Приглашаем всех, кто на портале, в чаты общения "Заходи, кто на портале" и "Между нами, писателями, говоря." Ссылки на чаты для общения размещены в центральной колонке ссылок в центре портала.
Первый выпуск "Великолепной десятки" направлен в рассылку


Дежурный редактор
Новости издательства "Новый Современник"
Спасибо за верность порталу!
Возобновляем издание журнала
"75 лучших строк"
Положение о проекте
Мир искусства. Приложение к № 6 журнала
"Что хочет автор"
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Новые авторы недели
Объявления и анонсы
Новости дня
Дневник портала
Приемная дежурных
Блицы
Приемная модераторов
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Рекомендуем новых авторов
Альманах "Автограф"
Отдел спецпроектов и внешних связей
Диалоги, дискуссии, обсуждения
Правдивые истории
Клуб мудрецов
"Рюкзачок".Детские авторы - сюда!
Читальный зал
Литературный календарь
Литературная
мастерская
Зелёная лампа
КЛУБ-ФОРУМ "У КАМИНА"
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Наши юные
дарования
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.

Просмотр произведения в рамках конкурса(проекта):

Финал Тринадцатого Международного литературного конкурса "Вся Королевская Рать" 2016 года (ВКР-13)

Номинация: Проза

Все произведения

Произведение
Жанр: Просто о жизниАвтор: Елена Долгих
Объем: 23088 [ символов ]
Наблюдашки (отрывок)
БЕРЕГ НАДЕЖДЫ
 
1.
 
Под моим окошком стоит фонарь. У него классическая прямоугольная
шляпа белого цвета. Но вот беда – вмятина на самой серединке! То ли
соседний тополь во время урагана неудачно шмякнул старой веткой, то ли
во время ремонта крыши сверху упало что-то тяжёлое – кто ж теперь
скажет? ДворОвый светило не унывает, не жалуется, горит каждую ночь и
надеется, что пятнышки ржавчины не портят красоту его убора. Когда ветра
дуют особенно сильно, со стороны фонаря слышится скрип – стиииип,
стииип, стииип. Потому я дала ему имя – Степаныч.
Выходя на балкон, я здороваюсь со старожилом:
– Как дела, Степаныч? Всё скрипишь? – Он моргает в ответ лампой и слегка
кивает. Ничего не бывает случайным в нашем мире. И однажды я убедилась
в этом ещё раз.
В июле стояла жара. Даже ночи не приносили желанной прохлады, хотя
короткие дождики проливались над городом каждый день. Безветрие и
влажность угнетали. Приняв утренний душ, я вышла на балкон,
поздороваться с железным приятелем и открыла рот, но…так и осталась
стоять. Боясь пошевелиться, во все глаза смотрела на чудесную и смешную
картину. В шляпной вмятине фонаря, где собралась влага ночного дождя,
купался воробей! Он радостно чирикал, окунаясь в очередной раз,
встряхивал пёрышки, энергично махал крылышками. Рядом на ветке тополя
сидели ещё три воробья. Наблюдают за товарищем – решила я. Ничего
подобного! Спустя минуту, все они наперебой возмущённо зачирикали,
глядя на друга, принимавшего ванну. Тот разочарованно чивикнул и
взлетел на ветку повыше. Тут же к воде спикировал следующий. После него
сразу парочка. Эти двое тёрли друг у дружки клювиками спинки и нежно
переговаривались. Вскоре омовение закончилось, как и вода в так
называемой ванне. Я перевела дыхание и рассмеялась:
– Ну, ты, Степаныч, даешь! Ишь, как устроился! И воробьям хорошо,
охлаждаются, и тебе здорово – воды нет, ржа не разъедает поверхность. –
Фонарь смущённо моргал и качал проводами.
 
2.
 
Начало октября. Северные ветра нагрянули внезапно, раньше срока.
Холода заставили птиц улетать на зимовку, не дожидаясь положенного
времени. А воробьям куда лететь? Они зимуют там, где родились.
Вечером я смотрела в окно. Опять пронзительный ветер. Вроде бы и не
сильно дует, но прохожие, зябко согнувшись, торопились в тёплые дома.
Обозревая двор, заметила шевеление на шляпе Степаныча. Пригляделась –
выемка заполнена, два воробышка нахохлились и тесно прижались друг к
другу. Некоторое время я не понимала, почему они расположились
практически на открытом месте? Потом дошло! Вмятина хорошо
прогревалась лампой снизу, и воробьи находились в тепловой ванне! Даже
во время дождя не все капли попадали сюда, поскольку сверху фонарь
укрывала раскидистая ветка тополя.
– Однако, Степаныч, твоё милосердие безгранично! – с уважением
проговорила я. Он, как обычно, кивнул, и лампа стала светить чуть
сильнее, согревая маленьких птичек.
 
3.
 
Зима пришла суровыми морозами, снега практически не было. Вечерами
воробьи оккупировали вмятину Степаныча, туда набивалось по три,
четыре, а то и более птиц разом. Время от времени они менялись местами, в
серединке теплее. Фонарь исправно принимал пернатых на ночёвку. Но
вскоре прилетели вьюги, на прямоугольной шляпе Степаныча выросла
пирамида снега, и воробьи больше не появлялись. Очевидно, за
перипетиями птиц и фонаря наблюдала не только я. Однажды из окна
кухни я вижу следующее.
К шапке Степаныча от соседнего со мной балкона двигается японский
бамбуковый спиннинг, на конце которого что-то вроде лопатки. Несколько
умелых движений и поверхность фонаря чиста! Потом удилище втягивается
на балкон, но через несколько минут вновь выдвигается с пластмассовой
кружечкой впереди. В кружке пшено. Ловкий выверт, и вмятина на шляпе
Степаныча наполнена едой для птиц! Воробьи тут же сообразили, что это
столовая сделана для них и суетливо зачирикали, собирая родню.
Я тороплюсь на балкон.
– К чему такие сложности, сосед? Можно кормушку на дерево повесить.
– Ага, – усмехается он, – там коты не дремлют, а по металлической ноге
Степаныча ни один кот не полезет! К тому же здесь только воробьям хватит
места или синичкам, для ворон площадка маловата.
– Ты откуда… – я запинаюсь, – о Степаныче знаешь?
Он ухмыляется:
– Не только ты по утрам на балкон выходишь!
 
4.
 
Наступила весна, зашелестели тополя. Воробьи суетливо сновали,
устраивали гнёздышки. Вскоре вылупились малыши и забот у родителей
прибавилось. Воробьята быстро подрастали, и требовалось всё больше еды.
Вечерней порой птичий родитель торопился с очередной порцией в гнездо.
Сверху на него неожиданно спикировала здоровущая ворона. Воробей не
растерялся и мгновенно упал на шляпу фонаря, сжался на дне вмятины.
Клюв разбойницы прочертил рядом, едва не задев маленького летуна. Пока
ворона делал разворот, воробьишка мигом скользнул в гнездо. Пронесло! В
очередной раз фонарь спас маленькую птичку. Я улыбнулась:
– Степаныч, ты просто Берег Надежды для наших воробьёв! – Он согласно
мигнул, и сипло проскрипел: «Стиииип…»
 
АКТРИСА И ЕЁ РОЛИ
 
1.
 
За окном странно каркала старая ворона на ветке тополя:
– Ккхар-кхарр-кхарр!
Мне стало любопытно, вышла на балкон. Во дворе, на лужайке, резвилась
молодая изящная кошечка. Она подпрыгивала высоко вверх, пружинисто
кувыркалась в траве и вновь взвивалась в небо. Две жёлтые бабочки
кружились над нею, исполняя замысловатый танец. Красивые кульбиты,
повороты, замысловатые прыжки доставляли кошке наслаждение. В конце
концов, она притомилась, некоторое время лежала у тропинки, потом
ленивой трусцой отправилась прочь. И вдруг! Мгновенное сосредоточение,
высочайший прыжок и… крупный голубь упал на землю. Кошечка
моментально сломала птице хребет и стремительно потащила добычу в
кусты. Ворона надрывалась от смеха над наивностью птицы.
Мораль: кошка не забава, а хищник, который умеет хорошо выслеживать,
вовремя напасть и…отлично маскируется под невинную дурочку. Ворона
легко угадала игру, но кто её слушает?
 
2.
 
Та же кошечка. Я назвала её Актриса, у неё несколько масок-ролей. Вот
одна из них – обольстительница. Итак, апрельское утро, около бачков с
надписью «Пищевые отходы».
Два кошачьих самца усиленно роются в разноцветных мешках с едой.
Очевидно, рыщут на запах! Неподалёку сидит чёрно-белая кошечка,
внимательно наблюдает. Весь её вид говорит о том, что ей необходимо
подкрепиться, но…рыться в мусоре? – нет, это не для неё! Один из котов
вытаскивает на свет Божий остатки селёдки. Второй тут же с рычанием
наступает. Назревает драка.
Актриса понимает, что настало время выхода на сцену. Она делает
красивый длинный прыжок, приземляется около самцов, нежно муркает,
поглядывая то на одного, то на другого. Коты ошеломлённо моргают, забыв
о добыче. Кошечка трётся около них, вертит хвостиком, отпрыгивает в
сторонку. Короче, вовсю раздаёт авансы! Коты затевают нешуточную драку
за невесту. А та под шумок быстро поедает рыбу.
Чуть позже коты обнюхивают место, пахнущее селёдкой, недоумённо
поглядывая друг на друга. На мордах явно читается:
– А где, чёрт возьми, еда?
Актриса тщательно умывается, невинно посматривая в сторону парочки.
Весь её вид говорит:
– Всегда знала, что ваши инстинкты находятся где-то под хвостом!
Коты стараются завладеть вниманием самочки, но она уходит, раздражённо
подрагивая хвостом:
– Вы меня не достойны!
Мораль: если вы решили поесть, не надо отвлекаться! Короче, ешь, чтоб за
ушами трещало и ничего не услышишь! А глаза прикрой от удовольствия.
 
3.
 
У Актрисы много поклонников, но я, ни разу не видела её «в положении».
Возможно, стерилизовали бывшие хозяева. Но она всегда с нежностью
относилась к потомству кошачьих сестёр.
Как-то летним вечером я сидела на скамейке во дворе, отдыхая от жаркого
дня. В зарослях травы резвились несколько котят. Мамашки изредка
поглядывали на чад и делились своими проблемами. Неизвестно откуда
примчался громадный пёс. Обычно, собачатники выгуливают питомцев в
другом месте. Вероятно, псина сорвалась с поводка и в порыве свободы
помчалась, куда глаза глядят. Не знаю, чем бы всё закончилось, но тут как
будто из-под земли появилась Актриса. Кошка бесстрашно вцепилась в
здоровую морду бульдога, при этом она так орала, что даже у меня по
спине пополз холодок, и я непроизвольно поджала ноги, а потом и вовсе
залезла на скамью. Псу досталось по полной программе… Он унёс свои
лапы в считанные секунды!
А что же кошечка? Она мирно потрусила к детишкам, деловито всех
обнюхала и снова исчезла. Кошки-мамы даже головы не повернули! Ни
одна! Очевидно, Актриса была у них нянькой и охранницей, которой они
полностью доверяли.
После этого я неоднократно видела резвившихся во дворе котят. При этом я
тщательно оглядывала всю территорию, но Актрису ни разу не замечала,
она появлялась, возникая вдруг, из ниоткуда.
Мораль: можно не быть матерью, но нельзя не любить детей. В общем, не
тронь мамку и иже с нею, потому что она самый страшный зверь!
 
4.
 
Долгое время я раздумывала, откуда взялась Актриса? В нашем дворе она
появилась однажды осенью. Мне казалось, что это домашнее животное,
потому что кошечка появлялась на некоторое время, потом исчезала.
Оказалось, нет. Актриса жила в подвале соседнего дома. Как мне сообщили
словоохотливые старушки, хозяева бросили её при переезде. Просто
выкинули на улицу и уехали… Некоторое время кошка сидела на коврике у
бывшей квартиры, ждала, но, увы. Потом надолго исчезла, а
возвратившись, поселилась в подвале. Однако к стае не прибилась. Ходила
сама по себе, и умело давала отпор всем, кто посягал на её свободу.
И вот как-то раз я наблюдаю такую картину: молодой мужчина, приметил
красивую чистенькую кошечку, стал регулярно прикармливать
вкусностями, подолгу с ней разговаривал. В общем, явно настроился
укошатить одинокую. Актриса милостиво принимала подачки, внимательно
слушала, даже муркала, но гладить себя не разрешала и не позволяла
никаких фамильярностей, типа: «Киса у нас красивая! Киса умница!» На
эти слова кошка фыркала, сердито стреляла глазками и скрывалась за
углом. Мужик в недоумении чесал затылок и никак не мог понять, что он
делает не так.
Продолжалось это около месяца. Однажды человек рассердился и не вынес
еду, просто вышел и прошёл мимо кошки. А что же красотка? Она спокойно
посмотрела, как её «благодетель» сел за руль авто, потом легко запрыгнула
на капот и сделала «лужу». Кошачья моча тот ещё окислитель!
Актриса больше ни разу в жизни не приходила к этому подъезду, но каждое
утро я слышала вопли водилы. В конце концов, кто-то посоветовал ему
сменить место стоянки, а ещё лучше и машину.
Так я узнала ещё одну маску Актрисы – мстительница. Познав
предательство, животное не смогло простить род человеческий. Хотя я не
раз видела, как она доверяет детям, позволяя им даже дёргать себя за
хвост. Но ко всем взрослым питает явную неприязнь и даже презрение.
Иногда я вижу, как Актриса изящно скользит, пересекая дорогу, и думаю,
что её бывшие хозяева сильно промахнулись, бросая питомицу на произвол
судьбы. Кошка выжила и неплохо устроилась. А вот, что будет, если после
смерти им скажут, что следующую жизнь придётся провести в шкуре
кошек? Думаете, я шучу? А если – нет?
Мораль придумайте сами.
 
КАРР-РЕТУ МНЕ, КАРР-РЕТУ!
 
1.
 
Эта история началась давно, лет пять назад. Стояла ранняя весна.
Мартовское тепло пробралось даже на северную сторону нашего двора. Я
обозревала балкон, размышляя, мыть или не мыть окна – практически
страсти по Шекспиру! – «быть или не быть?» За окном как-то необычно
каркнула ворона:
-Крах! Крах!
Я посмотрела вниз. Сосед въехал во двор и, лавируя между машинами, стал
парковаться. Между тем он не видел, что под колёса заскочил котёнок.
Ворона истошно голосила, но водителю было не до того – пристроить авто
надо! Тогда огромная птица спикировала прямо на лобовое стекло!
Раздался визг тормозов и ругань водителя:
– Блин, что за день такой сегодня! Чёртова ворона, ты что, Анна Каренина?
– Котёнок! – крикнула я.
Водила изумлённо поднял голову:
– Чего? Это вы мне? – Логика мужчин иногда просто поражает!
– Котёнок под колёсами!
– Ааа! – мужчина наклонился, вытащил кроху.
– Всё в порядке?
– Да что с ним сделается? – он покрутил пищавший комочек в руках. Из
подвала выскочила кошка, жалобно мяукая. Мужчина поднёс дитёнка к
ней, осторожно поставил на асфальт, проговорил:
– Что-то раненько в этом году котята пошли! Видать, лето будет жаркое! –
он захохотал над собственной шуткой. Оглядев со всех сторон свой
транспорт, шофёр погрозил вороне кулаком: – Каррренина! – и, наконец,
поставил машину на парковку.
Кличка «Анна Каренина» приклеилась к птице намертво. Я приметила, что
на одном крыле у неё не хватает пера. «Потеряла в битве с лобовым
стеклом!» – рассмеялась я, радуясь, что всё закончилось хорошо. Мужчина
помахал мне рукой и ушёл в соседний подъезд. Ну, что, теперь он для меня
навеки «котёнок»!
А окна я так и не помыла…
 
2.
 
«Карренина» под моим окном появлялась частенько. Рядом стоял
высоченный тополь, что способствовало хорошему обзору всего двора.
Ворона прилетала ранним утром, внимательно оглядывала окрестности,
потом пикировала к бачкам с отходами. Надо было видеть, с каким тщанием
она разглядывала содержимое! Переступая по краю, птица вполголоса
тянула своё: «Крррах!» – примеривалась, потом ныряла клювом, хватая
«продукт» и взмывала на тополь. Она прекрасно знала расписание вывоза
мусора и никогда не прилетала к пустой «столовой».
В этот раз всё шло, как обычно: прилёт, обзор, пикирование к еде. Но что-
то «Аннушка» не торопилась назад. Неужели сегодня нет лакомого
кусочка? Я отворила окно и наклонилась, чтобы разглядеть, где
«Карренина» . Ворона, молча, смотрела внутрь бачка, потом растерянно
буркнула: «Какх? Какх?» Моему терпению пришёл конец.
– Ну, что там, Аннушка? – вполголоса спросила я. – Ты что, пришельца
увидела? Или так много еды, что не можешь выбрать?
Ворона, пошевелила крыльями, явно недоумевая. «Крах!» – повторно
донеслось до меня.
– Отлично! У тебя прорезался голосок! – не унималась я. – Но ты расскажи,
что там такое? Что так удивило тебя?
«Карренина» повернулась ко мне, глянула одним глазом, потом замахала
крылами, удерживаясь на краю, подхватила нечто и опустилась перед моим
балконом. Я тянула шею, пытаясь разглядеть, что там. Ворона осторожно
поддела клювом грязный комочек. Послышался писк. Откуда ни возьмись,
выскочила маленькая кошка. Без страха она кинулась на громадную птицу,
шипя, словно гадюка. Аннушка оторопело шарахнулась в сторону. Кошечка
схватила за шкирку котёнка и поспешила в подвал.
Ворона уселась на ветку тополя, покосилась в мою сторону и выдала
протяжное: «Стрррракх!»
– Вообще, капец! – согласилась я с нею. – Прилетела называется
позавтракать! А вот интересно, почему ты его не съела?
– Крахк? – обиделась птица. Весь её облик показывал, что она оскорблена!
– Ну, знаешь, – извиняющимся голосом продолжила я, – сложилось
мнение, что вы поедаете всякую падаль… – я осеклась, потому что
«Карренина» от возмущения захлопала крыльями. В попытке что-то сказать
она издавала резкие кашляющие звуки. Потом вдруг вытянула шею и
выдала громкое: « Каррракэту?! Каррракэту?»
– Карету? – я попробовала осмыслить сказанное.
– «Каррраул!» – проорала Аннушка и улетела прочь.
Ворона была оскорблена в своих лучших чувствах. Некоторое время
потребовалось, чтобы найти всевозможные варианты сказанному птицей. В
конце концов, я расшифровала её слова. «Как это?» – вот что говорила
«Карренина». Очевидно, она не могла даже помыслить, чтобы съесть живое
существо.
«Ну, что ж, – крутилось в моей голове, – вороны тоже бывают разные…
Возможно, Аннушка вегетарианка?» Мысли свернули в сторону: «Анка-
вегетаринака….» Честно говоря, меня мучил стыд. Почти неделю я
подкарауливала птицу, но никак не могла встретиться с нею. Но однажды я
вновь услышала за окном привычное: «Крррааах!»
– Каррренина! – моей радости не было предела. Я засуетилась, доставая
пакет с жареной рыбой. – Вот тут тебе небольшой…небольшое…короче,
прости меня, Аннушка!
Рыба спикировала под тополь. Ворона лукаво мигнула и спланировала туда
же. Неторопливо, с чувством собственного достоинства она уничтожила всё,
оставив только главное лакомство – голову.
– Чего это ты, «Карренина», самым вкусным пренебрегла?
– Кррроха! – провозгласила ворона.
От подвала быстро просеменила серая кошечка, ухватила рыбью голову и
также быстро исчезла из вида.
– Ах, вот что! Подкармливаешь найдёныша? – На миг я задумалась. – А как
всё же он попал в бачок с отходами? – Ворона тряхнула крыльями, как бы
пожимая плечами.
– Ну, да! Теперь уж концов не найдешь!
Спустя месяц котёнок стал появляться во дворе. Что интересно, дворовые
мальчишки дали ему кличку «Бачок»! Не иначе, «Карренина» подсказала!
 
3.
 
Появилась у нас во дворе ужасно противная собачка. Она непрерывно
тявкала пронзительным голосом, как правило, ночью и ранним утром. Май
стоял жаркий и окна практически всегда были приоткрыты, а потому
слышимость была идеальная! Проснувшись от истошного лая в четыре утра,
я поскорее сделала кофе, выпила залпом. Вторую чашку, неторопливо
потягивая содержимое, взяла с собой на балкон.
– Ну, – моя ворчливость разливалась по тихому двору, – что тут
происходит? Собака, чего ты орёшь, спать не даёшь? Людям на работу идти,
а ты? – Мой громкий полуголос заставил животное замолчать.
«Каррренина» приветвилась на тополь и тоже проворчала: «Кррраааах!»
– И тебя разбудила? – я сочувственно кивнула вороне.
– Карррдак! – продолжала пернатая подружка.
– Согласна, полный бардак, Аннушка! Которую ночь спать не даёт! Ты не
знаешь, в чём дело?
– Крррэк! – отрицательно бормотнула она.
Не поленившись, я спустилась вниз, накормила собачку, поговорила с ней,
приласкала. «Карренина» переминалась на ветке с ноги на ногу и
насмешливо пророчила: «Зрррряк! Зррряяк!»
- Да, ладно! – шикнула я на неё. – Может, у собаки период плохого
настроения?
Назавтра всё повторилось, ненавистной гавкалке не спалось, хоть убей!
Монотонный лай, отражаясь, метался между домами. Ни ругань, ни
подкормки ничего не помогало. Негодная собака доводила меня до
истеричных слёз. Спустя неделю, я проснулась под утро, как обычно от
пронзительного гавканья. Привычно глотнула кофе и поплелась со второй
кружкой на балкон.
На тополь бесшумно спланировала «Карренина». Некоторое время она
безучастно рассматривала моё измученное бессонницей лицо, потом
наклонила голову, прислушиваясь к лаю. Ворона сверлила глазом
окрестности и вдруг резко спикировала вниз, под куст, пронзительно
заорала: «Кррраах! Крррааах!» Вскинув клюв, Аннушка нанесла удар.
Послышался визг, топот собачьих лап и наступила блаженная тишина.
Птица вернулась на ветку тополя, поправила растрёпанные перья, искоса
взглянула в мою сторону.
– Спасибо! – я ошеломлённо смотрела на спасительницу. – Достала эта
собачатина всех! Рыбку будешь?
– Кра?
– Правда! – я кивнула утвердительно и пошла за рыбой. Тишина за окном
того стоила!
 
4.
 
Вороны, как правило, одни из первых откладывают яйца. В мае вовсю
слышится их суета и «переговоры» по поводу гнёзд. Чтобы там не говорили
орнитологи – учёные, изучающие птиц, но у ворон, как и у людей,
встречаются разные типы характеров. Некоторые из них создают
долговременные прочные пары, другие меняют партнёров каждую весну.
Что ж, у каждого свой путь, вернее, пролёт в этой жизни!
Моя «Карренина» оказалась вороной мужского рода! Они крупнее птиц-
самочек, а перья крыльев шире и более блестящие. В этом меня просветили
мальчишки во дворе. Они же рассказали, где гнездовья ворон. Конечно, я
отправилась посмотреть. Дошла до реки и чуть углубилась в пролесок.
Вороны взволнованно кружились над деревьями и непрерывно каркали.
Прямо над головой раздалось громкое: «Кррракты!»
– Ой, чего сразу орать «Кранты!», – отмахнулась я, – посмотреть
интересно, как вы тут устроились?
На иву спланировала ворона.
– Не боишься меня?
– Каррракэту?
– «Каррренина»! – я узнала ворону по выговору. Только она, вернее он,
мог с такой интонацией спрашивать: «Как это?» – Ты прости, я знаю, что
ты мужчина, но я уже привыкла называть тебя «Карренина».
Ворона хмыкнула и, подняв клюв вверх, резко выдала: «Крррааак!» Гвалт
тотчас прекратился. Я рассмотрела гнёзда, извинилась, что ничего не
принесла из еды и вернулась домой.
Долгое время я не встречалась с «Аннушкой». Как-то не совпадало время
пробуждения, очевидно. Но вот однажды поздним вечером я услышала за
окном горестное: «Крррах!»
Торопливо накинув халат, выскочила на балкон. Напротив, на ветке
тополя, сидела «Карренина». Птица осунулась, растрёпанные пёрышки
торчали во все стороны.
– Что случилось? Что-то с птенцами? – Нахохлившись, она безмолвно
взирала на меня. Не зная, чем помочь, я заметалась по квартире.
Притащила сыр, колбасу, сладкую булку. Никакой реакции не последовало.
Ворона отвернулась и засунула голову под крыло. Я отступила, легла спать.
Наутро первым делом глянула на дерево. «Карренина» сидела в той же
позе. «В чём же дело?» – недоумевала я. Разгадка появилась чуть погодя.
На край бачка с отходами приземлись две вороны, одна чуть крупнее.
«Аннушка» тоскливо каркнула, призывая. В ответном карканье птиц явно
слышался смех, даже издёвка. «Каррра! Каррра! Каррра!»
Позавтракав, пара улетела. До меня дошло – подруга бросила «Карренину».
Вот как тут помочь? Около час я несла всякую чушь, рассказывая вороне о
том, что и среди людей встречаются такие бессовестные экземпляры, но
надо жить дальше, несмотря, ни на что! Птица слушала, прикрыв глаза.
Наконец моё красноречие иссякло. Последние два предложения были
самыми удачными:
– Карренина, ты самый умный, самый красивый из всех, кого я встречала!
Я тебя очень люблю!
Ворона шевельнулась, приоткрыла глаз, внимательно посмотрела на меня.
– Да! Да! Это истинная правда! – я энергично закивала, подтверждая
слова.
Птица начала неторопливо охорашиваться, время от времени, кидая в мою
сторону взгляды. Но я уже поняла, что от меня требуется, и слова лились
непрерывным потоком. Восхваление чудесного носика, пёрышек и голоска
явно напоминало басню Крылова. Но я была готова говорить всякую чушь,
лишь бы «Карренина» ожила!
Приведя себя в порядок, ворона взглянула в сторону «столовой»,
произнесла:
– Каррракэту! – И улетела.
То ли она вопрошала: – Как это? – В самом деле, как возможно такое
коварство?
То ли птица в этот раз действительно требовала себе карету, чтобы
навсегда убраться из столь неприглядного места…
«Аннушку» я больше ни разу не видела, хотя бродила возле вороньих
гнёзд, надеясь на встречу. Часто по утрам, глотая горячий кофе, вспоминаю
истории, связанные с нею и тихонечко произношу: – Каррракэту… Как ты
там, «Карренина»?
Copyright (с): Елена Долгих. Свидетельство о публикации №364725
Дата публикации: 20.06.2017 01:26
Предыдущее: Весенний коктейльСледующее: Холокост

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Сергей Александров[ 04.04.2017 ]
   ОХРЕНЕТЬ - как здорово!!! Такие великолепные мини-истории, в каждой
   - собственная жизнь автора и персонажей...
   Почти умер от завести...)))
   Спасибо!
   Удач в дальнейшем!
   С.А.
 
Елена Долгих[ 05.04.2017 ]
   Сергей, спасибо! Приятно, что вам понравились мои "Наблюдашки&quo­t;)))­

Cписок авторов первого выпуска журнала "Великолепная десятка"
Cписок авторов второго выпуска журнала "Великолепная десятка"
Диплом номинанта
премии "Чаша таланта"
Номинанты премии МСП "Новый Современник"
"Чаша таланта"
Энциклопедия современных писателей
Положение о проекте
Писатели нового века
Список авторов 1-го тома
Форум проекта
Формат pdf. Cтраницы 1-2
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Приглашаются волонтеры!
Направления
деятельности
Реквизиты и способы оплаты по МСП и порталу
Билеты и другая атрибутика
Порядок освобождения
от оплаты взносов
История МСП
Бизнес-ланч для авторов
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Атрибутика наших проектов

Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой