Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Диалоги, дискуссии, обсуждения    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Ведущий портала
Вступление в должности Ведущего портала и Ведущего Литературных проектов МСП "Новый Современник"
Илья Майзельс.
Голубь на подоконнике у окна палаты обсервации
Буфет. Истории
за нашим столом
Летом о лете
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Размышления
о литературном труде
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
Диалоги, дискуссии, обсуждения
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ивановская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Костромская область
Тверская область
Оровская область
Смоленская область
Тульская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Псковская область
Новгородская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Республика Удмуртия
Нижегородская область
Ульяновская область
Республика Башкирия
Пермский Край
Оренбурская область
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Республика Адыгея
Астраханская область
Город Севастополь
Республика Крым
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Республика Дагестан
Ставропольский край
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Курганская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Алтайcкий край
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Кемеровская область
Иркутская область
Новосибирская область
Томская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Зарубежья
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Азербайджана
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Болгарии
Писатели Испании
Писатели Литвы
Писатели Латвии
Писатели Финляндии
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: МистикаАвтор: John Maverick
Объем: 9531 [ символов ]
Снегири
Сквозь морозные витражи льется мягкий белый свет, и Лина вдруг понимает, что стоит, босая, в гостиной, с мобильником в руке. Она добрела сюда в полудреме, поднятая с постели первыми тактами «Лунной сонаты», но так до конца и не проснувшаяся. Миг пробуждения — граница между сном и явью, как линия горизонта, отделившая небо от земли. Шаг назад — и ты снова в царстве иллюзий, укрыта и спеленута, как маленькое деревце высокими сугробами.
Виктор говорит в трубку:
- Привет, барсучатина! Выспалась?
Лина рассеянно потирает щеки. Она, и правда, чувствует себя кем-то вроде барсука, вылезшего из зимней норы. Лицо как будто чужое, онемело и не ощущает прикосновения. Губы безвольные и пухлые, словно разбухшие за ночь, и никак не могут произнести одно единственное нужное слово.
- Здравствуй.
Получается смазано, точно с каким-то иностранным акцентом.
Шаг вперед — и сугробы тают. Подснежником расцветает боль.
Голос Виктора, еще секунду назад такой родной, ласковый и веселый, кажется призрачным и ломким, как стеклянная красота за окном.
Он станет шутить, посетует на пробки или очередь на заправке, спросит, надо ли купить то или это, и пообещает вернуться через полчасика. Может быть, словно в насмешку, попросит сварить на обед спагетти. Но не вернется. Он просто не может. Оттуда, где он сейчас, не возвращаются.
Или?
Лина стискивает зубы и — в тысячный, наверное, раз — одергивает себя. Нет, хватит надеяться. Сколько можно.
Три года прошло со дня аварии. Вернее, три с половиной, потому что это случилось в разгар лета. Их последнее воскресенье вместе. Поездка на озеро... Собирались порыбачить, но удочки почти сразу перепутались лесками, связались подводным течением — крепко накрепко, как их с Виктором жизни. Крючки, грузила, поплавки — не поймешь, где чьи. В узлы вплелась тина.
«Да ну, - засмеялся он, - пошли купаться».
Ил у самого берега теплый, гораздо теплее воды, и скользкий. Лина шагнула вперед и сразу же провалилась по щиколотку, как в пуховую перину.
«Тут грязно!» - испуганно вскрикнула она, но не грязи, конечно, боялась, а пиявок. Ей казалось, что в таком мягком иле должно быть полным-полно кровососов. Виктор на руках внес ее в озеро.
А в понедельник он разбился насмерть.
Говорят, когда с любимым человеком беда, близкие обязательно что-нибудь чувствуют. Прошибает пот, сердце замирает или колотится, как сумасшедшее, или темнеет в глазах. Иногда мелькают картины или кто-то невидимый произносит над ухом пугающие слова. У Лины не было ни болезненного сердцебиения, ни галлюцинаций. Она прибиралась в кладовке, дивясь, как много вещей скопилось за год, и напевала. Простенький мотивчик, бесхитростный, как солнечный летний день. Так люди поют наедине с собой, когда на душе у них легко.
Звонок из полиции застал ее врасплох. Лина долго не могла понять, что ей говорят. Виктор? Да нет же... Он только что обнимал ее и, уходя на работу, поцеловал в кончик носа. Да, каких-нибудь пару часов назад. И долго не стиралась с лица улыбка, точно приклеилась, такая неуместная и глупая, и песенка в голове все звучала и звучала, и, словно карусельные лошадки по кругу, неслись мысли. Уже повесив трубку, она стояла, растерянная, не зная, что делать и что, вообще, делают в таких случаях, пока — очень медленно — страшная правда не проникла в ее сознание и не воцарилась в нем.
Виктора похоронили в начале июля, а в середине августа его номер впервые высветился на дисплее Лининого мобильника. Был поздний вечер, почти ночь. По комнатам расползался душный синий мрак, сжимаясь кольцом вокруг тусклого ночника. Лина лежала в постели и плакала.
- Эй, не грусти! - бодро ворвался в ее одиночество голос любимого. - Ты что это там раскисла? Сейчас кое-какие делишки доделаю — и домой.
В первую минуту звонок показался ей дурной шуткой — неизвестно чьей. Но уже в следующую волной накатила радость. Виктор жив, а похоронили кого-то другого, по ошибке. Случается ведь так, что люди ошибаются? О том, что сама опознала погибшего — а кому, как не ей, знать каждую черточку его лица, каждую родинку и каждую морщинку — она в тот момент не думала. Как не заметила странности в его словах. Какие такие «делишки» могли задержать человека на целый месяц, заставить его исчезнуть, не писать и не звонить? Ее, настоящий, Виктор хоть эсэмэску бы послал или передал через кого-нибудь, что, мол, все нормально, не волнуйся.
Нет, слушая его жизнерадостную, стремительную речь, Лина и в самом деле верила, что недоразумение разрешилось, морок рассеялся, что все хорошо и Виктор, ее дорогой муж, едет к ней.
Она ждала его всю ночь, теряя рассудок от нетерпения, снова и снова пытаясь перезвонить. «Этот номер не существует», - раз за разом бесстрастно сообщал оператор. Лишь перед рассветом Лина задремала, чутко и тревожно.
Конечно, он не пришел. Ни утром, ни через день, ни через два. А на третий — Виктор объявился снова. Голосом в телефонной трубке.
- Привет, малыш, извини, засиделся на работе. Может, тортик купить? Твой любимый, весенний. Я как раз в магазине.
- Какая работа? - закричала она. - Какой магазин?! Приезжай, слышишь, немедленно приезжай! Ради Бога, не надо ничего покупать!
Еще две пустые недели проползли, точно сонные мухи по стеклу. Лето, мутное и теплое, как озерный ил, медленно перетекало в такую же мутную осень. И снова звонок.
- Представляешь, машину поцарапал. Так что, заскочу в автосервис... Это близко, по дороге, так что надолго не задержусь. Не скучай, котенок. Хвост трубой, усы по ветру!
И опять Лина кричала, плакала, умоляла его вернуться. Она ничего не понимала. Совсем ничего.
- Какая машина, какой автосервис... Где ты, Виктор? Да кто ты, вообще?
На два последних вопроса он не ответил.
Она многое передумала за эти годы. Звонки — то через день-другой, то раз в месяц, но постоянные, настойчивые звонки — что они такое? Какой-то технический курьез? Телефонный розыгрыш? Но почему, с какой целью? Наверное, существуют приложения для мобильного, способные менять голос, и кто-то вполне мог имитировать с их помощью речь ее покойного мужа. Пусть так. Ну, один раз или два... Это можно себе представить. Но три года? Зачем? Это уже не шутка, а какое-то безумие. Но и в безумии должна быть логика. И откуда этот горе-шутник узнал все их любимые словечки, тайные коды, которыми двое влюбленных обменивались наедине? Нет, это невозможно, абсолютно невозможно. Да и номер, с которого приходят звонки, отключен.
Значит, все-таки Виктор? Но откуда он говорит с ней? С того света? Лина, хоть и верила в загробную жизнь, считала общение мертвых с живыми чем-то маловероятным или, во всяком случае, исключительным. Но вот так, запросто, приподнимать завесу между мирами, чтобы... что? В очередной раз соврать, что вот, прямо сейчас, торопится домой? Бессмысленно. А может, он не врет? Вдруг это Виктор из какой-то иной реальности звонит своей жене, а попадает к ней, к Лине?
Странный дар судьбы — редкие и короткие беседы с человеком, которого уже нет. Но как же она тосковала по его взгляду, походке, запаху, по его прикосновениям! Иногда ей хотелось выбросить мобильник и переболеть, наконец, своим горем. Она мечтала найти хорошего мужчину, родить от него сына и считать, что это их с Виктором сын. Главное ведь не гены, главное — любовь. Но звучали первые такты «Лунной сонаты», и Лина понимала, что не сможет больше никогда... и ни с кем... Пока ее любимый где-то смеется и дышит — пусть и в параллельной реальности — она будет ему верна.
А вдруг, если очень крепко верить, их миры в один прекрасный миг совместятся, и Виктор, настоящий, живой, шагнет на порог? Так размышляла Лина, балансируя, словно канатоходец, между отчаянием и надеждой.
- Здравствуй, - повторяет она и трет ладонями онемевшие щеки.
Может быть, это заклинание, магическая формула, которую нужно произнести миллион раз. И смерть обернется здравием.
- Хватит дрыхнуть, - усмехается в трубку Виктор — или его двойник. - Посмотри какой день чудесный.
- Стекло замерзло.
- Так выползай из берлоги! - говорит он, а Лина, словно наяву, видит, как шевелятся усы над его губой. - А я в ботаническом саду, любуюсь снегирями. Их тут целая стая прилетела.
- Холодно, - ежится она, переминаясь с ноги на ногу, и вдруг спохватывается. - Ты — где?!
- В саду, у фонтана.
Она спешит, хватая на бегу пальто, рывком застегивая сапоги. Вниз, по лестнице, потому что лифт опять застрял где-то между пятым и шестым этажом. Звонкий, хрустальный город принимает ее в свои объятия. Он не пушистый, как чудилось сверху, а стылый и жесткий, лишь слегка припорошенный снежной манкой, а внутри, в сердцевине — ледяной.
Лина выводит машину с парковки и мчится по пустым улицам. Солнце бьет в глаза и мешает смотреть на дорогу, будто ковровом устилая снег прозрачными радугами. У подъезда к ботаническому саду автомобиль разворачивает на льду. Сердце дергается в груди и на секунду перестает биться, а морозный мир течет, словно тонет в слезах.
Она выскакивает на холод и мгновенно приходит в себя. У зимы длинные пальцы, которыми она залезает под воротник, стискивает горло и рисует в воздухе бледные облачка застывшего пара. Лина так волнуется, что с трудом находит фонтан, который, собственно, и не фонтан даже, а огромный камень, летом — темный и мокрый от стекающей воды — а сейчас просто камень, вмерзший в ровную белую площадку.
Лина запрокидывает голову, и глазам становится жарко. Снегири, как наливные яблоки, качаются на тонких серебряных ветвях.
- Правда, красиво? - произносит за спиной голос Виктора, и мир снова течет, плавится на ярком солнце, мелькает золотыми, красными и голубыми пятнами.
Copyright: John Maverick, 2015
Свидетельство о публикации №340461
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 12.03.2015 22:57

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Домашнее чтение по выбору ведущего портала
Сергей Балиев
Чёрные липы
В жанре фантастики
Дмитрий Самойлов
Вихри Безвременья
МСП "Новый Современник" представляет
Эльдар Ахадов
Сентябрь
Святослав Огненный
Скажи, застенчивая юность
Презентация книги Михаила Поленок
"Не ради славы…"
Устав, Положения, документы для приема
Билеты МСП
Конкурсы 2022 года
Дипломы Номинатов конкурсов МСП 2022 года
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
Планета Рать
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Организация конкурсов и рейтинги
Литературные объединения
Литературные организации и проекты по регионам России
Литературное объединение
«Стол юмора и сатиры»
Общие помышления о застольях
Первая тема застолья с бравым солдатом Швейком:как Макрон огорчил Зеленского
Комплименты для участников застолий
Cпециальные предложения
от Кабачка "12 стульев"