Начались розыгрыши новогодних фантов! Фант № 1: 2 экз. журнала в обмен на анекдоты об Остапе Бендере и взнос от 50 рублей! Фант № 2: Картина из серии "Похождения Красного Кота".Фант 3: Шампанское к новогоднему столу или Игра на деньги. Фант № 4: Заказ рецензии на авторский текст.
САМЫЙ ЯРКИЙ ПРАЗДНИК ГОДА - 2019
Положение о конкурсе
Информация и новости
Взрослая проза
Детская проза
Взрослая поэзия
Детская поэзия




Главная    Лента рецензий    Ленты форумов    Круглый стол    Обзоры и итоги конкурсов    Новости дня и объявления    Чаты для общения. Заходи, кто на портале.    Между нами, писателями, говоря...    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Заказ рецензии на авторский текст
Шампанское к новогоднему столу
или Игра на деньги
2 экз. журнала в обмен
на анекдоты о Бендере
Картина из серии «Похождения Красного Кота»
Новости и комментарии
Положение о проведении розыгрышей
Генератор розыгрышей
Ноовгодний салон журнала "Похождения Красного Кота"
Конкурс имени Михаила Задорнова
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Новые авторы недели
Журнал "Что хочет автор"
Объявления и анонсы
Новости дня
Дневник портала
Приемная дежурных
Блицы
Приемная модераторов
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Альманах "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Рекомендуем новых авторов
Отдел спецпроектов и внешних связей
Диалоги, дискуссии, обсуждения
Правдивые истории
Клуб мудрецов
"Рюкзачок".Детские авторы - сюда!
Читальный зал
Литературный календарь
Литературная
мастерская
Зелёная лампа
КЛУБ-ФОРУМ "У КАМИНА"
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Наши юные
дарования
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: РоманАвтор: Эд Гемадзе
Объем: 31256 [ символов ]
Человек, который тебя любит (извлечение, глава 19 - Не смею возразить)
/ПРОДОЛЖЕНИЕ, начало см. предыдущую публикацию/
 
НЕ СМЕЮ ВОЗРАЗИТЬ
Глава 19
 
Жизнь, по сути своей устроена так, что всё в ней происходит как будто бы последовательно и логично, но, в то же время, как это чаще всего бывает, – непредсказуемо. Иногда события разворачиваются таким образом, что мы не успеваем, не только предугадать их дальнейшее развитие, но и порой перестаём понимать, что происходит в настоящем, и в какой степени они затрагивают нас. Особенно запутываешься, когда события не последовательны ни по своей сути, ни во времени, а наезжая одно на другое, утрачивают свою значимость, где мы уже не в состоянии толком осознать текущее, и уж тем более разобраться, в том, что будет потом. Порой всё происходит сразу и одновременно, теряя при этом логику и смысл.
Происходящие события обязывают нас реагировать на них соответствующим образом и вовремя принимать правильные решения. Но жизнь полна событиями, текущими внахлёст, в которых мы беспомощно потерянные в океане, спасаясь с тонущего корабля, безвыходно выныривая на поверхность, боимся оказаться за бортом, (ха-ха). Вот такая бессмысленная круговерть закручивает нас порой и в жизни.
Анализируя события последних дней, вспоминая о прошлом, я пытаюсь понять себя. Какой я на самом деле? Всё ли я делаю правильно в критические моменты и мог бы я поступить иначе, если сделано было, что-то не так? Даже если другие могли похвалить меня, за то, что я сделал, смог бы я сделать больше? А если смог, то почему я не использовал все возможности и не сделал то, за что казню себя потом всю жизнь?
Помню, как ещё студентом, получив извещение, я в тот же день помчался в далекое грузинское село на первые похороны родного мне человека, – своего дедушки, делая всё возможное, чтобы не опоздать. Но получилось не так, как я хотел, о чем жалею до сих пор. Я приехал, но не успел попрощаться с дедушкой, и все, что оставалось - лишь бросить в его могилу три горсточки земли. Только это мне и удалось успеть, но все хвалили меня, что я приехал, что я любил своего дедушку, что я не забывал его, что, не смотря на расстояния и трудности, я приехал, я успел. А я до сих пор не могу себя простить за то, что опоздал.
«Прости меня дедушка, я любил тебя, но не успел проститься, прости».
С тех пор я стараюсь успеть сделать, как можно больше, иногда даже более того, чем нужно. Хочу всегда быть рядом с теми, кого люблю, и пока живу, отдаю себя тем, кому я дорог. Такой уж я, но скорее это больше нужно мне самому, чем тем, кого люблю, (ха-ха).
Всё произошло так, как и должно было произойти в событии с Берутой.
Да, я полюбил Хэлен, но я влюбился и в Беруту. События внахлёст – всё, как в жизни, и ничего уж не поделаешь. Мне не в чем упрекнуть себя, здесь всё по-настоящему, всё искренне до боли. Я, как и раньше, люблю свою жену, своих детей, и Хэлен, и теперь Беруту, от которой отказаться я не смог. Это не так уж много для меня, потому что всех я люблю по-разному. Я хочу любить их, был бы я только нужен им, – всем тем, кого люблю, но только, чтобы не пришлось мне выбирать. Только не это, я не смогу, – ни выбрать, ни предать кого-нибудь из них.
Я уверен, что делаю всё правильно, никому не причиняя боли, а жизнь рассудит нас, с кем мне под занавес остаться. Дай бог, чтоб я остался нужен, хотя бы кому-нибудь из них.
Так уж получается, что я имею больше, чем желаю, но это не по моей вине. Кто-то, кто любит и заботится обо мне, считает, что я имею меньше, чем заслуживаю, и вот мне послана ещё одна любовь.
Прошло несколько дней с тех пор, как мы расстались с Хэлен. Это было перед моей деловой встречи с Берутой, и все эти дни я не видел её. Хэлен звонила мне, и была в курсе моих дел. Правда о том, что мне понравилась Берута, что я влюбился и в неё, не рассказал, оставил на потом, при встрече с ней. Она бы не смогла понять, я чувствовал, что не поймет, подумает, - я изменил и предал. Но это всё не так.
Я полюбил, но я не разлюбил, – и это факт, с которым надо будет ей смириться. Здесь нет измены, и ни каких предательских записок не найдут в моих штанах. Всё будет роздано, и каждому своё. Себе я не оставлю ничего. Такой я есть, наверно трудно им понять меня, поэтому-то мне и больно так, когда мне хорошо.
 
В субботу я позвонил Хэлен.
- Привет, я не исчез, я здесь, - весело поздоровался я.
- Не исчез? Как это понимать? Скажи еще, ку-ку, я здесь? – услышал я в ответ, и промолчал.
- Пропавший мой жених, - добавила она с упреком после паузы.
«Жених? - подумал я, не понимая смысла в этом слове. - О чем это она»?
- Пропавший твой жених? - переспросил я, - ты права, я здесь, но я уже пропал.
- Скажи мне, что произошло? – спросила она.
- Хочу признаться, я влюбился и в Беруту, но не разлюбил тебя. Не знаю, что мне делать?
- Разлюбить.
- Кого, тебя?
- Что за вопрос, её, конечно.
- Не всё так просто, - сказал я, - прости.
- Тогда будешь наказан.
- А после этого простишь меня? Так получилось, но я не изменился.
- Учти, я отыграюсь, и очень скоро.
- Не знаю, что сказать, давай будем считать, что всё это неправда, что Беруты нет, - предложил я.
- Но она, же есть.
- Ну, хорошо, пусть это будет полуправдой, прости.
- Посмотрим, может быть, на первый раз прощу, - сказала она после паузы, - но хочу напомнить, что я люблю тебя, ты мой, и никому тебя я не отдам.
- Не отдавай меня, я тоже люблю и думаю о тебе, - заверил я её.
- Ты думаешь или любишь?
- Думаю и люблю, как прежде. Но мне почему-то грустно.
- Понимаю, наверно это потому, что весело Беруте, - упрекнула Хэлен, - как ты говоришь, «мне грустно, потому что весело тебе». А мне, представь, не весело.
Разговор мог завести нас в тупик, поэтому Хэлен, предусмотрительно сменила тему.
- Как наши планы, не изменились? - спросила она, и напомнила о заграничном паспорте, о поездке за границу.
Я как будто бы проснулся.
- Ничего не изменилось, - сказал, - увидимся сегодня в двенадцать. Возьми с собой документы для паспорта, и мы всё сделаем.
- Где, куда?
- В отделении паспортного стола твоего района, - предложил я.
Через час мы встретились, Хэлен была в белых джинсах и коротенькой розовой блузке, - всё просто, но со вкусом.
- Ты, как всегда, обворожительна, - сказал я, поздоровавшись с ней, - я люблю тебя.
- Спасибо, - поблагодарила она за комплимент.
Нам сказали, что паспорт будет готов через месяц. Хэлен задумалась.
- У тебя нет других вариантов, чтобы поскорей? – спросила она меня.
- Не понимаю, куда ты с ним спешишь? – удивился я.
- В свадебное путешествие, - со всей серьезностью объявила Хэлен.
- А кто женится-то, твой муж Шурик что ли, снова на тебе? – спросил я, думая, что она шутит. - Я нужен, как свидетель?
- Мой дорогой, мы женимся с тобой.
- Вот это да! – вырвалось у меня, - а почему я об этом не знаю?
- Помнишь, когда ты был в Грузии, я писала, что готовлю для тебя сюрприз. Вот это и есть мой сюрприз, - сказала Хэлен, - разве ты не рад?
- Я вроде бы женат, дорогая, - с одной я расписался, с другой обвенчался, а как же быть с тобой?
- Всё просто, дорогой. Со мной ты обручишься, чтоб стала я твоей женой. Ты же не против?
- Да нет, - неуверенно ответил я.
-Значит, согласен?
- Не смею возразить, - согласился я, - и как ты себе это представляешь?
- Я всё продумала, дорогой, мы обручимся в сауне, - улыбнувшись, ответила она.
- Будет весело, - заметил я.
- Так радуйся, всё будет хорошо. Там в обещаниях верности друг другу ты наденешь мне обручальное кольцо в знак того, что я твоя жена, вот и всё.
- Хороший знак, - задумчиво произнёс я шепотом, - что-то я запутался. Что же делать? Хоть проси звонок другу, за советом, а ещё лучше помощь зала.
- Что ты сказал? - не расслышала она.
- В зале, говорю, никого не осталось, а то бы попросил совет.
- Сделай лучше звонок другу, а ещё лучше своей подруге, если хочешь, чтобы тебя отговорили, - недовольно посоветовала она, - так что с паспортом?
- Поехали в агентство аэрофлота, - предложил я, - там его сделают нам за два дня.
- Замечательно, - обрадовалась она.
- Нет проблем, - ободрился и я.
- А после мы поедем в свадебное путешествие, - сказала она, - как планировали?
- Пошли, - сказал я, взяв её за руку.
- Куда?
- За паспортом, куда же ещё.
Через два дня мы получили заграничный паспорт. Хэлен была счастлива.
- Даже не вериться, теперь я могу летать за границу?
- В любую страну, только для этого нужна виза.
- Я знаю, с какой страны начнем? - весело спросила она.
- Может быть, вначале съездим в Монте-Карло, как планировали? – напомнил я.
- В Монте-Карло, так в Монте-Карло, - согласилась она, - только до этого мы обручимся.
- Нет проблем, паспорта заграничные у нас есть, в них и распишемся, - сказал я в шутку.
- Ты сейчас правду сказал?
- Конечно, осталось определиться в какой стране нас могут расписать.
- Оставь свой чистый заграничный паспорт для Беруты, - съехидничала она.
- Ты этого хочешь? Вот тогда уже действительно будет весело.
- Да, султан Эдо, повеселимся вчетвером. Тебя тоже возьмём.
- Опять ехидничаешь?
- Почему бы и нет? – двусмысленно добавила она.
- Вчетвером, если пригласите меня – впятером…, я согласен, - только и осталось сказать мне.
- Попробовал бы не согласиться, - сказала она, задумчиво одарив меня взглядом, от которого не возможно было оторвать глаз.
- Не смею возразить, - тихо сказал я, приблизившись к ней вплотную.
В её глазах появился знакомый обвораживающий блеск. Я выглядел беспомощным влюбленным. Она обняла меня и поцеловала прямо в толпе, на виду у всех.
Попробуй, возрази, когда тебя целует любимый человек.
 
Извлечение
(Возрастное ограничение – 16 лет)
 
Это было в воскресение следующего дня. Хэлен запланировала обручальный ритуал в сауне. В качестве свидетеля со стороны Хэлен была её сестра Кристина. На полтора года младше Хэлен, она была очень похожа на свою сестричку, с которой была дружна, как с лучшей подругой.
Кристина была суперсовременной девушкой во всём. Без комплексов, с фигурой первоклассной модели, раскрепощенная в общении, она всегда модно одевалась, прекрасно владела английским языком и имела достойных поклонников, но любила одного, – своего итальянца Нино, за которого собиралась выйти замуж. Нино был старше Кристины на десять лет. Он настойчиво просил её ускорить события, связанные со свадьбой.
Кристина часто приезжала к своей сестре, а на этот раз, – специально, по её просьбе. Она поддерживала Хэлен во всем, что касалось её отношений со мной, поэтому они обе были поглощены своей затеей, и относились к этому не то чтобы серьёзно, но как к важному, по словам Кристины, сегодняшнему событию.
- Возьми с собой для Эда Шурикин халат и вьетнамки, - заботливо напомнила Кристина, продумывая вместе с сестрой все детали, чтобы не упустить ничего.
- Может взять это с собой вместе с Шуриком? - пошутила Хэлен в хорошем настроении, укладывая в сумку халат и вьетнамки.
- Твоего мужа? А что, он мог бы быть свидетелем со стороны Эда, - заметила Кристина.
В отличие от Хэлен, Кристина называла меня по имени Эда.
- Тогда уж лучше вызови своего Нино, - предложила Хэлен.
- Было бы здорово, - сказала Кристина, - надо было нам раньше подумать об этом.
- Ничего, мы его пригласим в качестве свидетеля на регистрацию Эдо с Берутой, - успокоила сестру Хэлен.
- Кто такой Эдо?
- Эдо, – это тот, кто для тебя Эда, а для меня Эд – мой жених.
- Я ничего не понимаю, а кто такая Берута?
- Берута, – это его новая любовь, миллионерша из Бейрута.
- Класс!!! – воскликнула Кристина, - это же сенсация, конец света!
- Кристина, это ещё не конец света, все только начинается.
- Хочу с ней познакомиться, обожаю миллионерш, - загорелась Кристина.
- Только после того, как выйдешь замуж за Нино, - предупредительно остерегла её Хэлен, - кто знает, она молодая и красива собой, как говорит Эда, Эд, Эдо, или как его еще?
- Он что, теперь стал крутым? - не могла поверить Кристина.
- Насколько я понимаю, ему светит быть миллионером.
- Он прелесть, твой Эд! - не переставала восхищаться Кристина, - это же надо! Обожаю твоего Эда.
- Ну вот, поехала, не забудь взять купальник с собой, там будет Эда, - сказала Хэлен, отметив про себя, что Кристина, – как раз тот человек, который легко мог уладить любую сложную ситуацию наших взаимоотношений. Она умела сбросить ненужный груз закомплексованных условностей, раскрепостить нашу любовь и придать ей нужную окраску, легкость и счастливый блеск.
- О чём ты говоришь, подружка, купальники нам не нужны, мы в сауну идем, где в двадцать первый век достаточно халатов.
- Неудобно, что скажет Эд?
- Эд скажет, - «Э-э-э! Да они без купальников!!!»
- Будет весело, сказал бы он, - улыбнулась Хэлен.
- Вот, в этом и вся суть, сестричка! В нашем случае должно быть весело, - загорелась Кристина. - Вы будете стоять передо мной в таких свадебных нарядах, таких свадебных нарядах, в каких ещё никто не стоял.
- Что, и он? – засомневалась Хэлен.
- Конечно, дорогая сестричка, можешь не сомневаться, он постоит с нами, как подобает, – в образе достойном настоящего мужчины.
Кристина что-то затеяла, но основную свою мысль пока не нашла.
- А кольца обручальные вы купили? - мелькнула идея у Кристины.
- Он, наверно, купил для меня, а моё вот оно, - сказала Хэлен.
- А ну, покажи, ты уверена, что оно подойдет ему по размеру? - спросила Кристина, взяв кольцо.
- Конечно, подойдет, я знаю его размер, - ответила Хэлен.
- Такой маленький? - не подбирая слов, обнажила свою мысль её сестра.
- Кристина, кончай свои намеки, я собираюсь его надеть на палец.
- А я думала… - шутила Кристина.
- Прекрати, - улыбнулась Хэлен.
Кристина подзадоривала сестру, чтобы она купила ещё одно кольцо размером больше.
- Забудь, - подвела черту этой шутке Хэлен, - зачем всё это?
- А мысль такая, мы окольцуем его всего, чтобы не изменял тебе, - сказала Кристина.
- Может быть, ты сама и наденешь на него своё кольцо? - отшутилась Хэлен.
- А что, это хорошая идея, - сказала Кристина, закрыв ладонью свою улыбку, - ты мыслишь в нужном направлении.
- Вот и покупай свое кольцо для этого сама, но учти, это не моя идея, - предупредила Хэлен.
- Ничего покупать не надо, у меня есть браслет для него, - сказала Кристина, сняв с руки тоненький серебряный обруч, - как раз для таких случаев. Правда, таких случаев у меня ещё не было.
- Каких случаев? – улыбнулась Хэлен, взяв в руки её обруч.
- Ну, ты сама понимаешь, случай, как раз по случаю, - сказала Кристина, забирая свой браслет, - он мой, правда великоват для этого, ты не находишь?
- Не знаю, - смутилась Хэлен.
- Ничего, что-нибудь придумаем, - заверила Кристина.
Всё было готово к церемонии обручения. Хэлен набрала номер телефона Эда.
- Привет, дорогой, - поздоровалась Хэлен, - ты готов? Как настроение?
- Готов, - сказал я поздоровавшись.
- Замечательно, а мы с Кристиной приготовили тебе сюрприз, - сказала Хэлен.
- Какой еще сюрприз, брачную ночь после обручения? - полушутя сказал я.
- Где-то так, - ответила Хэлен.
- Приятный сюрприз, потом узнаешь, - сказала Кристина с тоненьким браслетом в руке.
- С вами не соскучишься, - сказал я, не догадываясь, о чём говорила Кристина.
- Что ты берёшь с собой? - спросила Хэлен.
- Выпивку, еду и фрукты, - сказал я.
- Ты, как всегда, всё предусмотрел, - похвалила Хэлен, - если можно, возьми, пожалуйста, для нас крымское вино «Красный камень».
- Массандру? - спросил я, - уже взял. Я же знаю, что ты любишь это вино.
- Прекрасно, а кольцо не забыл?
- Обижаешь, как я мог забыть кольцо, - сказал я, - золотое, болгарское, с голубым красивым камнем, под цвет твоих глаз.
- Ах! Тогда у нас все готово, дорогой, ждём тебя в два часа в сауне, которую ты заказал.
 
В два часа я подъехал в назначенное место, и в два-десять зашел в сауну.
Хэлен и Кристина были уже там. Одетые в халаты, они восторженно встретили меня.
Первым делом я хотел выложить все принесенные с собой продукты и спиртное, но Кристина остановила меня. Она подошла ко мне и спросила.
- Ты когда-нибудь был в сауне?
- Нет, сегодня впервые, - смутился я.
- Тогда будь, как дома, и делай всё, как мы, - сказала Кристина.
- И что я должен делать? - не понимая её, спросил я.
- Тебе нужно вначале раздеться, - предложила она, закрывая входную дверь на ключ, - а то вспотеешь в одежде в этой жаре.
В комнате было не так, чтобы жарко, но относительно тепло и комфортно. Сауна кроме этой комнаты включала ещё три душевые кабины, парилку и бассейн.
- Я забыл взять с собой плавки, - признался я.
- Кому нужны плавки в сауне? Мы тоже без купальников, - сказала Кристина и распахнула халат.
Она так неожиданно предстала передо мной тайнами своей красы, что я онемел. На меня смотрела обнаженная девушка в распахнутом халате, словно с картины великого художника, не вызывающая сексуальных мыслей своей безукоризненностью. Она запахнулась, и протянула мне халат с вьетнамками, которые принесла для меня.
- Переоденься в это, - сказала она.
«Наверно, так положено», - подумал я и пошёл переодеваться в душевую кабину. Хэлен и Кристина рассмеялись.
- Чем дальше, тем смешнее, - сказала Кристина, - мы таки обручим его.
Я переодевался не спеша. Надев халат на голое тело, обнаружил, что он оказался без пуговиц.
«Нечего сказать», - подумал я, сунул ноги во вьетнамки, и вышел из душевой кабины с глуповатой улыбкой.
- Пора начинать представление, - сказал я в полуобнаженном виде.
- Наконец, появился жених, - сказала Кристина, освобождая мои руки от халата, который я придерживал запахнутым в известном смысле.
Халат обвис, обнажив мои, в состоянии халата, принадлежности.
- Девочки, как вам не стыдно, - полушутя сказал я, - где ваша женская честь?
- Там же, где твое мужское достоинство, - ответила Кристина, беззастенчиво глядя на меня.
- Что ты имеешь в виду?
- Как раз то, о чём ты подумал.
Хэлен нравилась наша игра. Молча наблюдая за нами, она не заметила, что сама тоже стояла в распахнутом халате. Кристина подошла к ней и, повернулась ко мне, предоставив возможность рассматривать их обоих. Она не позволила Хэлен прикрыться халатом, и тем, в самом начале нашего необычного общения, расслабила и раскрепостила нас. Теперь мы могли общаться, не загружая себя посторонними мыслями.
- Можно уже выгружать продукты? - спросил я, смущенный неожиданным представлением.
- Вполне, нам всем пора уже выпить, закусить, потом помыться, попариться, окунуться в бассейне и снова за стол, - сказала Хэлен, - вот такая программа ждёт нас сегодня в сауне. Что скажешь, дорогой?
- И обручание, - добавила Кристина.
- Обручение, - поправил я.
- Точнее все же обручание, - не согласилась Кристина.
- А это как?
- Увидишь, главное, чтобы ты был согласен.
- Я согласен.
Потерянный в мыслях, я доставал и раскладывал на стол всё принесенное с собой.
- Какой аппетитный стол. Будем открывать? - сказала Кристина, передавая мне массандровское вино.
Я открыл бутылку, наполнил бокалы и сказал.
- Мы сегодня здесь собрались не просто так, мы пришли на важную церемонию, проведение которой было проинформировано в газетах. Объявляю нашу встречу по этому случаю открытой.
- Подруга, - обратилась Кристина к сестре, - наша важная церемония уже объявлена открытой, а ты запахнулась, как селедка в шубу. За тебя, дорогая, расслабься.
Хэлен в отличие от нас была несколько скованна. Она никак не могла совладеть собой, и это смущало её. Кристина же вела себя совершенно непринужденно, создавая соответствующую для церемонии атмосферу.
Выпивая и закусывая, мы понемногу вошли в нужную кондицию и, наконец, сбросив с себя халаты, дружно направились в душевые кабины, Помывшись, мы зашли в парилку. Лежанки в ней были трех ярусными, в виде широких трех метровых деревянных ступеней.
Девушки расстелили свои полотенца и обосновались внизу, – на первой и второй полках. Я занял самую жаркую верхнюю полку, и улегся по-мужски, – без полотенца. Но Кристина попросила меня встать, расстелила полотенце, и велела лечь на спину, понимая, что на животе мне будет лежать неудобно. Смущаясь своего состояния, которое меня бесцеремонно лишило возможности лежать на животе, я послушался, и лег на спину. Кристина посмотрела на меня, мысленно соизмеряя свой браслет.
Жара была сухая и колючая, не для слабых, но мы терпеливо выдержали первый заход, пролежав на полках пятнадцать минут. Наши смущения понемногу испарились и смешались с горячим паром парилки. Мы лежали и потели, обмениваясь короткими репликами. Наконец, жара стала невыносимой. Мы выбежали из парилки и нырнули в бассейн.
Там, в двадцати пяти градусной воде, несмотря на контрастный перепад температуры горячего тела, и холодной воды, я почувствовал себя удивительно комфортно. Сердце учащенно билось, но, несмотря на это, через пять минут меня снова потянуло в парилку.
Девушки, беспокоясь за мое состояние, остановили меня и, обвернув в полотенце, усадили на диван за стол. Лица у всех выражали гордое удовлетворение от только что испытанной перегрузки.
Мы рассказывали анекдоты, были на одной волне и весело смеялись. Я с удовольствием слушал незнакомые мне истории.
Ожидая своей очереди для рассказа, я чуточку волновался, и не мог избавиться от своего анекдота, который сковал мою память, не давая возможности вспомнить ничего другого, – такого, что можно было бы рассказать без всяких предварительных предостережений.
- Твоя очередь, - сказала мне Кристина, заметив мое волнение.
Пришло время, наконец, избавиться от своего анекдота, который не давал мне покоя.
- Ничего такого в нём нет, анекдот короткий, но с философской фишкой, - предупредительно начал я свой анекдот.
- Рассказывай, - дали добро девушки.
«Один молодой человек, который только, только начинал свою карьеру, и придавал ей большое значение, спросил мужчину, гораздо старше себя.
- Вы были, когда-нибудь в молодости членом суда? – поинтересовался он.
Мужчина, который уже многого достиг в жизни и относился ко всему, что связанно с карьерой в своем немолодом возрасте, мягко говоря, спустя рукава, ответил.
- Эх, молодость, молодость, членом суда, членом туда…».
Девушки рассмеялись, а я, запахнувшись халатом, притих, боясь, что кто-нибудь из них застанет меня врасплох в подполотенечном состоянии, и вдруг объявит сейчас о начале церемонии обручения. Так оно и случилось.
Кристина, от которой нельзя было скрыть ничего, встала, сняла свой халат, и, обвязав себя полотенцем по диагонали – от правого плеча с завязанным узлом на левом бедре, вышла из-за стола и объявила.
- Уважаемые жених и невеста, - обратилась она к нам, - я беру в руки обязанности судьи, и вызываю вас обоих на ковер для обручения.
Хэлен послушно поднялась и вышла на ковер.
- И вы, молодой человек, «членом суда», пожалуйста, - сказала Кристина, как член суда, повелевая мне стоять здесь, рядом с Хэлен, - свои полотенца можете оставить на диване.
Хэлен послушно положила своё полотенце на диван.
«Мне так нельзя», - подумал я и спросил.
- Можно я буду в халате? У меня в нём обручальное кольцо в кармане.
- Можно, - неожиданно для меня разрешила Кристина, от чего моё состояние как бы улучшилось, в определенном смысле.
Я надел халат, освободил себя от полотенца, вышел туда, куда пригласили и теперь мы с Хэлен стояли вместе перед молодой, красиво обнаженной строгостью закона в ожидании обручения.
- Вы Хэлен и вы Эд находитесь здесь в обоюдном согласии обручиться, так ли это? - спросила нас судья Кристина.
- Да, - ответили мы.
- В таком случае мы начинаем церемонию вашего обручения.
Мы, молча, смотрели на нашего судью, и каждый думал о своем, – Хэлен, очевидно, о церемонии. Я же, как мужчина перед молодой, красиво обнаженной судьей, придерживая запахнутым свой халат без пуговиц, думал совсем о другом.
- Я обращаюсь к невесте, - сказал наш судья, - даёте ли вы своё согласие взять в мужья рядом стоящего с вами жениха?
- Да, я согласна, - ответила Хэлен.
- Я обращаюсь к жениху. Даёте ли вы своё согласие взять в жены рядом стоящую с вами невесту?
- Да, согласен, - ответил я, думая о своём.
- Обещаете ли вы, невеста, любить своего мужа, быть верной и преданной ему до конца своих дней, быть рядом с ним и в радости и в горе, делиться всем и помогать ему во всем?
- Обещаю, - сказала Хэлен.
- Обещаете ли вы, жених, любить свою невесту, быть верным и преданным ей до конца своих дней, быть рядом с ней и в радости и в горе, делиться всем и помогать ей во всем?
- Обещаю, - сказал я, переводя взгляд от судьи на Хэлен.
- Можете обменяться кольцами, - сказала Кристина.
Повернувшись спиной к судье, я достал из халата золотое кольцо с голубым камнем и надел его на средний палец протянутой мне правой руки Хэлен. Она, оценив красоту нового кольца, приятно улыбнулась, достала свое элегантное серебряное мужское кольцо, и надела мне на мизинец правой руки.
Кристина объявила минутную паузу, которая, словно минутой молчания, приглашала ощутить происшедшее только что событие.
- Объявляю вас обвенчанными, - в тему свершённого акта сказала Кристина, - можете поцеловаться.
Мы повернулись друг к другу для поцелуя. Я уже плохо соображал, что происходит со мной, не стесняясь и не думая больше о халате, от которого Кристина, проходя к столу, легко освободила меня.
- А теперь оба повернитесь ко мне, - сказала Кристина.
Мы послушно повернулись к ней.
Забыв после чувственного поцелуя, что я без халата, и обо всём том, что привлекало во мне внимание присутствующих, я смотрел на обнаженную фигуру Кристины с тоненьким браслетиком в руках и настороженно приготовился слушать её дальнейшую церемонию обручения.
Кристина, глядя на меня и теперь уже почти не сомневаясь в том, что её приготовленный браслет в своём достоинстве будет мне по размеру, обратилась ко мне.
- Готов ли ты обручить своё достоинство в обещании верности и чести своей жене?
- Готов, - сказал я, ещё не до конца понимая, что означают её слова.
- Хорошо, - отметила Кристина и почему-то попросила, чтобы я закрыл глаза.
Я почувствовал, и от неожиданности чуть было не открыл глаза, когда Кристина подошла ко мне, и, обручая так называемое достоинство, перевязала его лентой вместе со своим браслетом. Это была кульминация всей церемонии. Теперь я был всесторонне обручён.
Я поблагодарил нашего представителя закона, и отошел в сторону, чувствуя себя укрощенным, словно конь, на которого впервые надели на шею хомут.
- Веселая церемония подошла к концу, - объявила Кристина, - наденьте свои халаты и садитесь за стол, чтобы отметить только что состоявшееся обручение.
Мы послушно надели свои халаты и сели за стол.
- Я хочу отметить в этом тосте неповторимую обстановку происходящего, правильное понимание неординарных моментов, и родственность наших душ, - продолжала Кристина. - Особенно хочется отметить нашего обрученного мужа, – тебя, Эда.
- Обреченного, - поправил я.
- Тебя, Эда, - повторив, улыбнулась Кристина, - с тем великим достоинством, с которым ты держался.
- Да, уж, - добавил я, поправляя свой хомут.
- Тем более я рада это слышать, - продолжала Кристина свой тост, - потому что мне была оказана вами большая честь, и то, что очень трогательно проходило именно моё участие в состоявшейся церемонии обручения. Я надеюсь, что моя лёгкая рука, которая принимала в этом непосредственное участие, принесёт вам счастье и верность. За вас.
- Было весело – отметил я, - и мне очень жаль, что такой замечательный тост я больше никогда не услышу. За вас.
Мы выпили, повторили циклы пропарки с бассейном, потом собрались, оделись и вышли на улицу.
Я понемногу приходил в себя.
Поцеловав друг друга на прощание, мы расстались, и я пошёл домой, с грустью думая о Беруте, – «тебе, наверно грустно, потому что было весело мне». Я остро ощущал, что соскучился по ней. Очень хотелось позвонить, но я не мог себе позволить этого.
Позади событий последних дней осталось множество неясных, интригующих и обнадеживающих впечатлений, осмыслить которые можно было бы, разве что, развернувшись лицом к ним. Но сказочными казались произошедшие события, как будто это всё случилось не со мной. Берута заполняла всё моё сознание, которое теперь было обращено только к ней.
Я стал рабом своих же чувств – того, что выросло во мне. Может быть, чтобы трезвее мыслить, следует избавиться от них. Перестать верить в реалии того, что создал для себя я сам, и отдохнуть от ложных впечатлений?
Так нет же, я тащу их за собой – свой груз обманутых в себе надежд.
Скажи себе «было приятно целовать её», и всё. И ни каких «ах, как она мила, очаровательна, прекрасна ...» – наросший снежный ком, всё то, что окончательно скрывает от меня мои же подлинные впечатления, спрятанные глубоко под ним. Да и вообще, понравился ли я Беруте, хотя бы на малую долю того, что возомнил себе, (ха-ха)?
Я шёл домой, но казалось, я шёл не по тем же улицам, по которым шли прохожие, находясь вне дома в этот день, а по сладостным, печальным и скользким улицам моего прошлого.
Я шёл вперед, к той жизни, в которой мы живём, разбрасывая по пути суть не до конца распознанных мгновений, а надо бы пройтись в обратном направлении, чтобы вернуться к тем глубинам, где лежит то, что незнакомо нам, повернуто спиной и спрятано от нас. Где то, что есть, в действительности существует, где тайна, которую можно распознать только в движении назад, собирая разбросанное на пути вперед.
Сознавая, что многое не ясно для меня на пройденном пути, теперь я шёл вперед – к потерянному раю, вперед, но по пути назад.
 
(Продолжение будет) Эд Гемадзе
Copyright (с): Эд Гемадзе. Свидетельство о публикации №370619
Дата публикации: 24.12.2017 12:05
Предыдущее: Однажды в пятницуСледующее: Время - деньги /странный диалог/

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Буфет.
Истории за нашим столом
Доска Почета
Открытие месяца
Спасибо порталу и его ведущим!
Проекту "Чаша талантов" требуется руководитель!
Дежурство по порталу как оплачиваемая работа
Приглашаем на работу: наши вакансии
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой
Атрибутика наших проектов