Клуб Красного Кота и Издательство "Новый Современник" начинают выпуск юмористического журнала "Похождения Красного Кота". Условия выпуска аналогичны условиям выпуска журнала "Великолепная десятка". Разделы проектов размещены в центре портала.
"Похождения Красного Кота" - первый юмористический журнал на нашем портале!
Премьера портала! Устав Клуба Красного Кота


Дежурный по порталу
Илья Майзельс
Мир искусства. Приложение к № 5 журнала
"Что хочет автор"
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Новые авторы недели
Объявления и анонсы
Новости дня
Дневник портала
Приемная дежурных
Блицы
Приемная модераторов
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Рекомендуем новых авторов
Альманах "Автограф"
Отдел спецпроектов и внешних связей
Диалоги, дискуссии, обсуждения
Правдивые истории
Клуб мудрецов
"Рюкзачок".Детские авторы - сюда!
Читальный зал
Литературный календарь
Литературная
мастерская
Зелёная лампа
КЛУБ-ФОРУМ "У КАМИНА"
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Наши юные
дарования
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: РассказАвтор: Рина Головина
Объем: 17307 [ символов ]
Публичный дом.
I
Мы договорились, что Клара приедет ко мне в гости. Живём в одном городе, а за последние десять лет встречались ровно столько раз, сколько переезжали в новые квартиры. По праздникам, само собой, дежурные эсэмэсочные поздравления: «помню, дорогая, обнимаю тебя…», регулярный просмотр фотографий в соцсетях:
– Ага, поправилась!
– А ты похудела…
– Младшая-то моя уже в школу пошла…
– А мой – школу окончил, о-па! – и снова каждая ныряет в свой жизненный водоворот.
А дружили крепко, пока жили в одном доме – с самого-самого детства – когда дом этот пятиэтажный и двор перед ним казался для нас целой вселенной.
Ходить «за дом» было нельзя. Это правило из уст провожающих нас на прогулку мам звучало устойчивым выражением: «За дом не ходить!», вроде лозунга «Народ и партия едины!».
За домом не гуляли, во-первых, потому что там водились двухвостки. Во-вторых, на той стороне дома не было кухонных окон, и мамы не могли любоваться своими чадами в то время как варили щи. В-третьих, за домом начинался пустырь, а чуть поодаль – стройка.
На стройку всё равно лазили. Втроём: Клара, я и пристёгнутый ко мне на всё детство братец Жека. Однажды сделали там шалаш, постелили деревенский половик, сняли обувь перед входом, как полагается… и тут хлынул ливень. Крыша нашего шалаша рухнула, мы с Кларой громко визжали, а Жека потерял свои сандалии и не отходил от руин:
– Где мои сандалии?!!
– Да в руках у тебя, Жека!
Шалаш было не жалко. Мы его построили ради экстрима: хочется разве всё время слушаться взрослых? С одной стороны нашего двора росли благоустроенные кусты сирени, с другой – жёлтая акация. Вот там-то мы сооружали настоящие «дома»!
Летом с утра из квартир во двор выносились куклы и вся кукольная мебель, включая буфет, кроватки, стиральную и швейную машину (с настоящими иголками!) и телефоны. Телефоны – их было два плюс длинный-длинный провод – работали взаправду, их привез мне отец из столичной командировки.
Куклы засыпАли, а мы крутились на турнике. А как надоедало крутиться – просто висели вниз головами, и мамы, а также все жители нашего пятиэтажного дома могли разглядывать наши трусы. Кроме того, мы честно отрабатывали сальто на траве, садились на шпагат и скакали через скакалку. В песочнице стряпали пирожные и кормили наших кукол. У гаражей стояла панцирная сетка: из кухонных окон она была видна, поэтому время от времени мы прыгали на ней, а также нещадно били стену гаражей мячом.
Когда нам купили велосипеды, мы гоняли на них по соседним дворам, Клара – одна, я – с Жекой на передней раме, и заключительным этапом нашего велосипедного турне был гастроном «Огни Урала». Мы оставляли Жеку караулить велики, а сами шли за покупкой пакетиков жареной картофельной соломки. Иногда брали ее просто так, то есть воровали, и в этом случае соломка оказывалась вдвойне вкуснее. Один раз нас засекли, спросили фамилии и сказали, что родителей посадят в тюрьму. Родителей не посадили, но больше мы в гастрономе не крали.
Девочек, кроме нас, в НАШЕМ дворе не было. Матершинница Ленка Курицына в счёт не шла, толстая и некрасивая Оля из последнего подъезда всегда сидела дома, а те девочки, что приходили к нам из соседних дворов чертить классики на асфальте, знали, что они приходят в НАШ двор.
Мальчиков же в доме было полно, и, пока мы разговаривали в кустах по телефонам и висели на турниках, им до нас не было никакого дела. Но когда мы с Кларой перешли в третий класс, мальчики окружили нас своим вниманием – подставляли подножки, сбрасывали с панцирной сетки и пугали в подъезде, спрятавшись и подкарауливая после школы.
Один раз я не открыла дверь Серёжке – моему соседу на площадке, сказала через дверь, что меня нет дома. Через десять минут услышала стук в окне (на пятом этаже!). Обернулась и вижу Серёжку, стоящего на карнизе за стеклом! Он перелез через свой балкон и решил пробраться в форточку, чтобы сделать сюрприз своим появлением, да получилось слишком шумно. Пришлось открывать окно, впускать его в комнату, а потом выгонять из квартиры, пообещав, что через пять минут я выйду гулять.
А шестиклассник Виталик с первого этажа прислал Кларе записку, в которой предлагал вечную дружбу и любовь. Прочитав её, мы нашли там две грамматические ошибки и решили отправить Виталику ответ, в котором Клара просила перечислить все его оценки за четверть по каждому предмету. «Если есть хоть одна тройка, – сказала я Кларе, – дружить ты с ним не станешь». Парень оказался честным, и две тройки в его резюме послужили причиной разрыва так и не начавшейся вечной дружбы с Кларой.
Зато Вовка из соседнего двора на следующую зиму без моего разрешения катал Клару на санках по всему двору, завихрял их на поворотах, осыпая Клару снеговыми брызгами, а она смеялась; и мы не дружили с ней из-за этого две недели.
Потом мы переехали в разные дома, ходили друг к другу в гости, рассказывали школьные новости и всякую чепуху. Вместе встречали Новый год, справляли дни рождения, ездили на дачу, ночевали то у неё, то у меня, а потом Клара встретила свою настоящую подругу – в университете, а я – свою, в музыкальном училище.
II
Для того чтобы взрослые люди встречались, нужен какой-то повод. Например, совместная работа или наличие общих детей. Иногда взрослые встречаются, потому что увлечены одинаковым хобби, например, рыбалкой или мотоциклетными гонками. Мы с Кларой работали в разных учреждениях, общих детей не имели и байкерами не были. Но повод всё же нашелся: племянник Сева никак не мог выговорить букву «Р», и я вспомнила о лучшем логопеде города, которую звали Клара Геннадьевна. На положенных логопедических занятиях Сева очень старался произвести впечатление, особенно после того, как Клара Геннадьевна, увидев его в первый раз, всплеснула руками: «Да это же маленький Жека!»
Мы же с ней наметили, наконец, визиты друг к другу, и Клара первая приехала ко мне в гости. Вернее, я сама привезла её – на окраину города, и полдня мы обсуждали преимущества загородной жизни, собственного розария, земляничной грядки и озёрного воздуха. Роберт угощал нас одним из своих коронных блюд, и в тот раз им оказалась фантастическая азербайджанская долма с чесночным катыком. Нежные виноградные листья в середине лета еще не успевали окостенеть, и Роберт волшебно начинял их фаршем молодого барашка.
Под аккомпанемент пляжных детских возгласов, эхом доносившихся с берега, плеска красного сухого вина, переливаемого из бутылки в наши бокалы, мы до позднего вечера умиротворённо болтали в гостеприимном Робертовом шатре, раскинутом во дворе нашего дома, где он каждое лето по-восточному сытно встречал своих и моих друзей. Вспоминали наши «дома» и поражённый грозой шалаш, и телефоны с длиннющими проводами. На прощанье я записала новый Кларин адрес и обещала быть у неё через неделю.
***
Название Клариной улицы было до боли знакомым. И тем не менее я доверилась не собственной памяти, а указаниям навигатора, поэтому опоздала к условленному времени всего на пятнадцать минут. Равнодушный женский голос сказал: «Вы прибыли к месту назначения», и я сразу нашла свободное парковочное место напротив нужной мне пятиэтажки прямо у небольшого одноэтажного домика. Домик весело подмигивал новогодними гирляндами по фасаду (вот странные люди – лето на дворе, а у них карнавальная ночь) и был похож на продуктовый магазин «Радуга» в нашем загородном посёлке. Он напоминал мне что-то ещё, но я никак не могла понять, что именно…
Кларино угощение не уступало Робертовой долме ни в одной позиции. Нежная кефирная окрошка, с протертыми огурцами и редиской, аранжированная узбекскими приправами, ушла на «ура!» в ближайший час.
– Георгию ничего не осталось! – опомнилась я, переживая за отсутствующего на пиру голодного Клариного мужа.
– Плохо ты обо мне думаешь, подруга! В холодильнике стоит ещё одна кастрюля.
– Тащи её сюда!
Вместо второй кастрюли на столе оказались пироги с яблоками, курагой и черёмухой, которые затмили всю Робертовскую кухню.
– Клара, это же вкус детства! – застонала я.
– Галина Степановна расстаралась для тебя, – довольная тем, что угодила мне, Клара кивает на мать.
Галина Степановна на арене весь вечер. Семейные тайны, недорассказанные Кларой в прошлый раз, озвучены и доведены до моего сведения. Я счастлива вновь оказаться под обстрелом жизнерадостной, неунывающей учительницы немецкого языка и слышать: «Девчонки, кому сказано – мыть руки!»
– Руся, ты на чём приехала? Сама за рулём? Молодец! А Клара не хочет учится.
– У Клары есть личный водитель, – намекаю я на Георгия.
– А машину где поставила? У нас весь двор забит, некуда приткнуться.
– Да прямо под вашими окнами у магазина. Вот она, – показываю в окно.
– У магазина??? – Галина Степановна и Клара округляют глаза, и шепотом: – это же публичный дом…
Давлюсь черёмуховым пирогом, а Клара с матерью наперебой рассказывают о главной достопримечательности двора.
III
– У них даже вывеска есть: мужской спа-салон «N» и сайт в интернете.
– Машины всю ночь подъезжают одна за другой.
– На стенах – фотографии голых задниц и силиконовых сисек.
– Вы-то откуда знаете, Галина Степановна?
– Недавно милиция просила двух понятых, мы с Зоей и пошли.
– Милиция? Им что, страшно было без вас с Зоей? Кого поймали?
– Никого. А посетителей с тех пор не убавилось, даже наоборот.
– Ну, дела… а девчонки-то там симпатичные?
– Ни разу не видели. Живут там, что ли…
Из рассказа стало ясно, что здание долго пустовало, и спа-салон открыт не так давно, около года назад. Упакован, как полагается, легальными документами об услугах релакс-массажа. «Люди в наше время страдают от депрессии, живут беспокойно, особенно мужчины, – объясняла протоколирующему участковому «главная», – а массаж – хорошая альтернатива алкоголю».
Домик из разряда «магазинных» стремительно переходил в ранг «сказочных сахарных» и приобретал черты таинственности и недосягаемости. Карнавальные огоньки по его фасаду казались теперь светящимся поясом дворца феи Морганы. Я тихо завидовала наглости и цинизму владельца, открывшего злачное место в центре города по соседству с детским парком и двумя элитными школами с углублённым изучением чего-то там. В течение ещё пятнадцати минут мы бурно мусолили спа-салонскую тему как ириску во рту, а потом разговор незаметно и плавно по течению перетёк в тихую гавань околодомашних сплетен.
Что ж, чай выпит, фотографии на память сделаны. Галина Степановна ушла к Зое, старшая Кларина дочка покрасовалась перед нами в белом струящемся платье и убежала на свидание, младшая продемонстрировала все выученные гимнастические элементы, и мы стали собираться: я – домой, Клара с дочкой – на прогулку…
Застёгивая ремешок босоножки, ловлю себя на мысли, что вечер проведён слишком интеллигентно. Хитро смотрю на Клару и спрашиваю:
– А что, правда, туда одни мужики приезжают?
У Клары в глазах зажигаются пляшущие огоньки. Вполголоса отвечает:
– Руся, ты что, забыла пароль? «За дом не ходить!»
– Как раз очень хорошо помню.
– И пойдешь?
– Пойду, – сама себе не веря, отвечаю я.
– Зая, собирайся скорее, мы опаздываем, – подгоняет Клара младшенькую.
Во дворе наспех продумываем план «отступления». Группа поддержки, то есть Клара с младшенькой гуляет на детской площадке, и, если через десять минут меня нет и телефон не отвечает, она вызывает милицию.
– Всё, пока!
– И Роберта номер продиктуй! Ему тоже позвоню.
Перспектива оповещения Роберта о том, что его жена ушла в публичный дом и не вернулась, не очень меня устраивала, но номер всё-таки продиктовала, благоразумно решив, что пусть он узнает правду из первых уст. Может быть, даже успеет спасти меня.
Таинственный домик окаймлён низеньким забором, за которым растёт трава, и кое-где пестрят цветы неблагородного происхождения. Входная дверь не заперта, окна затемнены. Шагаю не в такт сердечным ударам, в азарте внезапно ускорившим темп и, так и не придумав причину своего визита, открываю приоткрытую дверь настежь. В возникшем коридорном тамбуре, в томных вакханских позах сидят три пушкинские девицы, правда, вместо прялок в руках – сигареты, косы распущены, одежды почти никакой. Понятное дело – лето, жара, чего париться в сарафанах? Прикидываю, что некоторые мои бывшие ученицы такого же возраста, значит, гипотетически, эти менады могли бы несколько лет назад учиться у меня играть гаммы.
– Девчонки, салют! Почему в одиночестве? Где кавалеров растеряли? – выпалила притворно панибратской пулемётной очередью.
– Не время. Рано ещё, – растягивая слова, расплываются в улыбке.
Из второй, плотно закрытой двери, выглядывает маленькая шустрая газель в тёмном вечернем платье, с подведёнными стрелками и кокетливо уложенной причёской. «Услышала диалог и кинулась на разведку. Должно быть, администратор», – подумала я и не ошиблась, заметив удивление и вопрос в васильковых глазах.
– Добрый вечер, мадмуазель. Муж у вас вчера случайно ключи обронил, отправил на поиски, – объясняю ей своё появление.
Менады одобрительно смеются, убирают загораживающие проход вытянутые голые ноги, и мадмуазель впускает меня в нутро сахарного домика, по взмаху волшебной палочки превратившее летний солнечный вечер в мрачную глухую полночь.
Стены холла обиты чёрным сукном, фотографии полуобнажённых женских тел с отсутствующими головами очерчены малиновой подсветкой. Два диванчика цвета бордосского вина приютились в углах, рядом – низкие пустые столики. Стойкий запах гостиничного табака. В нише – рабочее место мадмуазель и стул, на который я плюхнулась в стремлении найти дополнительную точку опоры.
Расположение нескольких дверей, ведущих в «массажные» кабинеты, вдруг безошибочно подсказало мне размер и форму всех комнат: в таких «домиках» я не раз бывала в пионерские времена. Это же старые типовые постройки детских клубов, куда школьники приходили играть в пинг-понг, мастерить модели кораблей или ставить пьесы в самодеятельном театре. Мы с одноклассницами проводили в таком клубе два вечера в неделю, облюбовав курсы кройки и шитья, которые вела Оксанкина мама: шили себе платья, модные белые комбинезоны и другую девчачью одежду. «Интересно, что у них теперь вместо театральной сцены?» – подумала я и услышала в ответ: «Там vip-апартаменты». Мадмуазель перехватила мой любопытный взгляд и старалась быть вежливой и предупредительной.
– Про ключи я соврала, – перехожу я «к делу». – но про мужа – нет.
Газель подозрительно прищурилась: «Что ей тут надо?»
– Хочу подарок ему сделать на день рождения. Порекомендуете кого-нибудь?
– О, конечно, – облегчённо вздохнула и тут же достала толстые альбомы с фотографиями. Блондинки, брюнетки, худенькие, полненькие, с большой грудью, с маленькой – на любой вкус. Рассматриваю внимательно – все фото качественные, профессиональные – видно, что снимал мастер. Никакого намёка на порнуху, но позы завлекательные. У каждой девочки – собственное амплуа, характерный костюм и неповторимый облик. Во второй половине альбома – дамы в ажурных чулках лет так сорока с небольшим.
– А эти зачем здесь? – спрашиваю в искреннем недоумении.
– Некоторым клиентам нравятся. Уверяю Вас – все имеют превосходную квалификацию.
– А среди клиентов – только мужчины? – наступаю я.
– Посмотрите вот сюда, – мадмуазель протягивает мне второй альбом, раскрыв который, я замираю в неподдельном восхищении.
Юноши, как с обложки глянцевых журналов, глядят в упор и будто говорят: «СтОит только тебе захотеть, и я твой…» До Роберта им, конечно, далеко, но, пока он не догадывается, в каком месте находится его жена, я позволяю себе малопристойные фантазии, рассматривая накачанные бицепсы и кубики пресса.
– У нас такие мастера есть, закачаешься! – мадмуазель доверительно перегнулась ко мне через стол. – но они в основном приезжают на дом – клиентки не хотят здесь «светиться».
Получив ответы на все уточняющие вопросы, снабжённая визиткой «сахарного домика», выхожу в тамбур. Мило прощаюсь с мадмуазель и «ученицами» и выхожу обратно через маленький, заросший палисадник на детскую площадку.
Как тесно теперь в наших дворах: качели и дом терпимости, красиво названный спа-салоном, разделены всего лишь небольшим островком неухоженного газона. И маловероятно, что игрушечный телефонный провод, протянутый от кустов сирени до акации, загородит проход в калитку рано повзрослевшим школьницам.
Клара от нетерпения подбегает, позабыв младшенькую, ковыряющуюся в песочнице.
– Ну что там?!
– Всё так, как сказала Галина Степановна – сиськи и задницы. Клара, мне пообещали, что нас с тобой тоже радушно встретят и обслужат!
– Руся, ты нисколько не изменилась! – Хохоча и перебивая друг друга, идём к песочнице искать младшенькую, которая не знает пароля: «За дом ходить нельзя», потому что НИКОГДА не выходит гулять без мамы.
Вернувшись домой, пересказываю Роберту кульминацию своего дружеского алаверды в красках.
– Дай-ка сюда визиточку, – выхватывает из рук и прячет в карман своей рубашки. То ли для себя… то ли от меня…
 
16 марта 2014 г.
Copyright (с): Рина Головина. Свидетельство о публикации №361713
Дата публикации: 15.01.2017 23:20
Предыдущее: Нежкин катокСледующее: СНЕГУРКА (Рождественская сказка)

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Виктор Федоров[ 30.01.2017 ]
   Браво, Рина! Великолепный рассказ, великолепный текст и стиль,
   великолепное чувство юмора. Получил удовольствие от рассказа. Название
   не подвело - сразу заподозрил в рассказе нечто интересное. Так и
   оказалось) Прекрасное настроение на весь день обеспечено) Понял, что
   должен прочесть все остальные Ваши рассказы ) Еще раз, браво!

Тема недели
Приглашаем авторов к участию во втором
выпуске журнала "Великолепная десятка
Началась работа по допечатной подготовке
первого номера журнала.
Проекты Литературной критики
Cписок авторов первого выпуска журнала "Великолепная десятка"
Cписок авторов второго выпуска журнала "Великолепная десятка"
Диплом номинанта
премии "Чаша таланта"
Номинанты премии МСП "Новый Современник"
"Чаша таланта"
Издание книг по цене
от 3 тысяч рублей

Положение о проекте
Писатели нового века
Список авторов 1-го тома
Форум проекта
Формат pdf. Cтраницы 1-2
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Приглашаются волонтеры!
Направления
деятельности
Реквизиты и способы оплаты взносов
Билеты и другая атрибутика
Порядок освобождения
от оплаты взносов
История МСП
Бизнес-ланч для авторов
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Атрибутика наших проектов

Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой