Приглашаем к участию в Литературном конкурсе "Любовь Председателя"! Количество призов ограничено лишь числом его талантливых участников!
Любовь председателя
Литературный конкурс


Главная    Лента рецензий    Ленты форумов    Круглый стол    Обзоры и итоги конкурсов    Новости дня и объявления    Чаты для общения. Заходи, кто на портале.    Между нами, писателями, говоря...    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Председатель МСП
"Новый Современник"
Илья Майзельс
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Новые авторы недели
Журнал "Что хочет автор"
Объявления и анонсы
Новости дня
Дневник портала
Приемная дежурных
Блицы
Приемная модераторов
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Альманах "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Рекомендуем новых авторов
Отдел спецпроектов и внешних связей
Диалоги, дискуссии, обсуждения
Правдивые истории
Клуб мудрецов
"Рюкзачок".Детские авторы - сюда!
Читальный зал
Литературный календарь
Литературная
мастерская
Зелёная лампа
КЛУБ-ФОРУМ "У КАМИНА"
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Наши юные
дарования
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Очерки, эссеАвтор: Израиль Рубинштейн
Объем: 13231 [ символов ]
Родительские дни на ракетных катерах
Так случилось, что мой день рождения (22 июня) в прошлом году
совпал с "родительским днём" в одном из соединений ВМФ Израиля. В тот
день сын Олег и невестка Светлана возили меня в Хайфу посмотреть на
ракетные катера. На одном из них наш сын и внук Ромка проходит курс
молодого бойца. Пошёл он в Морские Силы по собственной воле, дабы
поддержать семейную традицию. Прадед его - ка.перранг, морской
артиллерист, Александр Захарович Чухнов. Когда-то, будучи лейтенантом,
он отстоял Ленинград. Дед - океанолог, обошёл полмира в морских
исследованиях, отец - судовой моторист, год отмотал в Антарктике на
суператлантике.
 
Чтобы попасть на ракетные катера, Ромка прошёл семь кругов жёсткого
отбора. У них колоссальные нагрузки. Особенно, на боевых дежурствах. А
чего стоит патрулирование округи? А ежедневная физическая подготовка?
Даже дисциплинарные наказания там выливаются в упорные спортивные
занятия. Ромкины пятничные приезды на побывку уже вылились в ритуал:
стирка белья и формы, отмокание в ванной, мамин обед, длиннющий сон и
ночные бдения с друзьями. За три месяца Ромка, вообще спортивный
парень, буквально раздался в плечах. И мы видим, что он доволен
службой. Пожалуй, даже счастлив.
 
Провёл меня Роман по кораблю. И всё опасался, как бы дед не
ударился о повсюду торчащие железяки. Впечатление грозное и тягостное:
сплошь бронированная скорлупка длинной в полста метров. С низу до
верху нашпигована современным вооружением. Крейсерская скорость - 42
узла. В переводе с морского языка на цивильный – 80 км/час.
Иллюминаторы только в командирской рубке. Экипаж - шестьдесят
человек, как селёдки в бочке. В этой тесноте причин для клаустрофобии
более, чем достаточно. Поэтому и присутствует на каждом боевом посту
сан. пакет для блевотины. Как в рубке у адмирала Нельсона. В общем, -
железный гроб на воде, о двух винтах. Внук старательно постигает тайны
электронной защиты катера от умных ракет противника. Да, название
кораблика "Херев", что в переводе означает МЕЧ.
 
А потом прямо на пирсе, рядом с бортом «Херева» были поставлены
столы и скамьи. Команда ракетоносца и многочисленные гости -
вперемешку. Жратвы и безалкогольного пития по-еврейски сколько угодно.
Вот тут и рассказал мне Роман про обряд посвящения новобранцев в
военные моряки. Нет, ничего общего с «дедовщиной» в российской армии.
И на «переход экватора» - тоже не похоже. Просто шеренга юнцов заходит
по плечи в морские волны. И командир курсов читает над нею текст-
обращение ко всем тем, кто выбрал сухопутную военную карьеру. Вот этот
текст:
 
«Дорогой друг! Ты выбрал для себя военную службу на твёрдой земле.
Боевая стезя твоя классная, и пестрит разнообразными событиями. Днём и
ночью любовь и уважение народа Израиля – с тобой. Ты переполнен
заслуженной гордости. Но тебе не дано понять что такое корабль!
Позавидуй, дружище, морскому счастью!
Тебе никогда не придётся спать посменно с кем-то на одной койке. А то
и просто - на палубе. В поисках матраса не нырять тебе глубоко в трюм. И
с матрасом в руках не искать подходящий уголок для сна. И не наступят
тебе на голову шесть раз за ночь. По утрам тебе не придётся обратным
маршрутом возвращать матрас на его штатное место. Вместо мягкой
подушки ты не подложишь под голову свой спасательный жилет. Ведь
через два часа тебе – на вахту. И только через неопределённый отрезок
времени тебе повезёт перебраться на освободившуюся койку. Нередко, и
со скандалом. Не придётся тебе по двенадцать дней подряд спать в
ботинках. Не сообразишь ты, что грибок на ногах – это часть морской
службы.
 
В три часа ночи ты не выползешь из койки на двухчасовую вахту. И не
схлопочешь нагоняй от вахтенного командира за твой же электрический
фонарь, что не по уставу лежит в кармане, не прикреплённый к ремню.
Поднявшись в ходовую рубку во время шторма, ты не увидишь ствол
зенитного пулемёта в подводном положении. Не получишь в лицо целый
фонтан водяных брызг. И не улыбнёшься при этом. Ты не затруднишься
пониманием сообщений по судовой радиотрансляции. Всё-равно звучат они
«по-китайски». А ты знаешь их наизусть. Утром ты не проснёшься от
объявления, сделанного накануне вечером: «Внимание экипажа! Пожарная
тревога! Пожар в кормовой части судна!» Не рванёшь сквозь полуметровую
железную дверь в противопожарном костюме. А тот костюм весит вдвое
больше тебя.
 
Не придётся тебе по тревоге проникать через узкий люк в четверть
квадратного метра на свой боевой пост, к экрану электронной защиты от
ракет противника. Особенно, после того, как ты набил брюхо едой,
которой хватило бы на батальон. А по дороге ещё проглотил какой-нибудь
йогурт. И не увидишь ты содержимое твоего желудка в полупрозрачном
мешке. И уже через секунду не перенесёшь своё внимание на экран
локатора.
 
И не наделаешь ты в штаны, в первый раз участвуя в морской
операции, и впервые увидев на экране сигнал о приближении ракет
противника (слава Б-гу, ложный!). Ты не потеряешь двадцать процентов
слуха, когда грохнет семьдесят шестой калибр. И всё от того, что ты забыл
задраить дверь камбуза. На кормовой палубе не уподобишься ты
Спайдермену: не летать тебе на страховке с борта на борт при резких
поворотах корабля на предельной скорости, не готовить кормовые ракеты к
пуску, балансируя над волнами, не рвать ладони о рукояти пожарных
насосов.
Но вот объявлены отбой операции и всеобщая перекличка экипажа. И ты не
выглянешь из боевого отсека на свет божий. С резью в глазах не спросишь
себя: «Что, уже утро?»
 
Не закашляешься ты, впервые сметая пыль со своей электронной
аппаратуры. Тот, кто служил здесь до тебя, не чистил её два года. И не
простудишься среди лета потому, что этот сукин сын старпом отказывается
снизить мощность кондиционера на одну единицу. И не случится тебе
дежурить по камбузу при высоте волны в полтора метра и длине её в
половину вашего корабля… Это же – цирковой номер: наделить тарелками
с
едой аж пятьдесят персон. Безмолвная просьба к Всевышнему о том, чтобы
сегодня не было супа. По пути нужно наградить «салагу» дружеской
затрещиной: он по незнанию поспешил притронуться к еде. Не подождал,
пока весь экипаж не подойдёт и не склонится одновременно над полными
тарелками. Кстати, - просветишь новобранца, что не писанным морским
законом ему не возбраняется жевать овощи.
 
А в открытом море. . . не видеть тебе ярчайших звёзд во время ночных
перекуров. А темень вокруг… хоть глаз коли. И не пожалеешь ты, что нет
рядом нежной девичьей души дабы разделить с тобой этот счастливый миг.
Находясь за сотни миль от места, которое называешь домом, ты не
услышишь песню на иврите. Не увидишь ты берегов Суэцкого канала и
моста над ним, сумасшедших размеров. Не покормишь чаек, не половишь
рыбу. Правда есть её нельзя ни в коем случае: наступи на свою добычу, -
и выдавишь комок грязи.
 
А вот и возвращение в порт. И не случится тебе вместе с ещё тремя
моряками целый час копаться в форпике в поисках ваших выходных сумок.
Не повезёт тебе в последний миг отказаться от субботнего отпуска:
младший братишка твоего друга справляет бар-мицву*. И нет у тебя
твёрдости отказать другу. И ты заменишь его на вахте.
В субботу ты не потащишь два ящика кока-колы для всей братии,
оставшейся без отпуска. А дорога от магазина до стоянки вашего корабля
ой как длинна! А ручка одного из ящиков так и норовит оторваться. Не
придётся тебе готовить кувшин крепчайшего чая, способного убить слона.
Это – по просьбе другого твоего друга. Он сегодня - на посту. И чёрный
пахучий напиток - единственное, что поддержит его бодрствующим. Если
судовой кок в субботнем отпуске, ты не пойдёшь на обед. Ты знаешь, что
там ничего нет, кроме комков риса с сосисками.
 
Вот так, дорогой сухопутный воин! Здесь, на ракетных катерах мы все
страдаем раздвоением личности в лёгкой форме: между долгом служить
родине глубоко в трюме и острым желанием поблевать на баке. А ты не
кичись перед друзьями рассказами о каком-то задержании и аресте дебила-
террориста, сделанном бог знает когда, один раз за всю службу. Уступи
немного уважения народа и тем воинам, которым некогда трепаться про
свои подвиги. Но мы всегда на посту. Как и ты!»
 
А в октябре Олег, Светлана и я снова приехали в Хайфу. Курсантам-
ракетчикам вручали знаки отличия младших сержантов. Собственно, лычки
были уже нашиты на оба рукава белоснежной морской формы. Но, до
торжественной минуты, прикрыты пока липкой непрозрачной лентой.
Командир курсов вызывает очередного курсанта из общей шеренги. А она
совсем короткая, ну не больше пятнадцати парней. Два лейтенанта
аккуратно удаляют липкую ленту. Следуют короткие аплодисменты.
Посвящение в рыцари ракетных катеров состоялось.
Подошла очередь Романа. И тут на сцену просят выйти Светлану и
Олега. Им, родителям, предоставлена честь самолично посвятить в морские
воины лучшего из курсантов. Нужно было видеть, как светились гордостю
их лица, особенно - Светланы, нашей украиночки из-под Диканьки. А потом
Роману торжественно прикрепили на грудь наградной знак «Лучший из
лучших».
 
И я напереживался во время "родительских дней". И не спалось мне
ночами. В голову лезли всякие тревожные мысли. По утрам усталый и не
выспавшийся отправлялся я на работу . Скоро молодым морякам вручат
нагрудные знаки принадлежности их к Дивизиону Ракетных Катеров. Это
случится двадцать шестого февраля. Мы снова поедем в Хайфу. И я снова
разволнуюсь в свои семьдесят пять лет. Ведь младший мой внук Дан
всерьёз нацелился на десантные войска Израиля. И всё решится уже через
полтора года. А пока, сидя на работе за своим микроскопом, я написал эти
стихи. И посвятил их моим внукам.
 
Конкурсанты
 
Войдём в средиземные волны лицом к горизонту.
Сплетение рук на плечах, как морские узлы.
Мы те, кто осилил недюжинный воинский конкурс.
Встречайте шеренгу упрямых, седые валы!
 
Мы те, кто вольётся в команды ракетных ковчегов,
В безумье дуэлей на скорости в сорок узлов*.
На грудь новобранцам повесили по оберегу, -
Хранимые в ладанке несколько траурных слов:
 
Фамилия, имя, шифрованный номер солдата.
Ещё и в ботинки запрятан нехитрый секрет.
Мы те, кто замрёт у экранов в глухих казематах, -
Жрецы электронной защиты от «умных ракет».
 
Мы те, кто прильнёт к дальномерам сверхточных радаров, -
Вчерашние гении детских компьютерных игр.
Мы те, кто врага опрокинет ответным ударом
И в душу направит карающий «главный калибр».
 
Ласкаются нежные волны о юные плечи.
Прибоем грохочут над нами слова старшины:
«Вы те, кто не званному гостю приём обеспечит!
Вы – первый заслон в обороне Еврейской Страны!»
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
*Бар-мицва (ивр) – праздник приобщения мальчика к вере Авраама.
 
Послесловие. С тех пор прошло три года. Роман завершил военную
службу на «Хереве», ни разу не воспользовавшись сан.пакетом.
Демобилизовался в звании старшины, весь в устных и письменных
благодарностях. И отговорил-таки младшего братишку от службы в
коммандос. Соблазнил видом боевых кораблей. Сам и привёл в Хайфскую
«учебку», сам и представил бывшим сослуживцам. И определили Дана на
курсы морских пограничников. А там: десять мальчиков на бронированной
скорлупке о двух винтах, физические нагрузки как у «морских котиков»,
изучение мат. части и оружия с учётом полной взаимозаменяемости в
боевых условиях. А на практику - откомандировали на морскую базу в
Ашдоде, в регулярные трёхдневные дозоры морской границы с Газой.
Самая беспокойная служба. Но Дану нравится. Командир катера его
отличает, как одного из лучших. Грозится по окончании курсов сделать всё,
чтобы заполучить такого моряка на свой кораблик.
 
И вдруг, случилась беда: в Керчи умер сват Николай Иванович Коваль,
украинский дедушка наших пацанов. Олег, Света и Роман готовы срочно
вылететь на похороны. А с Даном связи нет. Сообщить о смерти деда не
представляется возможным. А через два дня мальчик приедет в пустую
квартиру в Петах-Тикве: "Что случилось? Где родители? Где старший брат?"
А мы с бабушкой Эммой живём в Пардес Хане. Свет не ближний. И тогда
Олег связался с командованием ВМФ. А те - по своим каналам - с
командиром корабля. Мальчику объявили пять суток отпуска. И командир
на собственной машине привёз его прямо в объятия родителей. Только тут
и узнал солдат о смерти керченского дедушки. И поплакал, чего уж там. И в
тот же день Олег, Света и Роман отправились в аэропорт "Бен Гурион", а
Дан - на поезде в Пардес Хану, под крыло бабушки Эммы. Но через сутки
сам отменил свой отпуск. И вернулся на корабль. Предстоял выход в дозор.
 
Израиль, 2014-2017
Copyright (с): Израиль Рубинштейн. Свидетельство о публикации №332158
Дата публикации: 30.05.2017 17:21
Предыдущее: Виктору Боковому на Стихи.руСледующее: В поисках детства

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Литературный конкурс
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификаицонный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Положение о Сертификатах "Талант"
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Атрибутика наших проектов

Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой