Наши юбиляры
Николай Вуколов
Поздравления юбиляру
Награды и достижения
Видеоклипы Николая Вуколова на YouTube








Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Мнение. Критические суждения об одном произведении.
Читаем и критикуем.
Конкурс фотоянчиков
Презентации книг
наших авторов
Анна Гранатова
Фокстрот втроем не танцуют.
Приключения русских артистов в Англии
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Нижегородская область
Пермский Край
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Город Севастополь
Республика Крым
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Новосибирская область
Кемеровская область
Иркутская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Литвы
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Журнал "Фестиваль"
Журнал "Что хочет автор"
Журнал "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: РассказАвтор: Ольга Черниенко
Объем: 22001 [ символов ]
Верность
(рассказ основан на реальных событиях)
(Посвящается памяти Энн Э. Айшем)
 
«Я хочу продолжать жить в мире, где еще существует верность, а клятвы в любви даются навечно»
Пауло Коэльо
 
10 апреля 1912 года.
Смеркалось, первые огни зажигались в окнах домов, густо облепивших побережье, солнце садилось за горизонтом, дул слабый весенний ветерок, было довольно прохладно.
Пассажиры небольшого парохода «Номадик», принадлежащего английской компании « Уайт Стар Лайн», столпились на палубе, нетерпеливо ожидая прибытия легендарного трансатлантического лайнера, который доставит их на берег американского континента.
К ногам немолодой женщины, в теплом, английском костюме и шляпе с вуалью, жался большой датский дог мраморного окраса. Собаке передалось волнение пассажиров — она часто и беспокойно зевала, по телу пробегала дрожь, особую тревогу вызывала слегка покачивающаяся палуба и темная, маслянистая вода за бортом.
Четвероногих пассажиров на пароходе было немало – маленькие капризные собачки: карликовый пудель, пекинесы, шпицы, важно восседавшие на руках великосветских дам, фокстерьер, пара эрделей, французский бульдог. Породистые и дорогие, вместе с хозяевами они спешили на выставку в Нью-Йорк, которая должна была состояться 20 апреля в зале знаменитой гостиницы »Астория». Среди пассажиров лайнера были и судьи - мистер и миссис Гольденберг — учредители клуба " Французский бульдог".
Собаки уже обнюхались, познакомились, а некоторые даже успели подружиться. Приветливо помахивая хвостиками, животные, похоже, как и люди, обсуждали между собой все события, происходящие вокруг.
— Вот он! Прибыл! Смотрите! - заволновались ожидающие.
В бухту французского порта Шербур, входил самый большой, на тот момент в мире, пароход. «Титаник» — «восьмое чудо света», сияя огнями, словно великолепный дворец на воде, стал на якорь.
« Новое слово в кораблестроении», от которого ждали небывалых рекордов, быстроходности при большой грузоподъемности, способности перевезти в кратчайший срок через океан две с половиной тысячи человек! От всего вида лайнера исходило ощущение необыкновенной мощи, горделивого величия.
Таких огромных судов, хозяйка датского дога леди Энн Элизабет Айшем, ранее никогда не видала. Впрочем, она и совершила то в своей жизни лишь одно путешествие по морю, когда девять лет назад перебралась из Чикаго во Францию.
Богатая наследница владельца чикагской юридической фирмы «Айшем, Линкольн и Билл», тонкий ценитель художественного искусства и коллекционер, устремилась в Париж — центр европейской культуры начала ХХ века. Но тогда у Энн не было собаки и переживаний из-за временной разлуки с ней на борту корабля. Все четвероногие пассажиры «Титаника» должны были жить в отдельном от хозяев помещении, и Энн испытывала легкое беспокойство за Долли.
— Красавец!!! Город на воде! Огромный, словно пять городских кварталов! И непотопляем!
— Непотопляем? Уверять, что корабль непотопляем, значит бросать вызов Богу! Все, только в его руках! После таких заявлений, мне кажется, с этим кораблем обязательно что-то случится! — вдруг заявила одна из дам.
— Ох, не надо так! Сглазите! Тьфу, на вас! — возмутились пассажирки, одаривая «пророчицу» неодобрительными взглядами.
 
По прибытии на лайнер, Энн вместе с Долли и другими, отправилась осматривать временное местожительство домашних животных на корабле.
Для собак было предусмотрено помещение на шестой палубе «Титаника» (палуба F), где каждая имела отдельную «конуру», и размещалось в четвертой трубе лайнера.
Три первые отводили дым из топок котлов, четвёртая, расположенная над отсеком турбины, выполняла функции вытяжного вентилятора, к ней был подведён дымоход для судовых кухонь, там хранился спортивный инвентарь, там же и было помещение для четвероногих пассажиров.
— Не волнуйтесь, — успокаивал владельцев животных старший офицер, — мы гарантируем самый лучший уход. Собаки будут накормлены, с ними буду гулять стюарды, по вечерам – мыть.
— У Долли слабый желудок, ей нужна специальная диета. Я сама буду спускаться к кормлению – ответила Энн, — не хочу доверять столь важный момент чужому человеку.
Поместив любимицу в конуру, Энн ещё долго стояла у клетки, не решаясь расстаться с собакой, нежно гладила по голове, ласкала ушки. Долли жалобно скулила, лизала руки.
— Будь умницей! Завтра приду пораньше и весь день проведем вместе. Не волнуйся, дорогая!
Закрылась дверь «собачьей конуры» и завыла, зарыдала её любимица. Тоскливо стало на душе, сжалось сердце и даже веселая музыка, звучащая с нижних палуб, не подняла настроение.
Ресторан, куда её пригласили на ужин, был оформлен в стиле Людовика XVI. Все вокруг сверкало: лакированное дерево, инкрустированные стекла стеклянных дверей, мраморные камины, мягкая, удобная мебель. Нарядные дамы в сопровождении элегантных мужчин поглощали изысканные блюда.
Энн огляделась, и узнала старых знакомых.
Рядом с ней сидели пожилые,всегда трогательно-нежные друг к другу, супруги Штраус - хозяева универмага Macy’s -самого большого в Нью-Йорке; металлургический магнат и"душа любого общества Бен Гугенхайм; седовласый журналист Уильям Стэд, известный своими печатными расследованиями и фантастическими романами;
подтянутый, спортивный, весёлый и дружелюбный полковник Джон Астер - изобретатель, писатель, мультимиллионер, владелец знаменитого нью-йоркского отеля «Уолдорф Астория». Джон обожал собак, и всегда путешествовал с любимым эрделем Китти;
Пассажиры первого класса танцевали, смеялись, шутили. Праздничному настроению способствовал великолепный оркестр.
После блестящего кан-кана Оффенбаха, увлекшего танцевать почти весь зал, зазвучали печальные звуки вступления к вальсу Арчибальда Джойса «Осенний сон», сразу отозвались болью незажившей раны в душе Энн, и нахлынули воспоминания…
 
Осень, музыка в парке, желтые и красные листья деревьев в такт звукам вальса ложатся на землю.
В конце аллеи, в длинном пальто, широкополой шляпе, с тросточкой, появился ОН. Рядом трусил пятнистый дог.
Всю жизнь Энн обладала каким-то загадочным свойством притягивать к себе внимание животных. Встречные собаки, здороваясь, заглядывали в глаза, иногда ей казалось, приветливо улыбались.
Вот, и в этот раз, пятнистая собака, издали заметив Энн, побежала навстречу, радостно виляя хвостом, словно доброй знакомой.
— Долли! Вернись! Ты ошиблась! — крикнул хозяин, но Долли была уже рядом, крутилась вокруг и готова была встать на задние лапы, чтобы поцеловать женщину в нос.
— Тебя Долли зовут, красавица? – Энн погладила собаку по голове.
— Не волнуйтесь, она вас не тронет, моя Долли совсем ещё щенок! – подоспел мужчина и пристегнул к ошейнику поводок.
— Какой большой, ваш маленький щенок! – пошутила женщина
— Вы ей понравились, — смущенно добавил он.
Энн подняла глаз, и… это был миг божественного озарения, когда внезапно понимаешь – перед тобой ОН! Самый родной на свете человек! И тебе о нем уже все известно, и не нужно слов, и достаточно одного взгляда, чтобы понять мысли, чувства, желания…
Мягкая улыбка, ласковые глаза! Все черты лица казались ей до боли знакомыми. Знала его в другой жизни? ином мире? измерении?
 
Потом были длительные совместные прогулки, беседы об искусстве. Ему нравились Моне, Ренуар, Писсарро, и произведения Доде, Мопассана, Золя и Рембо – были предметами их страстных обсуждений.
А ещё с ним приятно было просто молчать. И знать все его мысли — общение на уровне телепатии. Энн впервые была по - настоящему счастлива. Встреча с ним озарила её размеренную и скучноватую жизнь богатой, незамужней, великосветской леди. Он познала любовь на высочайшем духовном уровне, когда дорог каждый взгляд, жест, вздох, каждое слово.
С ними всегда была собака! Весёлая, ласковая, непосредственная. Она любила играть в мяч. А когда хозяин уставал, обиженно поджав хвост, подносила мячик Энн, гипнотизируя умоляющим взором:
— Ну, пожалуйста, поиграй со мной…
Долли в ту пору было всего шесть месяцев. Несмотря на большие габариты, выглядела она неуклюжим щенком, постоянно запутывалась в своих собственных, длинных лапах. Однажды заблудилась в складках длинного платья Энн, оторвала оборку. А потом встала на задние лапы, передние положила на плечи женщине, мокрым языком облизала лицо:
— Извини, пожалуйста!
Виноватый вид собаки Энн рассмешил.
— Я прощаю тебя, маленькая большая собачка! – рассмеялась леди.
— Как же вы подходите друг другу, мои дорогие! – воскликнул мужчина.
— Я, пожалуй, тоже заведу себе собаку, — решила Энн, — наши совместные прогулки должны быть оправданными!
— Не спешите, — тихо попросил он, и впервые, удивленно заглянув в глаза, прочла в них жалобную мольбу. Только сейчас, она вдруг осознала, что значит его худоба, впалость глаз, румянец, кашель…
— Энн, у меня чахотка.
 
Холодный ветер кружил над аллеями парка сухие осенние листья. И оркестр играл тот же вальс. Он полулежал в открытом ландо, исхудавший и очень бледный. Теплый шарф, укрытые пологом ноги, голова дога на коленях. Нежно поглаживая собаку рукой в кожаной перчатке, говорил тихим голосом:
— Энн, мне недолго осталось. Я хочу, чтобы Долли осталась с Вами, живой памятью обо мне. Только Вам я могу доверить собаку. Вы ведь её действительно любите и, уверен, никогда не оставите! Как же не хочется умирать, дорогие мои! Особенно теперь…
На похороны Энн не пошла. Он должен был остаться в её памяти живым, с привычной для неё, доброй улыбкой, ласковыми глазами. А Долли стала самым дорогим, бесценным подарком, несравнимым ни с какими бриллиантами, картинами или статуэтками. Казалось, собака связывает её незримыми нитями с любимым человеком.
 
Прошло полтора года. Долли превратилась в статную красавицу, и встречные оглядывались, любуясь высоким, сильным, мраморным догом. Жизнь в Париже была уже не в радость. Хотелось сменить обстановку, отдохнуть, забыться. Весной Энн решила навестить брата в Чикаго, провести с ним лето и, возможно, остаться в Штатах навсегда. Кроме того, ей выпала счастливая возможность совершить историческое путешествие через океан на новеньком « Титанике».
И теперь, она здесь, на корабле, с любимой Долли.
Нахлынувшие воспоминания не давали уснуть. Лишь под утро Энн забылась беспокойным сном. Ей пригрезился парк в снегу, пруд, затянутый льдом, Долли с мячиком, и мужчина в широкополой шляпе, с тросточкой на противоположном берегу. Собака вздрагивает, вглядывается и, сорвавшись с места, вихрем несется через пруд, навстречу ЕМУ! Но с треском ломается лед, и падает Долли в темную полынью, барахтается, бьет в отчаянии лапами по воде…
— Долли! Долли! – беззвучно зовет Энн, но не может вздохнуть — обручем сдавило грудь…
Женщина в ужасе проснулась. Бешено колотилось сердце. Машинально протянула руку, чтобы погладить собаку, спящую рядом с постелью, но нащупала лишь пустоту.
Мгновенно исчезли остатки сна. Взглянула в иллюминатор. Светало. Пора навестить Долли.
 
Погода стояла ясная, на море полный штиль, но температура воздуха была низкой.
По палубе прохаживались пассажирки первого класса с маленькими собачками на руках. Ни на секунду не расставаясь со своими любимцами, дамы посещали парикмахерскую, массажную комнату и даже спортивный зал, с разнообразием тренажеров.
Энн старалась все время проводить с собакой. Чувствовала, ночные часы в одиночестве Долли переносит очень плохо.
Утром вместе гуляли перед завтраком, днем любовались океаном, кормили хлебными крошками чаек. Прекрасными были вечера, когда солнце садилось за горизонтом, оставляя оранжевую дорожку на голубой поверхности океана.
Большую часть дня, укрывшись пледом, Энн отдыхала на палубе в шезлонге, читая судовую прессу, делилась событиями с Долли. Собачка слушала внимательно и, пытаясь понять слова, потешно наклоняла голову на бок. Как же не хватало Энн её хозяина - прекрасного собеседника и слушателя!
 
В субботу, ранним утром 13 апреля, накормив дога, Энн уселась по традиции в шезлонг, укрылась одеялом. Корабль двигался в тумане. На фоне предрассветных сумерек облака казались легкой дымкой. Долли подняла голову с колен хозяйки, настороженно заворчала.
— Что там? Почудилось, дорогая? –
Собака продолжала рычать. Туман рассеялся и, на расстоянии ста метров, Энн неожиданно увидела старинное судно — высокие мачты, грязные, рваные паруса. Спустя мгновение, парусник исчез в туманной дымке.
— Видела, дорогая? — в ответ Долли заскулила, теснее прижалась к ногам.
— Мираж? Почудилось?
— Леди! Не почудилось! Я тоже видела парусник! — раздался вдруг глухой женский голос, и по телу Энн пробежал легкий озноб.
— Думаю, это «Летучий Голландец»! Его капитан продал душу дьяволу! Парусник всегда появляется перед крушением!
За спиной стояла миссис Харт, о которой говорили: « дама не в «себе» - по ночам не спит, чтобы не пропустить гибель »Титаника».
 
В воскресенье за завтраком , миссис Гольдберг торжественно объявила:
- Завтра у нас выставка собак ! Мы проводим её на парадной лестнице лайнера. Приз »зрительских симпатий» будет вручен у камина, в холле под статуей Артемиды — покровительницы животных! Всех владельцев животных, участвующих в завтрашней выставке, попрошу записаться к грумеру! Собак помыть, причесать, когти подстричь, ушки почистить!
 
День был прохладным, к вечеру стало ещё холоднее, температура падала, и к ночи уже была близка к минусовой отметке. Энн рано попрощалась с собакой.
После купания, перед завтрашней выставкой, не хотелось выводить Долли на холод. Вечером зашла в конуру, приласкала:
— Извини, гулять не будем. Очень холодно. Я замерзла, и ты можешь простудиться. Сразу после ужина, пойду спать, включу электрическую печку в каюте, почитаю.
Энн наклонилась, чтобы поцеловать любимицу в голову. От шкуры собаки исходил тонкий аромат душистого мыла. Долли лизнула хозяйку в ухо.
В ресторане первого класса ещё долго продолжалось веселье. Играл оркестр. В холле третьего - не умолкал рояль. Пассажиры лайнера танцевали, флиртовали, мечтали, любили.
 
Энн проснулась внезапно. И не поняла сразу, что не так. Стояла непривычная тишина. Двигатели корабля не работали. Взглянула на каминные часы — 23.45. Вероятно, корабль остановился на ночь. Тишина напрягала. Женщина оделась, выглянула в коридор. Мимо спешила чья-то горничная.
— Простите, мисс! Не знаете, почему корабль остановился?
— Говорят, лайнер тонет! Надоели мне эти шуточки! Спать иду, устала!
Энн вернулась в каюту, не раздеваясь, прилегла на кровать — было очень холодно. Едва задремала, как раздался стук в дверь и голос капитана корабля Эдварда Смита:
— Пожалуйста, господа, оденьтесь теплее, выходите на палубу.
— Что случилось, капитан?
— Небольшая авария. Придется всем сесть в спасательные шлюпки. Не волнуйтесь, ничего страшного - корабль задел айсберг. Поторопитесь взять на сувенир его кусочек! На палубе валяется много льдин!
Небо было безоблачным, звездным, каким всегда бывает в морозную ночь. Огромный корабль сиял огнями посреди океана, на палубе оркестр играл весёлые вальсы, сигнальные выстрелы из ракетниц рассыпались по небу белым фейерверком, озаряя тёмную бездну за бортом лайнера. Обстановка праздничная и спокойная.
— Если корабль непотопляем, в шлюпки садиться зачем? Да и не хватит места всем пассажирам. Я, пожалуй, пойду в каюту, спать! – зевнула одна из дам.
— Женщины и дети! Приглашаю в шлюпку! — громко, в рупор объявил офицер
— А мужчины? Что с ними? — забеспокоились женщины.
— Мужчины подождут спасательный корабль. Он уже спешит к нам.
— Неужели все настолько серьезно, что придется мерзнуть посреди океана? – возроптали пассажиры.
Дамы неохотно начали занимать места в лодке.
— Быстрее, пожалуйста! В шлюпки садятся только женщины и дети!
— А молодожёнам можно сесть вместе с супругами? У нас медовый месяц! – кокетливо улыбнулась девятнадцатилетняя красавица Хелен Бишоп - хозяйка крохотной карманной собачки по прозвищу Фру-Фру
Офицер на минуту замялся: — Хорошо! Пусть садятся.
Энн машинально шагнула в лодку, села.
— Мистер Штраус! Садитесь в шлюпку вместе с супругой!
— Но, Вы же сказали: » в шлюпки садятся только женщины и дети»! – удивился шестидесятисемилетний мистер Штраус.
— Ваш возраст разрешает вам занять место рядом с супругой!
— То есть, вы меня не считаете мужчиной? Не сяду! Не могу занять место, по праву принадлежащее женщине!
— Если мой муж остается на корабле, то и я вместе с ним! — Миссис Штраус решительно вылезла из шлюпки, обняла мужа, — мы с тобой так много пережили, негоже расставаться в трудную минуту. Куда ты, туда и я. В шлюпку сядет наша горничная! Возьмите мою шубу, милая, на море холодно.
— Я тоже остаюсь на корабле! – воскликнул Джон Астер - Супруга моя сядет вместе с горничной!
— Джон, — обратилась Энн к Астеру, — вы думаете, опасность действительно велика? Корабль утонет? Что будет с нашими собаками? Их посадят на спасательное судно?
— Милая Энн, сейчас не до собак! – тараторила Хелен Бишоп, — Было сказано: » в шлюпки садятся женщины и дети»! Фру-фру я только что в каюте заперла, Она так цеплялась, что даже платье моё порвала! Пришлось отбиваться!
— Хелен, как? Вы бросили маленькую собачку? Заперли в каюте? Вы же смертный приговор подписали, спасатели не найдут собаку в каюте без вас. Фру-Фру в карман можно было посадить! – ужаснулась Энн.
— Было сказано: женщины и дети! – жестким голосом, капризно поджав губы, повторяла Хелен Бишоп.
— Но я вижу вас в шлюпке вместе с мужем и муфтой! В муфту можно было спрятать несколько таких Фру – Фру!
Раздался рев пара. На палубу высыпали пассажиры первого и второго класса, одетые, кто во что: купальные халаты, пижамы, меховые пальто. Когда из раскаленных котлов стравили пар — шум стих, и сразу зазвучал леденящий душу вой, заставивший оцепенеть всех. Оркестр прекратил игру. Корабль выл, словно раненое, живое существо от боли, ужаса, безнадежности и предчувствия неминуемой гибели. Вой исходил из четвертой дымовой трубы "Титаника". Энн почудился голос Долли.
— Что это???
— Думаю, воют собаки, запертые в конурах. Над ними четвертая труба парохода, многократно усилившая звук!
« Господи!! Как я могла поверить в байку, что собак спасут! Я предала Долли, нашу любовь! Разве после предательства можно жить? Да и нужна ли мне эта жизнь?» — пронеслось в голове Энн.
— Шлюпку на воду! — приказал помощник капитана матросам, — Трави!
— Как на воду? Я не брошу свою собаку! — Энн перемахнула борт лодки, бросилась бежать.
— Энн, куда вы?- крикнул вслед Джон.
— Надо освободить собак!
. Энн бросилась на палубу, где находились собачьи «конуры», открыла клетки, схватила за поводки Долли и Китти, остальные гурьбой побежали за ней. Сопровождаемая десятком собак, Энн поднялись на шлюпочную палубу.
- Джон, я привела собак!
— Леди! Садитесь в лодку! – с правой стороны палубы командовал посадкой первый помощник капитана .
— Мадам! Бросьте собаку — другую купите! – крикнул кто-то из очереди на посадку.
— Я не брошу Долли! Не буду садиться!
— Уходите, не мешайте другим! – волновалась очередь. Её грубо толкнули в спину, отдавили лапу Долли. Собака жалобно взвизгнула, её лихорадило от страха.
- Леди Энн! Идите к нам! – позвала миссис Штраус. Пожилая чета устроилась в шезлонгах поодаль толпы, – спокойно встретим судьбу!
—Не пристало нам выпрашивать милость! Леди Энн! Присоединяйтесь! Выпьем шампанского! – Бен Гугенхайм, в шикарном смокинге, цилиндре, гордо размахивая тросточкой, вместе с камердинером направлялся в ресторан, - мы с другом одели все самое лучшее, и собираемся встречать неизбежность, как джентльмены! С бокалом и сигарой!
— Благодарю! Я все же попытаюсь хотя бы спасательный жилет найти. — озаботилась Энн.
— Энн! Держите! Вам и Долли! — Джон Астер появился со стопкой жилетов.
— Шлюпок больше нет! Остались только разборные лодки!
Носовая часть лайнера уходила под воду. Толпа людей, расталкивая матросов, в панике бросилась к борту. Полторы тысячи человек, движимые животным ужасом, давили друг друга, в надежде попасть в разборную лодку, рассчитанную на шестьдесят пассажиров. Двое обезумевших, пытались сбросить в воду, уже сидевших в шлюпке, женщин.
Старший офицер выстрелил в воздух. Этого оказалось достаточно, чтобы привести людей в чувство. Лодка спустилась на воду, и оркестр продолжил прерванный вальс — «Осенний сон».
Палуба резко накренилась, Энн уже не могла стоять, ноги скользили. Долли в отчаянии царапала когтями пол. Но ничто уже не могло помочь. И они прыгнули в ледяную воду.
Перехватило дыхание, холодом обожгло кожу. Благодаря жилету, Энн удержалась на поверхности, и даже не выпустила из рук поводок. Долли отчаянно била лапами по воде.
— Энн, дальше от корабля! Плывите! – услышала голос Джона. Он плыл ей навстречу вместе с Китти.
Между ними было несколько десятков метров, когда корабль накренился ещё больше. С жутким грохотом, рухнула в океан труба и увлекла в темную бездну Джона, Китти, всех, кто был рядом…
Огромная волна накрыла Энн с головой. Легкие наполнились водой. В глазах потемнело. Но она ещё слышала звуки любимого вальса…
Вскоре стало тепло и радостно. Она вновь гуляла с Долли по парку. По зелёной аллее, в широкополой шляпе, с тросточкой, навстречу шел ОН!
- Мы снова вместе, дорогие мои!
Радовалась собака, виляла хвостом, лизала в лицо.
 
Энн не довелось увидеть окончание трагедии: как гигантский корабль разломился надвое и, когда его носовая часть ушла под воду, корма, словно огромная башня, еще стояла в океане несколько мгновений, пока не заполнилась водой, а потом стремительно ушла под воду, унося с собой сотни человеческих жизней. Огромный мир, который только что жил, смеялся, мечтал и любил, исчез в океане навечно.
15 апреля 1912 года в 2. 20 минут жертвами катастрофы стали 1517 человек.
 
Спустя два дня экипаж пассажирского судна, вылавливающий мертвые тела, недалеко от места гибели «Титаника», видел замерзшую женщину в нарядной одежде, прижимающую к себе большую собаку.
Позже, матросы спущенной на воду шлюпки, так и не смогли найти её в океане. Очевидно, Энн и Долли унесло течением…
Copyright: Ольга Черниенко, 2016
Свидетельство о публикации №353310
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 15.03.2016 00:46

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Конкурсы на премии
МСП "Новый Современник"
   
Буфет. Истории
за нашим столом
Опрос
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2020 год
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
2019 год
Справочник литературных организаций
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2020 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Патриоты портала
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Атрибутика наших проектов