Дмитрий Шашкин и проект "Мнение. Критические суждения об одном произведении" приглашают авторов принять участие в обсуждении произведения Дмитрия Шашкина "В России рая нет без ада". Читайте на Круглом столе портале и заходите на форум проекта!
Кабачок "12 стульев" представляет








Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Проекты Литературной
сети
Регистрация автора
Регистрация проекта
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Курская область
Калужская область
Воронежская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Калининградская область
Республика Карелия
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Нижегородская область
Пермский Край
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Город Севастополь
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Новосибирская область
Кемеровская область
Иркутская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Казахстана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Литвы
Писатели Израиля
Писатели США
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
С днем рождения!
Книга предложений
Фонд содействия
новым авторам
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Литературная мастерская
Ваш вопрос - наш ответ
Рекомендуем новых авторов
Зелёная лампа
Сундучок сказок
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Приемная модераторов
Журнал "Фестиваль"
Журнал "Что хочет автор"
Журнал "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Карта портала
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: РассказАвтор: Иван Габов
Объем: 11277 [ символов ]
НОВАЯ КРЫША
рассказ-быль
 
У бабы Мани крыша была четырехскатная шиферная. Местами шифер
почернел, впадины заросли мхом, а кое-где стали проступать трещины. А
вдруг крыша прохудится? Шутка ли, дому-то уж пятьдесят лет. И самой
бабе
Мане – девятый десяток.
Две сестры родные, жившие по-соседству, крыши свои заменили. А они
ведь – младше.
И решила баба Маня крышу поменять.
Два года копила пенсию. Внук Колюшок в телефоне своем с большим
ярким экраном нашел нужное объявление, сын Володя договорился, и в
середине июля из Воронежа привезли и уложили на подворье большие
бордовые листы металлического профиля. А в следующую среду на двух
машинах приехали работники.
Сначала к воротам подкатил зеленый москвичок-пикап, из которого
вышли два молодых парня. Они достали из машины какие-то трубы,
железки, доски и перенесли все это к дому. Через час подъехала
небольшая запыленная серебристая иномарка, на которой приехали еще
четыре работника. К тому времени молодые парни соорудили леса во всю
стену баб Маниного дома, что смотрит на железную дорогу. А до самой
дороги, по которой задорно катят поезда к морю, напрямки, через
огороды,
примерно с километр.
В выделенной бабой Маней по случаю ремонта кухне-времянке
работники
перекусили, переоделись и вышли во двор. На всех из одежды остались
только одинаковые черные шорты и монтажные пояса. Да обувка была у
всех разной, как разными были возраст, рост и другие, к слову сказать,
приметы.
- Ребяты, вы только не шибко, - начинала говорить баба Маня, но её
никто не слушал.
Ребяты были крепкие, загорелые, скорые на слово и дело. На груди,
спине и руках одного из них красовались наколки. Он поторапливал и
незлобно поругивал всех, а на голове у него была свернутая из газеты
пилотка.
«Прораб», - испуганно думала баба Маня.
Ребяты отправили хозяйку в дом причитать и молиться, а сами
принялись
за работу. Сначала с того ската крыши, где стояли леса, сняли и побросали
вниз шифер. Потом содрали старый рубероид…
 
Вокруг весело чирикали воробьи. В воздушном пространстве повыше
деревьев летали многочисленные стрижи и редкие слова прораба. И только
высоко в небе парил и охватывал царским взглядом всю землю одинокий
коршун.
 
За остаток дня работники покрыли новым бордовым металлическим
профилем два ската крыши - трапецеидальный и торцовый вальмовый,
какие не видны с улицы.
Ужинали ребяты на открытом воздухе. Потом двое попадали лицом в
траву, а еще трое, пошатываясь и матерясь, с переменным успехом
пытались их поднять. А тот, который прораб, пугая соседских коз и кур,
сиплым голосом выводил:
«Ночь приходит на перрон - она опять
Постарела - ей все чаще провожать.
Как осенний лист - промокший, но живой.
Мама нас всегда ждет домой…»
К часу ночи все затихли в кухне-времянке…
 
В небогатую событиями размеренную деревенскую жизнь все это внесло
свое разнообразие. Наутро к баб Маниному подворью потянулся народ.
 
Первым пришел Генка Волощук в черных спортивках и светлой рубашке,
застегнутой на одну пуговицу на большом, как у капитана ДПС, животе.
Небритое лицо его венчали на низеньком лбу черные солнечные очки.
Давным-давно Волощук служил в стройбате. Но примерно после года
службы на голову ему уронили не то плиту, не то бордюр. Ефрейтор
Волощук был в каске, удар пришелся вскользь, по касательной. Но контакт
этот даром не прошел. С тех пор Генка стал путаться. Его комиссовали,
дали
третью группу, и до самой пенсии он пас коров в округе.
Иногда Генка собирал вокруг себя пацанов и рассказывал им разные
военные истории. То он был разведчиком, и его забросили в логово врага.
То он был сапером, то танкистом. «Иду я там по минному полю или еду я
там
на танке…» Всякая история неизменно заканчивалась одной и той же
фразой: «А вокруг – снег. И - картошка цветёть». Все смеялись,
дразнились, а Генка нервничал и, в запале, кричал, что служил в самых
страшных войсках, и что ему даже оружия не выдавали… «А вокруг – снег.
И - картошка цветёть».
Генка, задрав голову, стал ходить кругами вокруг баб Маниного
подворья.
 
Потом приехал трактор с прицепом. Пришел Володя с женой Татьяной.
Володя с трактористом отцепили прицеп. Трактор уехал, а Володя с
Татьяной стали собирать, возить на тачке и кидать в прицеп сломанный
шифер.
 
Подошла Валька Грунина, путаясь в полах не по размеру длинного
халата
с большими аляповатыми цветами.
- Вальк, у тебе платье какое-то новое красивое, - сказала Татьяна,
выпрямляя спину.
- Да это ж халат.
- Да? – удивилась Татьяна.
- Я пояс у него оттрындила - не люблю я энти пояса – вот и получилось
платье…
 
Осторожно ступая и поглядывая на крышу, вышла из дому баба Маня.
 
Вскоре у ворот появилась шестидесятилетняя соседка Полинка. Она
кивнула бабе Мане, посмотрела на крышу, немного постояла и повернула
обратно. Сделав пару шагов, она остановилась, нагнулась и, как бы
невзначай, сорвала несколько пучков травы.
«Вот змеюка, - подумала баба Маня. – Опять мою повилику рвёть…»
 
Ближе к полудню наведалась сестра баб Мани - баба Нюра.
- Какит санкции прыдумали, - начала баба Нюра, подойдя к прицепу.
Рядом стояла Татьяна и Генка Волощук. – Все энтот черненький у их воду
мутить. Прям, как врач.
- Какой врач? - удивился Генка.
- Да стоматолог, - отвечала баба Нюра. – Када у районе мне коронку на
энтот зуб надевал.
Баба Нюра показала свой единственный верхний серебристый зуб и
добавила:
- Я тока щас поняла, что он сказал мне тады.
- Что? – спросил Волощук, не отводя глаз от прораба.
- Я его спросила, а кады энтим зубом исть можно?
Волощук посмотрел на бабу Нюру:
- И что?
- А он почесал у затылке и тихо так говорит: «Никогда».
Генка поправил очки на лбу:
- Не понял.
- Чаго не понял? - переспросила баба Нюра.
- Что никогда?
- Так ить в том-то и дело, что я тожеть тады ниче не поняла. А он мне
сразу так и сказал: «Никогда».
Волощук смотрел на бабу Нюру, словно видел впервые.
Татьяна молчала, отдыхала.
- Так исть энтим зубом не могу – болит. Уж два года маюсь. А он ведь
так
и сказал: «Никогда».
У Генки шел бурный мыслительный процесс:
- А санкци тут причем?
- Дык уберем картоху, и на хрена те санкции.
Очки слетели на толстый нос Генки. Он водрузил их на прежнее место и
важно произнес:
- Политика!
- Да ну тебя, дурака! – баба Нюра в сердцах махнула рукой, подошла к
воротам.
Из ворот выкатил Володя с тачкой, остановился у прицепа и стал
бросать
в него куски шифера. Баба Нюра поправила косынку и крикнула:
- Вов, а нельзя по той Амерки какой-нить атом трындануть?
- Ты чего, баб Нюр?
- Воду мутять, мутять…
- А ежели они тоже атом? – спросил Володя.
- Так мы ж упервые, - не унималась баба Нюра.
- А они – вторые, - Володя бросил крупный обломок шифера. - И -
капец бабушке!
- Какой бабушке? – удивилась баб Нюра.
- Какой-какой. Табе!
Баба Нюра перекрестилась три раза:
- А мне-т за что?
- Тады ж третья мировая будет, - Володя вытер пот со лба. – Всем будя.
- Нет… Войны нам не надоть, тока как-нить проучить энтого
черненького,
- баб Нюра теребила концы косынки. - А взять хоть и штаны ему снять и
всыпать.
- Кому? Обаме?
- Да-да, Банане. Надоть, Вов, надо.
- Ты это… расистка, баб Нюр? – Володя с тачкой скрылся за воротами. –
Негров не любишь…
- Сроду такой дурью не занималась. За мужика свого с троимя бабами
дралась. Это было, не спорю. Дык это ж пятьдесят лет, как прошло, - баба
Нюра бросила на прощание взгляд на крышу и тихонько направилась в
сторону своего дома. – Негров… любить…
 
Ребяты поправлялись пивом.
- Можеть с выпивкой потом? - робко спросила баба Маня.
- Не успеете до ночи, - вставил Володя.
- Кто понял жизнь, тот не спешит, - громко с расстановкой отвечал
прораб. - Кто здесь бригадир?
 
Оставалась половина последнего самого приметного торца крыши.
Прораб работать уже не мог. В съехавшей на затылок пилотке-треуголке,
оседлав конек и размахивая прутиком, он скакал по крыше, раздавая
приказы, словно игрушечный Наполеон на деревянной лошадке с
маленькой сабелькой в руке. И в этот момент всем стало ясно, что не
хватает одного цельного куска металлопрофиля.
 
- Приплыли! – сказал самый молодой.
- Бля, - обронил невысокого роста самый трезвый и самый старший по
возрасту наемный работник.
- Что значит «бля»? Слушать меня! - перехватил инициативу прораб.
Он спрыгнул с верхотуры в траву.
- Бери этот кусок и примеряй его вверху, у конька, - скомандовал
прораб.
- А ты бери вот тот кусок и меряй после этого, - показывал он другому
работнику.
Ребяты молчали в оцепенении.
Прораб, исчерпав аргументы, перешел на мат.
 
Позже у самого заметного с улицы торца новой крыши появились и
остались навечно две большие заплатки…
 
Смеркалось, когда баба Маня рассчитывалась с прорабом в чулане. От
ребят присутствовал
самый старший и самый трезвый работник. От семьи был Володя.
- Эх, бабуля, - растроганный прораб отслюнявил две бумажки от кучки.
-
На тебе две штуки, на лекарства…
Ужинали ребяты вновь на открытом воздухе. Угостили и Володю. Потом,
опять, двое падали лицом в траву, а еще трое, пошатываясь и матерясь, с
переменным успехом пытались их поднять.
Прораб, пугая соседских коз и кур, выводил:
«Только мама позовет: "Сынок, родной!"
Только мама до последнего с тобой.
Только мама руки хрупкие подаст.
Не обманет, не отступит, не предаст…»
Ребяты до кухни-времянки не добрались, так и спали под звездным
небом. К часу ночи в деревне все стихло…
 
С первыми лучами солнца наемные работники собрались, погрузились в
зеленый москвичок-пикап, серебристую иномарку и уехали в другой район,
менять очередную кровлю.
Баба Маня убиралась в кухне-времянке.
Полинкины козы щипали ворованную повилику.
Генка Волощук смотрел новости по телевизору и изредка тревожно
покачивал головой.
Валька Грунина несла на станцию три пластиковые бутылки в котомке –
продавать молоко к поезду.
Баба Нюра поливала из шланга капусту на огороде.
Володя спросонья черпал эмалированной кружкой холодную воду из
оцинкованного ведра.
Татьяна кормила кролей.
В розовых лучах солнца новая крыша бабы Мани весело щурилась двумя
заплатками на вальмовом торцовом скате.
 
Всё.
Трындец!
И картошка - цветёть…
 
август 2014
Copyright: Иван Габов, 2017
Свидетельство о публикации №331794
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 11.10.2017 18:19

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Глушенков Николай Георгиевич[ 25.08.2014 ]
   Колоритно написано, читается легко, только не пойму, почему в
   повествовании у Вас "ребятЫ". Остальные замечания отправил Вам на
   почту.
 
Иван Габов[ 25.08.2014 ]
   Спасибо, Николай Георгиевич.
   "Ребяты" - так звала работников баба Маня (моя крёстная).
Глушенков Николай Георгиевич[ 25.08.2014 ]
   Уважаемый Иван,
   слово "ребяты" Вы правильно допустили в прямой речи, но само повествование ведется не от имени
   бабы Мани, а от автора. Здесь в повествовательных местах, которые Вы ведете от имени автора, с
   Вами не соглашусь: д.б. ребятА
Владислав Новичков[ 27.10.2014 ]
   Считаю:нечего придираться к мелочам. Здорово написано. Жизненно.
   Масштабно (и политика не забыта). С удовольствием прочел. Дальнейших
   творческих удач.
 
Иван Габов[ 27.10.2014 ]
   Спасибо Вам за Ваш отклик.
   И Вам - творческих удач и всего самого доброго!
Жуковский Иван[ 29.02.2016 ]
   Какое ругательство приятное.
 
Иван Габов[ 29.02.2016 ]
   Точно!
Иван Меженин[ 29.11.2016 ]
   Молодец Иван. Правдиво о жизни деревенской рассказ написал. Дурят нашего брата старого, деревенского как хотят теперь эти экспрорабы. Жили старики при колхозах правильно, не смешно, как теперь. Помощь старикам в ремонте, в других делах оказывал председатель колхоза своим распоряжением или решением. Выделял материал строительный пенсионерам, бывшим колхозникам, подсылал им и прораба настоящего, не такого смешного, носом в траву тыкающего. И не с собутыльниками этакими, а с плотниками настоящими ремонтировалась крыша на доме или на сарае.
   А теперь на селе жизнь смешная пошла. С нее нам фельетоны только и писать.
   Успехов творческих Вам Иван желаю и впредь.
 
Иван Габов[ 29.11.2016 ]
   Спасибо Вам!
   Всем нам нужно теперь быть здоровыми и удачливыми.
   А совсем недавно желали любви и счастья.
Наталья Деронн[ 22.03.2018 ]
   Здравствуйте, Иван! Хорошо, что Вы о себе напомнили своим посещением. С удовольствием читаю
   Ваше. Успехов!
Иван Габов[ 22.03.2018 ]
   Спасибо! Я тоже читаю.

Буфет.
Истории за нашим столом
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2019 год
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
2019 год
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2019 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Энциклопедия "Писатели нового века"
Готовится к печати
Положение о проекте
Избранные
произведения
Книги в серии
"Писатели нового века"
Справочник писателей Зарубежья
Наши писатели:
информация к размышлению
Наталья Деронн
Татьяна Ярцева
Удостоверения авторов
Энциклопедии
В формате бейджа
В формате визитной карточки
Для размещения на авторских страницах
Для вывода на цветную печать
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Доска Почета
Открытие месяца
Спасибо порталу и его ведущим!
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой
Атрибутика наших проектов