Вниманию членов МСП и авторов, желающих вступить в наш Союз писателей. Началось размещение произведений во второй этап Литературного конкурса на премию МСП «Новый Современник» «Чаша Таланта - 2017». Читайте Положение о проекте в разделе конкурса в центре портала.
САМЫЙ ЯРКИЙ ПРАЗДНИК ГОДА - 2018
Новогодний конкурс
Положение
Иноформация и новости
Номинации конкурса


Главная    Лента рецензий    Ленты форумов    Круглый стол    Обзоры и итоги конкурсов    Новости дня и объявления    Чаты для общения. Заходи, кто на портале.    Между нами, писателями, говоря...    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Бенефис
Раисы Лобацкой
Моя жизнь в
очертаниях 500 слов
Об истоках творчества
Великолепная Эльвира!
4-я страница обложки
журнала "Великолепная десятка-2"
Как разместить материалы о себе на обложках наших изданий


Что хочет автор
Электронная газета
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Новые авторы недели
Объявления и анонсы
Новости дня
Дневник портала
Приемная дежурных
Блицы
Приемная модераторов
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Рекомендуем новых авторов
Альманах "Автограф"
Отдел спецпроектов и внешних связей
Диалоги, дискуссии, обсуждения
Правдивые истории
Клуб мудрецов
"Рюкзачок".Детские авторы - сюда!
Читальный зал
Литературный календарь
Литературная
мастерская
Зелёная лампа
КЛУБ-ФОРУМ "У КАМИНА"
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Наши юные
дарования
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Очерки, эссеАвтор: Ольга Немежикова
Объем: 13960 [ символов ]
Заповедник Столбы. Радость земного странствия
Всякий день обновляется долина Лалетины. Ещё недавно лишь ослепительно-жёлтые «корзинки» калужниц привлекали внимание, а сегодня поражает воображение богатырская зелень борщевиков. Напористо вспахивают берега налитые стебли с мотыгами упакованных листьев: раскидистые «молочные росточки» соизмеримы размерами со средним ведром. Борщевик — очень быстрорастущая трава, день и ночь мощные корни тянут из влажной земли воду, и за лето отборные гиганты с «укропными» зонтиками вытянутся намного выше человеческого роста.
В это же самое время, когда просыпаются борщевики, поразительной скульптурностью удивляет новорождённая чемерица. Словно утолщённые наконечники пик высотой с ладонь, туго закрученные её листья победно протыкают лесную подстилку. Глядя на них, вспоминаешь зубы дракона, которые сеял аргонавт Ясон — именно так эти всходы и должны были бы выглядеть. Зубы дракона от чемерицы имеют салатовый цвет и, как молодые борщевики, на тёмной земле заметны издалека.
Значительно скромнее поросль лопухов, крапив, ясноток, манжеток, репешков, борцов, дельфиниумов и других трав, все и не перечислишь. Однако любое растение, даже обычный пырей, достойно наблюдения, описания и красиво по-своему. Чем пристальней знакомишься с природой, тем лучше в ней себя понимаешь, проникаешься радостью земного странствия и чудом метаморфоз, удивительных и неповторимых.
Всё в лесу на глазах растёт, цветёт, на все лады зеленеет. Сумасшедший ветер принёс тепло и утих, и сразу появились разные насекомые. На цветочных полянах множество пчёл, удивительных мух и жуков, увесистые шмелихи сгибают до земли нежные первоцветы. Да-да, именно шмелихи! Только шмелихи доживают до весны, чтобы возродить род. Это они такие крупные, в два-три раза крупнее рабочих шмелей, которых им предстоит вывести.
Мириады рыжих лесных муравьёв снуют по лесной подстилке, шустрят бегучие пауки, в воздухе мельтешат рои мошек, которые могут заинтересоваться блеском твоих глаз, и приходится их отгонять, первые комары-пискуны летают пока неназойливыми мотыльками. Слепням и мокрецу ещё не время. А вот клещи, переносчики клещевого энцефалита, давно на тропе войны, но своевременные прививки вполне решают угрозу заболевания, позволяя любоваться весенней природой без травматических переживаний.
И прелести леса не убывает, наоборот, именно сейчас, именно в этом неугомонном разнообразии тайга благоухает травами и цветами, наполняется звуками и даже вкусами! У лиственниц наросла нежная хвоя, чуть кисловатая — попробовать, пока хвоинки не загрубели, это как причаститься к летней тайге. Но лиственницы растут над долиной, а вдоль тропинки между хребтом и речкой, заросшей черёмухой, ивами и вербами, изобилие калужниц, хохлаток, брызги лютиков, соцветия медуницы, дружные семьи фиалок — жёлтое и синее на зелёном.
Ключики первоцвета весеннего уже покинули долину, отворили лето и снова попрятались. Выше, по тенистым логам, ещё можно будет какое-то время встретить полупрозрачный цветок, словно родившийся из весеннего льда и солнца, но встретить совсем ненадолго.
Ветреница, что раньше всех украсила белоснежными звёздочками буроватую подстилку, в устье Лалетины уже отцвела, но радует свежестью в тех местах, куда весна только заглядывает. Ещё месяца полтора будут просыпаться Саяны, а на Столбах подснежники-эфемеры (цветы с коротким циклом развития) в самых тёмных логах отцветут через пару недель.
Под легчайшим солнечным ветром качаются венчики первых цветов, и над ними ныряют, взмывают, танцуют в одиночку и парами бабочки: лимонницы, пёстрые крапивницы, траурницы со светлой оборкой! Но всех нарядней павлиний глаз, и как чудесно, что именно эта бабочка вдоволь позволяет собою налюбоваться — любит отдыхать на прогретой земле, брёвнах и камнях.
Один павлиний глаз выбрал для солнечных ванн роскошное перо перезимовавшего страусника, и долго на нём отдыхал, похожий на изысканную драгоценность, выложенную на тёмно-шоколадной бархатной драпировке... Прекрасное на прекрасном... Смотришь и забываешь дышать: папоротник с рассыпчатыми кудрями своей красотой подстать мимолётному гостю.
Вылетели первые белянки. Ни одна не хочет остановиться! Неугомонные особы — мечутся кругами, зигзагами невысоко над землёй. Но к одной белянке, облюбовавшей лютик, удалось подобраться и хорошенько в профиль её рассмотреть: нижние крылышки цвета светлого воска, мелаллом сверкают булавы на тонких усиках, тельце и ножки слегка присыпаны голубоватой пудрой — облик неброский и элегантный.
Появились первые мотыльки. Самые нарядные — ярко-голубые. Как жаль, что они не размером с траурницу, вот была бы красота небесная — не земная! Но и маленькие, они довольно прелестны.
Надо ли говорить, что весь этот праздник непрерывно озвучен птичьими трелями.
Не спеша продвигаюсь по тропинке, на каждом шагу что-то окликает, хочется всмотреться, вслушаться, надышаться...
Вот сбоку, с тёплого корня, шоркнул под прошлогодние листья маленький дракончик (ящерица прыткая) самого весеннего цвета — салатовый, узкая спинка прострочена тёмным пунктиром.
Наконец добралась до Чёртова пальца, остановилась и любуюсь скалой на фоне синего неба с полупрозрачными облаками. Здесь тоже сюрприз: на вершине скалы отдыхал чёрный коршун. Завидев меня, расправил огромные крылья (размах полтора метра), взлетел и, развернувшись без единого взмаха, исчез за склоном.
В районе лесостепи эту птицу обычно наблюдаешь, как маленький парящий силуэт. В последние годы чёрные коршуны — обычные обитатели Красноярска, особенно на окраинах, здесь их можно увидеть довольно близко, но встреча в дикой природе неизменно настраивает на лирический отклик.
В это время над Чёртовым пальцем проплывало тончайшее облако. Словно зацепившись о пышные сосны на хребте, оно собралось в мелкие складки. И кремовая скала, подкрашенная ржавчиной накипных лишайников, голубоватой зеленью степных трав на полках, зарослями кустарников по щелям, тоже казалась как бы присобранной неровностями, их тенями и полутенями. Соприкасаясь, скала и небо словно перетекали, продолжая фактурой друг друга, и на мгновение мне показалось — это не коршун, а я вижу себя с утёса: маленькая цветная фигурка на ниточке-тропинке в долине таёжной речки, усыпанной бисером весенних цветов.
Берёзы в тайге без листвы, но окутаны дымчатой зеленью. По пути встретилась рухнувшая со склона высокая берёза. Лохматым земляным блином выворочен огромный корень, широкая крона легла на тропу — продолжают падать живые деревья, повреждённые недавним снегопадом.
Ветви берёзы на концах струятся пушистыми мужскими серёжками, а над ними, из почек повыше, к солнцу тянутся миниатюрные женские, бережно, как створками раковины, обёрнутые парой листочков, присобранных и смолистых, с едва различимым дегтярным запахом.
А как пахнут цветы? Первоцветы невысоки, ими просто любуешься — чтобы различить аромат, надо либо превратиться в шмеля, либо сорвать.
Медуница... Нет, мёдом совершенно не пахнет — просто травой! Сильнее всех благоухает жёлтая хохлатка: благородный, густой, чётко выраженный аромат. Дыхание ветреницы едва уловимо: оттенок весны, но с различимой цветочной нотой, не травяной.
Запах тайги сейчас создают почки и смолы, растущие травы. Вот-вот зацветёт черёмуха и долина Лалетины превратится в ароматный шлейф, особенно восхительный в сумерках.
Неожиданно моё внимание привлекла карминно-красная бусина, резво перетекающая по веткам таволожника. Божья коровка! Крупная, лаковая — коровка семиточечная: на каждом крылышке по три точки и одна над головой, эта коровка носилась по веточкам, как заводная, искала поживу, но ничего на таволожнике не нашла, побегала и улетела.
Таволожник — местное название красивейшего кустарника спиреи. Он только-только выпускает розетки листьев, в которых уже притаилась кипень будущих соцветий.
По кустам таволожника тянется белёсая ...проволока? Откуда ей взяться? Пригляделась: это стебли княжика — удивительной красоты таёжной лианы. Из суставов веточек уже проклюнулись стрелки будущих побегов с зародышами бутонов прекрасных ниспадающих цветов, лепестки которых будут колыхаться от малейшего ветра.
Прошла ещё несколько шагов: на тропе лежит крупный сухой опёнок, чёрный, крепкий, чуть поросший красивым лишайником пармелией, похожим на ягель (олений мох). Скорее всего, опёнок заготовила белка, укрепила в развилке берёзовых веток, да не съела. При ударе берёзы о землю гриб выпал из укрепа и теперь, никому не нужный, валяется — вокруг вдоволь сочных кормов. Интересно, сколько хранятся подобные запасы на деревьях?
Чем дальше в лес, тем чаще на солнечных склонах, среди сосен, берёз и таволожника, встречаются дружные бордовые побеги марьина корня с пышными фестонами красно-зелёных, ещё неразвернутых листьев, в которых прячутся плотные шарики тёмно-изумрудных бутонов. Пион уклоняющийся — один из самых ароматных и крупных таёжных цветов, диаметр чашечки может достигать 10-ти сантиметров, и скоро можно будет любоваться этим благоуханным чудом природы.
В конце тропинки вновь встретила высоченный завал: упала огромная осина с блестящим оливковым стволом. На ней ни единого листочка, серые ветки унизаны крупными чешуйчато-пятнистыми почками на гофрированных шейках. В каждой почке, как в колчане со стрелами, упакованы скрученные листья, проложенных шелковистыми нитями. С веток обильно свисают длинные серебристые серёжки.
Для продолжения пути пришлось обойти дерево, спуститься почти к воде, пробираясь между кочек, прошлогодних стожков, украшенных яркими ёжиками молодого пырея.
Среди кочек притаилась небольшая куртинка крошечных жёлто-зелёных лилий размером с ноготок — гусиный лук — остролистная травка ростом с ладошку, усыпанная кулончиками и звёздочками цветов. Словно попала в сад лесных эльфов, настолько очаровательны эти лилии!
Оглянулась... Не уйти с лалетиных берегов! Торчат из влажных мхов и прошлогоднего мусора стерженьки (в аккурат размером со стержень авторучки) хвоща полевого в ювелирных браслетиках будущих «иголок». Выглядят, как не от мира сего: какие-то техногенные травки, взращённые по математическим технологиям — хоть линейкой и транспортиром их измеряй, настолько графичны!
Наконец, добираюсь до экологической тропы. На мостике над Лалетиной молодая девушка медленно исполняет плавные упражнения цигун — окатывает себя волнами энергии неба, солнца, реки, земли, деревьев и трав... Глядя на это гармоничное зрелище, веришь, что человек задуман как венец природы и щедро одарён изначально. «Небесные ворота щедро открыты для раздачи подаяний, и нет на пути к ним толпы». Чжэн-Дао-ке.
На обратном пути я обращала внимание уже исключительно на животных. Большинство встреч с ними случается именно на экологической тропе, поднятой над землёй и огибающей центральную дорогу. Здесь развешано множество кормушек, круглый год привлекающих обитателей заповедника. Если идти медленно, внимательно вслушиваться и вглядываться, можно встретить очень многих животных.
Вот кто-то тёмный, крупный, с кошку размером, мелькнул от кормушки через деревянную тропу, ловко, в один прыжок, взметнулся на дерево, за ствол спрятался и следит... Мордочка светленькая, сам тёмный, как и его пушистый хвост. Соболёк! Не так часто удаётся с ним встретиться и понаблюдать. Очень любопытным оказался зверёк: спокойно улёгся в развилке огромной, в два обхвата, сосны, по дороге люди идут, громко разговаривают, ему хоть бы что! Со мной в прятки играет: опустит мордочку — не видно его совсем, сливается с корой, поднимет — глазки блестят, ушки торчат. Но на дереве, если заранее не подметить, ни за что его не увидишь, настолько он сливается со своей средой обитания.
Прошла метров сто: по склону гуляют две курочки — рябчики. Петушок покрупнее, попестрее, с небольшим хохолком, увидел людей (нас собралось понаблюдать четыре человека) и сидит на бревне, посматривает внимательно, а курочка продолжает кормиться, что-то собирать с подстилки, видимо, насекомых, а может, какие ростки. Мы тихо стоим, до рябчиков метров десять, они не боятся, не улетают, их можно фотографировать, но петушок так и охранял свою курочку, за ней потихоньку шагал, на еду не отвлекался. Интересно, что рябчики — моногамные птицы.
У одной из кормушек трудился самец белки, крупный, чёрный, с пушистыми широкими кисточками на ушках, в серебристой накидке — остатки зимней шубки. Кормушка была полна кедровых орешков, белка собирал их в рот и мчался большими прыжками на склон, закапывал в землю, был очень занят, спешил, пока угощение не обнаружили другие любители орешков.
Деревянные мостки экологической тропы возвышаются над левым берегом Лалетины, с них очень удобно любоваться извилистой речкой, слушать музыку лесной воды. Но что это плещется между завалами?
Кряква купается! Лалетина не Енисей, нырнуть в неё невозможно, так уточка отыскала поглубже проточную заводь, и давай трепыхать крыльями, как другие птицы в воде, только дополнительно останавливается, клювом воду набирает, поплёскивает на спину, «натирает» ею перья, и вновь трепыхаться — брызги так и летят!
Накупалась, выбралась на мелководье, стала трясти крыльями, охорашиваться клювом, хвостом из стороны в сторону шевелить. Потом долго сидела в воде с растянутым веером хвостом.
Подхожу к «Лесному театру имени Михи Тайгиша», уже поздно, солнце скрылось за холмами, ни одного туриста вокруг, ларёк с продовольствием закрыт, а на «заднем дворе», бок о бок разгуливают, как близнецы-братья, три довольных селезня кряквы. То в речке плавают, то по бережку ходят, пасутся на натуральном корме. Видно, что утки прижились в этом месте. Под полками достаточно места для укрытия, туристов всякий день много, все рады с утками поделиться, никто их не гоняет... Курорт! Утки почти ручные, очень украшают популярную площадку.
На переходе деревянной тропы через асфальт носились, играли в догонялки два молодых бурундука с неопушёнными хвостами и по-птичьи мелодично попискивали: «Брун, брун, брун!»
И точно, всю ночь, до утра, был дождь — бурундуки перед дождём поют свою песенку.
 
11.05.2017
Copyright (с): Ольга Немежикова. Свидетельство о публикации №365935
Дата публикации: 20.05.2017 06:10
Предыдущее: Балансируя на паутинкеСледующее: А никто не спорит, что мир сильней

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Малашко Сергей Львович[ 27.05.2017 ]
   Напористо вспахивают берега налитые стебли с мотыгами упакованных листьев: раскидистые «молочные росточки» соизмеримы размерами со средним ведром.
   Ольга ,здравствуйте !!! Вот тут заглянул на огонек по Вашему предложению Попытался прочесть .проникнутьтся .Увы, получилось только зависнуть . Долго пытался понять , почему таким сильным на работу ,описывающую прелести Сибирской природы оказалось влияние узбекских гастарбайтеров. Они у вас чего-то строили ? Тогда это можно понять,но не до такой же степени. Могу предположить ,что только их тлетворное влияние объясняет появление сугубо азиатских терминов типа "Мотыга ",что обозначает металлический инстумент для обработки земли. Если ему в ботанике успели присвоить новую трактовку- буду рад узнать от Вас об этом.Пока же в части описания строения растения он вяжется с реальностью .как снотворное со слабительным на ночь . "Мотыгами упакованных листьев" -;жуть какая-то !!!
 
Ольга Немежикова[ 28.05.2017 ]
   Уважаемый Михаил Львович!
   Мотыга у нас в Сибири обычное слово, с детства на слуху, ровно как и тяпка, это синонимы, но мотыга несколько покрече, поразлапистей - такой оттенок слова. С узбекскими буднями это слово у меня в сознании никак не связано. В том месте у меня хлопок, "Айвелюк - кусочек луны", а также жара, ослики, горы над Ферганской долиной, айляу, бараны, алабаи, мудрые люди, настоящий персидский язык - фарси... Хорошие ассоциации, в конечном итоге.
   Кстати! Сообщаю Вам, как любителю природы, что ЦИКАДЫ в заповеднике Столбы водятся! Узнала у сотрудников заповедника!!! Это они так мелодично распевают в конце лета на лужайках, залитых солнцем! Так что вот!!! Не ошиблась я - не могут кузнечики столь великолепно петь, как ни крути, но кузнечики только стрекочут!
Ольга Немежикова[ 28.05.2017 ]
   Извиняюсь! Сергей Львович, конечно!
   Очень неудобно, что ответ приходится писать, когда сам вопрос и автор вопроса скрыты, очень неудобно...
   У меня однажды начальник в партии был Михаил Львович, так на слуху и остался - сын известного в геологии профессора Махлаева - он лекции нам читал.
   Кстати, именно в партии, а не "партии" - профессиональная терминология, как "сортамент"­;­ у металлругов, всегда рУдник - у горняков.
Малашко Сергей Львович[ 28.05.2017 ]
   Ольга , рад что тлетворное вляние гастарбайтеров не затронуло Вашу нежную душу. Ставлю вопрос прямо - каким образом мотыга .орудие для обработки земли вяжется со стеблями и упакованными ( Кто их паковал превадрительно?) листьями.Как известно эьи термины относятся к ботанике ? Как вам удалось скрестить ужа с ежом? Есть у меня смутное предчуствие что здесь непорядок с терминологией.И я даже предполагаю как это должно называться,только не мотыга.
Ольга Немежикова[ 28.05.2017 ]
   Уважаемый Сергей Львович! Изначально исхожу из посыла, что поэзия роднит всё со всем, и нет пределов этому искусству! Ничто не должно ограничивать художника! Ну, а читать или не читать - это выбор читателей, конечно же! Я очень Вам благодарна за внимание к моему творчеству! Заходите в "Облик", мы открыты общению!
Малашко Сергей Львович[ 28.05.2017 ]
   Ольга .почему то всегда считал что должна быть разница между творческой свободои и воинствующими дилетантизмом и глупостью, граничащим с более неприятными вещами. При всем прочем ИМХО и безотносительно. , Буду рад если творческая свобода все же позволит вам напрячь извилины и все же понять какое-слово должно быть вместо "Мотыги " .Сделайте для себя ботаническое открытие ,порадуйте себя. И еще мелочь или возможно тоже продукт свободы творчества -"белка собирал их в рот и мчался большими прыжками на склон, закапывал в землю, был очень занят" Или свобода тврчества зашла так далеко,что даже падежные окончания уже не в счет? Наверное все же у вас работали узбеки ...
Ольга Немежикова[ 28.05.2017 ]
   Уважаемый Сергей Львович, с белкой всё не так просто! Писать "самец белки" - канцеляризм от биологии, а хотелось подчеркнуть, что это именно Он, а не Она! Конечно, несогласование падежей я вполне видела, просто пока для себя не решила, как тут выразиться и получше, и поточнее одновременно. Описывать природу ещё только учусь, описывать именно художественно, чувственно, чтобы у читателей пробудить отклик! Так что с этим белкой я тоже в раздумьях, не Вы один! Тоже в поиске! Эти мои эссе и стихотворения в прозе ни что иное, как, больше, черновики для дальнейшей работы с этими текстами. Но черновики в смысле будущего, конечно, в настоящем это во многом текущий уровень, который лично меня ни на йоту не устраивает - конечно, я буду писать много лучше!!!
Малашко Сергей Львович[ 30.05.2017 ]
   Ольга ,если вы решили .что я задумываюсь о гендерных различиях -вы ошиблись Белки ,белка ,белк и все что сними связано- это глубоко Ваше. Вы их поймали -вам с ними жить.Но поверьте ,это не вызывает ничего кроме гомерического ржача со стороны читателя листавшего букварь в те годы когда писали не как говорили и наоборот. Формируется мнение об авторе , а если учесть что в нашем случае подобные вещи случаются почти системно не хочется в итоге думать о безнадежном варианте . Так что коль поймали БЕЛКА берегите его .ИМХО

Раиса Лобацкая
"Дамский преферанс"
ГЛАВА ИЗ РОМАНА
Диплом номинанта
премии "Чаша таланта"
Номинанты премии МСП "Новый Современник"
"Чаша таланта"
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Приглашаются волонтеры!
Направления
деятельности
Реквизиты и способы оплаты по МСП и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Атрибутика наших проектов

Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой