Дорогие ветераны портала и все его авторы! Поздравляем с 14-ой годовщиной со дня его основания! Творческих успехов нам всем и давайте вдохнем новую жизнь в работу нашего портала!
Нашему порталу 14 лет!
Об истории издания двух
альманахов 2003 года


Дежурный редактор
Илья Майзельс
Диплом номинанта
премии "Чаша таланта"
Номинанты премии МСП "Новый Современник"
"Чаша таланта"
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Новые авторы недели
Объявления и анонсы
Новости дня
Дневник портала
Приемная дежурных
Блицы
Приемная модераторов
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Рекомендуем новых авторов
Альманах "Автограф"
Отдел спецпроектов и внешних связей
Диалоги, дискуссии, обсуждения
Правдивые истории
Клуб мудрецов
"Рюкзачок".Детские авторы - сюда!
Читальный зал
Литературный календарь
Литературная
мастерская
Зелёная лампа
КЛУБ-ФОРУМ "У КАМИНА"
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Наши юные
дарования
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: МистикаАвтор: Ляна Аракелян
Объем: 27116 [ символов ]
Виолетта с того света.
Перед глазами все вертелось и крутилось, словно в детском калейдоскопе. Рисуночки получались складные, но трясло немилосердно. И откуда-то извне слышен был Юркин голос:
– Петрищева, не спи! Не спи!
Если бы это было кино, то в этот момент камера должна была отъехать и перед взором зрителя предстала бы картина: в широком плюшевом кресле, скрутившись калачиком, мирно посапывала тоненькая, как рыба-игла брюнетка. Она даже еле слышно похрапывала и на попытки разбудить, вообще никак не реагировала.
Будем знакомы – Виолетта Петрищева, то есть я. Рядом со мной Юрка Вальтеров. Вальтеров – это его псевдоним. Юрка работает журналистом в одном издании. А на самом деле у него самая распространенная фамилия, нет, не Иванов – Кузнецов. Когда-то давно Юрка прочел статью о том, что Кузнецов – самая распространенная фамилия в мире. А так как он был еще и поклонником Вальтера Скотта, то взял себе соответствующий псевдоним. Юрка был невысоким крепышом с вечным ёжиком светло-русых волос. Лицо у него открытое, с ровным носом, чуть пухловатыми губами. А глаза нет, не зелёные, а оливковые, с легкой каштановой дымкой. Чуть раскосые и словно всегда исполнявшие наказ Козьмы Пруткова: «Зри в корень!» Вот Юрка и зрел.
Он всегда докапывался до сути, раскрывал всё, что можно было объяснить логически. И даже то, что на первый взгляд логике не поддавалось. Журнал, в котором он работал, занимался всевозможными исследованиями загадок природы, тайн исчезнувших цивилизаций, а также всевозможными раскрытиями феноменов и секретов. Где только не побывал Кузнецов: и в Карпатах, и на Алтае, и в Румынии, и в Мексике, и в Таиланде, и в Египте. Он пробирался сквозь джунгли в устье Амазонки, прошёл вдоль и поперек Сахару и Калахари. Злые языки поговаривали, что Юрка заключил сделку с нечистым, вот поэтому он и возвращался всегда целым, невредимым и с отменным материалом.
Юрке было всего тридцать два, как и мне. Женат он был единожды, двенадцать лет назад. На любимице курса Жанночке Сулиме. Жанночка была отличницей, прелестницей и пользовалась огромной популярностью у всех парней университета. Кузнецов тогда на крыльях летал и орал во всё горло, как он счастлив. После свадьбы молодые переехали в маленькую комнатку студенческой общаги за неимоверную взятку коменде. Брак продлился ровно две недели. Юрка уехал в первую в своей жизни экспедицию. Тогда ему еще старая мольфарка Стефания сказала:
– Ой, сынку… твоей доле – одно горе. Нема в тэбэ жинкы…
Юрка не поверил и на крыльях ветра помчался домой. Приехал, правда, не вовремя. Его молодая супруга как раз тонула в объятиях его одногруппника Федьки Костышева. Юрка почувствовал себя героем скабрезного анекдота из серии: «Возвращается муж из командировки…» Он тогда вспомнил слова старой Стефы: не всегда они, эти все сказатели-предсказатели говорят всё в лоб. Костышеву он тогда-таки нос расквасил. А Жанночка, молча, собрала вещи и ушла. Юрка даже не успел понять, как оно, быть женатым мужчиной, как семья рухнула. Развели их быстро, без лишних проволочек. Именно в тот момент мы и сблизились.
Я тогда переживала потерю «любви всей своей жизни», а Юрка собирался в новую экспедицию. Я тогда просто упала ему на хвост:
– Если ты меня не возьмёшь с собой, то я ей Богу из окна выброшусь.
Юрка посмотрел на меня своими глазищами и махнул рукой:
– Хрен с тобой, всё равно не отцепишься!
Видимо в самой глубине души он увидел то отчаяние, которое я ловко скрывала от посторонних глаз. А Кузнецову я доверяла с первого взгляда. Это потом нас судьба разбросала по разным изданиям. А в той экспедиции мы сблизились. Я как-то незаметно стала для него своим парнем. Да, иногда случался секс по дружбе. Но друг к другу мы не предъявляли никаких требований и на утро болтали, как, ни в чём не бывало. Словно были женаты минимум десять лет. Хотя… а ведь с тех пор прошло уже двенадцать лет. Когда меня Юрка как-то спросил, почему я не выхожу замуж, то я ему ответила, что не смогу врать мужу. А как я буду объяснять то, что я сегодня остаюсь у Кузнецова, потому что мне так хочется. Юрка улыбнулся и только присвистнул:
– Ну, ты даешь, мать!
Больше он не задавал дурацких вопросов. Виделись мы нечасто. Когда он приезжал, то или я к нему ехала, или он ко мне. Мы рассказывали новости, ужинали, рассматривали фотки, которые привозил Юрка. А потом занимались любовью. Утром он варил кофе с кардамоном и ванилью и приносил его мне в постель. Я млела от удовольствия и говорила, что никогда не выйду ни за кого замуж. Вряд ли кто-то ещё умеет варить такой кофе, да и приносить в постель тоже будет не каждый. А Юрка приносил всегда. Даже когда приезжал ко мне.
Но в один момент всё разлетелось, словно карточный домик. Да и понятное дело, что идиллия долго существовать не может. После возвращения Юрки из знойной Африки я ждала его у себя дома. Он позвонил по дороге из аэропорта и сказал, что не приедет – устал ужасно. Я попробовала было напроситься к нему, но он резко ответил, что хочет побыть один. Сказал, что позвонит сам и нажал отбой.
Я впервые обиделась. Сильно. В сердце хрустальной льдинкой кольнула ревность. Я готова была ехать к нему сию секунду. Мы же так славно расстались. Юрка обещал привезти мне маску. И на тебе!.. Как будто он туземку вместо маски привез.
Я поставила варить кофе. В голове завертелась песня Пугачёвой: «Мне экзотических стрекоз и бус коралловых привез, только сердце оставил другой…» И пока моё внутреннее радио проигрывало эту песню, кофе поднялся пеной и сбежал на плиту. Я чертыхнулась и выключила горелку. К испорченному настроению прибавился сбежавший кофе. Я щелкнула электрочайником в надежде выпить чаю, но и он меня подвел – проводка заискрилась, затем пошел запах гари и повалил дым. Я так и знала! Чайник был пустой. Я выдернула вилку из розетки и достала из холодильника литровую банку с вишневым компотом. Но запотевшая банка выскользнула из рук и разбилась. Я не выдержала и выразилась так, что строители задумались: а есть ли в их словарном запасе подобные речевые обороты? Пока я убирала с пола осколки от банки и вишни из компота мысли понемногу улеглись. Я подумала, что можно подождать до утра, а утром отправиться к Юрке домой на разведку. Сказано – сделано.
С утра я принарядилась в любимый бирюзовый штапельный комбинезон, накрасила губы оранжевой помадой и вызвала такси. Доехала я быстро, вернее, низко пролетела над утренним городом. Водитель, видимо был из бывших маршруточников. А те в свою очередь брали уроки у Шумахера, как нужно заходить на бреющем в часы пик.
Интуиция меня не подвела. Дверь открыла, правда, не туземка. На пороге стояло рыжее чудо. Фигуристая бабёнка с копной длинных волос-пружинок, сколотых карандашом. Все волосы не уместились в пучок и торчали в разные стороны спиральными макаронинами. Если бы её увидели фанаты японских аниме, то приняли за очередную Сейлор-мун. У бабёнки были просто огромные светло-серые глаза. Две плошки осеннего тумана смотрели на меня очень недовольно. На голое тело была небрежно наброшена Юркина любимая джинсовая рубашка. Этого ещё не хватало! «Это же моя рубашка! Как ты смеешь!» – заорал мой внутренний голос. Но вслух я произнесла только:
– А Юра дома?
Бабёнка смерила меня презрительным взглядом, усмехнулась и ответила:
– А он в ванной. Позвать?
– Можно мне войти, я подожду его.
Бабёнка ещё раз посмотрела на меня и, хмыкнув, сказала:
– Я не думаю, что это хорошая идея.
– Дина, кто там? – услышала я голос Юрки из глубины квартиры.
– Сантехник квартирой ошибся!
Я не успела ничего ответить, как дверь перед самым моим носом захлопнулась. Нет, ну, вы видели такую наглость? Я – сантехник! Первым желанием было снести дверь нафиг! Вот просто разогнаться и снести её. Но дверь бронированная. Минимум нужно быть бизоном. Я глянула на себя: разве мне с ней тягаться? Там формы, а я? Грудь даже не цыплячья, а воробьиная. Тощая, словно… Я же объективно к себе отношусь: рыба-игла. Небольшая и тонкая. Я тяжело вздохнула, воображение нарисовало самые пошлые картинки, которые могли мне только в голову прийти. Вот с ней, наверное… Нет! Выбросить Юрку из головы, найти себе наконец-то мужика и жить дальше! Создать семью, родить детей, заниматься консервацией, готовить, стирать, убирать. Летом ездить в Турцию или Египет. И жизнь удалась! Я задумалась: готовить я совершенно ничего кроме бутербродов не умею. Борщ легко превратится в стрихнин. Быт вообще не для меня. Да и детей пока заводить не хочу. Остается мужчина. Снова всплыли перед глазами формы этой Дины, будь она неладна! И так жалко стало себя!..
Я достала мобильный, вызвала такси. На удивление оно приехало быстро. Я даже не успела толком расплакаться. Я села на заднее сидение, назвала адрес, отвернулась к окошку и дала волю слезам. Я думала, что водитель ничего не видит. А он то и дело посматривал на меня всю дорогу. Я старалась плакать тихо. Таксист протянул пачку бумажных носовых платочков.
– Нашел другую?
– Угу…
Я благодарно схватила платочки, промокнула слезы и громко высморкалась. Ну, вот, теперь у меня вместо носа будет лиловая слива. Зря сморкалась. А таксист не сводил с меня глаз. Это чувствовалось даже за его солнцезащитными очками.
– И что делать будешь?
– Выйду замуж ему назло!
Таксист расхохотался.
– Поверь, ему похрен. Если он завел себе другую бабу, то вряд ли вспомнит о тебе.
– Это не он завел, а она его завела! – закричала я. – Откуда она только на голову свалилась?! До нее все хорошо было!
– А чего ж замуж не позвал, раз у вас все так хорошо было?
Я задумалась. Ну, хорошо нам было вместе. Секс без обязательств. Кофе в постель. Статьи, фотки, репортажи… «Интересно, – подумала я, – а если бы у меня была такая мультяшная внешность, тогда бы он меня замуж позвал бы?» Я мысленно нарисовала картинку, как Юрка ведет под руку к алтарю эту рыжую стревь. Ревность не уколола, она буром просверлила сердце насквозь и принялась за печенку.
– Ненавижу… – сквозь слезы прошептала я. – Ненавижу её!..
– Могу помочь.
Я посмотрела на таксиста.
– И как вы себе это представляете? Вы убить её хотите, что ли?
И я уже внимательно посмотрела на Таксиста. Крепкий, лет сорока пяти мужчина весьма приятной наружности. С небольшой лысиной, аккуратно прикрытой зачесанными назад волосами. От него приятно пахло хорошим одеколоном. А так как я в парфюмах не разбираюсь, то мне оставалось только вдыхать вкусный аромат. Красивые загорелые руки, на глазах очки с фирменной надписью «Polaroid». Загорелое тело, красивые ухоженные руки спокойно лежат на руле. Он ни в какое сравнение не шёл со всеми столичными таксистами. «Прям как Джеймс Бонд», – пронеслось в моей голове.
– Так как? Будешь страдать или послушаешь меня?
– Валяй! – махнула я рукой.
Я не заметила, как мы с ним перешли на «ты».
– Есть у меня один знакомый. Не то чтобы близкий, но знаю его давненько. Он специализируется на магии.
– Мне приворотное зелье нафиг не нужно! – с досадой произнесла я.
Вот дура! А как всё хорошо начиналось. Таксист хохотнул и покачал головой.
– Вот дурында! Причем тут зелье? Если ты говоришь, что рыжая за один день окрутила твоего мужика, то тут без магии не обошлось!
Я застыла на месте. По спине пробежал неприятный холодок, а внутренний голос, гнусавя, четко произнес: «Дорогуша, это добром не кончится!»
– Я не говорила какая она. Откуда вы узнали?
Таксист снял очки. На меня смотрели ледяные глаза. Да-да, словно выкованные из глыбы льда. «Вот везёт мне на людей с необычными глазами!» – подумала я. Но в эти смотреть было страшно. Мало того, что я в них почему-то вверх ногами отражалась, так ещё было такое впечатление, что это два сканера, которые сканируют не только внешность, но и душу.
– Правда? Надо же, угадал!
Таксист расплылся в улыбке, а я поёжилась и почувствовала себя «Титаником» который с минуты на минуту должен был столкнуться с глыбой льда. Внутренний голос прокашлялся и тоном ботана сказал: «Потом не говори, что я тебя не предупреждал!» Взыгравшее воображение рисовало сцены Юркиной счастливой семейной жизни. Только меня там не было. В итоге я собралась с духом и сказала:
– Ладно. Что у тебя там дальше в программе, Кашпировский?
– Если ты намерена вернуть себе возлюбленного, то поехали.
Я не успела ничего ответить, как он завел мотор старенькой «Шкоды» и мы поехали. «Ладно, – подумала я, – на месте разберёмся».
Такси фыркнуло и остановилось в одном из старинных двориков Подола. В голове тут же всплыла университетская шутка. Когда-то давно мой знакомый решил пошутить и спросил:
– А правду говорят, что все бабы, живущие на Подоле ведьмы?
– Правда! Бойтесь и трепещите! – парировала я.
Все долго смеялись. Но сегодня мне почему-то было не до смеха. Дворик был маленький, возле подъезда рос старый дикий виноград. Жильцы сделали арку, и он множество раз оплёл её своими лозами. Получился глубокий туннель, который заканчивался массивной железной дверью.
Я ничуть не удивилась, когда Таксист набрал на электронном табло тринадцать. Дверь просто открылась. Никто не поинтересовался, кто же пришел. «Может быть этот тоже телепат», – подумала я. Мы поднялись по старой широкой лестнице на второй этаж. Невероятных размеров дверь открылась и впустила нас в квартиру. Я застыла у порога. На стенках висели маски. Каждая из них была подсвечена маленькой лампочкой снизу и строго по центру. От этого вид у этих масок был устрашающим. Я оглянулась на входную дверь. Внутренний голос паниковал и метался внутри меня. «SOS! Help! Спасайте!» – орал он и пытался достучаться до моего сознания. Но тщетно. Страх сменился любопытством. Я храбро прошла вглубь квартиры. Таксист шёл за мной и, как мне казалось, довольно улыбался. Я вошла в просторную гостиную. Здесь все стены тоже были увенчаны масками. В углу стояло широкое плюшевое кресло. Таксист подтолкнул меня и жестом показал – садись. Я пожала плечами и уселась в кресле. Мне показалось или оно словно окутало мою хрупкую фигурку со всех сторон. Показался и сам хозяин необычной квартиры. В гостиную вышел пожилой седовласый человек с черной, как воронье крыло бородой. «Странно, – подумала я, – как такое может быть? Наверное, красит!» Таксист словно растворился. Я огляделась по сторонам: его нигде не было.
Старик подошёл ко мне. Высокий, стройный, бледнокожий. Глаза были медно-красными, очень необычными и оттого, страшными. На нем был старинный камзол с позолоченными пуговицами. Панталоны, белые чулки, старинные туфли с большими пряжками. Седые волосы напудрены и заплетены в аккуратную косичку. Я смотрела на старика во все глаза. Через несколько секунд я поймала себя на том, что я вдавливаюсь в кресло от страха.
Старик расхохотался и картинно закинул голову чуть назад. Большой кадык задвигался на сморщенной шее. В глазах мелькнули красные огоньки. Я с ужасом заметила, что в его глазах я тоже отражаюсь вверх ногами.
– Классные у вас линзы! – ляпнула я от испуга.
– С чего ты взяла? – приятным бархатистым голосом спросил старик.
– Ну… я же вижу себя вверх ногами.
– Ах, ты об этом! Пустяки, не забивай себе голову.
– Я бы хотела, – начала я.
Но старик меня прервал:
– Я знаю, чего ты хочешь. Она тоже этого хотела.
– Кто?
– Это уже не имеет значения, – отмахнулся старик.
– А что имеет значение?
Любопытство вырвалось на передовую и пошло в атаку.
– Кстати, меня зовут Виолетта. А вас?
– Люций.
– Какое необычное имя.
– А у тебя, видимо, самое обычное.
Люций отошёл в сторону и словно любовался мной.
– Я знаю, чего ты хочешь. Но готова ли ты заплатить ту цену, которую я назову?
Я прикинула: в кошельке должно было быть около ста долларов, плюс на кредитке примерно столько же. Но в национальной валюте.
– Меня не интересуют деньги, – спокойно ответил старик.
– А что вы хотите? – наивно похлопала я ресницами.
– Слепок.
– Что, простите? – я не понимала, к чему клонит Люций.
– Видите ли, у вас свежее неизбитое лицо. А я гоняюсь за лицами по всему миру.
Теперь мне стало ясно откуда такое количество масок! Люций – коллекционер.
– Я надеюсь, что процедура будет безболезненной?
– Что вы, Виолетта, абсолютно! Я просто сделаю слепок из растопленного воска. И всё. Вы вольны делать всё, что посчитаете нужным.
Я недоумённо пожала плечами. Внутренний голос снова запел свою песню: «Это добром не кончится! Это второе и последнее китайское предупреждение».
– Заткнись, зануда! – пробормотала я вслух.
– Что, простите? – спросил Люций.
– Нет-нет, ничего, это я так, с собой просто разговариваю. Ладно, я согласна. А вы у меня не спросили, чего хочу я…
– У тебя все на лбу написано. Даже спрашивать не нужно!
В комнате возник Таксист с большой кожаной папкой.
– Пожалуйте, договорчик подписать!
Я черкнула не глядя.
– Отличненько, – блеснул белоснежной улыбкой Люций. – Приступим.
Будто бы из воздуха появилась кушетка, на которую мне предложил перелечь Люций, чтобы снять слепок для очередной своей маски. Я послушно легла и закрыла глаза. Как не пыталась я их открыть, ничего не получалось. Веки были словно залиты оловом. Таксиста я узнал по запаху парфюма, он осторожно поправил мои волосы и накинул на голову простыню с дыркой посредине. А Люций принес теплый воск. Воск меня обволакивал. Целиком, а не только лицо. Или мне так только показалось? Когда слепок сняли, я встала с кушетки как ни в чём не бывало.
Глаза старика светились красноватым огнем. «Такие глаза бывают у вампиров!» – Мысли в моей голове и не думали дремать. Люций усмехнулся. А внутренний голос сказал: «Ты, дурында, на прощание хоть своему любимому Юрочке позвони!» Сразу стало страшно. Я в панике огляделась по сторонам. У меня начался бред: все маски на стенах словно открыли глаза и теперь следили за каждым моим движением. Они словно пытались мне что-то сказать, но я не понимала их безмолвных взглядов.
– Дайте мне уйти!
Но тут возник Таксист. Он подхватил меня на руки и посадил снова в кресло. Я поняла, что это не я с ума схожу, а кресло таки меня засасывает. Я попробовала встать, но не тут-то было! Я помнила, что достала телефон и пыталась найти номер Юрки. Да что его там искать? Первый в списке! Но телефон со злостью выхватил Таксист.
– Я собрал коллекцию. Пора доставать, – сказал Люций.
И он достал из-за кресла старинную резную шкатулку. Свет мигом пропал. Вместо него на полу засветилась пятиконечная звезда, окруженная черными и темно-зелёными свечами. Вокруг звезды проявлялись яркие, как мне почудилось, неоновые знаки. Мне или казалось, или знаки шевелились. В центр пентаграммы Люций поставил шкатулку и открыл её. Из шкатулки повалил серый дым и стал сочиться такой же серый свет.
Я обнаружила, что я стою за спиной у гнусного старика, который проводит странный оккультный обряд. Старик посмотрел на меня и улыбнулся:
– Готова?
Какая-то сила заставила меня повернуть голову назад. Я увидела себя, спящей клубочком в кресле.
– Что за фигня?
Внутренний голос обиженно сказал:
– Ты никогда меня не слушаешь! А я предупреждал!
– Что ты со мной сделал?
Люций усмехнулся, стал за круг пентаграммы и начал бормотать на непонятном языке. В том, что это были именно заклинания, я ни на секунду не сомневалась.
– Прекрати! – орала я. – Я не этого хотела!
Серый свет из шкатулки становился почти прозрачным, дымчатым. В квартире появилась рыжая бабёнка в рубашке Юрки.
– Ну, как? – спросила она у невесть откуда взявшегося таксиста.
– Сама смотри, чего уж там?
И бабёнка весело уставилась на меня своими мультяшными глазами.
– Вот дрянь! – взвизгнула я и бросилась на бабёнку.
Я с таким удовольствием вцепилась в её волосы и… поняла, что мои руки не могут ничего держать. Они словно проходят сквозь неё. Рыжая расхохоталась.
– Отомстила? Ой, я не могу! Держите меня! Графиня Монте-Кристо!
Я плакала от бессилия невидимыми слезами. Свет от шкатулки становился всё ярче и ярче. Таксист шикнул на рыжуху, она сразу заткнулась. Из шкатулки появились огромные хрустальные рога. Если бы я была в физическом теле, то на меня бы напала икота. Я всегда икаю от испуга. А тут я просто замерла на месте. В голове пронеслась старинная бабушкина приговорка: «Господи, спаси и помилуй душу мою грешную, ибо заблудилась я в неведении». И тут произошло чудо: упавший на пол мобильник зазвонил громогласной песней Мика Джаггера: «Angel! Angeeel!..»
– Юрка! – завопило моё нечто от радости.
Всё вдруг исчезло. Шкатулка захлопнулась, свечи погасли, а в комнату сквозь щели плотных штор пробивалось солнышко.
– Ты!.. – гаркнул Люций на Таксиста. – Это ты во всем виноват! Почему ты не выбросил телефон?!
Таксист пожал плечами:
– Дык, откуда я знал, что это так важно, хозяин?
– Да вам ничего не важно! Лилит! – крикнул он рыжухе. – Сматываемся!
И они исчезли.
– А я?! – завопила я в пустоту. – А как же я? Со мной теперь что будет. Из стены вышел Таксист.
– Извини, будешь висеть пока так.
– Пока это сколько?!
– До полнолуния. Следующего.
И исчез. Я огляделась по сторонам: обшарпанная комната и я сплю в кресле. И тут… Не может быть! Я приплясывала на месте от счастья: в квартиру ввалился Юрка и с ним какой-то хиленький бородач примерно его возраста.
Юрка увидел меня сразу и бросился к креслу. А бородач расстегивал чемодан, который он принес с собой.
– Да открой же глаза!
Юрка еще раз дернул меня за плечо. Я что-то пробурчала и удобно скрутилась в кресле. Стоп! А почему это я себя вижу со стороны, если я сплю? И только теперь я поняла, что я, то ли умерла, то ли в летаргическом сне. Бородач копался в чемодане, я подошла поближе и увидела, что это какой-то заумный прибор.
– Ну, что, Харитоныч, что-то есть?
Бородач вытащил что-то наподобие антенны и щёлкнул тумблером. Стрелки на приборе подскочили и он противно запищал. На небольшом экране возникло моё изображение. Только совсем расплывчатое. Словно я была соткана из тумана. Я помахала рукой.
– Привет! Так рада вас видеть, ребята!
– Что это? – удивился Юрка. – Она что… умерла?
– Молодец, – похвалила я его, – выдержал театральную паузу.
– Нет, – сказал бородач. – Она болтается меж двух миров. Кто-то явно хотел отправить её на тот свет.
Я радостно закивала головой, мол, правда, ребята.
– Позвольте представиться, Виолетта с того света! – мой чёрный юмор был на высоте.
Не знаю почему, но я была уверена, что Юрка меня обязательно спасёт. Он сильный, хороший, добрый… и, наверное, любит меня. Если бы не любил, то не примчался практически сразу.
– Знал бы, кто – надавал бы по рогам!
– Надавай, Юрочка! – обрадовалась я. – У него хрустальные рога.
– А мы сейчас узнаем, кто здесь был. Возможно они не успели замести следы.
Бородач потыкал в чемодане пальцами, нажал какие-то кнопки прибора и на экране появились разноцветные пятна. Бородач присвистнул и нахмурился.
– Что там? – спросил Юрка.
– Старые знакомые. И Лилит с ними.
– Видимо, не успокоятся. Пока не заберут Виолку.
– Знать бы, когда они явятся, то подготовились бы, – сокрушался Юрка.
Он нагнулся надо мной.
– Эх, ты! Как же тебя угораздило-то, а?
– Да она здесь и не причем, – задумчиво произнес Харитоныч. – Они просто нашли твое слабое место. А если не любимая женщина, то кто?
Я оторопела. Это я любимая женщина? Ну, почему я в таком виде?! Надо срочно им как-то подсказать. Так, меня видно на их приборе, попробую что-то изобразить… Вы были когда-нибудь в театре теней? После моей пляски все театры мира отдыхают! Я извивалась как змея, ходила колесом, изображала, как мне казалось луну.
Юрка заметил первым.
– Она что-то пытается нам сказать.
Они тщательно наблюдали за мной.
– Им нужна беременная?
– Нет! – орала я.
– Нет, им нужно колесо? Или, нет… что-то круглое.
– Да, Юрочка, горячо!
Наконец, Харитоныч выдал:
– Им нужно следующее полнолуние.
– Да!
Я танцевала на месте: тыц-тыц-тыц, тырыц-тыц-тыц!
 
Меня Юрка забрал к себе домой. Уложил в постель. Позвонил в мою редакцию и сказал, что мне нужно четыре недели отпуска за свой счет.
– Окей, – согласились там.
Близился день «Ч». Мне становилось жутко. А что если все будет по-другому? А что, если меня заберут навсегда в ад? Я не хочу умирать молодой и красивой! В пятницу тринадцатого мы прибыли в злополучную квартиру. Дом, в котором мы были, оказался нежилым. Его вот-вот должны были реконструировать.
Харитоныч и Юрка обвешивались какими-то амулетами. Харитоныч достал мел и начертил круг, в котором оказались Юрка, Харитоныч и я, Виолетта с того света. Вместе с нами было кресло, два прибора и волшебный чемодан Харитоныча.
– Значит так, – тихо произнес Юрка. – За пятнадцать минут до полуночи они должны появиться. Они пунктуальны и никогда не опаздывают. У нас времени ровно минута, между полуночью и часом ночи. Так называемый нулевой час. За эту минуту мы должны вернуть Виолетту в её тело, а друзей отослать назад. Домой. Чай пить.
– Попробуем, торговаться они всё равно будут с тобой. Увидеть нас не увидят. А слышать могут.
Мне стало жутко. Я прижалась к Юрке и шептала ему на ухо:
– Миленький, родненький, прости меня, никогда не буду лезть не в своё дело. Спаси меня! Спаси!
…И точно за пятнадцать минут до полуночи явились Таксист, Люций и Лилит.
– Её здесь нет! – воскликнула Лилит.
– Есть, – успокоил её Таксист. – Они пришли торговаться.
Комната снова стала такой, как и была: вся в масках. Люций поставил шкатулку в центр пентаграммы, которая засветилась слабым синеватым огнем на полу. Зажглись свечи, Люций стал бормотать заклинания. Из шкатулки повалил дым, затем появился яркий луч света и я снова увидела хрустальные рога. Я вся тряслась от страха. Юрка наблюдал за происходящим, а прибор, казалось, сходил с ума. И вот показался тот, к кому взывали гости. Но вместо него заговорил мой Юрка:
– Отпустите её.
– Покажись! – зашипела Лилит.
– С тебя станется! – огрызнулся Юрка. – Расторгни договор.
– Что я получу взамен?
– Я верну тебе печать Соломона.
С этими словами Юрка достал из кармана старинный перстень.
– Хорошо! Давай печать! – сказал Люций.
– Вначале договор!
Таксист пританцовывал на месте от нетерпения:
– Надует, как пить дать надует! Вот, чувствую, что здесь что-то нечисто.
Люций думал. Стрелки часов приближались к полуночи.
– Ну?! – храбро поторопил его Юрка. – Чего медлишь?
Люций зыркнул в пустоту огненными глазами и достал из воздуха договор.
– Маску! – скомандовал Юрка.
– Зачем она тебе? – заюлил Таксист.
– Маску к договору приложи. Иначе – это филькина грамота.
Лилит вздохнула, покосилась на Люция, и сняла со стены маску. Люций медлил.
– Положи на пол и отпихни от себя!
Таксист ухмыльнулся. Люций сделал всё как просил Юрка. Стрелки часов сошлись на полуночи. Даже демон, заключенный в пентаграмме не успел опомниться. Харитоныч и Юрка длинным щупом достали маску с договором. Юрка брызнул на них какой-то серебристой жидкостью, и они стали прахом. Моё собственное тело меня втянуло, словно гигантским пылесосом. А Юрка бросил Люцию перстень. Люций поймал его, надел на указательный палец и тот час заорал:
– Сволочь!
Демон из пентаграммы вытрусил Люция, словно бабочку из кокона. И вместе с Таксистом и Лилит исчез в шкатулке. Шкатулка захлопнулась и тоже, словно растворилась в воздухе. Вмиг всё стало как было до прихода незваных гостей: комната тёмная, пустая, обшарпанная. Только облезлое плюшевое кресло стояло у стены…
– Не заключаю я сделок с нечистью!
 
И сегодня я выхожу замуж! Да-да! Замуж! Только тогда я поняла, что всё это время мы с Юркой любили друг друга!
Copyright (с): Ляна Аракелян. Свидетельство о публикации №339559
Дата публикации: 19.02.2015 04:06
Предыдущее: Алкоголики. Из цикла "Позитивная Маруся".Следующее: Петушиное озеро

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Александр Паршин[ 23.02.2015 ]
   Классная мистика!
 
Ляна Аракелян[ 24.02.2015 ]
   Спасибо большое, Александр!
Эд Гемадзе[ 04.05.2015 ]
   Молодец! Нужна была концовка, она получилась.

Об истории издания двух
альманахов портала

Атрибутика наших проектов

Положение о проекте
Писатели нового века
Список авторов 1-го тома
Пример страницы участника
Дмитрий Чарков
Формат pdf. Cтраницы 1-2
Удостоверение Писателя
нового века в pdf
Форум проекта
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Приглашаются волонтеры!
Направления
деятельности
Реквизиты и способы оплаты взносов
Билеты и другая атрибутика
Порядок освобождения
от оплаты взносов
История МСП
Бизнес-ланч для авторов
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой
Тема недели