, я решил сообщить Мише причину застолья.
– Довожу до вашего сведения, что сегодня у меня день рождения, – сказал я все более обалдевающему Мише.
– Нет, не просто гадюка, а гадюка в кубе! – сразу же возмутился друг.
– В кубе, это как – с тремя хвостами? – пошутил я.
Весь вечер за нашим столом царила веселая атмосфера дружеских шуток, Миша со Светой очень быстро нашли общий язык и, глядя на них, трудно было предположить, что они познакомились только сегодня. Иногда вспоминали про мой день рождения, который, в этот день стал предлогом для дружеской встречи. Вечер удался, мы все давно не получали такого удовольствия от теплого общения, от друг друга, незаметно ставшими душевно близкими людьми. Это была наша первая совместная встреча, состоявшаяся в августе 2012 года. Все это время в телефонных разговорах, мне приходилось передавать приветы от Миши Светлане и наоборот.
Закончив ужин в шашлычной, и уже ожидая машину, я предложил Михаилу:
– Послушай, дружище, здесь я знаю еще одно уютное местечко. Поэтому давай завтра я приглашу Свету, и мы поужинаем? Возражения с твоей стороны не принимаются, несмотря на то, что ты после курсов совсем умным становишься.
– Не откажусь, даже и не думай, – с удовольствием согласился друг.
Договорились встретиться на следующий день. Как и планировали, в семь часов вечера, с Мишей ждали Светлану. Она как всегда была пунктуальна и не опоздала. Как всегда легкая воздушная, с безупречной прической, стильным макияжем в красивом шифоновом платье, подчеркивающим ее фигурку, она вышла из подъезда и направилась к машине.
Пока Светлана шла, Миша, сидящий на переднем сиденье, оглянулся и как-то по-особому, серьезно, глянул на меня и задал короткий вопрос:
– Серега, а почему вы до сих пор не вместе?
– Хороший вопрос. Тебе ответить подробно или коротко? – полусерьезно сказал я другу, немного огорошенный заданным вопросом.
– Светочка, ты даже представить себе не можешь, как я рад тебя видеть. Выглядишь фантастически, просто умница, – поприветствовал ее Миша, переключив внимание на впорхнувшую в машину Светлану. – Может так получиться, что числа 25 апреля мне придется еще раз появиться в городе вместе с Верой.
– Спасибо, Миша. Ты, как всегда, любезен. У меня появилась идея встретиться в компании вместе с твоей женой, – ответила Светлана.
– Приедем, обязательно сходим в ресторан и посидим великолепно, – поддержал идею друг. – Хмурая гадюка, думаю, возражевывать не будет.
– Ага, попробуй-ка возразить. Ведь удавите ненароком. Да и змеи иногда бывают мудрыми, зачем отказываться от приятного вечера, – согласился я с друзьями.
Дорога до уютного кафе на одной из центральных улиц города сопровождалась Мишиными шутками и дружеским препиранием со мной. В Магадане все рядом, поэтому вскоре прибыли в нужное место. Пока я рассчитывался за проезд, Миша со Светланой направились к кафе. Друг, как истинный джентльмен, поддерживал даму под ручку, они как всегда нашли общую тему, весело обсуждаемую и приятную для обоих. Я догнал их на перекрестке, подхватил под руку Светлану с другой стороны.
– Как приятно быть в такой компании, – пошутила Светлана.
Шутки и веселый смех не умолкал и после того, как мы заняли места за столиком, и сделали заказ милой и улыбчивой официантке. После того, как были наполнены фужер вином у дамы, стопочки холодной водки для нас, мужчин, я произнес тост:
– За самых умных и высококвалифицированных в вопросах безопасности и гражданской обороны чудес, друзей, которые после получения удостоверения не перестанут здороваться с нами, – решил я немного подколоть друга.
Светлана весело смотрела на нас обоих. Миша глянул на меня с прищуром, выдержал паузу и с наигранной печалью произнес:
– Чего от тебя еще можно ожидать. Ей-богу, гадюка! Светочка, как ты его терпишь?
– Сама удивляюсь, – улыбаясь, ответила она.
Вспомнили нашу предыдущую и пока единственную совместную встречу, не злоупотребляя вниманием дамы, коротко обсудили планы на весеннюю охоту, будущую встречу и возможную поездку в гости на Мяунджу. Великолепный вечер продолжался, уже сейчас оставаясь в памяти как нечто светлое и доброе. Я вновь наполнил бокал и стопки и попросил разрешения на тост. Как ни странно, мне разрешили и с максимально возможной серьезностью я произнес:
– Как известно, ничего в мире не бывает случайного. Я благодарю судьбу, что у меня есть возможность вторично увидеть вместе и рядом людей, ближе которых у меня, наверное, здесь нет. Я сейчас хочу выпить за тебя, Светлана и за тебя, Миша. Тебя, Светлана, благодарю и ценю за то, что тебе удалось растопить часть льда в душе и открыть глаза на многие жизненные вещи, и поверить в существование ранее неведомых мне вещей, тебя, Миша, благодарю за то, что имея таких друзей, не так скучно жить в наше сволочное время. Дай вам Бог всего светлого, радостного и Божьей Благодати во всем.
Светлана немного изумленно глянула на меня. Миша же, прищурился лукаво, выдержал паузу и словно между делом, и якобы ни к кому не обращаясь, произнес:
– А на что тебе открыли глаза, знаешь, как называется? Рискну предположить, что это – просто любовь.
– Может быть, – я опять занял глухую оборону.
Миша спешил на встречу по поводу приобретения раздаточной коробки для своего любимого “Урала”, на котором мы планировали в октябре устроить интересную охотничью экспедицию на реку Омулевка.
– Очень жаль, но все хорошее имеет свойство быстро заканчиваться. Увы, но мне пора ехать. Думаю, не прощаемся, – сказал Миша после звонка по телефону. – Ох, и порадую своего буцефальчика новой раздаткой. С тобой, вражина, завтра созвонимся. А тебе, Светочка, всего самого прекрасного и до новой встречи. И с Верой ждем вас у себя в гостях на Мяундже.
– Хорошо, учтем при разливе в мае, в твоем охотничьем домике, – согласился я с другом, ну, а мы со Светланой решили еще немного побыть здесь и обсудить детали будущей поездки.
Он встал у стола буквально на пару секунд: высокий, стройный в прекрасной форме для своего возраста, в безукоризненно сидящем черном костюме. Седина посеребрила виски, что только добавляло ему некоего мужского шарма. Через неизменные очки, его глаза дарили нам особую добрую и светлую улыбку. Одевшись в гардеробе, он прошел через зал и остановился на этот раз у барной стойки, развернулся к нам, как-то по-особому помахал рукой, еще раз улыбнулся своей неповторимой улыбкой и ушел. Мы посидели еще немного, пытаясь выпить из бокала вечера все до капельки.
Миша был в городе еще дня три и довольный, и счастливый приобретением для своего четырехколесного друга, уехал на Мяунджу. Дня через четыре, ближе вечеру, раздался один из традиционных наших звонков.
– Угадай с трех раз, чем я сейчас занят? – раздался в трубке бодрый Мишин голос.
– Предполагаю по довольному тону, что торчишь у себя на озере или где-то рядом, – предположил я.
– А как ты угадал? Сейчас бульдозером озеро подчищаю, чтобы полным стало к открытию охоты. Так что готовься, постреляем трохи. Стою, вспоминаю пережитое на нем и то, что еще предстоит, и жить хочется, – как-то по-особому, бодро и радостно, говорил друг. – Обязательно передай привет Светочке.
– Да так получилось. Угадал и все. У меня почти готова большая часть вещей для охоты. Переправлю с попутной оказией, ну, а дальше все будет зависеть от многих обстоятельств. По поводу привета… Можешь не напоминать. Это я делаю всегда и с удовольствием. Короче, пока, старина, – попрощался я с другом.
Тогда я еще не знал, что мы действительно попрощались. В субботу, двадцатого апреля 2013 года, день выдался неприветливым. Снег с ветром в очередной раз напомнили о том, что зима не ушла из Магадана. Настроение с утра было серым, работалось с трудом. Часа в два раздался звонок с неизвестного номера. Я ответил. В трубке раздался знакомый и одновременно незнакомый голос Веры, Мишиной жены.
– Привет, Сережа, – каким-то чужим и отрешенным голосом, который заставил душу сжаться изнутри в предвкушении чего-то непоправимого. – Вчера Миша погиб.
Услышанное заполнило собой сознание, которое отказывалось верить в реальность происходящего.
– Когда? Как? – почти прокричал в трубку.
Чужим, но твердым голосом, Вера ответила:
– Вчера в тайге застрелили. Денис ранен, но жить будет. Прости, трудно говорить, созвонимся позже.
Вызов закончился, трубка умолкла. Я на некоторое время впал в ступор, тупо вращая телефон на рабочем столе. Сознание включилось быстро. Я набрал телефон одного из наших общих знакомых.
– Слава, у меня очень плохие новости. Миша погиб. Заряд в грудь, сын ранен, но будет жить, – каким-то севшим, и самому себе незнакомым голосом, я сообщил страшную весть.
– Как погиб? Ведь два дня назад с ним разговаривали. Почему я об этом еще ничего не знаю? – спросил друг, которому по работе положено было узнать раньше, чем другим.
– Какое это теперь имеет значение? – тоскливо произнес я.
– И то, правда, давай держать друг друга в курсе происходящего. Ты держись, ведь вы были очень близкими друзьями, – посочувствовал Слава.
Закончил разговор. Нахлынувшие чувства описать сложно. Защемило сердце, в сознании не укладывался весь трагизм и нелепость случившегося. Почти на автопилоте вошел в рабочую бытовку, где сотрудники пили чай во время небольшого перерыва.
– Мужики, водка есть? Я бы сейчас врезал стаканчик, – озадачил я сотрудников необычной просьбой.
Поймав на себе удивленные взгляды, сказал:
– У меня трагически погиб очень близкий друг. Я ухожу, и сегодня меня на работе не будет, – сказал сотрудникам и вышел.
Вызвал такси и минут через десять, я уже ехал домой. По дороге зашел в магазин, купил литр водки, закуску. Почти в состоянии полной прострации вошел в квартиру, не думая, накрыл на стол, налил полстакана водки, накрыл кусочком хлеба, еще полстакана налил себе и взял закуску. Загрузил комп, где было несколько Мишиных фотографий с единственной поездки на Мяунджу. Нашел фото, с которой на меня смотрел довольный жизнью, солнечным днем, общением с друзьями, счастливый и улыбающийся Миша.
– Как же так, Мишка? – задал я вопрос в звенящую пустоту.
В горле стоял комок, душа ныла, вырываясь наружу, отказываясь верить в реальность происходящего. Выпил залпом, закусил. Водка пошла как вода, не сняв напряжения. Постепенно восстановилась способность соображать. У меня не укладывалось в голове, чтобы человек с Мишиным таежным, жизненным и профессиональным опытом, так легко мог подставиться под выстрел в грудь. Мысли метались в голове, как гусиная стая под обстрелом. Одна из них выросла до громадных размеров, превратившись в единственный, ставший важным в жизни, вопрос:
– Почему Бог допускает подобные вещи, и так рано забирает к себе лучших?
Комок из груди не уходил, давил изнутри, налил и выпил еще, глядя в монитор компьютера. Часа за два выпил бутылку. Решил позвонить Светлане. В трубке раздался ее веселый и добрый голос:
– Здравствуй, милый.
– Света, у меня очень плохие новости. Миша погиб, – чужим и хриплым голосом, сообщил я страшную новость.
– Как погиб? – взволнованно спросила она.
– Не хочу говорить подробно. Пока мало, что знаю, но даже это не могу сказать по телефону, – по-прежнему, чужим голосом, ответил я.
Мне очень хотелось, чтобы она приехала, но просить почему-то не хотелось. В трубке повисла короткая пауза, и раздался вопрос:
– Сережа, ты не будешь возражать, если я приеду к тебе?
Более желанного для меня, трудно было представить, и я с удовольствием согласился. Сходил на рынок, купил вина, яблок, конфет и еще чего-то. Достал кусок лосятины, чтобы оттаял, впервые за все годы нашего знакомства со Светланой по такому печальному поводу. Миша очень любил дичинку.
Она приехала часа через два, позвонила, чтобы ее встретил. Борясь с приступами странного удушья, спустился вниз. Светлана уже стояла возле дверей, я принял у нее две сумочки. Она глянула на меня серо-голубыми глазами, полными сострадания и сопереживания. Ничего не говоря, просто взяла за руку и молчала, глядя в глаза. В такие минуты, поневоле понимаешь величие афоризма: “Молчание – золото”. Пока накрывали стол и готовили мясо в сметанно-брусничном соусе, я коротко рассказал Свете о том малом, что знал о случившемся. Впервые за годы нашего знакомства не было ощущения праздника от встречи.
– Света, я сегодня буду немного пить, но очень немного, ей-богу, – с черным юмором предупредил я, когда мы заняли места за столом.
– А я не буду мешать, знаю, что головы не потеряешь ни при каких обстоятельствах, – спокойно отнеслась к моему утверждению, Светлана.
Налил себе водку, гостье – ее любимого коньяка. В полумраке c монитора на нас смотрел веселый и улыбающийся Миша.
– Светлана, давай помянем друга сейчас, хотя, по православным канонам, поминать его можно только после погребения. Вечная и добрая ему память. Жаль, что Бог забирает лучших очень рано. По всей видимости, кому-то не давало покоя, что жили они с Верой душа в душу, радуя друг друга, радуя близких и друзей, – с трудом выговорив, я выпил стопку.
Светлана выпила коньяк. Её присутствие здесь и сейчас, красноречиво говорило о многом и очень дорогом для меня. Поймал себя на мысли:
– Почему же такой дорогой ценой приходит это понимание? – и снова налил стопку.
Светлана чутко уловила мое настроение и просто, и душевно произнесла:
– Сережа, прими мои соболезнования. Просто вижу, как тяжело ты переживаешь. Прошу тебя, держись. Для меня, Миша, тоже был очень близким человеком.
– Спасибо, за такие слова. Я это знаю. Главное для меня в другом, что без просьбы, ты сама приехала сейчас. Спасибо тебе за это, – сдержанно поблагодарил я и выпил очередную стопку водки.
Мы о многом разговаривали со Светланой в тот вечер, пытаясь понять произошедшее не с простой человеческой, а с духовной точки зрения. Она раскрыла мне очень многие духовные вещи, о которых я даже не подозревал ранее. Мне не давала покоя мысль о том, что у друга все же был шанс уйти с линии огня или предпринять еще что-то, бессильно понимая, что уже ничего не изменишь. Оставалось верить, что светлая Мишина душа попадет только в рай.
Внезапно, в голове, не затуманенной алкоголем, во всей полноте возникла мысль, с которой я тут же поделился со Светланой.
– Послушай, Света, ведь в этот вечер, вольно или невольно, может быть, сам того не осознавая, Мишка словно благословил нас, – поделился я своим открытием.
– Знаешь, я тоже об этом подумала, – с легкой грустью ответила она. – Только мучает вопрос – почему такой дорогой ценой?
– Не поверишь, я сегодня уже думал, – ответил я, – нам с тобой остается одно – помнить, какой ценой получено благословение. А тебе, дорогой мой человечек, спасибо за все.
Мы очень долго не ложились спать той ночью, несколько раз пересматривали фотографии из Мяунджи. Часа в три ночи сделали попытку уснуть. Светлана вскоре притихла, уткнувшись в мое плечо, а меня долго сон не брал. Да и сном это назвать было трудно, какое-то полузабытье…
Когда все же проваливался в забытье, во всей своей безжалостности возникал тот же самый вопрос, на который никто не сможет ответить: почему многие вещи понимаешь после ухода частички тебя в лучший из миров?
Сможет ли кто-либо мне ответить на вопрос? Буду жить и надеяться, что по воле Бога, нам удастся получить на него ответ.
…Дней через пять, близкие прощались с Мишей. Вере предстояло его привезти на Украину. В гробу он лежал в форменном мундире. Кусающая сердце и душу боль сжала изнутри. Мы со Светланой отдали последнюю дань уважения человеку, по иронии или благу судьбы, ставшему для нас бесконечно близким. Сам того не подозревая, он сделал для нас то, значимость которого нам предстоит еще оценить и осмыслить. Перед тем, как закрыть гроб, Вера положила его очки и часы, которые неизменно сопровождали его в тайге многие годы.
Вместе с Мишей Рябининым, мы были последними из друзей, кто приложил руку к ящику с гробом уже в аэропорту и перекрестил его в последнюю земную дорогу из Магадана. Стоя у гроба с телом, задал в пустоту не выходящий из разума вопрос:
– Почему же оно все так, Миша?..
Дай Бог, чтобы пришел от него ответ на пока непонятный вопрос…
Copyright (с): Малашко Сергей Львович. Свидетельство о публикации №374719
Дата публикации: 24.04.2018 15:53
Предыдущее: Моня и выборы

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Владимир Циканов[ 12.06.2018 ]
   Да! Очень проникновенно показаны чувства, когда уходит близкий человек, друг. В целом хороший рассказ. Местами пробивает скупую мужскую слезу... Как бы между прочим, раскрыты скромные чувства, но большой любви двух людей, женщины и мужчины...
   
   Мне кажется, в этом рассказе не хватает послесловия (PS), где было бы раскрыто: что же случилось, как, почему, жив ли остался сын друга, нашлись и были ли наказаны злодеи?.. Или - "Закон - Тайга"?
   
   Хотя в этом, быть может, скрывается какая-то интрига, смысл и суть...
 
Малашко Сергей Львович[ 12.06.2018 ]
   Cпасибо , Владимир. Очень признателен за внимание и такой отзыв. PS в данном случае такой как вы
   предлагаете просто лишний. Опять же ИМХО. Ещке раз благодарю Сергей

Буфет.
Истории за нашим столом
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой
Атрибутика наших проектов