САМЫЙ ЯРКИЙ ПРАЗДНИК ГОДА - 2018
Новогодний конкурс
Положение
Иноформация и новости
Номинации конкурса


Главная    Лента рецензий    Ленты форумов    Круглый стол    Обзоры и итоги конкурсов    Новости дня и объявления    Чаты для общения. Заходи, кто на портале.    Между нами, писателями, говоря...    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Наталья Деронн
Бенефис Первой
Фаворитки Красного Кота
Слушайте "свою самость" -
не включайте телевизор!
Что хочет автор
Электронная газета
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Новые авторы недели
Объявления и анонсы
Новости дня
Дневник портала
Приемная дежурных
Блицы
Приемная модераторов
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Рекомендуем новых авторов
Альманах "Автограф"
Отдел спецпроектов и внешних связей
Диалоги, дискуссии, обсуждения
Правдивые истории
Клуб мудрецов
"Рюкзачок".Детские авторы - сюда!
Читальный зал
Литературный календарь
Литературная
мастерская
Зелёная лампа
КЛУБ-ФОРУМ "У КАМИНА"
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Наши юные
дарования
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Юмор и иронияАвтор: Ляна Аракелян
Объем: 17005 [ символов ]
Петушиное озеро
Славка Королёв ехал в своём "пирожке", весело напевая с Веркой Сердючкой: "Отчего душа поёт, сердце просится в полёт? – Новый год, Новый год, Новый год!" Славка торопился в ресторан "Рыбачка Соня". Там нужно было забрать заказ и отвезти за город самому Можжевелову. Пётр Аркадьевич Можжевелов жил в элитном доме между Киевом и Житомиром. Был там один секретный поворот направо по житомирской трассе. Он тщательно охранялся от любопытных глаз и нерадивых водителей. Один дом Можжевелова был в Конча-Заспе, там жила его жена и две дочери. А об этом особняке не знал никто из членов семьи. Его Пётр Аркадьевич построил на всякий случай. Мало ли что? Жизнь – штука непредсказуемая. Оформил дом на родную сестру Марину, которая не вылезала из заграницы. Марина легко согласилась, потому что терпеть не могла Бэллу, жену Петра Аркадьевича. Считала ее деревенщиной, дурой и приживалкой. Марина полагала, что дочери вовсе не похожи на брата, а значит, Бэлла их просто нагуляла. Поэтому, когда Петр Аркадьевич обратился к ней за помощью, Марина с радостью согласилась. К тому же она мечтала о том, что рано или поздно войдёт в этот дом полноправной хозяйкой. Кто знает каким боком жизнь повернётся?
Славка должен был забрать заказ: Петр Аркадьевич всю жизнь, оказывается, мечтал попробовать уху из петуха. Ему с детства не давала покоя поговорка, что лучшая уха из петуха. Он удивлялся: как может быть уха из птицы? На днях он этим с коллегой. Тот рассмеялся и сказал, что есть такая рыба-петух. Водится она в Чёрном море. И что уха из неё необычайно вкусная, наваристая, потому как сам петух жирный и почти без костей. А если повезёт, то можно отхватить довольно крупную рыбу до десяти килограммов веса. К тому же, коллега как раз знает одного шеф-повара, который не только может достать эту рыбу, но и приготовить первоклассную уху. Петр Аркадьевич расцвел от счастья. Коллега дал контакты повара и Можжевелов тут же заказал на новый год четыре порции ухи. Ведь праздновать его он собирался с очаровательной брюнеткой Диной. Дина была его отрадой и утешением. Познакомился он с ней в массажном салоне, где она работала. Руки у неё были волшебные, Петр Аркадьевич забывал нам всём на свете во время массажа. Да и красотой Дина не была обделена – настоящая Шахерезада. Широко расставленные миндалевидные глаза синего цвета, тонкий носик, пухлые губки и великолепная фигурка. Дина была грациозна как кошка и совершенно не выглядела на свои тридцать два. А Можжевелов был молодящийся мужчина пятидесяти восьми лет, чуть обрюзгший, лысоватый, кареглазый. Роста невысокого. Ходил всегда в дорогих костюмах, и пахло от него превосходно. Он был чиновником довольно высокого звена. Встречались они с Диной три года. И вот, Дина настояла на том, чтобы встретить новый год вместе. Надоело куковать в одиночестве в кругу замужних подруг, отмахиваясь от бесконечных вопросов.
– Или мы встречам новый год вместе, или наши отношения закончены. И деловые, и личные. Никаких оправданий я не хочу слышать. На массаж будешь ходить в другой салон.
Петр Аркадьевич долго оправдывался, что не может, что это семейный праздник. Но Дина как отрезала: "Семейный праздник – это Рождество. Так что, милый, выбор за тобой". И Петру Аркадьевичу ничего не оставалось, как сообщить семье, что уезжает с партнерами в Таиланд. Бэлла хмыкнула, поджала губы и состроила страдальческую гримасу, мол, я так и знала! Дочерям было плевать где будет встречать новый год папа, они улетали с семьями в Испанию. Только один человек в семье бдел и ночью и днём – семидесятипятилетняя тёща. Вероника Дмитриевна, сказала сразу:
– Мася, да ежу понято, что у него есть баба! Ты только посмотри на него: рожа довольная, хоть цуциков бей!
Теща Можжевелова в свои годы была в теме, благодаря правнукам. Модные сленговые словечки подхватывала на раз-два. А дочку постоянно настраивала против Петра Аркадьевича. Все простить не могла, что её на свадьбу не пригласили. Поэтому при каждом удобном случае она искала компромат на Можжевелова. Но зять был тоже не лыком шит. И подкопаться и нему было весьма сложно. Но в этот раз тёща разошлась не на шутку:
– Бэлла, не будь дурой! Завтра проснешься, а он дом продал и с любовницей укатил за границу! Или хуже: выяснится, что у него сын на стороне. Ты же дочек родила, а он возьмёт и отпишет ему всё. Вот тогда ты вспомнишь мои слова!
– Мам, ну что ты такое говоришь? Какая любовница? Не смеши меня! Его на две минуты с передышками хватает, а ты – любовница. На любовнице пахать надо. Зачем ей нужен любовник в предимпотентном состоянии?
– Я смотрю, что у тебя мозги жиром заплыли! Посмотри на себя: ты в корову превратилась. Вот ему и неинтересно с тобой. А была бы тонкая-звонкая, глядишь, по-другому смотрел на тебя.
– Мама! Ещё одно слово и ты вылетишь за дверь!
– Да что я такого сказала-то?
– Повторить?
– Ладно, проехали. Но ты не теряй бдительности!
Бэлла терпеть не могла, когда ей напоминали о лишнем весе. Она и голодала, и ходила в фитнес-зал, и раздельно питалась – ничего не помогало. Килограммы словно приклеились к её фигуре. Генетика взяла своё: статью она пошла в прабабку по отцу. А та была женщина высокая и широкая во всех смыслах. Вначале Бэлла печалилась, что не может похудеть, а после рождения второй дочери смирилась. Поменяла гардероб и, скрепя сердце, приняла себя такой, какой она была. А Вероника Дмитриевна напротив, имела прекрасную спортивную фигуру, плавала в бассейне и пила всякие биодобавки. К тому же записалась в общество «моржей» и теперь закалялась круглый год. Выклянчила у зятя подержанный «Фольксваген» и разъезжала на нём по городу.
И вот, за девять часов до нового года Петру Аркадьевичу позвонил Илья Ильич, шеф-повар «Рыбачки Сони».
– Пётр Аркадьевич, добрый день! – зычным голосом поздоровался Илья Ильич. – Ваш заказ через два часа будет готов. Куда изволите прислать?
Можжевелов засуетился. Он оглянулся по сторонам, зашёл в свой кабинет и плотно прикрыл за собой дверь.
– Алло, Илья Ильич, записывайте адрес…
Эх, если бы Можжевелов включил свет, то увидел, что под столом ни живая ни мёртвая сидела Вероника Дмитриевна и, затаив дыхание, слушала разговор.
– У курьера, надеюсь, есть навигатор?
– Обижаете, Пётр Аркадьевич, у кого сейчас в столице навигатора нет? На скутерах и тех стоит.
– Значит, пусть запишет координаты, где ему нужно будет свернуть с трассы направо. Пароль: «Рубите шишки».
– А вы шутник, Пётр Аркадьевич! Рубите шишки, так рубите шишки. Курьера зовут Вячеслав Королёв. Привезёт три литра ухи и запечённую рыбу. Всё как и договаривались.
– Тогда я вам сию минуту оплачу заказ, пришлите мне номер карты.
– Лады! Счастливого нового года!
– И вам всех благ в новом году!
Пётр Аркадьевич вышел из кабинета, а Вероника Дмитриевна выползла из-под стола.
– Я же говорила! – победным шёпотом сказала она. – Ну, Петюня, вот где ты у меня теперь будешь!
С этими словами тёща сжала крепенький маленький кулачок и, оглядываясь, вышла из кабинета. Она забежала в спальню и закрыла дверь на ключ. Бэлла вопросительно посмотрела на мать.
– Дай карандаш или ручку! – приказным тоном сказала Вероника Дмитриевна.
Бэлла послушно достала ручку и протянула ей. Мать прямо на руке записала какие-то цифры.
– Тьфу ты! – с досадой сказала она. – Пароль забыла!
– Ма, ты что, в шпионов поиграть решила?
– Дура! Я же говорила тебе, что у твоего козла баба есть! Так вот, никуда он не улетает. А будет отмечать новый год с ней. Включи мозг: перелёт десять часов плюс два часа – регистрация, плюс дорога до аэропорта. Это вылет должен быть где-то в восемь вечера. В самолёте он, что ли будет праздновать?
– Чего?! – Бэлла захлопала ресницами.
– Того! Я, это… в кабинет зашла, хотела книгу взять, а тут он. Ну, я под стол и спряталась. Он с кем-то по телефону говорил. О! Вспомнила! – гордо произнесла Вероника Дмитриевна. – Вячеслав Королёв!
– Это так зовут его бабу? – от удивления у Бэлы открылся рот. – Он чего, на старости лет того?
– Бэлка, ты совсем с катушек слетела! Так зовут курьера. Давай, собирайся, если хочешь застукать его на горячем!
– В смысле?
– В коромысле! У тебя есть что-то чёрное или незаметное?
– Не знаю, надо в шкафу посмотреть.
И обе женщины бросились к шкафу. А Пётр Аркадьевич, сияя от счастья, шёл по коридору дома с лёгким саквояжем, напевая под нос: «Ту-ту-ту, ту-ту-ту, ту-туру-ту-ту!» на мотив «Jingle bells». Он остановился у комнаты жены и постучал в дверь.
– Дорогая! Я уезжаю. Ты где?
Бэлла было решилась ответить, но мама зажала ей рот рукой и шикнула на неё.
– Бэллочка, ау! – снова послышалось из-за двери.
Бэлла жалобно смотрела на мать, но та поднесла кулак к её лицу и Бэлла только чуть слышно вздохнула.
– Бэллочка, детка, я тороплюсь! Счастливого нового года! Я позвоню! – и Пётр Аркадьевич бодро зашагал к выходу. Хлопнула входная дверь, послышался шум отъезжающего авто.
Вероника Дмитриевна пробралась к окну и приоткрыла занавеску.
– Вот гад, – прошипела она. – Сам уехал, без Лёши.
– Ну и что? – удивилась Бэлла.
– От тебя муж уходит, а тебе всё равно! Это из-за него ты коровой стала! Если бы не рожала второго, то была бы просто бабой в теле, а так… Ладно, из песни слов не выбросишь, одевайся! – скомандовала мама и бросила на кровать чёрные турецкие штаны, водолазку и чёрный с блёстками свитер. Для себя же она подыскала вещи в гардеробе старшей дочери: чёрное трико, такие же лосины и толстовку. Когда она переодетая вошла в спальню, то увидела, что Бэлла сидит на кровати и, уткнувшись лицом в подушку, беззвучно плачет.
– Нашла время нюни разводить! Ну, Бэллочка, успокойся! Выдоим из этого гада всё до последней копеечки! Ну-ну-ну, не плачь!
– Ты сначала оскорбляешь меня, а потом утешаешь. Ты – монстр! – всхлипывала Бэлла. – Это ты вечно в мои отношения с Петей лезла, вот он и завёл любовницу! Как хочешь, а я никуда не поеду. Ты эту кашу заварила, ты и расхлёбывай!
– Смотрите, кто заговорил?! – Вероника Дмитриевна вспыхнула от негодования. – Это твоя благодарность?! Ладно, сиди и дальше жуй сопли, а я поеду за ним! Ничего, он ещё попляшет!
И Вероника Дмитриевна выбежала из дома, на ходу доставая ключи от машины. «Фольксваген» весело подмигнул фарами. По дороге Вероника Дмитриевна заехала в «Спортмастер», где на последних минутах до закрытия успела купить балаклаву и несколько мотков верёвки.
Славка получил заказ, адрес и пароль. Он подрабатывал курьером не первый год и к разным фишкам клиентов успел привыкнуть. То пароли, то чуть ли не с завязанными глазами нужно было доставить элитные напитки и еду, то пройти квест, с чек-поинтами, чтобы найти адресата. Когда Илья Ильич в больших термосах вынес уху и рыбу, то Славик подумал: «У богатых свои причуды: уха из петуха, жаркое из колибри, паштет из соловьиной печени!» Термосы были аккуратно поставлены в машину и упакованы специальными пластами пенопласта, чтобы не дай бог ничего не случилось в дороге. Илья Ильич заплатил Славке деньги, и он отправился в путь.
Навигатор чётко показывал дорогу, а приятный женский голос озвучивал.
– Через триста метров поверните направо.
– Спасибо, милая! – подмигнул Славик навигатору и потыкал пальцами в панель радио. – «Хорошо, всё будет хорошо! Всё будет хорошо я это знаю-у-у!!!» – снова запело радио голосом Сердючки. Но Славик потыкал снова и в салоне разлился голос Иглесиаса: «Nostalgie...On se ressemble, tu es tendre, moi aussi...»
– Ладно, ностальжи, так ностальжи! – улыбнулся Славик и, сбавив немного скорость, включил поворотник.
То, что произошло дальше было достойно голливудского экшена. Наперерез «пирожку» из-под сосновых лап на дорогу выехал старенький «Фольксваген», номера были тщательно замазаны грязью. Славик только успел дать по тормозам. Термосы не были готовы к такому повороту событий и жалобно дзынькнули, ударившись о дверцу машины. Из авто выскочила чёрная тень.
– «Где лучшие тусовки? У нас в клубе! Где лучшие подруги? У нас в клубе!» – полилось из динамиков «пирожка».
Славик не успел опомниться, как тень метнулась к нему и открыла дверцу. Сильная рука вытряхнула Славика из «пирожка». Мгновенная боль в паху согнула его пополам. Его тут же связали и забросили в «пирожок» туда, где стояли термосы со снедью. Для надёжности ему ещё треснули чем-то по башке и засунули в рот шишку.
– «Чики просто в шоке от моей манеры! Никогда не туплю, я всегда подхожу первый…» – продолжалась нестись мелодия из динамика.
«Пирожок», взвизгнув шинами, помчался по ровной, как зеркало дороге. Машина приближалась к посту. Вероника Дмитриевна сняла с себя балаклаву, спрятала волосы под капюшоном толстовки и нацепила на нос солнцезащитные очки. Машина остановилась у шлагбаума, где на неё был направлен луч прожектора.
– Пароль? – потребовал детина в камуфляже. И зачем-то протянул какую-то штуку, похожую на микрофон в салон авто.
– Чеши подмышки! – выпалила басом Вероника Дмитриевна.
– Га?! – испуганно посмотрел на неё детина и микрофон противно запищал, а затем выдал женским голосом: – Ответ неверный. У вас осталось ещё две попытки!
– Суши покрышки! – заорала Вероника Дмитриевна.
Но странный прибор снова запищал и сказал тем же голосом: «Для того чтобы не сработала защитная система у вас осталась одна попытка». Вероника Дмитриевна набрала воздуха в лёгкие, но детина её остановил.
– Слышь, братан, как тебя там?
– Славик, – пропищала тёща Можжевелова.
– Сява, ты это… Остынь, не спеши. Я вижу, что ты в теме. Ты напрягись и вспомни пароль. Понимаешь, хозяин какую-то хитрую фигню установил. Японская зараза. Если ты сейчас неправильно назовёшь пароль, то через пару минут полгорода силовиков будет здесь. «Крепкий орешек» смотрел?
Вероника Дмитриевна громко сглотнула слюну и кивнула. К такому повороту событий она не была готова.
– Вот им будешь потом рассказывать, что ты не верблюд.
Тёща Можжевелова снова кивнула и громко икнула. К детине подошёл точно такой же амбал и спросил:
– Чё, проблемы?
– Да, понимаешь, Сява запаниковал… одна попытка осталась.
Амбал почесал бритый затылок и выдал.
– Да, дела. – Затем посмотрела на тёщу Можжевелова. – Слышь, ты это, снял бы этот маскарад. Тут все свои.
– Не могу. С хозяином договорились, что буду в очках.
В это время сзади зашевелился и застонал Славик.
– Эй, что у тебя там? – забеспокоился первый.
– Рыба, – промямлила Вероника Дмитриевна.
– М-м-м, понятно. Ну, как вспомнил?
– Не, глухо…
Вероника Дмитриевна почесала пальцем верхнюю губу. В луче прожектора блеснул красный маникюр.
– Слыш, Сява, ты что, из этих? – брезгливо поморщился детина.
– Чего?!
– А это чего? – детина показал пальцем на маникюр и нащупал пистолет на всякий случай.
– Это ваш хозяин с прибамбасами.
– Что есть, то есть, – вздохнул детина. – Ну, как, вспомнил?
– Ни фига…
Можжевелов нервничал. Стол был давно накрыт, Дина сидела в более чем откровенном платье, а ему ничего не хотелось кроме заветной ухи. Стрелки часов остановились на половине двенадцатого.
– Это какое-то издевательство! – выругался Можжевелов.
– И не говори, – отозвалась Дина, поправляя декольте.
Она встала из-за стола, подошла к Петру Аркадьевичу и попыталась его обнять, но он оттолкнул её. Дина нащупала под столом туфельки, обулась и, схватив сумочку, направилась к выходу.
– Ты куда?
– Да с тобой можно умереть со скуки. Прости, я еду к своим.
– Диночка, погоди… я же подарок приготовил. Где же он? – Можжевелов пошарил по карманам. – Вот! – он достал бархатную коробочку.
Дина открыла её, сморщила носик и вздохнула.
– Прости, но я выросла из этих побрякушек. Вот младшенькой твоей в самый раз. – И она отдала коробочку Можжевелову. – Жаль, что я не уха. И меня нельзя съесть. Счастливого нового года, Можжевелов!
А на посту тёща сидела и гадала. Весь листок был исписан разными вариантами пароля. Но нужного не было.
– Может, подскажешь? – уже чуть не плакала она.
– Не могу, братан, тут аудио- и видеозапись идёт. Меня с работы попрут.
А в машине наконец-то освободился от верёвок Славик. Прихрамывая и, потирая шишку на голове, он ввалился в сторожку.
– Рубите шишки! – простонал он.
Тёща чуть не кинулась расцеловывать его, но тут зазвонил телефон у детины.
– Где моя уха?!! – заорала трубка голосом Можжевелова.
– Ща тебе будет уха! – шепнула тёща. Она сняла очки и скинула капюшон. – Я тёща этого упыря. Или вы меня пропускаете, или вам же будет хуже!
Шлагбаум автоматически поднялся, силовое поле было отключено. Славик с Вероникой Дмитриевной въехали в секретные владения Можжевелова. На пороге они застали Дину, которая ругалась с Петром Аркадьевичем. Славик вытащил термосы. Побежал к крыльцу и, потеряв равновесие, упал прямо перед Можжевеловым. Термос с ухой отлетел прямо на альпийскую горку. Удар был такой силы, что уха вытекала янтарной струёй, заливая камушки.
– Что это? – спросил Можжевелов в надежде на то, что уха уцелела.
– Петушиное озеро! ¬– съязвила тёща, снимая на телефон доказательства для Бэллы.
Где-то вдалеке были слышны залпы салютов. Новый год шагал по планете. Где-то сидела перед телевизором Бэлла, веселились на Мальорке дочери Можжевеловых. И только Пётр Аркадьевич думал о том, что его мечта так и осталась мечтой.
Copyright (с): Ляна Аракелян. Свидетельство о публикации №344655
Дата публикации: 26.06.2015 22:30
Предыдущее: Виолетта с того света.Следующее: "На острие иглы"

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Глушенков Николай Георгиевич[ 08.08.2015 ]
   Вам удалось. Во-первых, я посмеялся от души. Во-вторых, надо отдать
   должное: написали Вы очень легко. Думаю, что всем понравится Ваш
   рассказ. Обратите внимание на правописание "Нового года", а также:
   
   *Он удивлялся: как может быть уха из птицы? На днях он этим с коллегой
   (что делал?).
   *К тому же(,) коллега как раз знает одного шеф-повара – союз в начале
   предложения, отделять зпт не надо
   * КОЛЛЕГА ДАЛ контакты повара ЗПТ И МОЖЖЕВЕЛОВ тут же ЗАКАЗАЛ на
   (н)Новый год четыре порции ухи.
   *забывал на(м) всём
   *Вероника Дмитриевна(,) сказала сразу:
   *И подкопаться И нему было весьма сложно. – опечатка
   *А Вероника Дмитриевна ЗПТ напротив, имела прекрасную спортивную -
   здесь «напротив» вводное слово, т.е. в противоположность сказанному.
   *ТА ПОДНЕСЛА кулак к её лицу ЗПТ И БЭЛЛА только чуть слышно
   ВЗДОХНУЛА.
   *Но СЛАВИК ПОТЫКАЛ снова ЗПТ И в салоне РАЗЛИЛСЯ ГОЛОС Иглесиаса:
   *То, что произошло дальше ЗПТ было достойно
   * испуганно ПОСМОТРЕЛ на неё ДЕТИНА ЗПТ И МИКРОФОН противно
   ЗАПИЩАЛ
   *Для того чтобы не сработала защитная система ЗПТ у вас осталась одна
   попытка
   *Ну(,) как ЗПТ вспомнил? – и еще в одном месте
 
Ляна Аракелян[ 25.08.2015 ]
   Николай Георгиевич, спасибо большое!!! Некогда было править, хоть знаю, что это не оправдание))
   Когда переведу дыхание, а это будет конец сентября, то займусь своим творчеством плотнее. А
   сейчас: проекты, съёмки, графики, дедлайны... :))
Михаил Бычков[ 07.01.2016 ]
   Ляна Аракелян. «Петушиное озеро».
   
   Увлекательный сюжет. Завязка, основная часть читаются с нарастанием интереса. Почти кульминация… и – пшик в виде ухи, расплесканной по камешкам альпийской «горки». «Озера» не получилось, даже лужи не случилось. Развязка какая-то не такая. Было ожидание эффекта в духе предыдущего повествования.
    А техника превосходная. Читается легко, ничто не мешает восприятию, испытываешь наслаждение. Есть огрехи со знаками препинания, не хочется отвлекаться на них, скрупулёзность чтения для их выявления мешает возникающим эмоциям.

Диплом номинанта
премии "Чаша таланта"
Номинанты премии МСП "Новый Современник"
"Чаша таланта"
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Приглашаются волонтеры!
Направления
деятельности
Реквизиты и способы оплаты по МСП и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Атрибутика наших проектов

Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой