САМЫЙ ЯРКИЙ ПРАЗДНИК ГОДА - 2018
Новогодний конкурс
Положение
Иноформация и новости
Номинации конкурса


Главная    Лента рецензий    Ленты форумов    Круглый стол    Обзоры и итоги конкурсов    Новости дня и объявления    Чаты для общения. Заходи, кто на портале.    Между нами, писателями, говоря...    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Наталья Деронн
Бенефис Первой
Фаворитки Красного Кота
Слушайте "свою самость" -
не включайте телевизор!
Что хочет автор
Электронная газета
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Новые авторы недели
Объявления и анонсы
Новости дня
Дневник портала
Приемная дежурных
Блицы
Приемная модераторов
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Рекомендуем новых авторов
Альманах "Автограф"
Отдел спецпроектов и внешних связей
Диалоги, дискуссии, обсуждения
Правдивые истории
Клуб мудрецов
"Рюкзачок".Детские авторы - сюда!
Читальный зал
Литературный календарь
Литературная
мастерская
Зелёная лампа
КЛУБ-ФОРУМ "У КАМИНА"
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Наши юные
дарования
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.

Просмотр произведения в рамках конкурса(проекта):

Литературный конкурс на премию МСП «Новый Современник»
«Чаша Таланта - 2017» Этап 2.

Номинация: Проза

Все произведения

Произведение
Жанр: РассказАвтор: Наталья Деронн
Объем: 29051 [ символов ]
Влюбленный бомж
...на сегодня он бездомный маргинал. Он не был
стариком,
его лицо не
серое и замызганное, как бывает у бомжей со стажем, а производило
впечатление несчастного человека - ибо сохраняло какое-то выражение,
пока не съела ржавчина бродяжничества. Не приняла его ни одна
община из своих, скорее потому только, что и сама эта персона вызывала
странное ощущение желаемого одиночества. Взгляд его не был
заискивающим и не был даже озлобленным или пугающим, глаза
славянские, серые, простецкие проглядывались из-под нахлобученной
шапки. На вопросы сердобольных и любопытных, кто его выгнал из
дома, жена ли, дети ли, либо мошенники ограбили, отвечал он
миролюбиво:
- Не стоит, господа, беспокоится, мне и так неплохо, каждому своё, -
при этом сентиментальным он внушал некое романтическое впечатление
от смелого и независимого своего существования.
Вызывал этим смирением сострадание и подаяния: его кормили,
когда
он не просил, ему подавали - когда он рук не тянул. Вид имел сытый для
бродяги, но, как бы то ни было, на сегодня он - одинокий бездомный
маргинал.
Получив где-то недоеденный бургер, бомж прятался в укромное
местечко, появилось которое по причине сильной геометричности и
несуразности современной архитектуры. К старому дореволюционному
зданию впритык мудреным загибистым углом достроено было новое
офисное здание, образуя при этом внутренний двор, запертый с трех
сторон домами, а в цоколе на месте стыка - нишу с навесом, вот в ней и
нашел пристанище бездомный
сей маргинал. Он долго укладывался в хламе и тряпках, закрываясь с
головой, огребал себя упаковочным мусором, в конце концов, спрятался
так, что из-под кучи хлама не торчала ни голова, ни ноги, а только глаза
уставились в светящееся окно прямо супротив - в офис первого этажа.
Там, в нескольких метрах от него, происходила совсем иная жизнь.
 
Её звали Степанида Августовна Большова. Она приоткрыла фромугу
и
аккуратно выдыхала на улицу дымок сигареты « Philip Morris», сдвинув
брови, о чем-то усиленно думала, шевелила губами и поддакивала сама
себе качанием головы, одним словом, умственный процесс в голове шёл, а
курению этот процесс предназначено было структурировать. Забот у неё
было много, нагрузки еще больше, а ответственности от принятых
решений кроме неё никто не несет: она директор компании с
внешнеэкономической деятельностью.
Но сейчас шёл дождь, она курила в окно и вспомнилось, как в
детстве
ей нравилось в дождь кататься на трамвае и есть мороженое:
задняя площадка полупустого трамвая, а там внизу, словно в партере,
люди, вместо занавеса - дождь; она удаляется со сцены в теплом
уходящем трамвае. Тогда она была уверена, что станет актрисой или
певицей, и голос, несмотря на
юность, звучать будет зрело и проникновенно о любви, веселье и
страдании, надежде и мечтах - и уж точно не мечталось ей стать каким-
нибудь директором в бизнесе. И вот она бизнес - директор.
Ей тридцать четыре года, а она до сих пор думает: всё впереди,
вот заработаю денег - и в Москву, стану актрисой,стану.
Ведь если всё проходит, то пройдет и это её "бизнесменство", и наступит
то, что в конце концов должно произойти.
Она вернулась к прежнему увлечению - собирать
журналы и книги про театр, кино и искусство, словно подстрекаемая
конечностью жизни, а сразу после «РБК» включала канал «Культуру».
Как она стала бизнесменом, не могла вспомнить, кто-то из друзей втянул:
заработаешь на Москву - и свободна! Дуй в актрисы!
Разглядывая нынче себя во все зеркала своего огромного кабинета,
сокрушалась: рот у неё слишком пухлый - она его поджимала, и волосы
через-чур кудрявые - она их гладко зачесывала, брови выщипывала -
слишком широкие. С кучей контрактов на годы вперёд подписанными,
разве мыслимо из бизнеса выйти? Но и деньги на Москву и театры давно
отложены, да что на Москву - на Америку хватит, на девчачьи фантазии.
Авось пригодится.
После успешных нескольких лет в бизнесе Степанида Большова
позволила себе снова вернуть родной светло-русый цвет волос,
постепенно состригая черные крашенные локоны, перестала без всякого
усилия над собой есть на ночь пельмени и картошку, подтянула фигуру:
теперь уже можно - её весомость в бизнесе была доказана, а заместители
брутальной внешности и хватки избавляли её ездить в места
добычи, туда, где с хрупкой девушкой разговаривать не станут.
Не стоит описывать кабинеты генеральных директоров - с ними все
ясно: либо орех полированный с золотом, либо японский минимализм из
нержавейки. Из этих последних и был просторный кабинет Степаниды
Августовны, правда, было одно живописное отличие.
В дореволюционном ещё крепком доме, что напротив, жил древний
старик, из своего глубокого одиночества он переезжал в дом
престарелых, поскольку тишины пустой квартиры перенесть ему сил не
хватало, а переехать он решил окончательно, когда достроили офис.
В день переезда, в тот самый час, когда вынесли мебель и узлы,
Степанида Августовна вышла из джипа в окружении охранников и
столкнулась со стариком.
- Грузитесь? Помочь вам? - она сделала жест охранникам.
- Благодарствую! Да передумал я всю мебель брать с собой, куда там
её-некуда!
Там у меня осьмнадцать метров жилых.
- Зачем уезжаете? Сколько лет вы в этом доме прожили?
- Почитай всю жизнь. Как нынче поставили этот пристрой ваш - так
загородили мне реку и небо, токма ваши окна видать, а раньше, бывало,
закат во весь горизонт!
- Чем я могу вам помочь? Моя фирма будет спонсировать вас пока вы
живы, обещаю.
Дед сперва махнул рукой, и сколько горести было в его жесте, но тут
внимательно посмотрел на Большову, в её лицо и глаза, на стать и
осанку, на её модную меховую сумку через плечо на цепи, в которую
она, как в муфту, прятала руки, разговаривая с ним на морозце,
усмехнулся лукаво так, по-сибирски, что-то цепануло его, видать, в ней,
раз он сказал:
- Ну коли так, возьми вот мои старые вещи - они не хотят с этих мест
уезжать, куда девать иначе, дед их мой делал сам, краснодеревщик
знатный был.
Старик указал на три вещи, они пока лежали прямо на снегу, ничем не
прикрытые: кушетку, картину и комод. Вот так они поселились жить в
кабинете у Большовой, и, надо сказать, вещицы были славно
сделаны, особенно комод ей приглянулся с кучей ящичков
инкрустированных, бесшумно задвигающихся, и все замочки работали с
мягким щелчком, и все ключики сохранились.Кушетка выцвела на
закатном солнце, но не обтрепалась, размещена была под картиной
маслом - та смотрела в темное окно, не отвлекая Большову от работы...
Структурирующий и концептуальный процесс курения был прерван:
- Степанида Августовна! Совет директоров вас ожидает, к оперативке
все готово, презентация холдинга готова, можно начинать, - молоденький
стажер зашел без стука в дверь и бойко докладывал .
- Без твоих советов обойдусь!
- Извините, Степ-степнида-анида Ав-авгус-агустевна, запорт-зарата-
партовался...
- Бесперспективный бесперспективняк ! - она,
взглянув на него исподлобья, как будто подбородком поворачивала
голову, проговорила через плечо и посмотрела также. Эта угрюмая
манера никак не увязывалась с её внешностью и мечтаниями, но,
возможно, именно она сделала её директором мужского коллектива.
Она выдохнула дымок в окно, заметила, кто-то шевелился, собака
бездомная ли, в цокольной нише, уж который день вижу, что-то
шевелится - ещё расплодится, надо позвонить в питомник, - подумала,-
не забыть бы, накормить. Расправила плечи, как атлант, пошла в
переговорную, на ходу велела стажеру:
- Напомни мне про собаку после обеда.
- Тихо все! Большая Стеша идёт!- кто-то крикнул и сотрудники
чинно зашли в переговорную залу.
После оперативки последовал обед в собственной столовой. Но
несчастный стажер сломал мозги, думая, когда это : после обеда, есть
ему было некогда свой стейк - он следил за директором. Наконец, как
только она вышла из-за стола, он
ринулся за ней:
- Вы велели напомнить про собаку!
- Да, собери мясные остатки и отнеси вон туда, в
нишу-там собака поселилась.
- Но остатков нет- всё съели.
- Разве? Это твой? Вот им и накорми пса.
Сама же прошла на кухню, нашла обрезки, без брезгливости собрала:
- На, иди отнеси .
В конце дня, устроившись на кушетке, неторопливо проглядывала
бумаги. Темнота в северных краях наступает рано, поэтому, когда в
черноте окна сверкнул красный огонек, она не могла не заметить,
случайно оторвав взгляд от документов в раздумье.
- Там не собака-там гигантский кролик поселился, красно-глазый
одноглазый?
Наблюдая за огоньком, быстро догадалась: чья-то
сигарета,уж лучше бы кролик. На следующий день она разглядела: в
нише не собака возилась, а человек бездомный. Степанида усмехнулась
над собой: а я чуть в питомник не позвонила, как охрана
не увидела, но подумала - сам уйдет. Не уходил. Она ощущала
неотступное его присутствие за окном, он то исчезал по своим
бродяжьим делам, то возвращался, снова неотрывно уставившись в её
окно, ни в какое другое. Когда бойкий стажер заглянул в кабинет с
вопросом, она вместо ответа опять дала ему задание:
- Напомни мне завтра про маргинала и про охранников-им надо
всыпать.
- Вам завтра всыпят! - он тут же задиристо поддел охрану на входе.
Сама же с удовольствием подслушивала из своего кабинета, как
стажер-выскочка выполняет за неё «грязную» работу.
Вечером, зная, что с улицы за ней наблюдают, усаживаясь теперь на
антикварной кушетке, она раздумывала, как вытянуть ноги,
она выпрямляла спину, когда работала за столом, и больше Большова не
курила.
Она поправляла прическу у каждого зеркала,а уходя домой, оставляла
в пакете еду несколько раз, если в логове маргинала в тот момент не
было.
Влюбленный бомж, а сомнений у неё не оставалось по этому
поводу, неотрывно пялился в её окно, всякий раз, как она там появлялась,
то вставал, прислонясь к стене, то вытягивал шею, когда она меняла
положение.
Большой Стеше виделось теперь, что она - осенняя
безвольная бабочка с потрепанными и затертыми крыльями на иголке под
лупой в бомжовых руках. Так должно быть чувствовали себя инженю и
субретки на театральной сцене, и она теперь передвигалась по своему
офису с опаской, как «бесчестная актёрка» французского театра, когда
актёрку всякий, даже низкого происхождения, норовил ущипнуть,а не
только «геральдическая птица», чьим золоченым креслам позволено было
стоять прямо по бокам авансцены, и даже знаменитый указ Людовика
ХIII не спасал актеров от посягательств. Вот так жилось Большой Стеше в
личном офисе.
Не просто, да и можно ли изгнать человека, пусть и опустившего
маргинала, только за то, что он влюблён; то, что он безобидный, она была
уверена - не ущипнет, скабрезность не скажет - ведь он всего лишь
созерцатель. Повинуясь непонятно каким чувствам, одному из
охранников показала на маргинала за окном:
- Видишь?
- Вижу.
-Какого ( обсценное слово) он всё ещё здесь?
-Так вы не давали распоряжения. Счас, будь сделано.
-Стоять. Я договорилась,(обсценное слово), сама сходила в магазин в
доме напротив, они возьмут его на работу.Отведи его, и чтоб он
(обсценное выражение) тут больше не стоял истуканом!
Через пару дней, проезжая мимо магазина, она заметила его: вымытого,
вычищенного, приглаженного, в приличном костюме,- он нёс службу
секьюрити на входе.
-Хм, - хмыкнула с чувством исполненного долга,- во всему видать был
когда-то приличным человеком, в костюме ходит не впервой, не страшный
и лицо у него есть.
На время снова все стало спокойно, никто и ничего не смущало Большую
Стешу, от скованности не осталось и следа. Пока она не заметила его в
проёме служебного входа в магазин, который тоже выходил во двор - в её
двор.
- Что за работу тебе дали - пялиться целый день на меня?
Не таясь, без стеснения он подолгу стоял, курил, не спуская глаз с её
окон. А через несколько дней снова шевелилось в
цокольном логове. Охране Степанида Августовна велела еды ему не
носить, более того, сделать внушение: не приближаться к офисному
зданию и не таращиться в окна, а то...Внушения силу возымели. Она его
больше не видела, лишь огонёк сигареты продолжал одиноко и настырно
маячить, выдавая его неотвязное присутствие.
Нелепая и безобидная ситуация превращалась в одиозную.Она прошла
по всему этажу, что занимала её компания, кабинета такого же размера
не нашлось, и все-таки выбрала один, но самое главное - окна
выходили на другую сторону: на реку и закат, про которые говорил
почтенный старикан, а вблизи - ничего, только за рекой возвышались
новые дома. В кабинете впритык сидели менеджеры .
- Теперь это будет мой кабинет.
Началось переселение. Все сотрудники были привлечены тут же разом
покончить с переездом. За одним последовала смена другого кабинета и
другого.
Маргинал на улице с тревогой наблюдал за сменой интерьера, когда
видел её передвижения из кабинета в кабинет. Сборы и суета. Понятно,
что матрона, съезжает из кабинета. Он разволновался.
- Чё вот так всё и закончится? Зря все бросил и его уютный закуток в
цоколе - зачем он ему без неё? Большая Стеша, понятно дело, уезжает,
раз все забирает с собой, вон и мебелишку эту хлипкую и картину сняла!
Ужас! Знамо, что все заберет, уж эту-то красоту всяко - разно заберет, всё
со стен посымает, значит, точно уезжает, - так он волновался.
Кое-как наспех переехав в кабинет с видом на реку и горизонт,
Большая Стеша испытала облегчение и даже свободу.
Когда собрались на оперативку в её новом кабинете, стало
ясно: здесь слишком тесно, всем сесть негде.
- Оперативка у нас сегодня будет короткая. Поглощение состоится.
Вопрос решен. Я расчеты проверила. Начальник отдела по реализации -
вы летите в Магадан в воскресенье вечером прямым чартером. Начальник
по маркетингу - вы в Красноярск во вторник, Начальник по логистике - в
Норильск в четверг. Срок командировки - два дня. Цель: окончательное
слияние в холдинг. В понедельник двадцать первого, вы все должны
доставить сюда директоров компаний для подписания документов. Я
сейчас улетаю в Париж. На связи быть круглосуточно. По умолчанию
присутствующий начальник есть «врио» генерального директора. Всё.
Большая Стеша, не прощаясь, вышла, да и пришла, не здороваясь.
- Во дает, лапидарная бабёнка!-новенький стажер пыжился
оригинальничать, говоря ей вслед, - она у нас теперь Августейшая особа,
теперь августейшего холдинга.
Степанида Августовна остановилась, развернулась на одних носках
высоченных туфель-шпилек, не отрывая их от паркета, и проговорила
громко:
- Я вас услышала! Я передумала: вы, стажер, поедете в Магадан вместо
начальника по реализации. Следуйте за мной.
Все остались ждать продолжения. Стажер молча последовал обратно за
директором в кабинет.
- Вы...(обсценное слово)...поедете поездом...(обсценное
выражение)...прямо в пятницу, чтобы никаких баров и ресторанов...
(обсценное выражение)...на свои деньги, не хоть где, а в общежитии
рабочих,...(обсценное выражение) пока не отчитаетесь...(обсценное
слово)...третий месяц у нас всего...(обсценные слова) .. я вашего имени не
знаю и знать не желаю, пока...( много обсценных слов), и только
попробуйте не выполнить...(обсценные слова)!
- Так бы сразу и сказали, Ваше Августейшество! - выпалил
стажер и, пятясь, вывалился из кабинета.
Его встретили хохотом и аплодисментами.
- Это не всё! - Стеша Августейшая обратилась ко всем. - Во всех
окнах, пока я в отъезде, установить жалюзи. Плотные. Сейчас выносим
обратно кушетку, картинку и комод - в моем прежнем кабинете будет
переговорная.
Большая Стеша приволокла по полу картину маслом, водрузила на
прежнее место:
- Кушетка, картина, и мой обожаемый комод, разлучать
вас нельзя, будете здесь жить, - только и сказала.
Бомж проснулся сразу, как только зажегся свет в её бывшем кабинете -
будто и не спал вовсе, неотрывно глядя за происходящим:
- Она вернулась! Вернулась! - Он ликовал, ему, влюбленнному бомжу,
которого Степанида Большова наркомила, обула и устроила на работу, но
которому ничего не надо из наших благ.Ему хотелось только наслаждаться
созерцанием её красоты. Она вернулась!
Как он вытягивал шею, когда она, Большая Стеша, курила у окна и
смотрела глубокомысленно, считая ворон, то есть деньги. Что она могла
ещё считать? Он вставал, когда она сидела на кушетке, кажется, так она
называется с таким подголовником - подлокотником ли, когда она там
сидела с бумагами, он обычно вставал, чтобы её видеть, потому что она
все время загораживала...его картину! А как уезжала, жаль не часто,так
картину видно хорошо было, можно смотреть сколько хочешь. Она в
учебнике была у них в школе, он помнит, а здесь вот она какая -
настоящая! Большая! Красавица. Рот у неё пухлый, волосы курчавые,
темные и глаза такие карие, карие, глубокие.
Зато до поздна горел свет, пока начальница работала в теплом сухом
кабинете с его любимой картиной - повезло же ей, и ему было всё равно,
что здесь сейчас холодно и сыро. Он готов смотреть на картину хоть
вечность, она никогда ему не надоест, он подростком уже мечтал увидеть
её настоящую. Тогда сразу влюбился в неё, в эту
шляпку с кружевами, с кудрявым пером, как она смотрит свысока из
кареты и руки прячет в муфте, совсем как он сейчас, в тряпьё. Глаза
какие: она про меня все понимает и знает, потому смотрит высокомерно и
надменно.
- Как увидел тебя в книжке - с той самой минуты и...Как же я в тебя
влюблен! До сих пор! Хол-лодно только,есть охота, эта богачка не велела,
поди, кормить больше. Одна польза от неё - хоть картину моей красавицы,
моей незнакомки недосягаемой не загораживает. Вернула!
- Гули, гули! - вышла из магазина уборщица сердобольная и
навалила на канализационный бак, паривший и изрыгающий тепло и вонь
в любую погоду, серое пшено.
- Ишь! Всё стоишь, нешто тебе в магазе-то не робилось?
- Эх, чё-б ты понимала!
Тётка ушла, голуби налетели, жирные, толкали друг друг за еду, давили
на морозе. Он подошел, не крадучись, спокойно и тихо, почти ласково
ухватил одного из них, тот не сразу понял, что его
поймали, ещё жевал жесткое зерно, но не мог проглотить - его держали
за горло, а потом и вовсе просто взяли и свернули шею, он не успел
проглотить последнее. Влюбленный бомж держал голубя со свесившейся
головой, раздумывая, как его съесть:
- У меня, паря, наступила чёрная голодная смерть и праздник сразу.
Свет в кабинете не погас, буду есть и смотреть, пока туда - сюда её
подчиненые ходят, мне надо успеть с тобой что-то сделать, ну - да, я
ведь сделал уже.
Он бродил с голубем под окнами, грел о неостывшее тело птицы руки,
пока не заметил курящего человека.
Бомж дождался, когда мужчина перед входом в магазин докурил
сигарету и бросил окурок, тут же подбежал за ним, старательно окружил
ладонями от ветра, раскурил его, отыскал бумагу в
урне, разжег и вернулся в свое убежище. Соорудив костерок, он обжарил
голубя, устроился под грудой хлама и снова он, никому не известный,
уставился на картину в пустом кабинете, портрет «Неизвестной».
Наутро похолодало, морозец щипал нос, он проснулся от холода и
голода. Пошел греться на канализационный люк, не сильно помогло.
Восходящие лучи солнца скользили по стеклам. Он приблизился впервые
прямо к окнам кабинета, уперся носом в стекло:
- Привет, что ли?! Ну ты, наглая! - сказал с восторгом, громко
шмыгнул
носом,- не ты одна такая наглая!
Пушистое перо на её шляпке - беретке ярко осветилось лучом солнца,
будто покачнулось в ответ - так свет растекался по её лицу, шляпке,
муфточке. Стекло запотело перед ним, он потер его грязным рукавом и
снова уткнулся носом, глядя неотрывно на предмет воздыхания. Долго
стоял, очнулся, когда вчерашняя уборщица заметила его и крикнула:
- Эй, заходь, умоешься хоть, пока начальства нету!
Он не оглянулся в её сторону, не отлипая от стекла, вперился в
картину.
- Давай захоть, не боись, чаю налью с сахаром!
- Отстань! - ответил будто похмельный мужик. И пошел прочь.
- Вот ведь, дурья башка! - тётка не унималась.
Тут влюбленный бомж повернул голову как бы низом - через
подбородок, поглядел через плечо из-под лобья, ну точь-в точь, как
бывало, смотрела волком Большая Стеша:
- Отвали, говорю! - Потом рявкнул сквозь зубы да с такой злобою и
надменностью «Неизвестной»:
- Пошла ты!
Сколько зим его ждало впереди голодных и холодных, кто знает? И не
важно, куда делась его благодетельница, не имело для него значение,
как и все остальное, главное - она здесь, она к нему вернулась.
Он понимал, что эта ночь его изменила-не голод, не одиночество; ему
не пришло в голову над этим поразмыслить, он ощутил себя озлобленным,
жадным и наглым, но не знал, что его грехопадение произошло, его
мучительное время только теперь началось.
- Чё-то я седня другой какой-то, неужто это меня с новой еды так
растащило? Чё с одного голубя - так сразу?! (обсценное слово и
выражение).
 
Дни в Париже расписаны были по минутам .Степанида Августовна
работать умела, со всеми делами уложилась в четыре дня, строго по
плану. Не попала в театры: досада, но музеи по второму кругу была не
прочь посетить, особенно музей «Орсо», там в ресторане лучшая фуагра.
Врут, наверное, но очередь была. Значит, не врут.
В аэропорту «Шарля де Голля» ожидала рейс в Москву. Приехала
деревенской, а уезжала ...
- Вы удивительно славянская! Позвольте вам представиться...-
безошибочно определил иностранец. Он - то точно был европеец. Перед
ней стоял высокий сухопарый господин в безукоризненном костюме,
пиджак застегнут на одну пуговицу, рука в кармане брюк. Ни вещей, ни
сотового, только волосы в художественном беспорядке выдавали что-то
творческое в его натуре.
- Вы в Москву, очевидно? Ваш рейс задерживается часа на два не
меньше.
- Не объявлено было,-ответила она без смущения, без зажатости.
- Скоро объявят,-он улыбался,-вы простите, но я за вами давно
наблюдаю, как вы из такси вышли артистично - обе ноги сразу вынесли
паралельно.
В Китае, понятно, не удивилась бы, но здесь, в Париже, её вдруг
называют настоящей славянкой, это с её-то пушистыми золотистыми
волосами и светло-карими глазами, и губы считала пухлыми не по -
славянски.
- Вы удивительно славянская! - продолжал мосье.- Именно такой
типаж я ищу не первый месяц, все есть, кроме главной героини с
обязательной славянской внешностью.
- Рейс до Москвы « Аir France» задерживается на два часа.
- О, так вы знали заранее?
- Нет, это я его нарочно задержал, чтобы с вами поговорить! Я
встречаю самолет из Лос-Анджелеса, моего оператора из Голливуда, а он
задерживается. Вот и договорился, чтобы с вами его подождать.
Она засмеялась.
- Зря смеётесь, не всегда это бывает шуткой. Однажды мы снимали в
Колумбии, так там мы не только рейс задержали, но и...
Он рассказывал забавные истории, а Стеша вместо того, чтобы
подумать о самосохранении, ведь он вполне был похож и на жигало, стала
совершенно по -русски размышлять. Ведь мы это так любим.
 
...«Гуманность русских - это на самом деле моральная безхребетность
и
отсутствие дисциплины» - читала она у иностранцев, их очерки так и
остались лежать настольными книгами в её дорогом кабинете. Стараясь
понять иностранцев, она хотела сама понять свою Россию и русских. Хотя
страну она свою любила, здесь она чувствовала себя свободнее и не было
у неё стыдливости за необузданный характер и доверчивость. Многое она
вспомнила про бизнес, где она должна была включать низкие и властные
регистры своего августейшего голоса и заставить работать что наших,
что иностранцев. И трудно ей представлялось сейчас, что она вернется в
свое логово-убежище, пусть там жила, где сразу деньги лежат, но где за
них ругаться надо, изворачиваться, а в театр сходить некогда. Потому что
все театры и кино в Москве и здесь, в Париже, а у них там - только
гастроли немножко. А в меня ещё влюбляются! Да ещё как!
Они с французом пили кофе, потом им принесли на тарелке размером
со шляпу канотье маленькую чью-то ножку, длинную, тонкую и травинку
рядом. Степанида Августовна долго разглядывала.
- Это голубь,-пояснил француз.
- Не ем,-она отодвинула тарелку.
- Но-о, я опять шучу. Лягушка, специально выращенная, нежнейшая,
в сливочном соусе.
- У нас в России лягушка - это царевна. Но сначала её убить надо, ну
вроде того, тогда она превратится в царевну.
- Считайте, что это уже произошло с вами в России. Я вижу только
царевну.
- Пожалуй, «бесчестной актеркой», я, считай, побывала.
- Вот мы с вами встретились. Такие встречи сами по себе мистичны,
как все русские. Это знак, нельзя его проглядеть.
- Я не мистик, я предприниматель.
- Пфу..оля-ля,бросьте! Это же не на всю жизнь-гоняться за
деньгами, гоняться можно только за любовью. Я вам обещал
голливудского оператора - получайте! Талантливейший человек. Вот он
уже идет.
Степаниде даже в голову не пришло, что её могут попросту обмануть,
обольстить, или там ещё какое словечко, будь это у неё в стране. Здесь в
воздухе не парила аура обмана и лжи, как канализационный люк с
затхлым зерном для голубей, а только легкость бытия.
- Позвольте представиться...Позвольте представить...мой «префо»
кинооператор, вы точно видели его фильмы...Как вас зовут, прелестница?
Степанида без колебаний ответила:
- Большая Стеша, - и тихонько засмеялась бубенцами.
- Гарнье Стеша? Гранд Стеша? Шарман! Готовый псевдоним!
- Я сначала в театр хочу. У меня на театры деньги отложены.
 
На следующий день они всей съёмочной группой сорвались в
Нормандию , которая должна была стать Беломорьем со скалистыми и
песчанными берегами и ветрами. Пушистые волосы Стеши выгладили
итальянским утюжком, сняли макияж - боевую раскраску для бизнеса по-
русски, нанесли грим: верно, какая же она славянская.
- Нет! Стоп! Вы сейчас на звереныша похожи, на затравленную
бродячую собаку, на маргинала-отщепенца! Не то! Вспомните себя, какой
вы были в аэропорту, о чем думали тогда. Открытая, искренняя,
славянская простая душа, заботливая, сердечная, но не услужливая,
понимаешь, без замысловатостей! Ну, давай, вернись туда в аэропорт на
три дня назад. Вот ты стоишь, смотришь в небо, о чем-то думаешь, или
налегке, ни о чем не думала, просто стояла не отягощенная. Вот я
подхожу, три дня назад это было.
- Всего на три дня назад? - Она засмеялась, - на полжизни назад надо.
Тепло тут у вас, расслабляешься, морем пахнет, хорошо, спокойно; у нас
так бывает только весной, в деревне моей, сидишь на солнце у избы на
заваленке, ещё снег под ногами, а серые бревна теплые, голову подымешь
- и загораешь, прям чувствуешь, как по лицу веснушки разбегаются.
Она засмеялась колокольчиком весеннего ручейка, глаза щурились
словно от ярких лучей и зернистого, из стекляшек, снега, блестевшего
капелью и маленькими сосульками сугробов.
- У нас тоже бывает тепло, хоть и моря нету,-сказала, глядя прямо
ему в глаза, просто, ясно и светло.
- Вот оно то самое! Снимаем! Мотор! Экшен!
- Ву а ля! Прелестная бабёнка оказалась эта русская!
- Что за хорошенький голубок?
- Не голубок! Царевна-лягушка из России!
 
У неё не чужие представления о счастье и благополучии, она вряд
ли будет строить большую карьеру, хотя, кто знает? Работать Степанида
умеет.
Она стала настоящей хорошей актрисой и певицей, и голос,
несмотря на зрелость, звучит легко, свежо, проникновенно и нежно о
любви, веселье и страдании, надежде и мечтах. Будь это конец фильма, а
не счастливая концовка рассказа, показали бы, как после съёмок она
садится в свою забавную цветную французскую машинку без всякой
охраны, слушая забавных Caro Emerald или Нору Джонс, едет к забавным
животным своего приюта, и как вечером дома они тискают с мужем и
детьми самых забавных собачку и кошечку.
Copyright (с): Наталья Деронн. Свидетельство о публикации №369905
Дата публикации: 01.12.2017 00:12
Предыдущее: Что русскому мужику, что графу Горчакофф'уСледующее: Пропала Проза

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Литкон[ 29.11.2017 ]
   Спасибо! А Вы есть на Рифме https://ryfma.com? Хочу подписаться на Вашу
   страничку и читать Ваши произведения
 
Наталья Деронн[ 03.12.2017 ]
   Литкон! Привет!
   просто сделайте закладку на мою страницу)), а когда все прочтете или я опубликую новое и длинннннн-
   ное - я Вам отпишусь! Хорошего выходного вечера! Сходила в Рифму! Мне понравилось, легко, весело
   , остроумно и очень располагает! Наверное , к Вам приду со стихами! спасибо!
ИРИНА БЖИСКАЯ(Провинциалка)[ 01.12.2017 ]
   Интересно-о-о-о то как!!!:)
 
Наталья Деронн[ 01.12.2017 ]
   Спаси-и-ибо-о!!! Отличная для меня оценка! Хорошего Вам дня, пошла и я на Вашу страницу.

Диплом номинанта
премии "Чаша таланта"
Номинанты премии МСП "Новый Современник"
"Чаша таланта"
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Приглашаются волонтеры!
Направления
деятельности
Реквизиты и способы оплаты по МСП и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Атрибутика наших проектов

Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой