САМЫЙ ЯРКИЙ ПРАЗДНИК ГОДА - 2019
Положение о конкурсе
Информация и новости
Взрослая проза
Детская проза
Взрослая поэзия
Детская поэзия








Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Cправочник писателей    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Новогодний салон журнала "Похождения Красного Кота"
Хозяйка салона
Наталья Деронн
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Проекты Литературной
сети
Регистрация автора
Регистрация проекта
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Санкт-Петербург и область
Рязанская область
Липецкая область
Воронежская область
Тульская область
Приволжский ФО
Республика Татарстан
Пермский Край
Уральский ФО
Cвердловская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Красноярский край
Кемеровская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Казахстана
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Приемная модераторов
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Литературная
мастерская
Журнал "Что хочет автор"
Журнал "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Рекомендуем новых авторов
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.

Просмотр произведения в рамках конкурса(проекта):

Журнал литературной элиты "Лауреат"

Номинация: Проза

Все произведения

Произведение
Жанр: Просто о жизниАвтор: Михаил Федоров - Станичник
Объем: 9077 [ символов ]
Станица... Казачий Чингачгук Красное Ухо
В далеких, нда, - уже далеких семидесятых годах прошлого века на экранах всех кинотеатров неслись на лошадях, метко стреляя из луков и
винчестеров, отважные индейцы…
Многие девчонки бережно хранили в своих альбомах и тетрадках портрет Гойко Митича, югославского киноактера и по совместительству главного индейца страны советов… Мальчишки бегали с самодельными луками, стрелами и томагавками, в выгоревших на солнце волосах гордо
красовались птичьи перья. Крики «Хейя, хейя!!!» разносились по всем городским дворам и сельским улицам.
В станичных дворах и на улицах одиноко прогуливались курицы. Все петухи напрочь лишились своих красивых и пышных хвостов и от того
стыдливо сидели в темноте курятников, опасаясь выходить под солнце курам на смех.
- Минька! Минька!!! Ты где, холера тебя возьми?! Выходь щас же, байстрюк* ты эдакий! Выходь немедля, хужей будет!
Минька затаился на сеновале в пахучем, пыльном сене. Нестерпимо хотелось чихнуть, от колкого сена зудело все тело, но он стойко, как и
подобает настоящему индейцу переносил все эти тяготы и выходить не собирался. Выйти к бабушке Арине сейчас, под горячую руку?! Ну уж нет. Это же означает добровольно встать к столбу пыток. К этому Минька был не готов.
Бабуля не успокаивалась и продолжала поиски во всех доступных ей местах, но забраться на верхотуру сеновала ей было не по силам и Минька был относительно спокоен за свое будущее в ближайшее время. Вдруг под ним затопал копытами конь и послышалось покашливание деда. Это было уже серьезно, дед с легкостью мог забраться не только на сеновал… Минька поглубже зарылся в сено, стараясь не шуметь и не шуршать при этом.
Послышался звонкий шелест насыпаемого в ведро овса и нетерпеливое всхрапывание Валета - гнедого работящего коняги с теплыми мягкими губами. Затем тихо брякнула сбруя и вдруг - заскрипели ступеньки лестницы… Сердце мальчишки гулко забилось и ушло в пятки. Скрип стих и на сеновал проник едкий дым дедова самосада…
Минька тихонько разгреб сено на полу и заглянул в щель между жердями. Дед Семён сидел на третьей ступеньки и попыхивал едким дымком. Лезть дальше он похоже не собирался. Биение сердца постепенно стало приходить в норму. Тут вдруг неожиданно, не оборачиваясь, дед заговорил громким шёпотом:
- Ну чё, пострелёнок затихорился, замаскировался и не дышишь поди? Эх ты Чингачгук Красное ухо… Вот ужо бабка доберётся до тебя с нагайкой-то.
Минька шумно вздохнул и тоже шёпотом ответил:
- Не-а, не доберётся, ей сюда ни в жисть не забраться. Побоится лесенку сломать.
Дед затрясся и тихонько захохотал:
- Ишь ты, соображалистый какой. Сразу видать чьей ты породы стригунок. Ну ладно, сиди тут тихо. Бабке нашей под горячую руку-то лучшей не
попадать. А то точно ухи красные буду. По себе знаю… Гкхм… Я тебе попозжа поесть чего-нибудь принесу, а то с утра поди с пустым животом
бегаш. Нет, ну надо же чего учудил Зоркий Сокол, тишь твою….
Дед снова затрясся в тихом смехе, Минька шумно, виновато вздохнул и шмыгнул носом… Ведь как хорошо началось это утро… По его просьбе дед Семён еще три дня назад привез ему с дальнего болота прямой и толстый ивняк. Вчера вечером помог мальчишке смастерить хороший, ничуть не хуже, чем в фильмах, лук. Даже тетива была настоящая, из конского волоса. Стрелы Минька решил смастерить сам. Выбрав тонкие, легкие и прямые ветки ивы, он нарезал их по одному размеру, потом сбегал на речку и набрал там гусиных перьев для оперения.
Стрелы получились на загляденье, совсем как в кино. Хвостовое оперение из гусиного пера серебром отливало на солнце. Сегодня с утра Минька решил сделать одну стрелу совсем уж по-настоящему. Он наскоро позавтракал и быстро улизнул к соседу - деду Матвею. Там он давно присмотрел каплевидные металлические бляшки на старом чересседельнике, что висел на жердях денника. После недолгих уговоров, дед Матвей отковырял ему одну блестящую каплю.
С помощью дедова напильника Минька навострил бляшку и придал ей должную форму наконечника настоящей индейской стрелы. Затем он
вставил и примотал сыромятной веревкой наконечник к самому лучшему и прямому ивовому древку. Прошелся мелкой наждачной бумагой и по
стреле, и по наконечнику. Заключительным аккордом было покрытие древка коричневым густым лаком. Наконец все было готово. Наступила минута испытания…
Минька вышел в центр двора и замирая, наложил на тетиву творение своих рук. Задрав голову, он изо всех сил натянул лук и отпустил тетиву. С тонким посвистом стрела устремилась прямо в голубое небо… Ему показалось, что она долетела до облака, напоминающего коня. Мальчишка с восторгом устремив глаза ввысь наблюдал за завораживающим полетом стрелы. Та, замедлив свой полет, перевернулась и с таким же лихим посвистом, играя на солнце серебром оперения, отвесно направилась к земле.
На всякий случай Минька отпрыгнул под навес и уже оттуда с восторгом продолжал наблюдать за чарующим полетом… Он не видел
вокруг ни чего. Стрела отвесно и стремительно приближалась, набирая скорость… Вот, вот она вонзится в землю…
И она вонзилась, прямо по центру двора – точно в голову лучшей бабушкиной несушки. Та, издав прощальный квох, замерла, распластав рябые крылья… Из сарая послышался шорох юбки и призывный голос бабули:
- Цыпа-типа, цыпа-типа, типа, типа, типа!!! Ох, да что ж энто деется!!! Ой лишеньки мне!!!
Причитая, бабуля застыла посреди двора, где со стрелой в затылке делала последние движения в жизни лучшая несушка в станице.
- Ах, ты варнак! Ах, ты лихоимец! Минька, байстрючонок ты этакий, а ну – кась, подь сюды!!!
А варнака, лихоимца и байстрючонка во дворе уже не было. Быстрей стрелы он вылетел на зады и пулей взлетел на сеновал… Вспоминая все это, Минька снова со всхлипом шмыгнул носом и, изогнувшись, почесал спину. Снизу опять скрипнули ступеньки, и коричневая, жилистая рука деда поставила на приступку миску в которой лежали пяток картошек, шмат сала, лук и горбушка домашнего хлеба…
Быстренько смолотив всю снедь, Минька снова зарылся в сено и задремал. Проснулся он от идущих с низу голосов деда и бабули:
- Арина, да что ж ему там век сидеть?!
- Ни чё, ни чё, пущай вот посидит и подумат, как такие вот пакости делать! Ведь така несушечка была, лучшей её во всей станице не было!
- Да ладно тебе, что ж она тебе золотые яйца несла что-ли? Рано или поздно все одно на лапшу бы пошла. Видно така ей планида вышла в жизни, тако вот предначертание…
Бабушка заговорила в полный голос:
- Я вот сщас начерчу вам планиду, тебе по спине ухватом, защитник, а ему по заднице плеткой… Эй ты где там?! Слазь давай, я баню истопила… Иди
со своим заступником, парься, да мойся. Белье на комоде возьмешь. Ох, ладно пошла я корову доить…
Миньке стало ясно, гроза миновала. Он весело спрыгнул с сеновала и отправился с дедом в баню… Вскоре к ним присоединился сосед, дед
Матвей. Он еще в предбаннике забасил:
- Кудрит твою… Натопили не продохнуть… А у меня баня дымить стала хужей парохода, спасу нет. Я уж, Сема, у тебя седни помоюсь?
- Да плескайся на доброе здоровьице. Вот только ты теперь по двору ходи с опаской, да не небо почаще гляди.
- А чё? К чему это ты такие упреждения гутаришь.
- К тому, что индейцы у нас неподалеку от станицы объявились.
- Каки-таки индийцы? Те, что в фильме больше поют, чем гутарят что ли?
- Эх, темнота… Индейцы - это воины, на лошадях не хужей казаков скачут и стрелой белку в глаз бьют… Ладно, пошли париться.
После бани они, ожидая бабу Арину и соседку бабу Агату сидели в летней кухне и попивали ядреный квас с ледника. Вернулись женщины из бани и стали собирать на стол. Наливая густую домашнюю лапшу с курятиной баба Агата спросила:
- Арина, а это в честь чего у вас праздник такой? Никак кака-никака несушка нестись перестала?
Дед Семен захохотал в ответ:
- Точно угадала Агата, навОвсем перестала… Такая ленивая зараза, что и двигаться не хотела, не то, чтобы с петухом шашни разводить… Легла посередь двора и замерла. Одна ей дорога оказалась в лапшу… Нам на радость!
Бабуля сердито загремела кастрюльками, а Минька молчал и сопел в тарелку… Дед налил в рюмки из запотевшего графинчика прозрачной
жидкости, хитро улыбнулся и, подняв рюмку, продолжил:
- Ну давайте! Помянем героически погибшую за свободу индейского народа курочку Рябу!
Бабуля опять громыхнула кастрюлями:
- Семен, не зымай! Не буди лихо, пока оно тихо… Я ведь тоже шуткануть могу - скалкой…
Взрослые остались за столом, а разомлевший от бани и вкусной лапши, Минька отправился спать. Он еще услышал, как бабуля красивым голосом запела песню про казака и доску сломанную. Тут же его сморил сладкий сон.
Ночью ему снились индейцы, стрела с золотым оперением и почему-то вместе с ними была курочка Ряба и золотые яйца…
 
*байстрюк - Внебрачный ребёнок (внебрачный сын, внебрачная дочь) — сын или дочь родителей, не состоявших в законном браке на момент рождения этого ребёнка.
Copyright (с): Михаил Федоров - Станичник. Свидетельство о публикации №367837
Дата публикации: 13.08.2018 12:40
Предыдущее: Коротко о себеСледующее: Встреча с хозяином за нумером два

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
A.Vladimirov[ 21.08.2017 ]
   Есче перечитал....Вещь!


Буфет.
Истории за нашим столом
Доска Почета
Открытие месяца
Спасибо порталу и его ведущим!
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой
Атрибутика наших проектов
Сейчас на Литературном портале
3 авторов
92 гостей