Внимание Авторам! В середине апреля планируется открытие Хита Сезона имени Татьяны Куниловой. Принимайте участие! Следите за новостями!
Блиц-конкурс
Апрельский снег


Дежурный редактор
Игорь Истратов
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Новые авторы недели
Объявления и анонсы
Новости дня
Дневник портала
Приемная дежурных
Блицы
Приемная модераторов
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Рекомендуем новых авторов
Альманах "Автограф"
Отдел спецпроектов и внешних связей
Диалоги, дискуссии, обсуждения
Правдивые истории
Клуб мудрецов
"Рюкзачок".Детские авторы - сюда!
Читальный зал
Литературный календарь
Литературная
мастерская
Зелёная лампа
КЛУБ-ФОРУМ "У КАМИНА"
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Наши юные
дарования
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: РоманАвтор: Ляна Аракелян
Объем: 19101 [ символов ]
Двести десять чашек кофе. (часть 14) Виктор_5
Когда Виктор пришёл в отделение, его встретил неласковый взгляд
старшего лейтенанта.
– Тебя уже ждут, Пинкертон, – буркнул Колесник.
– Меня? – удивился Шериф.
– Зайди в восьмой кабинет.
Виктор пожал плечами и отправился по коридору. В восьмом кабинете его
ждал НикНик, в миру – Николай Николаевич Григоренко, полковник,
вышестоящее руководство Шерифа. Полковник был подтянут, жилист и
высок. Он не давал себе спуску и ежедневно занимался в спортзале. Бегал
по утрам, а раз в неделю ещё и посещал тир. Восьмилетнего внука Серёню
он тоже приучал к дисциплине, чему очень противилась невестка Люся. Она
считала, что для мальчика важны танцы и языки. Николай Николаевич
ничего не имел против иностранных языков, сам прекрасно говорил по-
английски и по-немецки. А вот танцы считал баловством и пустой тратой
времени. И поэтому тайком от Люси записал внука на тэквондо и сам его
туда же водил. Люся месяц со свёкром не общалась. Марта Леонидовна,
свекровь Люси, приехала к ней домой и долго с ней беседовала. Люся ни в
какую не соглашалась идти на примирение, мотивируя это тем, что не хочет
потерять сына, как потеряла мужа. Что, разве не видно, что ещё одного
опера растит?
Два года назад старший лейтенант Григоренко погиб при исполнении
служебных обязанностей. В него влетела финка, которую метнул один из
рецидивистов, уходя от погони. Полковник поседел за одну ночь. Тогда
Марта Леонидовна проявила характер. Не проронив ни слезинки, она
занялась похоронами сына. И только после поминок слегла на месяц в
клинику с инфарктом. Там она молча плакала по ночам в подушку, чтобы не
разбудить соседку по палате. Однажды, когда она под утро впала в короткий
сон, ей приснился Санечка, он очень просил её поберечь себя. Ему там было
плохо, потому что она плакала здесь. Он умолял его отпустить туда, где
очень хорошо, где много любви и света. Проснувшись, Марта Леонидовна
приняла решение – жить. Ради внука. Люсе надо помочь поставить на ноги
Серёженьку. И с того дня, быстро пошла на поправку. Когда вернулась из
клиники, первым делом отправилась к невестке. В доме царила почти
стерильная чистота. Чтобы не думать о смерти мужа, Люся ежедневно
выдраивала квартиру до блеска и радужных кругов перед глазами. Она
мыла, тёрла, чистила. Готовила, стирала и гладила. До тех пор, пока
обессиленная от усталости не падала в кровать, чтобы забыться коротким
тревожным сном. Она вычистила вручную ковёр, перестирала все вещи,
натёрла мастикой паркет в зале и трижды выдраила кухню и ванную. Руки
были сухими и шершавыми от бытовой химии, под глазами залегли
фиолетовые тени, седая прядь, словно белое перо, лежала на чёрных
прямых волосах, затянутых в узел. Марта Леонидовна посмотрела на всё это
и сказала, чтобы она собирала вещи. Поживут с внуком пока у них.
Квартира большая, всем места хватит. А эту пока можно сдать. Люся молча
согласилась. Свекровь долго провозилась с Люсей – она никак не могла
отпустить мысль о том, что Саши больше нет. Плакала по ночам, как и Марта
Леонидовна в клинике, а с утра была похожа на тень. Тогда свекровь просто
рассказала ей о своём сне. Люся почти сутки молчала. А потом, словно
проснулась. С утра пошла к парикмахеру, затем сделала маникюр и пошла в
визажный салон. К вечеру вернулась блондинкой с новой, очень короткой
стрижкой. Люся подошла к Марте Леонидовне, обняла её и поблагодарила
за заботу, но жить у них с Николаем Николаевичем отказалась. Нужно
начинать новую жизнь без Саши. С Серёжей. Николай Николаевич
попробовал было вмешаться, но Марта Леонидовна его остановила – Люся
взрослый человек, ей видней как лучше жить.
– Здравия желаю, Николай Николаевич, – вытянулся Виктор.
– Вольно, капитан, – НикНик взглянул на него и про себя отметил, что
подчинённый возмужал. – Может, пояснишь, что ты за самодеятельность
затеял? Мне звонят из области, срывают с работы. Я как дурак мчусь сюда и
узнаю, что ты здесь хороводы водишь. Официального дела нет. С рабочего
места ты смылся. Что мне думать?
– Николай Николаевич, дело я сегодня же открою. Наверное… Мне улик не
хватает.
– Или ты всё рассказываешь, или сегодня же отправляешь назад, в своё
отделение. Я постараюсь замять твои пляски в столице, а ты год работаешь
на благо родины без отпуска. Негласно, так сказать.
Виктор замялся. С одной стороны НикНик мог ему помочь, в одиночку ему не
справиться. А с другой стороны, наконец-то, оно, первое и самое настоящее
дело. Хотелось самому его распутать. Полковник правильно понял
замешательство Шерифа.
– Вить, ты не дури. У нас что самое главное?
– Раскрыть дело.
– А помимо этого – уметь работать в команде. Усёк?
– Усёк.
– Выкладывай, не тяни кота за причиндалы.
И капитан рассказал всё, что у него на этот момент было. Полковник
ненадолго задумался. Затем, взял листок бумаги и что-то на нём черкнул,
сложил пополам и положил в карман.
– Разделимся, я займусь Челышевым, а ты давай, поезжай к этому
«команданте» и поговори с ним. Может быть, он что-то расскажет о своей
подопечной, то, о чём она промолчала. И заскочи в архив. Нужно понять:
это халатность или дело кто-то украл. Если второе, то нужно покопать там.
За сегодня справишься?
– Обижаете, – ухмыльнулся Виктор.
– И Вить, давай договоримся, если ты не будешь с чем-то успевать, то
попросишь помощи у Колесника. Я его давно знаю, парень он толковый,
поможет. Если не своим участием, то кого-то из своих оперов подключит.
Успех приходит к тем, кто умеет работать слаженно и сообща.
Шериф приуныл.
– Отставить, капитан.
– Есть отставить, – выдохнул Виктор.
– Ты молодец, что за верную ниточку дёрнул. А мы все тебе поможем.
Давай, до связи! Да, вот тебе фото этого мерзавца, – НикНик протянул фото
Челышева. Виктор спрятал его в сумке. – Выпросил копию у Гарика.
– Разрешите идти, товарищ полковник?
– Иди, Кремезный. Вечером жду отчёт. Работаем в телефонном режиме.
– Есть!
Шериф вышел из кабинета с красными щеками и тут же столкнулся с
Колесником.
– Сильно влетело?
– Такое, – махнул рукой Шериф.
– Да ты не расклеивайся. Если что, подсобим. Бывай, капитан, у меня дел
по горло.
И Колесник умчался дальше по коридору.
Виктор вышел на улицу. Солнце палило нещадно. Он покрутил головой и
увидел недалеко от отделения кафе. Шериф направился туда. В кафе было
немноголюдно, за несколькими столиками сидели парочки и
переговаривались. Виктор сел за столик у окна и заказал кофе и мороженое.
По такой жаре больше ничего не хотелось. Он быстро расправился с
порцией и увидел в окно, как из отделения вышел Гарик, который
размахивал руками и что-то рьяно доказывал молодому парню. Они сели в
служебный «Ниссан» и уехали. Виктор рассчитался, вздохнул и заглянул в
смартфон, посмотрел карту: архив был ближе.
В архиве царил холод и полумрак. Виктор сколько помнил городские
архивы, но так и не разгадал их секрета: почему в любое время года здесь,
словно в склепе, холодно. Он предъявил удостоверение охраннику и
спросил, как пройти к директору архива. Охранник ответил, что у Алёны
Игоревны сейчас совещание.
– Давно началось?
– Да час уже девчонок мурыжит, – сказал охранник.
– Что-то вы не очень лестно отзываетесь о своём начальстве.
– А от неё никто никогда хорошего слова не слышал просто так. Со мной
вообще никогда не здоровается, проходит мимо и даже не смотрит. Как
будто я здесь пустое место. Это после того как с архива какая-то ценная
бумажка пропала. Она считает, что во всём виновата охрана. Не удивлюсь,
если она сама её и вынесла. Кто же директрису проверять будет?
– Никто, – подтвердил его слова Виктор.
– Вот именно. – Охранник вошёл в раж. – Знаете, как её за глаза называют?
– Тёщин язык. Знаете, щётка такая есть строительная, с зубчиками?
– Знаю, – сдержал ухмылку Шериф.
– Так вот она хуже этой щётки. Если попадёшь к ней в опалу, то начнёт
самоутверждаться, оскорбляя и унижая. Она недавно поставила прослушку
во всех кабинетах. Во всех! Представляете, человеку заняться больше
нечем, как прослушивать чужие разговоры. Боится, что против неё
вселенский заговор готовят. Девчонки договорились, и устроили ей бойкот.
Общались только по аське! И так три дня. Она к ним в кабинеты рыпнется, а
там все работают и молчат. – Охранник вздохнул, было видно, что
переживает за архивисток. – С такой грымзой они скоро язык глухонемых
выучат. Шутка ли, весь день просидеть молча?
– Где её кабинет говорите? – Виктору не хотелось и дальше слушать о
директоре архива.
– Второй этаж, тридцать восьмой кабинет.
– Спасибо, – Шериф отправился по широкой мраморной лестнице,
ступеньки которой были местами в паутинах трещин, а кое-где отбиты.
На двери висели табличка: «Синицына А.И. Директор архива». Он еле успел
отпрыгнуть, дверь с шумом распахнулась, и в коридор выбежали работники.
Практически все эмоционально обговаривали прошедшее совещание.
«Какие-то они все взъерошенные», – подумал Виктор.
– Сука! – выпалила молодая лет двадцати девушка и остановилась недалеко
от Шерифа. – Да чтоб её КамАз переехал!
– Тише! Вдруг она и в коридоре микрофонов понатыкала? – зашикала на
неё изящная женщина вдвое её старше.
– Плевать! Нет, Тася, ты слышала? Ты слышала, что она мне сказала?! Это я
плохо работаю и вовремя ничего не сдаю! Я у неё, видите ли на карандаше.
Да пусть она в жопу себе засунет этот карандаш! Я все отчёты на две
недели раньше сдала. Систематизировала папки не только по годам и
алфавиту, но и по номерам учреждений. Вот скажи, за что она меня так
ненавидит?!
Девушка чуть не плакала. Женщина, которую та назвала Тасей, бросила
короткий взгляд на капитана, что-то шепнула на ухо девушке. Девушка тут
же успокоилась, и они вместе пошли вглубь архива, неслышно
переговариваясь.
Виктор вошёл в кабинет. В тесном предбаннике сидела юная секретарша и
сортировала какие-то документы.
– Добрый день, я к Алёне Игоревне.
– У неё неприёмный день.
– А так? – Виктор развернул удостоверение.
– Проходите, – испуганно посмотрела на капитана секретарша. – Что, снова
что-то свистнули? – В спину Виктора задала она вопрос.
Шериф остановился.
– И часто у вас воруют? – вопросом на вопрос ответил он.
– Бывает, – выдохнула секретарша. – Месяц назад спёрли ценный
документ.
– А поподробнее, – Виктор развернулся и сделал шаг к её столу.
– Пропала регистрационная книга. Пришлось заводить новую.
– А кому она могла понадобиться?
Юное создание похлопало длиннющими ресницами и сказало:
– Всем нужна информация. Видимо там что-то было очень ценное. Но, разве
в бесконечном перечне фамилий разберёшь, что там имеет ценность?
Виктор поразился беспечности девушки.
– Вы с таким безразличием об этом говорите.
– А толку переживать? Книгу всё равно не вернёшь, а нервные клетки не
восстанавливаются.
– Ну да, – Виктор развернулся и без стука вошёл в кабинет.
– Вы кто такой? Вы что себе позволяете?! – накинулась на него Синицына.
– Выйдите вон из моего кабинета!
– Капитан Кремезный, у меня к вам, гражданка Синицына, есть несколько
вопросов.
– Нашли регистрационную книгу?
– Нет. Я пришёл по другому делу.
– Садитесь, пожалуйста, – предложила Синицына и откинула с лица прядь
волос. Виктор сел на предложенный стул.
Она была чуть полноватая, невысокая, с модной стрижкой. Очки в дорогой
оправе лежали перед ней на столе. Пальцы были унизаны кольцами. На
шее висят несколько золотых цепочек. Губы накрашены кричащей
ежевичной помадой – тренд этого лета. От неё пахло дорого, но навязчиво.
Словно запах силком затягивал в сети хозяйки. Виктор поморщился, он не
любил таких женщин. Они напоказ выставляют свой достаток, не имея за
душой ничего, кроме собственных амбиций. Нет, у них, конечно же, была
благополучная семья. Ребёнок, иногда даже два. Муж доцент или академик.
Дом полная чаша, отпуск в Европе. Дорогие наряды. Но всё это было,
словно страница глянцевого журнала, копни поглубже и увидишь, как
позолота облазит, обнажая то, что так тщательно скрывается от посторонних
глаз: у мужа любовница вдвое моложе, чужая интересная жизнь вызывает
непомерную зависть, дети почему-то абсолютно лишены каких-либо
талантов. Ими не похвастаешься перед нечастыми гостями. Альфонс-
любовник клянчит машину, на которую нужно просить деньги у мужа. А для
этого придётся врать. Круг замыкается и белка-показушница бежит в колесе
проблем дальше с удвоенным азартом. И спрыгнуть с него не хватает ни
сил, ни желания. Успокаивают они себя тем, что у других бывает и хуже.
Виктор протянул удостоверение. Синицына сделала жест рукой, мол, верю.
– Вас бы не пропустила охрана, – пояснила она свой жест. – Хотя, эти
дармоеды непонятно за что получают зарплату. Что вас привело к нам?
«Мы, Николай Второй», – мысленно ухмыльнулся Виктор, а вслух сказал:
– У вас недавно пропало дело.
– Та-ак, – постучала по столешнице хищным миндалевидным ногтем
кроваво-красного цвета Синицына. – Какое именно?
– Эльзы Александровны Нежинской. Воспитанницы киевского детского
дома «Рассвет». Она выпустилась, её дело передали в ваш архив. Директор
детдома позвонила сюда, и выяснилось, что дело пропало. Скажите, помимо
бумажного учёта у вас же есть электронный учёт?
– Конечно, – багровея от гнева, выдохнула Алёна Игоревна. Она сняла
трубку и набрала короткий номер. – Май ко мне. Немедленно!
– Скажите, я могу ознакомиться с электронной записью?
– Да, – коротко бросила Синицына. Достала из пачки длинную сигарету и
щёлкнула зажигалкой. Она выпустила дым через ноздри, чем стала очень
похожа на драконицу – тонкие ноздри хищно раздулись, а раскосые глаза,
наверное всю жизнь жалели о том, что в них обычные, а не змеиные
зрачки. Ещё бы раздвоенный язык, который бы с шипением выползал изо
рта и всё, портрет гадючки Алёнки был бы готов.
В кабинет нерешительно постучали.
– Войди! – рявкнула Синицына и, капитан был готов поклясться, что она
пальцами растоптала в широкой пепельнице сигарету.
В дверь вошла та самая девушка, которая в коридоре жаловалась на
директора.
– Где дело Нежинской? – ледяным тоном спросила директриса.
– Н-не знаю. Мы ищем… – сникла девушка.
– Что ты мямлишь, мямля?! Раззява! Тебе разве можно что-то доверить?!
Может, это ты продала регистрационную книгу?!
Девушка сжималась под её взглядом. Виктор кашлянул, обращая внимание
на себя, но Синицына не обращала на него никакого внимания.
– Ты отдаёшь себе отчёт, где работаешь?! Ты понимаешь, что важно каждое
дело?!
– По-понимаю… – лепетала девушка.
– Ира, смотри на меня!
Девушка подняла взгляд на директрису и испуганно замерла.
– Значит так, заявление на стол, и ты свободна. Без отработки. Мне такие
косорукие работники не нужны. Я тебя, считай, с улицы подобрала. Вот она,
благодарность!
И тут в девушке словно что-то сломалось. Точка невозврата была пройдена.
– Я работаю здесь не за вашу благодарность, Алёна Игоревна. Я прошла
конкурс. И работаю на совесть. И работу свою я выполняю раньше
назначенных сроков. А вы… вы… деспотичная дура! Вы гадкий человек!
Подслушивать чужие разговоры – это низко! Я вам подарю корзину со своим
грязным бельём! А вы там пороетесь, может быть, что-то интересное
найдёте!
Синицына смотрела на неё во все глаза и не могла ничего сказать.
– Не надо мне угрожать. Я и так собиралась увольняться! Лучше я пойду
работать в Макдональдс, чем работать под одной крышей с вами!
Ирина вышла из кабинета, хлопнув дверью. Виктор, не прощаясь, выбежал
за ней. Он догнал в коридоре плачущую девушку.
– Простите, – сказал он, протягивая ей платок, – это я виноват в том, что
вас уволили.
– Ни в чём вы не виноваты, – всхлипнула девушка.
– Я приходил к Наталье Петровне, а она позвонила вам. И вы сказали, что
дело Нежинской пропало.
– Вы не виноваты в том, что наша директриса тиранша! Я собиралась
увольняться. Честно. Так что, днём раньше, днём позже, не имеет значения.
– Ира, мне нужна электронная запись Эльзиного дела. Вы всё фиксируете в
компьютере?
– Вся информация, которая есть в папке, есть и в компьютере. Пойдёмте.
Они зашли в один из кабинетов архива. Всё помещение было заполнено
стеллажами с коробками. Вдоль стеллажей висели таблички с годами и
буквами. За столом сидела Тася и улыбалась.
– Иришка, я нашла папку Нежинской.
– Где она была? – воспрянула духом девушка.
– Не поверишь, она просто упала за сейф. Если бы у меня не закатилась
туда ручка, то мы бы её в жизни никогда не нашли.
– Хрена с два я теперь уволюсь! – упрямо сказала девушка и посмотрела на
Виктора. – Вам копии снять?
– Да, пожалуйста. Со всех документов.
– Ваши документы, пожалуйста, – попросила Тася.
Виктор протянул ей паспорт, а затем развернул своё удостоверение.
– Я понимаю, товарищ капитан, что вам нужна информация по службе, но у
нас такой порядок: мы фиксируем всех, кто запрашивает какие-либо
документы. – Ответила Тася и записала данные паспорта.
Ира держала файл с копиями.
– С вас пятьдесят восемь гривен.
Шериф отсчитал деньги и отдал Ире. Она протянула ему файл и две гривны
сдачи.
У двери Виктора осенила одна мысль, он повернулся к шушукающимся
архивисткам.
– Скажите, кто-то ещё интересовался именно этой папкой?
– Не помню, – подняла голову и развела руками Тася. – Вы, наверное,
слышали, что у нас пропала регистрационная книга. Может быть, там что-то
и было записано. В новой такой информации нет. Хотя… Ир, а ты помнишь
того мужика?
– Мужика? – переспросила девушка.
– Ну да, ты ещё сказала, что у него странные глаза.
– Точно! – посмотрела на Виктора Ира. – Как раз накануне пропажи
приходил мужик. С виду – жиголо. Прикид у него дорогущий и одеколон,
явно, не польская подделка. Он запрашивал дело Эльки, показал документы
какого-то благотворительного фонда, мол, они помогают таким как она. Я
ещё поинтересовалась, может, и мне помогут, я тоже сирота. Он сказал, что
обязательно, и взял мои контакты. А потом книга пропала и её дело…
– Это очень важно, – Виктор быстрым шагом подошёл к ним, – он снимал
копии с документов?
– Нет. Полистал, что-то выписал и ушёл.
Виктор достал из сумки фото Михаила Челышева.
– Это он?
– Нет, – покачала головой Ира, хотя, чем-то похож. Очень похож, но не он.
Не знаю, не могу объяснить.
Тася внимательно всматривалась в фотографию.
– Знаете, у того были такие тоненькие усики. И нос другой. Вот если бы
приклеить к фото усы, то, возможно, будет похож.
– Спасибо, барышни, вы мне очень помогли. Вот моя визитка. Если вдруг
этот человек придёт к вам ещё раз и попросит чьё-то дело, то сразу же мне
звоните. Если не сможете позвонить, то отправьте СМСку с кодовым словом
«архив». Я всё пойму.
Ира забрала визитку, а Виктор, попрощавшись, вышел. На выходе он
махнул рукой охраннику, тот коротко кивнул головой.
– Николай Николаевич, – сказал он на улице в телефон, – Челышев был в
архиве. Запрашивал личное дело Нежинской. Но архивистки сказали, что он
был с усами. Думаю, что маскировался.
– Не торопись. Я сейчас подъезжаю к его дому. Пока побеседую. Нам важно
его не вспугнуть. На связи!
– Есть!
Виктор нажал отбой и направился к станции метро.
Copyright (с): Ляна Аракелян. Свидетельство о публикации №363029
Дата публикации: 20.04.2017 16:58
Предыдущее: Двести десять чашек кофе. (часть13) Михаил.Следующее: Двести десять чашек кофе. (часть 15) Эльза_5

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Скоро!
Тема недели
Литературный семинар-конкурс миниатюр
«Семь тетрадей жизни»
Положение о конкурсе
Cеминар
Конкурсные работы
Объявления и итоги
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Писатели нового века
Приглашаются волонтеры!
Направления
деятельности
Билеты и льготы
Порядок освобождения
от оплаты взносов
История МСП
Реквизиты и способы
оплаты взносов
Бизнес-ланч для авторов
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой
Издательство
"Новый Современник"
Новости, анонсы, объявления
Бизнес-ланч для авторов
Книжные серии Союза писателей
Типовые расценки на печать книг