Внимание Авторам! В середине апреля планируется открытие Хита Сезона имени Татьяны Куниловой. Принимайте участие! Следите за новостями!
Блиц-конкурс
Апрельский снег


Дежурный редактор
Игорь Истратов
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Новые авторы недели
Объявления и анонсы
Новости дня
Дневник портала
Приемная дежурных
Блицы
Приемная модераторов
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Рекомендуем новых авторов
Альманах "Автограф"
Отдел спецпроектов и внешних связей
Диалоги, дискуссии, обсуждения
Правдивые истории
Клуб мудрецов
"Рюкзачок".Детские авторы - сюда!
Читальный зал
Литературный календарь
Литературная
мастерская
Зелёная лампа
КЛУБ-ФОРУМ "У КАМИНА"
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Наши юные
дарования
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: РоманАвтор: Ляна Аракелян
Объем: 11296 [ символов ]
"Двести десять чашек кофе" (часть 9). Виктор_3
Маршрутка тряслась по латаной дороге. Виктор подпрыгивал на сидении и размышлял. Обе женщины были из мира искусства: одна актриса, вторая оперная дива. Надо проверить весь список. Вполне может быть, что Челышев специализировался именно на богатых богемных дамочках. Тогда круг существенно сузится.
– Кто там спрашивал детдом? – Ваша остановка! – громко выкрикнул водитель маршрутки и выдернул Шерифа из мыслей.
Виктор схватился и, извиняясь, пробрался к выходу. Улица обдала зноем. Шериф поморщился и завертел головой по сторонам. Детдом «Рассвет» был перед ним. Вернее на столбе висела новая табличка «Рассвет». Детский дом. 0,300 км». К нему вела однополосная дорога по обе стороны которой росли большие мохнатые ели. Сам же детдом был окружён сосновым лесом. Его бордовая крыша маячила вдалеке. Шериф зашагал по дороге. Его встретил разморенный жарой рыхлый охранник, который чертыхаясь, вышел из небольшого флигеля.
– Ну? – вместо приветствия сказал охранник.
Виктор показал удостоверение, охранник хмыкнул.
– Снова бегуны? Или натворили чего?
– Мне бы с директором поговорить. Как его зовут?
– Наталья Петровна. Второй этаж. Входная дверь днём открыта.
– Не боитесь, что дети сбегут? – поинтересовался Виктор.
– Да куда им бежать? Всё равно вернут. А в тихий час приходит почтальонша. Письма часто – заказные. Чего каждый раз беспокоить охрану?
– Действительно, – иронично сказал Шериф.
– Тоже мне, умник, – фыркнул охранник и пошёл во флигель, там нажал на кнопку, шлагбаум медленно поднялся вверх.
Виктор дошёл до двухметрового серого забора и толкнул дверь, она со скрипом открылась. Попав во двор, он огляделся по сторонам: аккуратные клумбы, большая детская площадка с горками, лесенками и песочницей. Дальше виднелась небольшая спортплощадка с воротами. Здание самого детского дома было покрашено в жёлтый цвет и выделялось ярким пятном на фоне леса. Три этажа, пластиковые окна и современная тяжёлая входная дверь. Виктор нажал на ручку и потянул на себя, дверь плавно открылась.
Шериф попал в круглое фойе, которое встретило его запахом кухни: готовили вишнёвый компот или кисель. Он прекрасно помнил этот запах. В лагере, куда маленький Витя ездил раз в году, всегда так пахло перед полдником. На стенах в рамочках висели рисунки воспитанников. В углу возле окна стояла пальма в кадке. На окнах красовались пёстрые занавески с бабочками. Настоящий дворец творчества. Если бы Виктор не знал, что это детдом, то он бы его точно спутал с городским ДК для детей и юношества. Из фойе наверх поднималась лестница с балюстрадой. Шериф уверенно зашагал к ней. Он оглянулся – ничто не говорило о том, что здесь должен был быть охранник.
На втором этаже чуть правее от лестницы была обитая серым дерматином дверь с табличкой «Директор. Мочалина Н.П.» ниже, в файле, прикреплённом на скотч, был обычный листок бумаги с днями и часами приёма. Виктор потянул дверь на себя. В небольшой комнате стоял стол с монитором и клавиатурой. На столе аккуратной стопкой лежали папки. За столом никого не было. Слева от стола была ещё одна дверь, массивная, металлическая. Виктор постучался и, не дождавшись приглашения, вошёл.
В кабинете сидела подтянутая женщина. О таких говорят – без возраста. Ей можно было дать тридцать пять, сорок или больше. Волосы белёсые, скорей всего крашенные, закручены на затылке в ракушку, на носу элегантные очки без оправы. Тонкие губы плотно сжаты. Скулы высокие, чёткие. На ней была льняная блузка светло-серого цвета с небольшим круглым вырезом. Шея, которая часто выдаёт возраст женщины, была длинной с еле заметными морщинками. Поди, угадай, сколько ей стукнуло. Женщина на несколько секунд оторвала взгляд от бумаг и спокойным голосом спросила:
– Кто?
– Что, простите? – не понял Шериф.
– Косарев или Мачула? – устало выдохнула директор, продолжая читать какой-то документ.
– Я по другому поводу.
Директор отложила бумаги, захлопнула папку и положила её в стол.
– Прошу, – жестом указала она на стул напротив себя. Виктор сел и снял фуражку. Затем достал удостоверение и показал его.
Наталья Петровна внимательно вглядывалась в ксиву.
– Чем обязаны, товарищ капитан? Или к вам теперь нужно обращаться «господин полицейский»?
– Как вам удобно. Вполне сойдёт и «товарищ». Можно по имени-отчеству.
– Так что вас к нам привело?
– Я бы хотел узнать об одной из ваших бывших воспитанниц.
– Вот как? Что ж, спрашивайте.
– Эльза Нежинская. В замужестве – Шварцман. Что можете рассказать о ней?
Наталья Петровна с ироничной усмешкой откинулась на спинку кресла.
– Многие думают, что детдомовские дети это образец морали, правдивости и справедливости, – выдохнула она.
Виктор не перебивал её, он открыл блокнот, достал ручку и приготовился записывать.
– Эльза попала к нам из обеспеченной семьи. Случилось ужасное. Её родители погибли в экспедиции в Африке. Они были на раскопках какого-то города. Обвал. Оба мгновенно умерли. А через неделю на даче сгорели заживо бабушка и дедушка. Как раз после поминок, девять дней… Эльзу, видимо, Бог уберёг, она пошла к соседке, у той кошка котят родила. А в это время взорвался газовый баллон. Дом вспыхнул как картонная коробка… Когда девочку к нам привезли, она полгода молчала от шока. Наш психолог работала с ней, пока Эльза не сказала первое слово – мама. Она упорно отказывалась верить в то, что у неё никого больше нет. Называла детдом интернатом. Всё надеялась, что её заберут на каникулы или выходные. Говорила, что у неё есть какая-то далёкая бабушка, которая обязательно приедет за ней.
– Это правда?
– Что именно? – не поняла Наталья Петровна.
– Бабушка есть?
Директор пожала плечами.
– Да кто его знает? Наш участковый посылал запросы, но так никого и не нашёл. Возможно, у бабушки была другая фамилия. Даже пожилые выходят замуж и меняют фамилии.
Виктор кивнул, а директор продолжала.
– Дети жестокие в подростковом возрасте. Они дразнили её врушкой, а Эльза дралась как маленькая обезьянка. Однажды я застала её в подвале. Она сидела на корточках, уткнувшись в тюк с грязным бельём, и рыдала. В слезах она повторяла: «Я верю, что ты есть и ты меня найдёшь. Найди меня, слышишь?!» Я всего лишь хотела её пожалеть, тронула её за плечо, она испуганно обернулась, мгновенно перестала плакать и убежала.
– У Эльзы были какие-то странности?
– Если не считать мифической бабушки, то нет. Обычная девочка с трагической судьбой.
– А что вы скажете о её муже, Роберте Шварцмане?
– Вышколенный, холёный. Про таких говорят – породистый. Хороший парфюм, одет с иголочки. Эльза приезжала к нам с ним. Не люблю таких мужиков, есть у них под внешним лоском что-то хищное. Не знаю, что он нашёл в Эльзе, только… Эльза расцвела рядом с ним. Она боялась дышать от свалившегося на неё счастья. Но… я так понимаю, что с ней что-то случилось?
– Случилось. Скажите, Наталья Петровна, с кем Эльза дружила? У неё были подруги?
– А ни с кем. Со всеми и ни с кем. Близко к себе она никого не подпустила.
– У неё наблюдались вспышки агрессии?
– К чему вы клоните? Она что, убила кого-то? – настороженно спросила директор.
– Нет. Она хочет найти мужа.
– Он её бросил? Бедная девочка…
– Я не могу вам ничего пока рассказать, – Виктор внимательно посмотрел на директора, та выдержала его пристальный взгляд.
– Тайна следствия, понимаю.
– Скажите, а в доме Эльзы сгорели бабушка и дедушка по какой линии, отцовской или материнской?
– Это вам нужно уточнять у следователя. Я этих тонкостей не знаю.
– И в личном деле тоже ничего не сказано?
– Дело передано в архив. Я сейчас позвоню, и вам выдадут его под мою ответственность.
Наталья Петровна сняла трубку со стационарного телефона и набрала по памяти номер.
– Ириша, привет! Ириш, тут ко мне из полиции пришли, хотят дело Эльзы Нежинской посмотреть, – она прикрыла трубку рукой. – Напомните вашу фамилию?
– Кремезный. Виктор Александрович Кремезный, – чётко произнёс Шериф.
– Что?! – Наталья Петровна сняла очки и положила их рядом с телефоном. – Когда?.. Понятно. Ладно, Ириш, поговорим в следующий раз. Пока.
Директор близоруко прищурила глаза и посмотрела на Виктора.
– Папка с её документами пропала.
– Когда? – Виктор напрягся.
– Две недели назад. Ира сказала, что делали инвентаризацию, папки уже не было.
– Почему сразу не сообщили?
– Потому что инвентаризация ещё не закончилась.
– Значит, она могла пропасть и раньше, – вслух подумал Виктор.
– Могла, – устало выдохнула Наталья Петровна и нацепила очки. – Вы меня простите, Виктор Александрович, но если у вас больше нет вопросов, то я буду работать дальше. Нам скоро детей в лагерь отправлять, нужно подготовить документы.
– Вот моя визитка, – Шериф протянул директору карточку. – Если что-то вспомните – звоните в любое время.
Наталья Петровна положила карточку в верхний ящик стола.
– Договорились. Извините, что ничем не смогла вам помочь. Всего доброго!
– До свидания.
Виктор направился к выходу.
Возле здания стояла пожилая женщина в белом халате и курила папиросу, увидев Шерифа, она выпустила густую струю дыма. К верхнему карману халата был прикреплён бейдж. «Сулима Л.И. повар», – прочёл Шериф.
– Не могу курить современные сигареты, не накуриваюсь, – пожаловалась она и окинула Шерифа критическим взглядом. – Снова наши вляпались в историю?
– Вляпались, – подтвердил Виктор и помолчал. – Эльза Нежинская.
Женщина хмыкнула, ещё раз глубоко затянулась, выпустила дым через нос и потушила окурок.
– Если Наташа заметит, будет ругать, что курю на крыльце. Увидит детвора, будет то же самое делать. А мне тяжело идти в курилку, ноги болят.
Сулима тяжело вздохнула.
– А Элька, это мы её так звали, была с характером. Впрочем, как и все детдомовские. Это в сериалах они все бархатные. А в жизни… И разводятся, и детей бросают, и пьют… В общем, живут как все.
– В чём же её характер проявлялся? – перевёл разговор Шериф.
– В том, что она била до крови. Не прощала обидчиков. Выследит, нападёт как зверёк и лупит что есть силы, пока кровь не увидит. Потом оттолкнёт и смоется. Но я её не осуждаю. Пережить такое горе, шутка ли? Тут взрослый не всякий выдержит, а дитё и подавно.
Виктор с интересом слушал женщину.
– Резкая она была как сабля. Девчонки не любили её. Секретами не делилась, не сплетничала, ничем не интересовалась. Помню, как однажды она сказала: «Я выйду замуж так, что вы все сдохните от зависти».
«Да уж, вышла замуж», – подумал Шериф.
– Смотрю, что у вас и окна новые, и ремонт хороший, – перевёл разговор Виктор на нейтральную тему.
– Дык, спонсоры стараются. Спасибо им. И технику купили, и облагородили детдом. И с продуктами помогают. Вот скоро на море поедем оздоравливаться.
– Повезло.
– Ага.
– А у Нежинской были враги?
– Кто его знает, но… Кажется больше всего она была на ножах с Ясей, с Ярославой Цыбулей. Не помню, что там было и кто виноват, но дрались они часто.
– Может, и знаете, где её найти?
– Чего ж не знать? Певичка она. Теперь под псевдонимом Каштанка задом вертит. Смазливая, фигуристая. Да в Интернете посмотрите, у неё даже три клипа есть. Наша директриса гордится ею, фото на доску почёта повесила. А мальчишки спёрли. Как же, если она смогла пробиться, то и они смогут.
– Спасибо вам, – поблагодарил Шериф женщину.
– Бывай.
Пожилая женщина, шаркая ногами, скрылась за дверью, а Виктор направился к выходу.
Copyright (с): Ляна Аракелян. Свидетельство о публикации №360109
Дата публикации: 18.11.2016 22:00
Предыдущее: "Двести десять чашек кофе" (часть 8). Виктор_2Следующее: "Двести десять чашек кофе"(часть 10) Эльза_4

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Скоро!
Тема недели
Литературный семинар-конкурс миниатюр
«Семь тетрадей жизни»
Положение о конкурсе
Cеминар
Конкурсные работы
Объявления и итоги
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Писатели нового века
Приглашаются волонтеры!
Направления
деятельности
Билеты и льготы
Порядок освобождения
от оплаты взносов
История МСП
Реквизиты и способы
оплаты взносов
Бизнес-ланч для авторов
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой
Издательство
"Новый Современник"
Новости, анонсы, объявления
Бизнес-ланч для авторов
Книжные серии Союза писателей
Типовые расценки на печать книг