САМЫЙ ЯРКИЙ ПРАЗДНИК ГОДА - 2019
Положение о конкурсе
Информация и новости
Взрослая проза
Детская проза
Взрослая поэзия
Детская поэзия




Главная    Лента рецензий    Ленты форумов    Круглый стол    Обзоры и итоги конкурсов    Новости дня и объявления    Чаты для общения. Заходи, кто на портале.    Между нами, писателями, говоря...    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Дежурная по порталу
Людмила Роскошная
Конкурс достойных красавиц для нашего красного жениха!
По секрету всему свету! Блиц конкурс.
О выпивке, о боге, о любви. Конкурс имени Игоря Губермана
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Новые авторы недели
Журнал "Что хочет автор"
Объявления и анонсы
Новости дня
Дневник портала
Приемная дежурных
Блицы
Приемная модераторов
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Альманах "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Рекомендуем новых авторов
Отдел спецпроектов и внешних связей
Диалоги, дискуссии, обсуждения
Правдивые истории
Клуб мудрецов
"Рюкзачок".Детские авторы - сюда!
Читальный зал
Литературный календарь
Литературная
мастерская
Зелёная лампа
КЛУБ-ФОРУМ "У КАМИНА"
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Наши юные
дарования
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: РассказАвтор: Игорь Дженджера
Объем: 75678 [ символов ]
Корифей
Дженджера Игорь Петрович
 
Корифей
 
Всем тиграм посвящается.
 
«Амурский тигр относится к наиболее крупным подвидам, шерсть гуще, чем у тигров, живущих в тёплых районах, а его окрас светлее. Уши очень короткие, так как он обитает в холодной местности. Амурский тигр различает цвета. Ночью он видит в пять раз лучше, чем человек. Длина тела у самцов до кончика хвоста достигает 2,7 – 3,8 м, самки меньше. Высота в холке до 115 см, масса 170 – 270 кг, в отдельных случаях до 300 кг. Амурский тигр – властелин огромных территорий, площадь которых у самки составляет 300 – 500 км², а у самца – 600 – 800 км². Если в пределах своих владений корма достаточно, то тигр не покидает свою территорию. Самцы ведут одиночную жизнь, самки же нередко встречаются в группах. Тигры приветствуют друг друга особыми звуками, образующимися при энергичном выдыхании воздуха через нос и рот. Знаками выражения дружелюбия также являются прикосновения мордами, и даже трение боками. Несмотря на огромную силу и развитые органы чувств, тигру приходится очень много времени уделять охоте, поскольку успехом завершается только одна из 10 попыток. Если попытка завершается неудачей, то тигр удаляется от потенциальной жертвы, так как повторно нападает редко. Убитую добычу тигр обычно тащит к воде, а перед сном прячет остатки трапезы. Ему часто приходится отгонять конкурентов. Специализация тигров – охота на крупных копытных животных, однако при случае они не брезгуют также рыбой, лягушками, птицами и мышами, едят и плоды растений. Суточная норма тигра – 9 – 10 кг мяса. Для благополучного существования одного тигра необходимо порядка 50 – 70 копытных в год.
Несмотря на распространённое мнение о людоедстве, амурский тигр, в отличие от бенгальского, редко нападает на человека и заходит в населённые пункты. На самом деле он всячески старается избегать человека. С 1950-х гг. в Приморском и Хабаровском краях в пределах населённых пунктов зафиксировано лишь около десятка попыток нападения на человека. В тайге нападения даже на преследующих охотников довольно редки. Продолжительность жизни около 15 лет.»
 
Википедия.
 
Точно не могу сказать, но к возрасту Христа я уже, видимо, понимал, что, куда бы меня ни занесло, в какой бы дружный или не очень коллектив я ни влился, с кем бы ни сдружился, всякий раз вокруг моей персоны будут возникать всевозможные кривотолки, сплетни, как бы случайные происшествия и недоразумения. Короче говоря, всегда и везде развиваются события. Окружающие никогда не остаются ко мне безразличными, и спектр их неравнодушия варьирует от лютой ненависти, вследствие милой глупости, до почти обожания, это уже на всякий случаи. Возможно, дело в броской внешности. Чего стоит двухметровый рост, а ещё правильно поседевшая щетина на лице утончённом, чаще – насмешливом, но всегда харизматическом. Так некогда говаривали мои жёны, жёны теперь независимые, но все до единой любимые и незабвенные до гроба. Вдобавок, у меня вполне приличный вкус, отчего вещи я имею хотя и не самые дорогие, включая одежду, но неизменно уместные, невычурные и ладные. Кроме того, пользуясь тривиальной диалектикой, периодически удаётся достаточно точно предугадать развитие некоторых событий как личной, так и общественной жизни. Да, я умён! Весьма начитан! Что ещё? Обладаю уникальной памятью на чужие деяния, слова и даты! К тому же классе в девятом мне удалось постичь общую суть всех споров и разговоров, и теперь словом я владею гораздо лучше, чем делом. И если кому-нибудь вздумается вести беседу с вашим покорным слугой в режиме равноправного диалога, непредвзято и без служебного понукания, то, будьте уверены, индивидуум, в конце концов, поймет, что заблуждался и теперь просто обязан исправить все свои ошибки. Обмен информацией или чужое мнение, как таковые, не интересны, в ходе общения всегда должен появиться результат, результат нужный или хотя бы приемлемый…
В целом я сам себе напоминаю тигра, этакого старину уссурийского зверюгу, только хорошо одетого, совсем неглупого, совершенно свободного, который давно всё себе доказал, насчёт себя самого, отчего никого не боится и ни с кем не желает соперничать. Однажды мне, натурально повезло – посчастливилось встретить одного из них в дикой природе! Животное, не таясь, стояло у обочины, словно обычный местный житель, желающий тормознуть попутку. Дело происходило зимой. Действующая на тот момент супруга остановила машину, и обе стороны принялись с любопытством разглядывать друг друга. Перед нами стоял ни к чему не принуждённый властелин, он же свирепый хищник, необузданный зверь, настоящая независимая личность, именно личность, знающая подлинную цену своей силе! Я много их видел в разных узилищах, но, чёрт возьми, это было совсем другое существо, какое-то непостижимо большое, подвижное, оранжевое пятно, совершенно чужеродное на фоне чистейше-белого снега. И свободное! Это вам не зоосад!
Согласитесь, застенок – всегда плохо и для всех, а уж для нешуточного владыки, к какой бы породе он не относился, это ещё и позор. Но позор чей? Его ли? А может – тюремщиков? Признаюсь, мне совершенно не нравятся зверинцы любых видов. Они напоминают человеческие тюрьмы, не правда ли? Только невольники в них выставлены на потеху и заключены без вины на пожизненные сроки. Парадокс в том, что за решётку их поместили из-за непреодолимой любви нашей к братьям своим меньшим или, лучше сказать, из-за любознательности, людям интересен внешний вид и повадки арестантов. Хотя, поверите ли, и среди нас есть сердобольные личности, которые пошли на послабление режимов и выдумали колонии поселения, назвав свои изобретения сафари-парками! С другой стороны, существуют уж совершенные мерзавцы, эти в цирках муштруют узников, принуждая тешить уважаемую публику, пока та, развалившись в удобных креслах, поедает мороженое и попивает лимонад!
Сам не помню, но матушка рассказывала, что я вечно норовил выпустить бабушкиных цыплят из завешенной сеткой загородки, иногда получалось, происходили скандалы, а меня наказывали. У соседской девочки однажды в гостях освободил белку из её колеса, за ней погналась ошалевшая от азарта кошка, они так и ушли парой в форточку, домой никто не вернулся! Родителям моим пришлось компенсировать финансовые потери… Не отношу себя ни к зелёной братии, ни к продвинутым веганам, уважаю честную охоту и хорошо приготовленное мясо. Но скажите, пожалуйста, как бы вы реагировали, если б оказалось, что те самые могущественные божества, коим мы понастроили величественные церкви, мечети и синагоги, пользуясь силой и собственной безнаказанностью, ради удовольствия всего лишь дрессируют человечество в целом и каждого из нас в отдельности?
А вольного тигра российского я люблю и побаиваюсь, он совсем не как провинциальный суслик и не как безобидный бобёр-строитель, он может убить и сделает это играючи, не напрягаясь, о чём было решительно заявлено при нашем кратком рандеву. И, поверьте, чтобы ощутить холодок ужаса с расстояния порядка десяти метров, не понадобилось ни движений, ни рыка, хватило одного внешнего вида и пристального взгляда рыжих глаз.
Да уж, над владыкой тайги, что ни говорите, Господь постарался, уж приложил весь свой талант и всю фантазию, дабы сложить нечто уникальное, завораживающие, неповторимое – сочетание мощи, элегантности, благородства! Не поверите, но мы у себя в Приморье даже День Тигра отмечаем! Хороший такой, добрый праздник с костюмированными шествиями под бравурные марши, с девичьими оркестрами в парках и скверах, с фейерверками и с огненными шоу! А ещё с тысячами счастливых детских мордашек, раскрашенных на тигриный манер. Куда как лучше чем сборища под радужными или болотными стягами за сомнительные идеалы чужой правды… Как правило, всё происходит в конце сентября. На берегах Тихого океана ещё тепло по-летнему, хотя зелень уже не так сочна и слегка подпалена лимонным или червонным золотом. И вот из многолетнего опыта ты делаешь вывод, что удушливый зной покинул нас, ушёл южнее, что море скоро остынет и превратится из доброго дедушки с седыми кудряшками ласковых волн в сурового и требовательного преподавателя, который обязательно накажет, припомнив бесшабашное баловство у своего прибоя…
Разукрашенный же в чёрно-рыжую полоску праздник, скорее, не прославление знаменитой кошки, а этакое прощание с летом! Да! Ещё тепло, но уже не жарко, малышня самозабвенно носится по набережным, а у уличных художников дел полно, и до самых сумерек! Только бы хватило оранжевой краски на все мордочки, только бы пополнить тигриный детский сад ещё одним тигрёнком! Однако, меж улыбок, веселья и музыки кружится лёгкая грусть со своим терпким ароматом, от которого уже не отмахнуться, но фимиам тот сладостный, словно вино, без горечи и разочарований. Так бывает у матушки, которая выдаёт дочку замуж. Просто повзрослела, просто время пришло… Ветра скоро и холода…
Владивосток великолепен всегда, таков уж этот сказочный город у синего моря, а в часы гуляний и пиршеств он хорош и подавно – весел, оживлён, естественно, немного пьян! Но в ажиотаже, попивая пивко с шашлыками, забываем мы, что даже в День Тигра, подлинные тигры одиноки и не ходят по сопкам стаями. Таков их стародавний и добровольный выбор, и не нам судить о нём! И вот, что интересно, они, конечно, хищники и при необходимости свирепы, но на людей нападают редко! Принято считать, что это из-за страха. Думаете, действительно, боятся? Ничуть не бывало! Любой житель самой глухой деревни в сихотэ-алинских отрогах скажет вам, что только старый, больной или подранок может считать человека добычей, своей безобидной, лёгкой добычей. А в зрелые годы, при силе и здоровье мы им попросту не интересны… Тигры не тупые убийцы, не закомплексованные маньяки, а охотники, немного воины и голодными бывает редко. Прямая аналогия с нашей популяцией, когда только в отчаянном положении Homo sapiens начинает поедать крыс…
А праздник действительно замечательный, тёплый! И хотелось бы верить, что мальчики из тех сентябрьских дней, став настоящими мужчинами, отцами и мужьями, успешными добытчиками, не будут стрелять и дадут шанс грозным бродягам из таёжных далей…
Конечно, надёжно информированные интеллектуалы уже криво усмехнулись, мол, дружок-то наш, совсем красавец – словно примитивный папуас выдумал для себя тотем, ещё и тигра назначил на эту никчёмную должность! Ну да! С умными людьми всегда непросто, особенно отечественного происхождения! Их закалённый мозг никому не обмануть и не удивить свежестью мысли, они с унылым видом Экклезиаста спокойно и непринуждённо докажут нам, что всё это уже было, что кто-то или некто однажды выразился именно так! Эти – те, которые молча ухмыляются – ещё не так назойливы, что-то скажут, пожмут плечами разочаровано и уйдут без претензий, не нуждаясь в ответах. Гораздо опаснее другие! А вот эти уже с младенчества переживают за всё человечество и, не выдержав, в конце концов, начинают харкать в него изысками своего искушённого разума! Заметьте, лаконичность – основное отличие и решительное преимущество их произведений! Спору нет, краткость – сестра таланта, но, уважаемые господа, он – талант – совсем не сирота и имеет множество других родственников, с которыми вы почему-то не удосужились познакомиться!
Хотя в данном случае, соглашусь, как-то нелепо у меня тут выходит, да, и недостоин я яркого тигриного образа! Тем более, что есть одно существенное различие… Вернее, оно было раньше. «Я вышел ростом и лицом – спасибо матери с отцом…», но вот с зубами у них промашка получилась! Да, ещё какая! После ремня моего батюшки, после стояния в углу дальней комнаты, пока семья смотрела «Семнадцать мгновений весны», жужжание бормашины, занимает почтенное третье место в череде несчастий моего детства. Но, слава Богу, первые два момента давно сошли на нет! Кариес же, пройдясь триумфально по обеим челюстям, закрепился и всё это время с успехом держал оборону от назойливых стоматологов. Мой жевательный аппарат оказался буквально нашпигован инородными телами и напоминал заброшенное строительство, куда изредка наведывался дотошный реставратор. Пытаясь что-то восстановить, он словно вольный каменщик только в резиновых перчатках сверлил, буравил, подмазывал, цементировал и пломбировал, возводя сверкающие замки и даже целые мосты! И всё бы ничего, пусть бы себе резвился, навыки оттачивал, профессионализм, залезая меж тем в мой кошелёк! Но, как и у большинства, проходил год, два, три и на месте недешёвой красоты и сияющего великолепия опять возникали печальные руины, напоминавшие развалины средневековой крепости, хотя я ещё совсем не старик! И тогда опять приходилось решаться!
Однако, около трёх лет назад со мной произошла удивительная история, позволившая кардинально исправить положение и приблизить мой скромный прикус к шикарному оскалу амурского тигра. Скажите, мол, эка невидаль – заплати и будь доволен! Тут лучше вернуться к началу повествования, где я сообщил, что жизнь моя наполнена событиями, которые частенько отличаются от уютных и спокойных перипетий наших уважаемых сограждан. В данном случае одно намеренное действие запустило череду мелких происшествий, больше походящих на недоразумения, и их цепь в целом следовало бы назвать казусом! Дело в том, что лечение с достойным результатом, кроме отсутствия существенных трат, позволило мне завладеть неким имуществом, я бы даже сказал, до определённой степени эксклюзивным имуществом!
У нас во Владивостоке, как и в большинстве крупных городов, есть одно уникальное лечебное учреждение, оно государево, хотя и неподвластное гражданским властям. Разумеется, укомплектовано по последнему слову, а персонал дисциплинирован, квалифицирован и с достойным доходом, состоящим из оклада и процентов от платных услуг, стоимость которых весьма умерена. Теоретически каждый имеет право обратиться в клинику. Однако, вот беда, как раз в силу редкостного сочетания цены и качества, пользуются заведением, из числа лиц не служивых, лишь большие начальники от администраций, а ещё самые заслуженные предприниматели, а ещё их домашние и близкие, друзья и те самые девушки. Очень хотелось попасть в учреждение, просто надоело раздавать деньги лишь за улыбки медсестёр модельного вида и за отрепетированные слоганы честных эскулапов. Нужен был результат – капитальный, бесконечный, тотальный результат! И вот когда обеды и ужины, в очередной раз, из рутины перешли в разряд недоразумений, а улыбаться стало стыдно, мне внезапно повезло!
Возвращаясь как-то из аэропорта на аэроэкспрессе, я подслушал разговор двух улыбчивых кумушек. Войдя в поезд, они принялись в красках обсуждать свой шопинг в Харбине, который, судя по объёму баулов, явно удался. После разговор плавно перетёк к собственным фигурам и формам, к их непростому содержанию и на здоровье в целом. И тут одна поведала подруге о той самой загадочной клиники и о начальнике её челюстно-лицевого отделения, который пользовал женщину и который знаком с ихним генеральным директором. Как выяснилось, врач предыдущие полгода находился в столице на стажировке! Он и раньше-то был одним из лучших на Дальнем востоке, а теперь стал настоящим корифеем, и это признали все! На моё счастье восторженная щебетунья назвала его имя-отчество и даже воинское звание. Стоматолог оказался подполковником, заведующим кафедрой, кандидатом в доктора наук, а ещё и заядлым байкером, который уважал кубинские сигары, любил и умел готовить махито. Почти полное досье! И я решился! Решился-таки!
Буквально на следующий день, в промежутке средь многочисленных дел, отправился к стенам полузакрытого лечебного учреждения. Правда, в последний момент решимость покинула меня, задуманное выглядело как сущая афера, понадобилось собраться, настроится. Вспомнил добрым словом свою удачу, с ней всегда неоднозначные отношения! Напротив приёмного отделения располагался уютный скверик с большими липами и витиеватым монументом. Тёплая, без дождей приморская осень радовала глаз голубым небом, а тело лёгким ветерком. Несколько мамочек сгрудились возле дальней лавочки, обмениваясь новостями и поглядывая на детишек, которые собирали яркую опавшую листву в букеты и одаривали ими друг другу. Ближе к проезжей части угрюмый узбек в сигнальной безрукавке тоже сгребал мусор только в большой целлофановый пакет. Люблю смотреть, как они трудятся на наших стройках и на улицах, немного чувствуешь себя американцем, этаким полубожеством, цивилизованным человеком! Вид молодок с потомством и гастарбайтер прибавили мне уверенности, сигарета истлела, я почти перекрестился и подошёл к проходной.
В маленькой будке без окон со старинным телефоном и новейшим кондиционером за стойкой сидела объёмная тётя в военной форме с погонами старшего прапорщика:
- К зубному можно? - я помолчал и добавил, - к Александру Сергеевичу по договорённости, - красавица отвлеклась от смартфона, сурово и внимательно осмотрела меня, видимо, оценивая степень презентабельности и лояльности. Пришлось изобразить свою самую глубокую почтительность.
- Вы повторный? – она достала журнал и, не глядя в него, стала перебирать страницы холёными пальчиками с огромным маникюром в цветочках.
- Нет. Я первый раз. Пока первый раз, - как-то вдруг от твёрдости и неподкупности её вида мне захотелось отказаться от затеи. Но женщина неожиданно смягчилась, строгость с лица улетучилась, обильно окрашенные веки расправились, глаза подобрели, а ротик зачем-то изобразил эротичную улыбку. От сердца отлегло. Она подала телефон, назвала внутренний номер и опять увлеклась своим мобильным устройством. Я трижды повернул диск, после пары гудков мне ответили, спросили, мол, чего угодно. Речитатив про Александра Сергеевича и про договорённость произвёл нужное впечатление, собеседник попросил передать трубку дежурной, та взяла, как учили, представилась и сказала, что всё поняла и, что всё замечательно. После глупейшей пантомимы мои данные из паспорта занесли в журнал, выписали пропуск и объяснили, как пройти к нужному месту, не плутая.
От большинства губернских городов Владивосток отличается компактностью, причиной тому – сопки, доведись расправить которые, как смятую газету, получили бы куду как более значительные площади. А так, с момента основания, дома возводятся ступеньками с массой перепадов, дорог и проездов, в паутине коих немудрено заблудиться. Я же тут проживаю не один десяток лет и уже давно не плутаю. Однако, в означенном заведении раньше бывать не приходилось, оно называется госпиталем и процветает до сего дня. Незамысловатая в архитектурном плане композиция обнесена высоким забором и навязчиво напоминает крепостной комплекс, состоящий из множества зданий-фортов с окнами-бойницами в толстенных стенах, сложенных из сурового красно-коричневого кирпича. В большинстве своём корпуса многочисленных отделений построены в середине прошлого века и не превышают трёх этажей. Расположены они двумя почти сомкнутыми контурами, внутренний – как бы нависают над внешним, всё явно готовилось для боевых действий, для длительной обороны. Территория, по-военному, чиста и ухожена, листва убрана, на каждом углу по урне, а полуразрушенный бордюр побелен, как и деревья, как и жанровые бетонные фигуры, символизирующие успех, радость и единство некогда могущественной державы. А ещё клумбы с цветами, повзрослевшие деревья, кусты в человеческий рост и лавочки с литыми чугунными боковинами. Мамочка моя проработала в подобном госпитале многие годы, только располагался он в Спасске-Дальнем, в том самом городе, где некогда шумели штурмовые ночи, о чём былинники речистые в последствии сложили рассказ, забытый ныне. Естественно, сознание нырнуло в детство, к исполинским тополям, к новогодним ёлкам, к лодочкам-качелям и лошадкам-каруселям…
Пока я придавался ностальгии, на крыльцо терапии вышла бабуля в белом халате, достала сигарету, к ней подбежала старая, совершенно растрёпанная кошка, они узнали друг друга. Тогда ещё подумалось, что, скорее всего, вот эта добрая тётушка проработала тут всю жизнь, возможно, от закладки фундамента. И она, как одна двухсотмиллионная часть огромного муравейника, изо дня в день честно тащила порученную ей песчинку сквозь череду событий, происшествий, меж больных, а то и раненых бойцов, офицеров, которые появлялись, выздоравливали, уходили, унося с собой её старания, эмоции и частички проклятого безжалостного времени.
Вид современной основательной двери на входе в челюстно-лицевое отделение вырвал меня из цепких лап слезливой грусти и вернул к текущему моменту, к задуманной комбинации, обещавшей избавит мой мученический рот от вечных зубных недоразумений. Я вошёл. И тут же выяснилось, что, проникнув в заветное заведение, ещё придётся выстоять приличную очередь, так называемую, живую очередь без регистратуры, записи и талонов. В чистеньком коридоре нас набралось человек десять. Кабинетов же с деятельными эскулапами оказалось всего три, но вначале предстояло попасть к тому самому Александру Сергеевичу, о чём мне сообщили по телефону, перед получением пропуска. Офис главного врача выделялся внушительной бронзовой табличкой, в коей солидно пояснялось, что вот за этой самой кожаной дверью трудится кандидат в доктора медицинских наук, заведующий кафедрой, он же подполковник, ещё указывались его фамилия, имя, отчество, о сигарах, махито и размере кроссовок в ней преступным образом умалчивалось.
Несмотря на то, что я был третьим средь желающих попасть на приём к корифею, ждать пришлось почти час! Периодически появлялись то офицеры с заслуженными погонами, то серьёзные работники в белых халатах и каждый из них, заходя по-свойски и без стука, приводил с собой чуждую для очереди личность, которая оставалась в кабинете, и мы понимали, что нет никакого смысла возмущаться. Опять ситуация напомнила советскую бытность с её особенной справедливостью. Словом, госпиталь навеки застрял в своей благостной молодости, вот только медицинские сестрички, некогда неуёмные щебетуньи и хохотушки, постарели, деревья окончательно выросли и сменилось не одно поколений приблудившихся кошек…
В конце концов, блатные посетители закончились, стоявшие передо мной матроны с причёсками и в нарядах из прошлого тысячелетия тоже получили свою порцию внимания от уважаемого стоматолога. И настал мой черёд! Я открыл заветную дверь, врач в этот момент неспешно прохаживался по обширному кабинету в стиле сталинской грандиозности с дубовыми панелями на стенах, с нешуточной люстрой, со шкафами до потолка, заставленными медицинскими фолиантами, и с непременной ковровой дорожкой, естественно, красного цвета. Александр Сергеевич спокойным бархатным голосом объяснял в телефон кому-то, как куда-то проехать. Он оказался достаточно высокого роста, с хорошей мужской фигурой, широкоплечим, но не вызывающе, с правильной осанкой, видимо, как и я, посещал тренажёрный зал. Ему явно минуло сорок, но ещё не пятьдесят. На располагающем и умном лице красовались замечательные чёрные усики формы от типичного латиноамериканского мачо, ими, очевидно, гордились, их пестовали, аккуратно подстригали и, возможно, укладывали.
В целом же подполковник производил благоприятное впечатление, но кроме того ещё и какое-то светлое, благостное, как человек, у которого всё безоблачно и с душой, и со здоровьем, и с финансами. Натурам подобного склада, редкостным по определению, всегда завидует рабочий класс и обслуживающий персонал. Болезным безумно сложно понять, в чём загадка этакого сказочного равновесия, и, вообще, зачем оно нужно? Население державное всюду и непременно раздражается от присутствия тех, кто не вступают в пререкания с кассиршами, кто не матерится, кто не бывают мстительным злодеем! И с каким это таким тайным умыслом совесть означенных личностей невыносимо чиста, а помыслы и деяния безобидны?
Конечно, обманывать почти святых грешно, а ещё немного стыдно, но доход мой перманентно скромен, а дядька зарабатывает на казённом оборудовании вполне прилично. В схватке с совестью, как водится, я одержал верх, о чём в последствии не жалел, кстати, и она тоже. Мы с вами согласны с торжеством вселенской справедливости, о чём авторитетно заявляет телевизор, мы даже не против счастливой загробной жизни, о коей нам поведали там, где «… смрад и полумрак…», но почему-то удача, как последняя потаскуха, шныряет неизвестно где и с кем, забывая о нас – о самых достойных! А тут накануне ещё выяснилось, что в тайге слуги государевы решили поддержать копытных в грядущую зимнюю стужу, устроили им солонцы, подкормочные площадки. И всё для того, чтобы венцы пищевой пирамиды – в нашем крае, это тигры – не издохли и не перевились.
Обручальное кольцо у подполковника отсутствовало, что не всегда является верным показателем, но мысли, которые, как известно, скакуны, тут же сориентировались и предложили весьма остроумную комбинацию. Была, помнится, ещё пара вариантов, но сработала именно первоначальная задумка…
Александр Сергеевич, закончив разговор, несколько озадачено осмотрел меня, видимо, пытаясь идентифицировать, но подходящий файл не нашёлся, память не ответила. Сопровождающего я тоже не имел. Врач помолчал пару секунд, уселся в своё удобное кресло и стал что-то выискивать в ежедневнике, но и там подсказки не оказалось, тогда он улыбнулся и спросил:
- Вы из какого ведомства? Армейский или МЧС, надеюсь, не из полиции? В каком звании? Покажите ваше направление.
- Александр Сергеевич, день добрый, - я решительно протянул ему руку, он от неожиданности пожал её, немного смутившись, - дело в том, что у меня нет направления! Я вообще не военнообязанный, зрение подкачало… Сейчас всё объясню…
- Зрение? Какое зрение? У нас зубы, – врач смотрел на меня непонимающе, но уже с каким-то интересом, с каким-то другим интересом, - хорошо! Да, вы присаживайтесь.
- Спасибо. Представьте, буквально в два месяца именно с зубами всё стало плохо! Один мост лопнул, вывалились три пломбы, слетели три коронки, а одна болтается! Ну, и вот, как-то в разговоре, подруга моей жены посоветовала обратиться к вам, сказала, что вы корифей! Ещё она сказала, что вы недавно вернулись со стажировки из Москвы, из ЦКБ. Просто порекомендовала, и я решил зайти к вам, что называется, наудачу, извините. Может, действительно, не стоило?
- Ну, уж прямо-таки из ЦКБ! – Александр Сергеевич удовлетворённо и беззлобно рассмеялся, - у нас и без ЦКБ много приличных мест. Я проходил стажировку в Московской Медицинской академии, если интересно! А, как вы говорите, зовут подружку, фамилия у неё есть?
- Нет, фамилию я не знаю, а зовут её то ли Лена, то ли Наташа, - я намеренно назвал самые распространённые имена, у каждого из нас к сорока годам обязательно была или Елена, или Наталья, или обе, хорошо, если неодновременно! – путаю их, мы выпивали в тот вечер. Мы редко встречаемся, путаюсь… Это важно? Может супруге позвонить? Они как раз собрались в сауну, каждую пятницу ездят загород.
- Ага! В сауну? Загород? Замечательно! Наверное, та, что на выезде, срубы там. Топят дровами! Приличное место, классика. Оно?
- Да-да! Русская баня на дровах, так и называется, - мы оба оживились, вспоминая или предвкушая хороший пар!
- Фотографии, конечно, тоже нет? – подполковник смотрел на меня выжидающе и с какой-то надеждой.
- Есть фотографии жены. Её подруг нет!
- Покажите, может и пересекались.
Я достал iPhone, порылся в библиотеке и выбрал подходящее изображение партнёрши, с которой, пройдя точку невозврата, всё же ещё общался, правда, в вялотекущем режиме, не находя повода для окончательного закругления взаимных отношений. Наши славные совместные съёмки ещё не были отправлены в архив мужских свершений, и стоило ими воспользоваться напоследок! На снимке барышня выглядела весьма эффектно, хотя и стандартно, стандартно для нашего восприятия женской красоты. Всё, как положено успокаивающе-среднее: почти медальный греческий профиль и солнцезащитные очки поверх лба, и серёжки в виде обручей, а ещё длинные волосы тёмно-русого цвета и опять же средняя, хотя и приятная грудь. Вообще, всё везде как у всех, с кем мне полагается встречаться! И Александр Сергеевич признал-таки в моей бабёнке мою несуществующую жену! Естественно, всего лишь сработал модный ныне образ до чёртиков независимой и отъявленной красавицы…
- Да, всё, я помню! Я их как-то перед восьмым марта подвозил, как раз к бане, на девичник! Вашу супругу зовут, кажется, Ксенией? Нет?
- Именно! Да, это моя Ксюша! – я радовался, как ребёнок! Правда, женщину на фотографии звали иначе.
- А та подруга у неё Наталья! Вот так-то, - мой собеседник вдруг погрустнел, - вот так-то, уважаемый…
- Аркадий Васильевич. Очень приятно, - мы опять пожали друг другу руки.
И в этот раз я угадал, не просчитался! Отсутствие обручального кольца не обмануло. Ничего не меняется в этом подлунном мире, что позволяет делать засады не только тиграм, и это радует!
- Ладно, Аркадий Васильевич! Раз меня рекомендовали, давайте будем лечиться! Интересно, а откуда она знает про стажировку? Мы не виделись уже два года, - он замер, смотря в одну точку, но уже через секунду собрался, - хотя город у нас маленький! Вот, видите, все или знакомы, или знакомы через кого-то, как у нас с вами получилось. Ну-с! Давайте, сделаем следующим образом. Я буду вас консультировать и вести лечение, что-то сделаю сам. Раз уж так всё сложилось, не подводить же Наташу! Но не сегодня, конечно. Нужны снимки. Я заведующий отделением и кафедрой, работа чаще административная и преподавательская, но стараюсь периодически практиковать, хотя и не каждый день, а жаль. Поэтому сделайте общий снимок в 3D, вот направление, а после позвоните мне дня через три, - Александр Сергеевич написал номер своего рабочий телефон, объяснил про добавочный, и мы расстались.
Гордость от признания собственной состоятельности клокотала, не унимаясь, двое суток! Смог! У меня получилось! Я уже там, в том заветном месте, и самый квалифицированный стоматолог края готов пользовать мои кариозные зубы, что сулило отменное качество при приличной экономии! А ещё, кажется, корифей напрашивался на дружбу или, как минимум, на приятельские отношения. Но мы с ним находились лишь в начале пути, всякое могло произойти, и следовало закрепить результат, стоило подготовиться. Пришлось потратить несколько вечеров, изучая мотоциклы, сигары и махито, благо, интернет всегда информативен и всегда готов! Кстати, узнал много нового и интересного… Особенно про махито! Попробовал, рекомендую!
Но сразу сделать снимки не удалось. Завертело дней на пять! Даже у самого мощного и успешного тигра-охотника дела не всегда идут гладко! Ведь и у них есть то, что принято называть личной жизнью, и им приходится расставаться со своими милыми полосатыми кошечками. Видите ли, не живут они не только стаями, но и пары встречаются крайне редко, разве что в зоопарках! Так совпало, в те дни мы с барышней как раз приступили к дележу скудного совместного имущества и к расставанию. Всё произошло достаточно быстро и спокойно, тем более что, судя по внезапно возникшему высокомерию, на её горизонте замаячило новое увлечение. Стало немного обидно, подсознание стряпало пакет обвинений в адрес красавицы, но я сдержался! Просто закончилась ещё одна краткая и пустая псевдо-брачная сессия, завершилась, не оставив после себя ни розового младенца, ни яростных стихов, ни даже бессонной ночи, причём не единой… Однако, пару хлёстких фраз с претензией на скрытый смысл для прощального разговора я всё же подготовил, он планировался на определённый день, но так и не состоялся. Подруга вдруг заспешила в командировку, а по возвращения сменила номер телефона, предварительно прибрав свои последние пожитки в моём съёмном жилище в моё отсутствие. Было бы глупо навязываться, и я успокоился. От неё у меня остался непочатый брендовый одеколон, пара ношенных термоносков и ощущение того, что обманули, что не дали высказаться, не позволили самому поставить логично-большую, жирную и чёрную, как могила, точку. Вот и опять никто не стаскивал одеяло под утро, опять одиночество не тяготило, а память опять волшебным образом перемешала разноцветные мазки воспоминаний до неприглядного состояния грязной палитры… Спасибо ей большое за это!
Ну, а осень в тот год, действительно, постаралась! Каждый, кто смог вырваться из города, кто остановился, кто сберёг минутку для созерцания пафосного карнавала сотен оттенков золота, каждый замирал от тихой, от самой светлой радости! Чудная эмоция, как искра, появлялась внезапно, поражая суетный разум осознанием собственной причастности к спокойной красоте природной мощи. Казалось, она выжала из подвластной флоры всю гамму тёплых тонов, словно это не кусты и деревья щеголяли друг перед другом, а тысяча несчастных золушек пыталась насладиться, упиться с запасом своим первым и единственным выходом в свет, дабы без сожаления погрузиться в чёрно-белую рутину морозной зимы.
Дежурная грусть от расставания с летом и с барышней ещё немного погостила за сердцем, потом как-то самостоятельно скомкалась и то ли рассеялась, то ли осела где-то в гнилых подвалах души. Как известно, жизнь не умеет останавливаться, и вольным тиграм мясца никто не преподносит! Охотничий сезон давно настал, дичь уже заждалась, уже стада олений и кабанов преисполнились беспечностью, что обещало приличную поживу. И я не ошибся! Иной раз устаёшь от своих прозрений и от своей удачи, но только не в нынешней истории…
Александр Сергеевич ждал меня. Когда госпитальный коммутатор, в конце концов, вывел на его кабинет, выяснилось, что подполковник уже и не мыслил увидеться, уже подумал, мол, пациент решил уйти в другую клинику, к другому врачу. Можно подумать, я имел выбор! Пауза в нашем общении сыграла самую позитивную роль. Мы договорились о посещении, причём корифей буквально настаивал на скором приёме, чем и выдал себя… Стало ясно, что в связи с моей персоной его интересует совсем другая личность, и знания о махито и мотоциклах практически не пригодились, а жаль! Я уже мысленно сфабриковал пару забавных историй о якобы друге-байкере, который обожал ездить с сигарой в зубах и мастерски готовил некоторые горячительные напитки, правда, для конспирации пришлось поместить его в далёкий Новочеркасск, где мне действительно приходилось бывать много лет тому назад. Да, красивая вырисовывалась задумка, кругленькая!
В подобных случаях, а случаи в моей жизни частенько бывают подобными, любой бы постарался найти точки взаимного интереса, они согревают, они создают иллюзию общности, почти кровного родства. От вечного одиночества мы хватаемся за них с отчаяньем, как лиана таёжного винограда цепляется за хлипкую веточку, чтобы встретить себе подобную, свиться с ней в тугую косицу и уже вместе сплошной стеной оккупировать несчастное дерево, перехватывая тепло солнечных лучей. Ты в детстве собирал марки? А я значки! Но ведь мы оба были коллекционерами, а знаешь… И пошло, и поехало! А что если нам по сто грамм или по пивку? Вот и сложилось, а возможно и на годы! Дружим семьями, дети начинают ходить в один садик или в одну секцию. Психологи всех пошибов утверждают: алкоголики, свингеры, наркоманы, сектанты, фашисты обожают сбиваться в стайки, в этакие клубы по интересам! Пожалуй, стоит согласиться с врачевателями душ человеческих. Коллектив, шеренга, стая – там уютно, даже если это сточный коллектор или септик, в холода можно сгрудиться и согреться, ощущая чужой костлявый локоток, а в голодный год с тобой поделятся или сам отберёшь уже покусанную корочку, ведь вокруг все свои! А если что, то они поймут и простят, обязательно простят, ведь вскорости может настать и их черёд каяться! Товарищество, как общий фон, кроме всего прочего позволяет многое оправдать. А и действительно, гляньте, ведь и красавишна Ленчик, и владелица бензоколонки Машка, и креативный Денис, заводила компаний и человек весьма положительный, все они с тобой на одной волне и вытворяют то же самое! Изменяют своим супругам, воруют из казны державной, не плотя налоги, прикрываясь елейными рассуждениями о мздоимстве чиновников. Да, многое что можно о них поведать… И к вящей радости своей вдруг понимаешь, что на их фоне твоё моральное уродство не так уж заметно, и, вообще, тут нет никакой аномалии, всё допустимо и всё просто замечательно! Аминь!
Вот только тиграм не нужны компании, они не терпят даже соседства, они молчаливые отшельники и себе на уме, а белый свет посещают лишь для охоты, распугивая походя грызунов и прочую травоядную мелочь. Да, и мир свой не считают театром и не нуждаются ни в поклонниках, ни хотя бы в зрителях…
Александр Сергеевич загрузил в компьютер с CD-диска 3D-изображение черепа и, как археолог, погрузился в изучение руин на моих челюстях. Он периодически хмурился, качал головой, что-то шептал себе, щёлкал и двигал мышку. Минут через пятнадцать мне вынесли суровый приговор! Подлежало удалить пять зубов, снять остатки мостов и коронок, вылечить пародонтоз, поставить шесть пломб, предварительно прочистив каналы, а уж после всего приступить к протезированию. Диагноз вовсе не потряс, на меньшее я и не рассчитывал, от того и затеял всё это мероприятие со стойким привкусом мошенничества. Вопрос заключался в другом. Во сколько мне обойдётся полное и тотальное лечение жевательного аппарата?
Подполковник, закончив с неутешительными выводами, с самой невинной улыбкой уставился на меня, словно мне предстояло назвать цену! Я насторожено молчал, ожидая резюме с большим количеством нулей. Казалось, корифей чего-то недопонял, его спокойствие и приветливость раздражали. В конце концов, он сообразил, что уместным было бы огласить сумму, хотя бы приблизительную…
- Так! Теперь насчёт оплаты. Для вас, как для лица гражданского, лечение может стать в копеечку, даже если учесть, что расценки наши раза в два меньше средних по городу! Но есть один выход, правда, не самый безупречный, но мы его иногда используем… Очень редко! Вам сколько лет?
- Сорок семь, – напряжение моё достигло наивысшей точки. Момент истины явно приближался!
- Вот и замечательно, – доктор медицинских наук и заведующий какой-то там кафедры, буквально расплылся в улыбке, – вот и замечательно! По возрасту вы могли бы быть и генералом, но это уже перебор. Назовём вас полковником, например, одним из заместителей начальника штаба ДВО. Неплохо? Ну, и по итогу платить вам за лечение, за пломбы и за кое что из материалов не придётся.
- Вы хотите меня пропустить под чужой фамилией? И как меня теперь зовут? – я даже стал заикаться от неожиданности! Смысл сказанного своими сказочными размерами и сияющей формой не вмещался в сознание!
- А зачем это знать? Тут у вас никто и ничего не спросит. Когда пойдёте через КПП называйте своё имя, только говорите, что идёте к ортопеду, мы находимся в одном здании, к коллегам они даже не звонят. Там народу с улицы всегда много. Документы я оформлю сам, всё необходимое у меня есть.
- А это не очень опасно? Если узнает руководство или тот самый полковник?
- Бросьте! Если бы наш генералитет знал, сколько и от чего его лечат, то сильно бы удивился! Но ведь и у них тоже есть бедные родственники, друзья, разные молоденькие племянницы, а уж у командиров госпиталя их целый выводок… Ну, вы понимаете, я про племянниц… Разберёмся!
- И… И что я буду должен, – почему-то захотелось всё же платить.
- Нет, ну, наличные понадобятся, у нас не самые хорошие материалы в протезировании, но, поверьте, это сущие пустяки! Лично мне купите пару сигар, кубинских сигар. Но это в конце всего! Может, вместе выкурим в баньке. Вы курящий?
- Да, курящий…
Представляю, как выглядела моя физиономия! Дядька беззлобно рассмеялся.
- Всё будет просто замечательно, не бойтесь! Так! У меня рабочий день закончился, и я не на колёсах. Вы как насчёт коньячка с лаймом?
Вопрос, очевидно, требовал только утвердительного ответа. Я согласился, но с каким-то тяжёлым сердцем, пить не хотелось. Меня охватил ступор, мозг всё ещё не мог воспринять всю грандиозность грядущего лечения, лечения, за которое заплатил военный бюджет любимой державы! Конечно, от врачевания моих зубов обороноспособность России не пострадала, и в стране ничего не изменилось, очередная баллистическая ракета встала на боевое дежурство по расписанию, подводная лодка в Атлантике не оказалась без ядерного топлива, и с голоду не умер ни один боец, но как-то стало не по себе. Пить не хотелось совсем!
На небе меня услышали. В кабинет без стука вбежала задорная, улыбчивая сестричка в коротком белом халатике и в такой же косынке, из-под которой выбились две блондинистые прядки, они настырно скользили по лицу, покушаясь то на курносый носик, то на румянец левой щеки. Со спины заходящее солнце бесстыдно пронзило тонкую ткань алыми лучами, и мы оба увидели чёткий контур замечательно фигуры молодой женщины. Проступил даже след на бёдрах от излишне тугой резинки трусиков. Девушка сообразил, что на неё беззастенчиво пялятся, и картинно повернулась прежде ко мне, а после и к врачу, демонстрируя своё совершенно нахальное декольте уверенного третьего номера.
- Александр Сергеевич, хорошо, что вы ещё не ушли! Тут мичмана привезли после ДТП, у него всё лицо разбито! Прям настоящая каша! Ужас! Он об руль ударился! – красавица раскрыла свои серые глазки до самого предела, после чего дважды моргнула ресничками-крыльями и замерла, как бабочка на ромашке.
- Ну, вы даёте! Я единственный специалист в госпитале? – корифей с досадой попытался ещё что-то возразить, но, как оказалось, девчушку к нему направил дежурный хирург, который только в этом году окончил университет, и ему явно требовалась помощь!
Подполковник отпустил медсестру, пообещав скоро подойти. Естественно, возлияния мы отложили на более подходящий момент. Мне назначили время следующего приёма, уже со стоматологическими действиями и манипуляциями. Я облегчённо вздохнул! Срочно требовалась сигарета, а ещё лучше кофе и сигарета! Перейдя дорогу, в ближайшем заведении удалось быстро получить и то и другое.
Произошедшее никак не втискивалось в пресную последовательность привычных событий. Главное, что озадачило меня, нет, буквально потрясло, выбило из колеи, ввело в продолжительный ступор, заключалось именно в том самом предложении, согласно которого мне практически не пришлось платить за лечение. И дело вовсе не в аморальности незамысловатой схемы, думаю, это не самое тяжкое из того, что творят наши защитники, а уж Родина со своим большим и бдительным братом наслышаны о подобных шалостях! Кому нужно ещё одно дело о врачах-вредителях или о врачах-расхитителях? Всех всё давно устраивает, все всем с успехом пользуются! Но вот ведь какая штука, со мной-то подобное никогда не происходило… Не случалось! Нет, периодически, на новый год и в дни рождения я получаю подарки, которые чаще вопиют либо о ничтожных возможностях дарящих, либо об их неутешительном отношении к тебе! Но то всё ожидаемо, непременно и в урочный час. Сие давно заведённый ритуал. Остальное же приходится добывать, как и большинству людей на планете Земля.
Да, конечно, тигры умеют охотиться, и даже любят подобные занятия, ведь они созданы хищниками со всеми положенными атрибутами. Но вы когда-нибудь слышали, чтобы кто-нибудь разбрасывал куски мяса на их тропах? И ведь речь не шла о гнилье или субпродуктах, тут бесплатно раздавались и свежая грудинка, и сочная филейная часть, и не обглоданные мозговые косточки. Нате, возьмите! А вокруг совершенно точно нет ни западни, ни капканов, ни волчьих ям! Разумеется, обескураженные тигры всё подъедят и, смачно зевнув, оближутся, но…
Теперь уже официантка, нагнувшись, показала свой третий номер с крупной родинкой у бретельки розового лифчика. Американо оказалось вполне сносным. Я выкурил, кажется, ещё пару сигарет, день заканчивался, и хотелось, чтобы скорее наступили сумерки, представилось, будто, сузив мир, они опять сделают его понятным или хотя бы объяснимым…
На следующий приём, признаться, идти не хотелось! Через пару дней рассудок, а с ним и подсознание свыклись с мыслью, приняли на веру тот факт, что чудеса происходят иногда! Но вот инструкций о том, как жить средь сказочных героев, никто не приложил. С ними же придётся и дальше общаться, что-то говорить, как-то вести себя! А ну как они передумают творить добро, и что бы такое совершить, чтоб этого не произошло? И ещё – вдруг корифей окажется затаившимся отрицательным персонажем… Одному Господу известно, какие такие мысли и желания блуждают в голове сорокалетнего мужчины без обручального кольца… Сам-то я его давно не снимаю, оно для меня всего лишь атрибут, часть дресс-кода, присущего добропорядочному гражданину, которого уважают и партнёры в делах, и досточтимые работодатели…
Семь бед – один ответ! В конце концов, я рассудил, что стоит попробовать, мы же не на войне и за нами не Москва, а, значит, можно будет отступить при необходимости, сохранив своё естество и доброе имя.
Однако, все мои страхи и сомнения Александр Сергеевич развеял совершенно самостоятельно. При следующей встрече он, как всегда, был мил и приветлив, словно джин из старинной лампы. Уже знакомая аппетитная медсестра провела меня не в его кабинет, а в стоматологический. Усадила в удобное кресло, а подполковник, облачившись в белый халат и надев марлевую повязку, решительно и мастерски снёс остатки мостов и коронок, почистил-помыл образовавшиеся развалины и доложил, что всё подтвердилось, после чего перепоручил мою милость другому врачу и удалился. Объёмная женщина неопределённого возраста с явными проблемами в личной жизни безжалостно набросилась на дёсны, тыкая их иголочкой, которая сообщалась с компьютером посредствам жгута проводов. И тут результат оказался горестным! Кто бы сомневался! Выяснилось – в мой организм вторгся подлый пародонтит, вторгся, закрепился и распространился… Тётенька сходила за корифеем, они вместе что-то пообсуждали на своём немыслимом профессиональном сленге, после чего выдали план лечения, в котором процесс растянули на три недели, и где платить за «удовольствие» мне не пришлось вовсе.
- Зайдите как-нибудь после приёма, только не сегодня. Я убегаю, – Александр Сергеевич опять приветливо улыбнулся и ушёл.
Естественно, потребности заглянуть в кабинет к заведующему кафедрой у меня не возникло. Мы столкнулись один раз в коридоре, поболтали минуты три ни о чём и по обоюдному согласию разбежались.
Осень же за это время окончательно переоделась в серое, листва облетела, её сгребли и куда-то утащили труженики-узбеки, дни стали короче, ночи длиннее, а ложе моё всё также имело вакансию. Однажды субботним утром я проснулся от того, что свет с улицы даже сквозь шторы как-то уж слишком яростно пробивался в комнату, причём с каким-то чистым, бело-голубым оттенком. Оказалось, ночью выпал снег, его было много, он плавными волнами с синевой укрыл землю. Вчера воздетые к небесам, корявые ветви успокоились, превратившись в мягкие, пушистые лапки сказочных зайчиков, деливших некогда с доброй мамочкой моё детство. Солнышко не грело, но сияло, и, несмотря на холод, улыбалось добродушно, не щурясь, обещая сохранить мир брильянтовых искр до февраля и до весны не впускать уныние в окрестности. Ребятишки ему поверили, они толпой вывалили на свежий воздух, рассыпались по сугробам и словно лесные жуки что-то деловито лепили, скатывали, перекидываясь с визгом снежками. Светлая печаль робко прокралась к сердцу, свернулась там тёплым зверьком и пожаловалась на грустную череду расставаний и на грядущую старость одинокого тигра. Красота за окном продлилась до обеда, а после – внезапно хлынул ливень, он за час смыл и тихую прелесть дворов, и доброе расположение духа. Реальность вновь обнажилась и показала все окурки, бумажки, бутылки, весь свой раскисший мусор и всю бессовестную грязь. К вечеру с моря подул ледяной ветер, ударил мороз, возмущённый город гудел, медленно погружаясь во мрак… Когда же включились уличные фонари, стало ясно – вода сделала своё чёрное дело! Владивосток покрылся глянцем, округлив углы лоснящейся коркой льда. Не самая удачная погода для прогулок человека и для тигра из таёжных чащоб. Но в отличие от людей он не имеет ни жилья, ни супермаркетов и не роет норы, как барсук, и не делает запасы, как белка!
Не принято у них строить лабазы с провиантом и заморачиваться с ипотекой! В чём-то они правы, согласитесь, какая разница где сдохнуть, под собственным ли кустом или же на чужой территории… А ещё при подобном раскладе, что важно, нет необходимости посещать встречи одноклассников, ведь кроме себя живого нечего предъявлять публике… Так только, встретятся, мордами полосатыми потрутся, мол, давно не виделись!
- Ты как?
- Да! У меня дела идут хорошо! А ты помнишь, жила на закат, за тридевять земель, такая – со смешным розовым носом?
- Конечно, помню! А что?
- Убили её браконьеры месяц назад. Шкуру содрали, унесли сразу! Тушу разделали, кости с мясом и требухой тут же продали китайцам на снадобья…
- Жаль! Слушай, у неё же детки ещё не выросли, с ними-то что? Спаслись?
- Им ещё меньше повезло! Егеря подобрали обоих, в зверинец за Гайворон отвезли…
- Тигрицу очень жаль, мы с ней любовь водили пару раз! Нечужие мы!
- Знаю! Мало нас, мы все нечужие…
В понедельник предстояло посетить госпиталь, но уже для встречи лично с корифеем, что расстроило нервную систему окончательно… Помню, сходил за коньяком и выпил его в безмолвном и уютном одиночестве. Хорошо выспался…
Но приём состоялся. Снова были улыбки, взаимная доброжелательность. Мы обсудили превратности нашей замысловатой природы, которую кто-то из-за явного недоразумения поместил в умеренный пояс, и которая своим непостоянством и вечной взбалмошностью стремилась опровергнуть принятую градацию. Возникшие по её милости гололёд с дорожным хаосом впоследствии царили почти неделю. Зашла уже знакомая сестричка с распахнутым декольте, упругость коего ощущалась даже на расстоянии, оно опять и манило, и призывало, словно пара пузатых горшочков со сладким мёдом. Гормоны известного происхождения заставили сердце встрепенуться, оно забилось учащённо, кровь разнесла тепло по организму до самых его кончиков, включая самые ответственные! Сказывалась закостеневшая вакансия в моей постели. Пальцы уже задвигались рефлекторно, пытаясь ощутить что-то подходящее моменту… Но врач предательски прекратил пантомиму, он показал куда, и красавица, наклонившись, сделала обезболивающий укол! И всё закончилось, всё вернулось в унылый мир стоматологической действительности с присущей ей запахом, с ярким светом и с сиянием стерильного инструмента…
Процедура с жужжанием и ковырянием длилась около часа, боли практически не было. Стоматология, с момента нашего с ней знакомства, шагнула весьма далеко, лекарство, впрыснутое в десну, не только избавило меня от страданий, но и успокоило, я даже стал понемногу дремать…
- Ну-с, на сегодня хватит! Можете закрыть рот, - Александр Сергеевич пересел к рабочему столу и стал что-то писать в моей карточке, - знаете, в советские времена зубные врачи не особо усердствовали, я говорю о терапии и хирургии. Доплат никаких, твёрдая ставка. Сейчас же, наоборот, уж слишком стараются, иной раз диву даёшься, как так можно извратиться! У нас есть профессиональная шутка, мол, нельзя работать в одной клинике больше трёх лет, четыре – предел! Дальше вернутся те, кому ты обещал пожизненную гарантию, понимаете…
Корифей закончил писать и обернулся. Он как-то выжидающе посмотрел на меня, очень выжидающе, чрезвычайно пристально, словно я обязан, именно обязан был совершить нечто, что смогло бы компенсировать его усилия. Сомнения насчёт положительных героев в нашей сказке вернулись…
- А как там поживает наша общая знакомая, - взгляд его остался всё тем же, только голос совсем стих, - да, вам сегодня не желателен коньяк, а я, с вашего позволения, немного пригублю, поеду домой на такси. Посидите со мной, не спешите? Уже вечер, рабочий день закончен.
Мы проследовали в офис заведующего. Образ той самой Натальи, якобы направившей меня к знаменитому провинциальному стоматологу, наконец-то, материализовался! Именно в тот момент я понял, что меня так тяготило в общении с подполковником. Нам рано или поздно предстояло препарировать его полуразложившиеся воспоминания о барышне, сдабривая процедуру свежими сведениями о ней, источником которых меня и назначили, правда, без предупреждения… Это было опасное направление, я ничего не знал о зазнобе корифея и тем мог выдать себя, выдумав невозможное обстоятельство. Например, курит она или нет, водит ли машину, какой напиток предпочитает или хотя бы какого цвета её волосы… Стоило поостеречься и больше молчать, отвечая лишь на прямые вопросы, тем более, что анестезия всё ещё сковывала язык.
- Да, посижу, без проблем! - выбора у меня не было! Рот закрыть позволили, но не более того! - ну, вроде бы дела у неё идут хорошо. Я не очень с ней знаком, мы редко видимся, мы с Ксенией, вообще-то, живём замкнуто, друзей мало. Работа, дом, работа. Как у большинства. У неё две подруги, у меня тоже так. Они изредка собираются то у одной, то у другой, я стараюсь не мешать, чаще ухожу. Не помню когда видел Наталью в последний раз. Супруга тоже о ней ничего не рассказывает, значит, всё без изменений, без особых проблем…
Спич мой не понравился дантисту, он поморщился, словно я, получив задание, выполнил его плохо или совсем не выполнил… Уже вторую рюмку опрокинули по-гусарски, уже занюхали коньяк кусочком шоколада и налили третью, но задержались!
- Ага, значит, она не знает, что я вас лечу?
- Нет, ну, думаю, что знает! Сам, конечно, я ей ничего не говорил, да, и не виделись мы, кажется, после начала процедур. Но, думаю, жена ей рассказала. Обязательно сегодня поинтересуюсь! Может быть, что-то конкретное нужно выяснить? Кажется, она всё ещё не замужем…
- Всё также не замужем… Почему-то я не удивлён! Хотя и сам, - корифей выставил напоказ растопыренную правую пятерню без обручального кольца, - вообще-то, врачам положено на работе пить спирт, как в старые времена! Боже, сколько мы его выжрали в интернатуре! Надеюсь, вы не спешите?
И опять вопрос не требовал ответа! Мне лишь позволили закрыть рот… Подполковник осушил уже четвёртую рюмку, скудный кусок шоколада исчез.
- А что выспрашивать? Есть ли у неё мужчина? Да, я и сам знаю, что есть! Красива, умна, властна и до безумия харизматична! Она стоила моих ухаживаний! Конфетно-цветочный период затянулся, правда, и длился аж все полтора года нашего знакомства, - Александр Сергеевич уже изрядно захмелел, он достал из шкафа блюдечко с окурком толстой сигары, щёлкнул зажигалкой и затянулся, предварительно открыв нараспашку окно.
- Нет, с нынешней проще, сказал, что занят и не встретимся, она согласилась, через час передумал – опять не против. Звонки по расписанию, секс по вторникам и субботам! Раз в месяц ходим в кино или в ресторан. Кажется, исчезни красавица завтра, я даже не замечу, всего лишь появится следующая… Такое ощущение, что чем больше злишься на человека, чем больше ругаешься, тем он для тебя более ценен! Парадокс!
Дальше пошла классика жанра, когда один собеседник абсолютно трезв, а второй – уже под хмельком и продолжает. Мне без стеснения поведали, как они познакомились, как летали на Филиппины, про её кошку и его пса. Впрочем, ничего выдающегося для наших времён я не узнал. Воспоминания же засасывали корифея, он словно грелся о них. Взрослый уже дядька, как несмышлёный мальчик, пытался получить тепло от огня, который в лучшем случае был нарисован на ветхом холсте, а в худшем – являлся полуистлевшей галлюцинацией, напротив питавшейся его застарелой болью. Подобные излияния у кого угодно вызовут уныние, ни о каком сочувствии не могла идти речь! Никто не поможет тигру зализать рваные раны, а Александр Сергеевич был и сейчас есть всего лишь представителем рода человеческого! Минут через сорок, когда бутылка опустела на две трети, подполковник закрыл фрамугу, дым от последних затяжек заполнил кабинет, его клубы и завитушки рассеялись, превратившись в сизый туман, появилось тепло и даже какой-то уют. Ко мне пришло успокоение, всё стало понятным, я ощутил себя главным и больше не боялся заведующего кафедрой, не смотря на его положение и достаток! Даже не опасался…
От смердящего трупа былых отношений уже ничего не осталось, корифей профессионально разобрал его до косточек, на что было противно смотреть! Он бы опустился и на клеточный уровень, вплоть до поз соития, не упуская глубины и размеров, но небеса опять пришли нам на выручку! Мне позвонили по работе, я нашёлся и сказал, что это супруга, и что её необходимо встретить со службы. Стоматолог явно обиделся! Вот ведь беда, блистающий акт его гуманизма, связанный с чужим бесплатным лечением, не произвёл нужного впечатления на пациента, тот всего лишь ради какой-то жены отказался вытирать сопелки подполковнику с усиками латиноамериканского мачо.
Доведись тигру из уссурийской тайги услышать текст, который в тот вечер страстно продекламировал уважаемый Александр Сергеевич, он бы попросту съел его! Из милосердия прекратил бы мучения особи, страдающей неведомой для него болезнью. Отношения полов в их разрозненном сообществе совсем иные, и одиночество, в отличие от людей, является способом жизни, а не её неутешительным последствием.
Мы оба, не сговариваясь, вызвали такси, каждый себе, и через пятнадцать минут расстались. Стоматолог отправился в боулинг, продолжать слезливый загул, а я – домой, кормить аквариумных рыбок, своих главных друзей, пёстрых, шустрых и молчаливых…
В урочный день, в назначенный час необходимость вновь свела нас в госпитале, но, как выяснилось, мне определили следующего специалиста. Корифей же отводил взгляд и, поминутно извиняясь, сетовал на чрезвычайную занятость. Дядька только что не краснел, но меня душевные коллизии его стыдливой личности не особо интересовали, офицеру окончательно присвоили статус добычи уже в состоянии заслуженного трофея. В целом дела шли хорошо, лечение продвигалось, заведующий отделением сам себя вынес за скобки, дабы, не встречаясь со мной, должным образом обеспечивать непрерывность процесса, вплоть до его успешного завершения, чем я, признаться, был доволен.
Меня препоручили той самой молодке с многозначительным распадком в области настырных персей. Опять захотелось изучить и глубину ложбинки, и обе возвышенности, а может даже и поселиться на их упругих склонах, прилечь там, придремать после дотошного исследования. Красотка, очевидно, знала о достоинствах, коими её одарила природа-матушка, и, судя по золотым украшениям в мочках ушек, на пальчиках, на шейке и меж грудей, распоряжалась она полученным богатством с умом и толком, явно не дешевила.
Барышни подобного свойства всегда очаровательны! Предсказуемость – вот главная их черта! Возможно, обманутые однажды или обученные матёрыми мамками и тётками, девчушки с энтузиазмом становятся на их стезю, никому не доверяясь без ощутимой, весомой и вполне зримой причины, без того, что можно потрогать, а ещё лучше измерить или увидеть, например, пробу. Из чувственных, восторженных творений они быстренько преобразуются в нечто совершенно пернатое, но с вполне направленным разумом, оставляя, правда, при себе нежность и ласковые взоры, в качестве полезных аксессуаров к отменной плоти с её нешуточным гардеробом. Нет, из таких не получаются тигрицы, это исключено! Дело в том, что дикие полосатые кошки – хозяйки тайги и не ведут подсчётов, и не боятся остаться в дурах, им проще самим добыть необходимое или сходить на охоту со своим избранником! Милашки же наши не крадутся в тени, как свирепые хищницы, а всего лишь открыто щебечут словно добрейшие пташки живописной расцветки. Их внешность сочна и влечёт решительных самцов, готовых и зёрнышко принести своевременно, и радужное пёрышко доставить в самое гнездо. Они всегда и всюду высочайшего мнения о собственных достоинствах, а ещё как-то умудряются, быть одновременно и алтарём для подношений, и его строгими жрицами. Именно поэтому я люблю подруг подобного склада, таких понятных и принимающих всё, начиная от карманных календарей и заканчивая презренным металлом, что заставляет уже нас держать себя в тонусе! И, как положено, мы проявим свои недюжинные способности, гордясь, наполним жизни содержанием, а жилища имуществом, ещё и обои наклеим при случае. Конечно, и их кому-нибудь удастся добыть себе в жёны и даже получается засеять лоно собственным детёнышем, однако, при сим стоит подготовиться и к тайной пастве, и к паломничеству украдкой, ведь алчущим прелестницам невыносимо непрерывно оставаться в областях замужества, в тех местах прихожан меньше, а подаяния ограниченны скучным семейным бюджетом.
В задачу милейшего создания вменили доставить меня и лечебную карту в другой кабинет. И мы отправились – именно отправились, и в движении том не было ничего от перемещения! Боже, кто их учит всему этому? Молодую плоть волнующей формы даже не несли, её преподносили в призывно эротической пантомиме, где режиссёром, очевидно, являлся сам Сатана, ведь Господь не склонен приветствовать ни желания, ни фантазии, которые вызывало грациозное дефиле тела, едва прикрытого белым халатиком. Все, кому положено, сглотнули лишнюю слюну, остальным пришлось поглубже окунуться в собственные гаджеты или отвернуться якобы с пренебрежением.
В конце концов, больничный подиум закончился, зрители вернулись к своим рассеянным мыслям, и мы добрались до нужного помещения, где нас уже поджидал врач по имени Макс, который тут же окрестил меня мистером и лечил вдумчиво, профессионально и почти без боли, во всяком случае, пломбы, им установленные, стоят посей день. Александр Сергеевич же с тех пор редко попадал в поле моего зрения, сам почти не подходил, лишь изредка отправлял сообщения о незначительных суммах, которые требовались для приобретения отсутствующих в госпитале материалов. Деньги через мобильный банк я переводил на его карточку, на том наше общение в целом и заканчивалось…Таким образом, к вящей моей радости корифей слово своё офицерское держал!
Борьба конкретно с кариесом длилась полтора месяца, его с честью победили, и настала пора протезирования. Опять сменился специалист, а с ним и кабинет, и процедуры. Правда, неприятных ощущений прибавилось, но ненадолго. Меж тем закончился ноябрь, и мы встретились с зимушкой зимой, первый месяц которой мало чем отличался от поздней осени, лишь ближе к новогодним праздникам ветер, не доводя себя до неистовства, пригнал всё же тучу, только совершенно потрёпанную и бомжеватого вида. Небесная странница на последнем издыхании попыталась накрыть город метелью, но получилось как-то не от души, без традиционного напора, кажется, даже доблестные дворники-узбеки не особо напряглись. Улицы, вообще-то, припорошило снежком, взбодрив уставшие от серости очи, но уже дней через пять белые покрова из-за скудости и хлипкости слоя сдуло в самое синее море. Детские санки опять отправились на балконы, но появились многочисленные ёлочные базарчики, куда покупатели заглядывали реже, чем бродячие пёсики, которые, несмотря на протесты продавцов, упорно метели груды связанных лесных красавиц.
Соседка с верхнего этажа принесла лишние еловые ветки, их удалось приладить в нескольких местах, они кололись и пахли чудесным образом, компанию им составили я, мандарины, салат оливье, жареное мясо и другая снедь из ближайшего супермаркета. К закуске присоединились коньяк с бутылкой шампанского, которая в положенную секунду бахнула с наслаждением. Из телевизора президент поздравил страну, что-то сообщил и, естественно, что-то пообещал! Нетерпеливая держава, разумеется, поверила всему и восторжествовала обильными фейерверками. Ритуал был соблюдён во всех его мельчайших деталях! Я даже в какой-то момент испытал чувство радости, правда, в чём она заключалась, понять не удалось, её быстро сменили опьянение и сытость. Где-то в морозной ночи, наподобие меня, только не у экрана, а рядом с замёрзшим ручьём наслаждался одинокой трапезой большой полосатый хищник, убивший накануне резвую козочку или дородного кабана. Интересно, а новогоднее пожелание Путина касалось угрюмых охотников и хозяев тайги, не ведающих о временных рубежах и праздниках, или оно относилось лишь к дружным, квалифицированным и ликующим потребителям?
Лечение моё к середине февраля вышло на финишную прямую. Замысел, по сути – афера, возникший совершенно на пустом месте, умудрился-таки реализоваться! После пьяных излияний корифея и его внезапного ухода в тень, процесс врачевания из акта невозможного и удивительного трансформировался в обыденный эпизод! Позорные руины моего рта безжалостно снесли и вырвали с корнями, на их место установили значительные имплантаты числом немалым! Зубы же, которые удалось сохранить, должным образом отреставрировали и одели в белоснежные коронки из керамики, резцы для пущей красоты и важности получили крепкие виниры.
Я уже окончательно расслабился и с голливудской улыбкой умостился на заслуженных лаврах. События постепенно сворачивались, спокойно следуя к завершению, но корифею вздумалось произвести финальный аккорд. Недели за две до окончания процедур меня пригласили в его кабинет. Александр Сергеевич всё не мог приступить к главному, он как-то нелепо топтался передо мной, сидящим на кожаном стуле, задавал ненужные вопросы, и улыбка не клеилась к его холёному лицу. В конце концов, дядька решился-таки, молча достал из шкафчика аккуратную белую коробку с надписью в верхней части, её я не разобрал в первый момент. Подполковник же, уподобившись беспокойному пони, опять принялся перебирать ногами на одном месте, только что не взбрыкивал.
- Это её подарок, у меня был юбилей, мы почти сразу после этого расстались, - он снял крышку, один бортик самостоятельно отвалился, явив небольшую тёмно-синею шкатулку идеально-кубической формы с фальшивой застёжкой в форме логотипа известной российской компании.
Стоматолог бережно открыл крышку ларца и передал его мне. Внутри, на импровизированном кремовом постаменте, блестели часы из жёлтого металла с коричневым ремешком крокодиловой кожи. Вещица не выглядела элегантной, но смотрелась как нечто весьма солидное, дорогое и совсем невычурно. Нижняя часть центрального сектора жемчужно-белёсого циферблата представляла собой радиальную решёточку, сквозь прорези которой просматривались части стального механизма, всё это заключалось в массивном круглом корпусе широкой, дутой конфигурации. Нужно отметить, что дизайнеры отменно поработали над изделием, им удалось поместить его в ту категорию, где владельца следует подбирать под конкретную вещь. Её очевидный вес и нескромный статус непреходящей ценности соответствовали небольшой баронской короне или некоему ордену Золотого тельца, коими в своё время чествовали себя босяки, выбившиеся в главари провинциальных ОПГ, или же начинающие коммерсанты, внезапно подступившие к заветному рубежу демонстративного потребления. Внешностью Александр Сергеевич подходил своему подарку, хотя и не относился ни к тем, ни к другим. Материал, из которого изготовили часы, не требовал уточнения, но подполковник всё же не удержался:
- Это золото, - помолчал секунды три и добавил, - подобную вещь не грех и наследнику передать!
А дальше начался уж совершенный сюрреализм, если учитывать, что ситуация в целом являлась не более, чем аферой! Эскулап с погонами подполковника долго и до невозможности велеречиво извинялся за тот случай, когда пил при мне коньяк почти без закуски, в результате чего совершенно опьянел и опростал свою болезную душу на мою трезвую голову.
- Мне, действительно, неудобно за тот вечер. Видимо, какие-то мухи покусали… Это всё из-за неё. Мы тогда с ней немного поругались, ну, с кем не бывает! А Наталья взяла и сбежала! Сначала ушла к подружке, а после, когда квартиранты съехали, вернулась в свою квартиру, я вам уже рассказывал. Возможно, всё из-за этого… Я ждал больше года. Хоть бы позвонила или смс… Помню, долго мучился, встретиться не пытался. В конце концов, удалил все её фотографии, выбросил вещи, даже свои, которые она дарила или просто покупала. А вот на часы рука не поднялась! Можно было продать, но дисконт получится огромный, да, и деньги мне её не нужны, даже на запой. Уж как-то сам разберусь… Так вот! Зубки мы вам подлечили, специалистов я подбирал самых лучших. Можете не сомневаться – вот это уже надолго! А то и навсегда! Вознаграждение мне не нужно, но есть одна просьба, не более того. Вы не сможете отказать… Верните подарок Наталье, я их не носил, пусть не сомневается! Тогда, в тот год, я намеренно прервал все связи с общими знакомыми, да, и немного их было! Вы единственная ниточка, даже волосок, который возник случайно… Поймите меня, пожалуйста…
Помню, дар речи я потерял совершенно! Представьте, какая дилемма: в один миг, без размышлений предстояло или признаться в мошенничестве, или стать владельцем часов, золота в которых содержится, как позже выяснилось, 35,8 грамма! Об отказе даже думать не приходилось, мой большой и очевидный долг перед Александром Сергеевичем не вызывал сомнений!
Амурские тигры поведением и укладом жизни сильно отличаются от большинства хищников. Например, у них нет потребности в одномоментном убийстве всей доступной добычи, как это делают волки, попавшие в загон с овцами. Также поступит и лис в курятнике, но только не большая полосатая кошка! Ей всегда достаточно того, что можно съесть на месте или утащить куда-нибудь поближе к журчащей воде. На этом вожделения тигра заканчиваются, ему почему-то не интересны штучки, который можно передать наследникам… Но когда их загоняют в умело организованную ловушку, когда рогатинами прижмут к земле, они, рассвирепев, вступятся за себя и весьма эффективно. Думаю, желающих проверять моё утверждение отыщется не очень много… Конечно же, уважаемый корифей не расставлял никакие капканы, он действовал честно и открыто, в отличие от вашего покорного слуги! В тот момент стакан коньяка мне бы точно не помешал. А ещё, признаюсь, стало очень и очень стыдно… Но я остановился на втором варианте, нежданно оказавшись обладателем нешуточного имущества. Вообще, не могу понять, как этот экземпляр попал во Владивосток, настоящая японская механика в размашистом российском обрамлении, их выпустили ограниченной, мизерной партией, по заказу известной нефтяной компании. Они даже не вошли в каталог, цена сопоставимого изделия в тот год ровнялась почти четверти миллиона рублей.
- Хорошо. Я это сделаю, может быть, что-то передать на словах? – Надеюсь, мне удалось помочь ему, и я поставил за него ту самую большую, чёрную точку в их отношениях с Натальей…
Разумеется, ничего и никому передавать не требовалось. Поле моего согласия подполковник вдруг погрузился в какую-то непроницаемую и непробиваемую капсулу, и я понял, что окончательно потерял корифея и, что присутствие моё стало ненужным и совершенно лишним. Возможно, ему таким способом удалось избавиться от своего, мягко говоря, странного наваждения, не знаю, мы с ним больше не общались, не встречались и не созванивались, лишь однажды столкнулись в магазине, но он предпочёл не признавать своего бывшего пациента…
На следующее утро, внимательно изучив инструкцию, я выставил время, дату и вот уже почти три года не снимаю уникальное изделие. А ещё вскрыл тот самый брендовый одеколон, подаренный внезапно пропавшей красавицей, и пользовался им до полного истощения. Хорошо – не выкинул раньше…
Надёжно информированные интеллектуалы со знанием дела опять усмехнутся, мол, ну-ну, и, ага! Мол, часики-то золотые заграбастал себе, к чему всё это повествование, мол, похвастаться решил? Отвечу – извольте! Сегодня мне пятьдесят лет, хлеб насущный, как и большинство, добываю в трудах и в заботах, жён, кого успел, уволил, остальные сами умчались на всех парусах, заламывая руки или улюлюкая. Естественно, богатства не нажил, машины нет, всю жизнь снимаю чужие углы, наследникам особо нечем поживиться после моей кончины… Но, учтите, никого не виню и в деньгах не нуждаюсь! О подобном имуществе даже мечтать не приходилось, но, чёрт возьми, часы у меня, и они не куплены, не подарены и не украдены! Я даже не знал об их существовании и не стремился заполучить, а, значит, они не добыча, не трофей! Может быть, всё проще, может быть, – это моя награда, вот только за что и от кого? Мир не спасал, даже не пытался, на поприще том толкотня несусветная! Родине тоже не до одиночек, осознаю – я плохой гражданин, а перед ней непрерывно возникают глобальные вызовы – санкции, эмбарго и ещё многое другое, о чём знать не полагается. В проведение не верю: «… чуда нет, и крайне редки совпадения…». Есть ещё родственники, но они перманентно скромны и все в кредитах. Про немногочисленных друзей и любовниц, вообще, молчу! Никого не выручил, даже не поддержал добрым словом, да, и кругом столько ярких возможностей и разной прочей личной жизни, а ещё сплошное благоразумие. А, может, ордена стали раздавать совсем уж за всякую мелочь, например, за то что детей своих не бросают, даже когда те выросли и не очень помнят, и не совсем благодарны? Или за то что умудряешься жить без галдящих две тысячи лет дружным хором: «Распни его!»? Или за то что не изменил ни одной из своих жён, а стоило бы! Не знаю… Личность же подписавшая наградной лист ещё более загадочна, чем её мотивы. В любом случае, не Вам судить меня, кто-то это уже сделал раньше. Просто попробуйте пожить так, чтобы получить нечто подобное, получить из пустоты, из необитаемого эфира, хоть и звучит это для Вас слишком пафосно. Ну, и к слову не от меня, а от поэта: «… Где та молодая шпана, что сотрет нас с лица земли? Ее нет, нет, нет...»!
Лечение в своё время завершилось, докладываю: всё стоит, в определённом анатомией количестве, не шелохнувшись, без сколов и без изменения цвета! Александра Сергеевича и его профессионалов вспоминаю часто и только добрыми словами, даже как-то свечку поставил за их здравие…
Забавно, после завершения череды событий, когда тающий снег, словно на фотобумаге, проявил первые кочки и рытвины, забытые за зиму, внезапно возникла та самая подруга, та, что с медальным греческим профилем, с приятной грудью и с тёмными очками поверх лба. Она – гордая – вынырнула откуда-то из подворотни в центре города, да, так и прижилась, заполнив собой застарелую вакансию. Правда, мучилась со мной барышня в этот раз совсем недолго, всего-то пару месяцев, после чего, явно не распадаясь на атомы, исчезла. Возможно, я опять не оправдал её надежды, не подошёл по критериям отъявленной красавицы свободного и состоятельного типа, или же процесс поиска спутника оказался более увлекательным, чем совместная постройка утлой лодчонки. Не станем использовать никаких эпитетов, пожелаем очаровательной партнёрше всего наилучшего. Жизнь часто сравнивают с рекой, по гладям которой нас носит словно окурки, сбивая в стайки, топя, вынося на берег или в открытое море. Так пусть, подхваченная течением, окажется она аж на просторах океана, но только Атлантического, подальше от пределов Владивостока, поближе к заводям Нью-Йорка – большим кораблям – большие плавания!
Лето же, предшествовавшее этой странной истории, выдалось плодородным и обильным в угодьях таёжных. Уродились и ягоды, и грибы, а, главное, жёлуди с орехами всех сортов и калибров. Копытное зверьё блаженствовало, особенно кабаны – основной корм самой большой кошки, из ныне живущих на планете Земля! Затем наступила малоснежная зима без диких ветров и экстремального холода, что, в общем, говорило о хороших временах для тигров! Им подарили заслуженную передышку, им кто-то улыбнулся сверху, намекая, что и они не забыты, что и их не оставят, и дай, Боженька, всем угрюмым, одиноким, иногда злым до свирепости полосатым хищникам отменного здоровья, которое точно понадобится, а ещё чуточку сострадания, хотя бы немного…
 
30 декабря 2015 года.
Владивосток.
Copyright (с): Игорь Дженджера. Свидетельство о публикации №355996
Дата публикации: 09.06.2016 13:28
Предыдущее: Про тигра Амура и козла Тимура.Следующее: Аллилуйя Медведеву или почём занавески!

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Леонид Демиховский[ 10.06.2016 ]
   Интересный сюжет, хорошая стилистика, но неоправданно длинно, ИМХО.
   Тигры притянуты за хвост. Понимаю, что жалко, но его нужно рубить...
   Общая грамотность не вызывает сомнений, но очепяток полно. Всякие не и
   ни, вместе или раздельно, возможно, авторедактирование подводит... Один
   рецидив: мОХито. В общем, может получиться вкусно, если доготовить...
   
   Ежели идея была представить встречу главных героев, как встречу тигров с
   разговором о той, со смешным носиком, она не реализовалась. Это
   медицинский факт. Зато, а это уже не факт, а снова ИМХО, присвоение
   герою литературного звания маленького человека могло бы иметь успех у
   публики. Удачи, автор! Иск Ваш.
Леонид Демиховский[ 11.06.2016 ]
   Прочитал Ваш ответ, Игорь. Вы запросто могли ответить здесь же. Я
   заглянул бы:) Сразу оговорюсь: я пишу в окошке, в котором виден
   ничтожный фрагмент текста, причём мой айфон норовит незаметно вставить
   в текст свои слова и мысли, зачастую оригинальные, вместо нудных
   хозяйских:) Затем сайт форматирует мой текст и режет из него лесенку. А
   вот очепятки это не опечатка. Т.е. это я опечатки так называю. Хоть оно и
   не шибко оригинально:)
   Выше сказанным объясняется телеграфность стиля и некоторые другие его
   особенности. Хотя рубить сплеча мне свойственно от природы.
   
   То, что Вы упиваетесь своим языком - это замечательно. Во-первых, есть
   чем, во-вторых, как говаривает Юлий Черсанович (Ким, для ясности:)), "но
   дайте поэту, и только поэту считать, что он пуп земли".
   
   Я принципиально не придираюсь к содержанию, личное дело каждого. Но
   вот посудите сами: для кого написан этот текст? Вот я его причитал. Для
   меня? Вернитесь к моей рецензии и посудите сами, в коня ли корм. А ведь
   какая люцерна!
   
   Отвечу на Ваш главный вопрос: пригласил бы я за праздничный стол
   бумажного тигра? Видите ли, мне как раз за пятьдесят. А таким вот тигром,
   только с крепкими зубами, я был в молодости. Вот, например, как я
   поступал в аспирантуру... Друзья подсказали: идёт набор. Советуют: зайди
   к проректору по науке. А я у того со студенческих времён инженером
   работал по хоздоговорной тематике. Этаким Левшой. Только подкованные
   мной блохи все до одной прыгали. Поэтому, при полном отсутствии
   симпатии, эмпатии и прочих в отношении меня положительных эмоций,
   маститый администратор хорошо знал меня в лицо и по имени. Ну, говорит,
   Демиховский, зачем пришёл? (Не отрывая тяжёлого взгляда от типа важных
   на столе бумажек). Мне бы, говорю, Михайла, скажем, Потапыч, в
   аспирантуру... Так почему ко мне? Идите, вон, в отдел аспирантуры. Ну,
   идите, давайте... Я и пошёл. Прихожу и честно говорю: я от проректора по
   науке. Он велел обратиться к Вам насчет моего приёма... А мне, знаете ли,
   не поверили... Подняли трубку и спрашивают: Михаил, все тот же,
   Потапович, к Вам Демиховский заходил? В ответ, хорошо слышу,
   раздражённое: Заходил! Я его к ВАМ послал! И гудки... И меня, разумеется,
   тут же зачислили...
   
   По правде говоря, я реально заслуживал... Графой не подходил, правда. Но
   вот, решился же вопрос... Не знаю, как они потом разбирались. Не в этом
   дело. Просто для меня это было нормой поведения. А теперь предпочитаю
   прямые дорожки... Но даже в те далекие времена я воздерживался от
   прямой лжи... Претило... Так вот, Ваш ЛГ тоже начинал с мелкого подлога и
   потихоньку втянулся... Но как-то без эмоциональных травм, и вот это
   последнее не позволило бы мне комфортно себя ощущать в одном с ним
   коллективе, организованном по принципу "вместе кушаем":)
   
   Что же до ИМХОв, обще, кстати, принятых, то мнение своё я не поменял:
   Вам есть, что рассказать и показать. Но то, что Вы показываете, написано в
   первую очередь для Вас, а не для, скажем меня. Даром, что я культурно
   готов к восприятию текста. Т. е., пишите на здоровье, но, будь даже рынок
   благополучен, этот текст пока не на продажу;) Я так думаю... Потому
   именно, что нет у читателя реальной возможности примерить на себя
   тигровую шкуру. В смысле, все люди чувствуют одинаковое. Боль, обиду,
   радость, жалость, любовь... А поступают по-разному... Вот где у тигра мои
   родные чувства? Или, может, чувства Иванова, Сидорова и Ерёминой?
   Ладно, Бог с нами со всеми, Ваши чувства у него где? Может, и есть, но нам
   разжевать бы... А Вы гордо: я вам не жвачное:))
   
   Ещё раз, с искренней симпатией, Л.
 
Игорь Дженджера[ 11.06.2016 ]
   Блин, Леонид, вот, сколько живу, столько и убеждаюсь, что количество восприятий, как Вы говорите, текста, буквально зависит, от числа прочитавших его! Дал сыну «Корифея» для его резюме, а там прямо противоположное, мол, слишком много эмоций и стоматолога, и самого героя, ну, и моих, конечно! Он даже сказал, что местами пропускал, особенно где об отношениях с женщинами, вот такой у меня мальчуган растёт, кстати, тоже аспирант, заканчивает этим летом.
   Касательно того, кому предназначено произведение – напомню слова Достоевского, что за деньги он писал лишь роман «Идиот», который не считается шедевром его творчества, а напрасно, на мой взгляд! Не заработаю я миллионов своим творчеством, как бы не пытался сотворить нечто этакое и на продажу, да, и Вы тоже… Народ у нас хороший, добрый в целом, но слишком увлечён зарабатыванием денег и чтение им уже давно воспринимается как отдохновение, как затянувшийся перекур, который чем-то приходится заполнять. Это и не хорошо, и не очень плохо, это такая нынешняя данность, как говорят, примета времени… Обратите внимание, в нашей истории всегда есть некие священные коровы, не подлежащие поруганию или хотя бы сомнениям! До революции, это был народ-богоносец, который по меткому замечанию Савинкова, надул всех, в конце концов! После мы с самозабвением строили коммунизм, социализм, теперь – с не меньшим остервенение барахтаемся в капиталистическом омуте! Люди же, которых подобная кампанейщина не устраивала, всегда были не в тренде и жили, вообще-то говоря, бедновато или нищенствовали. Сравните Шолохова и Булгакова, а ведь и «Белую гвардию» и «Мастера и Маргариту» никто не запрещал, даже у нас в сельской библиотеке было и то, и другое! Ну, не пользовалось оно спросом и успехом, никого не интересовало… Именно поэтому, даже и не пытаюсь направлять свои мозги в область продаж и рынка.
   Совсем на Вас не обижаюсь и, уж точно, не пытаюсь переубедить! Повесть – совершенно точно – неоднозначна, может в том её прелесть или ценность, как угодно. Для меня главное – Вы прочли и осмыслили, а значит и не для одного себя я писал! Думаю, будь на Вашем месте профессиональные критики, они бы и камня на камне не оставили от «Корифея» - работёнка у них такая незавидная.
   Честно, очень приятно с Вами общаться, хоть и тигра Вы моего назвали бумажным, и немного подтруниваете, это нормально! Рекомендую прочесть повесть «Гадёныш». Во-первых, интересно Ваше мнение, а, во-вторых, отношение к ныне проживающим священным коровам…
   В любом случае, спасибо огромное!

Тема недели
Буфет.
Истории за нашим столом
Доска Почета
Открытие месяца
Спасибо порталу и его ведущим!
Проекту "Чаша талантов" требуется руководитель!
Дежурство по порталу как оплачиваемая работа
Приглашаем на работу: наши вакансии
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой
Атрибутика наших проектов