САМЫЙ ЯРКИЙ ПРАЗДНИК ГОДА - 2018
Новогодний конкурс
Положение
Иноформация и новости
Номинации конкурса


Главная    Лента рецензий    Ленты форумов    Круглый стол    Обзоры и итоги конкурсов    Новости дня и объявления    Чаты для общения. Заходи, кто на портале.    Между нами, писателями, говоря...    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Дежурная по порталу
Наринэ Карапетян
Мир искусства. Приложение к № 8 к журналу
"Что хочет автор"
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Новые авторы недели
Объявления и анонсы
Новости дня
Дневник портала
Приемная дежурных
Блицы
Приемная модераторов
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Рекомендуем новых авторов
Альманах "Автограф"
Отдел спецпроектов и внешних связей
Диалоги, дискуссии, обсуждения
Правдивые истории
Клуб мудрецов
"Рюкзачок".Детские авторы - сюда!
Читальный зал
Литературный календарь
Литературная
мастерская
Зелёная лампа
КЛУБ-ФОРУМ "У КАМИНА"
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Наши юные
дарования
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Очерки, эссеАвтор: Израиль Рубинштейн
Объем: 6057 [ символов ]
Радист от кавалерии
Абрам Шимонович Беллер. Коммунист по зову сердца. Милый,
интеллигентный старик. Вот основные вехи его биографии. В начале
1930-х годов паренька из еврейского местечка под Бердичевом призвали
в ряды Красной Армии. Определили в кавалерию, под крыло наркома
Будённого. И послали изучать английский язык параллельно с
радиоделом. Этакий «пианист» в галифе и с огромной рацией на
лошадином крупе. Почему английский? В те годы главным врагами
Советского государства выбрали Англию и США. Германия числилась в
лучших друзьях всех советских людей. Ждала паренька карьера
разведчика на случай вторжения англо-американских интервентов. А
родным языком Абраши был идиш. Значит и с немецкими друзьями
сможет поговорить, - решило армейское начальство. А то, что
практически не знает русского, - не беда. Пообтешется за время службы.
 
Хорошо ли, плохо ли служилось, - про то старик не сильно
распространялся. Запомнился мне, правда, один его рассказ про
инспекторскую проверку в их кавалерийской части. Ждали самого
наркома. Стращали солдат: «Михаил Семёнович, он истинный
кавалерист! Ему ваши точки-тире и «хуйзепсенты» ни к чему! Вот
состояние каждой лошади оценит по достоинству! И если надо, то и
под хвост коню заглянет, с чистым белым платочком!»
Военная карьера не задалась. В печально знаменитом тридцать
седьмом году красноармеец Беллер был арестован по навету. Трибунал
назначил солдата английским шпионом. И отправил в места, не столь
отдалённые аж на двадцать лет. Сидел он при горячо любимом товарище
Сталине, сидел и при товарищах Берии с Маленковым. А при товарище
Хрущёве добавили ещё пять лет. Чисто для острастки, на всякий случай:
вдруг, и в самом деле шпион? При Брежневе разобрались: вышла
сидельцу полная реабилитация, пенсия и право выбора места жительства.
 
И поселился Абрам Шимонович в городе Керчи. Через горком партии
без проблем устроился в НИИ океанического рыболовства АзЧерНИРО
на должность переводчика с английского языка на русский. Как-то сразу
перевернули его отчество с Шимонович на более уютное ШимАнович.
Вскоре открылось его катастрофическое незнание русского синтаксиса.
Да и с запасом русских слов тоже были проблемы. Переводы его
получались какими-то непонятными. И сотрудники перестали ими
пользоваться. Прекратились и новые заказы. Идея увольнения старика
повисла в воздухе. И ведь ничего личного, - обычное профессиональное
несоответствие занимаемой должности.
 
А тут и я нарисовался в институте, совсем зелёный инженер. Включили
меня в группу исследователей мировых запасов глубоководных
лангустов. Молодой и честолюбивый, засел я за зарубежные публикации
по теме. А они, по большей части, - на английском языке. Интересно! Вот
только с английским у меня туговато. Набрёл я на отчёт некоего Де Мана,
участника голландской исследовательской экспедиции на паруснике
«Siboga» в воды Зондского архипелага. Ничего особенного, простое
описание нескольких лангустов рукой лирика цветов, оттенков и
нюансов. Я зубы обломал о ту статью. Но так и не понял о чём в ней идёт
речь.
 
А за соседним столом сидит коллега-лангустёр Борис Аверин. Он
английскую литературу читает в подлиннике. И Де Мана запросто
одолел с листа. Он-то и подсунул мне, ради шутки, её перевод,
выполненный Абрамом Шимановичем. Я полистал кошмарный опус и
тоже отложил в сторону. Откуда было знать, что над человеком навис
дамоклов меч увольнения? Но однажды этот милый старик отвёл меня
в сторонку и попросил о помощи именно с переводом Де Мана. Как было
не согласиться? Сели мы в читальном зале библиотеки, обложились
словарями. Распределили роли: Абрам Шиманович даёт мне построчный
перевод с английского на русский, я – посредством знаков препинания
расставляю акценты.
 
И дело пошло. Стал вырисовываться восторг голландца перед феерией
форм и красок, на которые так не скупа природа тропиков. И вот мы
дошли до выражения «Carapace vermiculate», сущую функциональную
абракадабру: карапакс – это твёрдый хитиновый панцирь ракообразных;
ну никак он не может быть червеобразным. Такие элементарные истины
преподают ещё на первом курсе биологических факультетов. Но Абрам
Шиманович на лекциях не сидел. Сидеть ему довелось на нарах. А я,
скорее всего, плохо усвоил биологическую науку. Мы страшно
поссорились. Я заявил, что ноги моей не будет в читальном зале до тех
пор, пока не выяснится что же такое «vermiculate» в приложении к
панцирю лангуста.
 
Прошло две недели. Я переключился на картирование запасов
лангустов в проливе Полк, что между южной оконечностью Индостана и
Цейлоном. Сотрудничество наше с Абрамом Шимановичем, как мне
показалось, закончилось. Но однажды в коридоре института раздался
ликующий вопль: «Нашёл! Нашёл! В словаре художников нашёл!
Карапакс цвета ярь-медянка!» Так мы и узнали, что ярь-медянка
представляет собой весьма распространенную зеленую краску. Мы
закончили перевод. Он оказался настолько хорош, что единственный
отпечатанный экземпляр выпросили коллеги из Югрыбпромразведки. Да
так и не вернули. Сам же я не извлёк из статьи ни грана полезной
информации. Отрицательный результат в науке – тоже результат.
 
А потом я ушёл в свои океаны. В институте появлялся в короткие
перерывы между полугодовыми экспедициями. Абрама Шимановича
встречал в общей курилке на нашем третьем этаже. Сам-то он не курил.
Но тяготел к обществу плавающей учёной братии. Агитировал нас
вступать в КПСС. Мне обещал свою рекомендацию. Но мы отшучивались:
уж если сидеть четверть века, то в судовой каюте. Здесь хотя-бы знаешь
ради чего и за что. Тем временем, партийные власти города озаботились
судьбой пострадавшего коммуниста. Пригласили его занять важную и
почётную должность Инспектора по Технике Безопасности на
Труболитейном заводе. На том и кончилась его переводческая карьера.
 
Израиль, 2016
Copyright (с): Израиль Рубинштейн. Свидетельство о публикации №351113
Дата публикации: 24.01.2016 17:20
Предыдущее: Каберне-СовиньонСледующее: Догмат

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Блиц-конкурс
Тема недели
Диплом номинанта
премии "Чаша таланта"
Номинанты премии МСП "Новый Современник"
"Чаша таланта"
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Приглашаются волонтеры!
Направления
деятельности
Реквизиты и способы оплаты по МСП и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Атрибутика наших проектов

Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой