Внимание Авторам! В середине апреля планируется открытие Хита Сезона имени Татьяны Куниловой. Принимайте участие! Следите за новостями!
Блиц-конкурс
Апрельский снег


Дежурный редактор
Игорь Истратов
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Новые авторы недели
Объявления и анонсы
Новости дня
Дневник портала
Приемная дежурных
Блицы
Приемная модераторов
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Рекомендуем новых авторов
Альманах "Автограф"
Отдел спецпроектов и внешних связей
Диалоги, дискуссии, обсуждения
Правдивые истории
Клуб мудрецов
"Рюкзачок".Детские авторы - сюда!
Читальный зал
Литературный календарь
Литературная
мастерская
Зелёная лампа
КЛУБ-ФОРУМ "У КАМИНА"
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Наши юные
дарования
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: РоманАвтор: Ляна Аракелян
Объем: 17762 [ символов ]
"Двести десять чашек кофе"(часть 10) Эльза_4
Врач внимательно посмотрел на Эльзу, а затем снова углубился в ломаные линии кардиограммы.
– Странно… Нужно сделать УЗИ.
– Что-то серьёзное? – Эльза испуганно посмотрела в глаза Пал Палычу.
– Я просто хочу убедиться, что с вами всё в порядке. Кардиограмма у вас такая, что можно хоть сейчас в космос посылать. Скажите, боль в груди была у вас раньше?
Эльза отрицательно покачала головой.
– Когда она впервые появилась?
– Когда я попыталась вспомнить, что со мной произошло.
– Тогда я на следующей неделе пришлю к вам нашего психолога. Сейчас его нет, уехал на семинар. Думаю, что это по его части.
– Мне ещё неделю здесь лежать?
– А что вас так смущает? – Пал Палыч улыбнулся. – Вас неизвестно сколько бултыхало в море, вы чудом выжили. Почти полный упадок сил. Спите, ешьте, пейте воду и травяные чаи. У нас, кстати, кормят очень хорошо, да и травы местные, никакой химии. Ждите звонка Виктора Александровича. Кстати, он вам не звонил?
– Нет, – нахмурилась Эльза. – А на улицу мне можно выходить?
– Это можно. Только не ночью. С утра и под вечер. Днём жарко. А ночью на улицах почти никого нет. Города, я так понимаю, вы пока не знаете. Ещё заблудитесь, а нам потом вас искать. Можете вечерком на набережную заглянуть. Там очень красивый вид на море открывается.
– Я с некоторых пор не пылаю любовью к нему.
– Простите за бестактность, Эльза. Да, что касается вашего лица, думаю, что мы сумеем вам помочь. Мелкие шрамы, увы, останутся, но рубцов не будет. Это я вам гарантирую.
– У меня нет денег на пластику, – горько усмехнулась Эльза.
– И не надо, – широко улыбнулся Пал Палыч. – У нас здесь грязь целебная. Мы в неё добавляем экстракт окопника и ещё кое-какие травы. Благо, живокоста, как его в народе зовут, у нас полно. Наш Антон Петрович, прекраснейший лор, рецепт придумал. Который год им пользуемся, и пока ни одной жалобы не было.
– Если так, то я согласна. Извините, Пал Палыч, можно я пойду?
– Простите великодушно, я вас заболтал. Не торопитесь, вас Ниночка отвезёт. Ни-ин?!
В кабинет тут же вошла медсестра, как будто стояла за дверью. Новичёнок кивнул на инвалидное кресло.
– Отвези пациентку в палату.
– Конечно, – с готовностью ответила Нина и подхватила Эльзу под острый локоток. – Садитесь, вот так, аккуратненько.
Пал Палыч открыл дверь и кресло с Эльзой, поскрипывая одним колесом, покатилось по пустому коридору. В палате Нина помогла ей лечь и потушила свет.
Эльза скрутилась калачиком, подтянув колени под подбородок.
– Я ничего не хочу помнить, – произнесла она тихо. – Я слишком устала от боли. Буду жить. Просто жить. Как снег. Как чистый лист. Как молодой побег. Заново.
Она закрыла глаза и сквозь сон услышала мелодию. Ту самую мелодию, которая звучала на яхте. Резкая боль подбросила Эльзу на кровати. Из глаз брызнули слёзы, воздуха стало не хватать.
– Будь ты проклят, Роберт! – хрипло простонала она посиневшими губами.
Эльза глубоко дышала, скрючившись посредине кровати.
– Ненавижу тебя! – выплюнула она в темноту палаты. – Ты… ты…
И девушка словно провалилась в никуда. Мрак, темнота и тишина. Как будто кто-то выключил краски ночи, запахи, звуки и саму жизнь. Сердце трепыхнулось. Она хотела открыть глаза и крикнуть, но как будто чья-то тяжёлая рука залила рот и свинцом залепила глаза. «Поцелуй Морфея», – пронеслось в её голове. Она читала в какой-то книжке, что именно это испытывает земная девушка, когда бог сна целует её. Эльза расслабилась, осторожно сделала вдох, потом ещё один, и ещё. Дыхание стало ровным, а сердце откликнулось весёлым стуком. И тут разом всё схлынуло. Она улыбнулась, удобно умостилась и уснула глубоким безмятежным сном. Когда проснулась, то увидела бледно-розовые краски рассвета на небе. Она лежала на боку, обняв подушку, заботливо укрытая лёгким одеялом. Эльза села и безразличным взглядом уставилась в окно. Она вспомнила Селену и решила, что сегодня нужно навестить цыганку, конечно, если хватит сил найти её. «Может, стоит зайти к Матиасу? Старик был добр ко мне», – подумала девушка и вздохнула. Солнце поднималось выше, и яркий луч ослепил глаза, Эльза зажмурилась. Потерев глаза, она задёрнула штору. На пол медленно спустился блестящий кругляшок размером с пятак – пайетка. Девушка подняла её и рассмотрела ближе. Обычный кусочек жёсткой фольги золотистого цвета. Таким расшивают костюмы артисты и… она усмехнулась, ну, конечно, цыгане! Ромские женщины очень любят цветастые наряды и всевозможные блёстки. Значит, здесь была Селена. Или… Эльза не хотела даже думать о том, что здесь мог быть кто-то ещё. Она зажала кругляш в кулаке и сунула в карман халата. И вовремя, в палату вошла Нина.
– Вы здесь, что, круглосуточно работаете? – удивилась Эльза.
– И вам доброго утречка! – улыбнулась медсестра. – Моя сменщица уехала к маме на свадьбу. Так что, сегодня вы снова слушаетесь меня. Как вам спалось? Как себя чувствуете?
– Нормально, – пожала плечами девушка.
– Вот и славненько. Температурку померяйте, вот градусничек.
Нина сунула в руки Эльзе ртутный градусник.
– Я через пять минут вернусь, принесу витамины и лекарство. Да, Испанец вам вчера принёс вкусненького. Так что у вас будет королевский завтрак.
– А почему вчера мне ничего не дали? – обиженно спросила Эльза, засовывая градусник под мышку.
– Потому что на ночь есть вредно, это раз. И вчера вы очень быстро заснули после кардиограммы, это два. После обеда будем делать первую масочку с живокостом. Попробуем вначале на щиколотках, если кожа нормально отреагирует, то тогда завтра сделаем грязевую ванночку.
У Нины была странная привычка говорить ласкательно-уменьшительными. Эльзу это начинало раздражать. Медсестра словно почувствовала это.
– Ничего не могу поделать с собой, – улыбнулась она. – Они словно сами из меня выпрыгивают.
Эльза улыбнулась в ответ, но промолчала. Нина вышла из палаты, закрыв за собой дверь.
– Градусничек под ручечку поставьте, пожалуйста, Эльзочка. Какая у нас тут температурка? – Эльза достала градусник и посмотрела на него. – Чудесненько, тридцать шесть и три.
Она положила градусник на тумбочку и тихо рассмеялась. Эльза провела рукой по волосам. Они были жёсткие, как проволока. Ещё бы! Столько соли в себя, бедные, впитали. «Ничего страшного, – подумала она, – вот приведу себя в божеский вид и подстригусь. А пока я не рискну пугать людей в городе. Да и гулять лучше в сумерках. Думаю, что этому никто не будет препятствовать. А Пал Палыча я уболтаю».
В палату бодро вошла Нина с бумажным стаканчиком в котором тарахтели таблетки.
– Водичка у вас есть, вот витаминчики и таблеточки. Пейте, и будьте здоровы. Через полчаса принесу супчик и рагу. А что там у вас с температурой?
Медсестра потянулась к градуснику, взяла в руки и очень близко поднесла к глазам.
– Чудненько! – И повернулась к Эльзе. – Выпили?
Девушка кивнула.
– Отдыхайте.
И Нина, захватив градусник и стаканчик, ушла. Эльза встала и подошла к окну. Цепким взглядом она рассмотрела пластиковую раму – нигде даже намёка не было на вскрытие. Окно было поставлено на проветривание.
– Странно, – пробормотала девушка. – Вряд ли это её. На юбке и топике блёсток не было.
«Если только она не приходила ночью», – подсказал внутренний голос. Эльза задумалась. Правда, ни одна более или менее подходящая версия ей в голову не пришла. Так она и просидела на кровати, подтянув худенькие острые колени к подбородку, пока не пришла Нина с тележкой, на которой стояла пластиковая миска рыбного супа, а под крышкой было горячее рагу. В плетёной корзинке лежал тонко нарезанный отрубной хлеб и тосты. В одной пластиковой баночке был малиновый джем, а во второй – сливочное масло. Рядом стояла чашка, накрытая сверху блюдцем. Но Эльза уже уловила этот запах – какао. Запах шоколада ни с чем не спутаешь. И она набросилась на еду так, как будто это был первый и последний завтрак в её жизни. Медсестра тихо ушла, чтобы не смущать пациентку. Наевшись, Эльза открыла настежь окно и уселась на подоконник с чашкой какао. Откуда-то снова послышались удары по мячу и звонкие молодые голоса. Девушка прикрыла глаза. Тук-тук-тук-тук! Удар, пауза, удар, пауза… Мяч вводил её в медитацию. И она словно нырнула в воспоминания.
…Детский дом. Раскосая красавица Яся отбирает у Эльзы куклу. Но она крепко держит игрушку и не отдаёт. Тогда Яся запрыгивает на неё и, сопя, начинает бить. Эльза резко зажимает куклу между ног и жёстко бьёт обидчицу под дых. Яся хватает воздух ртом и оседает на асфальт. Эльза берёт куклу в руки и жёстко бьёт кулаком девочку в челюсть. Губа лопается, тонкая струйка крови течёт по подбородку. Яся оторопело вытирает кровь и шипит от злости:
– Зуб даю, ты сдохнешь здесь!
– Уже отдала, – ухмыляется Эльза. – А я, как видишь, жива. Попробуй только взять что-то из моих вещей – челюсти вставишь.
Яся с ненавистью смотрит на неё, сплёвывает в траву выбитый зуб и криво ухмыляется:
– Я запомню это на всю жизнь, Нежинская. Помни, я слежу за тобой, тварь.
И она поднесла средний и указательный палец к глазам, а потом повернула их к Эльзе. Эльза улыбнулась так, что Яся поёжилась. Затем, Эльза перевела взгляд на руку, посмотрела на сбитые костяшки, на которых уже начала сворачиваться кровь.
– Поживём – увидим, Чипполина! – и цыкнула зубом…
Тук-тук-тук! Эльза открыла глаза и поморщилась. Она не любила вспоминать детдом. Стук повторился: тук-тук-тук! Это стучали в дверь.
– Войдите! – громко сказала Эльза.
В палате появился Матиас. Лёгок на помине! Эльза тут же взлохматила волосы, но потом оставила эту затею. Кого ей стесняться: старика, который её приютил и пожалел? Того, кто ей поверил и принял такой, какой сделало море? Она решительным жестом убрала волосы с лица. Матиас улыбнулся.
– Здравствуй, девочка. Как ты? – с едва уловимым акцентом спросил испанец.
– Жива, – улыбнулась Эльза. – Спасибо вам за обед. Я думала, что с тарелками всё проглочу. Очень вкусно.
– Я рад, что моя стряпня тебе понравилась, – улыбнулся он и подошёл к ней. – Мне звонил Шериф. Сказал, чтобы я о тебе позаботился. Но я и без его звонка это с удовольствием сделаю. Как ты смотришь на то, чтобы сегодня вечером прийти в кафе на мой лососевый пирог с базиликом и кабачками?
Эльза закатила глаза, предвкушая пиршество, и улыбнулась.
– С удовольствием! Если только меня отпустят.
– Под мою ответственность. К тому же, Шериф разрешил. Так что, официально приглашаю тебя на ужин. Да, вот, возьми. Тебе пригодится.
Испанец протянул ей свёрток, который всё это время прятал за спиной.
– Что это?
– Открывай, это подарок.
Эльза развернула шелестящую бумагу и достала голубое крепдешиновое платье в мелкий цветочек и в тон ему, такие же голубые босоножки.
– Вроде бы, твой размер.
Эльза прижала платье к груди и всхлипнула.
– Спасибо, Матиас, вы очень добры ко мне. Я вам всё верну, я отработаю. Я…
Матиас, улыбаясь, прижал палец к её губам.
– Носи с удовольствием, дочка.
Матиас развернулся и направился к выходу.
– С врачом я договорюсь. В семь часов я жду тебя в кафе.
– Спасибо. Я обязательно приду.
После обеда Эльзу повели в процедурную. Нина попросила её снять тапочки. Затем, уложила на кушетку, на которую постелила клеёнку. Она достала из бикса тёплую грязь в пластиковом контейнере. На вид она была тёмно-зелёного цвета и не очень приятно пахла. Нина густо нанесла её на щиколотки.
– Нина? – позвала медсестру Эльза.
– А?
– Давайте до колен всё намажем грязью? – предложила пациентка.
– Как скажете, давайте до коленок намажем.
И принялась ловко намазывать ноги Эльзы. Затем она обмотала их плёнкой и накрыла тёплым одеялом. Медсестра достала из кармана песочные часы.
– Перевернёте три раза и потом позовёте меня. Пойдём смывать, – проинструктировала медсестра Эльзу.
Девушка кивнула, а Нина, взяв бикс, ушла из процедурной. Когда с грязелечением было покончено, Эльза посмотрела на свои ноги и потрогала их. На ощупь они были гладкими и бугристыми.
– С первого раза ничего не будет, – успокоила её Нина. – Пройдём курсом три интенсива по двенадцать процедур с перерывом в пять дней. Только тогда будет первый результат. Кожа у тебя молоденькая, регенерация будет идти быстро. Не волнуйся. Обойдётся всё без операций. В прошлом году сынок нашего мэра обварился. Его к нам привезли. А у мальчишки хватило ума лопнуть пузыри. Так за десять сеансов всё прошло. И шрамика не осталось. А у него, между прочим, полмордашки было обварено. Спасибо Антону Петровичу, золотой доктор! Мэр ему государственное жильё выделил за спасение дитятка, с правом наследования. Семья у Антона Петрович большая, а ютились в двушке. Теперь живут в своём коттеджике.
Эльза улыбнулась, атака уменьшительно-ласкательных продолжалась.
– Можете идти ужинать. Пал Палыч меня предупредил. Только не наклюкайтесь там.
Пациентка не выдержала и расхохоталась.
– И чего я такого смешного сказала? – надула губы Нина
– Ничего, Ниночка. Просто вы чересчур обо мне заботитесь.
– Так я ж от души!
– Спасибо вам, – сказала Эльза и пошла в свою палату.
Она надела платье и босоножки. Матиас угадал и с размером и с фасоном. Рукава от плеч были разрезаны, а у локтей прихвачены на пуговки. Платье было длинным, так что полностью скрывало ноги Эльзы. Эльза покружилась, и лёгкая ткань обвила гибкую фигуру девушки. Глаза вспыхнули, отражая голубизну ткани, и засверкали аквамаринами.
Дверь открылась, вошла Нина. Она протянула Эльзе большие солнцезащитные очки и белую шляпу с широкими полями.
– Возьмите это. Очки скроют ваше лицо от посторонних глаз, а шляпа от ещё палящего солнца.
– Спасибо, Нина, – Эльза расчувствовалась и чмокнула её в щёку.
Нина смутилась.
– Да ладно, чё уж там. Хорошего вечерочка!
Эльза вышла на улицу. Неклюдов не узнал её, она улыбнулась уголками губ и не спеша направилась вдоль улицы. Навстречу ей шли люди. Кто-то здоровался, и Эльза коротко кивала головой на приветствия, кто-то с любопытством её рассматривал. Она остановилась у газетной раскладки и спросила у старушки:
– Скажите, пожалуйста, как пройти к пристани?
Старушка окинула её равнодушным взглядом и монотонно сказала:
– Прямо, увидишь кипарис с двойной верхушкой, свернёшь налево. Пойдёшь жёлтой дорогой, так до пристани и дойдёшь.
– Спасибо, – поблагодарила её Эльза.
На пристани стояла шхуна. «Чудачка», – прочла Эльза надзвание на борту. Девушка узнала её, это была та сама шхуна, которая спасла её в море. Правда, на палубе никого не было.
– Эй! – окликнул её девичий голос. – Эй, как там тебя?
Эльза обернулась. Перед ней стояла Селена. В цветастой рубахе, завязанной узлом под грудью и лимонных бриджах. Она была похожа на знойную мулатку из старой песни, которая всплыла в памяти Эльзы: «…Стройная фигурка цвета шоколада помахала с берега рукой…»* Гибкая, соблазнительная, лёгкая. Она напоминала тонкий ивовый прутик такая же резкая и нежная одновременно. Эльза улыбнулась, но улыбка тут же сошла с её лица. Селена сверлила её недобрым взглядом. Глаза-маслины казалось, вот-вот и начнут метать молнии.
– Он мой, – прошипела цыганка. – Если я тебя увижу рядом с ним – убью.
– Кто он? – ошарашенно спросила Эльза. Недоброе предчувствие зашевелилось в груди, и засосало под ложечкой.
– Не придуривайся! Если я узнаю, что ты имеешь на него виды, то скормлю рыбам. Я слов на ветер не бросаю. – Цыганка в мгновение ока достала небольшой кинжал, узкое стальное лезвие сверкнуло на солнце.
– Ты с ума сошла? Кто «он»?! – И тут же отшарахнулась от догадки. – Ты любовница моего мужа?..
– Когда вы успели?!
Селена поудобней обхватила рукоятку и хотела накинуться на Эльзу, но вскрикнула, кинжал со звоном упал на жёлтый пирс. Цыганку за руку держал невесть откуда появившийся боцман. Как из-под земли вырос.
– Пусти! – взвизгнула Селена.
– Да щаз! – спокойно ответил Алекс. Он ловко поднял кинжал и спрятал в кармане джинсов. – Твою цацку я оставлю себе. Если ещё раз ты что-то подобное учудишь… я тебя предупредил!
Он легонько оттолкнул цыганку. Селена не удержала равновесия и упала на пирс.
– Если я узнаю, что эта тварь путается с Шерифом, я ей глотку перережу!
Эльза чуть слышно выдохнула. Ну, слава богу, она всего лишь приревновала её к копу.
– Успокойся, бешеная, – сдерживая гнев, сказал боцман. – Шериф работает, а ты со своими африканскими страстями лезешь в расследование.
Селена, сидя на пирсе, растерянно глянула на Эльзу.
– Расследование?
– Вот дура баба! – Сплюнул Алекс и повернулся к Эльзе. – Давайте я вас провожу. Мало ли что ещё кому-то в голову взбредёт.
– Вы второй раз меня спасаете, – тихо проговорила Эльза.
Боцман только хмыкнул и решительно взял девушку под руку, потом повернулся к Селене и рявкнул:
– Брысь!
Цыганка подпрыгнула, тут же вскочила на ноги, отряхнулась и побежала так быстро, что только пятки засверкали.
– Зря вы так, – сказала Эльза. – Видимо, она его, действительно, любит.
– Любить и иметь – это разные вещи. А Шериф не её собственность. Девочка заигралась в любовь. Ничего с ней не станется. Отойдёт.
Эльза взглянула на крепкого мужчину, который уверенно вёл её к кафе Матиаса.
– Подождите, я же не сказала, что мне нужно к Испанцу.
– А кого кроме него вы тут знаете?
– Его, Шерифа и вас. Но…
–Шериф в столице, я здесь, а старик в кафе. – Прервал её Алекс. – Свидания я вам не назначал, Шериф ещё не вернулся. Если бы вы просто гуляли, то не шли бы целенаправленно. А так вы кого-то искали. Так как Селена постоянно околачивается на пристани, а Шериф цель её страсти, то отсюда вывод – она уже успела побывать в больнице и назначить вам встречу. Всё логично. Вам просто повезло, что я был на «Чудачке». Да не смотрите вы на меня так! Я просто умею наблюдать и делать выводы. Кстати, меня зовут Алексей. Алексом Испанец меня нарёк, так и приклеилось.
Девушка с уважением и опаской посмотрела на грозного боцмана, но ничего не ответила.
------------------------------------------- ----------------------
Песня из кинофильма «12 стульев», слова Леонида Дербенёва, музыка Александра Зацепина.
Copyright (с): Ляна Аракелян. Свидетельство о публикации №362591
Дата публикации: 04.02.2017 19:44
Предыдущее: "Двести десять чашек кофе" (часть 9). Виктор_3Следующее: "Двести десять чашек кофе" (часть 11). Виктор_4

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Скоро!
Тема недели
Литературный семинар-конкурс миниатюр
«Семь тетрадей жизни»
Положение о конкурсе
Cеминар
Конкурсные работы
Объявления и итоги
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Писатели нового века
Приглашаются волонтеры!
Направления
деятельности
Билеты и льготы
Порядок освобождения
от оплаты взносов
История МСП
Реквизиты и способы
оплаты взносов
Бизнес-ланч для авторов
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой
Издательство
"Новый Современник"
Новости, анонсы, объявления
Бизнес-ланч для авторов
Книжные серии Союза писателей
Типовые расценки на печать книг