Внимание Авторам! В середине апреля планируется открытие Хита Сезона имени Татьяны Куниловой. Принимайте участие! Следите за новостями!
Блиц-конкурс
Апрельский снег


Дежурный редактор
Игорь Истратов
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Новые авторы недели
Объявления и анонсы
Новости дня
Дневник портала
Приемная дежурных
Блицы
Приемная модераторов
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Рекомендуем новых авторов
Альманах "Автограф"
Отдел спецпроектов и внешних связей
Диалоги, дискуссии, обсуждения
Правдивые истории
Клуб мудрецов
"Рюкзачок".Детские авторы - сюда!
Читальный зал
Литературный календарь
Литературная
мастерская
Зелёная лампа
КЛУБ-ФОРУМ "У КАМИНА"
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Наши юные
дарования
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Юмор и иронияАвтор: Ляна Аракелян
Объем: 22061 [ символов ]
Сила жизни
Сила жизни
 
Она появилась в нашем офисе как Мэри Поппинс: резкий порыв ветра
распахнул створку окна. Людочка, расплескав по столу чай, бросилась его
закрывать. И тут возникла Она. Лёгкая, изящная эльфийка с длинными
ногами, которые заканчивались, наверное, у кончиков ушей. Светловолосая,
голубоглазая, с идеальными локонами, которые как в рекламе шампуня
ниспадали на плечи красавицы. Я присматривался, нет ли под ними острых
эльфийских ушек. Ушек не было. То есть, эльфийских ушек не
наблюдалось. Длинноногая красавица была счастливой обладательницей
крепкого бюста, надёжно скрытого под чёрной шерстяной водолазкой.
Идеальные серые брюки без единой складочки обтягивали соблазнительную
попку. Стоп! Иначе фантазии меня заведут неведомо куда, а на носу
годовой отчёт. Эльфийка улыбнулась глянцевой улыбкой и звонко
поздоровалась:
– Аллоха!
Людочка скептически окинула её взглядом и поёжилась, словно к нам не
красавица вошла, а Снежная Королева.
– Костя, – тут же представился наш стажёр, которому ещё на месяц
продлили испытательный срок.
– Каролина, – прощебетала в ответ эльфийка. – Можно просто – Каро.
Ну, конечно, разве могли её назвать иначе? Женская половина коллектива
скисла. Мужская, приосанилась. Даже сисадмин Грымз, который никогда ни
к кому не проявлял интереса, высунулся из своего угла.
– А вас как зовут? – продолжая улыбаться, спросила Каро у меня.
– Олег Евграфов, – промямлил я.
– Очень приятно, Олег Евграфов. Будьте добры, принесите мою коробку,
она осталась у охраны.
– Да не вопрос, – я вышел, а Каро продолжила знакомиться с нашим
коллективом.
Помимо стажёра Костика, менеджера по продажам Людочки и сисадмина
Грымза, у нас работали ещё пять человек: Мариша, Анатолий Филиппыч,
Вадик, Славка и Дашка. Все мы продвигали на рынок бытовую технику
китайского производства «Поримаш». Служила она года два-три, а потом
ломалась без возможности ремонта. Чайники – плавились, пылесосы хрипло
урчали и умолкали навсегда, телевизоры гасли, фены просто переставали
включаться. Из-за доступных цен техника более или менее успешно
продвигалась. Да и конкурентов в этом деле было хоть отбавляй, с теми же
самыми проблемами. Эх, велика же ты, мощь Китая!
Когда я вернулся с довольно увесистой коробкой Каро, то увидел, как она
плавно передвигается по офису. Бросив взгляд на залитый чаем Людочкин
стол, она поморщила носик и спросила:
– Чёрный чай?
– С бергамотом, – широко улыбнулась Людочка. – Сделать?
Эльфийка посмотрела на неё так, как будто Людочка нецензурно
выразилась.
– Это же яд! Ты намеренно травишь себя! Отсюда и лишний вес, –
констатировала она.
Людочка и впрямь была человеком широкой души, но это её совсем не
портило. Наоборот, к ней хотелось прикасаться. Она была уютная и
комфортная.
– В чае всего две калории, – пожала плечами она и, кажется, попыталась
втянуть живот.
– Да, но это яд. – Каро поискала взглядом меня и жестом позвала к себе. Я
подошёл.
– Вот, – достала она из коробки какую-то невзрачную упаковку. – Зелёный с
лепестками лотоса и пыльцой иланг-иланга.
Произнесено это было так, словно она всем нам открыла истину.
– Органика, – торжественно объявила Каро.
Людочка взяла из моих рук невзрачную коробку и принялась рассматривать.
Каро тряхнула локонами, как молодая кобылка гривой и, гордо подняв
подбородок, направилась к своему рабочему столу, который находился как
раз напротив Людочкиного.
Ряд телефонных звонков напомнил нам о том, что рабочий день
продолжается. Мы работали, но периодически поглядывали на новенькую. К
нам забежал начальник – Лемуров, которого все за глаза звали Амуровым за
его любвеобильность.
– О! – воскликнул он. – Уже познакомились?
Лемуров кивнул в сторону Каролины.
– Наш новый сотрудник, Каролина Метелица.
– Тоже с испытательным сроком? – поинтересовалась Мариша.
– Нет, – бросив странный взгляд на Каро, ответил Амуров. – Она к нам на
ПМЖ.
– А я?! – возмутился Костик.
– Вот когда объём продаж увеличишь вдвое, тогда и поговорим. И вообще,
ты пока на испытательном сроке. Услышал?
– Угу, – опустил плечи Костик.
Амуров ещё раз бросил взгляд на Каролину, на этот раз призывный, но она
даже глаз не подняла. Она что-то быстро печатала. Амуров вздохнул,
пожелал всем хорошего дня и ушёл. В обеденный перерыв мы пошли на
кухню. Можно было, конечно, ходить в столовую проектного института, в
здании которого мы арендовали помещение, но каждый предпочитал есть
домашнее. Дашка поставила контейнер в микроволновку. За всё это время,
она не произнесла ни слова, только многозначительно переглядывалась с
Маришей, Людочкой и Славкой. Людочка достала пирожки, которые тут же
наполнили ароматом ванили и корицы кухню.
– Угощайтесь, – улыбнулась она. – С яблоками и чёрной смородиной.
– Какая же ты прелесть! – чмокнул её в щёку Славка и схватил пирожок. Он
откусил и зажмурился от удовольствия.
В этот момент на кухню зашла Каро. В руках у неё были контейнеры с чем-
то бледно-зелёным, тёмно-зелёным и оранжевым. Как выяснилось потом,
это были всего лишь пророщенный ячмень, огурец и хурма. Она окинула
нас таким взглядом, словно мы горстями ели цианистый калий, переваривая
его назло всем законам природы. Когда Вадик взял бутерброд с ветчиной,
Каро чуть не вскрикнула. Её большие голубые глаза наполнились слезами.
Вадик по-своему расценил это:
– Хочешь?
На минуту мне показалось, что эльфийка сейчас грохнется в обморок, но она
театрально заломила руки:
– Это же трупный яд! Как ты можешь такое есть?! Это ненормально!
Импотентом хочешь стать?!
Вадик так и застыл с надкушенным бутербродом.
– Селитра, Е триста двадцать пять и прочая гадость! Но самое главное – ты
ешь мёртвое тело, которое в муках погибло на скотобойне. Ты каннибал?
Анатолий Филиппыч кашлянул, привлекая к себе внимание.
– Каннибалы едят людское мясо, – констатировал он.
– Какая разница?! Он, – Каро ткнула пальцем в Вадика, – ест трупятину!
Стервятник!
А я только хотел насладиться вкусом домашней курочки, которую
приготовила моя жена. После её слов, аппетит пропал.
– Любое мясо – это яд!
Славка потянулся за вторым пирожком, но и он не остался незамеченным.
– Пирожки? – это было сказано таким тоном, словно она спросила:
«Мышьяк?»
– Ага, – весело подмигнула Людочка. – угощайся!
Но эльфийка прикрыла рот рукой, словно её вот-вот должно было стошнить.
– Но они с фруктами, – недоумённо вытаращилась на неё Людочка.
И тут прозвучал приговор:
– Мука пшеничная, обычного помола несёт собой лишние килограммы,
усталость и как следствие этого, депрессию.
Мрачный голос Каро звучал как похоронный марш. Дашка фыркнула и
только хотела съесть пюре, как Каро воскликнула:
– Пюре?!
– Хочешь? – спокойно спросила Дашка.
– Ты собираешься съесть крахмал? Целую тарелку крахмала? Он тебе склеит
желудок. Ты же не хочешь в будущем иметь проблемы с пищеварением?
Дашка молчала, как и все мы. Эльфийка окинула нас победным взором.
– Нужно учиться культуре питания. Предлагаю всем записаться на курс
тренингов. Вы полностью измените свой взгляд на жизнь. А пока, так и
быть, обедайте.
Молчавший всё это время Филиппыч, сказал за всех:
– Приятного аппетита, Пурга или как там вас?
Я еле сдержал смешок, как и все остальные. Каролина спокойно восприняла
шпильку в её адрес, демонстративно села за стол, открыла свой судок и
захрустела огурцом.
– Извиняюсь, – вкрадчивым голосом начал стажёр, – а огурец в конце
ноября, это не ужас?
– У нас своя теплица. Все удобрения органического происхождения.
Никаких химикатов, сплошные витамины.
– Чистейший навоз, господа, отборнейший, – иронично добавил я и
посмотрел на Каро.
– И птичий помёт, – утвердительно качнула головой она, отправляя в рот
порцию бледных побегов.
Вадик кивнул в сторону курилки. Людочка щёлкнула кнопкой чайника,
достала чашки и открыла подаренную Пургой упаковку чая. Она осторожно
принюхалась и скривилась.
– По-моему, пахнет как в церкви.
– Ладаном? – удивлённо спросила Даша.
– Покойником, – угрюмо ответила Людочка. – Я это пить не буду.
– Можешь спокойно продолжать травить себя чёрным чаем, – едко заметила
Каролина. – Только не удивляйся потом, что через год ты будешь
вкатываться в дверь, а не входить.
В глазах Людочки полыхнула ненависть. Она была готова впиться в
безупречные волосы эльфийки. Каро видимо поняла, что перегнула палку и
мило улыбнулась.
– Людмилочка, я думаю, что в твоём случае идеально поможет йога и
переход на вегетарианскую систему питания. Потом курс детокса. Если всё
будет хорошо, ты правильно из него выйдешь, то через пару месяцев можно
будет приступить к лечебному голоданию. Уверяю тебя, ты не узнаешь себя
через год. Ты будешь стройная и гибкая.
Людочка с сомнением посмотрела на Каро. Затем молча насыпала в чашки
растворимый кофе и залила его кипятком. Мы разобрали чашки и так же
молча направились в сторону курилки. У выхода Людочка буркнула:
– Я подумаю.
– Конечно, я тебя не тороплю.
В курилке мы расслабились.
– Пурга, гы-гы! – хохотнул Вадик. – Это ты клёво подметил, Филиппыч!
– Да её фамилия у меня напрочь из башки вылетела. А называть её
Каролина у меня язык не поворачивается. Явно же пургу несёт, –
оправдывался Филиппыч. – Помню, что что-то с зимой связано, а что? Вот и
ляпнул, первое, что на ум пришло.
– Сука она, – выдохнула дым Даша. – Вы заметили, что она никому не дала
и слова сказать, полезла со своими советами!
– Мне кажется, что она права, – промямлила Людочка.
Я чуть дымом не подавился.
– Ты с ума сошла?!
– Но доля правды в её словах есть. Вспомните, сколько я прошла диет! – Ни
одна не помогла. Может, мне стоит попробовать?
Дашка подняла вверх длинные тонкие руки. На запястьях жалобно звякнули
серебряные браслеты.
– Увольте меня от этого цирка! Людка, тебе пару кило скинуть, больше не
надо. Посмотри на меня: мне бы килограмм двадцать набрать. Я же жру как
лошадь!
– Не в коня корм, – многозначительно сказал я.
– Вот именно! Меня муж ласково называет «анорексюшкой». Думаете,
приятно это слышать?
– Кто пойдёт на этот долбанный тренинг по питанию – прокляну, –
хриплым голосом сказала Мариша.
– Мариш? – Вадик удивлённо поднял брови.
– Я всё сказала, – прикуривая вторую сигарету ответила Мариша.
– Я пойду, можешь проклинать, – равнодушным тоном сказала Людочка. –
Можно подумать, что это секта какая-то!
Мариша как-то странно ухмыльнулась.
– Слав, а ты чего молчишь?
Низенький, всего метр шестьдесят, Славка, одним глотком допил холодный
кофе.
– А что тут скажешь? Пурга, она и есть Пурга.
– Мне кажется, что её взяли на моё место, – уверенно сказал Костя.
– О, стажёр проснулся! – ухмыльнулась Мариша.
– Всё, не видать мне работы…
– Да ладно, – похлопал по спине его Филиппыч. – Рано ты крылья сложил.
– Я нутром чувствую, что эта снегурочка пришла на моё место! – упрямо
продолжал он.
– Ладно, врага надо знать в лицо, – подытожила Мариша. – Пойдём в секту
свидетелей сельдерея, посмотрим, с кем она общается, сделаем выводы и
будем думать, как нам дальше жить.
– Хотим мы или нет, но Амуров зачем-то её приволок, – вздохнул Вадик.
– Я же говорю – на моё место метит, гадина.
– Да заткнись ты! – Не выдержал я. – Может, кого-то из нас хотят убрать.
Все словно встрепенулись.
– А ты прав, Евграфыч. – Анатолий Филиппыч задумался. – Это Амуров меня
решил турнуть…
– Баста, – прервала его Мариша. – Посмотрим, кто кого выживет.
Мы вернулись в офис и разбрелись по своим местам оупнспейса. Эльфийка,
как ни в чём не бывало, объявила:
– Я составила для всех нас расписание.
– Какое ещё расписание? – настороженно спросила Даша.
– По понедельникам и пятницам будем ходить на йогу, по вторникам и
субботам – на тренинги по саморазвитию, по средам – у нас курсы
позитивного мышления, по четвергам – интуитивная лепка и живопись. А
по воскресеньям – пешеходные экскурсии и обед в вегетарианском кафе.
Правда, здорово?
К нам приехал ревизор! Мы сидели в молчаливом оцепенении и
обменивались недоумёнными взглядами.
– А жить когда? – поинтересовался Филиппыч.
– Вот как раз жить мы все и научимся! – весело рассмеялась Метелица.
– У меня двое детей, – сказала Мариша. – У них английский и плавание.
Выходные – это моя единственная радость, когда я могу отоспаться и тупо
посмотреть «Игру престолов». Скоро новый сезон, а я старый ещё не
досмотрела. Да и муж не поймёт. Он дальнобойщик. Для него важно, чтобы
я дома была, когда он приезжает с рейса.
– Можешь их брать с собой на занятия, нам дадут дополнительную скидку.
– Ты издеваешься? Я должна во имя святой редиски отказаться от семьи?!
– Нет, Мариночка, я хочу, чтобы ты во имя себя научилась жить.
Мариша закатила глаза.
– У меня нет таких денег, чтобы посещать все эти курсы, – пробубнила
Людочка.
– Это выйдет очень недорого. Так как нас почти группа, то нам сделали
очень приличную скидку. – Упрямо стояла на своём Каро.
Грымз тихо взвыл.
 
И начался ад! Мариша приходила с сыновьями на живопись. Под мантры
мальчишки засыпали, как и Анатолий Филиппыч, который постоянно клевал
носом над холстом. Его картины были замысловатым набором закорючек,
клякс и линий. Гуру живописи Альдебрант оттопыривал мизинец с перстнем
и долго рассматривал его работы, а после, многозначительно изрекал:
– В этом определённо есть сакральный смысл. Браво, Анатолий! Жду вас на
следующем занятии.
Людочка рисовала натюрморты. И не только она. Мы все их рисовали. А ещё
нам всем снилась еда. Ко мне являлись цыплята табака, буженина и
пельмени. Даша жаловалась, что ей постоянно снятся Людочкины пирожки.
Вадик и Славка видели сны с жареной картошкой и отбивными. Стажёру
снились гамбургеры из Макдональдса. Даже Грымзу снился шашлык! Пурга
говорила, что скоро всё пройдёт и откроется второе дыхание.
Дашка не выдержала и пошла к Амурову жаловаться. Но он, хитро
прищурившись, сказал:
– Метелицу я взял на работу для того, чтобы расшевелить вас и вдохнуть
силу жизни. Так что, я в курсе всего. Иди, работай. Скоро новый год, а
продажи у нас летние. Или премию получить не хотите?
– Хотим, – буркнула Дашка и ушла.
Новость нас повергла в уныние. И даже в выходные продолжились серые
будни.
На тренингах по питанию нас стращали ужасами, которые таились
практически на всех полках супермаркетов. Это была нездоровая еда,
которая вела нас в могилу. Я саркастично добавил: «В братскую могилу!»
Святые шампиньоны, как на меня глянул коуч! Эдакий живчик с
татуировкой какого-то замысловатого орнамента на бритой башке. Он
постоянно перекатывался с пятки на носок, словно неваляшка. Глаза коуча
метали в меня разряды молний, я почувствовал, что если бы мог, то просто
испепелить меня взглядом. Я поёжился. А коуч елейным голосом продолжил
нас учить питаться правильно. В конце лекции он браво заявил:
– После курса детокса будем пробовать сыроедение.
– Обожаю пармезан! – Словно очнувшись ото сна, воскликнула Мариша.
Гуру питания скривился, затем профессионально растянул губы в улыбке:
– Пармезан – это яд. Вы будете есть только сырые продукты.
– И макароны? – ужаснулся Вадик.
– Макароны – это смерть. – А потом так ехидненько спросил: – Вы что,
едите макароны?
– Упаси меня баклажан! Это я просто так спросил, – замахал руками Вадик.
Мариша скисла, Людочка чуть не плакала, а Дашка с сарказмом выдала:
– Надеюсь, гири нам выдадут бесплатно?
– Зачем? – пролепетала Пурга.
– Чтобы ветром не унесло. У меня вес сорок пять кило. Если я буду клевать
просо и зажёвывать петрушкой, то от каждого порыва ветра буду взлетать.
А чувствовать себя фантиком от конфеты я не хочу.
Эльфийка приобняла Дашку и сказала:
– Нет-нет, этого не будет. Ты откроешь новые краски жизни, а энергии
будет столько, что ты будешь порхать.
– Вот этого я и боюсь.
 
На йоге мы все поняли, что жизнь ударила гейзером в позвоночник. Мы
стонали, кряхтели и честно пытались хоть как-то повторить асаны. Сложней
всего было Людочке. Она вздыхала, охала и падала на попу, как
медвежонок. Пурга изо всех сил пыталась ей помочь, но получалось у неё
неважно. Людочка краснела и утирала кулачком слёзы. Маришка, Грымз и
Славка оказались абсолютно не гибкими, они хихикали и лежали в позе
звезды. Но вездесущая Пурга и до них добралась и сказала, что нужно
просто ежедневно растягивать мышцы и принялась прямо на Грымзе
показывать, как это нужно делать. У Филлипыча подскочило давление, и он
сидел в сторонке, радуясь, что сейчас не на каремате.
На тренингах по саморазвитию нас превращали в мальчиков и девочек для
битья, вытаскивая все наши комплексы наружу. У этого коуча был такой
подход: вначале он обзывал, потом насмехался, а после заставлял отвечать
на дурацкие вопросы. Например:
– Что вы почувствовали, когда в детском саду вас поставили без трусов в
угол?
Мы ненавидели этого психованного коуча, себя и друг друга. А коуч ехидно
улыбался и говорил:
– Вот так и жизнь, когда ставит вас на колени, вы вместо того, чтобы встать,
отряхнуться и идти дальше с гордо поднятой головой, испытываете перед
ней страх и стыд!
Возвращались мы домой мрачные и угрюмые. После очередной пешеходной
экскурсии в пятнадцать километров и обеда в вегетарианском кафе я
пришёл домой в отвратительном настроении. Жена приготовила морковный
пирог и овощное рагу для меня, и котлеты с пюре себе. Моих новых
взглядов она не разделяла, но приняла, как она выразилась, «мою новую
ипостась». Я безразлично смотрел в окно. Запах румяных котлет разве что
не залезал мне за пазуху. Я честно, очень стойко держался. Но… я съел три
котлеты и целую гору пюре. Сыто отрыгнув, я откинулся на спинку стула.
Юля зашла на кухню и села рядом со мной.
– Может, расскажешь, что с тобой происходит? Ты с каждым днём
становишься всё дальше и дальше. Я так больше не могу. Так ты скоро
будешь спать в зале на диване.
Я с тоской посмотрел на Юльку, взял её руку в свою, и поцеловал ладонь.
Ладонь была прохладной и пахла ландышами.
– Мне очень много тебе нужно рассказать…
Я говорил. Жена не перебивала, внимательно слушала.
– Девчонки стонут от женских тренингов и раскрытия женственности. Ну не
восточная у нас психология, а западная. Они просто звереют от этого. От
дурацких списков, которые нужно обязательно писать. И все дела нужно
строго планировать. Дашка стонет от карты желаний, она прагматик до
мозга костей. Мариша ненавидит визуализации. Люда мечтает испечь
пирогов, но не может, терзает себя тренингами… И нас, мужиков, учат, как
надо любить жену. А я не могу тебя так любить, понимаешь?
Юлька утвердительно кивнула.
– Я после этих тренингов вообще никого не хочу любить. Даже себя
ненавижу, что так тупо повёлся на этот развод. Мы перестали общаться на
работе. Постоянно придираемся друг к другу, ищем недостатки. Людочка
маскирует синяки под глазами. Да, она сбросила пару килограммов, но… она
стала выжатой. С понедельника начнутся пытки тайм-менеджментом и
повышением самооценки. А мне постоянно жрать хочется. Я не могу на этот
подножный корм смотреть. Я как вспомню новый год, так вздрогну.
Коктейли из одуванчиков, сельдерея, сока алоэ и какой-то ещё бурды.
Канапе с редиской и петрушкой и салат из свёклы с кунжутом. Минеральная
вода вместо шампанского… А дома холодец с хреном, оливье и «Наполеон»…
Да и это не главное. Мы работать не можем. Продажи падают. Амуров
лютует, грозится всех нас уволить. Даже Пурге выволочку устроил за то, что
она плохо справляется с нами. А мы скоро сами, во имя шпината, уволимся.
– Олежка, она вами манипулирует. Дайте ей отпор.
Я с надеждой посмотрел на Юльку. Она была серьёзной.
– Давай, звони всем, говори, что нужно срочно встретиться и айда в какое-
то хорошее кафе. Мы сейчас с тобой всё придумаем, а ты поговоришь со
своими коллегами.
Через два часа все были в сборе. Ещё два часа ушло на уточнение деталей.
А потом мы заказали свиной запечённый бок и пиво.
 
Улыбающаяся Каро сидела за своим столом и быстро набирала что-то на
клавиатуре. Мы шумной толпой ввалились в офис. Каро радостно подняла
на нас глаза.
– Ребята, я записала нас сегодня на такой уникальный тренинг! Приезжает
знаменитый Миша Дзен, который сто двадцать семь раз достигал нирваны.
– Я с малыми иду в кино, – сказала, как отрезала Мариша. – Без меня.
– А мы с женой идём в гости к тёще и тестю. Не могу отменить, –
улыбнулся Филиппыч.
– Юлька меня тащит на выставку современной живописи, – сказал я.
– А мы со Славкой и Грымзом сегодня смотрим футбол, – сказал Вадик, а
Славка утвердительно кивнул. Грымз только угукнул.
– Я с мужем хочу сегодня побыть, – сказала Дашка. – Именно в том
смысле, о котором ты подумала, Каролина.
– Так вместе с ним и приходи…
– Нет, – резко сказала Дашка. – Мы уже всё спланировали.
Пурга перевела взгляд на Людочку и широко улыбнулась:
– Вместе пойдём, да?
– Я… я… я просто не хочу идти. Мне это неинтересно.
– Как? – выдохнула эльфийка. – Человек старался… Как это может быть
неинтересно?
– Вот так. Он же для себя старался, верно?
Пурга неуверенно кивнула.
– Я записалась на кулинарные курсы. Хочу стать кондитером. Это всё – не
моё. – Людочка обвела оупнспейс ладошкой.
– Хочешь как колобок вкатываться в помещение?! – возмущённо
взвизгнула эльфийка.
– Я хочу заниматься любимым делом, – твёрдо сказала Людочка.
– Умница, – Маришка звонко чмокнула Людочку в щёку.
А Людочка достала из сумки пакет с пирожками.
– Угощайтесь. Это с мясом и базиликом. – Затем глянула на Пургу. –
Прости, капустных пирожков с ботвой нет. И не будет.
К нам заглянул Лемуров, окинул толпу, окружившую Каро, и жующую
пирожки с мясом. Лемуров хмыкнул, тихо выругался и ушёл.
Каро уволилась в тот же день по согласованию сторон. Амуров-Лемуров
злился, но мы от радости, что избавились от тренингов, подняли продажи в
мёртвом феврале до рекордной отметки. Лемуров махнул рукой и выписал
нам премию.
 
P.S. А Людочка стала кондитером. И в дверь она не вкатывалась, а резво
вбегала, потому что занималась любимым делом. И Костика взяли к нам на
ПМЖ.
 
23.12.16 г.
Copyright (с): Ляна Аракелян. Свидетельство о публикации №365386
Дата публикации: 21.04.2017 01:10
Предыдущее: Двести десять чашек кофе (часть 21) Селена

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Скоро!
Тема недели
Литературный семинар-конкурс миниатюр
«Семь тетрадей жизни»
Положение о конкурсе
Cеминар
Конкурсные работы
Объявления и итоги
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Писатели нового века
Приглашаются волонтеры!
Направления
деятельности
Билеты и льготы
Порядок освобождения
от оплаты взносов
История МСП
Реквизиты и способы
оплаты взносов
Бизнес-ланч для авторов
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой
Издательство
"Новый Современник"
Новости, анонсы, объявления
Бизнес-ланч для авторов
Книжные серии Союза писателей
Типовые расценки на печать книг