Начались розыгрыши новогодних фантов! Фант № 1: 2 экз. журнала в обмен на анекдоты об Остапе Бендере и взнос от 50 рублей! Фант № 2: Картина из серии "Похождения Красного Кота".Фант 3: Шампанское к новогоднему столу или Игра на деньги. Фант № 4: Заказ рецензии на авторский текст.
САМЫЙ ЯРКИЙ ПРАЗДНИК ГОДА - 2019
Положение о конкурсе
Информация и новости
Взрослая проза
Детская проза
Взрослая поэзия
Детская поэзия




Главная    Лента рецензий    Ленты форумов    Круглый стол    Обзоры и итоги конкурсов    Новости дня и объявления    Чаты для общения. Заходи, кто на портале.    Между нами, писателями, говоря...    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Заказ рецензии на авторский текст
Шампанское к новогоднему столу
или Игра на деньги
2 экз. журнала в обмен
на анекдоты о Бендере
Картина из серии «Похождения Красного Кота»
Новости и комментарии
Положение о проведении розыгрышей
Генератор розыгрышей
Ноовгодний салон журнала "Похождения Красного Кота"
Конкурс имени Михаила Задорнова
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Новые авторы недели
Журнал "Что хочет автор"
Объявления и анонсы
Новости дня
Дневник портала
Приемная дежурных
Блицы
Приемная модераторов
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Альманах "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Рекомендуем новых авторов
Отдел спецпроектов и внешних связей
Диалоги, дискуссии, обсуждения
Правдивые истории
Клуб мудрецов
"Рюкзачок".Детские авторы - сюда!
Читальный зал
Литературный календарь
Литературная
мастерская
Зелёная лампа
КЛУБ-ФОРУМ "У КАМИНА"
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Наши юные
дарования
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Юмор и иронияАвтор: Семен Губницкий
Объем: 26438 [ символов ]
Как весело было на портале ЧХА, или Суета вокруг «Египетских ночей Варвары»
Как-то раз Семен Г. измыслил... египетские ночи. Но не просто египетские ночи, а...
 
Египетские ночи Варвары
 
______________ — Quel est cet homme?
______________ — What is this person?
______________ — Was ist dieser Mann?
______________ — Що це за людина? *)
______________ *) — Что это за человек? (франц., англ., нем., малорос.).
 
Чацкий был одним из жителей, а квартировал в Лимонном переулке; служба не обременяла его, а он ее. У нелюбимой же жены его, Варвары, служба была; кроме этого, у нее же была большая белая грудь и любовники.
Жизнь Чацкого могла быть очень приятна, но он имел несчастие писать стихи и счастие их печатать и продавать. В журналах звали его поэтом, в налоговом ведомстве — сочинителем, а в бухгалтерии — получателем.
Разговор его был самый пошлый (хоть дядя его в хорошее время был ресторатором, а в худое — виц-губернатором) и никогда ничего не касался.
В своей одежде он всегда наблюдал предпоследнюю моду. (В летний сезон у гусар вошли в силу подтяжки и зеленые носки-карпетки; светские дамы предпочитали цветные трикотажные рейтузы.)
Из интимных подробностей добавим, что была у Чацкого мохнатая грудь.
Однажды утром Чацкий чувствовал то дрянное расположение духа (он называл его ПАКОСТЬЮ), когда стихи тяжко садятся на перо и даже избитые рифмы бегут прочь от нестройной мысли. Он писал пророческие стихи «дамбле»: слева — полные высокого гражданского звучания, справа — интимная лирика.
 
Нефть достаем из холмов и равнин: _____ Хлам извлеку из своих панталон:
Мегатонны полезного груза... __________ Дубликаты бубнового туза,
Поэт, олигарх, бородатый раввин — _____ Махорку, расческу, копейку, талон
Для общества обуза. ___________________ В столовые Союза.
 
Вдруг дверь его кабинета скрыпнула, и незнакомец вошел.
На лице у него была фараонская бородка и подбритые черноморские усики. На нем был... Впрочем, это уж и вовсе неважно. Важно, что встретясь с этим человеком в сенате, вы приняли бы его за разбойника, а в воровской малине — за внефракционного депутата.
Из интимных подробностей добавим, что были у незнакомца волосатые ноги.
— Что вам надобно? — спросил его Чацкий на русском языке.
— Signor, — ответил иностранец на ломаном идиш.
— What do you want? — сухо повторил Чацкий.
— Я — Лоханкин-Юрский, талантливый импровизатор, ваш собрат по поэтическому счастию.
Теоретически возможно, но трудно было нанести тщеславию Чацкого оскорбления более чувствительного. Однако ж он сдержался и, натянуто улыбнувшись, молвил:
— Вот вам тема для испытанья: стихотворец сам избирает предметы для своих песнопений; ни власть, ни толпа не имеют права управлять его вдохновением, а критики — тля, их надлежит сослать в Сибирь.
Глаза Лоханкина засверкали, он гордо поднял голову, и из щели меж бородкой и усиками излились пылкие строфы... Вот малая часть их, вольно перевранных одним из наших недругов.
 
Поэт в толпе: бодрит надежда, а ссуды спросит — никого;
грядет зима, нужна одежда детишкам маленьким его...
Продаться власти должен гений, свести доходнейший бюджет?
Иль на обломках преступлений взрастить шекспировский сюжет?
Орел летит. Спрошу его: как он парит в потоках света?
Кого признал за своего, чьего послушался совета?
Где клад «Ромео и Джульетта»? Не слышать злобного навета
иль громко объявить: вендетта? У гордой птицы нет ответа...
«Стихи нужны народу» — ложь! На листьях вдохновенья тля.
Грязь строчек лихо чистит вошь — заплачь по критику петля.
Вот как решу проблему Буридана: червяк-Поэт правителя храбрей.
Коль захочу, рожу царя Салтана, взбрыкнет бесенок — «сорок дочерей».
А то вдруг представлю дитяти рожденье, порочную страсть и зачатья движенья.
Могу и про осень, и девичье пенье, про мир и войну, декабристов сомненья...
Поэта мысли не направишь, перстом цензуры не раздавишь.
Он и к наградам не привязан, но... гражданином быть обязан.
 
Юрский умолк. Чацкий завистливо размышлял: «Чужая мысль чуть коснулась его слуха и тут же стала его интеллектуальной собственностью. Орел и царь; «я червь, я бог». Каков, пройдоха!» После минуты томительного молчания он нехотя признал:
— Скалозуб.
При сем ответе импровизатор обнаружил дикую жадность, объявив, что готов выступить перед публикой, но чтоб цена билета была никак не ниже 10 рублей.
Неприятно было Чацкому — автору знаменитого «служить бы рад...» — с высоты поэзии пасть в меркантильные расчеты, но он решил не упускать свою честную долю. Через несколько минут они нашли компромисс по деньгам и распределили роли.
 
* * *
 
Афишка гласила:
Цена за билет 12 (двенадцать) рублей 50 копеек; начало в 7 часов 40 минут.
 
Зала княгини Марьи Алексевны отдана была в распоряжение импровизатору.
Вызвавшись в подельники, Чацкий приехал первым и принял большое участие в успехе представления — стулья были расставлены в тринадцать рядов. Публика начала собираться в семь, а к четверти девятого все ряды КРЕСЕЛ были заняты блестящими.
Хоть и синематографично одет был Юрский, но встречен был оглушительным плеском, поднявшимся со всех сторон.
Чуть позже выбранные темы были написаны на особых бумажках и брошены в фарфоровую вазу. Одну тему заказал Чацкий, пометив, на счастие, оборот своей бумажки жирным крестом... Разумеется, счастливым жребием была вытянута именно его тема: «Жена Варвара и ее же любовники».
Лоханкин шагнул вперед и прижал указательные пальцы рук своих к своим же вискам. Умолкла мУЗЫКА, началась Импровизация.
 
Чертог сиял. Сидели рядом жильцы квартиры номер три.
Варвара передом и задом всех привлекала: посмотри.
Мечты неслись к роскошным формам... И тут, над рыбой заливной,
она, сочувствуя реформам, открылась целью основной:
«Любви соседки вы хотите?.. Еще б; во мне так много женства.
Даю возможность вам: купите часы воскресного блаженства.
Кто к торгу крупному приступит? Я время честно продаю.
Скажите, кто в Слободке купит за похоть денег страсть мою?»
И взор просительный наводит на круг охотников своих...
Не быстро, но один выходит; сочтя финансы, — два других.
Шаги их робки, прячут очи; с улыбкой к ним она идет:
«Устрою вам Египта ночи... И днем, и утром — напролет».
Был первым Пряхин, бывший дворник, игравший спьяну на гармони.
Обычно жил он как затворник, но тут решил взбодрить гормоны.
Вторым — трудящийся Востока, рожденный на Кавказе князь,
желавший сладостей порока. Сказать по чести, просто мразь.
Служил последний инженером и денег накопил притом...
Жил без жены; таким манером частенько посещал притон.
Смешна его фамилия, читатель. Извлечь ее из старых сундуков
помог нам случай, бог изобретатель, Петров и Ильф — signor Птибурдуков.
Имел квартиру он и хобби; добряк; лицом как Борман-Визбор.
Ослушавшись соседей лобби, Варвара сделала свой выбор.
«Клянусь я бабушкой... Ненилой, что жажду инженерных знаний.
К тебе с приданым въеду, милый, без лжи и ханжества признаний.
С твоим талантом стыдно спать; тела трудами утомим;
заставим Хронос течь мы вспять под грохот дней и пантомим».
Блеснул Лимонный переулок под утро пламенем пожара;
отыщет Чацкий закоулок в окрестностях земного шара.
 
Так долго плел заезжий зубоскал; однако же, умерим аппетит... Коль ухо славно стих его ласкал, твое чело улыбка освятит.
 
* * * * *
 
Семен Г. показал сочиненное своему приятелю, знающему толк в литературе. Читая, тот хмурил брови и играл желваками, а, дочитав до конца, охарактеризовал текст (и автора тоже) словами, близкими к площадным. Желая удостовериться в их (бровей, желваков и слов) справедливости, недоверчивый автор под псевдонимом Семен Губницкий направил изруганное во всемирно известный литературный портал «Что хочет автор» в проект «Частный вытрезвитель», осуществляющий рецензирование. И, напросившись, получил свое — не то по губам, не то по шее.
 
Рецензия Артура Петрушина «Семен Губницкий и его роль»
 
______________ Эти строки я долго приписывал Пушкину,
______________ пока не оказалось, что мои.
______________ (Какой-то юморист)
 
Чем только не занимаются люди!
Параллельно большому миру, в котором живут большие люди и большие вещи, существует маленький мир с маленькими людьми и маленькими вещами.
В большом мире пишут пророческие стихи, полные высокого гражданского звучания, талантливо импровизируют, взращивают шекспировские сюжеты и обретают интеллектуальную собственность. В маленьком мире избитые рифмы бегут прочь от нестройной мысли, критиков ссылают в Сибирь, представляют порочную страсть в движениях зачатья и обнаруживают дикую жадность.
Автор добился своего — мое чело улыбалось в процессе чтенья; кроме того, он настроил меня на аллюзионный стиль мышления. Я, среди прочего навеянного, подумал — да, брат Пу... автор, а я ведь у Лермонтова, если взять для примера, прозу больше люблю, чем стихи, признавая, впрочем, что и средь последних есть дюжина-другая гениальных. Вот и тут, в представленной работе...
Но это мелочи. О другом.
Автор столь смел и изобретателен в наведении культурологических мостов меж тремя веками, столь любезен в выявлении темной доселе истории с комиссионным вознаграждением Чар... простите, Чацкого, столь неистов в освещении антисоциального поведения Варвары Лох... простите, Чацкой, что у меня, простите в третий раз, появилась слезная просьба:
Автор, я чувствую, что Вы, вопреки мелочам своего характера, имеете сердце доброе и благородное. Не соизволили ли бы Вы восстановить для потомства утраченную рукопись бессмертной народной трагедии в шести частях «Шея»?
А?
Такие вот соображения...
Ах, чуть не забыл! Надо же и о работе сказать!
К прозаической части сего труда имею претензии минимальные.
Написано лихо и вкусно.
Стихи же мне не понравились.
Нет, с содержательной их частью все ничего. А вот форма...
Я понимаю идею автора – он потщился объединить 4-стопный пушкинский ямб с 5-стопным лоханкинским. Ну, и ладно бы! Да – не выдерживается же!
Я не специалист, посему не владею терминологией, а оперирую интуитивно.
И вот эти идущие вразнос катрены, где-то чередование рифм меняется на попарные или монорифмы, мужские на женские, то выпрыгивает ритм какой-то былинный, то Ляпис Трубецкой возникает, то размеры четных строф вдруг вырастают в угоду не помещающимся слогам... Все это представляется мне исполненным на низком уровне. В расплывающейся, как клякса, форме тонут и озорная ясность Пушкина, и трагический надрыв Лоханкина...
Но это не главное. Есть главнее.
Автор оборвал песню на взлете. Автор не продолжил и не закончил пушкинское дело.
Ну, с тем ясно — ветреный был молодой человек, жил страстно, умер внезапно – не успел. Но автору-то что мешает?!
Где — «творчески осмыслив великое наследие, переработав современный опыт и аппроксимировав исторические особенности на сегодняшний день, автор завершил большую задумку классика, не реализованную по не зависящим от того обстоятельствам. Наконец-то гений может успокоиться на небесах: строительство монумента, растянувшееся на два столетия, закончено. Слава автору!»
Нету этого.
Автор, увы, остается обыкновенным зубоскалом.
 
Ответ словатора на рецензию Артура Петрушина
 
______________ Во избежание претензий (в том числе, материальных),
______________ все нижеследующие строки, исключая цитаты,
______________ я, не колеблясь и не гнушаясь, приписываю себе.
______________ (Какой-то)
 
Будучи абсолютно справедливо отнесенным к литературному виду «зубоскала обыкновенного» («zuboskalus obyknovenus»), попытаюсь, в меру скромнейших способностей, сему соответствовать.
Начну, стало быть, обыкновенно, но проникновенно.
Трижды алаверды глубокоуважаемому рецензенту Ар-у Пе-у — опытному санитару литературного леса.
Первый алаверды (понятно, что все алаверды могут быть только мужского рода) — за немалое, но не бесцельно потраченное на зубоскала время.
Второй — за необыкновенное зубоскальство. Любезный АрПет вряд ли ставил основной задачей освЯтить мое чело улыбкой, но у него это получилось мастерски. (Заметим, однако, что, применяя неустаревающий ИльфоПетровский инструментарий, подобного эффекта добиться не так уж трудно.)
Третий — за щадящую пропорцию контрастных струек лечебной водички. Не стану скрывать: особенно приятно стало автору, когда «тепленькая пошла».
Теперь пару слов о другом (и примерно столько же о третьем).
Таки имея сердце доброе и благородное, наперекор мелочам своего характера и жизненным обстоятельствам (типа «жестокий век...»), автор осознал полезность возврата критиков из Сибири в Европу (пока в Пермь).
Итоговый полив (душа Ша...) так пришелся по душе Гу... отрецензированному, что он подбросил на свою страницу еще кое-что. А ранее стеснялся. Все, кому не лень, не сочтите за честь (в смысле — за труд) прочесть...
Да, чуть не забылось отдельное: «Спасибо мудрым жителям... Техаса за выбор президента... Гондураса». Виноват, зарапортовался — это наши региональные (мало российские) разборки (см., при желании, мой пасквиль «Спасибо в широком ассортименте»), полные высокого гражданского звучания.
Но это мелочи. Теперь о крупном.
По поводу миров (больших, малых, параллельных, потусторонних и всех прочих) возражений нет. Миру — мир.
Теперь по «Шее»! Лет эдак сорок назад я ее имел в виду. Как и многие другие. А кое-кто и самого Великого Комбинатора имел в виду. И весьма успешно. А я еще тогда, в молодости, взял шире — начал писать пьесу «В туловище Г.». Персонажи, ясное дело, желудок, селезенка, аппендикс и прочие. Поток сознания, натур. подробности, дань Таганке и прочее... К счастью для театралов и читателей, жизнь вынудила автора отвлечься на иное (см. Википедию).
А вот две строки Пу... из «...гений Он...» недавно таки удалось извлечь из литературного небытия!! А было так. Придумывалось как-то одно ничтожнейшее зубоскальство. А называется оно (в порядке рекламы) так: «Дагерротипы «Времена года»».
Ну, там есть как бы позитивы и как бы негативы. В общем, сами на них ПОСМОТРИТЕ на моей странице. А если лень, то я прямо тут и прямо сейчас. Самую суть. Позитивчик таков:
 
Вот бегает дворовый мальчик,
В салазки жучку посадив,
Себя в коня преобразив;
Шалун уж заморозил пальчик:
Ему и больно и смешно,
А мать грозит ему в окно...
 
Нет, с содержательной частью тут все ничего. А вот форма... Правда, я не специалист, посему не владею терминологией, а оперирую интуитивно. Обратите внимание: у классика первая строка рифмуется с четвертой, вторая с третьей. Казалось бы, так пойдет и дальше. Ан, нет! Пятая — с шестой, и на этом — все. Неужто катрен вразнос?!?! С чего бы это? (Так, чего гляди, в расплывающейся, как клякса, форме может утонуть озорная ясность.) Долго искал ответ автор негативов, и вдруг озарение — цензура!! Титаническая работа в архивах и ретроанализ дали свои плоды: две крамольные строки — шестая и седьмая — возвращены из застенков 3-го Управления и впервые представлены читателю.
 
5 Ему и больно и смешно.
6 [[(Беспечны юные спортсмены —
7 Не соблюдают гигиены!)]]
8 А мать грозит ему в окно...
 
А еще есть граф Толстой со своей аристократической косточкой. И ему как-то от зубоскала досталась (виноват, не сдержался) малая толика — «Косточки на тарелке».
Тут, по ходу, но ни к селу, ни к городу придумалось: «Авторы любят литературу неземною («странною») любовью, а рецензенты авторов — земною (плотскою)... Увы!
Такие вот соображения...
Эх-ох, чуть не забыл! Надо же и о работе сказать!
Работу АрПет провел адову, и благодарность ему глубокая и искренняя. Одним словом — славарецензенту.
А завершаю «отповедь» так, как и надлежит зубоскалу:
 
Вот ходит по двору девчушка,
В коляску куклу посадив,
Себя в maman преобразив.
«Шалунья, отморозишь ушко!»
Дитю не больно, не смешно...
(Она узнает боль гангрены —
С годами портятся в нас члены!)
Отец привет ей шлет в окно.
 
А??
 
В дискуссию вступают старожилы портала
 
Первое послание Яниса Илзе от 24.01.2012
 
Петрушин был по мненью многих
(Судей решительных и строгих)
Ученый критик, но педант:
Имел он счастливый талант
За рюмкой с Солом в разговоре
Коснуться до всего слегка —
То даст Губницкому пинка,
Читая вирши на заборе,
А то вдруг спрячется за шкаф
Подкараулить Радосаф. :))
 
Первое послание Ариадны Радосаф от 25.01.2012
 
Его пример — другим наука,
Но — боже мой — какая скука
Сидеть за шкафом день и ночь...
И Илзе вызвался помочь.
 
Второе послание Яниса Илзе от 25.01.2012
 
Спустился мрак и бросил Крейсер
Свой якорь — было уж невмочь.
Петрушин тоже был невесел —
Губницкий мстил ему всю ночь.
И только дочка ДОСААФа
От пива лёгкого светла,
И в скорлупе от красных раков
Адмиралтейская игла!
 
Второе послание Ариадны Радосаф от 26.01.2012
 
Игла? Игла... Что в этом звуке
Для сердца русского... — Ах, да!
Ведь с нами Илзе, господа,
Сегодня пил... О, боже правый!
Искали скопом — тщились зря...
Взошла румяная заря,
В Неве купая лик кровавый...
— Слинял в Торонто! — крикнул кто-то,
А дальше было, как по нотам:
— Лови, держи его, ату!
— Хватайте падлу... да не ту...
Вся шайка ломится по трапу...
Увы, беглец быстрее драпал.
— Поймал! — воскликнул адмирал. —
Нет, улИЛЗнул... И шкаф украл!
 
Третье послание Яниса Илзе от 27.01.2012
 
Вот так раскрылись козни света...
Петрушин, Радосаф, Верлен —
Толпою вы прозаики-клевреты,
Mon chere ami, мочи врагов Сэмен!
 
Риторический вопрос читателю: мог ли Семен Г. после такого призыва промолчать?
 
Ответные послания словатора
 
Янису Илзе
 
Спасибо. Тронулся... ОписАлся — тронут.
С фамилиями начальников разобрался. И свою нашел. И не единожды. Доволен.
Пожалуй, внесу свою лепту в фамилиаду.
Суров мой врач (Артур, судья, хирург, капрал, вахтер) Петрушин — на днях надрал мне уши.
Очень я боюсь уколов, лечит пусть меня Вуколов.
За шкаф — Радосаф... Хм-гм... Счас-счас... Щас... Еще секунд десять... Вот оно!
Забудьте СНО и ДОСААФ,
Направьте «баллы» Радосаф.
С фамилиями зубоскалить легко. Особенно с чужими. Со своей же управиться намного труднее. Вот заготовка (для чьих-то будущих неудач).
Прокусит зуб невинность ГУБ.
В уют гробниц падите НИЦ.
Папаша Пий сломает КИЙ.
Надеюсь, Янис Илзе подхватит и доведет до ума Семена.
У нас ведь юмор есть с тобой. Верлен и Пушкин. С нас довольно.
Кстати, за пушкинскую фамилиаду вы, Янис, освобождаетесь от «Экзамена по литературе» и теста СЭмЭна на литературную зрелость.
«Сто баллов, брат, реально ты набрал, в натуре.
Давай-ка мы стрелу забьем в... докторантуре».
Начал осознавать Семена Губницкого и его роль, а также свое тутошнее предназначение — стать абсорбером портального зубоскальства. На одну секундочку представил себя ди-джеем, блогером и модератором дискуссии. Одновременно. В голове зашумело. Но отошло и пока не вернулось. Пока не вернулось, предлагаю свернуть тему Пу... (как отработанный — в рамках состоявшейся перестрелки! — пар) и развернуть тему Чу... Откроюсь: лично я не смог устоять перед магией Чу... и чу... ток потоптался юмористическими сапожищами по нежнейшему «Тараканищу», воздал аз мальчику Бибигону и осовременил «Телефон». Презирая себя за наглость, на днях выставлю упомянутое на своей странице.
 
Ариадне Радосаф
 
Глубокоуважаемая Ариадна... Лукиановна Р. :)
Я здесь человек новый. Тонкостей взаимоотношений между И. и Р. не знаю.
Но кое-что («оперируя интуитивно») все же понял. В частности, про светлое пиво Монреаля и Шлиссельбургскую иглу. Алкоголь и наркотики! Надеюсь, ничего личного — только бизнес. Ведь жизнь-то нелегкая. И в этой связи:
 
Киноисповедь поэту К.
 
______________ Я с детства не любил овал!
______________ Я с детства угол рисовал!
______________ (Павел К., «Гроза»)
 
Я с детства не любил углы,
Боялся грома, тени, мглы...
Но уважал вязать узлы —
Они надежны и не злы.
 
Житуха задала пазлЫ...
На раз подставили... Козлы!
Все как у Вити — фильм «Игла»...
А мне казалось, что игра...
 
Теперь два слова про овал:
Был на экзаменах провал,
Годок сидел, пять — воровал...
Затем плохую нить порвал.
 
Трудом собрал на самосвал...
(На днях сменил карданный вал.)
Люблю Никиты трек «Урга» —
Не верю, что «закон — пурга».
 
Если оцените сие, как сносное, помещу на страницу, а если как несносное — сожгу. Как Го... Ей Бо...
Не в службу. «А??» (автоцитата). И не корысти для. Покорно прошу прочитать мой «Экзамен по литературе» (и попутно пройти тест на литературную зрелость). Мне-то мечталось сдать себя в любезный вытрезвитель, да Зол Гейзер — закрыл поэтическое отделение. А внутренности пекут (без критического опохмела тяжко). Метнулся было в «Вердикт» (совсем обезумевши), а там парадоксалистами все схвачено до марта. А у меня, как на грех, парадокса в опусе ни на йоту, ни на омегу, ни даже на алеф, нет. Одно зубоскальство, да любовь к литературе. А ждать невтерпеж (замуж, уж). Так уж «не сочтите за честь» (автоцитата) выпустить в просителя колчанчик-другой каленых критических стрел. Смазывать наконечники ядом можно, но не обязательно. Но если необходимо — все стерпим.
 
Рецензия А. Радосаф на «Экзамен по литературе» (02.02.2012)
 
«Экзамен» прочла, многих узнала, кое-кого — нет, но некогда докапываться... Наверное, меня уже больше интересует не количество, а качество... Это я не о вашем произведении, а о содержимом своей черепной коробки. :)))))
Так вот, о том, что интересно вам.
Работа, вне сомнения, представляет интерес, особенно для молодых филологов. Так читали когда-то «Алмазный мой венец», нетерпеливо опознавая героев. :))
Хороша ли она в художественном смысле? Я, конечно, не спец по стихам, может, поэтому мне показалось, что она, во-первых, затянута и, во-вторых, состряпана ради ингредиентов, а не общего вкуса.
Интерес к концу слабеет и не подогревается самостоятельной художественной ценностью работы. Ее бы, на мой, субъективный взгляд, подсократить слегка, что ли...
Я, впрочем, уверена, что у вас самого есть сомнения именно на этот счет, потому что это - первое, что бросается в глаза. А дальше уже нужен более подкованный в поэзии рецензент, чем скромный прозаик А.Р. Так что не взыщите... :))
 
Рецензия А. Петрушина на «Экзамен по литературе» (05.02.2012)
 
Прекрасно.
 
Ответ-благодарность словатора на рецензию А. Радосаф
 
Глубокоуважаемая Ар.Ра.!
Заявляю со всей (читать — с любой) ответственностью (кроме материальной) — не взыщу! Более того, щедро воздам благодарностью за проявленное внимание и теплые слова поддержки - спасибо, спасибо и еще раз спасибо!
Молодые филологи, скорее слетайтесь на мед!!
А сомнения у меня есть — и на этот счет, и на другой, и на гамбургский.
А я уже далеко не молод, и проблема уменьшения количества меня остро волнует. Да и качество беспокоит. И, как следует из Вашей рецензии, не напрасно.
А годы идут. А жаль. А так хочется. Чтобы интерес к концу не слабел. Это я не о произведении, а о своем... :))
А хорош ли я в художественном смысле? Надо думать!
А общего вкуса у меня нет. А есть только субъективный взгляд.
А в университетах харьковских оценивают знания студентов по 100-балльной шкале.
А тут совсем неожиданно подоспела рецензия небезызвестного Вам Ар.Пе.
А относительно кулинарии Вы абсолютно правы. Стряпалось исключительно ради ингредиентов. Спору нет. Или есть? Или не есть? Нет, все-таки они есть. Итак:
 
Споры
 
Вот Струйка спорит с Ветром. Ветер стих.
Он умный. Автор строчки — явный псих.
Вот Ветер спорит с Утром. О Земле.
Итоги прений подвели в Кремле.
Вот Утро спорит с Ночью. Хронос тих.
Но дело знает. По-Харон-щик лих...
Вот Ночка спорит с Дочкой. Про парней.
Богаче Плюшкин, Вертер же — нежней.
Вот Вертер спорит с Мэтром. Этот стих
Весь очень глупый? Иль от сих до сих?
Вот Метр спорит с Литром: кто важней.
Бесспорно, время — мера наших дней.
Вот Мера спорит с Верой. О душе
И теле. И о денежном куше.
Вот Вера спорит с Геном. От свиней
Иль от приматов? Дарвину видней.
Вот Сеттер спорит с Кошкой. О «ХудЛит».
ОН прав. И славный. Только нос болит.
Вот... Споры спорят шумно меж собой.
Почти оглох. Взял ход назад. Отбой.
Вот Споры спорят с Полом. Род мужской.
На слабость струйки пол глядит с тоской.
Вот Струйка спорит с Ветром. Где ж конец?
Уж в этой строчке. Спорный мой венец. :)
 
Это легенькая такая провокашка для Яниса Илзе.
Ни в жисть не поверю, что Илзе не ответит. Самое последнее слово в дискуссии должно остаться за ним. Где же Янис? «Нету его».
«А??» У-у-у...
 
Ответ-благодарность словатора на рецензию А. Петрушина
 
Не верю! Глазам!! Свят!!! Свят-свят...
Убедительно прошу подтвердить подлинность. И истинность тоже.
А пусть даже и розыгрыш...
Более короткой и при этой ПРЕКРАСНОЙ рецензии мне уже никогда не получить.
Спасибо, спасибо и еще раз спасибо.
Кавказ подо мною, стою на вершине.
Да как бы вниз не сверзиться...
Глубокоуважаемый Артур Петрушин! Слово, как нам обоим известно, не воробей. Если в марте меня жареный Вердикт клюнет в «Экзамен», я нижайше попрошу Вас себе в адвокаты. Заранее предупреждаю: компенсировать Вам затраченные время и силы мне будет нечем. Разве что улыбкой, которая, возможно, осветит чело любящего (как и я) литературу рецензента при прочтении «Бесконечного литературного ралли».
 
Ответ А. Петрушина (06.02.2012)
 
Выпимши я был...
Выпимши!
 
Ответ А. Радосаф (06.02.2012)
 
Семен Губницкий! Ознакомившись со всем вышерасположенным, выражаю вам чистосердечную симпатию и искреннюю ухмылку по отношению к «Спорам». Надеюсь, что и Янис не обойдет их своим вниманием. :)))
 
Ответ Я. Илзе (07.02.2012)
 
Так оставьте Губницкого «Споры»!
Все, что мог я уже написал —
Лучше них могут быть только горы,
В них до пятницы Илзе пропал.
(В. Высоцкий (местами))
 
Вот как ВЕСЕЛО было когда-то (всего-то 5 лет назад) на портале ЧХА...
Copyright (с): Семен Губницкий. Свидетельство о публикации №362702
Дата публикации: 08.02.2017 14:20
Предыдущее: Первые 50 лет неодиночестваСледующее: Как весело было на портале ЧХА, или Суета вокруг «Экзамена по литературе»

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Буфет.
Истории за нашим столом
Доска Почета
Открытие месяца
Спасибо порталу и его ведущим!
Проекту "Чаша талантов" требуется руководитель!
Дежурство по порталу как оплачиваемая работа
Приглашаем на работу: наши вакансии
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой
Атрибутика наших проектов