А ты примешь участие в Фестивале?




Главная    Лента рецензий    Ленты форумов    Круглый стол    Обзоры и итоги конкурсов    Новости дня и объявления    Чаты для общения. Заходи, кто на портале.    Между нами, писателями, говоря...    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Дежурный извозчик
Илья Майзельс
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Новые авторы недели
Журнал "Что хочет автор"
Объявления и анонсы
Новости дня
Дневник портала
Приемная дежурных
Блицы
Приемная модераторов
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Альманах "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Рекомендуем новых авторов
Отдел спецпроектов и внешних связей
Диалоги, дискуссии, обсуждения
Правдивые истории
Клуб мудрецов
"Рюкзачок".Детские авторы - сюда!
Читальный зал
Литературный календарь
Литературная
мастерская
Зелёная лампа
КЛУБ-ФОРУМ "У КАМИНА"
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Наши юные
дарования
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: ПьесыАвтор: Александр Ильич Бобков
Объем: 189580 [ символов ]
Вне времени. Киносценарий
Александр Бобков
 
Оригинальный киносценарий
 
Выполнено в соответствии с международным стандартом форматирования киносценариев см.
 
2016
 
О Г Л А В Л Е Н И Е
 
Синопсис к киносценарию 2 - 6
 
Киносценарий:
 
Часть 1. Повесть о космических братьях 7 - 29
 
Часть 2. Повесть об Астрале 29 - 67
 
Часть 3. Повесть о Ментале 67 - 112
 
СИНОПСИС К КИНОСЦЕНАРИЮ «ВНЕ ВРЕМЕНИ»
 
«Ничтожное», побыв предметом,
испустит Дух и озарится Светом…
 
За доказательствами многообразия форм Сознаний Мира человеку Земли «далеко ходить не надо»… Достаточно, не спеша, оглядеться по сторонам, хорошенько вслушаться в окружающее Пространство, полной грудью вдохнуть свежий воздух, ощутить тончайшие ароматы летнего сада, прикоснуться к руке любимой… И всё..! И больше, - ничего… Можно даже совсем не знать: ни божественной двойной спирали ДНК генетического кода, ни волновой механики, ни законов эволюционирования жизни… Можно совсем не представлять себе строения атома; не знать основ молекулярной биологии, органической химии и астрономии..; не быть ни физиком-теоретиком, ни философом; и даже, - не прочитать за всю жизнь ни одной стоящей книги…
Всё ясно и так. А сам человек, с его воистину божественным сознанием, безусловно являющимся производным от Высшего Разума, произведением высокого нечеловеческого искусства..? Ведь только Богам, - Богово…
И разве так уж принципиален вопрос о том, каковы они – наши Боги..? Ясно, что не такие, как все мы… Иначе, они не были бы Богами… Для нас, Они – никто, и Они, - всё… Невидимы, неслышимы, не ощущаемы и не осязаемы… Но Они, - Всюду… И в шелесте ветра, и в волнении трав, и в шуме листвы деревьев, и в симфонии животного и человеческого многоголосья… Там, где мы есть; и там, где нас нет; там, где горе.., и там, где радость; там, где печаль-тоска.., и там, где неудержимое веселье…
И Все Они, вместе с нами, представляют собой единую, но безусловно многоуровневую Иерархию Сознания Жизни. Весь этот Вселенский Мир – разумен..; но, по-видимому, не всегда хорош… Но ведь и мы сами, люди, - хороши ли..? А ведь и нам тоже даровано нималое… Какими быть.., какими слыть..; кому улыбаться.., с кем обниматься..; кому руки целовать.., а кого, - и на дух не переносить…
Но всегда ли мы правы в нашем Выборе и в нашей Вере? И всегда ли мы достойны тех, кто для нас и за нас; и тут и там, тоже мучается.., страдает..; и радуется, когда мы соответствуем их ожиданиям..?
 
Сценарий раскрывает судьбы двух родных братьев «Стрельца и Филина» (псевдонимы) – учёных, философов, которые на склоне своих достаточно солидных и наполненных большим жизненным содержанием лет, в непростых условиях сегодняшней жизни, как бы повторно обретают друг друга… И теперь, они общаются уже не просто как братья, а как близкие по духу и ценностям жизни люди с огромным житейским и профессиональным опытом и знаниями.
Однако, одна из встреч братьев в столичном кафе «Ёлки-Палки» заканчивается их трагической гибелью вследствие террористического акта. Но состояние клинической смерти у братьев не заканчивается тьмой, пустотой… Напротив, пережив чрезвычайно волнующие, необычные ощущения и впечатления в совершенно новых для них обстоятельствах внеземного Тонкого Мира, они получают сначала косвенные, а затем, и прямые подтверждения существования жизни после смерти. В ней всё так, и не так, как на Земле… Она также развивается и стремится к ещё большему раскрытию тайн Вселенской Жизни. При этом, существование братьев за гранью, за порогом земного бытия, сохраняет за ними все прежние индивидуальные особенности, качества, знания, пристрастия, дружбу, любовь, семейные узы…
В Астрале, Стрелец и Филин сначала знакомятся, затем становятся учениками, а в конце концов и друзьями ангелов-проводников Симеона и Октопеса. И все дальнейшие странствия и испытания братьев в Тонких Мирах становятся неразрывно связанными с их новыми друзьями.
На глазах у изумлённых братьев раскрываются и получают своё логическое продолжение судьбы героев, по тем или иным причинам (неизлечимые болезни, убийства и другие трагические обстоятельства) также ушедших с Земли и перешедших в астральные и ментальные области Тонкого Мира. При этом, только здесь они получают в полной мере всё то, чего оказались достойны в условиях земной жизни. Все их пороки, равно как и добродетели, скрупулёзно и ненавязчиво обретают и справедливое вознаграждение и неотвратимое наказание… Описания высокодуховной жизни и гармоничных отношений в Верхнем Астрале, Ментале и более высоких сферах Тонких Миров чередуются с душераздирающими панорамными сценами Нижнего Астрала, нисхождения в его Адские Пределы… Картины спасения с помощью ангелов и демонов, при участии в том числе и братьев, которым было доверено начать своё «служение» в качестве учеников ангелов, сменяются разиндивидуализированием в Аду неисправимых грешников…
Стрелец и Филин становятся свидетелями психофизических процессов как развоплощения, так и воплощения жизни на Земле и в Тонком Мире. Они посещают «Небесный Дом», встречаются там со своей космической «Мамой», огненными друзьями детства (тружениками Чёрных Дыр); путешествуют по всем областям Тонкого околоземного пространства, гостят в Ментале у своих давно умерших на Земле родителей…
Затем, постепенно спускаясь во всё более и более уплотняющиеся слои околоземного пространства, Стрелец с Филином выполняют конкретные задания своих учителей в Астрале, посещают Землю, Москву, Подмосковье, родные и милые места… В новых обстоятельствах жизни они наблюдают живущих на Земле своих родных и близких, взрослых детей, внуков.., вступают в допустимые для них отношения с людьми, помогают последним справиться с разочарованием, отчаянием…
В заключительных разделах сценария главные герои перед предстоящей им долгой разлукой встречаются в гостиничном номере Нижнеастральска. Симеон и Октопес меняют место служения на новый подплан Вселенной (другую Солнечную Систему), и передают свои полномочия в Тонком Мире Филину и Стрельцу. На этой встрече обсуждение насущных проблем мироустройства, сознания, наук, категорий жизни-смерти, судьбы, соотношения в этом мире Божественного и Дьявольского отличается особой откровенностью, а порой и бескомпромиссностью. Своеобразный мультидиалог друзей позволяет им выйти на конструктивистские глубоко философские обобщения и выводы, афористично излагаемые в кратких и точных формулировках. Стрелец и Филин провожают своих первых в Тонком Мире учителей и готовятся к самостоятельному служению.
Действие сценария закачивается на «сияющих мостах любви», где Стрелец встречается со своей земной женой Тоникой, которая по «небесному радужному эскалатору» на какие-то счастливые мгновения вырывается из душевного земного забытья на подмосковной даче, и рука об руку разгуливает со своим Санечкой (Стрельцом) по немыслимо красивым разноцветным мостам-радугам – месту встреч любящих сердец и сознаний Земли и окружающих Землю Тонких Миров нашей Солнечной Системы.
На одной из «целующихся радуг» в голубоватом свете миражеподобного, застывшего на горизонте сказочного видения «дворцов и замков Великого Небесного Княжества Снов», Стрелец с Тоникой встречаются с Филином и его давно умершей на Земле женой Валерией. Последняя служит теперь в кармической инспекции, контролирующей исполнение демонами реинкарнации индивидуальных программ воплощения на Земле душ людей. После их тёплой встречи и короткого общения, Филин и Валерия улетают, с тем, чтобы вместе продолжить служение во имя высшей справедливости «если не на Земле, то уж на Небе, - точно»… Стрелец и Тоника опять на неопределённое время расстаются, но «остаётся их общий и вечный Дом – Любовь, которая нигде и никогда их не оставит ни в Этой, и ни в Той Жизни»...
 
КИНОСЦЕНАРИЙ
 
Часть 1. ПОВЕСТЬ О КОСМИЧЕСКИХ БРАТЬЯХ
 
НАТ. ОГРОМНЫЙ ГОРОД – НОЧЬ – СОН СТРЕЛЬЦА
 
Многотысячная толпа горожан вдыхает крепкий коктейль из компонентов вечернего смога и свежего морского воздуха, активно поступающего из городской гавани за западным молом…
 
Темнеет и холодает. Внезапно начинается сильный ливень, принесённый мощным ураганом.
 
Следует несколько толчков землетрясения, ошеломляющих своей силой, а главное - внезапностью…
 
Начинается паника, возникшая вместе с треском и грохотом от рушащихся строений на довольно тесных и многолюдных улицах города.
 
Гаснут и лопаются уличные фонари, искрят и обрываются провода, разрываются огромные рекламные неоновые изображения на разрушающихся строениях.
 
Ошалевший ветер, как шелудивый пёс сорвавшийся с цепи, хватает всё и всех подряд, треплет с исступлением и злобой последнего варвара и бросает без всякого разбора куда попало, калеча вещи и тела друг о друга.
 
НЕИЗВЕСТНЫЙ ГОЛОС
(за кадром, женский визг)
Цунами.., Цунами..!
 
Огромная грохочущая чёрная волна размером с десятиэтажный дом обрушивается сверху, давя и унося с собой всё, что до этого находилось на поверхности содрогаемой земли и летало над ней в беснующемся воздухе.
 
Следующая волна уже с меньшим грохотом соскребает остатки предметов и тел с поверхности земли и обозначает большую промоину, в которую хлещет подоспевший мутный поток уже ослабевшей стихии.
 
Среди множества различных предметов и тел СТРЕЛЕЦ ясно видит и своё обезображенное стихией мёртвое тело, беспомощно влекомое в тёмную пучину волн…
 
КОНЕЦ СНА
 
ИНТ. ПОДМОСКОВЬЕ - ДАЧА – РАННЕЕ УТРО
 
Стрелец просыпается, поёживаясь от утренней прохлады и пережитого во сне страха. Осторожно, чтобы не разбудить жену - выбирается из кровати, и пошатываясь, почти в полной темноте привычно ощупывая родные стеночки и предметы мебели, добирается до туалета…
 
Превозмогая сильный спазм мочеточника, Стрелец кое-как мочится, охлаждает воспалённые кисти рук и лицо водой из металлического рукомойника, и наконец, окончательно просыпается.
 
СТРЕЛЕЦ
(про себя, тихо)
Тьфу, наваждение какое-то..!
 
Несколько раз вдыхает полной грудью, идёт на кухню, зажигает там свет, смотрит на настенные часы.
 
СТРЕЛЕЦ
(просыпающейся жене ТОНИКЕ)
Половина пятого… Можно было бы ещё часок поспать. Но какой уже теперь сон? Лучше не спеша соберёмся в дорогу, немного прогуляемся по улице, прогреем машинку…
 
СТРЕЛЕЦ
(продолжает)
На улице, кажется, «холодрыга». Как говорится, «марток – одевай двое порток»…
 
Тоника всё ещё не встаёт, кутаясь в одеяле.
 
Стрелец делает небольшую паузу.
 
СТРЕЛЕЦ
Давай, Тоника, поактивнее.., вставай… Чтобы не попасть в дорожную пробку, заехать домой, переодеться, побриться, перекусить и быть в 9 часов на работе, - нам надо уехать не позднее шести.
 
СТРЕЛЕЦ
(продолжает)
К тому же, сегодня в 17.00 мы встречаемся с ЮРОЙ (ФИЛИНОМ) в Ёлках-Палках. Давно не общались «с глазу на глаз». Надо в спокойной обстановке кое-что обсудить.
 
ИНТ. КАФЕ ЁЛКИ-ПАЛКИ – ВЕЧЕР
 
Очередь у стойки с закусками. Стрелец и Филин, встретившись в зале, должным образом наполняют тарелочки и усаживаются за свободный столик на балконе 2 этажа.
Дополнительно заказывают у официанта по жареному куску свинины и литр клинского пива.
 
Официант приносит пиво и свинину.
 
СТРЕЛЕЦ
(Филину)
Давно не виделись, брат. Давай выпьем за встречу… У меня для тебя есть совсем новая информация.
 
ФИЛИН
(с интересом глядя в глаза Стрельцу)
С удовольствием, братец. Ты, как всегда, опять меня интригуешь. Будь здоров!
 
Чокнулись, отпили по пол-кружки пива.
 
СТРЕЛЕЦ
(медленно выговаривая слова)
Этой ночью на даче мне приснился ужасный сон...
 
СТРЕЛЕЦ
(продолжает с испугом в глазах)
И то что я увидел, было настолько потрясающим, что и до сих пор я не могу отделаться от ощущения абсолютной реальности всего происходившего…
(отодвинув бокал с пивом на край стола)
Во сне я отчётливо, со стороны, наблюдал цунами на набережной неизвестного мне большого приморского города, с массовой гибелью людей, и себя в том числе.
 
Стрелец делает небольшую паузу и продолжает…
 
СТРЕЛЕЦ
И знаешь, сегодня ночью я отчётливо осознал, что в природе нет ни абсолютной жизни, ни абсолютной смерти. Как это тебе..?
 
ФИЛИН
(доедая салат со свининой)
Сон, кроме физического «отдохновения», это ведь ещё - и маленькая смерть. Он является своего рода репетицией настоящей смерти. Поэтому иногда, именно во сне, мы можем узнать кое-что об истинных механизмах нашей жизни там, за порогом…
 
СТРЕЛЕЦ
(лукаво усмехаясь)
Вот тебе и профессор физиологии. И пива то ведь выпили вроде немного…
 
ФИЛИН
(серьёзно)
Да, я действительно полагаю, что этот Мир настолько огромен и непредсказуем, что в нём - есть место всему…
 
СТРЕЛЕЦ
(с неподдельным интересом)
Значит, когда мы умрём - мы тоже будем..?
 
ФИЛИН
Да, но по-видимому - в ином качестве… Наше сознание нас переживает. Последнее, скорее всего, - нематериально; иначе бы мы так долго не топтались на месте, в смысле раскрытия его тайн.
 
СТРЕЛЕЦ
Но ведь нематериальное - тоже познаваемо человеком, и может быть, - даже методами науки..; просто ещё не пришло время…
 
ФИЛИН
Думаю, что так… Ты ведь тоже врач, доктор наук, как никак - учёный… И ты не можешь не понимать,что главными волшебниками на Земле являются учёные. Именно они объясняют чудеса и постепенно переводят их в разряд обычных материальных явлений. Примеров тому – предостаточно.
 
СТРЕЛЕЦ
Да, по моему мнению, большие учёные рождаются и гаснут также, как и звёзды на небе; и все они были нужны, и все они были - правы…
 
ФИЛИН
Но дело то в том, что до абсолютной истины в этой земной реальности не дано добраться никому…
 
ОФИЦИАНТ
(с некоторой досадой поглядывая на столик братьев)
Не желаете ли ещё чего-нибудь..; пива, водочки.., десерт..?
 
СТРЕЛЕЦ
( уловив взглядом такое же мнение брата и потянувшись за кружкой с остатками пива)
 
Благодарим, не надо.
 
Где-то внизу, но очень близко раздаётся страшный грохот с молниеносной вспышкой яркого света. Возникаюший вслед за этим густой чёрныё дым, а также удушающий и всё испепеляющий жар в мгновение ока поглощают часть обрушившегося балкона вместе со столиками, клиентами и обслуживающими их официантами.
 
Однако братья каким-то странным образом по-прежнему сидят друг напротив друга, как бы продолжая общаться..? То же делают и некоторые другие клиенты балконных столиков…
 
Два официанта.., один из них тот, который обслуживал Стрельца и Филина, как ни в чём ни бывало продолжают работать с посетителями…
 
НАТ. КАФЕ ЁЛКИ-ПАЛКИ – ВЕЧЕР
 
Кафе «Ёлки-Палки», что на Большой Дмитровке, после произошедшего внутри него взрыва - повреждено… Изуродованы двери и оконные проёмы. Разбиты стёкла, витрина у входа. Наблюдается задымление помещений.
 
ИНТ. КАФЕ «ЁЛКИ-ПАЛКИ – ВЕЧЕР
 
Несмотря на это, некоторые посетители, не спеша довершая трапезу и допивая из бокалов напитки, спокойно готовятся разойтись…
 
Другие же, в какой-то суматохе, и даже панике, мечутся между опрокинутыми столиками, разбитыми витринами, искарёженными и обожжёнными деревянными, пластмассовыми и металлическими конструкциями внутреннего интерьера кафе в поисках спасительного выхода.
 
В зале 1 этажа кафе теперь уже находятся и другие люди, которые не бегут вон, а наоборот, приходят с улицы, наклоняются над пострадавшими, оказывают им посильную помощь, и взявши наиболее сильно покалеченных за руки и за ноги, выносят последних из помещения. Детей несут на руках..: испуганных, окровавленных, обожжённых; живых и мёртвых.
 
Появляются санитары с красными крестами на нарукавных повязках и с носилками для эвакуации.
 
Некоторым пострадавшим тут же на полу, или на носилках оказывается разнообразная медицинская помощь. Кому-то - врачами скорой делаются инъекции в различные части тела.
 
В относительно мало пострадавшем дальнем углу кафе, прямо на составленных вместе двух уцелевших столиках, другие врачи одному из потерпевших проводят дефибриляцию сердца.
 
Внимание Стрельца, который по-прежнему может всего лишь наблюдать происходящее, привлекает пожилой человек, бездыханно лежащий ничком в правом углу кафе, придавленный к полу толстой деревянной балкой обрушившегося балкона.
 
Несколько молодых парней, появившихся внутри кафе уже после происшествия, с трудом освобождают тело бедняги от балки и переворачивают его на спину.
 
Что-то вспыхивает перед глазами Стрельца и ударяет, как взрывной волной..; да так, что его «вышибает» из кресла, в котором он сидит и поднимает вверх под обожжённый потолок кафе. В лежащем внизу на полу синем от асфиксии теле он узнаёт Филина.!?
 
СТРЕЛЕЦ
(в ужасе говорит сам себе)
Не может быть.!! Вот же он, ЮРА (Филин), в кресле напротив меня…
 
Да, Филин - рядом, но уже не в кресле, а парит, также как и сам Стрелец, на уровне разбитой, но не погасшей совсем огромной хрустальной люстры под потолком.
 
СТРЕЛЕЦ
(продолжая говорить с самим собой)
Значит и я где-то там, внизу… Но ведь я - здесь..; и Юра (Филин), - здесь.?! А кто же там!!? Там – наши тела, а мы.., - здесь?!!
 
Стрелец понимает, что они с Филином погибли физически также, как и погибли многие другие люди, которые, тем не менее, продолжают относительно спокойно, и даже как-то отстранённо, наблюдать это кровавое столпотворение…
 
Однако некоторые из этих «благополучных», но по-видимому неравнодушных клиентов, пытаются вмешиваться, то есть оказывать помощь пострадавшим. Но это у них не получается…
Их быстрые, прямо по воздуху перемещения и попытки оказания физической помощи лежащим на полу людям, не дают никакого эффекта… После тщетных попыток некоторых из них вмешаться в происходящее, все они концентрируются вверху помещения, совершенно не реагируя на гарь, пыль, дым, а также воду из брандcпойтов, которой подоспевшие пожарные заливают очаги возгораний на 1 этаже кафе.
 
Часть «благополучных соседей» начинает постепенно исчезать из поля зрения Стрельца, покидая помещение кафе..; но не через двери, и даже не через окна, многие из которых выбиты, а прямо через потолок и стены здания… Жуткая, и всё же очень любопытная картина… Ужасно гримасничая и страшась контакта с потолком и стенами, вытаращив глаза и выставив для защиты вперёд руки и ноги, все они как один, благополучно и без всяких видимых усилий, проникают насквозь любые предметы, будь то бетонные блоки, деревянные или металлические перекрытия.., - и уходят…
 
СТРЕЛЕЦ
(глядя на Филина)
А как же мы..? Но я не хочу – один… Только - вместе… Туда.., или, - сюда…
(больше хочется назад)
Там, внизу - мой дом.., моя Тоника… Нет-нет.., я не хочу уходить…
 
Вдруг Филин, как бы окончательно решившись, начинает подниматься выше, с каким-то отчаянием во взоре глядя на Стрельца…
 
Стрелец пытается его удержать…
 
ПОТУСТОРОННИЙ ГОЛОС
(за кадром)
Вас мы забираем с собой.
 
СТРЕЛЕЦ
(с полными от «сухих слёз» глазами)
Здесь - не место и не время распоряжаться.
 
Вслед за Филином, неведомой ему силой Стрелец поднимается ещё выше, также как и Филин проходит насквозь потолок, чердак, крышу дома и вылетает на открытый воздух…
 
НАТ. ПОЛЁТ – ВНЕ ВРЕМЕНИ
 
Стрелец и Филин - в движении.., а теперь уже и в полёте со всё возрастающей скоростью.., но не в открытом небе, а в какой-то неземной, сотканной как бы из воздуха с лучиками света полузатемнённой конструкции своеобразного воздушного моста с великолепными ажурными очертаниями свода…
 
Филин летит впереди, и несмотря на постоянные вибрационные колебания светотени - виден очень хорошо. Его тонкий и гибкий изящный стан, как бы окутанный или крепко схваченный искрящимся турбулентным потоком, напоминает маленький степной смерч в жарком лете, уносящий в себе нечто таинственное и достойное продолжения жизни…
 
Стрелец летит следом за Филином.
 
Впереди, немного их обгоняя, также стремительно несутся вперёд по играющему светотенью воздушному мосту силуэты ещё нескольких изящных вихревых смерчиков…
 
НАТ. МЕНТАЛ – ВНЕ ВРЕМЕНИ
 
Простор распахивается навстречу летящим совершенно неожиданно и мощно. Тьма отступает совсем и растворяется где-то позади. Их - двое: Стрелец и Филин.
 
Вокруг - мягкий и добрый свет, но уже без солнца, без теней, без посторонних бликов и отражённого сияния.
 
Стрелец видит чудесные холмистые луга с ярчайшим зелёным покровом, которые чередуются с массивами великолепного смешанного леса-сада. Видимость всего этого «природного заказника» - абсолютно ясная, чистая и увеличенная, по крайней мере, раза в три–четыре. Ближайшие луга и сады с множеством каких-то экзотических деревьев - особенно хороши. Огромное количество диковинных пернатых наполняют пространство разноголосым, но мелодичным хором, больше напоминающим серенады виртуозов-исполнителей на каких-то божественных небесных инструментах, чем птичьи голоса.
 
Филин тоже любуется неземными пейзажами. Его сияющее светом лицо выражает внутренний восторг, а глаза - полны мысли. Яркие изогнутые лучи жёлтого цвета, прямо исходящие от головы, шеи и плеч его «тела», струятся вниз, закручиваются вокруг рук, талии, ног, создавая подобие крыльев; частично рассеиваются в окружающем пространстве, а частично - возвращаются к верхней части туловища и к голове.
 
Филин впервые после прерванного разговора в кафе мысленно обращается к брату.
 
ФИЛИН
Теперь ты знаешь, брат, ответ на главный, мучавший тебя там, в кафе вопрос. Знаю его и я. Сейчас я чувствую себя космонавтом, впервые ступившим на неизведанную планету и ещё не представляющим себе своего второго шага.
 
СТРЕЛЕЦ
Мы умерли.., но мы - есть! Правда, теперь не на Земле..; так, где же мы..? Совершенно очевидно, что несмотря на смерть, мы живы, поскольку не утратили, как мне кажется, своей индивидуальности… А что касается нашей внешности…
 
СТРЕЛЕЦ
(внимательно вглядываясь сначала в лицо, а затем и в сверкающее золотистое тело брата)
Мы явно изменились... Тела наши легки и послушны, как никогда... Я любовался тобой в полёте. Действительно, мы - как птицы небесные... Сколько нам лет..? Или здесь - это уже не имеет значения..?
 
ФИЛИН
Со временем, мы это поймём. Меня сейчас занимает другое: где мы и имеются ли тут разумные существа..?
 
Эта мысль Филина буквально «выпархивает» из него и растворяется в окружающем пространстве. И последний видит, наконец, этих небожителей… Издали, их тела смотрятся как полупрозрачные светящиеся сферы или овалы…
 
Вблизи, всё внимание переключается на большие круглые головы с красивыми сияющими лицами и как будто брилиантовыми глазами… Головы удивительным образом «встроены» в туловища; вращаются и перемещаются во всех направлениях, появляясь с определённой периодичностью в разных местах тел.
 
У других же, более светлых индивидуумов тела напоминают видимые в океане издалека «крылатые» парусники. Над их крупными подвижными головами ярким жёлтым светом вспыхивают вибрирующие язычки наподобие пламени, а прямо посередине высокого лба возникают нежно-розовые пульсации небольших шестиконечных звёздочек, подсвечиваемых мягким сиянием удивительно человеческих глаз.
 
Филин посылает Стрельцу многозначительный взгляд.
 
ФИЛИН
Эти - здесь по случаю...
 
СТРЕЛЕЦ
(пьянея от восторга)
Всё это надо ещё «переварить»…
 
ФИЛИН
Кажется, я уловил одну любопытную закономерность... В этом, безусловно живом и одухотворённом мире сказки, в котором мы с тобой, брат, сейчас находимся, все явления посещают нас по первому мысленному запросу... Или они приходят к нам вроде бы из ниоткуда, или мы посещаем их... Тебе не кажется то же самое..?
 
ФИЛИН
(вопросительно глядя на Стрельца)
Интересно, что каждый из нас одновременно видит одно и то же, и разное; и эти картины перед глазами - всё время меняются..? И даже друг друга мы наблюдаем периодически, а точнее, только тогда, когда активно вспоминаем о нас, или общаемся... Не так ли..?
 
ФИЛИН
(не дождавшись ответа)
Знаешь, секунду назад я видел «местных жителей»..; их много, и похоже, что они - счастливы... Среди них были и «гости со стороны», но как мне показалось - ангельски прекрасные и очень умные существа... Мне кажется, они ждут контакта... Сами они, вероятно уже имеют с нами одностороннюю связь... Не отвлекайся пожалуйста… Давай попробуем действовать вместе… Без них, нам здесь ни в чём не разобраться…
 
СТРЕЛЕЦ
(по-прежнему восхищённо)
Стоит только подумать, или просто захотеть..; здесь мысль творит окружение.?!
 
Не сговариваясь, вместе, братья просят о встрече и о помощи в новых обстоятельствах жизни; жизни - после их физической смерти.
 
Фигуры двух светящихся существ - из тех, которых, кажется, минутой раньше уже видел Филин, немедленно и одновременно возникают перед мысленными взорами Филина и Стрельца. Это - СИМЕОН и ОКТОПЕС. Они улыбаются улыбками очень добрых «людей», давно не видевших своих любимых, и оттого любящих их сейчас ещё больше.
 
СИМЕОН
(плавно приблизившись к братьям на расстояние вытянутой руки)
Я – Симеон.
 
ОКТОПЕС
(тронув за локоть Стрельца)
А я – Октопес. Мы с Симеоном – Ваши новые проводники, и сопровождаем Вас с тех пор, как Вы расстались с физическим миром и с Вашими земными хранителями – нашими друзьями Александром и Георгием...
 
Проводники имеют что-то вроде знаков отличия. У одного их них (Октопеса) во лбу сияет розовая шестиугольная звёздочка; а у Симеона, вместо волос, над головой колышется желто-голубое пламя в виде нескольких волнистых язычков, имитирующих причёску. Оба с головы до ног светятся мягким голубоватым свечением, вырывающимся отовсюду из под безукоризненно чистых белых одежд, напоминающих систему парусов-крыльев, управляющих движением судна в океане с неопределённой и постоянно меняющейся ориентацией движения… Лица Симеона и Октопеса - человеческие; даже удивительно человеческие… Глаза – совершенно без каких-либо признаков беспокойства, настороженности и любопытства. Понимание, дружеское расположение, покой и мудрость постоянно присутствуют в этих глазах.
 
СИМЕОН
(мысленно обращаясь к братьям)
Сюда мы ещё вернёмся. А сейчас, Вам предстоит на время сбросить с себя Ваши ментальные «доспехи» и побывать Дома…
 
Братья пребывают в изумлении и некотором смятении…
 
ОКТОПЕС
(мягко улыбаясь)
Вы не так поняли.Речь идёт о другом Вашем доме, не земном... Не всем удаётся побывать там даже кратковременно. Но Вам - повезло..!
 
НАТ. ФИЗИЧЕСКИЙ ЭФИР – ВНЕ ВРЕМЕНИ
 
В следующее мгновение братья чувствуют себя совсем невесомыми, легче воздуха, легче всего на свете..; и такими сильными и свободными, какими ещё никогда и нигде себя не ощущали.
 
Стремительно возвращается память, память о прошлом. Но не о том - совсем недавнем земном мире, из которого они пришли сюда, а об очень и очень далёком пространстве истинной, не стеснённой никакими материальными оболочками души; души вечной, незамутнённой, изначальной.
 
Стрелец и Филин поднимаются всё выше и выше.
 
Незримые восходящие потоки из любви и света открывают всё новые пейзажи, мелькающие так живо и так стремительно, что братья не могут уже ни о чём думать и ничему удивляться. Они просто живут в этой возвращающейся Вселенной, в узнаваемых и таких родных местах.
 
Симеон и Октопес как заправские штурманы прокладывают путь «Домой», увлекая за собой Стрельца и Филина.
 
Бесконечный воздушный океан вокруг постоянно меняется… Волновые пульсации учащаются…
 
Где-то далеко впереди маячит сверкающее сферическое тело «Родительской Обители», как её про себя, не сговариваясь, уже «окрестили» братья, плавно и постепенно превращаясь в вогнутое зеркало, фокусирующее весь разнородный и многоцветный лучевой спектр видимого Эфира на тёмном пространстве тоннеля, или просто дыры, создаваемой параллельными пучками света на горизонте.
 
Внимание братьев концентрируется на пульсирующем в такт их собственным вибрациям Эфире, иначе и не назовёшь, или на том, что физики на Земле именуют Физическим Вакуумом…
Физический Вакуум – всюду. Он заполняет всё пространство от вогнутой сферы Родительской Обители - и до чернеющего вдали горизонта. Кроме того, им наполнена и сама Родительская Обитель. Спокойный, размеренный общий ритм пульсаций Эфира, время от времени, местами сменяется активными флюктуациями световых волн, как будто получая от каких-то невидимых и неслышимых распорядителей указания к переходу в «возмущённое состояние».
 
Возникающие то тут то там молниеносные световые вспышки высвечивают огромное разнообразие неких мелких, очень подвижных и различающихся по форме и цветовой гамме частиц. Эти частицы, при пристальном их рассмотрении - совсем не просты… Появляясь как бы из ниоткуда, они быстро и по-видимому безошибочно находят направления движения и места встреч со своими маленькими партнёрами… Их взаимоотношения с другими крохотными частицами очень разнообразны… С некоторыми – они сливаются, образуя при этом другие по форме и цвету частицы. С иными - как бы пошептавшись и выяснив отношения, не объединяются, а напротив, мягко отталкиваются, или резко отскакивают от них. С третьими, - начинают кружить вальсовые «па».., то вдвоём, то порознь вращаясь вокруг собственных осей и между другими, «озабоченными» каждая своими особенностями поведения частицами. Особый блеск и даже шик, изящество и неповторимый колорит всему этому карнавалу микрочастиц, которые и частицами-то называть неудобно, придаёт цветовое разнообразие этой своеобразной танцевальной феерии.
 
Очаги этого микробала-маскарада возникают то тут, то там, внезапно начинаясь и также внезапно прекращаясь… Временами успокаивающийся и становящийся почти «безжизненным» Эфир начинает просто «механически» катить свои световые волны в строго определённом направлении. Пульсации становятся едва уловимыми вибрациями, или просто шелестом волн.
 
Затем - всё снова оживает... В эфирном океане определяются различные видимые течения, изменяются направления движения волн, на поверхности возникает высокочастотная серебристая рябь…
 
И в следующее мгновение, под аккомпанимент световых разрядов, возобновляются «священодействия» частиц-микросущностей, но уже в совершенно иных «составах исполнителей»…
 
СТРЕЛЕЦ
(Филину)
Смотри, так это и есть то самое виртуальное движение, о котором знают учёные Земли, но не могут охарактеризовать его физически, материально..!
 
Филин смотрит на всё это - то разворачивающееся, а то свёртывающееся великолепие, просто разинув рот…
 
Это искромётное, и в то же время огромное, единое живое поле, поле безусловно информационное и энергетическое, наполненное бесконечно разнообразными микросущностями (световыми волнами и сложнейшими живыми частицами), глубоко «вздыхает», отправляя за горизонт «эшелоны» какой-то бесформенной материи; затем - радуется и даже ликует, мобилизуя и ориентируя свои «полки, армии и дивизии» крошечных умников и умниц на новое строительство ещё не обозначившихся реально, но уже существующих в проектах и копиях будущих космических объектов и жизней.Особенно привлекают внимание Филина процессы, происходящие как бы на периферии видимого пространства, на границе света и огромного чёрного круга… Здесь, пульсирующий, населённый мириадами микроволн физических и химических частиц Океан то взрывается, вспучивая и выбрасывая массы аморфного, но видимо высокоэнергетического вещества, волнами уходящего всё дальше и дальше в светлую бесконечность, а то вибрируя и углубляясь в черноту Дыры, окаймлённой по окружности огненным венцом… Видимая уже совсем вблизи залитая ярким, но не слепящим светом сферическая и вогнутая от края и до края Родительская Обитель, медленно поворачиваясь навстречу летящим, открывает свои объятия…
 
СТРЕЛЕЦ
(вопросительно глядя на Филина)
Здесь мы летали с друзьями, помнишь..?
 
ФИЛИН
Да, но тогда мы были не братьями, а просто родственными душами.
 
СИМЕОН
Мы - почти у «Горизонта Событий». А это - именно тот квазар, как его называют Ваши физики, из созвездия «Лебедь», который около двух тысяч лет тому назад впервые отправил Вас в иные Миры и Пространства с целью постижения новых знаний и истин…
 
ФИЛИН
Да, это наш квазар, с которого, в сущности, мы начались - как индивидуумы.
 
ФИЛИН
(обращаясь к Стрельцу)
Помнишь, брат, как мы расставались с Помелой, Крокусом и Земфирой..? А крошек Мильсегов, - помнишь..?
 
СТРЕЛЕЦ
Я помню всё и всех. Здесь мы впервые осознали себя и были обласканы Светом. Мы были прозрачны и чисты, как слёзы нашей Мамы, когда она отправляла нас в первое, ещё немыслимое тогда путешествие.
 
СТРЕЛЕЦ
(продолжает)
Помнишь, как мы боялись тогда упасть туда, в ту Чёрную Дыру сразу за горизонтом, в которой, в конце концов, и оказались все Наши… В отличие от друзей, мы были с тобой «босяками-неучами и нам хотелось прикоснуться мыслью к каждому сгустку материи..; хотя, можно было бы этого и не делать...
 
СТРЕЛЕЦ
(после короткой паузы)
Но, по-видимому, - каждому своё... И мы получили то, что хотели… Мы прошли, прошли много раз через всё: и хорошее и плохое, и возвышенное и низкое; через добро и зло; ненависть и любовь; совесть и бесстыдство...
 
ОКТОПЕС
(оглянувшись и предлагая братьям следовать за ним)
Но Ваши друзья детства - сейчас здесь; и они ждут Вас…
 
Филин и Стрелец, вслед за Октопесом и Симеоном, подлетают к роскошному сгустку из особо интенсивных световых волн, пульсирующих в такт со всей этой огромной сферической «махиной» из изначальных, первобытных и разноцветных частиц и античастиц. Их взор останавливается на внезапно оформившемся призрачном, полупроницаемом облачке из тончайшей космической пыли. В следующий миг облачко «тает», являя долгожданных и желанных друзей детства...
Последние, все как один - огненно-рыжие и величественные… Исходящее от них ослепительное сияние освещает дороги к «Дому». Всего дорог - семь; вернее, не дорог, а ярких и прямых лучей, стремящихся, по-видимому, в одну, невидимую пока отсюда точку...
 
Братья обращают внимание на изменения в своём собственном облике. Да, их тела остаются теми же и принадлежат только им; но они становятся такими же огненно-рыжими, как и у их друзей детства - великанов, вышедших из облака.
 
НАТ. ПО ДОРОГЕ ДОМОЙ – ВНЕ ВРЕМЕНИ
 
Симеон и Октопес остаются позади, а Филин и Стрелец, присоединившись к огненной компании, уже мягко скользят, каждый по своему лучу-радиусу, всё более сближаясь друг с другом и с друзьями детства в единой точке.
 
И вот - они уже почти одно целое..; как отдельные язычки в едином пламени. Начинается мысленное общение… Говорят все разом... Все семеро... Кроме Стрельца с Филином, здесь присутствуют: КРОКУС, ПОМЕЛА, ЗЕМФИРА и оба МИЛЬСЕГА – МИЛЬСЕГ ПЕРВЫЙ и МИЛЬСЕГ ВТОРОЙ. Все, наперебой обмениваются впечатлениями, вспоминают эпизоды из детства, проказы и шалости друг друга... Лицом к лицу, все видят и отлично понимают один другого и всех сразу. А вот они уже друг в друге, один в одном..; и все - в едином, но теперь не огненном, а ангельском, стремительно уменьшающемся в размерах теле..; и уже не в теле.., а в духе, общем и свободном..; но чувствующем, понимающем и любящем, - семью чувствами, семью сознаниями и семью любовями..!
 
ИНТ. ДОМА – ВНЕ ВРЕМЕНИ
 
ОБЩИЙ ГОЛОС
(за кадром)
Мама..! Мы, – Дома..!
 
Волна блаженства, покоя и несказанной радости захлестывает всех и каждого в отдельности. Становится очень легко.
 
МАМА ласкает их, как мама-кошка ласкает своих котят, вылизывая с головы до пят и издавая при этом только ей понятные звуки любви.
 
Кажущиеся рядом с Мамой маленькими ангелочками, почти неотличимыми друг от друга, все они видят только Маму – всё той же огромной и доброй, любящей и внимательной к каждому их движению, каждому взгляду и каждому желанию.
 
Мама любит их, как прежде; но теперь - ещё и гордится ими, чувствуя и понимая тот огромный душевный и духовный багаж опыта, знаний и мудрости, который все они приобрели и принесли с собой на эту встречу.
 
Стрелец и Филин постепенно осваиваются в новой реальности…
 
Помела и Крокус деловито «выясняют отношения» с группой внезапно материализовавшихся призраков, внешне чем-то напоминающих Симеона и Октопеса, но значительно меньшего роста, довольно скромных и даже несколько застенчивых… Все они очень внимательны к той информации, которую мысленно, по очереди, передают им Помела и Крокус.
 
Мама резко отличается от всех то огненно-рыжих, то ангелоподобных друзей детства, какими те предстают перед братьями. Стихия огня ни в какой степени её не затрагивает. Она - вся из света… Облачённый Эфиром и ярким но приятным и тёплым несолнечным светом образ Мамы как бы витает в пространстве, не формируясь, и внешне не подчиняясь никаким стихиям… Мама являет собой духовный образ видимо присутствующего, доброго, благородного.., но постоянно ускользающего от пристального внимания окружающих светозарного существа, которое всегда здесь и сейчас, и которое прекрасно не бытием стихий, а только лишь одним ни с чем не сравнимым присутствием Сердечного Материнского Духа.
 
Земфира помогает Маме создавать некие изображения из разноцветных живых частиц, которых здесь огромное множество. Коротенькими лучевыми указками с небольшими утолщениями на концах Мама с Земфирой очень ловко, как настоящие художники мазками на холсте, прямо на световой ряби «Океана», из частиц формируют разные фигурки, несколько напоминающие древние наскальные или пещерные рисунки - предмет изучения и восхищения учёными археологами и спелеологами Земли.
 
Оба Мильсега куда-то улетают...
 
Стрельцу хочется как можно больше узнать и понять… Поэтому он «жмётся» к Маме, ища у неё поддержки и ответов на многие: как.., зачем.., почему..? Он видит, что Мама очень рада всем им, и особенно - ему с братом.
 
СТРЕЛЕЦ
(глядя на Маму, самому себе)
Видно, что соскучилась..; давно не встречались... А по сути, - никогда с самого «рождения»… О память, почему ты была так слаба и обманчива раньше..?
 
Но сейчас - Мама сильно занята…
 
Стрельцу ничего не остаётся делать, как продолжать наблюдать происходящее, тем более что вокруг по-прежнему всё довольно быстро меняется... Во всём чувствуется присутствие чьей-то воли и сознания… Единое, по-видимому информационно-энергетическое поле с постоянно меняющейся частотой световых волн-вибраций, с то уплотняющимися, а то разуплотняющимися участками Эфира, кажется насквозь пронизывает всё пространство и время и связывает их воедино, делая последнее всего лишь одной из составляющих бесконечного пространства. Сознательная, одновременно творящая и разрушаюшая сила постоянно изменяет всё и вся, руководствуясь по-видимому принципами мгновенности, нелокальности и непредсказуемости…
 
Наконец, Стрелец видит..; нет, не видит, но ощущает эту силищу – сознательную информационно энергетическую Матрицу, с которой пишется жизнь и смерть всех без исключения материальных объектов и субъектов Мироздания.
Выходит так, что и сама эта Матрица находится в постоянном развитии и «структурном» обновлении. Виртуальный
физический..; нет, не физический, а скорее психофизический ансамбль из светящихся микросуществ смотрится теперь более отчётливо и представляет из себя уже систему. Издали она напоминает множественные закрученные вихри, но не ветра как на Земле, а света, сотканного из волн разных цветов и оттенков. Эти вихри присутствуют всюду; их формы и окраска постоянно изменяются, являя взору то какие-то образы растительно-животного мира, а то - необычайно сложные и запутанные живые нити, выстреливающие в пространство порции (кванты) лучевой энергии, рассыпающейся веером и накрывающей строго определённые локусы Эфира, выделяющиеся наибольшей активностью микрочастиц и высокочастотными колебаниями света.
 
СТРЕЛЕЦ
(восхищённо)
Вот уж действительно «Хочешь жить - умей вертеться»… Но этот вертеп, – всем вертепам вертеп..!
 
Чем больше Стрелец задумывается об увиденном, тем больше он видит; и чем больше он видит - тем больше понимает происходящее вокруг. Их с Филином «Главный Дом» представляется ему теперь эдакой Космической Маткой, местом не столько пребывания жизни как таковой, сколько космической колыбелью для рождения или возрождения жизни, и в частности - жизни людей.
 
Стрелец концентрирует всё своё внимание, призвав на помощь не столько знание, сколько безусловно обогатившееся за последнее время воображение, и в какой-то отчаянно малый миг осознаёт, а потом и видит невозможное..: живые «нули» размером с жирную расплывающуюся точку, но с уходящей внутрь светлой воронкой посередине… Отобранные по-видимому ими разноцветные микрочастицы, тут же ещё больше сократившись в размерах, «отправляются» внутрь «нулей.
Прочие же, не представляющие видимо для последних интереса, продолжают по-прежнему активно «водить хороводы и вальсировать» в вихревых потоках света… Некоторые из «нулей» сами начинают излучать свет и развёртываются таким образом, что представляют собой уже вполне отчётливые и зримые мыслеобразы самых разнообразных форм и конфигураций. Другие же, «живые нули», напротив, ещё глубже проваливаются внутрь себя, отчего становятся более тонкими и изящными, а их внутренний свет как будто уносит последних куда-то туда, в ту бесконечность, которая не к нам, а от нас…
 
Всё это мелькает перед мысленным взором Стрельца буквально молнией и тут же исчезает, вернув «настоящую реальность» в виде Мамы и Земфиры, которые своими световыми указками, как теперь стало понятно Стрельцу, из множества видимых только им удавшихся дуэтов из живых нулей и виртуальных частиц отбирают лишь человеческие прообразы, души, оставляя в стороне любые другие, также по-видимому очень интересные создания и их сознания…
 
Филин же увлечён картинами материализации и дематериализации «пляшущих и беснующихся» микрочастиц видимого Эфира… Ему очень хочется увидеть всё это воочию, и поэтому он, не понимая всей отчаянности своего поступка, решает подлететь к той «чёртовой» огромной Чёрной Дыре поближе. Его просто тянет туда, и он уже не может сопротивляться…
 
ФИЛИН
(громко)
А – А… Будь что будет.., но я это увижу...
 
НАТ. ЧЁРНАЯ ДЫРА – ВНЕ ВРЕМЕНИ
 
Филин подлетает к Чёрной Дыре… Он – на краю бездны. Да, именно бездны..; ещё одно движение.., и можно самому оказаться там, в её пучине, за чёрным занавесом в огнедышащем котле, уходящем далеко вглубь и постоянно уносящем туда всё приближающееся к Дыре месиво из частиц, тканей, волн, газа, химических элементов…
 
Где-то далеко-далеко маячит лишь тонкая чёрная линия с маленькой едва различимой точкой на конце...
 
ФИЛИН
(вспоминая физику, самому себе)
Сжатие, уплотнение материи.., затем взрыв… Да, взрыв..! Начало Мира..! Расширение..! Готовится рождение новой звезды, или новой Галактики..; а может быть.., - и новой Вселенной…
 
Филин, «ни жив и ни мёртв», буквально застывает на краю пропасти.
 
К Чёрной Дыре подлетают Мильсеги.
 
ФИЛИН
(Мильсегам, виновато улыбаясь)
Как здесь интересно и страшно...
 
МИЛЬСЕГ ПЕРВЫЙ
Ну что ты, друг мой. Мы любим здесь бывать и учиться выживанию. Нигде так не чувствуешь ритма жизни. Там, за Горизонтом Событий, как называют это пространство физики Земли, всё прекрасно, хотя и всё - наоборот.., наизнанку, так сказать... Но никакой тьмы и коллапсов - там нет. Это только издалека так кажется.
 
МИЛЬСЕГ ВТОРОЙ
Да и мнение о том, что оттуда не возвращаются, тоже неверно. Мы ведь там постоянно живём и работаем. А сюда прилетаем в командировки и к Маме, что в общем то - одно и то же. Праздности - у нас нет. Дел много... Вот и сейчас мы участвуем в работе маминой лаборатории по созданию усовершенствованных форм сознательной жизни в новой, недавно возникшей Спиральной Галактике. А эта Чёрная Дыра поставляет нам в неограниченном количестве необходимые фотоны, гравитоны, мюонные нейтрино и другие виртуальные частицы всех видов и цветов.
 
По всей огромной окружности Чёрной Дыры продолжается интенсивное свечение; появляются мощные разряды наподобие электрических вспышек, разрывающие обволакивающую Дыру тьму в клочья.
 
МИЛЬСЕГ ПЕРВЫЙ
Для тебя, друг, здесь становится небезопасно… Океан усиливает интенсивность и частоту излучений, выбрасываемых Чёрной Дырой.
 
МИЛЬСЕГ ПЕРВЫЙ
(продолжает)
Это противостояние физических и психо-физических Полей у Горизонта Событий - вполне нормальное явление, результатом которого станет создание готовых форм необходимого Маме для её работы материала. Но мы прилетим за ним в другой раз. Пока - ещё рано… Нам всем - пора назад.
 
ИНТ. ПРОЩАНИЕ – ВНЕ ВРЕМЕНИ
 
Прилетают Мильсеги с Филином.
 
Все собираются вместе. Всех объединяет какая-то невидимая и ликующая «духовная материя».
 
Эфирный океан полностью просветляется и затихает. Лучистые дороги обозначаются как сияющие и расходящиеся в разные стороны радиусы-траектории, по которым и предстоит лететь каждому по своему направлению.
 
Филин и Стрелец в последний раз посмотрев в мамину сторону и мысленно с ней простившись, резко взмывают вверх и подхваченные вихревыми потоками несутся всё дальше и дальше от «Дома»…
 
Помела, Крокус, Земфира и братья Мильсеги также душевно прощаются с Мамой и улетают к себе домой, стремительно достигнув горизонта и буквально нырнув в пространство Огненной Бездны, ограниченное «Горизонтом Событий». При этом, прямо на границе Бездны они моментально сбрасывают с себя ангельские наряды, в которых были «Дома», меняя их на огненно-лучистые жёлто-оранжевые одежды великанов.
 
Часть 2. ПОВЕСТЬ ОБ АСТРАЛЕ
 
НАТ. ДОРОГА В АСТРАЛ – ВНЕ ВРЕМЕНИ
 
Симеон и Октопес сбрасывают скорость, слегка прижимают крылья к бокам, и плавно пикируя, начинают медленно снижаться.
 
Братья – Стрелец и Филин следуют за ними.
 
Стрелец и Филин обращают внимание на изменения, произошедшие во внешнем облике своих проводников.
Слегка расплывчатые контуры тел последних походят теперь на два полупрозрачных облака света, а точнее, светлых тонов цветных сгустка, с преобладанием нежно-розового.
Прекрасная пульсирующая розовая дуга, нисколько не препятствующая высокой подвижности ни того ни другого, тянется между их телами, то удлиняясь и истончаясь, а то, напротив, укорачиваясь и утолщаясь, в зависимости от изменения расстояния между ними. Лица проводников блекнут, становятся матовыми и искрящимися множеством то вспыхивающих, то гаснущих точек. Неизменно человеческими остаются их добрые и обнимающие любовью глаза.
 
В какой-то миг Стрелец замечает еле различимые розоватые дуги, связывающие воедино его и Филина и с Октопесом, и с Симеоном.
 
Филин физически ощущает какие-то метаморфозы, происходящие с его собственным телом; а потому - с повышенным интересом следит за Стрельцом. Жёлтые языки света, ниспадающие с головы Стрельца и закручивающиеся вокруг туловища и конечностей, плавно сменяются мерцающим одеянием ярко-голубого цвета. А светло-жёлтые тона и полутона составляют теперь только самую внешнюю оболочку-ауру, быстро рассеивающуюся в окружающем пространстве.
 
Стрелец, в свою очередь, теперь уже не сводит глаз с Филина, заворожённый аналогичной сменой «одежд» последнего.
 
Пространство вокруг постепенно темнеет, появляются ощущаемые телом довольно сильные вибрации воздуха, ещё больше возрастает плотность среды, а скорость полёта, наоборот, падает. Ощущение свежести в воздухе сменяется порывами ветра, также препятствующими свободному полёту.
 
ОКТОПЕС
(братьям)
Мы приближаемся к нижним пределам Астрала – конечной на сегодня цели нашего путешествия.
 
Все четверо «приземляются». Толчок.., ещё толчок.., некоторое продвижение вперёд. Под ногами – что-то липкое и хлюпающее, вроде топкого болота... Вокруг – мрак и темень... Чувство дрожи от холода и волнения...
 
НАТ. АСТРАЛ – ПЕРВЫЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ – ВНЕ ВРЕМЕНИ
 
ФИЛИН
(с иронией)
Ничего себе – конечная цель путешествия.
 
СИМЕОН
Не переживайте, скоро Вы ко всему здесь привыкнете и будете воспринимать это иначе. И вообще, поберегите Ваши эмоции, господа; они Вам ещё пригодятся…
 
Становится немного светлее.
 
Все четверо, мягко касаясь ступнями ног серо-зелёного цвета травы, движутся по ровному полю.
 
В небе грохочет гроза, тучи сталкиваются между собой, и треск стоит такой, как будто на «землю» сбрасываются и взрываются сотни и тысячи бомб. Ярко-синие разряды молний бороздят небо и постоянно, то тут, то там врезаются в «Землю», которая не принимает их внутрь, а вскипает и плавится в местах соприкосновений.
 
НАТ. НИЖНЕАСТРАЛЬСК – ВНЕ ВРЕМЕНИ
 
Впереди обозначаются тёмно-серые, словно в матовом тумане очертания куполов, высоких и низких строений, дамб, плотин, мостов, акведуков города Нижнеастральска - столицы Нижнего Астрала.
 
Преодолев грозовое поле, Октопес выводит свою команду на похоже единственную в городе более менее приличную центральную улицу, слегка подсвечиваемую очень тусклым зеленоватым светом от редких и грязных, по-видимому газовых фонарей.
 
В некоторых окнах домов, расположившихся вдоль улицы, едва угадываются тусклые мерцающие огоньки, или отблески отражённого то ли от свечей, то ли от каминного огня света. Окна, в основном - очень маленькие, зарешётчатые, с толстым слоем на них пыли и грязи.
 
Сам город лишь угадывается в очертаниях тёмных силуэтов зданий, в скрипах, гуле и уханье каких-то механизмов и систем, подающих в город необходимоё промышленное сырьё и откачивающих из него отработанные материалы.
 
Запах гари и нечистот носится в воздухе.
 
Протяжный, густой волчий или собачий вой внезапно прорезает воздух своей безысходной тоской… В ответ ему раздался несмелый лай. С крыши одного из высоких зданий шумно взлетает стая больших чёрных птиц.
 
Становится тихо.
 
НАТ. ЗАКАЗНОЕ УБИЙСТВО В НИЖНЕАСТРАЛЬСКЕ – ВНЕ ВРЕМЕНИ
 
Город Нижнеастральск живёт своей особенной жутковатой жизнью... Силуэты многочисленных прохожих, снующих по улице и примыкающей к ней по-видимому центральной площади, производят впечатление огромной толпы из серых призраков, перемещающихся во всех направлениях. Последние, кажется, не замечают ни друг друга, ни движущегося тут же городского транспорта.
 
Никаких сигналов, светофоров, знаков разметки на дороге. Всё – как в немом детективе с ужасно убогим и скучным сюжетом, но непредсказуемым финалом...
 
И действительно, вдруг откуда-то из переулка, весь в дыму и копоти выкатывает «шестисотый Мерседес», чуть не потеряв в резком правом повороте свою внезапно открывшуюся левую заднюю дверь. Последняя, видимо, и держится всего на одной нижней петле, и почти волочась по земле, ударяет двух неудачно подвернувшихся «призраков». Несчастные в жестоких конвульсиях катятся по грязному тротуару, вызывая панику и шараханье части прохожих, которые находятся поблизости.
Все остальные как будто и не замечают происшедшего, продолжая своё движение в том же темпе, и по-прежнему пребывая каждый в своём «сомнамбулическом одиночестве».
 
Но на этом, своеобразная детективная история не заканчивается... Дело в том, что буквально по пятам за «Мерседесом» следует весь облупленный, непонятного грязного цвета «джип Чароки». «Мерседес» притормаживает у подъезда центрального банка города с немного покосившейся огромной вывеской на непонятном языке. «Джип», поравнявшись с «Мерсом», со всего хода таранит его левый бок и прижимает последний к стене здания.
 
В следующий момент, из «джипа», с левой его стороны, с трудом выбираются четыре тёмных фигуры, и как ни в чём ни бывало спокойно «растворяются» в толпе прохожих, которые и на этот инцидент также не обращают никакого внимания.
Через пару секунд в салоне «Мерседеса» сначала раздаётся глухой хлопок, а затем - изо всех щелей в дверях и окнах валит густой чёрный дым. В полумраке салона автомобиля мелькают тусклые языки пламени пожара, «пожирающие» две призракоподобные фигуры…
 
СИМЕОН
(невозмутимо, братьям)
Опять убили заместителя директора Центрального Банка Науменко Петра Аркадьевича. Это – один из Ваших «пациентов» здесь, в Астрале. Кто будет с ним работать..?
 
СИМЕОН
(продолжает)
Человеком он был незаурядным, и небезызвестным предпринимателем в банковском бизнесе России. На Земле - убит своим же начальником охраны Дмитрием Валериановичем Недобрых из страха перед разоблачениями в денежных махинациях.
(после небольшой паузы)
Хороший был семьянин; очень любил жену и дочь. Но во всём другом... Лицемер, хапуга, лгун, трус, хитрюга, карьерист. Для получения криминальных доходов и продвижения по карьерной лестнице - использовал и заказные убийства.
 
Все четверо подходят к зданию центральной гостиницы Нижнеастральска.
 
ИНТ. В ГОСТИНИЦЕ НИЖНЕАСТРАЛЬСКА – ВНЕ ВРЕМЕНИ
 
Октопес входит в открытый проём серого двухэтажного особняка, расположенного почти напротив Центрального Банка, рядом с которым только что произошли вышеописанные события.
 
ОКТОПЕС
(вежливо)
Прошу в номера…
 
Несмотря на очень тусклый свет внутри здания (ещё более слабый чем на улице), хорошо видна вся внутренняя инфраструктура (полупрозрачное ячеистое помещение, наподобие пчелиных сот); и в большинстве ячеек, как в театре теней, происходят какие-то сцены; встречи и расставания...
 
ОКТОПЕС
У нас здесь - свой номер.
 
Ступает на слабо мерцающую тусклым зеленоватым светом ленту-дорожку. За ним, то же самое делают и остальные.
Дорожка быстро несёт всех вглубь здания, одновременно - столь же резво поднимаясь вверх. Ещё мгновение.., и движение прекращается.
 
Матовая сферическая стена-дверь распахивается прямо перед Октопесом, который слегка отступает в сторону, вежливо приглашая пройти внутрь Симеона и следующих за ним Филина и Стрельца. Помещение изнутри оказывается довольно просторным, но уютным. Здесь всё, как в любой приличной гостинице на Земле: есть рабочий стол, кресла, мягкая мебель, заправленные кровати. Какие-то технические устройства, похожие на земные ноутбуки с линзообразными мониторами и с постоянно меняющейся подсветкой клавиатурой, находятся здесь же, на отдельном столике. Чёрная, овальной формы дыра слева от входа ведёт по-видимому в смежные дополнительные помещения номера.
 
СИМЕОН
(вступая в разговор)
Я продолжу о Петре Аркадьевиче… Все порочные приоритеты его земной жизни, здесь, в Астрале становятся преследующими его комплексами…
(немного подумав)
Поэтому-то, и ситуации с чувствами и ментальным опытом преуспевающего чиновника, достигающего вершины власти и больших денег и погибающего от пули наёмного киллера, повторяются здесь систематически…
 
СИМЕОН
(продолжает)
А ведь это уже шестое его убийство в качестве заместителя директора банка…
 
Приглашает всех занять места в креслах и на диване.
 
СИМЕОН
(продолжает)
И теперь, на другом подплане Астрала он снова придёт трудоустраиваться младшим клерком..; будет принят на службу..; и повторит с самого начала весь мучительный путь до вершины… А затем повторно переживёт очередное страшное падение уже в седьмой по счёту насильственной смерти…
Сегодня же, Пётр Аркадьевич унижен сознанием своих пороков и недостатков и озабочен необходимостью их исправления. Здесь есть - над чем работать… Итак, задача непростая, но стоит попробовать… Вот Вам - начало Вашего Служения. Стрелец, - Вы?
 
ОКТОПЕС
(снова вступая в разговор)
Пара слов об «удобствах»… Постепенно Вы будете отвыкать от гостиничных услуг..; в целом, лично Вам они уже не нужны и сейчас, также как и нам с Симеоном. Но этот номер всегда будет за Вами. Здесь Вы сможете работать с вновь прибывающими в Астрал. Без Вашего согласия никто сюда не проникнет. Считайте, что это Ваша «частная площадь»... Может, хотите отдельные номера? Это тоже возможно.
 
Стрелец и Филин, засмущавшись, благодарят за «хоромы» и дружно отказываются от отдельных номеров...
 
Симеон изображает на своём красивом лице подобие лукавой улыбки и делится чем-то личным с Октопесом.
 
ОКТОПЕС
Мы никогда не были людьми, а поэтому Вы уж извините нас за некоторые тайные мыслишки…
 
По-доброму усмехается про себя.
 
ОКТОПЕС
(помолчав)
Ладно, теперь о деле... О физиологии тела - постарайтесь забыть. Тем более, что её у Вас больше нет. Всё что Вы возможно будете чувствовать – это, скорее, будут Ваши прежние дурные привычки, которые очень требовательны... Не церемоньтесь с ними, и они оставят Вас в покое.
 
ОКТОПЕС
(продолжает, обращаясь к Филину)
А Вашим первым «пациентом» здесь будет доцент Московского Университета, некто Григорянц Рубен Аветисович, также Ваш современник, москвич, умерший от инфаркта миокарда в своём рабочем кабинете после очередного приёма посетителей по личным вопросам. Человек он - в целом неплохой, но к сожалению, жулик... До последнего своего дня на Земле - работал деканом юридического факультета Университета. Учёную степень и «место под солнцем» - заслужил трудом..; но всегда был «нечист на руку». А став в свои 54 года деканом, то есть в некоторой степени чиновником от науки, и получив доступ к денежным знакам, - совсем «сломался»...
 
Октопес обращает внимание Филина на один из мониторов компьютера в номере, на котором как во врачебной истории болезни, методично и последовательно, в режиме экспресс-информации мелькают все основные «прегрешения» РУБЕНА АВЕТИСОВИЧА Григорянца.
 
Последние характеризуют его, как чиновника-мздоимца, вымогателя, пошляка и стяжателя; человека лицемерного и бездушного.
 
Октопес отходит от монитора.
 
ОКТОПЕС
Да, Рубен Аветисович не раз каялся, но каялся уже после своей внезапной смерти на работе, то есть здесь, в Астрале, где изменить что либо сам он уже не может. Он очень страдает... Вся его жизнь сейчас представляется одной сплошной мукой, связанной с открытым имиджем взяточника.
 
ОКТОПЕС
(продолжает, глядя на Филина)
А помочь ему, кроме Вас, мой друг, - некому...
 
СИМЕОН
Ну ладно, нам пора…
 
Симеон и Октопес, попрощавшись, улетают по своим делам.
 
Филин и Стрелец хотят расслабиться и отдохнуть… По-настоящему земная тяжесть в теле и голове - свидетельство всё ещё безусловно земной натуры, тянет ко сну, силой отключает сознание. Однако, необычность места их пребывания и настойчивое желание обоих во всём разобраться, ничего не упустить и скорее включиться в эту новую для них жизнь, берут своё. Нельзя сидеть здесь, в гостинице и предаваться коварным земным усладам; не время, - расслабляться. Именно так, не сговариваясь, решают братья и тотчас оказываются на улице.
 
НАТ. НА УЛИЦАХ НИЖНЕАСТРАЛЬСКА – ВНЕ ВРЕМЕНИ
 
Народа на центральной площади, а также на прилегающих к ней многочисленных улочках и переулках очень много.
 
Видимость как самого города, так и его обитателей становится более чёткой. Теперь, город из одной точки наблюдения смотрится как бы насквозь, с равным восприятием как близких, так и далёких объектов. То есть, главная улица с её в целом крупными в несколько этажей зданиями, интенсивным транспортным движением и толпами астральцев совершенно не мешают рассмотрению довольно убогих городских окраин, мелких контор, разбросанных по всему городу, а также многочисленных дымящихся городских свалок, дурнопахнущим кольцом окружающих Нижнеастральск.
 
Точно также, и окрестности Нижнеастральска, представленные лесами и полями с кишащими в них представителями животного мира, не представляет особого труда наблюдать совершенно отчётливо, по желанию то приближая и увеличивая, а то - отодвигая на задний план те или иные объекты рассматриваемого.
 
Плавающее, но тем не менее очень острое предметное зрение Филина и Стрельца возвращается в центр города.
 
Бурлящий «людской» поток напоминает таковой в час-пик в каком-либо крупном деловом центре Земли. И люди, безусловно - люди.., но люди, - другие... Лица.., прежде всего - их лица... Они очень разные... У некоторых – чистые и светлые, хотя и чем-то озабоченные..; у большинства же, напротив, - обезображены гримасами недовольства, недоброжелательства, страха, а порой и злобы. При этом, выражения лиц постоянно изменяются: блуждающая улыбка, порой радость.., вдруг переходят в недобрую ухмылку; последняя сменяется озабоченностью, обеспокоенностью, растерянностью... Наряду с нестабильностью мимики, нижнеастральцы отличаются довольно высокой мобильностью; их движения - очень порывистые, но ловкие и точные. По-видимому, это носит приспособительный характер в связи с отсутствием на дорогах города каких-либо разметок, знаков пешеходных переходов, светофоров.
 
Городской транспорт, состоящий из огромной массы «легко-
вушек» самых разнообразных марок, видов и типов, в основном очень старых, движется хотя и с не очень большой скоростью, но во всех направлениях сразу. Чёткого право- или левостороннего движения – не просматривается. Отдельные двух- и даже трёхярусные автобусы и троллейбусы весьма экзотического вида не едут, а плывут как корабли сквозь это искрящееся мелкой серой рябью море машин и «людей». И «люди» просто каким-то чудом избегают казалось бы неизбежных в этих условиях многочисленных дорожных травм.
 
Сами прохожие походят на разноцветные сгустки в контурах человеческих тел, находящихся в беспрерывном движении… При этом, цветовая гамма - в основном тусклых тонов и оттенков. Цвета: от светло-серого – до грязно-серого и совсем чёрного... Однако, в виде отдельных вкраплений в эту в целом серую массу, присутствуют и другие расцветки, такие как красная, красно-оранжевая, зеленая, индиго...
Последние постоянно изменяются, что производит впечатление пульсирующего и даже какого-то беспорядочного волнообразного движения-распространения. Детали ускользают даже от пристального внимания, поскольку метаморфозы цветовой гаммы настолько быстры, что не позволяют видеть глубже общего плана мерцающих тусклым светом тел.
 
Концентрирующийся местами серый мрак и довольно плотная воздушная пелена скрывают ещё нечто такое, что невозможно описывать в образах, доступных человеческому разуму понятиях и подавать в изображениях... Это какая-то, в общем бесформенная разреженная масса, скопление то ли лёгкой жидкости, то ли газа, то ли - чего-то среднего между ними... Эти массы туманностей носятся в воздухе, достигают «земли», накрывают и обволакивают собой астральцев на улицах города; дома, сады, скверы; поля и леса пригорода. Они вездесущи и бесцеремонны... При малейшем к ним внимании, эти бесформенные, безусловно живые скопления начинают приобретать реальные человеческие, животные или природные очертания, меняющиеся буквально у вас на глазах..; тающие, исчезающие и образующиеся вновь и вновь то в одной, то в другой форме..; в различных местах, в разных направлениях и в разной последовательности.
 
Стрелец улавливает каким-то «шестым чувством», что эта странная текучая масса чутко реагирует на малейшие изгибы и оттенки его сознания; его, и лично его к ней отношение...
 
СТРЕЛЕЦ
(мысленно, самому себе)
Бред какой-то..! Какое дело этой бесформенной, безмозглой массе до моих мыслей и ощущений? Но она каким-то непостижимым образом узнаёт о них и их воспринимает.
 
И на последние свои явно недружественные мысли Стрелец имеет огромное неудовольствие сначала увидеть, а потом и услышать стремительно приближающийся к нему со всех сторон плотным кольцом целый сонм отвратительных привидений, как-будто вышедших прямо из этой серой текучей массы.
 
Сначала, какой-то многоголосый заговорщический щёпот, постепенно переходящий в злое и даже мерзостное шипение, выказывают явно воинственный настрой материализовавшейся безобразной толпы...
 
Затем, все эти разгневанные полупрозрачные твари как человеческого, так и самого отвратительного животного облика подступают прямо к сердцу, к горлу, к голове.., как бы пытаясь «перехватить дыхание, сбить ритм сердца, отнять разум»... Ещё одно мгновение неуверенности или страха перед атакующими, и неизвестно.., что может произойти...
 
СТРЕЛЕЦ
(в запале досадного возмущения)
Ничего не выйдет.., не на того напали!
 
Мигом стряхивает с себя облепивших было его кругом призраков.
 
ФИЛИН
(с сочувствием)
И тебе, я смотрю, тоже приходится не сладко. С меня они в ультимативной форме потребовали уплату налога за пользование гостиницей...
 
ФИЛИН
(продолжает)
После того, как мои ссылки на Симеона и Октопеса остались непонятыми, я их послал... Знаешь.., получилось, и они отстали.
 
ФИЛИН
(продолжает)
Но здесь есть ещё и другие жители. Присмотрись внимательнее... Гномы – не гномы; феи – не феи; джины, - не джины... Посмотри.., они везде..: и в воздухе, и в стенах домов, и газовых фонарях на улице; и даже в «земле», куда они исчезают, словно проваливаясь в ямы-ловушки...
 
Теперь уже и Стрелец с интересом наблюдает за поведением этих «ребят»…
 
СТРЕЛЕЦ
Пожалуй, этот народец будет поприличнее... По крайней мере, они не бросаются с угрозами на первого встречного, подобно тем тварям из текучего «ничего»... Как должно быть им всем вместе здесь тесно...
 
НАТ. РЕВОЛЮЦИОННЫЕ СОБЫТИЯ В НИЖНЕАСТРАЛЬСКЕ – ВНЕ ВРЕМЕНИ
 
Размышления Стрельца прерывает лавинообразно нарастающий шум перебранки в толпе астральцев, собравшихся перед густого чёрного цвета зданием с колоннами, похожими на мраморные, и с грязной подслеповатой вывеской на фасаде: «ВЛАСТЬ».
 
ГОЛОСА
Долой..!
 
ГОЛОСА
Верните награбленное..!
 
ГОЛОСА
Свободу политикам-предпринимателям..!
 
Затем начинается настоящий «мордобой»... Бьют всех; «левые», как водится, теснят правых; а «правые», по привычке, - рвутся на трибуну...
 
Все отвратительные, текучие и расползающиеся фигурки злобных и шипящих призраков и «зверочеловеков», до этого в общем-то довольно мирно сновавшие туда-сюда в толпе недовольных, с быстротой мысли начинают вдруг преображаться в воинские соединения в серой форме и со стрелковым оружием. Начинается запись в народное ополчение и из числа самих нижнеастральцев.
 
ГОЛОСА
Да здравствует Нижний Астрал! Долой Временное Правительство! Власть - Трудовому Народу!
 
Ещё мгновение.., и вся безудержная толпа астральцев, кто уже с оружием, а кто ещё и без.., буквально на
спинах и штыках вновь сформированной из текучей астральной материи регулярной воинской части, врывается в «Чёрный Дом»…
 
Дымится и горит сначала первый этаж, затем - второй, и наконец, из распахнувшихся окон третьего этажа вылетают на улицу то ли чёрные сами по себе, то ли уже обуглившиеся в результате пожара тела членов правительства вместе с их министерскими портфелями, компьютерами и мониторами, чёрными цилиндрами мужчин и ядовито синей косметикой в тюбах женщин. А им вдогонку из тех же разбитых и распахнутых настеж окон страшно хохочут и улюлюкают новые, ещё более тёмные и страшные физиономии победителей.
 
Смена власти состоялась... Теперь «страна» - на пороге гражданской войны. Но до неё ещё есть время – время мародёрства для выпуска пара из котла народной страсти и для революционного передела собственности.., то есть, отнятия её у бывших - в пользу вновь «прибывших».
 
ТИТР:
Земля. Москва. Ленинградское шоссе. 13 сентября 2009г.
 
НАТ. АВТОМОБИЛЬНАЯ КАТАСТРОФА – ВЕЧЕР
 
ДМИТРИЙ ВАЛЕРИАНОВИЧ Недобрых выруливает на мост над путепроводом и прибавляет газ... В следующее мгновение, где-то совсем рядом раздаётся довольно громкий и резкий хлопок, как будто прямо около уха выпускают пробку из перегазованной бутылки шампанского. Машина «клюёт» бампером и резко идёт вправо, хотя Дмитрий крепко удерживает баранку руля «прямо вперёд». Секундой позже, не успевший ещё ничего понять Дмитрий Валерианович падает вниз в своём автомобиле через проломленный заградительный барьер моста, с десятиметровой высоты на железнодорожные пути.
 
ДМИТРИЙ ВАЛЕРИАНОВИЧ
(падая в автомобиле с моста)
Как-то нелепо всё это...
 
Глухая чёрная стена почти полностью отгораживает сознание Дмитрия Валериановича от всего видимого, слышимого и осознаваемого. Остаётся лишь слабая тупая боль вокруг, где-то рядом с мозгом, с телом…
 
Внезапно прорезается страх от необычности состояния и непредсказуемости последующего развития событий. Появляются какие-то смутные видения…
 
ФЛЭШБЭК
 
ИНТ. МОСКВА – ЦЕНТРАЛЬНЫЙ БАНК – КАБИНЕТ ЗАМА – ДЕНЬ
 
Начальник охраны банка Дмитрий Валерианович Недобрых «случайно» оказывается в кабинете первого заместителя директора Петра Аркадьевича Науменко. Дверца встроенного в стену сейфа с торчащими в ней ключами слегка приоткрыта…
Дмитрий Валерианович колеблется, с некоторой опаской поглядывая на входную дверь кабинета… Затем - решительно подходит к сейфу, распахивает его дверцу, достаёт пачку бумаг и начинает быстро их просматривать…
 
НАТ. МОСКВА – ГОГОЛЕВСКИЙ БУЛЬВАР – ВЕЧЕР
 
Встречаются двое… Один из них - Дмитрий Валерианович Недобрых. Последний передаёт конверт с деньгами своему собеседнику, известному в криминальных кругах Москвы киллеру за физическое устранение Петра Аркадьевича Науменко.
 
КОНЕЦ ФЛЭШБЭКА
 
Две смутные, едва различимые фигуры на грани света и тьмы дают наконец Дмитрию Валериановичу возможность сфокусировать зрение и внимание на чём-то «позитивном».
Это - люди.., и не люди..? Они о чём-то спорят, и как будто даже бранятся… Вернее, ожесточённо жестикулирует и ругается один из них. Выглядит он как заправский бандит, коротко стриженный с головы до ног, а попросту - мохнатый..; но не с «пушкой» или ножом в руках, а с короткими чёрными рожками на голове, толстыми, петушиного типа лапами вместо кистей рук и ступней ног, и двумя как будто звенящими металлическим звоном «крылами», готовыми в любой момент обрушиться на голову своего «оппонента».
Его глаза сверкают злобой и ненавистью. Он что-то требует от другого, похоже тоже птице-человека, который внешне - также довольно необычен, но без экзотической петушиности.
В отличие от своего «собеседника», последний больше походит на человека... Его тело имеет равномерное одеяние из светящихся мерцающих линий ярко-голубого цвета наподобие лёгкого костюма космонавта из особого, явно неземного материала. Два лёгких и светлых крыла за спиной аккуратно сложены..; и вообще, ничто внешнее не выдаёт его внутреннего напряжения… Дополнением к описанным выше одеждам человеко-космонавта является тонкая, но достаточно яркая жёлтая внешняя оболочка – аура, постепенно как бы рассеивающаяся в окружающем пространстве. Однако лицо последнего - неестественно бледное, даже матовое, с умными и подвижными человеческими глазами. В нём, хотя и с некоторым трудом, можно узнать Стрельца, который вместе с другим, мохнатым его компаньоном, как оказалось, сопровождают Дмитрия Валерьяновича к его новому местообитанию в Тонком Мире.
 
Спор между ними идёт по вопросу о том, есть ли необходимость использовать космический коридор, общий для всех грешных душ, или следует сразу отдать Дмитрия Валериановича Недобрых МОХНАТОМУ для препровождения его через нижний коридор, минуя Чистилище, прямо в Ад Нижнего Астрала... На последнем, «с пеной у рта» настаивает Мохнатый.
 
МОХНАТЫЙ
(вопит)
Дудки..! Он летит со мной. Займись своими грешными придурками и просвящёнными... А этот.., - мой! Он – главный заказчик убийства, и только у нас ему будет хорошо! Он станет моим учеником.., а тебе ещё самому стоит подучиться в вашем Чистилище. Там, работ – невпроворот...
Опять-таки, многие к нам сбегут..; или сами отдадите.?!
 
СТРЕЛЕЦ
(жёстко, Мохнатому)
Ваш клиент от Вас не уйдёт. Но он рождён человеком не от Духа Сатаны. Мы не знаем конкретных причин его душевного падения в последнем земном воплощении. Летим вместе, а там - посмотрим…
 
Мохнатый чешет своей огромной куриной лапой за ухом…
 
МОХНАТЫЙ
(сипит)
Чёрт с нами, летим, упрямый ты мой.
 
Тянет свою левую лапу Стрельцу в знак примирения.
 
СТРЕЛЕЦ
Чёрт - с тобой, а с нами, - Бог.
 
Мохнатый резко отдёргивает зависшую для рукопожатия лапу, как будто её током ударило.
 
МОХНАТЫЙ
Летим, однако же...
 
Дмитрий Валерианович находится в цепких лапах Мохнатого.
Стрелец летит впереди; за ним, тяжело кряхтя, поспешает «дьявольская парочка».
 
Общий астральный коридор запружен летящими до отказа.
Вливающиеся в ряды летящих и сворачивающие с трассы пары и тройки движутся с небольшой, но в общем-то постоянной скоростью, которая регулируется, по-видимому, равномерным заполнением абсолютно всех пространств трассы одновременно. Лишние, создающие пусть даже незначительные затруднения движению очередники, через какие-то невидимые клапанные накопители-переходники допускаются к движению в коридоре только при освобождении соответствующих пространств-ниш.
 
Тусклое освещение коридора - вполне достаточное, чтобы не напрягаться. Похоже, что скорость полёта пар и троек регулируется автоматически. Стрелец сам скорости не выбирает, не «газует» и не «тормозит», а уверенно движется с видимо разрешённой ему скоростью.
 
Коридор имеет сферической формы тёмно-серые очертания, к которым летящие стараются близко не приближаться. Когда же это всё-таки происходит, а происходит это в тех случаях, если перестраивающиеся вправо или влево пары и тройки готовятся свернуть с главной трассы, края коридора начинают сильно искрить, словно испытывая механическое трение; хотя и нет - ни непосредственного касания летящими границ трассы, ни изменения скоростей.
 
Стрелец, несмотря на то что он летит первым, мысленным зрением, направленным во все стороны, наблюдает полную картину движения вокруг; но в первую очередь - контролирует Мохнатого с Дмитрием Валериановичем. Вдруг, он сначала чувствует, а затем и видит, что его подопечные уходят влево и влево, меж тем, как он сам - продолжает двигаться прямо по центру.
 
СТРЕЛЕЦ
(невольно)
Ах ты, чёрт..!
 
Но в следующий момент он понимает, что их разделение происходит спонтанно и в соответствии с программой, обязательными исполнителями которой являются они с Мохнатым оба.
 
Последний активно перестраивается в крайний ряд таким образом, что вся левая сторона коридора начинает искрить очень ярко и постоянно. Дмитрий Валерианович по-прежнему находится в лапах Мохнатого, который и уносит его в ближайший узкий левый ствол-ответвление от магистрали.
 
Стрелец летит дальше и дальше по прямой, но при этом продолжает видеть свою парочку, движущуюся в плотном ряду других таких же пар, по почти совсем тёмному и узкому, наподобие коллекторного, боковому тоннелю.
 
Совсем скоро, коллектор сначала немного расширяется, и затем вдруг оканчивается эдаким внезапно развернувшимся раструбом, из которого уже в полном кажущемся беспорядке буквально сыплются и сыплются только что спокойно летевшие друг за другом «люди» в сопровождении своих проводников.
 
Всю эту картину Стрелец наблюдает так, как будто он и сам - совсем рядом... Он видит, как Мохнатый и другие из его племени в какой-то момент выпускают из лап свои жертвы…
Последние окунаются в пучину живой текучей материи, и не теряя пока своих индивидуальных форм, несутся дальше в разверзшуюся перед ними грохочущую бездну... Так низвергаются потоки и струи водопада вместе со всем, падающим в смертельные водовороты с огромной высоты вниз, с тем, чтобы превратиться в брызги, пар, туман, молекулы и атомы с новыми свойствами и качествами.
 
НЕИЗВЕСТНЫЙ ГОЛОС
(за кадром)
Пожалуйте в Ад, Дмитрий Валерианович...
 
Так вот он какой, этот Ад... Он в мгновение ока рассыпает даже тонкие тела попавших в него людей на первичные составляющие и ввергает их освободившиеся от всякой материи души в стихию бездны... Где сейчас Дмитрий Валерианович, что он чувствует и что понимает..?
Последнее, что видит Стрелец - это злорадная и удовлетворённая ухмылка Мохнатого, выполнившего по-видимому предназначенное…
 
НАТ. СЛУЖЕБНАЯ ПОЕЗДКА СТРЕЛЬЦА ПО НИЖНЕАСТРАЛЬСКУ – ВНЕ ВРЕМЕНИ
 
Стрелец едет в страшно гремящем на стыках рельсов и визжащем на поворотах трамвае тринадцатого маршрута.
 
Вот и городской рынок... Стрелец скользит взглядом по лицам и фигурам продавцов товаров и покупателей. Первые – тёмно-зелёные и алчные..; вторые - серые и глубоко обиженные… Похоже, первым - жалко товара, а вторым, - денег. Но торговля идёт бойко, ибо, и те и другие - «самовыражаются»… Одни – стараются подсунуть залежалый или испорченный продукт, а другие - ухватить и унести больше оплаченного...
 
Пассажиры трамвая Стрельцу не мешают. Толкаясь между собой, порой бранясь, бычась и зеленея от ярости, а иногда и устраивая настоящие потасовки из-за места или злого языка, последнего они попросту не видят и проходят через него, а он - через них, - совершенно свободно.
 
Между тем, трамвай кажется уже трижды проезжает мимо одного и того же городского рынка и только сейчас, наконец, сворачивает налево, в сторону городской окраины, где, по-видимому, проживает беднейшее население..; так здесь всё выглядит неустроенным и неприглядным.
Многочисленные с отвратительными запахами свалки мусора, горы отслужившего свой век домашнего хлама и утвари прямо на улице, обильно заляпанные и забрызганные какими-то смердящими отходами, чередуются здесь с подобием жилищного фонда. Это - уже не дома; это - хибары, хижины, мазанки и прочие «халупы», в которых, как ни странно, теплится жизнь. Имеются здесь и более экзотические в своей дикости укрытия типа землянок, земляных и скальных пещер; просто – «крысиных нор».
 
Видно также, что здешние жители Астрала делят свои неказистые жилища, и вообще всю эту местность вплоть до лесного массива, начинающегося приблизительно в десятке километров отсюда за городом - с многочисленными животными тварями, которых, по первому впечатлению Стрельца, тут проживает намного больше чем самих нижнеастральцев.
Безусловно, это - домашние животные. Вид большинства из них представляется каким-то очень спокойным и даже сонным... Последние не снуют, как им положено, туда-сюда в поисках пищи; не гоняются друг за другом, выказывая тот или иной свой интерес к соплеменникам и к «людям». Они просто слоняются сами по себе по территории; время от времени заползают в свои жилища-укрытия; просто отдыхают, валяясь на траве, «земле», или на специальных ковриках и подстилках. Одних только пород собак Стрелец насчитывает уже больше сотни. А кошек... Такого их разнообразия ему не приходилось видеть на Земле ни на одной из специализированных кошачьих выставок. О количестве - и говорить нечего... Прямо какой-то «демографический взрыв»!
Но что удивительно, так это то, что все эти кошечки, коты и котищи разных мастей, видов и расцветок чувствуют себя здесь по-видимому неплохо. Они лениво шатаются везде где только можно, аппетитно «мурлычут», сладко «мяучут» и совершенно не обращают внимания на огромных чёрных крыс и маленьких серых мышек. Последних, тут ещё больше чем кошек, и они, в свою очередь, «гуляют» совершенно свободно, брезгливо принюхиваясь и в пол-уха прислушиваясь к своим, не таким уж и грозным, оказывается, соседям.
Собаки не гоняют, как водится, кошек, а «люди» – жители трущоб, не гладят и не кормят ни тех ни других, а занимаются, тоже как бы нехотя, своими насущными хозяйственными делами - по дому, огороду… Даже крупная домашняя скотина, которой здесь тоже предостаточно, ведёт себя так, как будто и не ждёт ничего лучшего, чем неизбежного освобождения для себя места на бойне.., то есть, совершенно спокойно и безучастно.
 
Сами жители - как жители..; но есть в них что-то обречённое и безысходное... И выглядят они - как тусклые-претусклые светильники в сплошном сером тумане. Их говор напоминает шум листвы в осеннем листопаде, а бледные, почти застывшие в горьких гримасах лица с невыразительными глубоко посаженными глазами - полны тоски, и даже отчаяния. Похоже, что говорят и общаются они в основном не друг с другом и не с животными, а сами с собой и с массами призракоподобных существ-видений, затмевающих и свет, и общий фон природы, и облекающих своими тягучими постоянно меняющимися формами-тенями всё вокруг.
 
Трамвай между тем выезжает из этого очень неприглядного и печального микрорайона на окраине города и лихо сворачивает на кольцевую трассу, по которой в смраде, пыли и копоти, в обоих направлениях движутся уже тысячи чёрных машин и прочих самоходных агрегатов и механизмов. Трамвай «летит» посередине кольца, всё набирая и набирая скорость, и наконец, со всего хода врывается в непонятно откуда взявшийся прямо по курсу полутёмный глухой тоннель. По краям последнего, справа и слева мерцают слабые огоньки-пунктиры, обозначающие путь, а затем, уже у выезда из светлеющего тоннеля появляются «люди» в подсвечиваемых голубым светом жилетах, тёмных масках, сиреневых касках и с чёрными автоматами наперевес.
 
Трамвай «выскакивает» на просторный подземный перрон и резко останавливается. Хлопают двери, и два потока пассажиров (один – из вагона, и второй - с перрона) буквально бросаются друг на друга, пытаясь: первые – как можно скорее покинуть трамвай, а вторые, тоже как можно быстрее - занять в нём места. Это походит на рукопашную схватку двух подвыпивших и немного «озверевших» групп несознательных подростков, которым - всё «по барабану». Они - только что не грызут друг другу глотки... Но размахивают кулаками, царапаются ногтями, сбивают друг у друга с голов шапки и шляпки, не считаясь при этом ни с женщинами, ни со стариками, ни с детьми. Надо сказать, что последним ничего другого и не остаётся делать, как и самим активно участвовать в этом «побоище».
 
Стрелец также покидает трамвай (это - его остановка). На выходе с перрона, такие же молодчики как и у выезда из тоннеля, в масках, касках и с автоматами, но уже не на перевес а за плечами, проверяют у всех прибывающих, у специальных турникетов какие-то бумаги, по-видимому документы на право входа в этот район города. Они делают это нарочито грубо, постоянно бранясь и брызжа слюной на пассажиров, грубо хватая за шиворот и выталкивая обратно на перрон тех из них, документы которых кажутся им не надёжными, или если пассажиры им не нравятся...
 
Таких - достаточно много. Последние создают видимость возвращения, на время исчезая за спинами других пассажиров, а затем - снова «ломятся» через турникеты. И многие из них, кто со второго, а кто и с пятого захода - получают-таки разрешение на выход. Остальные - неудачники, либо уезжают на этом же трамвае обратно, либо дожидаются следующего, и с вновь прибывшими - повторно рвутся в город.
 
НАТ. ГОРОД В ГОРОДЕ – ОБ ЭЛИТЕ АСТРАЛА – ВНЕ ВРЕМЕНИ
 
Причину таких строгостей с прибытием сюда Стрелец понимает только на выходе. Успешно миновав полицейский кордон, благо последний для него абсолютно проницаем и без документов, он попадает в совершенно другой мир. Это - «город в городе»... Не дома, и даже не коттеджи составляют здесь его основу. Это - здания-гиганты, великолепные в своих архитектурных решениях особняки, виллы и дворцы с садами, лужайками, полями для гольфа, немыслимо красивыми фонтанами и бассейнами с розовой водой.
 
Внешний облик жителей этого респектабельного микрорайона значительно отличается от такового «среднестатистического нижнеастральца» на улице. Здесь не жалеют косметики ни женщины, ни мужчины, закрашивая и замазывая серость, бледность и естественную невзрачность своего природного «имиджа». Красный рот, розовые щёчки, синие тени век, напудренные носики. А украшения..! Что ни женщина – то новогодняя ёлка; что ни мужчина - то рыцарский паноптикум…
Что это за дорогие украшения у женщин и доспехи у мужчин, Стрелец не знает; да и не интересует это его. Но выглядит всё очень привлекательным и красивым. Кроме того, в отличие от большинства жителей Нижнеастральска, местные облекают свои тусклые мерцающие тела в шикарные, большей частью светлые одежды. Почти все ходят здесь в белых штанах, посещают магазины только самой модной одежды, и вообще смотрятся как настоящие джентльмены и леди где-нибудь на Карибах или Багамах..; только ещё гораздо более элегантными и даже вычурными в своём астральном, несколько расплывчатом обличии. Мужские одежды – с иголочки, женские шляпки - не иначе как от «Кутюр».?!
 
И всё – за заборами. Разными по стилю, материалу и архитектуре. Но одинаково высокими, прочными, и видимо, свето- и звуконепроницаемыми.
 
Многочисленная прислуга, также внешне очень чистенькая и ухоженная, не сидит, а занимается своими повседневными делами, связанными с обеспечением безукоризненного быта господ, а также - чистоты помещений и территорий.
 
Между заборами, по хорошо освещаемым улицам и улочкам постоянно передвигаются пешие, конные и моторизованные, по-видимому охранные военизированные подразделения. Разве что танки не грохочут и самолёты - не пролетают (хотя, как потом выясняется, и танкодром, и военный аэродром - рядом, и всегда наготове).
 
НАТ. ПАРКОВАЯ 25 – ВНЕ ВРЕМЕНИ
 
Именно здесь проживал в последнее время убитый и сгоревший накануне в своём «Мерседесе» вместе с водителем заместитель директора Центрального Нижнеастральского банка ПЁТР АРКАДЬЕВИЧ Науменко. Стрелец вспоминает ужасающие подробности этой драмы…
 
Вдова Петра Аркадьевича – Мария Фёдоровна, стоящая у парадного подъезда своего семиэтажного красавца-особняка, отдаёт какие-то указания одной из своих служанок – молоденькой симпатичной девушке, лет восемнадцати. Вид у Марии Фёдоровны - деловито-озабоченный, но вовсе не удручённый. Её распоряжения служанке касаются предстоящей продажи дома и переезда вместе с дочерью Ксюшей в деревню.
И ни слова о покойнике..? Вдова шутит, смеётся..; и как показалось Стрельцу - даже радуется завершению своей жизни здесь, в этом городе, в этом микрорайоне, в этом качестве. Кажется, что она вот-вот исчезнет, растворится или испарится в окружающем её сером тумане астральского дня.
 
Стрелец понимает, что последняя существует в Астрале не как индивидуальность сама по себе, а исключительно как жена Петра Аркадьевича и мать его «приёмной» дочери. Стоило только главе семьи «уйти» из этого подплана астральной жизни, как необходимость в её, Марии Фёдоровны существовании, и в существовании их дочери Ксюши - отпали сами собой. Здесь, даже не на Земле..; законы Нижнего Астрала - гораздо более суровы, безжалостны и неотвратимы. Это Стрелец себе уже уяснил с полной определённостью. Поэтому, формально посочувствовав Марии Фёдоровне и её дочери, он, уже на другом подплане Астрала, мысленно обращается к объекту своего служебного долга, то есть, к служащему Центрального Банка Петру Аркадьевичу Науменко.
 
НАТ. НА ДРУГОМ ПОДПЛАНЕ АСТРАЛА – ВНЕ ВРЕМЕНИ
 
Стрелец видит Петра Аркадьевича в его Нижнеастральской квартире. Выглядит тот плохо..; с женой СОНЕЧКОЙ и дочкой - не разговаривает. Переживает… Понятно; дать согласие на убийство человека, пусть даже и нехорошего человека, это так непросто… Но ради карьеры и денег – чего только не сделаешь…
 
Но почему Симеон сказал, что здесь есть, над чем работать? Он знает... Надо подумать и мне... Стрелец не замечает, как переходит на мысленный диалог, сначала с самим Петром Аркадьевичем, а затем - и с ничего не понимающей, но тонко чувствующей ситуацию женой Сонечкой.
 
ГОЛОС СТРЕЛЬЦА
(за кадром)
Сколько можно себя казнить, и тем не менее продолжать творить здесь, уже в Астрале, свои земные грехи? Совесть тут, это ведь - не совесть там, на Земле…
 
Пётр Аркадьевич ошарашено смотрит по сторонам. Затем вопросительно – на жену…
 
СОНЕЧКА
(переживая, мужу)
Успокойся, дорогой… Ведь карьера – это ещё не всё. Деньги.., так их у нас и так вполне достаточно. И вообще, не связывайся со всякой там сволочью; всё у нас хорошо, а будет - ещё лучше!
 
Вот вам и непредсказуемая «текучая материя» Астрала..!
 
ГОЛОС СТРЕЛЬЦА
(за кадром, Сонечке)
Вы правы, Сонечка. Вы – добрая душа.
 
И вдруг, Пётр Аркадьевич на мгновение ощущает резкую боль в «сердце». Последнее как будто на долю секунды останавливается. И в тот же миг Пётр Аркадьевич ужасается мысленному видению, которое молнией мелькает в сознании...
Он видит себя победителем-убийцей, окровавленным с головы до ног, стоящим у гроба своего поверженного соперника и говорящим слова соболезнования его безутешным родным. Только мгновение, какая-то ничтожная доля секунды поражает Петра Аркадьевича так, как никогда прежде...
 
ПЁТР АРКАДЬЕВИЧ
(Сонечке)
Я больше никогда не унижусь до «смертельного оговора» кого бы то ни было, а тем более заказного убийства, ради личной выгоды, и даже выгоды своей семьи.
 
Сонечка, плача, обнимает Петра Аркадьевича.
 
СТРЕЛЕЦ
(удовлетворённо переводя дух)
Кажется, пронесло…
 
И сейчас для него неважно, что человек ещё не изменился по существу. Такие порочные качества души как карьеризм, лицемерие, склонность к шантажу, ложь, жадность, жестокость к людям, склонность к накопительству не проходят так просто и сразу. Но первый, самый важный шаг - сделан..; разорван порочный круг этого бесовского ада человеконенавистничества и насилия. Таких побед Стрелец никогда раньше не одерживал. И хотя внешне это выглядит не слишком уж и сложным, но внутреннее ощущение такое, как будто часть собственной души вырывают из тебя и имплантируют «пациенту».
 
НАТ. НИЖНЕАСТРАЛЬСК - ФИЛИН ТОЖЕ ВЫПОЛНЯЕТ ЗАДАНИЕ – ВНЕ ВРЕМЕНИ
 
Филин довольно долго стоит на остановке автобуса и всё это время старается находиться как можно ближе к другим нижнеастральцам. Он уже знает, что не все нижнеастральцы одинаковы. Лишь издалека или в общей своей перспективе, они воспринимаются однообразными серо-голубыми призраками со стандартными человекоподобными фигурами. При ближайшем рассмотрении можно наблюдать их индивидуальные различия и особенности. В частности, несмотря на кажущуюся внутреннюю углублённость большинства из них в самих себя, время от времени из их тел как бы вылетают, выскакивают порции цветных сгустков вещества. Последние или рассеиваются в окружающем пространстве, или проникают в тела других, находящихся рядом астральцев. Вероятно, это один из весьма своеобразных способов их общения между собой… При этом, тела некоторых из них становятся более яркими, а порой и почти прозрачными; а других, наоборот - более тёмными, и просто грязными.
 
Филин пытается установить мысленный контакт с молоденькой девушкой, которая стоит чуть поодаль, и видимо отчаявшись уже дождаться маршрутного автобуса, как-то развязно выпячивая во все стороны свои довольно пышные формы те-
ла, взмахивает руками и выплёскивает какие-то
липкие тёмно-серые сгустки на тротуар, на прохожих, и особенно на проезжающие мимо легковые автомобили. Девушка не может видеть Филина, но когда их глаза вдруг встречаются, она моментально их отводит, как бы чего-то испугавшись... Филин же успевает прочитать в её взгляде и похоть, и желание заработать телом, и отчаяние наркоманки со стажем, которая уже длительное время страдает без дозы.
 
А в это время, старенький «Фольксваген», резко свернув прямо с середины улицы к тротуару, слегка притормаживает прямо около девушки. Из открывшейся задней двери высовываются две грязных, жилистых, по-видимому мужских руки.., хватают девушку за наиболее выдающиеся формы её тела и резко втаскивают внутрь автомобиля. Дверца «авто» захлопывается, и машина, не останавливаясь, обдав на прощанье всех стоящих на остановке астральцев густым чёрным дымом, набирает скорость и быстро «растворяется» в общем потоке уличного транспорта.
 
Другой пассажир, довольно пожилой и в целом солидный мужчина, одетый в тёмно-серый костюм, и с серой же широкополой шляпой, но не на голове, а в правой руке - внешне спокоен, и кажется - ничего из себя не выплёскивает... Но при этом похоже, что все находящиеся рядом астральцы «плюют» на него... А он, стоя под этим перекрёстным огнём сгустков самой различной окраски и степени густоты, сам несколько изменяет свое внутреннее свечение, которое в целом остаётся нейтрально сереньким.
И несмотря на то что в общей гамме цвета в ней преобладают светлые оттенки, его мысли - довольно мрачные и непоследовательные... Мужчина одновременно страдает и мучится как от сознания своей вины перед теми, кого он постоянно грабит, являясь уличным вором, так и от необходимости отказаться от этой пагубной страсти и стать порядочным «человеком». Сейчас - он снова в деле… И хотя его семья в материальном отношении не бедствует, а сам он имеет приличную работу и солидный по меркам Нижнего Астрала заработок, в свободное от работы время его всегда неудержимо влечёт к воровству. Вот и теперь, энергично зажав в правой руке шляпу, но так чтобы было понятно всем, что он - вполне приличный мужчина (да и чтобы её не сорвал с головы какой-нибудь из его многочисленных здесь «коллег» по воровской страсти), этот, сгорающий одновременно от вины и недостойного хобби «гражданин», спокойно принимая град эмоциональных плевков-сгустков от «соотечественников», готовит свою ловкую левую руку к чувственным воровским манипуляциям.
 
Тем временем подкатывает автобус...
 
Сражение покидающих последний и пытающихся в него попасть пассажиров - начинается... Несколько «человек» выпрыгивают со второго и третьего этажей автобуса прямо из открывшихся окон. Это - молодые парни и девушки, которые приземлившись как попало на тротуар, быстро вскакивают, однократно отряхиваются всем телом от обилия пыли и грязи на улице (ну буквально как окунутые в воду псы и суки делают это на Земле), и элегантно поправив свои причёски, как ни в чём ни бывало шагают в разные стороны по своим делам.
 
Драка (высадка-посадка) на первом этаже автобуса продолжается до тех пор, пока не истекает положенное на остановку время. После этого, водитель резко включив скорость и буквально сдёрнув огромный трёхэтажный автобус с остановки, «стряхивает» на улицу нескольких замешкавшихся в дверях как входящих, так и выходящих пассажиров.., и закрывает двери. Всё это повторяется на каждой из последующих остановок, которых довольно много.
 
Но самое масштабное и зрелищное на данном седьмом маршруте «представление» происходит тогда, когда «оплёванный» пассажирами ещё до посадки в автобус мужчина со шляпой в правой руке, пускает в ход свою воровскую левую... То ли вор уже староват и потерял былые навыки, то ли - абсолютно уверовал в свою безнаказанность.., но действует он на удивление непрофессионально, открыто, и просто бессовестно. Свои жертвы он хватает прямо за «живое», грубо обшаривая их как при обыске в милиции. Как это ни удивительно, но пассажиры автобуса реагируют на подобные «шалости» вора довольно спокойно. По-видимому, они привыкли к подобному «облапыванию», а многим - это даже нравится... Похоже, что это даже развлекает пассажиров автобуса, вынужденно общающихся так близко, почти интимно друг с другом...
 
Но затем, кто-то возмущается..! Его, видимо, наш воришка в тесноте и темноте хватает не совсем за то, за что не «запрещается». Приняв это «упругое» за что-то ценное, он так неосторожно и нахально тянет «это» своей левой хваткой рукой, что вытягивает между двух стоящих рядом развеселившихся было дам, прямо на себя, здоровенного
чёрного мужика с кулаками, каждый размером с палицу.
Последний, корчась от боли, «тыкает» одной из своих «палиц» обидчика в нос, да так.., что у того его воровские бегающие глазки лезут на лоб, а из носа течёт сине-зелёная грязная жидкость с запахом сильно протухшего яйца... Падать воришке - некуда... Он просто «вмазывается» в стайку таких же видимо как и он сереньких «уголовничков», быстро освобождается от уже присвоенного у пассажиров и раздевается ими догола… И после этого, вместе с крепко зажатой в правой руке серой широкополой шляпой его хладнокровно выбрасывают из автобуса через как будто специально открытое для этой цели боковое окно автобуса - прямо на проезжую часть дороги. Бедняга, как это хорошо видно Филину, хлёстко падает, быстро катится по брусчатой мостовой к колодцу-люку рядом с обочиной дороги, конечно же без крышки, а затем и совсем исчезает из вида.
 
Автобус спокойно продолжает следовать своим маршрутом и вскоре останавливается напротив огромного зелёного цвета дома, довольно солидного, в несколько этажей, с парой десятков ступенек и пятью толстенными белыми колоннами у входа. Это и есть здание одного из гуманитарных факультетов Нижнеастральского Университета.
 
Филин, уже достаточно насмотревшийся на повторяющиеся штурмы автобуса на остановках и пользуясь своим абсолютно нематериальным преимуществом перед астральцами, спокойно покидает последний, настраиваясь на предстоящую ему встречу. Как это у него получится..? И получится ли вообще..?
 
ИНТ. В КАБИНЕТЕ ДЕКАНА – ВНЕ ВРЕМЕНИ
 
Пройдя через просторный вестибюль и поднявшись во второй этаж здания, Филин видит обитую дермантином дверь с вывеской: декан гуманитарных факультетов Григорянц Рубен Аветисович. Приём декана по личным вопросам заканчивается; на стульях около двери уже никого нет. Филин, не открывая двери, проходит в кабинет декана. Там уже находятся мама с сыном студентом.
 
Мама, ссылаясь на безработицу своего мужа, просит Рубена Аветисовича уменьшить оплату обучения сына. Последний безучастно вертит головой во все стороны, как будто никогда прежде он и не был в этом кабинете. Студент думает сейчас лишь о том, чтобы эта мамина «разборка» с деканом как можно скорее закончилась, и он смог бы «улизнуть» отсюда на вечеринку к приятелю.
 
Рубен Аветисович, похоже, уже утомлён трёхчасовым приёмом, и слушая сбивчивую но настойчивую речь мамы, переживает в уме текст той самой злополучной злобной записки, которую ему незаметно подсунули ещё утром... Текст записки следующий: «Ну, держись армяно-жидовская гнида, скоро я приду и вытрясу из тебя твою поганую душонку».
 
Поэтому, первым делом Филину следует приоткрыть декану поднаготную того послания… Что он и делает…
 
ФЛЭШБЭК
 
ИНТ. МОСКВА - УНИВЕРСИТЕТ – ВЕЧЕР
 
Рубен Аветисович последовательно наблюдает следующие нелицеприятные картины… В своём рабочем кабинете он берёт взятку с мамы студента за уменьшение оплаты обучения.
Наблюдает авиакатастрофу, в которой погибают все пассажиры рейса, включая обоих родителей студентки Университета Марии Киселёвой. Подписывает приказ об отчислении Марии Киселёвой из Университета за трёхмесячную «неоплату» обучения.
 
ПРОДОЛЖЕНИЕ ФЛЭШБЭКА
 
Рубен Аветисович видит Марию Киселёву, погибающую под колёсами автомобиля на выходе из ворот Университета.
Видит «бойфрэнда» Марии Виктора, пишущего ему ту самую записку…
 
КОНЕЦ ФЛЭШБЭКА
 
Рубен Аветисович, в какой-то момент прокрутив в своём сознании всю эту вполне правдоподобную историю и продолжая слушать сбивчивые и умоляющие тирады мамы его студента старшекурсника, пытающейся добиться снижения оплаты учёбы своего сына, добросовестно недоумевает… Как он мог так поступить с Марией.?! Да и этому студенту тоже надо помочь..; при этом – бескорыстно.
 
РУБЕН АВЕТИСОВИЧ
(маме студента)
Да, оплата в текущем году выросла непропорционально… А учитывая то обстоятельство, что Ваш муж временно не работает, я обязательно Вам помогу.
 
Удовлетворённый Филин выходит из кабинета, предоставив дальнейшее течение событий из жизни своего «пациента» - Рубена Аветисовича Григорянца их естественному ходу. Теперь он уверен также и в том, что Ирина Скорина – прототип земной Марии Киселёвой, здесь, в Астрале, не погибнет под колёсами автомобиля и продолжит учёбу в Университете. Надо будет держать это дело на контроле, но в любом случае с души Рубена Аветисовича снят один из тяжёлых грузов вины… А другие ущербные душевные качества последнего должны будут постепенно сходить на нет, поскольку его жизнь в Астрале, внешне повторяя этапы той, земной жизни, является хотя и изматывающей, но очищающей.
Постепенно, он совершенно перестанет брать взятки и будет более внимательно и душевно относиться к студентам, и к «людям» вообще.
 
Однако, Филин недолго находится в хорошем расположении духа. Даже в «страшном сне», он пока не может представить себе свою следующую рабочую командировку… А именно, посещение им Ада… Накануне, в специальном сеансе связи Симеон с Октопесом весьма подробно настраивали его на это «предприятие»... И хотя командировка - в основном ознакомительная, для новичка и ученика она таит некоторые потенциальные сложности и даже угрозы...
 
НАТ. СЕАНС СВЯЗИ – ВНЕ ВРЕМЕНИ – ВОСПОМИНАНИЕ ФИЛИНА
 
Симеон выдерживает паузу, чувствуя некоторое смятение в душе Филина.
 
СИМЕОН
(Филину)
Адский мир, с человеческой точки зрения, разумеется - есть мир вероломства и агрессии. Но он существует не столько в качестве абсолютного зла, пытающегося уничтожить весь остальной тонкий мир, сколько - в качестве естественного противовеса и дополнения к последнему, составляя вместе с ним, таким образом, единое целое.
 
ОКТОПЕС
(Филину)
Ад - один из необходимых полюсов околоземного пространства, также притягивающим к себе не физически, но духовно, по соитию и созвучию душевных свойств и качеств личностей-индивидуумов. И поэтому, у человека в земной жизни всегда есть две дороги, ведущие соответственно и к двум полюсам духа (добру или злу).
 
ФИЛИН
(учителям)
Но ведь человек должен всегда выбирать добро…
 
СИМЕОН
(Филину)
Дело в том, что мозг человека обладает подавляющим действием на многие тонкие проявления души, и человеку часто становится очень непросто противостоять многочисленным искушениям земной жизни.
 
ОКТОПЕС
(Филину)
Поэтому, физически воплощённые человеческие души имеют возможности развиваться как в направлении добра, так и зла... Человек на Земле «созревает» и уходит с неё, когда становится или на путь вечной правды, или отворачивается от неё, предпочитая добру зло.
 
ФИЛИН
(учителям)
А какова, всё-таки, должна быть расплата в Аду за то зло, которое творят люди на Земле?
 
СИМЕОН
(Филину)
У Вас есть возможность самому это увидеть и понять. Особое внимание обратите на тяжкий грех терроризма.
 
КОНЕЦ ВОСПОМИНАНИЯ
 
НАТ. ФИЛИН В АДУ – ВНЕ ВРЕМЕНИ
 
В таком, или приблизительно в таком ракурсе, Симеон и Октопес напутствовали Филина ещё вчера; а сегодня, он один, без провожатых и брата, с огромным волнением и чего там греха таить - с совершенно человеческим страхом, был уже на подлёте к самым нижним пределам Астрала, где и находится настоящий Ад - царство истинного зла и мрака.
 
Никаких «врат и стражей» сей обители Филин здесь не видит… Первое, что ощущает он в преддверии Ада, есть сильное увеличение плотности материи. Воздух здесь не вдыхается, как на Земле и не является нейтральным, как в Тонком Астрале; он - с трудом втягивается внутрь наподобие густого и липкого напитка…
 
Темнота - на грани различимости предметов, рельефа местности, растительного и животного мира… Мрак, не связанный с недостатком внешнего света..; последнего, - просто нет. Слабая, еле видимая светимость… Сами объекты, являющие собой скорее горы вязких нагромождений, наслоений, текучих и ужасных загрязнений, к тому же ещё нестройно и мерзко вибрируют, перекрываясь время от времени отвратительными «аритмическими» звуками треска, надлома и «взвизгивания»… Кажется, что всё медленно движется, течёт, меняя очертания, формы, цвета… Последние, правда, изменяются всего лишь в узком диапазоне: от серого и грязно-серого - до красно-коричневого и чёрного…
 
Но нет… При более пристальном рассмотрении, присутствует здесь и нечто другое… На изрытой и как будто выжженной поверхности «земли», если вообще её можно так назвать, кишит и более оформленная жизнь… Это - тела разных «змеечеловеков», драконов, других бесовских созданий и различных комбинированных физических уродов, единственным занятием которых, похоже, является бойня… Схватки не на жизнь, а на смерть.., на истребление всех и каждого идут здесь с неиссякаемой силой и энергией. Они поддерживаются, по-видимому, высокоэнергетическим видимым Полем, состоящим из «полчищ» серых и чёрных микрочастиц и их античастиц.
Последние плетут своеобразную решётчатую, плотную и тесную структуру, до предела ограничивающую возможности борющихся уйти от сражения, передохнуть, или хоть на мгновение остановиться… Уничтожение сражающимися друг друга происходит методом раздирания на куски и части, и пожиранием всего что движется… При этом, имеют место постоянные трансформации видов сражающихся и их останков…
Подобная динамика сражения, вероятно, должна создавать видимость непрекращающегося ни на секунду кровожадного кошмара…
 
Но наблюдая сейчас за этой «бесовской вакханалией», Филин всё время ищет ответы на непростые вопросы конкретного механизма наказания людей за тяжкие земные грехи. Он помнит библейские тексты и прочие назидательные описания добросовестных служителей Церкви, преподносящих читателю конкретные мучения грешников в Аду. Это – и вечное горение в пламени, и пребывание в кипящей смоле, и даже.., - поджаривание на адской сковородке… Но его земные ожидания, естественно, вращаются вокруг индивидуального, вполне конкретного наказания зла и греха людей, чьи тяжкие пороки перед человечеством или его отдельными представителями заслуживают публичной и справедливой «порки» в назидание идущим им вослед «слепым» земным насильникам, убийцам и прочим негодяям всех рангов и мастей.
 
Поэтому, пока Филин не в полной мере удовлетворён увиденным. К тому же, он помнит о задании Симеона и Октопеса - изучить здесь, в Аду, «искупление» индивидуального террористического греха.
 
Филин не находится в каком либо одном месте. Он постоянно перемещается по огромной адской местности, наблюдая в принципе везде одно и то же: огромные скопления движущейся живой массы с постоянно изменяющимися образами и обличьями уродливых зверей и «зверочеловеков», в неиссякающей энергией схватке уничтожающих друг друга и порождающих всё новые и новые жертвы…
 
Но постепенно, Филин как бы перестаёт воспринимать передний план этого адского побоища и начинает-таки всё более и более отчётливо улавливать ранее невидимые и неосознаваемые образы и события. Всё чаще его внимание привлекают конкретные предметы, а затем и живые тела разумных здешних обитателей… Несмотря на царящий вокруг глубокий мрак он отчётливо видит беспрестанно меняющиеся тусклые мерцания овальных, облакоподобных, человеческого облика астральных тел, облегаемых очень тонкими, полупрозрачными оболочками в основном сероватых оттенков. Постоянно меняются их лица, а вернее - маски…
Теперь Филин явственно различает эти удивительно отвратительные и постоянно меняющиеся лица-маски, отражающие убогие и жестокие плотские желания. Видит он и местные преднамеренные мыслеформы и образы, существующие здесь постоянно, и постоянно же создаваемые вновь для прибывающих сюда с Земли грешников…
 
Невероятная пластичность живой астральной материи по-видимому позволяет местной иерархии демонов творить из неё учебные, но в отличие от земных, живые муляжи и пособия по изучению и укреплению зла… Демоны Ада - почти неуловимы. Они предпочитают выполнять свои обязанности тайно. Лишь изредка, на какие-то краткие мгновения перед мысленным взором Филина появляются то трёхголовые великаны, то человеко-животные по форме, но с дьявольскими атрибутами, то – обманчиво прекрасные покровители человеческого разврата; а то, - и ангелоподобные, но почему-то дурно пахнущие создания с плохо скрываемыми мыслями демонов-искусителей.
 
Филин пристально вглядывается в проступившие из мрака два астральных тела с бледными серыми лицами заговорщиков. Их плотно сжатые видимо до боли губы, из которых как будто сочится что-то похожее на кровь, и жестокие немигающие глаза, пылающие решимостью и гневом, не могут не насторожить Филина…
 
Эти «выродки» что-то затевают… Один из них, тот что повыше, пытается забраться в окно второго этажа какого-то одиноко стоящего тёмного здания…
 
Получив отпор от невидимой Филину силы изнутри здания, сбросившей последнего вниз, злоумышленник тут же кидается к входной двери. Сорвав по-видимому внутренний засов, он распахивает дверь.., и снова кем-то выбрасывается вон…
Но не тут то было… Изловчившись немыслимым «кошачьим» образом, нападающий в мгновение ока став совершенно плоским, проскальзывает в почти незаметную снаружи щель между ставней на окне и стеной дома и исчезает внутри.
 
Тем временем, другой налётчик, по-видимому напарник, также сделав несколько неудачных попыток вторжения в дом, теперь со свистом летит по вентиляционным путям в нужное ему помещение.
 
Филину всё это почему-то кажется похожим на учения злоумышленников.., террористов быть может..?
 
НАТ. АД – ЦИРКОВАЯ АРЕНА – ВНЕ ВРЕМЕНИ
 
Посреди арены стоит ЧЁРНЫЙ ПРИНЦ.
 
ЧЁРНЫЙ ПРИНЦ
(во всеуслышание)
Приговорены к медленному отрезанию головы…
 
Достаёт из кармана бумагу, читает…
 
ЧЁРНЫЙ ПРИНЦ
За непрофессионализм, недомыслие, потерю драгоценных секунд во время подготовки теракта на учебном Адском Объекте №6…
 
В целом, из приговора следует, что за ненадлежащее выполнение.., и т.д. по протоколу, двое из террористической школы приговариваются к немедленному, очередному, уже пятому по счёту медленному отрезанию головы, с «электронной» записью процедуры экзекуции.
Далее этот материал будет транслироваться по всему Адскому Астралу в качестве развлекательного видеоклипа.
 
И все сирые и убогие растленцы, развратники и убийцы, побросав свои унылые и гибельные занятия, кидаются в Адский Амфитеатр, чтобы хоть немного «передохнуть», а главное, - насладиться удивительным и восхитительным зрелищем медленного обезглавливания таких же как и все они здесь грешников…
 
В следующее мгновение, тускло освещённый искусственным светом амфитеатр уже полон народа, а казнь - начинается…
 
Стоящий посреди арены «Чёрный Принц», как его здесь называют, а по сути главный местный распорядитель и палач по совместительству, на Земле был садомазохистом и серийным маньяком-убийцей.
 
Не веселятся и не радуются, по-видимому, только наблюдающий эту картину Филин.., и естественно, - осуждённые…
 
Под улюлюканье и одобрительные аплодисменты десятков, а может быть и сотен тысяч зрителей Чёрный Принц не спеша, обыкновенной ручной ножовкой отпиливает голову сначала более высокому курсанту школы террористов, придавив её слегка к бархату бруствера манежа своим коленом. При этом, липкая тёмно-коричневая густоватая жидкость медленно выползает из под полотна ножовки…
 
А несчастный курсант мучительно стонет и на чём свет стоит мысленно материт вся и всех даже и тогда, когда его голова уже отпилена и находится в руках Чёрного Принца, демонстрирующего всем присутствующим результат экзекуции.
 
Зрители первых, по-видимому самых престижных рядов партера, повскакав со своих мест, толкая друг друга и громко бранясь, бросаются к месту казни.
 
Они стараются изо всех сил хотя бы одним пальцем дотянуться и мазануть им по всё расползающейся под ногами Чёрного Принца дурно пахнущей желеобразной массе то ли не до конца свернувшейся крови, то ли какого-то особенного адского внутреннего наполнителя астральных тел… Те, кому это удаётся сделать, пробуют «это» на язык, втирают себе в виски, засовывают в нос.
 
Второй курсант, ни жив и ни мёртв, почти совершенно обездвиженный - стоит тут же, рядом. Его тело уже не пульсирует, как у всех других астральцев, а подёргивается мелкой неровной дрожью..; глаза буквально вылезают из орбит и ошалело вращаются в разные стороны. Он инстинктивно что-то мычит, не в состоянии ни сфор-
мулировать какую либо мысль, ни тем более - её озвучить. Его колени дают слабину всё больше и больше, и вдруг он начинает резко и пропорционально уменьшаться в размерах; а потом - и медленно распадаться на отдельные части тела, органы, клетки и мельчайшие частицы. Взвесь от последних, помаявшись немного на месте, начинает улетучиваться, а затем и совершенно исчезает из вида.
 
ТОЛПА
(ликуя)
Не выдержал, не выдержал..!
 
ЧЁРНЫЙ ПРИНЦ
(вторя толпе)
Туда ему и дорога..!
 
Чёрный Принц как-то не очень умело прилаживает отпиленную синюю голову первого курсанта тому на верхнюю часть туловища…
 
ЧЁРНЫЙ ПРИНЦ
Пошла.., пошла…
 
Тупо вколачивает последнюю кулаком в тело.
 
На радость всем, голова курсанта вдруг открывает глаза, облизывает губы, высовывает язык, шипит и изображает ужасную гримасу.
 
ЧЁРНЫЙ ПРИНЦ
(буквально вопит)
В класс.., в класс недоучка..; и попробуй ещё хоть раз оплошать!!!
 
Курсант, как был с набок посаженной на туловище тёмно-синей головой, так и кидается прочь с манежа в свою казарму.
 
ТОЛПА
(курсанту вослед)
Совершенствоваться.., совершенствоваться..; мы в тебя верим..!
 
Гаснет свет; амфитеатр плывёт перед глазами Филина, как отыгранная театральная сцена; становится жутко от навалившегося внезапно одиночества.
 
Но два родных милых и умных «крыла» уже снова несут Филина дальше и дальше вглубь бушующего неизбывными страстями Ада…
 
Глубоко несчастные, заблудшие, растерянные и совсем потерявшие себя самоубийцы, убийцы, развратники, растленцы, жадные до денег и материальных благ вороватые толстосумы уничтожают друг друга, крутятся, корчатся и извиваются в порождённом ими самими жестоком и кровавом месиве сатанинского, самого низкого и низменного слоя Астрала.
 
А над ними кружат в своих заботах и тревогах какие-то духи, привидения, демоны и ангелы. И Филин сейчас - среди них.
 
НАТ. АДСКИЙ АСТРАЛ С ВЫСОТЫ ПТИЧЬЕГО ПОЛЁТА – ВНЕ ВРЕМЕНИ
 
Вверху всё выглядит не таким ужасным и беспросветным, как там, внизу… Здесь кажется, что Астрал проникает и окружает весь мир и силой своего притяжения связывает между собой все солнца и звёзды. Он кружит и кружит стремительными вихрями полей и излучений, отказываясь подчиняться суете жизни и времени…
 
ФИЛИН
(оглядываясь по сторонам)
Жалко, нет рядом Стрельца…
 
Не успел он даже подумать это про себя, как с неба, буквально прямо ему на голову, «сваливается» его брат.
 
ФИЛИН
(несколько испуганно, но радостно)
Ты что, ошалел.?!
 
В порыве благодарности за этот неожиданный подарок, Филин крепко обнимает Стрельца.
 
ФИЛИН
Ты видел.., ты видел, что там творится.?!
 
Тычет указательным пальцем левой руки вниз…
 
СТРЕЛЕЦ
(задумчиво)
Да, брат, я видел это… Это - совсем не похоже на очищение. Это, – просто кошмар… Ведь облечённые в видимые формы страшные пороки человеческих душ – неизбывны, и похоже, - действительно безвременны. Столетия здесь, - не в счёт…
 
ФИЛИН
(размышляя вслух)
Неужели Ад создал человек..? По соитию.., по созвучию со своими собственными человеческими пороками..? Такая плотность материи.., вязкость.., текучесть.., нагромождения кошмарных, загрязнённых до безобразия слоёв..; отвратительные энергетические схватки несчастных с постоянно видоизменяющимися, изнывающими от мучений телами… А ведь дорога в Ад на Земле – не одна..; их, - много… И проходят они через революции, войны, террор и всякие другие грубые и жестокие бесчинства одних людей против других.
 
Подумав немного, Филин продолжает…
 
ФИЛИН
(теперь уже Стрельцу)
Странно, но здесь совсем нет животных, как таковых..; только – зверо-человеки и люди. Видимо, животные твари Земли, в принципе, носителями зла не бывают, и быть ими не могут.
 
ФИЛИН
(после небольшой наузы)
Им до понимания человеческого зла видимо надо ещё дорасти…
 
И наверное не случайно во внешнем облике многих паривших сейчас вместе с братьями крылатых демонов - так много звериного... Некоторые из них имеют по три головы. При этом, одна голова - обязательно человеческая, а две другие, – от животных: кошек, жаб, быков, баранов, змей.
 
ВОСПОМИНАНИЯ ФИЛИНА
 
НАТ. ГОСТИНИЦА НИЖНЕАСТРАЛЬСКА – ВНЕ ВРЕМЕНИ
 
Филин и Стрелец внимательно слушают Октопеса и Симеона.
 
ОКТОПЕС
Являясь нечистыми Духами, животные тем не менее обладают очень высоким интеллектом и самомотивацией. Их воля направлена на утверждение и укрепление зла, но зла животного, звериного, то есть истинного природного зла.
 
СИМЕОН
Люди же в силу двойственности своей нравственной природы, своим несовершенным колеблющимся сознанием обращают истинное зло - в зло относительное, чисто человеческое.
 
СИМЕОН
(продолжает)
И тогда у них появляется искажённое представление о зле - исключительно как о пороке... Проклятия, подкупы, разврат, ложь, зависть, патологическая жестокость, месть, грабежи, социальные и маниакальные убийства – категории человеческого, а не животного, и даже не дьявольского сознания.
 
СТРЕЛЕЦ
(учителям)
Но откуда в человеке эта ужасная демоническая сущность..?
 
ОКТОПЕС
(Стрельцу)
Демоны… Они служат и добру и злу.., но злу - только истинному, без которого жизнь на Земле была бы просто невозможной.
(продолжает)
А вот человек – это пока ещё и в самом деле, - демоническая загадка. Ведь не демоны соблазняют человека богатством и славой. Человек соблазняется сам, завидуя другим людям. Не демоны безмерно колышут воздушные массы, вызывая штормы и бури убийственной силы; не демоны вызывают землетрясения с массой жертв, лесные и бытовые пожары. Не демоны обрушивают здания со спящими жильцами.
 
ОКТОПЕС
(после короткой паузы)
Именно люди бездумно и варварски терзают Природу Земли, истощают её недра, перекраивают водные артерии, безмерно загрязняют землю, воду и воздух.
 
ОКТОПЕС
(подумав, продолжает)
Люди же, в борьбе за деньги, богатство и власть, своим сознанием и своими руками сами обрушивают на себя все эти беды.
 
ФИЛИН
(пытаясь понять)
Ну, а что же - Сатана… Чем конкретно занимается он..?
 
Симеон берёт инициативу ответа на этот вопрос Филина на себя.
 
СИМЕОН
Сатана, или Дьявол – имя нарицательное..; демон всякого зла в человеческом понимании... Но даже человек вынужден признать, что Сатана обладает огромным мужеством, сверхчеловеческой мудростью, острейшей проницательностью и неумолимостью к пороку. И в отличие от чистого Духа, то есть от Бога, он призван карать.., карать человеческое зло.
 
СИМЕОН
(подумав, продолжает)
Но для того, чтобы карать безошибочно, дьявол должен иметь обо всём очень глубокие познания. Он должен досконально разбираться: и в человеческом теле, и в сознании человека, и в небесных силах, и в звёздах, и в птицах, и в рыбах, и в деревьях, и в травах, и в металлах, и в камнях.
 
КОНЕЦ ВОСПОМИНАНИЯ
 
Филин понимает, что все эти, ставшие вдруг для него положительными с виду малопривлекательные слуги Сатаны, здесь, в Аду занятые настоящим своим делом, вместе с посланниками Бога ангелами осуществляют одно большое и необходимое «Служение», - развивают и совершенствуют жизнь в её глобальном Вселенском Смысле. В глубине души, Филин «боится», что он спит... Только во сне в сознании человека рождаются абсолютно ясные и понятные мысли, подобные тем, которые как будто с неба сыплются сейчас на него, и от которых ему вдруг становится так радостно и комфортно.
Но если это и сон, то сон - очень затянувшийся, то есть, с точки зрения человеческой, - смертельный сон...
 
Часть 3. ПОВЕСТЬ О МЕНТАЛЕ
 
НАТ. В МЕНТАЛЕ – ВНЕ ВРЕМЕНИ
 
Полёт Филина заканчивается... Эфир светлеет, вибрации уменьшаются. И как острова в океане, то тут то там появляются очертания каких-то новых местностей, внутренних пространств и территорий то ли природной, то ли инженерной застройки...
 
Рядом никого нет. Со Стрельцом они летели параллельными курсами совсем недолго. Их пути очень быстро разошлись после того, как скорости полёта возросли. По-видимому, теперь они также далеки друг от друга, как две точки на пересечении окружности с двумя радиусами, исходящими из единого центра.
 
Чувство одиночества, которое испытывает Филин после того как оказывается зависшим в золотистой дымке необычайно красивого небесного сада, улетучивается лишь тогда, когда он совершенно отчётливо видит, что этот «Эдемский сад» обитаем...
 
Филин слышит звуки очаровательных мелодий, какие-то голоса и наблюдает многочисленные яйцеобразные, плавающие в воздухе «огнеподобные» искрящиеся тела с большими сияющими лицами. Крупные головы последних находятся внутри овального туловища и свободно, наподобие ядра в атоме, вращаются в любом направлении.
 
Обращает на себя внимание какая-то тотальная светоносность всех видимых объектов этого мира, включая экзотические, неузнаваемые Филином мощные и красивые деревья, мелкую растительность и особенно - эти удивительнейшие, живые, овальной формы организмы. Никакого даже намёка на тень... Свет исходит изнутри всего...
 
А вот и сияющий водопад..? Да нет, это не вода; это – потоки струящегося золотистого света, в котором тоже «плещется» жизнь в виде ещё более светоносных и невиданных существ... Последние представлены разноцветными полупрозрачными шарами всех размеров и непостижимых красочных оттенков... Шары плавно перемещаются по всему огромному светопаду. Поверх их сферических тел колеблется, мерцает серебристое ожерелье, будто бы состоящее из искрящихся спутанных высоковольтных проводов...
 
Черты их лиц, то появляющихся, а то исчезающих в разных местах круглых тел - какие-то утончённые, даже эфемерные, если бы не выражение добрых и сияющих небесных глаз; глаз - без бровей и ресниц, и напоминающих, скорее, вращающиеся всеми цветами радуги великолепно гранёные алмазы, чем человеческие глаза...
 
Верхняя граница светопада постепенно переходит в голубоватые облачные своды, из которых также струится поток разноцветных и чистых ярких лучей и лучиков, преломляющихся и рассыпающихся искрящимся ярко-жёлтым бисером на всём видимом и слышимом вокруг.
 
Внезапно рядом с Филином появляется ПАПА. Последний выглядит, как огненный ангел с аккуратно сложенными за спиной крыльями.
 
ПАПА
(тихо)
Юра(Филин), сынок.., наконец я тебя дождался…
 
Голос Папы звучит в самом сердце Филина, и в следующее мгновение он оказывается в светлом поле отца.
 
Филин вдруг ощущает запах земного детства: плоти, пота и родительского гнезда.
 
Он плачет; его слёзы с потрескиванием вскипают, искрясь слабыми разрядами, и тотчас гаснут в серебристой ауре головы Отца – в его волнистой и «пахнущей детством шевелюре». Он совсем не похож на Папу, но это Он..! Так может «пахнуть» только Папа.
 
Филин чувствует, что Папа в упор разглядывает его; он не задаёт никаких вопросов, а просто изучает, «сканирует» сына с головы до ног; и при этом, он рад и счастлив.
Этого мгновения я ждал вечность - как бы говорят его сияющие глаза-алмазы.
 
ФИЛИН
Отец, как тебе здесь живётся..? Я и представить себе не мог, что увижу тебя здесь... А где МАМА..?
 
ПАПА
(не сводя глаз с Филина)
Мама сейчас встречает Сашу(Стрельца) в третьей отсюда по счёту Директории..; и потом, мы будем все вместе…
 
Отец быстрым и почти неуловимым движением разворачивает Филина лицом к приближающейся к ним паре.
 
ПАПА
Смотри, смотри..; вон они летят к нам..!
 
Естественно, Стрельца Филин узнаёт сразу. Тот внешне выглядит как типичный менталец.
 
А вот Мама..! Это – Что-то..! Её тело - не овальной формы, как у многих других здешних жителей, и Папы в том числе.., а предстаёт в виде ровного шара наподобие жёлтого солнечного диска с пламенеющей и искрящейся короной по всему его периметру. Крылья всего лишь угадываются по двум небольшим выпуклостям по бокам её шарообразного тела.
Голова мамы походит на овальной формы выпукло-вогнутое зеркало, плавно поворачивающееся вокруг невидимой оси у одного из полюсов тела. А глаза..! О, эти глаза..; они не искрятся бриллиантовыми гранями, как у отца... Это – те, незабываемые милые глаза земной Мамы.., добрые, но почему-то и сегодня такие же печальные и чем-то озабоченные...
Исходящший от них мягкий свет и тепло не оставляют никакого сомнения в их принадлежности. Поражает лишь глубина и даже бездонность зрачков, чем-то напомнившая Филину совсем недавно испытанное им «Дома» ощущение Бездны...
 
ПАПА
Ну вот мы и вместе, наконец.
 
Как магнитом - притягивает к себе и Маму, и Стрельца, и Филина.
 
ПАПА
Давайте сначала - ко мне на работу; я заведую здесь лабораторией коллективного сознания..; уверен, вам будет интересно.
 
ПАПА
(продолжает)
Маме сейчас надо на занятия; она преподаёт на курсах новичков, прибывающих к нам из Астрала. Потом, мы залетим за ней, и уже затем все вместе отправимся к нам домой.
 
С этими словами, Папа легко взмывает вверх.
 
Все остальные послушно делают то же самое. Сыновья следуют за отцом, а Мама улетает на занятия.
 
НАТ. ГОЛУБАЯ СФЕРА МЕНТАЛА – ВНЕ ВРЕМЕНИ
 
Уже по дороге на Папину работу Стрелец и Филин узнают от него, что в Ментале всего 33 Директории; в каждой из них есть своя лаборатория коллективного сознания.
 
ПАПА
Задачей каждой из этих лабораторий является сбор, систематизация и обработка интеллектуальной ментальной продукции всех жителей Директорий.
(продолжает)
В частности, лаборатория которой руковожу я, находится в Директории №5, каждый житель которой имеет свой собственный индивидуальный сайт на главном ментальном компьютере Директории.
 
Папа сбавляет скорость полёта, разворачиваясь в сторону удивительно прозрачной голубоватой сферы Эфира.
 
ПАПА
(продолжает)
Сам компьютер представляет собой сконцентрированный на ограниченном пространстве Директории Эфир, состоящий из миллиардов комбинаций микрочастиц-сущностей с огромной гибкой памятью.
 
Что представляет из себя ментальный компьютер, братья со «слов» Отца понимают сразу, поскольку это весьма похоже на то, что они видели «некоторое время назад Дома».
 
В полёте Филин и Стрелец наблюдают, как в обособленной и удивительно прозрачной голубоватой сфере Эфира, к которой они уже подлетают, совершается процесс мыслетворчества, по напряжённости напоминающий интеллектуальный карнавал разнообразных и разноцветных виртуальных микрочастиц-сущностей в Физическом Вакууме у «Горизонта Событий»...
Внешне, это действительно походит на какую-то музыкальную феерию, шоу с участием неуловимых то исчезающих, то появляющихся, а затем и меняющих свой облик микроактёров... При этом, Эфир Физического Вакуума то взрывается каскадами высокочастотных вибраций под акомпанимент световых разрядов от взаимодействия микрочастиц-сущностей, то успокаиваивается, давая возможность этому удивительно живому виртуальному балу-маскараду немного разрядиться.., с тем, чтобы уже в следующий момент продолжить свой та-
инственный процесс интеллектуального обслуживания жителей «Директории».
 
ПАПА
Все кого Вы сейчас видите в голубой сфере, это и есть сотрудники моей лаборатории. Их здесь несколько миллиардов, и все они – великие труженики. Сколько бы из них могло вырасти прекрасных человеческих Душ..; но они изначально были запрограммированы на эту работу.
(продолжает)
По роду их занятий, им совершенно не нужны ни высокие чувства, ни духовность. Это – интеллектуальные роботы Высшего Сознания Космоса. Но зато они очень умны и никогда не ошибаются.
 
Подлетает к центральному ментальному компьютеру.
 
ПАПА
Собственно я, как заведующий лабораторией, а фактически этим ментальным компьютером, - здесь совсем не нужен... Более того, я не понимаю, как они это делают..; но результаты их работы – ошеломляют и меня. Ведь они не просто собирают и систематизируют мысли наших ментальцев. Они обрабатывают их, используют всю ментальную информацию с остальных 32 компьютеров, и выдают в Эфир конкретные результаты в виде простых и шифрованных мыслеграмм во все уголки «Поднебесья»...
 
Филин и Стрелец внимательно слушают отца.
 
ПАПА
(продолжает)
Я здесь – не профессионал, а скорее администратор, от которого казалось бы мало что зависит... Но мои сотрудники, которые ни любить, ни страдать в общем-то не умеют и не должны, не желают со мной расставаться... Они меня как-то используют... Вероятно, я им нужен... Ну и слава Богу! По-видимому, я уже стал дирижёром этого ансамбля микроинтеллектуалов, и мне это нравится.
 
ПАПА
(немного помолчав)
Беспокоюсь я только о том, что наша с Мамой жизнь в Ментале - не вечна.., а значит - не вечна и наша работа здесь... Кажется, я заболтался. Полетели теперь к Маме; а тут, мои неутомимые труженики отлично справятся какое-то время и без меня.
 
ИНТ. НА МАМИНОЙ РАБОТЕ – ВНЕ ВРЕМЕНИ
 
Следующее перемещение назвать перелётом было просто нельзя... Какое-то мгновение, и все трое во главе с Папой оказываются в обществе новых ментальцев, которых здесь достаточно много. Располагаются они в многочисленных воздушных классах, в каждом по десяти или чуть больше учеников. Их внешний вид является типичным ментальским, но выражения лиц последних с головой выдают новичков, «первоклашек»… Все они - как бы ещё «не в своей тарелке»... Опыт умирания и эмоциональное давление Астрала, через которые совсем недавно все они прошли, определяют некоторую настороженность и сквозящее в красивых глазах недоверие к окружающему их здесь покою и вниманию...
 
А вот и Мама... Она резко выделяется на фоне своих подопечных и внешним видом, и грациозными манерами, а главное - уверенным учительским словом-внушением, кажется понятным и доступным каждому новичку в любом из многочисленных воздушных классов. Мама постоянно перемещается между классами, своей милой улыбкой и добрым взглядом пытаясь как-то подбодрить и успокоить всё ещё немного волнующихся учеников.
 
Стрелец прислушивается... Мама как раз начинает говорить об истории Ментала, о нравах и обычаях его обитателей; об их задачах и главных занятиях; о целевых ментальных установках; о воспитании Души и о Духовном Творчестве…
По мере того как Мама переходит от одной темы к другой, слушающие её ученики становятся всё более и более внимательными и заинтересованными.
 
МАМА
Ментал – это место безграничного сознания и мысли, представляющее собой упорядоченную систему, постоянно стремящуюся к творчеству и созиданию. При этом, он овладевает хотя и небольшой частицей, но Истины. А эта частица Истины необходима всем, и в первую очередь - в Астрале и на Земле.
 
МАМА
(продолжает)
Ментал (тело мысли) – есть обиталище воли, разума и высокой нравственности. Он хранит наши воспоминания и знания в лабораториях коллективного сознания. Мыслящее «Я», Разумная Душа (Анима римлян и Психея греков), здесь, в Ментале, действительно обретает себя и распространяет духовную ментальную информацию далеко за его пределы.
 
Стрелец откровенно любуется Мамой… Да и в классах теперь уже нет ни настороженных, ни испуганных, ни равнодушных.
 
МАМА
Разноцветные сияющие шары в светопаде олицетворяют здесь «Первую Зарю Небесного Мира». Они здесь повсюду. Это – огненные создания Ментала, высшие духовные жрецы всех рангов и сословий.
(продолжает)
Они постоянно созидают информационный мир сознания и разума. На Земле и в Астрале духовные ментальные установки скрыты под покрывалом других тонких и плотных тел. И только здесь ментальное тело становится по-настоящему внешним и свободным.
 
Видно, как новички преображаются. Их тела приобретают яркие и сочные цвета и оттенки; от них исходит энтузиазм новобранцев, готовых на возвышенные деяния и поступки в этом, пусть и новом пока для них, но очевидно прекрасном духовном мире света и гармонии.
 
Урок заканчивается. Но ученики, по-прежнему радостные и возбуждённые, продолжают, теперь уже сами между собой, обсуждать услышанное, а судя по впечатлениям, и увиденное ими на занятиях... Некоторые из них окружают Маму, по-видимому с целью получить какую-то дополнительную информацию…
 
И вдруг, один из них – ПАВЕЛ АЛЕКСАНДРОВИЧ Егоров, поблагодарив последнюю, внезапно оказывается рядом со Стрельцом...
 
ПАВЕЛ АЛЕКСАНДРОВИЧ
Здравствуй, Шура(Стрелец).., а ты, почему здесь..; я конечно рад нашей встрече.., но - в чём дело..?
 
Стрелец тут же узнаёт Пашу. Да, это он, в новом теле, с другим лицом...
 
Как он меня узнал.., как я - узнал его..? – Это пока - за порогом сознания Стрельца... Но он тоже очень рад встрече.
 
СТРЕЛЕЦ
(поражённый)
Паша..! А меня с братом взорвали в кафе через неделю после твоей смерти...
 
Павел Александрович как-то печально обводит своими красивыми глазами обоих братьев.
 
ПАВЕЛ АЛЕКСАНДРОВИЧ
(с интересом вглядываясь в лицо Стрельца)
А ты, Шура, веришь в то, что со всеми нами произошло, и кажется, продолжает происходить после смерти на Земле..? Ведь ты – врач, и тебе это должно быть понятнее...
 
СТРЕЛЕЦ
(несколько помедлив с ответом)
Знаешь, приятель, о чём-то подобном я задумывался ещё на Земле. А после того, как мы с братцем (он кивнул на Филина) побывали там - Стрелец выразительным жестом и глазами показал наверх, - то я не сомневаюсь в том, что мы не «спим»; мы действительно существуем, но в иной реальности.
 
ПАВЕЛ АЛЕКСАНДРОВИЧ
(тихо)
Как я умер?
 
СТРЕЛЕЦ
(немного помолчав)
У тебя, Паша, был запущенный рак мозга. Не выдержало сердце. Во время операции...
 
ПАВЕЛ АЛЕКСАНДРОВИЧ
Дальнейшее мне известно с подробностями, о которых на Земле и представить было невозможно… Анфису жаль, трудно ей без меня... Своих вспоминаешь?
 
Паша сочувственно смотрит Стрельцу прямо в глаза.
 
СТРЕЛЕЦ
Я их не забываю никогда. Будем расставаться; мне - пора улетать. Прощай. Думаю, ещё встретимся...
 
Павел Александрович, поклонившись всем, тут же отлетает в сторону и присоединяется к одной из групп учеников.
 
ПАПА
Кто это был?
 
СТРЕЛЕЦ
Друг и учёный; математик, физик. Недавно умер на операционном столе. Хорошим был человеком. Я рад, что он теперь здесь.
 
Стрелец взглядом провожает Пашу и затем мысленно под-тверждает свою готовность следовать вместе со всеми за отцом.
 
ПАПА
Теперь мы летим в Светоград – город ментальцев. Там мы встречаемся, общаемся, работаем над собой..; можно сказать - живём семьями по духу и интересам.
 
ПАПА
(продолжает)
Личная жизнь – очень важная составляющая нашего общества. Для новичков мы имеем даже земные имитаторы, где всё, как на Земле... Что касается земного имитирования, решим, когда окажемся дома.
 
С этими «словами» Папа срывается с места и плавно скользит вдоль голубоватой извивающейся ленты, внезапно возникающей перед мысленными взорами всех членов семьи.
 
Следом летит Мама; а вот уже и все четверо, друг за другом несутся на большой скорости в означенный отцом Светоград.
 
Летят молча и недолго.
 
Город возникает внезапно, буквально обрушивая на летящих потоки света. Присмотревшись, можно обнаружить «структуру» Светограда. Она - необычна..; более того - совершенно фантастична и замечательна..!
 
НАТ. В СВЕТОГРАДЕ – ВНЕ ВРЕМЕНИ
 
Вся территория города представляет собой исключительно яркую светосферу с широчайшей гаммой переливающихся разными цветами и оттенками внутренних ландшафтов.
 
В целом - это город-сад, своим великолепием не уступающий, по всей видимости, райским пейзажам и пересекаемый по всем направлениям реками из света.
 
Сама инфраструктура Светограда представлена постоянно изменяющейся картиной грандиозных светлых строений самых разных размеров. Все они выдержаны в строгих и довольно сложных геометрических, постоянно перемещающихся относительно друг друга формах. Вот – огромный, переливающийся всеми цветами радуги куб, плавно поворачивающийся вокруг собственной оси и постоянно изменяющий направление движения; а вот - и сотовый, ячеистый шестигранник являет нам свою угловую плоскость, в которой он смотрится как квадрат в круге...
 
Вся семья пролетает через какие-то ярко-оранжевые ворота из нескольких огромных колонн, изменяющих свою форму от круглой до шестигранной и увенчанных сверху светящимися и сверкающими белыми шарами...
 
Несколько восьмигранников, а за ними и кубов в просторных светлых шарах, также вращаются и перемещаются относительно друг друга. И чем дальше проникают летящие вглубь города, тем крупнее тот становится. Появляются ранее невидимые, но оказывается присутствующие здесь в огромном количестве какие-то нестандартные яркие кристаллические структуры, при вращении которых почти невидимый спектр света являет разнообразнейшую гамму цветов, и которые, к тому же, вдруг начинают звучать так, как будто где-то внутри них включаются источники неземной по красоте божественной музыки.
 
Путеводная голубая лента, плавно извиваясь между всеми этими «строениями», выносит Папу к берегу довольно крупной реки из света. Светоносный поток мягко подхватывает всю четвёрку, для начала окунув всех в свою огнеподобную пучину, и затем всё быстрее и быстрее несёт их в своём течении...
 
А уже в следующее мгновение, буквально вынырнув из света, все четверо влетают внутрь какого-то лучезарного шара, а затем и глубже - в кубической формы немыслимо большие апартаменты, которые тут же, прямо на глазах уменьшаются до приемлемых и располагающих к удобству размеров.
 
ИНТ. В МЕНТАЛЬСКОЙ КВАРТИРЕ РОДИТЕЛЕЙ – ВНЕ ВРЕМЕНИ
 
Ощущение гонки, полёта, движения сразу сменяется домашней тишиной, покоем и даже уютом.
 
ПАПА
(весело)
Мы дома, господа! Устраивайтесь поудобнее..; так, как Вы хотите... Мы с Мамой уже давно отвыкли от земных привычек и не пользуемся соответствующей имитационной домашней программой. Но вы можете мысленно воспроизвести сейчас любую обстановку: планировку помещений, весь быт и уклад семьи землянина.
 
С удовольствием продолжает…
 
ПАПА
Вы можете попросить накрыть стол со своими любимыми блюдами и напитками, выйти на балкон, посмотреть телевизор, почитать газету, полежать на софе, или даже поспать... Всё это в вашей власти, и каждый получит именно то, что пожелает. А мы с Мамой постараемся вам соответствовать; ведь вы у нас в гостях.
 
И, о чудо! И Стрелец и Филин мигом оказываются каждый в своей (но вместе) московской квартире.
 
ПАПА
Наша директория работает над имитационной домашней программой, в которой станет возможным общение со всеми оставшимися на Земле домашними. Но пока этого, к сожалению, ещё нет…
 
Папа смотрит в сторону Мамы, как бы приглашая её к разговору...
 
Но Мама уже находится на кухнях обеих квартир и с огромным удовольствием готовит наиболее любимые с детства блюда своих ребят.
 
ФИЛИН
(не скрывая удивления и восхищения)
Ничего себе, имитационная програмка..?
 
Перед сыновьями в их московских квартирах сидит, развалившись на диванах в своей любимой небрежной позе их отец; и выглядит он так, как в свои лучшие молодые годы на Земле.
 
А Филин и Стрелец действительно принимают родителей, каждый в своей квартире, но в присутствии друг друга и у того, и у другого.
 
Что же касается Папы и Мамы, то последние одновременно находятся в обеих квартирах, и одновременно же - общаются с обоими сыновьями.
 
ПАПА
Мы с Мамой, в целом, всё о вас знаем… Не удивляйтесь..; дело в том, что одной из программ нашего домашнего ментального компьютера является программа: «Наши дети». Однако она, скорее, информационная и попечительская…
(продолжает)
О вашем внутреннем мире мы можем судить поверхностно, исключительно на основании тех сведений, которые поступают в наш ментальный компьютер.
 
Папа пересаживается с одного дивана на другой, ближе к окну и продолжает…
 
ПАПА
Но с другой стороны, вы то о нас всё это время почти совсем не слышали... Иногда мы являлись вам во сне, и это тоже было частью нашей попечительской программы; но для вас она поставлялась в неком символическом, закодированном виде для подсознания, лишь с отдельными видимыми зрительными образами-купюрами. Большего вмешательства в вашу сознательную жизнь на Земле нам не позволяется…
 
Наблюдает за работой Мамы на кухнях…
 
ПАПА
(продолжает)
В Менталии нет каких-либо общественных или политических институтов - как таковых. Нет здесь ни правительства, ни парламента, ни президента, ни даже мэров городов...
 
ПАПА
(продолжает)
Но здесь есть небольшие общества, своего рода кружки по Интересам и Искусствам, а также – Курсы Усовершенствования новичков и специалистов.
(продолжает)
Работают здесь все и всегда. И это – главное. И ещё..: при центральных ментальных компьютерах имеются Профессиональные Советы Верховных Жрецов.
Они обладают неограниченной властью по праву, предоставленному им Высшей Инстанцией. О последней нам знать пока не дано. Вы были там, наверху, я знаю... Вы – мои сыновья... Что там..? Юра (Филин).., - расскажи...
 
В этот момент в дверях гостиных появляется Мама, родная земная Мама… Она - молода, красива и буквально светится счастьем. На большом сервировочном столике Мама везёт какие-то напитки и аппетитно пахнущую только что приготовленную ею еду.
 
МАМА
(с удовольствием глядя на ребят)
Ну вот, дорогие мои сыночки… Спасибо вам за то, что вы дали мне такую возможность - ещё раз приготовить вашу любимую еду. Сашенька (Стрелец), для тебя – вареники с вишней; а для Юрочки (Филина), - творожный пудинг с клубничным вареньем.
 
Кроме еды, на двух серебрянных подносах стоят разнообразные бутылки с напитками: с минеральной и фруктовой водой; а также с водкой, коньяком, ликёром, ромом и ещё с чем-то неопознаваемым; возможно - с домашним вином, изготовлением которого когда-то «баловались» как сами родители, так и их дети.
 
Мама улыбается своей домашней чуть застенчивой улыбкой; она раскраснелась, ещё больше похорошела и заботливо поглядывает то на одного, то на другого сына...
 
Ребята вдруг чувствуют «звериный аппетит» и так набрасываются на любимую ими еду, что даже Папа вынужден на некоторое время перестать говорить и теребить их вопросами…
 
Пока Стрелец и Филин едят и пьют, пьют и едят, Мама с Папой с удовольствием наблюдают за ними, как только и могут это делать по-настоящему любящие своих детей родители.
 
Юра (Филин) заканчивает трапезу первым. Он слегка захмелел от выпитого им ликёра, но кажется готов ответить отцу на заданный ему ранее вопрос.
 
Саша (Стрелец) явно оценил коньяк, и несмотря на то что вареники с вишней являются далеко не идеальной закуской к нему, он «прикладывается» к последнему не раз и не два, и можно сказать - не просто хмелеет, но и откровенно пьянеет... Непривычное это какое-то состояние.., состояние пьяненького восторга от всего происходящего... Стрельцу хочется бесконечно обниматься и целоваться...
 
Но Папа позволяет ему сделать это с собой только один раз... Зато Мама целует его, а он её - неоднократно.
 
Несколько поцелуев от Мамы достаётся и более сдержанному Юре (Филину).
 
ФИЛИН
Ну что ж, Отец… Мы действительно были там.., «Дома».., тоже Дома... Это был второй.., нет, не второй, а первый по счёту наш Дом...
 
ФИЛИН
(продолжает)
Как это Вам сказать... Там была Мама, наша первая Мама... Из виртуальных живых сущностей света она создаёт Души будущих людей… Там мы встречались и с некоторыми другими её детьми, нашими душевными друзьями детства. Встреча была прекрасной. Они сейчас являются огненными
служителями Бездны или Чёрных Дыр на Горизонте Событий.
 
Смотрит на реакцию родителей и продолжает.
 
ФИЛИН
Там умирает старая и творится новая Вселенная. Это – всё физика..; а вернее, - психофизика, в нашем земном понимании...
 
Кажется, Папа ошарашен услышанным…
 
Мама воспринимает рассказ Юры (Филина),внешне, более спокойно, и с пониманием.
 
ПАПА
(возмутившись, но с юмором)
Это что же значит..! Выходит, что вы не только наши дети.?! Что же это такое, Зинуля?
 
Папа впервые называет Маму земным именем.
 
ПАПА
(продолжает)
Надеюсь, ты понимаешь, что я тут ни при чём..!
 
И столько пафоса и неподдельного чувства своей невиновности слышится всем в голосе Папы, что вся честная компания вдруг громко и весело смеётся.
 
СТРЕЛЕЦ
А я видел, как наша первая Мама вместе с Земфирой это делали… Земфира – одна из наших подруг того детства..; можно сказать, душевная сестричка. Вместе, они готовили проекты человеческих Душ на матрице Эфира, то есть, живого Физического Вакуума, используя какие-то лучи и лучики-манипуляторы в работе с частицами-микросущностями прямо у меня на глазах.
 
МАМА
(стоя напротив окна)
На улице пошёл снег… Это - заключительная заставка нашей домашней имитационной программы.
 
ПАПА
(с сожалением)
Да, кажется мы и в целом почти исчерпали положенный нам лимит…
 
И в тот же миг, все вновь оказываются в Светограде, в квартире родителей, поменяв, соответственно, и свой вид на типичный ментальский.
 
Мама грустно улыбается, старается прикоснуться к каждому из сыновей и приласкать обоих.
 
НЕИЗВЕСТНЫЙ ГОЛОС
(за кадром)
Не забывайте.., не забывайте.., не забывайте…
 
Филин и Стрелец откровенно ревут, плавно, но довольно быстро поднимаясь вверх..; сначала над домом, затем - над городом..; и вот уже величественные огни Светограда остаются далеко внизу…
 
Братья не успевают даже переглянуться, чтобы согласовать свои дальнейшие действия, как из чёрно-синей, похожей на грозовую тучи стремительно появляются две светлые-пресветлые фигуры. Братья уже знают, что это свои.
 
Да, Симеон и Октопес, сияя красотой и излучая своими ангельскими «доспехами» ярко-жёлтый и мерцающий голубоватый свет - уже рядом. Все четверо берутся за руки. Рукопожатие – дружеское и одно на всех.
 
СИМЕОН
(улыбаясь)
А теперь, Вы снова отправляетесь в Нижние Пределы. Не будем терять время. На Земле оно актуально и дорого…
 
Стрелец и Филин радостно переглядываются. Они совсем не ожидают такого… Как становится им ясно из последующего мысленного диалога с Симеоном, программа этой их «командировки» в Россию – короткая и ознакомительная.
Территориально, она ограничивается посещением Москвы и Московской области. Что-то - вроде краткосрочного отпуска на недавнюю родину…
 
НАТ. ПО ДОРОГЕ НА ЗЕМЛЮ – ВНЕ ВРЕМЕНИ
 
Братья с интересом изучают виртуальную план-карту командировки.
 
Симеон фиксирует их внимание на том, что это самостоятельное «предприятие».., то есть - без сопровождающих.
 
Вслед за этим, невесть откуда взявшийся мощный воздушный вихрь, со скоростью намного превышающей таковую реактивного лайнера, уже несёт обоих братьев в направлении Земли.
 
Полёт происходит на большой высоте. Летят довольно долго... Два, три, а может и все пять часов. Ощущение времени возвращается..; но пока, оно не настолько точное, какое было раньше там, на Земле...
 
Становится жарко... Стрелец видит, как от фигуры Филина, напоминающей стальную довольно громоздкую птицу-самолёт, прямо из под крыльев-рук «брызжут» два снопа искр. При этом, Филин становится похож на боевую ракету класса земля-воздух-земля на излёте.
 
Уже не просто жарко, но и душно...
 
СТРЕЛЕЦ
(Филину)
Гаси скорость..!
 
Пытается мысленно передать ориентировку Филину, видя что тот уже задыхается от жары и горит самым натуральным образом.
 
Филин его не понимает..!
 
СТРЕЛЕЦ
(повторно)
Гаси скорость, брат.., сгорим..!
 
Старается изо всех сил удержать последнего собственным торможением. Его «мысленный компьютер» уже работает на снижение, в то время как Филин по-видимому недооценивает быстрое нарастание плотности воздуха и принимает решение с некоторым опозданием.
 
Как бы там ни было, братья похоже уже врываются в атмосферу Земли и ощущают себя в густом кипящем котле то ли смолы, то ли какого-то масла - мягкого, липкого и удушающего.
 
На секунду кажется, что сознание уходит... Но нет..; это - по-видимому воскресшая внезапно старая земная привычка - пугаться и «падать в обморок» при возникновении крайне некомфортной чрезвычайной ситуации.
 
С Филином - всё нормально. Обугленный «внешний каркас его тела» отделяется и отлетает в сторону, ярко сгорая в воздухе.
 
В следующий момент то же самое происходит и у Стрельца...
 
НАТ. ЗЕМЛЯ – МОСКВА - ДЕНЬ
 
Остаётся ощущение головокружительного полёта парапланериста, несущегося над горами, равнинами, лесами, городами и деревнями такой родной, но к сожалению уже покинутой ранее Земли.
 
День на Земле - солнечный и ясный. Ярко-голубое небо почти наполовину заполнено высокими белыми «айсбергами» медленно плывущих облаков.
 
Память братьев всё больше и больше возвращает их в земные пределы. Теперь, они опять в Москве. Здесь, в целом, мало что изменилось; хотя и появились новые проспекты, пара кольцевых дорог. Окраинные застройки практически соединяют столицу с её областью. Появилось достаточно много новых красивых высотных зданий.
 
Рублёвское шоссе в районе Крылатского, где приземляются братья, стало несколько шире, но не свободнее от городского транспорта. Машины, в обоих направлениях, медленно движутся плотными рядами.
 
Среди пешеходов на улице - много как спешащих по делам людей, так и гуляющих.., бесцельно бродящих по тротуарам, лужайкам и газонам вдоль шоссе, улочек и переулков.
 
Но вид людей сегодня для Филина и Стрельца - очень необычен. Раньше, при их жизни на Земле такого они не видели… Да, люди одеваются, как и тогда; носят брюки, юбки, костюмы, рубашки, обувь, пальто разных модных и по-видимому не очень модных фасонов и расцветок. Они улыбаются, смеются, огорчаются, ругаются; просто общаются; возят в колясках детей.
 
Судя по погоде, на улице – лето. Ему и соответствуют летние открытые одежды прохожих. Но именно обилие открытых солнцу и свету участков тел людей повергает братьев в изумление. Последние, то есть открытые участки тел, сверкают в лучах солнечного света разными цветами и оттенками: в основном, от светло-серого – до голубого. Достаточно - и тёмно-серого, грязноватого цвета..; и совсем немного, - ярко-голубого. Это цветовое обрамление, как правило, располагается вокруг головы, шеи и кистей рук; а кроме того, везде, где имеются и другие открытые участки кожи. В связи с этим, некоторые из людей в шортах, с неприкрытыми одеждой спинами или животами выглядят и вовсе экзотически, и даже вульгарно. Сверкание их оголённых участков кожи часто совершенно не гармонирует по цветовой гамме с расцветками одежд, что при рассмотрении вместе с отмеченным выше аурическим компонентом создаёт впечатление то ли безвкусицы, то ли - нарочитого игнорирования правильного тона в оформлении собственной «телесной витрины». Если ещё учесть и то обстоятельство, что открытые участки кожи людей не просто светятся, и естественно излучают при этом определённые цвета, а также и пульсируют с периодичностью, примерно равной дыхательным движениям, то очень многие из прохожих напоминают эдаких сверкающих, больших и колючих ёжиков, за комбинированным, разноцветным и контрастным одеянием которых порою трудно разглядеть действительные очертания их фигур.
 
Последнее связано ещё и с тем, что у многих из людей, особенно с голубыми и ярко-голубыми пульсациями вокруг их кожных покровов, определённо просматривается ещё и слой довольно интенсивного жёлтого цвета, который имеет тенденцию к распространению в окружающее пространство, и следовательно - постепенно ослабевает, пульсация за пульсацией, по мере удаления от тела человека.
 
Особенно излучают лица людей и их глаза. При этом, довольно серое и кажущееся довольно монотонным и унылым мерцание лиц одних - компенсируется интенсивными голубоватыми и ярко-голубыми, весёлыми и жизнеутверждающими пульсациями лиц других людей. Последних, хотя и абсолютное меньшинство, однако их яркие голубые излучения, плавно переходящие в светло-жёлтые тона наподобие аурической оболочки различной формы и толщины, часто перекрывают своим светом не один десяток серых и невзрачных аур других людей.
 
Проблем с передвижением по земле ни у Стрельца, ни у Филина - нет. Какое-то время наблюдая картины московской улицы и находясь в общем-то в гуще событий на пересечении Рублёвского шоссе и Ярцевской улицы, они пробуют ходить по земле, парить в воздухе, делать быстрые перемещения от объекта к объекту. Все способы передвижения им удаются по первому мысленному запросу. Более того, очевидно, что их не видят.., а следовательно - они никого не смущают и никому вокруг не мешают… Скорости перемещений братьев - моментальные; поэтому вначале, грубо говоря, они натыкаются на те или другие материальные объекты (дома, деревья, ограды…); даже сталкиваются с пешеходами, а иногда - и вылетают на шоссе с движущимися автомашинами…
Но эти столкновения, визуально фиксируемые самими братьями, реально неощутимы, поскольку тела Филина и Стрельца свободно проникают через любые материальные объекты, без задержки пролетая их насквозь… Последнее - хотя и обидно, но является весьма удобным в тех обстоятельствах относительной материальной тесноты вокруг и крайне высокой подвижности братьев как на земле, так и в нижнем слое воздуха непосредственно над землёй.
 
Первое короткое новое знакомство с Землёй и Москвой состоялось, и братья, попрощавшись, быстро разлетаются в разные стороны. И конечно же, Стрелец в мгновение ока оказывается в микрорайоне «Матвеевское», а Филин - в «Митино».
 
ИНТ. МАТВЕЕВСКОЕ – КВАРТИРА - ДЕНЬ
 
Ключей от квартиры, естественно, не понадобилось, и Стрелец уже расхаживает по бывшей своей трёх-комнатной…
 
Слава Богу, квартира живая… Бытовые приборы подключены к электросети. А где же Тоника..? Двери на балкон закрыты, форточки - тоже… Похоже, что она в отъезде.., скорее всего, на даче…
 
Стрелец подходит к мебельной стенке посреди гостиной и пытается погладить корешки старых книг.
 
Из обилия мелких сувениров и других безделушек на полках, он взглядом выхватывает несколько любимых; затем, с замиранием сердца разглядывает цветные фотографии с изображениями ТОНИКИ, сына ИЛЬИ и себя самого в прошлом…
Последние просто лежат или стоят в специальных рамках буквально везде: и на журнальном столике, и на телевизоре, и за раздвижными стёклами мебельной стенки. Фотографии – старые… А какие они теперь..?
 
Переходя из комнаты в комнату, Стрелец обнаруживает очень мало перемен. Вот его маленький кабинет с тем же одно-тумбовым столом и компьютером. А вот - диван-кровать со светильником над изголовьем. Та же старая люстра под потолком. В северной комнате, на стенах - пара новых эстампов; а в основном – всё то же, что и раньше… А вот - любимый его эстамп: он с Тоникой на сером волке в лесу (подарок Петра – мужа сестры Тоники - Галины). На кухне – новый холодильник… А вот - и настенный календарь… Год 2020, 15 июля.
 
Сколько же мы не виделись..? Около пяти лет.., как ни крути… А как будто, вчера… - Воспоминания.., воспоминания… - А сколько - сыну..? Уже - за пятьдесят..; мужик.., как он..? его японская семья..?
 
На дачу - проносится в сознании Стрельца.
 
НАТ. ПОДМОСКОВЬЕ – ДАЧА - ДЕНЬ
 
И нет уже ни Матвеевского, ни Москвы… Какая-то просёлочная, обильно отсыпанная гравием дорога, мощная кованая решётка ворот с вывеской на них: Садоводческое Товарищество «ТОНУС».
 
Стрелец не летит, но и не идёт к дачному домику. Он легко парит в воздухе на расстоянии 1,5 – 2 метров над землёй, с интересом и каким-то жадным нетерпением приближаясь к своему бывшему садовому участку…
 
Здесь ли она, увижу ли..? А вот и дом..; крышу поменяли..; а труба то какая огромная.., из кирпича…
 
Так вот же она, Тоника..! - Старенькая… Похудела.., но выглядит неплохо. Лицо - светлое-пресветлое...; взгляд всё ещё красивых карих глаз по-прежнему кроток и добр. Свободный и весьма открытый красный сарафан с цветами… Натруженные тонкие кисти рук, искрящиеся ярко-голубым свечением, производят впечатление живых светлых перчаток, мелькающих среди листвы и веток обильно разросшегося смородинового куста. Собирает ягоды. Одна…
 
Вдруг, Тоника прекращает работать, поднимает голову к небу, слегка зажмуривается от плеснувшего ей в лицо яркого солнечного света и беззвучно смеётся, а скорее, улыбается какому-то, видимо доброму воспоминанию… При этом, вокруг копны её тёмных волос на голове с обильной проседью, оголённых плеч и шеи вспыхивает и играет на солнце яркое жёлтое пламя с нежным розоватым оттенком то ли любви, то ли стыда…
 
Стрелец чувствует контакт с Тоникой на уровне подсознания. Это, скорее интуитивное сближение их сознаний становится для него очередным откровением и окрылением. Значит, контакт возможен; значит - они опять будут вместе. Её память - и его реальное видение.
 
При этом, сама Тоника общается со Стрельцом по-видимому неосознанно, лишь интуитивно чувствуя его присутствие и радуясь этим конкретным и приятным мгновениям -прикосновениям вечности. Конечно, она не может верить в то, что Стрелец уже знает наверняка.
 
В частности, Стрельцу известно, что настоящее их воссоединение состоится не раньше, чем закончится земное существование Тоники. А пока, её жизнь ещё необходима здесь, на Земле. И как будто в подтверждение этой мысли Стрельца, Тоника внимательно смотрит в сторону поворота дороги прямо за забором участка, откуда выкатывает чёрный лимузин неизвестной Стрельцу марки.
 
При этом, Тоника смотрит на машину взглядом, который проходит прямо сквозь Стрельца, находящегося в это время как раз между нею и автомобилем. Кажется, что дневное сознание Тоники окончательно очнулось от полубессознательного забытья, и она уже спешит навстречу приехавшим.
 
Из машины выходят двое. Сына Стрелец узнаёт сразу. Илья внешне мало изменился, хотя сильно располнел и заимел небольшую круглую лысину на голове. Вместе с ним приехала высокая стройная женщина, с виду лет сорока пяти, брюнетка с восточным лицом.
 
Да это же САНИ… Точно она. - Стрелец вспоминает их с Ильёй общую фотографию, сделанную ещё давно в церкви, во время бракосочетания в Японии. Как замечательно, что они до сих пор вместе. Интересно, почувствует ли моё присутствие Илюха?
 
СТРЕЛЕЦ
(подлетев вплотную к сыну)
Я – здесь… Можешь не верить, но я тебя вижу. Вижу и Сани. Как живёшь, сынок..? Чем занимаешься..?
 
Илья, похоже, растерян… Его почти невидимая до того аура в области лица и головы вдруг начинает трепетать голубоватым светом… Обнимая и целуя подбежавшую к нему маму, он как-то беспомощно озирается вокруг, как будто пытаясь ещё что-то, или кого то увидеть или услышать…
 
Стрелец сидит уже в дермантиновом кресле-качалке посреди участка и смотрит в небо…
 
СТРЕЛЕЦ
(сам себе)
Не забыл, сынок.., хорошо..; не буду особенно «допекать» его..; да и всех их - тоже; у них – своя жизнь, земные заботы и дела…
 
Сани «живьём» Стрелец видит впервые… Смуглянка, с умными и очень внимательными тёмно-карими глазами, она похоже за хорошим мужем.., и ценит это. Её тонкая и лёгкая слегка голубоватая аура восточного лица и кистей рук кажется неподвижной… С Тоникой Сани ведёт себя подчёркнуто вежливо; услужлива и деликатна…
 
Ничто не ускользает от внимания Стрельца…
 
Все трое сидят уже на веранде хозблока и беседуют.
 
Стрелец слышит, как Тоника отказывается от предлагаемых Ильёй денег. Говорит, что пенсия.., - ничего.., хватает…
 
Илья не настаивает, но просит её не стесняться.
 
А Сани, тем временем, тихонечко подсовывает Тонике в её сумочку несколько каких-то денежных купюр.., йен, наверное…
 
Стрелец слышит, что сегодня вечером все они, втроём, должны будут вернуться на Илюшиной машине в Москву. А завтра Тоника проводит ребят в аэропорт. Их отпуск в Москве заканчивается.
 
Тоника «собирает стол» на веранде..; обедают с хорошей закуской и вином. Женщины слегка хмелеют… Илья пьёт только соки и квас.
 
В застольной размеренной беседе Тоника вспоминает всё и всех. Но когда говорит о «Санечке»(Стрельце), слёзы блестят у неё на глазах, а взгляд беспомощно блуждает по всему видимому и слышимому вокруг.
 
Стрелец покидает кресло-качалку и подлетает к веранде. Ему хочется обнять, приласкать Тонику; сказать ей тёплые слова. Но теперь он понимает, что даже попыткой этого можно только усугубить страдания Тоники и даже вызвать нежелательные физиологические сдвиги в её и так уже «стрессированном» их встречей организме.
 
ИНТ. МОСКВА – МИТИНО – КВАРТИРА - ДЕНЬ
 
Тем временем, Филин находится «в гостях» у своего сына ПАВЛА и его новой подруги МАРИИ в Митино.
 
Сегодня Павел несколько озадачен внезапно нахлынувшими на него тяжёлыми семейными воспоминаниями…
 
ВОСПОМИНАНИЕ ПАВЛА
 
Сначала умирает мама… После этого - незапланированный развод с женой… Хорошо ещё, что дочка Даша – Дашулька была уже большая, и травма нанесённая ей разводом родителей, была воспринята ею не так уж трагически… Потом – эта ужасная гибель отца(Филина) вместе с дядей Сашей (Стрельцом) «от теракта».
 
КОНЕЦ ВОСПОМИНАНИЯ
 
Раздаётся звонок телефона. На связи - дочь Паши, а значит и внучка Филина - ДАШЕНЬКА.
 
ДАШЕНЬКА
Папуля! Это я. Мы едем
с мамой и с Леонидом Михайловичем мимо вас, и я сейчас к вам заскочу…
 
Мама с Леонидом Михайловичем остаются в машине, а Даша уже поднимается в лифте и вот-вот должна позвонить в дверь…
 
Павел идёт её встречать.
 
Филин весь дрожит от нетерпения увидеть Дашульку, свою единственную горячо любимую внучку, ради которой после смерти жены он жил, «вкалывал» на трёх работах, решал все, в том числе и материальные проблемы бывших в разводе детей. Невольно Филин вспоминает свою умершую несколько лет назад любимую жену ВАЛЕРИЮ…
 
А из коридора в комнату уже врывается Дашенька, буквально втаскивая за собой родного «папашку».
 
ДАШЕНЬКА
Как я рада вас видеть. Как вы..? Как давно мы не виделись…
 
Целует встречающую её Марию.
 
Звонкий и весёлый голос Дашеньки будит в Филине такие милые воспоминания детства внучки, что он начинает судорожно пульсировать, стараясь унять вспыхнувшие внезапно простые родительские эмоции, от которых кажется «щемит сердце и раскалывается голова».
 
ФИЛИН
(не сдержавшись)
Дашенька, я здесь..; и я тебя, как и прежде, очень люблю; вспоминаешь ли ты меня..?
 
Его эмоциональный порыв сразу находит отклик у Даши…
 
Оборвав своё звонкое щебетание по поводу долгой разлуки с отцом и Марией, она, взглянув на единственную маленькую фотографию деда, выставленную в витрине трильяжа прямо напротив входной двери, вдруг начинает рыдать, да так, что Павел и Мария, усадив её на диван тут же в прихожей, всячески её утешают и уговаривают последнюю успокоиться.
 
А Дашенька, раскачиваясь всем телом в такт ярко-голубым волнам свечения, усиленно исходящим от её лица, шеи и кистей рук, никак не может прекратить рыдания, бор-
мочет про себя что-то о деде, бабушке, об ушедшей своей детской жизни…
 
Филин понимает, что только он может сейчас сгладить этот, спровоцированный им неожиданно мощный эмоциональный надрыв внучки, и сразу же переключает своё внимание на сына.
Последний, видимо тоже переживает особое состояние, которое ещё больше усиливается неожиданной реакцией дочери.
 
Поэтому Филин пытается воздействовать не на эмоциональную сферу Паши, а на его ментальную сторону, стараясь вернуть сознание последнего к теме разговора с Марией, которую тот активно развивал до приезда внучки. Получилось..! Павел вдруг начинает рассказывать какую-то занятную историю с одним из своих пациентов, который при выполнении ему гастроскопии никак не мог «заглотнуть» исследовательский зонд и требовал, чтобы тому, то есть зонду, сделали хорошую анестезию…
 
Все, включая и Дашеньку, смеются, и беседа постепенно входит в спокойное русло.
 
Филин счастлив, видя своих самых родных и близких людей, слушая бесхитростные разговоры, свидетельствующие по крайней мере об относительном их благополучии и устроенности на данном этапе жизни. Радует его и то, что ауры, истекающие от открытых частей тел Марии, Паши и Дашеньки пульсируют нормально, довольно светлые и полноценные. О том, чтобы приблизиться и каким-то образом снова проявить своё пусть и незримое, неслышимое, но присутствие, Филин больше даже и не думает.
 
ФИЛИН
(удовлетворённо)
У них - всё неплохо… Даст Бог, увидимся ещё.., и не раз..!
 
ИНТ. ГОСТИНИЦА – ДИАЛОГИ – ВНЕ ВРЕМЕНИ
 
Стрелец и Филин по дороге в Ментал останавливаются в своём гостиничном номере в Нижнеастральске. Им предстоит рабочая встреча с Симеоном и Октопесом; и, - расставание… В гостиничном номере всё дышит чистотой, покоем и пониманием. Объятия друзей при встрече - радостные и чистосердечные.
 
Филин даже немного прослезился; и Стрелец - тоже не скрывает душевного волнения… А грустные глаза Октопеса и сдержанная, немного растерянная улыбка Симеона красноречивее любых мыслей и слов говорят о неизбежном…
 
Все знают, что следующая их встреча будет очень не скоро, поскольку Симеон и Октопес, передавая свои ангельские функции Стрельцу и Филину, меняют место служения на новый подплан Вселенной, то есть на другую Солнечную систему, а может быть - и Галактику. Точно, пока никто не знает…
 
Постепенно, сумбур чувств и мыслей, явившихся следствием всеобщего высоко эмоционального душевного движения четырёх, начинает ослабевать, и последующее мысленное общение друзей принимает характер заинтересованного рассмотрения насущных проблем мироустройства и жизни в различных их проявлениях. Темы разговора варьируют в широких пределах: от проблем сознания, наук - и до рассмотрения категорий смерти и судьбы. И конечно, всё обсуждаемое преломляется через призму в основном человеческого Бытия… Стрелец и Филин за время пребывания в Тонком Мире и общения с Симеоном и Октопесом, научились краткости изложения мысли. Но в их мысленном общении между собой ещё остаётся так свойственная именно людям бескомпромиссность, и даже - некоторая «агрессивность суждений»…
 
ФИЛИН
Да, наука – это важнейший из методов познания Бога, и человек всегда должен следовать логике науки.
 
СТРЕЛЕЦ
Но Вселенная так огромна и умна, что в ней - есть место всему… А жизнь любого из нас – это всего лишь маленькая частичка Вселенского Чуда, совершаемого беспрерывно и повсеместно. Науки же игнорируют эти чудеса, или пытаются изучать их методом разложения на простые составляющие. Вместе с тем, по-настоящему познать можно только сложное целое.
 
ФИЛИН
(не сдаётся)
Вся жизнь проникнута и обусловлена закономерностями, по сравнению с которыми все чудеса, относимые естественно к случайностям - убоги и беспомощны.
 
СТРЕЛЕЦ
Вот так и развивается головокружение от успехов, наук в частности…
(пауза, продолжает)
Значительная часть человечества по-прежнему считает, что человек является вершиной интеллектуального развития во Вселенной.
 
СТРЕЛЕЦ
(бескомпромиссно)
Но ведь это - также нелепо, как и объявлять Землю центром Мироздания. Состояние науки человека о Вселенной можно уподобить состоянию «науки комара» - о человеке…
 
Филин внимательно слушает, не перебивает.
 
СТРЕЛЕЦ
(продолжает)
Науки без философского осмысления, без всестороннего участия в обсуждении их результатов учёных-философов, в эволюционном плане - бесперспективны.
 
СТРЕЛЕЦ
(подумав)
Ведь, если эволюция биологической жизни - есть путь от природы к человеку, то эволюция сознания - это путь от человека к Богу… К тому же, только философ способен быть толкователем души, являющейся порождением Духа в человеческой глубине. А учёный, хочет он того или не очень, должен быть, если и не по слову, то уж по делу точно, - материалистом.
 
ФИЛИН
(теперь уже решительно прерывая Стрельца)
Но в силу того, что человек является существом полу-духовным, о духовности мироздания он может только догадываться; и к Богу мы по-настоящему приходим не через себя, а прежде всего - через знание законов окружающего нас Мира.
 
СТРЕЛЕЦ
(не унимается)
И всё же, наши корни не в Земле, а на Небесах. Мы это видели, и поэтому должны согласиться с тем, что материализация человека на Земле – только часть его «Космической Одиссеи».
 
Наблюдающие эту чисто человеческую полемику Симеон и Октопес, до того лишь понимающе кивая в знак согласия с теми или иными аргументами Филина и Стрельца, похоже, решают вмешаться.
 
ОКТОПЕС
Друзья мои, сейчас Вы совсем не оригинальны, особенно если учесть Вашу уже совсем не человеческую информированность в вопросах жизни и смерти, эволюционных процессов в Макро- и Микро-Космосе…
 
Понимающе переглядывается с Симеоном и продолжает:
 
ОКТОПЕС
Вы оба действительно правы в своих оценках. Но истинные ответы на поставленные вопросы - находятся лишь в глубине оттенков и в соразмерности Ваших мыслей и слов…
 
ОКТОПЕС
(подумав)
Вы сами, как учёные, не можете не согласиться с тем, что главные успехи наук на Земле достигаются там, где сохраняется преемственность старого и нового знания и получается компромисность точек зрения.
 
ОКТОПЕС
(продолжает)
И напротив, продвижение вперёд тормозится там, где бездумно отбрасываются прежние знания и понимание, и совершенно безосновательно возводятся в абсолют новые, не проверенные временем, часто ложные «фундаментальные» установки. Лишь объединившись в Вашем понимании и в Ваших суждениях, Вы получите более полное и правильное представление о предмете Вашей такой эмоциональной дискуссии…
 
Братья не возражают..; да и что можно возразить Октопесу? Учитель - он и есть учитель…
 
И поэтому Филин, до того готовый и дальше оппонировать в споре со своим братом, впервые за всё время знакомства и отношений с учителями решается сам задать им вопрос по остающейся для него всё ещё не совсем ясной, хотя и обсуждавшейся уже ранее проблеме: о взаимоотношениях Божественного и Дьявольского в этом Мире…
 
Инициативу ответа на мысленный запрос Филина берёт Симеон.
 
СИМЕОН
Видишь ли, Филя(Филин)… Обучение ремеслу ангела, как представляется нам с Октопесом, состоит не в разжёвывании Вам очевидных нам истин, а в постановке первостепенных вопросов и задач, ответы на которые Вы должны получать сами по мере своего духовного созревания.
 
Симеон впервые в разговоре с братьями использует уменьшительное и ласковое обращение – Филя, подчёркивая этим доверительность беседы и «снятие» ранее действовавших негласных ограничений на общение между «Учителями» и «Учениками».
 
СИМЕОН
(продолжает)
Тем не менее, из уважения к твоим с братом безусловным достижениям в служении, не с целью «развращения ума», а с тем, чтобы оказать посильную помощь в одном из самых центральных надо сказать вопросов Мироустройства и Миропорядка во Вселенной, я попробую ещё раз кратко представить наше с Октопесом видение этой проблемы. Предупреждаю, что мы не готовы к изложению абсолютных истин, которых тоже не знаем… Итак, слушайте.., и пожалуйста - не прерывайте, пока я не закончу… У нас это не принято.
 
СИМЕОН
(после небольшой паузы)
Жить на Земле исключительно по Божьим Законам - конечно прекрасная, но всё же, - утопия. И Вы это хорошо знаете. Земля – не Рай.., но и не Ад..; она, скорее всего, - Чистилище, если пользоваться библейской терминологией. Поэтому-то, в единой природе человека в нём прекрасно уживаются, и даже иногда гармонируют, два непримиримых на первый взгляд Духовных Начала: Добра и Зла, пребывающих в составе души, находящейся в материальном теле – биологическом организме.
 
Внимательно смотрит на обоих братьев и продолжает…
 
СИМЕОН
Таким образом, последний - являет собой воплощение крохотных частичек Бога и Дьявола в «твари»… При этом, в разных людях, правда далеко не в равных пропорциях, содержатся и Дьявольское, и Божественное Начала.
 
СИМЕОН
(после небольшой паузы)
Конечно, можно и нужно любить Бога и не любить Дьявола..; но уважать, - надо Обоих. Ведь Дьявол знает всё, что знает Бог. И в науках Мира он разбирается ничуть не хуже Бога. Иначе бы физики Земли не изобрели атомной бомбы… Никто из нас не знает – насколько черна ночь. А свет..; возможно, он всего лишь высвечивает нечистоты Тьмы… Да, бороться со злом надо; но только - в силу разумной необходимости.
(продолжает)
А вот именно с ней, то есть с разумной необходимостью, как раз на Земле то - и плохо. Не искореняй истинное зло, борись только с человеческими его проявлениями, говорили Ваши «Древние»… Более того, на свете есть очень много несчастных людей, являющихся необходимыми носителями зла..; ибо: не потеряв – не найдёшь; не согрешив – не покаешься; не упав не поднимешься; а не «умерев», - не воскреснешь…
 
Симеон даёт понять братьям о важности следующего тезиса…
 
СИМЕОН
Но сочувствовать плохим, злым людям, и этим помогать им избавляться хотя бы от части порока - надо обязательно.
 
СИМЕОН
(после небольшой паузы)
Следует всегда помнить, что плохие люди более несчастны, чем люди хорошие, поскольку через всю жизнь они несут непомерные свои грехи и грехи своих же предшественников как по генетической линии, так и по Духу.
 
СИМЕОН
(как бы вспоминая)
Как, по-земному, точно выразился однажды один из наших прежних учеников: Конечно, зло - это говно..; но если сегодня под корень уничтожить всё зло, то завтра - не станет удобрения…
 
Симеон мысленно извиняется перед братьями за столь «фривольное» словцо.
 
СИМЕОН
(после небольшой паузы)
Помните, что злые, как и заблудшие, не только необходимые, но к тому же - и не потерянные для добра… Известно, что человек часто ошибается. Поэтому, вся его жизнь – это постоянная работа над ошибками. При этом, губительными являются не сами совершаемые ошибки, а их повторение… Надо хорошо слушать учителей… Правда, одно дело услышать верную мысль, а другое - проникнуться ею.
 
Симеон даёт понять Филину, что это вкратце всё, что он может ему ответить.
 
Приняв ответный мысленный сигнал с благодарностью от Филина, далее, Симеон предоставляет возможность и Стрельцу задать свой, всего один, но сакраментальный вопрос.
 
Из множества вопросов, на которые Стрелец хочет услышать ответ от ангелов, он задаёт тот, который для него является наиболее сложным и запутанным…
 
СТРЕЛЕЦ
Предопределена ли судьба каждого человека, и если да, то в какой степени..? То есть, какова степень свободы личности в определении своей судьбы?
 
На этот вопрос Стрельца отвечает Октопес.
 
ОКТОПЕС
Видишь ли, Стрелец, твой вопрос точного ответа не имеет, и я объясню почему..? Жизнь человека подобна кинематографической ленте. Она может преждевременно оборваться; из неё можно вырезать кусок-другой, также как и из человеческой памяти; но нельзя изменить заведомо предопределённого сценария…
(после небольшой паузы)
Хотя, о конкретном исполнителе судьбы человека, и о степени участия его самого в своей судьбе - мы также знаем мало… А вот абсолютной предопределённостью человека на Земле, как известно, является смерть.
 
Октопес фиксирует внимание братьев на важности данного тезиса…
 
ОКТОПЕС
(продолжает)
Именно смерть - есть венец жизненных устремлений последнего. И именно она готовит его Душу к новым испытаниям.
 
ОКТОПЕС
(немного подумав)
Причин для смерти ничуть не меньше, чем причин для жизни. (не станем сейчас углубляться в этот вопрос)… При этом, одни люди умирают в печали, а другие, их разумеется меньшинство, - в радости… То есть, и в смерти, также как и в жизни, люди бывают счастливы, или несчастливы… И несчастливый в смерти человек – это по-видимому тот, которому при жизни на Земле недоставало любви…
(после небольшой паузы)
Но как можно любить бессовестного, завистливого, злого человека..? Бояться - да; может быть, уважать за ум, деловитость, таланты..; но любить.., - категорически нет..! Но ведь и каждый человек хочет любви… И если он её не получает, то конечно начинает страдать.., часто неявно, в одиночку.., заболевая в конце концов душевной, или какой-либо соматической болезнью. То есть, сам человек является главным источником своих бед и разочарований в жизни. И зачастую, не умея преодолеть самого себя, он активно пытается преодолевать других…
(продолжает)
Но другие - это же, как правило, его близкие, друзья и знакомые. А победа над ближним - это всегда «Пиррова победа», ибо достижение собственных чаяний на Земле чаще достигается отчаянием окружающих… Таким образом, судьба каждого человека определяется не тем, что он имеет, что скопил или узнал, а тем, - кем он стал сам.
 
Октопес жестами указывает на всех присутствующих.
 
ОКТОПЕС
(с грустью)
И тогда, к предопределённости окончания жизни на Земле прибавляются предопределённости различных обстоятельств ухода, напрямую зависимых от человека; а с ними - и сроки появления тех или иных заболеваний, физических и психических «катастроф», и так далее…
(заключает)
Следовательно, степень свободы личности в определении своей судьбы на Земле пусть и невелика, но определяется она новыми качествами души, приобретаемыми в течение земной жизни, и безусловно, имеет решающее значение в формировании духовной индивидуальности в Тонком Мире. А в этом - есть кому разобраться..; ибо, как Солнце на Земле греет каждую тварь, так и Высший Разум обнимает всех. Вот и всё, чем я могу удовлетворить твой интерес по данному вопросу.
 
Стрелец благодарит Октопеса за ответ на его вопрос.
 
Теперь начинают говорить все разом… Но особенностью этого коллективного мысленного диалога является то, что одновременно можно активно общаться с несколькими собеседниками. Получается удивительное… Кто-то высказывает мысль, все её подхватывают, обсуждают..; приходят к какому-то компромиссному конструктивистскому тезису…
Затем, кто-то другой предлагает следующую тему..; и так далее… То есть, в сухом остатке полновесного, насыщенного знаниями и мыслью разговора остаются только резюмирующие идеи и мысли, с теми или иными оговорками поддерживаемые всеми участниками разговора.
 
ИНТ. ГОСТИНИЦА – ПРОЩАНИЕ – ВНЕ ВРЕМЕНИ
 
Слёз прощания – нет. У всех четверых в глазах - радость от всё ещё не закончившегося общения и общая вера друг в друга и в эту нескончаемо интересную и великую Жизнь…
 
Стрелец и Филин провожают своих первых в Тонком Мире учителей и готовятся к дальнейшему самостоятельному служению…
 
НАТ. ПОДМОСКОВЬЕ – ДАЧА – ДЕНЬ
 
Тоника сидит в чёрном дермантиновом кресле-качалке и смотрит в небо.
 
ВОСПОМИНАНИЕ ТОНИКИ
 
Тоника прекрасно помнит, как часто это делал Стрелец. Что он там видел.., что понимал..? Знал, видимо, только он сам. Полулёжа сидеть в чёрном «дермантиновом» кресле-качалке под открытым небом и полузакрытыми глазами смотреть в небесные выси - с возрастом стало для Стрельца обязательным ритуалом во время пребывания их с Тоникой на подмосковной даче.
 
КОНЕЦ ВОСПОМИНАНИЯ
 
И сейчас Тоника делает то же самое… Кучевые перистые облачка вперемежку с чёрно-синими тучами медленно кружатся в путаном хороводе, постепенно меняя свои очертания и формы. Вот, маленький слонёнок хоботом треплет за нос тшедушного щенка..; а вот - черепаха «Тортила» взасос целуется с почему-то перевёрнутой вверх брюхом огромной толстой рыбиной… И буквально через несколько секунд, на месте рыбы с черепахой, во всей своей красе появляется огромный и пушистый цыплёнок… А чуть поодаль - прекрасный эрдель-терьер осторожно нюхает подоспевшую чёрную тучу, закрывшую уже почти полнеба и заслонившую своим передним краем диск солнца, лучи которого не пробиваются больше к Земле, а искрятся и рассеиваются по сторонам… Ещё пара мгновений.., и нет больше прекрасной «псины», а солнце светит уже прямо в глаза.
 
Тоника крепко зажмуривается, отчего перед её потухшим было взором пляшут и играют бесчисленные искорки от рассеиваемого в поднебесье солнечного света. Фиолетовый, синий, зелёный, жёлтый и красный цвета этого волнующегося и вибрирующего океана идеальных по форме микрочастиц постепенно складываются в разноцветную сияющую структуру.
 
НАТ. ВОЛШЕБНАЯ РАДУГА – ВСТРЕЧА – ВНЕ ВРЕМЕНИ
 
Радуга..! - Да, это - настоящая радуга.., но слишком уж близко…
 
Тоника осматривается… Её окружает огромное синее-синее озеро с очень живописными берегами, сплошь покрытыми ярко-зелёными травами, кустарником, семействами деревьев по три, четыре, пять стволов разного вида и размера. А она – Тоника, одна стоит по колено в воде посреди этого озера.., но уже начинает выходить из его вод, молодо и упруго ступая по краю широкой сияющей радуги, дугою взмывающей в небо.
 
А вот и сверкающий всеми красками света мощный небесный «эскалатор», мягко скользящий вдоль основного куполообразного радужного свода, который легко выхватывает Тонику из озера и несёт её почти вертикально вверх в небесные выси навстречу тучам, солнцу, дождю, ветру и удивительно мягкому и ласковому свету.
 
Душа Тоники сначала «уходит в пятки», трепещет, рвётся обратно..; и вдруг, как птица из приоткрытой дверцы клетки - плавно «выпархивает» наружу… Становится легко и свободно… Возникшее при этом чувство невесомости нарушает некую физическую устойчивость в пространстве, и Тоника скользит по самому краю радуги, рискуя вот-вот вылететь за её пределы к блестящей неподалёку черте светотени.
 
Она бросает взгляд вниз.., и в эту самую секунду как будто срывается в пропасть, проваливаясь назад в какое-то подобие глубокого земного колодца с чистой студёной водой.
К счастью, лёгкость её тела, сравнимая по весу с одним единственным пёрышком малой птахи, позволяет избежать более стремительного падения… Тоника кружит и кружит в этом полутёмном замкнутом пространстве-колодце, пикируя, перевёртываясь, и вновь пытаясь взлететь вверх. Тщетно…
 
Я возвращаюсь, - решает Тоника - Только бы не пораниться об острые уступы, неровности и шероховатости бесконечно глубокого колодца с тёмно-синим как перевёрнутое небо дном…
 
И в момент, когда она совсем смиряется с неудавшейся попыткой побывать в радужном царстве света.., Тоника вдруг ощущает присутствие рядом с собой какого-то удивительно знакомого и даже родного существа, которое уже держит её, ужасно встревоженную происходящим, на своих полупрозрачных, огромных воздушных крыльях… Вместе они стремительно поднимаются вверх..; и вот уже прекрасный, освещаемый изнутри и снаружи и переливаемый всеми основными цветами радуги мост вновь оказывается под ногами. Но теперь, по нему вверх, всё выше и выше, идут двое… Ни жива и ни мертва от удивления и восхищения Тоника..; а рядом с ней, крепко держа за руку и постоянно заглядывая в её сияющие счастьем глаза - Стрелец, как будто всё ещё не верящий по-настоящему в свершившееся чудо…
 
НАТ. СИЯЮЩИЕ МОСТЫ ЛЮБВИ – ВНЕ ВРЕМЕНИ
 
Радужный эскалатор остаётся где-то далеко внизу.
 
Великолепная пара, преодолев основной крутой подъём, приближается уже к центральной, относительно пологой и наиболее красивой сияющей части как будто плывущего над «Океаном» моста.
 
Впереди видны пересечения главной магистрали с другими такими же красивыми и сверкающими воздушными мостами и мостиками самых различных размеров, вогнутых и выпуклых конфигураций.
 
ТОНИКА
(шёпотом)
Если бы этот сон никогда не кончался…
 
Тоника знает, что сейчас для неё всё происходит именно во сне. Но ведь это она, Тоника, рука об руку со Стрельцом разгуливает по таким немыслимо красивым, разноцветным мостам-радугам…
 
А в следующий момент, она уже видит себя и Стрельца как бы со стороны, из недосягаемого земного «Я»… Безусловно, такое раздвоение «Я» - здесь и «Я», - там, смущает и беспокоит её… Конечно, картинное наблюдение со стороны не идёт ни в какое сравнение с этими упоительными и восторженными мгновениями абсолютной близости здесь, на сияющих мостах счастья и любви, как мысленно уже нарекла их Тоника.
 
Стрелец же осознаёт и ощущает блаженное состояние любви и благодарности за эти ни с чем не сравнимые мгновения счастья от общения с Тоникой, как совершенно реальные и ничем не спровоцированные, кроме той веры и надежды, которые с самого момента их вынужденной разлуки жили в его сердце и сознании. Наконец, после долгих его скитаний по Тонкому Миру, они обратились в явь, реальность, и безусловно - ниспосланы ему свыше… Он никак не решается заговорить с Тоникой..; а ему очень хочется, чтобы она узнала от него самого о той односторонней их встрече на даче в Подмосковье, когда в гости к ней, Тонике, приезжал их сын Илья вместе со своей женой Сани.
 
Но к его удивлению и радости Тоника начинает говорить первой…
 
ТОНИКА
Я всегда верила, Санечка, в эту нашу встречу. Не знаю, долго ли нам теперь быть вместе…
У меня сейчас произошло раздвоение собственного «Я». Я нахожусь здесь..; а где-то там, одновременно - наблюдаю нашу встречу со стороны… Но ты – здесь, и мне ничего больше не надо; можешь ничего не говорить; кажется, я всё уже знаю… Ты приходил ко мне неоднократно и во сне, и в грёзах… Но сегодня впервые - это настолько реально и необычно.!?
 
Стрелец в порыве нежности ещё крепче сжимает маленькую, изящную и совсем невесомую руку Тоники и привлекает всю её - трепещущую и воздушную к своей груди.
 
Тоника послушно следует за эмоциональным жестом Стрельца, на мгновение буквально расплавившись в его огненных объятиях, услышав и осознав, наконец, всё о чём думал и что сообщал ей Стрелец.
 
СТРЕЛЕЦ
Родная моя, это не грёзы и не миражи. Мы долго шли к этой встрече. И вот, мы вместе. Ты часто приходила ко мне в своих земных снах. А я, за все эти годы нашей разлуки, один единственный раз был на Земле и имел очень краткую возможность полюбоваться тобой на даче. Помнишь.., тогда ещё к тебе приезжали Илья и Санни… Так вот, в тот день - и я был там.
 
ТОНИКА
Я знала.., я чувствовала..; и Илюша тоже… Интуиция нас не обманывала. Илья был сам не свой… А мне казалось, что вот-вот я оглянусь - и увижу тебя… Но где мы сейчас, и что это за удивительные, огромные воздушные сияющие мосты, пересекающие небесные выси во всех направлениях..? Это очень напоминает радугу, но радугу вблизи..; и к тому же, их так много здесь.., и все они - такие красивые и разные..? И почему я не чувствую своих ног, и вообще - ничего не чувствую, кроме твоего огненного прикосновения..? А кем здесь стал ты..? Ты выглядишь, как огненный ангел. Я сплю..? Я грежу..? И кто я здесь..?
 
СТРЕЛЕЦ
Ты - Тоника, моя вечная спутница и подруга в жизни и смерти, родная мне душа, ниспосланная Богом. А я - твой верный и преданный Друг на Все Времена.
 
СТРЕЛЕЦ
(продолжает)
В последнем воплощении на Земле мы были мужем и женой и биологическими родителями Ильи. Теперь, мы снова - самые близкие космические друзья; мы – нерасторжимая вовек пара; мы, - как частица и античастица.., как «Я» и «анти-Я», которые не могут долго жить друг без друга, и которые то отталкиваясь, а то - объединяясь вместе, и составляют духовные субъединицы Космического Сознания! А это великолепное переплетение мостов-радуг является местом встреч любящих сердец.
 
Стрелец мягким движением ориентирует Тонику…
 
СТРЕЛЕЦ
Приглядись внимательнее… Ты никого не видишь..? Смотри туда…
 
Стрелец своим крылом, как указательным пальцем, даёт Тонике направление, на котором две небольшие сияющие радуги, опрокинувшись относительно друг друга, как будто целуются в голубоватом свете то ли северного сияния, то ли миражеподобного, застывшего на горизонте сказочного видения дворцов и замков какого-то великого небесного княжества снов…
 
На одной из радуг Стрелец уже давно приметил Филина. Кажется, теперь и Тоника его видит…
 
У последнего - вполне ангельский, но несколько растерянный вид молодого повесы, ищущего внимания и благосклонности у своего спутника или спутницы, пока неясно, кружащего (кружащей) вокруг Филина в каком-то загадочном, и в то же время изумительном, грациозном небесном танце.
 
Приблизившись к пересечению вышеупомянутых радуг, Тоника и Стрелец видят, наконец, во всём своём великолепии прекрасную ВАЛЕРИЮ, своеобразным изящным танцем выражающую свою радость от встречи с Филином.
 
Последний только неуклюже вертится на одном месте, распустив свои крылья, как это иногда делает сидящий на земле птенец, с тем, чтобы придать больше устойчивости своему слабому ещё тельцу под натиском ветра, или при неожиданной встрече с не совсем понятным ему живым объектом.
 
Филин, конечно, узнал свою любимую Валерию, но видимо - сильно озадачен её нестандартным видом и телодвижениями…
 
Действительно, во внешнем облике последней есть нечто демоническое и непреклонное, а её танцевальные «па» - как-то сковывают, захватывают внимание и подчиняют…
 
Подобные ощущения появляются и у Стрельца с Тоникой, когда они оказываются рядом.
 
Валерия - больше их всех. Особенно маленькой, просто «Дюймовочкой», смотрится на её фоне Тоника. И даже молодые и сильные крылатые братья кажутся цыплятами-подростками в компании Валерии. Последняя, тем временем, заканчивает свой, походящий на ритуальный танец и оказывается на расстоянии вытянутой руки от Филина, который в следующее мгновение уже находится в её женских, но очень крепких объятиях.
 
Едва дыша, Филин слегка высвобождается.., и как бы опьяневший от посетившего его счастья - восторженно смотрит на свою возлюбленную, которая сейчас удивительно хороша той строгой небесной красотой, что бывает и желанной, и недоступной одновременно.
 
ВАЛЕРИЯ
(Филину)
Ну, здравствуй Юрочка (Филин).., дорогой мой человечище… Как долго мы не виделись… Я уже перестала надеяться. После нашей разлуки, куда только не заносила меня судьба… С кем только я ни встречалась… Но только не с тобой… Слава Богу, мы всё-таки встретились. Не обращай внимания на мою внешность и грубоватые манеры. С этими «чертями» из службы реинкарнации - станешь не только сильной и волевой, но и самим демоном…
 
ВАЛЕРИЯ
(после небольшой паузы)
Того и гляди - подтасуют карму, уведут из под носа добрую душу… И здесь уж, как говорится, не зевай.., и не уступай.
 
Валерия не сводит глаз с Филина.
 
ВАЛЕРИЯ
(продолжает)
Я работаю в службе кармической инспекции и вместе с моими коллегами и друзьями призвана контролировать строгое исполнение демонами реинкарнации индивидуальных кармических программ воплощения душ людей на Земле.
(переводя взгляд на Стрельца с Тоникой)
То же – и ваш брат, ангел..; в массе своей, - сильно измельчал… Примкнув к тёмным обитателям низших сфер Астрала и потворствуя земным вожделениям людей, некоторые из вас пытаются вмешиваться в кармические программы воплощения. И тут уж – не до сантиментов..! Так что мы, можно сказать ангелы реинкарнации, являемся главными борцами за справедливую карму, вырабатываемую Высшими Духовными Институтами, и у нас нет права на ошибку. Каждому своё.., и ровно столько, сколько тот заслужил. А дальше, живи и совершенствуйся самостоятельно…
 
Валерия небрежным кивком своей прекрасной с копною золотистых волос головы поправляет ослепительно яркий с голубоватым пламенем нимб, несколько сместившийся было влево, и расправляет лучистые жёлтые одежды, распространяющиеся по всему её большому и красивому стану.
Выпустив из крепких объятий Филина и аккуратно сложив за спиной мощные, похожие на стальные крылья, она обращается теперь уже непосредственно к Стрельцу и Тонике.
 
ВАЛЕРИЯ
Вам повезло, друзья мои; встретиться здесь, на сияющих мостах любви Физическому миру и миру Тонкому удаётся не так уж и часто… И ты, Тоника, не сомневайся. Это – не просто сон… Когда ты вернёшься обратно и будешь рассказывать об этих встречах на Земле, тебе мало кто поверит..; скорее, - никто…
 
ВАЛЕРИЯ
(продолжает)
А ты не расстраивайся и верь, что произошедшее здесь – не менее реально, чем вся твоя земная жизнь. Я рада за Вас. Дай Вам Бог удачи. А мы с Филей(Филином)..; кажется так тебя однажды назвал Симеон.., будем теперь работать в паре во имя высшей справедливости если не на Земле, то уж на Небе - точно.
 
С этими словами, Валерия увлекает за собой Филина, и уже издалека, из небесных высей до слуха Стрельца и Тоники доносится: Прощайте друзья и будьте счастливы..!
 
Это – «голос» Филина.
 
ТОНИКА
Посмотри, Санечка, сколько здесь счастливых пар. Прилетают сюда по одному, а улетают… Кто – вместе, а кто, - и порознь… До следующего свидания… Так вот и мы с тобой.., должны будем вновь расстаться… Но уже ненадолго.
 
СТРЕЛЕЦ
Да, когда ты придёшь в следующий раз, мы тоже улетим вместе; и первое, что мы сделаем - полетим к твоей Маме и твоим друзьям на Горизонт Событий, где ты вспомнишь всё о происхождении твоей души и узнаешь о своей дальнейшей судьбе. А затем, мы побываем везде, где живут наши земные родители, родные и друзья..; где нас любят и всегда ждут.
(после паузы)
Мы будем вечно лететь от дома к дому, из одной жизни - в жизнь другую, ещё более увлекательную и интересную… Мы будем самоотверженно работать и вечно служить Свету и Добру, Богу и Жизни.
Copyright (с): Александр Ильич Бобков. Свидетельство о публикации №351815
Дата публикации: 16.02.2016 14:02
Предыдущее: Закономерности циклического ритма жизни-смертиСледующее: О Бессмертии

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Темы недели

Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Призовой отдел
Розыгрыш заявок на соискание премии "НОС"
Генератор счастливых чисел
Форум призового отдела
Положение о Сертификатах "Талант"
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Атрибутика наших проектов

Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой