Приглашаем всех, кто на портале, в чаты общения "Заходи, кто на портале" и "Между нами, писателями, говоря." Ссылки на чаты для общения размещены в центральной колонке ссылок в центре портала.
Первый выпуск "Великолепной десятки" направлен в рассылку


Дежурный редактор
Новости издательства "Новый Современник"
Спасибо за верность порталу!
Возобновляем издание журнала
"75 лучших строк"
Положение о проекте
Мир искусства. Приложение к № 6 журнала
"Что хочет автор"
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Новые авторы недели
Объявления и анонсы
Новости дня
Дневник портала
Приемная дежурных
Блицы
Приемная модераторов
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Рекомендуем новых авторов
Альманах "Автограф"
Отдел спецпроектов и внешних связей
Диалоги, дискуссии, обсуждения
Правдивые истории
Клуб мудрецов
"Рюкзачок".Детские авторы - сюда!
Читальный зал
Литературный календарь
Литературная
мастерская
Зелёная лампа
КЛУБ-ФОРУМ "У КАМИНА"
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Наши юные
дарования
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.

Просмотр произведения в рамках конкурса(проекта):

Литературно-издательский проект
«Творческая Украина - 2016»

Номинация: Проза

Все произведения

Произведение
Жанр: РассказАвтор: Иван Габов
Объем: 15612 [ символов ]
Ослепительное сияние ускользающей красоты (тема - делай что-нибудь)
рассказ
 
«Если утром познаешь правильный путь, вечером можно умереть».
Конфуций
 
- «Покури-ка ты, дружок, а то я пальчики обжёг», - Капитолина
Ильинична протянула вперед пухлую правую ручку с зажатым в кулачке
белым ажурным платочком и уже своим мягким добрым голосом добавила:
- И даёт нашему Женечке окурок…
- Ой! Что делается на белом свете? - Зоя Андреевна свернула губы
трубочкой, покачала гладенькой седой головкой. - А дальше?
- Дальше? Я вскочила, бросилась к Женечке, окурок выхватила …
Зоя Андреевна прикрыла на мгновение глаза, но даже так не смогла
представить, как грузная и неповоротливая Капа смогла бы вскочить и
броситься.
- Как вы смеете, говорю, предлагать ребенку сигарету!
- А он?
- А что он. «Знаю, знаю», ухмыляется, - в голосе Капитолины Ильиничны
вновь послышались грубые чужие нотки. - «Кто не курит и не пьёт - ровно
дышит, сильно бьёт». А собака его ка-ак клацнет зубами. Ка-ак прыгнет в
песочницу. И прямо на Женечкин зАмок. А ведь он так старался!
Зоя Андреевна взмахнула ручками.
- И у всех подъездов люди сидят. Смотрят. Представляешь? И у этого…
таунхауса - тоже. Я как закричу - помогите, люди добрые!
- И что?
- Все головы отворачивают, будто не слышат. Боятся…
- А он?
- Да ничего! Плюнул и был таков. А мы ревём с Женечкой…
- Мерзавец! - Зоя Андреевна качнула головкой.
- И всё с улыбочкой ехидной. С прибауточками. И собаку зовет Барсик! А
у Барсика зубы - как у акулы!
- И как ты, Капочка, в наши-то годы умудряешься всё помнить?
- Ты же знаешь, я любой стих слёту запоминаю. Я «Онегина» ещё
наизусть помню, - Капитолина Ильинична провела по вспотевшему лбу
ажурным платочком. - А вот куда минуту назад очки положила, хоть убей,
не вспомню…
Зоя Андреевна поднесла к губам блюдце с остывшим липовым чаем.
Капитолина Ильинична положила платочек на белоснежную скатерть,
взяла маленькую серебряную ложечку и потянулась к хрустальной розетке
с прошлогодним малиновым вареньем.
- Каков мерзавец, - возмутилась Зоя Андреевна.
- Несчастный молодой человек! - сказала Капитолина Ильинична.
И обе они уже в четвертый раз хотели с новыми подробностями пережить
эту историю, но в дверь позвонили.
- Это Валик, наверное, - встрепенулась хозяйка.
Зоя Андреевна нашарила под столом тапочки, поднялась и шаркающей,
имитирующей шведскую ходьбу походкой вышла в коридор.
Капитолина Ильинична отложила ложечку, поправила ладонью
каштановый шиньон и, с достоинством королевы, достала из стеклянной
вазы аккуратную маленькую карамельку. Она неспешно развернула
обёртку, спрятала бумажку в потайной карманчик и сунула проворно
конфетку в рот. Затем она бросила взгляд в пустоту дверного проема,
снова потрогала накладные волосы, посмотрела на вазу, вздохнула,
подцепила рукой ещё одну карамельку и отправила её в тот же карманчик.
- Капочка, ты помнишь Валика? - из коридора послышался голос Зои
Андреевны. – Муж Оли - дочери покойной сестры Марии. Он отправил жену
с дочкой на юг, а сам делает ремонт в новой квартире.
В комнату вошёл мужчина средних лет, среднего роста и телосложения в
тёмно-синем костюме и голубой сорочке:
- Добрый вечер.
- Вечер добрый, - ответила Капитолина Ильинична, проглатывая
карамельку.
- Валентин Аркадьевич, - представился мужчина.
- Капитолина, - нараспев протянула Капитолина Ильинична. Что-то
щёлкнуло, и в её левой ладони, мгновенно, словно красно-жёлтый бутон,
раскрылся кокетливый веер.
- Выпей чайку с нами, - суетилась у стола Зоя Андреевна. – Валик хотел
снять жильё на время ремонта, но я упросила Олю, чтобы он жил здесь.
Валентин Аркадьевич снял пиджак, повесил его на спинку стула. Сел,
закинул ногу на ногу.
Капитолина Ильинична с интересом разглядывала гостя: «Приятный
молодой человек. Сколько ему? Сорок, сорок пять? Держится уверенно… А
стрелки на брюках. Только задень, - порежешься!»
Зоя Андреевна заварила новый чай. Принесла ещё одну вазочку с
печеньем:
- Валентин, хоть ты нас рассуди. Сейчас Капитолина историю одну
рассказала.
Капитолина Ильинична сложила веер, взяла чашку, отпила небольшой
глоток и начала рассказ:
- Ещё недавно наш район на отшибе стоял. Город заканчивался,
начинались поля. Потом рядом построили двух и трёхэтажные дома. У
каждого свой гараж, отдельный выезд на объездную трассу. Таунхаус, как
принято называть сейчас.
- А между старым районом и новым разбили сквер с большим детским
городком, - вставила Зоя Андреевна.
- Я знаю, - кивнул Валентин Аркадьевич.
- Ой, - воскликнула Зоя Андреевна. – Ведь вы же переехали в один из
таких домов…
И пожилые женщины принялись рассказывать и вновь переживать в
лицах ту историю, в которой страшная собака разрушила до основания
великолепный песочный зАмок, возведённый четырёхлетним архитектором
- правнуком Капитолины Ильиничны.
- Негодяй и мерзавец! - подвела черту Зоя Андреевна.
- Нет, Зоя, - Капитолина Ильинична махнула веером. – Он не виноват. Он
– несчастный молодой человек. Его воспитали плохо. И я считаю своим
долгом этот пробел восполнить.
- И всякий раз, видя этого поддонка, Капа старается воспитывать его.
Учит уму-разуму. «Только красота спасет мир».
- Красота - это сумма всех прекрасных качеств человека! - пропела в
ответ Капитолина Ильинична.
- Да-да. Достоевщина! И кончится всё это ужасно, - Зоя Андреевна
громко вздохнула. – Или собаку на тебя натравит… Это ж надо, собаку -
Барсиком назвать! Или джипом своим огромным переедет…
- Нет, нет и нет! - веером, словно красно-жёлтой стеной оградила себя от
этих слов Капитолина Ильинична. - Ты не веришь в человека, Зоя. Мальчик
не получил в детстве теплоты, заботы, любви. Ему собаки ближе, чем
люди.
- Ничего себе мальчик. Уголовник отпетый.
- Я сорок лет отдала школе, воспитанию детей. Среди моих учеников и
доктора наук, и военачальники, и даже один вице-губернатор!
- Капочка, брось ты эту затею, пока не поздно.
- Нет! «Мир спасёт красота»! - воскликнула Капитолина Ильинична.
- И массовые расстрелы, - тихо добавил Валентин Аркадьевич.
Женщины увлеклись настолько, что совсем забыли о его присутствии. От
неожиданности Капитолина Ильинична громко икнула.
- Какие расстрелы? - опешила Зоя Андреевна.
- Расстрелы? - переспросил Валентин Аркадьевич. - А… это. Я где-то
слышал такую присказку…
Капитолина Ильинична взяла чашку с остывшим чаем.
- Мне кажется, я знаю, о ком идет речь, - произнес Валентин Аркадьевич.
- Это «царь цветов», помощник депутата Законодательного Собрания.
- «Царь цветов»? - спросила Зоя Андреевна.
- Это прозвище такое, - ответил Валентин Аркадьевич. - У него цветочный
бизнес. Думаю, такого только могила исправит.
- Могила? - удивилась Капитолина Ильинична.
- Слухи ходят о нём нехорошие… В киоски свои он берёт на работу
молоденьких девчонок… принуждает их к сожительству. Потом увольняет…
- Ну, что я говорила! Какая низость, - сказала Зоя Андреевна. - И никто
не может этому противостоять?
- Пока, наверное, никто, - Валентин Аркадьевич смотрел на Капитолину
Ильиничну.
- Как же так, - удивленно произнесла Зоя Андреевна и добавила
решительно: - Капа, брось ты всё это! Брось, пока не поздно…
- Ах, оставьте! Всё это сплетни. Философия страуса, - меццо-сопрано
пропела бывшая учительница, покачивая высокой каштановой прической.
- Ещё Конфуций сказал: «В воспитании нельзя делать различий между
людьми».
 
Женечку родители увезли на море. Капитолина Ильинична захаживала
теперь чаще к Зое Андреевне. Они пили чай и вели непринуждённые
беседы.
Как-то раз Валентин Аркадьевич пришёл позже обычного и застал
Капитолину Ильиничну уже в прихожей. Зоя Андреевна стояла рядом.
Подруги вяло ответили на приветствие, и Валентин Аркадьевич спросил:
- Что-то случилось?
Пожилые женщины обменялись взглядами. Зоя Андреевна громко
вздохнула. Капитолина Ильинична, молча прошла к двери, обернулась,
посмотрела на Валентина Аркадьевича и хриплым голосом произнесла:
- Я сорок лет работала учительницей. Я такого отборного мата за всю
свою жизнь не слышала!
- Так что же всё-таки произошло? – спросил Валентин Аркадьевич.
- Так снова этот, - протянула в ответ Зоя Андреевна. Она достала платок,
провела им под глазами:
- Капочка решила цветы купить. На кладбище. Муж её гладиолусы
любил… Она попросила поменять один. А этот был там в подсобке. Вышел
и давай базлать - «дура старая», «ходят тут со своими копейками»,
«положи их себе на могилу»… и матом всё, матом…
- А вы воспитывать его хотите. «Горбатого только могила исправит», -
сказал Валентин Аркадьевич, снимая туфли.
- Да я и слова не успела сказать, - ответила Капитолина Ильинична. –
Бедный мальчик!
- Прошу тебя, Капа, оставь ты этого мальчика в покое!
- Как вы не поймёте! Его нужно научить различать хорошее и плохое,
добро и зло. Ему нужно осмыслить своё поведение, исправить свои
ошибки, - воскликнула Капитолина Ильинична.
Она тихонько закрыла за собой дверь и пошла, ступая нетвёрдо, с
потухшим взором.
 
В открытое окно ломились ветки клёна. Ещё слышны были отзвуки
дневной суеты, но город уже забирали густые сумерки.
В дверь постучали.
- Валик, ты не спишь? – Зоя Андреевна приоткрыла дверь.
- Нет, с дочкой по скайпу разговариваю.
Зоя Андреевна вошла в комнату.
- Тётя Зоя, привет! - с дисплея ноутбука смотрела внучатая племянница.
Зоя Андреевна подошла ближе:
- Ой, Машенька!
И быстро повернулась к Валентину Аркадьевичу:
- У нас беда, Валик. Капа в больнице!
 
В травматологию они поднялись, когда на город опустилась ночь.
Капитолина Ильинична не спала. Она лежала в тускло освещённой палате,
в белых простынях, бледная, одинокая, несчастная. С безумным,
блуждающим взглядом. На кровати рядом кто-то храпел. Самого человека
видно не было, только из-под одеяла торчала нога в аппарате Елизарова.
Зоя Андреевна на цыпочках вошла в палату. Валентин Аркадьевич стоял
в дверях.
- Капочка, как ты? – спросила Зоя Андреевна.
Капитолина Ильинична не ответила, отвернула голову к стене. Зоя
Андреевна увидела, что каштановый шиньон её, закреплённый всегда так
безукоризненно, лежал на подушке. На затылке видны были седые корни
волос, - и в таком освещении сначала показалось, что это большая
проплешина.
- Посмотрели? – раздался голос дежурной сестры. – Первичную
хирургическую обработку раны ей сделали. Если не удастся
освидетельствовать собаку, будем проводить полный курс вакцинации. Вы
ей сейчас ничем не поможете. Пускай она поспит.
Медсестра проводила их к выходу:
- В приёмник её привёз сын. Она не могла ступать на правую ногу.
Повреждения не тяжёлые. Скорее всего, у неё психологический шок. Она
часто повторяла фразу «царь цветов». И ещё Конфуций?
- Конфуций? – переспросила Зоя Андреевна.
- Ну да. Что-то про исправление ошибок… Не помню…
- «Единственная настоящая ошибка – не исправлять своих прошлых
ошибок», - сказал Валентин Аркадьевич.
- Да-да, кажется именно так…
 
Прошло несколько дней.
- Валик, ты не представляешь. Её перевезли сегодня в платную клинику!
Она уже ходит. Она звонила мне час назад и просила нас срочно приехать!
 
- Это всё Эдуард! – Капитолина Ильинична указала на ослепительный
букет белых роз в стеклянной вазе на маленькой тумбочке у кровати. - Он
приехал ко мне в травму утром. И сразу на колени – простите, сам не знаю,
как так мог поступить…
Привычным жестом она проверила свою высокую причёску.
- А вы, Валентин, и ты, Зоя, не верили. Говорили, только могила,
расстрелы, - лицо бывшей учительницы светилось. – Он глубоко
раскаялся. Сказал, что взглянул на жизнь другими глазами. Сказал, что
через неделю отправит меня в санаторий… А там уже и Женечку привезут…
 
Когда две подруги в разных частях большого города – Капитолина
Ильинична в частной клинике, а Зоя Андреевна в своей квартире –
готовились заснуть счастливым сном, Валентин Аркадьевич включил
ноутбук. Пальцы правой руки его касались тачпада, а левой - отбивали по
столешнице легкую нервную дробь. Он навёл курсор на «Видеозвонок».
Ему ответили. На экране появилось лицо мужчины. Освещения явно не
хватало, зато звук был отменным.
- Привет, Валентин, - сказал мужчина.
- Привет, Игорь.
- Коля такой шашлык приготовил из твоей баранины, шампур проглотишь.
А коньяк! Может всё-таки приехать за тобой?
- В другой раз, не будем тревожить Зою Андреевну.
- Жаль. Когда ещё соберёмся…
- Расскажи лучше, как всё прошло.
- Да что тут рассказывать. Виктор - режиссер наш - всё придумал.
Реквизит в театре любой есть…
Остановили мы его на посту. Проверка документов.
Он как заорёт: «Вы чего, нюх потеряли? Не видите, кого остановили? Я
вас урою всех».
И выскакивает из машины с травматическим пистолетом. А тут Коля. Он
до театрального в ВДВ служил. Я и не понял ничего. Всё так быстро
произошло. Смотрю - Коля одной рукой клиента за шкирку держит, а
другой – собаку за ошейник. Пистолет на асфальте валяется. Собаку - в
клетку, на хозяина наручники, кляп в рот и в багажник. Бультерьера Толя
в ветлечебницу увёз. А этого - по объездной, на его же машине в лес.
Выволокли из багажника, расстегнули наручники, вытащили кляп. Я и
Виктор с автоматами. Коля ему лопату бросил. «Копай!» - говорит.
А у этого ноги подкосились, трясётся, плачет: «Если это Верка вас
наняла, так я не виноват. Она сама!»
Я затвор передёрнул. Он лопату схватил. Копает, шатается, в штаны
наделал, скулит: «Сколько вам Светка заплатила? Я в десять раз больше
дам. Только отпустите!»
Там торфяник. Делов-то - минут на двадцать. Он целый час копал…
«Отпустите! Всё на вас перепишу!»
Виктор ему: «Хорош! Лопату кидай сюда!»
Я к краю ямы подхожу и как ты, Валентин, говорил, спрашиваю: «Что же
ты, гад, людей пожилых обижаешь?»
Он: «Каких людей?»
А я ему сладенько так: «А второго дня на бывшую учительницу нашу, кто
свою собаку спустил?»
«Не буду, никогда! Жизнью клянусь!» - на коленях, весь грязный.
«А что жизнь твоя сейчас, сколько стоит?» - спрашивает его Коля, а сам
лопатой на него сверху торф кидает.
Упал он на дно и только трясётся беззвучно. Мы реквизит забрали и к
дороге. Там нас уже Толя в своей машине ждал…
 
Валентин отключил ноутбук.
«Вот и всё».
Но что-то не отпускало.
«Через пару дней я перееду к себе. Ремонт наконец-то закончился. А там
и Ольга с Машей вернутся».
Какие-то мысли спонтанно появлялись в его голове.
«Может напрасно это? Будут другие люди, другие депутаты и их
помощники… Да и этот, как его? Эдуард… забудет всё через неделю. Будет
так же портить молоденьких дурочек и хамить бывшим учителям?»
Он открыл книгу.
Мысли снова и снова возвращали его к событиям последних дней.
«Но если все будут проходить мимо, не станут замечать пошлость, не
будут бороться с хамством и подлостью, куда же мы тогда придём?»
Он задержался на последнем абзаце. Прочитал ещё раз:
«Самое трудное в учении - научиться чтить учителя. Но лишь чтя
наставника, сможешь перенять его правду. И лишь перенимая правду,
народ способен почитать науки. Поэтому, согласно ритуалу, даже
призванный к государю учитель не совершает ему поклона…»
Он отложил книгу:
«А вот это очень правильно. И тоже не даёт мне забыть всё».
Валентин Аркадьевич удовлетворённо потёр руки и произнёс вслух,
обращаясь неизвестно к кому:
- Учителей бывших не бывает!
 
июнь 2015
Copyright (с): Иван Габов. Свидетельство о публикации №344980
Дата публикации: 24.11.2016 18:37
Предыдущее: путаноСледующее: «Господь распознает своих»

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Тупицин Артём (Art-Pain)[ 14.07.2015 ]
   Здравствуйте.
    Это грамотно написанный текст. Чувствуется опыт, грамотность,
   понимание, как "сделать" рассказ из нескольких составляющих. Другое
   дело, что в этом то и проблема. Рассказ не создан, он - "сделан". Как я
   понимаю, текст - для кубка МСП. Чувствуется подгонка к теме, да и сам
   сюжет выглядит натянуто. Герои введены по-делу, лишних нет, и даже есть
   несколько неплохих попыток отойти от их трафаретности (эпизод с
   конфетами в начале, добавление на дальний план родственников героев).
   Только ощущения схематичности это, к сожалению, не меняет. Рассказ
   походит на байку, историю для одной посиделки, и с читателем работает
   исключительно на этом уровне. Тем больше это контрастирует с
   заявленным конфуцианством (которое здесь откровенно притянуто за уши,
   как и название). В общем, мы имеем схематичный ряд основных героев:
   старушки - подонок - хороший парень. Само по себе это не плохо. Плохо,
   что эти герои существуют только лишь в стандартных рамках, что мешает
   воспринимать их, как часть настоящей жизни. Капа - в порывах чистых,
   Зоя - бабушка как бабушка, Царь цветов - сгусток мерзости и подлости,
   Валентин - хороший мужик. Это картинки. А хотелось бы жизни.
    Я не хочу сказать, что рассказ плох. Он грамотен, с выведенными
   диалогами, есть за что зацепиться читателю. Но в целом, на выходе,
   разочарование. Потому что рассказа не получилось. Получилось
   упражнение на заданную тему. Байка с оттенком нравоучения. Конкурс -
   дело хорошее. Но когда ради него жертвуется так много, стоит ли оно того?
    С уважением.
 
Иван Габов[ 14.07.2015 ]
   Я с внимательно прочитал Ваши слова. Любое мнение любого человека - это
   отдельное мнение отдельного человека. Оно (мнение) может быть лишь
   субъективным посылом. И что одному кажется "притянутым за уши", - другому
   нравится как исключительный мазок совершенства.
   В упомянутом Вами конкурсе была только одна работа лучше этой. Но она - априори
   - не может быть отнесена к короткому рассказу. Это был короткий отрывок большой
   повести.
Иван Габов[ 14.07.2015 ]
   Последний абзац относится, разумеется, ко второму туру.
Тупицин Артём (Art-Pain)[ 15.07.2015 ]
   Если любое мнение субъективно, то зачем же вы тогда участвуете в конкурсе и
   гордитесь достижениями в них? Книги Донцовой для какой-нибудь тёти Люси из
   Воронежа - будут сплошь "исключительным­и­ мазками совершенства" (выражение то
   какое), а Набокова, или скажем Хемингуэя, она возьмёт разок в руки, полистает, да
   и плюнет навсегда, как на дерьмо. Только вот эти самые "субъективные&q­uot;­ мнения,
   книжки Донцовой лучше не делают. Они, право, не становятся от этого глубже,
   изящнее и метафоричнее. Поэтому то и рассуждать в плоскости "вкусы разные" по-
   меньшей мере не честно, а в целом - глупо. Кто-то и в кино ходит исключительно на
   пошленькие американские комедии, да на боевики среднего пошиба, а на фильмах
   Данелия или Бертоллучи только и будет, что кривиться и засыпать. Только при чём
   здесь самоценность?
Иван Габов[ 15.07.2015 ]
   Мой юный друг!
   
   И я был когда-то молодым.
   
   Ваше субъективное откуда-то взяло, что я горжусь достижениями в конкурсах
   ("зачем же вы тогда участвуете в конкурсе и гордитесь достижениями в них?")
   
   Если Вы видите, чего нет, - зачем Вам писать о том, что есть?
   
   P.S. Мой любимый фильм - "Мимино" Г. Данелия. А моя старенькая мама живёт под
   Воронежем - в Нижнедевицке.
   (P.S. - потому, что больше я Вам не буду отвечать, а любое Ваше послание буду
   удалять)
Соломон Ягодкин[ 05.01.2016 ]
   Многие жизненные коллизии, описанные в Ваших произведениях, Иван, в том числе, и в этом рассказе, я наблюдал в своей жизни не раз. Читается очень интересно...
 
Иван Габов[ 09.01.2016 ]
   Соломон, написал Вам на планшете "спасибо",­ а получилась абракадабра.
   Поэтому, приехав сегодня с каникул домой и добравшись до компьютера, пишу снова:
   Спасибо Вам за Ваш отклик.
   
   Кстати, а на портале "проза.ру"­ с планшета могу переписываться с другими рецензентами. И там
   получается всё.
Ольга Северинская[ 23.02.2016 ]
   Добрый день, Иван! Рассказ понравился, написано живо, читала с
   интересом. Всегда ценю суть, а не форму, хотя и она важна. Я
   поверила, подобные персонажи в жизни встречаются, сама "грешу"
   похожими мыслями героев:"... красота спасёт мир, бедный мальчик и
   т.д" И вывод об учителях, наставниках хорош, хотя я кое-что могла бы и
   уточнить, но это из личного опыта. Спасибо Вам за погружение в
   жизнь!
   А ещё, примите мои поздравления с Днём Защитника Отечества и
   пожелания не исчезающего вдохновения и всех благ!
   С уважением, Ольга
 
Иван Габов[ 23.02.2016 ]
   Спасибо Вам!
   Что касается рассказа, я буду его немного переделывать. На мой взгляд, рассказ перегружен цитатами.

Cписок авторов первого выпуска журнала "Великолепная десятка"
Cписок авторов второго выпуска журнала "Великолепная десятка"
Диплом номинанта
премии "Чаша таланта"
Номинанты премии МСП "Новый Современник"
"Чаша таланта"
Энциклопедия современных писателей
Положение о проекте
Писатели нового века
Список авторов 1-го тома
Форум проекта
Формат pdf. Cтраницы 1-2
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Приглашаются волонтеры!
Направления
деятельности
Реквизиты и способы оплаты по МСП и порталу
Билеты и другая атрибутика
Порядок освобождения
от оплаты взносов
История МСП
Бизнес-ланч для авторов
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Атрибутика наших проектов

Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой