Наши юбиляры
Николай Вуколов
Поздравления юбиляру
Награды и достижения
Видеоклипы Николая Вуколова на YouTube








Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Мнение. Критические суждения об одном произведении.
Читаем и критикуем.
Презентации книг
наших авторов
Анна Гранатова
Фокстрот втроем не танцуют.
Приключения русских артистов в Англии
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Нижегородская область
Пермский Край
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Город Севастополь
Республика Крым
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Новосибирская область
Кемеровская область
Иркутская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Литвы
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Журнал "Фестиваль"
Журнал "Что хочет автор"
Журнал "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Литературно-критические статьиАвтор: Блинов Андрей Вячеславович
Объем: 64054 [ символов ]
Об искусстве не сочинять неискусные стихи (статья 2011 года)
______________________________________­
Вступление. Чем эта статья полезна каждому
______________________________________­
 
Друзья!
 
Здесь мы потолкуем с вами о том, почему одни стихи искусны, а другие нет.
 
Начну с существенной оговорки. Данный текст, конечно, можно считать частью обзора конкурса «Льются в строчки солнца лучи», а можно и не считать. В пользу первого говорит то, что все мои примеры взяты из произведений, поданных на указанный конкурс, и при достаточной выдержке (или воспользовавшись поиском) очень многие авторы могут найти здесь отрывки из своих работ. Я взял этот объем стихотворений потому, что мне, как судье, пришлось с ним подробно ознакомиться, составить мнение о каждом произведении, оценить.
 
С другой стороны, специфика моего исследования сдерживает меня от публикации под каждым отрывком имени автора (за некоторыми приятными исключениями). Думаю, что в процессе чтения вы меня поймете. Не хотелось бы, чтобы тот или иной автор чувствовал себя неловко из-за того, что его имя засветилось здесь. Да и рассматривать мы будем не самих поэтов с их сложным внутренним миром и личностными достоинствами, а только лишь стихи, которые, как только пользователь кликнул на кнопке «опубликовать», стали частью литературного (вернее, сетературного) процесса. Стихи, поэтический текст как таковой интересует нас сейчас. Впрочем, если найдется чересчур ревнивый автор, не желающий отпускать свое детище далеко от собственного имени, в комментариях под данной статьей он может «сбросить маску», раскрыться и добавить свое в’идение проблемы.
 
Таким образом, мое исследование не будет освещать «солнечный» конкурс целиком – только тот вопрос, что вынесен в заглавие – вопрос о качестве поэзии. О том, как и зачем пишутся неудачные стихи, как избежать различных трудностей и преуспеть в творчестве.
 
Поэтому статья будет интересна всем – я имею в виду - не только участникам конкурса.
 
Итак, литература, как и музыка, является искусством. Подобно музыкальному произведению, у которого есть качественные характеристики – нотная запись, набор инструментов, тембр, тон, высота звучания, а также манера исполнения и стиль аранжировки – у стихотворения есть свой набор значимых признаков «искусности» исполнения. Если музыкальное произведение написано гениально, но музыкант фальшивит, достойным исполнение назвать невозможно. В стихах то же: выпадет из поля зрения автора одна существенная деталь – и не добьется он того, что хотел, не донесет верно своей мысли. А может, мысль донесет, но таким корявым языком, что уши читателя завянут (это я снова провожу параллель с музыкой). Ладно. Хватит болтовни.
 
Учатся на ошибках. Вот их и рассмотрим. Текст разделен на две главы: «Форма» и «Содержание». Надеюсь, пояснять целесообразность такого разделения не нужно. Внутри глав расположены разделы, объединяющие примеры по какому-нибудь одному признаку.
 
Поехали!
 
______________________________________­
ЧАСТЬ 1. ФОРМА
______________________________________­
 
Простые, бедные и несчастные рифмы
______________________________________­
Наверное, все читатели когда-то становились свидетелями или участниками спора: «хорошо» или «плохо» использовать в стихах, скажем, только глагольные или только бедные («традиционные») рифмы. Апологеты «традиции» (беру это слово в кавычки специально, потому что обычно «традиция» у таких авторов ограничивается Пушкиным да Лермонтовым) расценивают неприязнь к глагольным рифмам как нападки на всю русскую классику. Смешно. Русский язык развивается, меняется, появляется все больше простора для самовыражения. Тормозить развитие глупо. Кстати, никто и не против разумного, стилистически обоснованного употребления хоть глагольных, хоть именных или даже однокоренных рифм. Однако при их обилии, при их засилье – складывается впечатление, что автор действительно застрял где-то между век’ами 18-м и 19-м.
 
Особенно жалко детскую поэзию. Некоторые авторы считают детей то ли не слишком сообразительными (поэтически недозазвитыми?), то ли неспособными воспринимать ничего, кроме простейших фонетических конструкций. Проверено на личном опыте: если купить десять детских книжек, в девяти из них не будет ни одной свежей, не избитой рифмы. Что уж говорить об этом:
 
Нас солнышко приласкало
С собой поиграть позвало
 
Там же: «гурьбою — зарею», «покатались — промчались». Мало того, что стихотворение «назывное» (автор описывает действия персонажей, ничуть не беспокоясь о какой-либо внутренней нагрузке), рифмы оставляют желать... хотя бы разнообразия.
 
Только луч не удержать,
Не поймаешь в руки
И к столу не привязать,
Он не терпит скуки.
 
Почему-то у автора то инфинитив («не удержать»), то обобщенно-личное сочетание («не поймаешь»). А рифмовка? ординарная, притянутая, вот это верное слово - скучная…
 
Котёнок по имени Солнце на дереве смирно сидел.
Ни при каких уговорах спускаться он не хотел.
 
Часто разные погрешности дополняют друг друга – это признак отсутствия мастерства. Например, в последнем примере, помимо банальнейшей рифмовки, еще и напрочь разрушен ритм, присутствует речевой недочет «ни при каких уговорах».
 
В доказательство того, что детские стихи могут иметь интересную, звучную, РАЗНУЮ рифмовку, приведу отрывок из стихотворения Владимира Колодкина:
 
Облако усатое,
Рыжее, мохнатое,
Злое, долговязое –
Чудо одноглазое,
Тихо пО небу ползёт,
Хвост невиданный везёт,
К солнцу подбирается,
Укусить старается.
Только солнце ласково
Посмотрело в глаз его,
Ледяные градины
Лучиком погладило,
От того страшилище
Растеряло силищу…
 
Радуюсь, читая такие строки!
 
Напротив, ничего хорошего не могу сказать о следующих стихах:
 
Чтобы пел где-то голос душевно,
То, тревожа то, нежа сердца,
Чтобы встреча казалась нам первой,
И я снова бежала любя…
 
Или:
 
Привычно уже явление –
Цикады в ушах трещат;
То, подскочило давление,
Значит, сосуды шалят.
 
Рано еще на классику равняться. Слова бы друг с дружкой научиться правильно связывать…
 
Не жди меня. Мне нет возврата,
Хотя тебе и всё равно.
Любовь моя – большая плата
За равнодушие твоё.
 
Помимо бедной (один совпадающий звук) и «традиционной» (два совпадающих звука) рифмовки (которую в качестве альтернативы можно обозвать «детской»), в подобных стихах еще и размер простой – например, четырехстопный ямб, как в предыдущем и следующем примерах.
 
Сердца их для ЛЮБВИ открыты!
Снегурочка в блаженстве тает,
Последний взор, слезой омытый...
Купава Леля привечает.
 
И далее у автора: «простирает – слагает», «подбор – хор», «водят – подходят», «славят – ставят», «БОГУ – роду»…
 
Милые девчушки, искренне люблю,
Но спешу к опушке на приём к царю.
 
Рифмуется только последний звук – «У». Конечно, это не смертельный грех, но и не лучшее решение. Рифма в современных стихах может и должна быть яркой, сочной, звучащей. Для этого у поэта есть множество приемов: ассонанс, сложные и внутренние рифмы (которых почти не знали в позапрошлом веке), перенос слов…
 
О муза, музыки дитя
Лаская слух средь бела дня
Ты струны сердца задеваешь
Cлух переливами ласкаешь.
 
Эта закономерность не удивительна: чем ярче, звучнее и разнообразнее рифмовка в стихотворении, тем лучше, информативнее, качественнее оно выполнено в целом. Отсюда вывод: владение искусством рифмовки – один из признаков ст’оящего поэта. А остальные, начинающие или не развивающиеся, пишут так:
 
Потому что в мире подсолнечном,
В живом мире ярком и солнечном…
 
Действительно, проще всего взять да поставить в окончаниях строф однокоренные слова! Но «убило» меня здесь даже не это – я представил себе «подсолнечный» мир, где все сделано из подсолнечного масла! )) Ведь именно эту ассоциацию вызывает слово «подсолнечный»…
 
А потом поцелуем достался,
Как подарком, мужской оптимизм.
С карамельных щедрот начинался
Этот вечный любви афоризм…
 
Попробуйте удержать улыбку, вдумываясь в смысл, форму и содержание этих, приведенных выше, строк. Интересно, автор серьезно полагает, что его стихи звучат поэтично? Ощущает ли он какой-нибудь дискомфорт, или его всё устраивает?
 
Вновь зазвучала песня обновления –
цветения весеннего разлив.
С теплом лучей приходит избавление –
все глуше в сердце зимних снов мотив.
 
Рифмами на «-ение» перестали гордиться уже давно. И ни в коем случае невозможно оправдывать такую рифмовку «следованием поэтике золотого века», упоминанием классиков... Это просто недостойно по отношению к нашим предкам)).
 
Коснувшись моего плеча
Своими нежными губами,
Ты полон неги, слышу я …
Еще не время для печали.
 
Нет, друзья, для печали самое время – для печальной констатации поэтического бессилия автора.
 
Бывает и другая крайность: в погоне за необычной рифмой авторы жертвуют логикой.
 
Капель звенящих дней игристой радугой
в садах разлила счастья лепестки.
И в бирюзе томления утра – другой –
Я к солнцу протянул души ростки.
 
Вроде бы «радугой – с утра другой» - красивая, неизъезженная составная рифма. Но вглядитесь, какой бред пришлось сочинить автору, чтобы добиться такой концовки…
 
И мы шагами отмеряли век за веком,
Из трех религий извлекая веру в Бога,
Благословленные каким-то встречным греком
На час, на день, на бесконечную дорогу
 
Здесь рифма «веком – греком» пусть и не такая богатая, как предыдущая, зато претендует на изысканность, некий шарм. Однако если подумать – а чё за грек-то? Откуда он вообще здесь взялся? Какую нагрузку несет? Окажется, что грек появляется только затем, чтобы влезть в рифму.
 
Ради сравнения приведу в конце этой части обзора стихотворение с великолепной, нетривиальной, «качественной» рифмовкой:
 
Какое лето было между нами! В слепящем блеске новомодных магий
оно, звеня цветными голосами, сливало нас в коктейль из душ и влаги
под шелест мягких волн в сыпучей охре, и на закате, в свете теплой меди...
Наверно, свыше дал нам кто-то добрый сезон командировочного бреда.
 
Какое лето в прошлое скатилось, свернувшись под осенним небом сонным!
Работа, дом, семья... Но вдруг, как милость, зажжется под дождливую канцону
в глазах последний луч хмельного солнца с краснеющей иллюзией смущенья…
И угол отражения эмоций в два раза выше их угла паденья.
 
(Бухаркин Юра)
 
______________________________________­
Нарушения грамматики
______________________________________­
 
Это, к счастью, не такое распространенное явление в стихах. Видимо, авторам где-то помогает разбивка текста на строки, при которой проще уследить за «вредными» частями речи, требующими особого поклонения, наклонения, склонения (каламбур нарочный)… Но все равно – ошибки есть, причем иногда очень обидные:
 
Он растет под солнышком.
И зовут ...........м. (загадка)
«Он растет» - именительный падеж. «Зовут (его!)» - родительный. Неувязочка… Обидно оттого, что до этого стихотворение «тянулось» гладко и безупречно.
 
Выпущу лучик - когда защебечут скворцы.
Зимнею теменью сяду за длинные спицы,
Свитер свяжу вечерами - пускай, пригодится, -
За ожиданьем, как крыш зазвенят бубенцы.
 
Здесь, во-первых, нарушение вида (можно сказать «вязал вечерами», гораздо хуже – «связал вечерами»); во-вторых, союз «как» лучше бы заменить на «что»: «за ожиданьем, что крыш зазвенят бубенцы». А стихотворение, между прочим, неплохое…
 
Коснувшись моего плеча
Своими нежными губами,
Ты полон неги…
 
Деепричастие «коснувшись» не связано ни с каким глаголом. Неверное употребление вкупе с банальным содержанием.
 
А затем – по плечу, так знакомому, и дорогому,
По пути зацепившись, катилось в подушек атлас…
 
Как это понять – «зацепившись по плечу»? Видно, автор этих строк потерял контроль за течением своих мыслей где-то на полпути.
 
Блаженства час приходит ночью…
Когда Венерины лучи,
Иль хочешь ты или не хочешь,-
Пронзают сквозь полет ночи.
 
Замечательная девушка Венера… Постойте – это же про планету написано! Тогда почему «Венера» склоняется как одушевленное существительное?? И почему, кстати, автор вставляет лишние слова в неделимую идиому (устойчивое сочетание) «хочешь не хочешь»? (А просто потому, что надо чево-то вставить для поддержания ритма…)
 
______________________________________­
Нарушения размера, отсутствие или скачки ритма
______________________________________­
 
Ах, как хочется жить, каждый день, задыхаясь от счастья…
Не считая часов и минут, отведенных для нашей любви,
Чтобы не было больше и слова такого – «прощаться»,
А все беды и ссоры от нас стороною прошли…
--!--!--!--!--!-
--!--!--!--!--!--!
--!--!--!--!--!-
--!--!--!--!--!
 
Здесь, как видим, во второй строке лишняя стопа. Исправить это можно довольно легко: «Не считая часов, отведенных для нашей любви». Мимоходом замечу, что фраза «от нас стороною прошли» не слишком красивая. Эта идиома на самом деле звучит «нас стороной обошли» (то есть минули).
 
Что-то хочется такого,
иногда.
К облакам подняться, что ли?
И поднять тебя!
Или окунуться в моря лазурь,
с головой,
или закружиться с вьюгой,
бело-голубой.
 
Строка «что-то хочется такого» - это более-менее похоже на хорей (!-!-!-!-). А «или окунуться в моря лазурь» (!---!-!--!)?
 
Ты только не подумай, что прошусь назад,
Когда уходишь, уходи, однажды мне сказали,
За твое счастье не со мной, и я немного рад,
Кривить душой, умею я едва ли.
-!-!-!-!-!-!
-!-!-!-!-!-!-!-
-!-!-!-!-!-!-!
-!-!-!-!-!-
 
Здесь в каждой строке разное количество ударных слогов. Соответственно, ритм неупорядочен. А также смещение ударения: «твОе». А также неблагозвучие: четыре гласных (причем три из них «йотированные»!) подряд – «умЕЮЯЕдва».
 
Немилосердное солнце,
Маревый дым с утра…
День-то уж к вечеру клонится,
Прохладнее стать пора.
 
Три первые строки написаны дактилем (!--!--!-), а последняя – амфибрахием с цезурой в середине (-!--! //-!). Отследить это очень просто: достаточно расставить в словах ударения.
 
Разбилось солнце сотнями лучей.
Из каждой лужи весело сверкает.
Я солнце трогаю ладошкою своей.
Оно меня и снизу согревает.
-!-!-!-!-!
-!-!-!-!-!-
-!-!-!-!-!-!
-!-!-!-!-!-
 
Третья строка содержит лишнюю стопу. Но это не самое плохое: заключительная строка содержит пикантную двусмысленность. Можно подумать, что «низ» героини согревается солнцем.
 
… А ведь нам остается, только смотреть,
Как за окном, в суматохе пожара,
На землю стекает прощальная медь
Уставшего за день алого шара.
--!--!- // !--!
!--!--!--!-
-!--!--!--!
-!--!- // !--!-
 
Каждая строфа имеет свой собственный трехсложный размер: 4-ст. анапест с цезурой, 4-ст. дактиль, 4-ст. амфибрахий и, наконец, 4-ст. амфибрахий с цезурой.
 
Чтобы не заканчивать на грустном, приведу пример стихотворения, в котором ритм хоть и сложный (дольник), но четкий. Помимо этого, текст полон метафоричности, словесной игры, ярких неординарных символов. Читается легко, и впечатления от него только положительные:
 
Прежде,
чем
посланцем неба назваться,
я представил себя солнечно круто! -
Я представил себя солнечным зайцем…
Я представил себя солнечным кругом…
Я представил себя солнечным светом,
разогнавшимся от солнечной дури…
Я представил себя солнечным ветром…
Я представил себя солнечной бурей…
Я представил себя солнечным клоном…
Я представил себя солнечной массой…
 
А представился…
как солнечный клоун…
И преставился…
с подсолнечным маслом…
(Готтрайх)
 
______________________________________­
Смещение ударения
______________________________________­
 
Когда начинающий поэт пытается придерживаться заданных ритма и размера, это уже его маленькая победа. Но не все слова при этом «влезают» в размер с правильным ударением. Особенно страдают в этом смысле местоимения (это и понятно: при произнесении вслух или про себя короткие словечки могут слиться с другими, спрятаться – сразу и не поймешь, что они «выпадают» из строя):
 
Сочиню ка ему стих
Утром прочитаю…
 
Не обращая внимания на другие ошибки, остановимся только на произношении, выделяя главные и второстепенные ударения (поскольку это все же хорей): «сОчинЮка ЕмустИх». Правда, несимпатично выглядит?
 
Чтобы в душе развеять след от скуки,
Шмель загудел, и музыку завел сверчок…
 
Для сохранения сложного размера (видимо, это попытка писать дольником) слово «чтобы» нужно произносить с ударением на последнем слоге. Во второй строке, кстати, нарушение ритма все равно проскакивает, но там оно хотя бы объясняется наличием пиррихия (пропуск ударного слога).
 
Луч разъел мою тоску
Я, словно летаю,
Чувства вписую в строку
И друзьям читаю.
 
Читаем: «словнО летАю». А слово «впИсую» - отдельный перл.
 
Из-за тучки выйдя, ищет меня взглядом.
Ну а я за шторкой. Я почти что рядом!
 
Снова «меня» не вписывается в размер (хорей): «мЕня взглЯдом».
 
Лучи солнца сияя пронзили
Голубой необъятный удел
И вершины у гор обновились
От вкрапления золота стрел
 
Здесь, в дактилической строке (--!--!--!-), слово «лучи», по сути, главное ударение теряет вообще. А второстепенное – ставится на первый слог: «лУчи»!
 
И светит Солнышко теплее!
Жучки Зиму перенесли!
А меж деревьев на аллее
Подснежник вышел из Земли!
 
Наверное, при упоминании зимы автора смутило ударение в этом слове в дательном и родительном падежах – зимЫ, зимЕ. Однако в винительном – извините! – произносится зИму…
 
Последний (ниже) пример снова про местоимение. Несмотря на то, что Ё в русском языке всегда ударное, тут всё перевернуто: «Её». Хорошо хоть, что в слове «парИт» здесь автор поставил ударение верно:
 
Парит душа, уже который год,
В любви и неге ее сущность тает
 
Такие фокусы со смещением ударения говорят о... бедности лексического запаса поэта. Удивительно? Совсем нет. Ведь при грамотном подборе слов из синонимического или ассоциативного ряда, при использовании метафор и т. д. в каждом отдельном случае можно и размер выдержать, и смысл высказывания не потерять.
 
______________________________________­
Неоправданная инверсия
______________________________________­
 
Такое чувство, что некоторым будущим стихотворцам с рождения внушают: мастерство поэта состоит в том, насколько неправильно относительно прямого порядка слов он строит свои фразы. Не раз я встречал возмущенные огрызания: «Да вы что! Это же поэзия! Это же ИНВЕРСИЯ!!» А то, что эта перестановка кривоватая, что она рождает двусмысленность, нелогичность, косноязычие, - «Да не может быть такого! Это же поэзия! Это же ИНВЕРСИЯ!!» Ну вот хотя бы такой пример:
 
Под деревом люди столпились что там стряслось посмотреть.
Пожарный сказал: "Котёнок с ветки не хочет слезть."
 
Здесь, в пику авторской задумке, первая строка получилась по стилю не поэтическая, а разговорная. Во второй строке читаем про какого-то «котенка с ветки» - и очевидна перекличка с синтаксической схемой типа «мужчина с Урала». То есть обстоятельство «с ветки» невольно (по соседству) перекочевало от сказуемого к подлежащему. Почему бы не написать проще: «Не хочет котенок ваш с ветки слезть»?
 
Неплохо в лес уйти, уединиться
От городской подальше суеты,
 
Фраза «неплохо в лес уйти» кажется неполной, куцей. И это неспроста. Если бы мы написали «в лес уйти – неплохо», нам бы пришлось поставить тире. Тире заменяет слово «это» или, лучше, «было бы». В оригинальном варианте даже тире не спасет. А во фразе «от городской подальше суеты» разорвана связь «подальше от…» и, соответственно, строка теряет лаконичность. (Слово «подальше» требует после себя предлога – в данном случае на место потерянного предлога «от» встает существительное суеты – подсознательно читающий будет связывать «подальше суеты» в словосочетание.)
 
Еще ночами коркою хрустящею
мороз души прихватывает кровь
 
Здесь не только инверсия имеет место. Просто очередная банальная бессмыслица про «сердце», «душу» и т. п.
 
Капель звенящих дней игристой радугой
в садах разлила счастья лепестки
 
Непонятно (вернее, автору-то всё всегда понятно, но глазами читателя он посмотреть на свое творение неспособен), к чему относится сочетание «звенящих дней»: то ли «капель (чего?) звенящих дней», то ли «радугой (чего?) звенящих дней». В обоих случаях строка, да и стихотворение целиком, вызывает множество вопросов – из-за сложности восприятия такой вот зауми, обилия непредметной лексики и спорных образов (вдумайтесь, что означает «капель дней» или «радуга дней», «разлила счастья лепестки»).
 
Лимон в неволе вырастал,
Хватало сколько сил…
 
Здесь «хватало сколько сил» можно принять за вопрос. Однако поэт имел в виду идиоматическое выражение «сколько хватало сил», просто не слишком аккуратно изменил в угоду ритму порядок слов.
 
Жизнь людскую мерят не годами:
Можно жить ведь долго, но как крот.
Жизнь не в жизнь лжеца, хоть и с деньгами,
Коль платил душой за деньги тот
 
В этом четверостишии, для начала, многозначность имеет слово «годами»: «мерять (чем?) годами» или «мерять (как долго?) годами. А нарушения (не поэтические изменения, а именно нарушения) порядка слов наблюдаются во фразах «жить ведь долго», «жизнь не в жизнь лжеца» (тут еще и косноязычие), «платил душой за деньги тот». Впечатление, будто автор перемешал свои стихи миксером и потом собирал наугад.
 
На опушке лесной негой дышат туманы
 
«Опушке лесной» или «лесной негой»? Синтаксис ответа на этот вопрос не дает.
 
ЗВОН КАПЕЛИ ПОСЛЫШИТСЯ ТОНКИЙ
ЗА МОИМ ПРОСВЕТЛЕННЫМ ОКНОМ...
ЛУЧИК СОЛНЦА ПЕЧАЛИ РАСТОПИТ,
УЛЫБАЯСЬ, КАК СКАЗОЧНЫЙ ГНОМ.
 
Не останавливаясь на «гениальной» фразе «просветленное (!) окно», обратимся к строке «лучик солнца печали растопит». Что за «солнце печали» имеется в виду? Или солнце печалится? Да нет, это поэт неудачно применил инверсию…
 
Напоследок:
 
Чтобы лес в порядке был,
В нём трудился Леший.
Солнышку весной служил -
Сам хозяин здешний.
 
Канцеляризм «в порядке был» (представьте себе «порядок» в лесу!) – это еще цветочки. Тут еще и двусмысленность «служил (когда?) весной» или – внимание! – «служил (кем?) весной». Кто-то скажет, что первая версия намного убедительнее второй, на это я отвечу так: стихи (конечно, не поэмы и не романы в стихах, а обычные лирические произведения) отличаются от прозы намного б’ольшей лаконичностью, сжатостью, метафоричностью, образностью изложения. При этом малейший сдвиг смысла, малейшая неточность мысли портит всю задумку. Отсюда и задача поэта: скрупулезно, вдумчиво, ответственно строить свою речь.
 
______________________________________­
Фонетические трудности
______________________________________­
 
«Звучание» (в таком - возвышенном смысле) стихотворения зависит от многих факторов, из которых фонетика – несомненно, самый-самый «звучащий». Ибо проявляется он во всей красе – при чтении вслух. Однако читатель с опытом заметит звуковую красоту или, наоборот, неряшливость стихов и тогда, когда они напечатаны на бумаге. Поверьте, иногда даже взгляд «спотыкается» о непричесанную строку:
 
Солнце золотое – визажист с небес
Творческой рукою расписало лес,
Золотою кистью световых лучей –
Засверкали листья ярче, горячей,
 
Ох как трудночитаемо это «визажиСТСНебес»!! Да и в следующих строках поменьше бы свиста…
 
Тяжело читается и такое – из-за того, что все слова короткие:
 
Будят пики гор от сна
 
Или вот:
 
Ночь ушла, подарила травам росу
И луны диск чуть видный потух.
 
В последнем отрывке, «благодаря» коротким словам, мы вынуждены читать четыре ударных слога подряд: «лунЫ дИск чУть вИдный».
 
Снова пример «свистящей» строки:
 
ЗвеЗда С ЗвеЗдой в пуСтой дали
 
Еще «свистение»:
 
Шелк СоСкольЗнет С Набедренной тату,
И бабочка пошевелит крылами
 
Или вот строка, где три слова читаются как одно («оттехдел»), прям аббревиатура получается:
 
Мерят жизнь достойными делами,-
От тех дел зависим и мы с вами!
 
Противоположность фонетической неряшливости – звукопись. То есть ассонансы и аллитерации. Прочитайте о них в словаре.
 
______________________________________­
ЧАСТЬ 2. СОДЕРЖАНИЕ
______________________________________­
 
Речевые недочеты, косноязычие
______________________________________­
Огромнейший пласт ошибок в стихах – это ошибки речевые. Ну не умеют некоторые поэты владеть словом, как инструментом, а порой и не хотят учиться, считают, что передачей «смысла» назначение поэзии и ограничивается. Именно косноязычие – основная причина разных пародий и насмешек, которым подвергаются авторы (при более гуманном подходе – только их стихи).
 
Как держу я луч в руке,
Дружно он сияет
И слова на языке,
Ловко так снимает.
 
Достаточно понятное и лаконичное выражение мысли? Думается, что нет. Во-первых, что за «дружно сияет», а во-вторых, чем «слова снимает»? Фотокамерой, что ли?
 
Весной рассыпаны веснушки,
Как у сирены, голосок,
Не тронуты иглою ушки,
В словах проскальзывает Блок
 
Люди, здесь где-то Блок проскользнул!.. И говорится это голосом-сиреной! Любо-дорого послушать, ведь у автора это комплимент. Впрочем, фразы «не тронуты иглою ушки» и «весной рассыпаны веснушки» (когда? или кем?) заслуживают не меньшего внимания пародиста.
 
В ней люди царство Берендея славят,
Яриле молятся, как БОГУ.
За добродетель - справедливость ставят,
С тем житиЕ идет по роду.
 
Сплошные перлы: «ставить кого-то за что-то», «идет по роду». В разговорной речи это может быть простительно, но не в поэтической.
 
Ты оказалась просто кладом –
Счастливый жребия билет.
 
Есть выражение «счастливый жребий», но автор превратил его в мутанта.
 
Только вкус ещё жив на губах
Теплой кожи, твоей, на груди,
Что обрызгало солнце собой,
Когда бросилось, вниз головой,
Чтоб в глазах утонуть у любви…
 
Комментарии излишни. И мне снова хочется спросить у автора: неужели он считает этот набор нелепостей поэзией?
 
Спящий котёнок на пледе
Тянется, сонно мурлыча.
 
Здесь ошибка не такая заметная, но присмотритесь – не удачнее было бы вместо «тянется» написать «потягивается»? Потому что слово «тянется» многозначное. В отношении котенка его можно в шутку интерпретировать как «растягивается» (по аналогии, скажем, с выражением «свитер тянется»). Я бы предложил глагол «нежится» - достойная замена. Еще одно замечание: «сонно» и «спящий» однокоренные слова.
 
Где солнечный дождь
Пробежался верхушками сосен,
 
Ладно бы автор написал «пробежал по верхушкам», так ведь еще и «пробежался» - снова многозначность, неудобоваримость. И наконец вопрос: а ниже верхушек дождь не капал?
 
Чтобы палубу тихо качало,
И чтоб губы увязли в плену…
 
«Командир, мы взяли в плен языка!.. – Языка?? – Ну, вернее, губы…» Смех да и только.
 
С почтеньем парни к ним подходят
И в песню голоса сплетают хор
 
Кто здесь куда что и во что сплетает – трудно понять.
 
О виртуозное звучанье
Струн перебор души признанье,
Тревожит трепетно в тиши
Всю красоту родной души.
 
Обратите внимание на вторую строку – ЧЕТЫРЕ существительных подряд, а вместе с предыдущей строкой – ПЯТЬ подряд! Причем ВСЕ перекрестно сочетаются между собой: «звучанье струн», «струн перебор», «перебор души», «души признанье»! И ладно бы знаки препинания были…
 
День-то уж к вечеру клонится,
Прохладнее стать пора
 
Тоже не очень интеллектуальные строки. Слово «пора» можно понять как наречие и как существительное. А при развитом воображении – и слово «стать» будет либо существительным, либо глаголом. Хотя – надо отдать должное автору – при любом из этих вариантов логика строки одинаковая, то есть мутная.
 
И под гитарный перелив
Стою колено преклонив.
 
Что можно возразить на это «стою колено преклонив»? Только посоветовать поэту читать больше умных книжек без картинок.
 
Далее позволю себе привести несколько строк из разных стихотворений без комментариев – и так все понятно:
 
Здесь каждый миг пронизан тайной
Любви и светлости детей
 
Чтоб по жизни вершить выбранный маршрут,
В каждом доме солнышки новые растут.
 
Из росинки алмаз драгоценный
Заискрился лучами играя
 
Тебя ведущую меня,
Я не за что не променяю.
Иду вперед, день изо дня.
Не подведешь меня, я знаю.
 
Так каждый день свет усмиряет
Покров таинственной ночи
 
Есть авторы, прямо-таки специализирующиеся на создании косноязычных, нелепейших, тупейших (простите, вырвалось…) стихов:
 
Как шлейф от россыпи златой
Придет на смену розы цвет.
 
И далее:
 
Созвездий множество. Сверкая,
Между собою говорят.
На бал небесный приглашая,
Друг другу чуточку, да льстят.
 
В следующем стихотворении в глаза бросились такие строки:
 
И со всех четырех сторон
Православный встает народ
 
Стихотворение пафосное, патриотическое. Как тут не подумать, что народ поднимается «на честный бой»? А автор-то имеет в виду другое значение слова – «просыпается»! И только.
 
И вместо колыбельной песни,
Ты слышишь птичий щебет, разговор.
И ветерок колышет в жизни,
И первым, надо изучить весь двор!
 
Пояснение «щебет, разговор» явно для рифмы. «Колышет в жизни» - такое неосмысленное, разговорное выражение…
 
Чтобы ты не поняв, что еще только раннее утро
Петухи отзвонили надрывом своих голосов,
Каждый день мне дарил те прекрасные в жизни минуты,
О которых мечтаешь, тайком, не считая часов…
 
Известно, что читатель подсознательно воспринимает каждую строку как отдельную синтагму (законченную по смыслу синтаксическую единицу). Если бы мы не видели вторую строку (а читатель, естественно, ее и не видит, читая первую), мы предположили бы, что придаточное предложение «еще только раннее утро» закончилось. Вот откуда возникает удивление, что (оказывается!) вторая строка – «довесок» к первой...
 
Далее в поле зрения снова появляется стихотворение для детей. Может, дети это и «проглотят», но…
 
На полянке у сосны
Появился леший,
Спал он крепко до весны,
Весь позеленевший...
 
То есть леший по тексту сначала появился, а потом спал – а по логике он спал-спал и вдруг появился. Или он появился, не прекращая спать?
 
Перед Вечностью ниц
Преклоненно стою.
 
«Ниц» - означает «касаясь земли», «преконенно» - такого слова вообще нет. Наверное, имелось в виду «коленопреклоненно»? Ну, а «стою» - это и есть «стою». Что получается? Камасутра – не иначе… Хотя нет, просто бестолковость.
 
Наверно, ты в краях, где мы моложе,
Плывёшь в апрель под шёпот ноября.
Меня поймала осень в сети тоже.
Я сам, порой, ни с кем не говоря,
Вдруг загрущу и захандрю немножко,
Сбегу в весну, сжимая мыслей трость...
Но, посмотри, как к нам с тобой в окошко
Ноябрьский вечер тянет ягод горсть.
Так примем дар осенний от рябины.
Пусть дождь минорит на одной струне.
Ты - мой огонь негаснущий в камине,
Мой солнца луч в рябиновом вине.
 
Посчитайте, сколько упоминаний времени в этих строках: «апрель», «ноября», «осень», «весну», «ноябрьский», «осенний». Не стихотворение, а какой-то календарь. Бедность словарного запаса тому виной.
 
А солнечных лучей полёт
Пронзит невидимые стразы
 
Сразу понятно, о чем идет речь, верно?
 
Ты выдохнешь невнятные слова,
С надрывным хрипом, словно заклинанье,
И дикость оседлает покаянье,
Перехватив запястья с силой льва.
 
Снова множество вопросов: кто? куда? чего сделал?
 
Прекрасно, что авторы пытаются добиться образности, лексического разнообразия, искусности. Но, друзья мои, ЗА БАЗАРОМ-ТО НУЖНО СЛЕДИТЬ! Я имею в виду, вдумчиво перечитывать свое «творение» не один десяток раз, подыскивать варианты, править, чтобы стихотворение обрело гладкость и благозвучие.
 
Как, например, следующие замечательные строки Ольги Королевой:
 
Ранним утром идя в тумане
Между рваных еловых рюш,
Солнце короб седых преданий
Обронило в лесную глушь.
 
Каждый день, вынимая посох,
Им оно по завалам хвой
Ищет короб, а в теплых космах
Птицы греются над тропой.
 
Я за ним средь лесных проплешин
Ворошу запас тишины.
Низко сумрак тропы увешан
Ветхой хвоей с налетом хны.
 
Занесенный лежалой прелью,
Вековой бурелом засох.
На останках упавших елей
Расстелился ковровый мох.
 
Словно редкостные каменья,
Закатились за мшистый склон
И рассыпались по селеньям
Сны и сказки глухих времен
 
______________________________________­
Нарушение логики
______________________________________­
 
Логика подразумевается разная, она заключается в стройности архитектуры (чтобы из одной строфы вытекала другая), в точном сочетании слов, в наличии авторской задумки (то есть стихотворение написано «для чего-то», имеет цель, предполагаемую читательскую аудиторию, повод для размышлений). Нарушение логики оставляет авторскую задумку нереализованной.
 
Рано утром солнца луч
Заглянул в окошко
И найдя от сердца ключ,
Поиграл немножко.
 
То, что первые две строки являются «штампованными» – допустим. Здесь не только логика отсутствует, но и стихотворение целиком писалось будто бы «от балды» - что напишется, то напишется. Вот и получилось, что луч солнца играет здесь ключом от сердца.
 
Примерно в той же «чукотской» (что вижу, то пою) манере написаны и эти строки (для детей!):
 
Сегодня веселой гурьбою
Мы утро встречаем с зарею.
Нас солнышко приласкало
С собой поиграть позвало.
 
Достаточно легко придумывать такие стихи – ни мастерства, ни «творческих мук» точно не требуется.
 
Деревья встают,
Опираясь на землю корнями,
Их холоден взгляд –
Почему ты так странно живешь?
 
Прямо как толкиеновские онты, ходячие деревья… Это потому, что слово «встают» многозначно, а здесь, если на то пошло, вообще логичнее было бы употребить форму «стоят».
 
Мы с тобой потопаем
Налегке,
Мы с тобой поплаваем
В озерке,
По траве побегаем
Босиком,
Будет полон радостью
Весь наш дом.
 
Потопаем на улице – а дом-то здесь при чем?
 
Сверкает озёро, как стронций
Вечор в нем утонуло солнце
И уронило там монисто…
 
Сначала утонуло, затем уронило…
 
Чтобы ты, обхватив мои плечи,
Не кого-то сжимал, а меня…
 
Достаточно трудно, обхватив чьи-то плечи, сжимать еще и кого-то другого.
 
Одуванчик золотом
Не горит.
Может в тучах солнышко
Наше спит?
Выйду в поле я
Закричу:
Подари нам, солнышко,
По лучу!
Просыпайся, милое,
Поскорей,
Без тебя скучаем мы
Много дней.
 
Довольно симпатичное стихотворение, но не совсем понятна подоплёка. Если солнце зашло за тучу, то почему «просыпайся»? Так говорят, когда наступает ночь, – «солнце уснуло». Еще непонятная фраза «без тебя скучаем мы много дней» - это как? Полярная ночь?
 
Ты погружен в осенний сон…
Осенний сон в нем нет просвета…
Есть солнце, ощущенье лета,
И колокольный тихий звон.
Прислушайся, взгляни, пойми…
Не засыпай, дай жизни место…
 
Вспоминается анекдот: что ответит спящий человек на вопрос «ты спишь»? Здесь то же самое: ЛГ спящему человеку («ты погружен в осенний сон») говорит: «не засыпай!..»
 
В сплетении наших рук
Блестят от соли слезы.
 
Оказывается, слезы блестят от соли… Химикам на заметку. Или они так делают только «в сплетении рук»? И далее там же:
 
Сплетенье наших рук –
Как якорные цепи
 
Сразу в уме картинка: два корабля со сплетенными якорными цепями…
 
Ох, и июльский денечек,
Бодрости нашей исток;
Вокруг не найти тенечка,
Не чувствуется ветерок
 
Запомнили? Но перед этим автор жалуется на то, что
 
Уйдет ли жара, вот так…
Терпенье потеряно всеми,
Не вытерпеть уж никак.
 
Получается, что жара одновременно и бодрит, и тяготит.
 
Берег весь ощетинился в удочках.
Рыбаки приковали к ним взор.
 
Вообще-то приковывают «взор» к поплавкам…
 
И со всех четырех сторон
Православный встает народ.
Для кого-то он, может, груб,
Ведь не помнит молитв слова.
Но что стоят движенья губ,
Если вера в душе мертва?
 
Говоря о русском народе, автор замечает: «вера в душе мертва». Только напрягая мозг можно угадать, что автор вдруг переключается на других, «иноверцев».
 
Начал сучья собирать,
Уносить с полянки,
Где бросал, там вырастать,
Начинали травки.
 
Собирать или все же бросать? Какой противоречивый герой…(И какие «новаторские» рифмы...)
 
Тихая отрада
рвётся из груди...
 
Смущает это слово – «тихая». Как она, тихая такая, может «рваться из груди»?
 
Феникс воскрес. В пепле сожженных,
Тлеющих, дышащих жаром углей
 
Не правда ли, странно. Если угли стали пеплом, то они уже не угли. Соответственно, угли при этом не могут тлеть. И наоборот. А далее упоминается еще и зола.
 
Бывает и такое: название произведения дает читателю соответствующую посылку, а произведение этой посылке не соответствует. Например:
 
Рассыпает осень листья золотые,
Паутинки – нити серебра.
Заглянула в дебри, уголки святые -
Это лета бабьего пора.
 
Сад осенний песни
в переливах вязнет
Всех соцветий, как один букет,
И листвой опавшей под ногами зябнет
По утрам, когда идет рассвет.
 
Кто сможет догадаться по этим строкам, что речь идет об определенной местности , а стихотворение называется «Осенняя Грузия»? Налицо обычный пейзаж, который может быть «отнесен» к неограниченному количеству мест, топосов, «природ». Стихотворение достаточно длинное, и единственное упоминание («маркер») о Грузии приходится аж только на предпоследнюю строфу!
 
Вывод один: тщательнее подбирайте слова, опирайтесь на словари, ищите синонимы. Если захочится «завернуть что-нибудь эдакое», попытайтесь сперва предположить, как воспримет эти слова читатель, который не может угадать того, что осталось «за кадром» (то есть в голове у автора).
 
______________________________________­
Псевдофилософия
______________________________________­
 
Иногда кажется, автор раскрывает читателю тайну бытия!.. Увы, в большинстве случаев никакой тайны нет, а есть просто набор «красивых» слов и фраз соответствующей тематики. Здесь автор «для убедительности» все «важные» слова написал с заглавной буквы:
 
…Где Золотая Середина
Сплела Гармонии венок.
Где всё. Без разницы – едино!
И ты - совсем не одинок.
 
Если задуматься, внешняя красивость данных строк окажется пустой, смысл написанного теряется в «плетениях словес».
 
Смотрите, люди, я лечу -
Навстречу солнцу и апрелю!
По направлению к лучу,
В который я, как прежде, верю!
 
Чувство, что появилась новая религиозная секта – верящих в луч! А что – звучит красиво. А то, что сути в этом никакой – так зачем она вообще нужна?
 
Лимон в неволе вырастал,
Хватало сколько сил…
Лучи оконные вбирал,
Из крана воду пил.
За жизнь держался цепко плод
На веточке любви.
Берите, люди, солнце - вот! -
От южных стран вдали!
 
Кажется, что автор передал целую философскую концепцию: «берегите, мол, люди, солнце». И многозначительно резюмировал: «Вот!» Но что-то смущает – то ли примитивность содержания, то ли наивность, штампы («вырастал в неволе», «держался за жизнь»), ляпы («лучи оконные», лимон пил воду прямо «из крана»)…
 
Ни во тьме, ни при свете лунном,
Не сочту этот мир я, подлунным,
Потому что не светит Луна, -
Солнца свет отражает она!
 
Далее там же:
 
Не считаю, какой в жизни год
Рад я встретить Солнца восход,
Так как было Душе счесть угодно
Само Солнце - звездой путеводной!
 
И все это написано «по серьезке», преподносится как открытие. Остается только поразиться глубине авторского замысла и… искренне пожалеть его.
 
А есть стихи – настоящие философские пророчества! Жаль, написано коряво (подделка под верлибр), и по существу ничего:
 
Но гордости тот свет
Он путь укажет
Он к искренности подлетит
И мрак уйдет, и путь очистится
От мглы и сердце соберёт
Осколки снова,
Восстанет жизни огонёк
И жизнь окрасится
Все краски снова соберёт
Маяк зажжётся и останется…
 
А вот далее – спасибо, Господи, - образец неплохой философской модели. Она, в отличие от остальных здесь представленных, не тошнотворна, а стихотворна.
 
Нам не дано решать
Родиться, или нет,
Мы – здесь. Живём. Но только всё капризней
Начнёт давить, и жать,
И требовать ответ
Вопрос времён: о смысле нашей жизни.
 
Нет, если ты – Ван Гог,
Толстой, Ньютон, Мюссе –
Вопросов нет, твой путь Бессмертьем выстлан.
Но если НЕ дал Бог!
Но если ты – как «все»!
Чем жить? КАКИМ себя наполнить смыслом?
 
Душою можно жить,
Презрев печаль конца!
Чтоб в памяти людской остаться где-то!
Спешить! Спешить! Спешить
Вселиться в их сердца
Частичками любви, тепла, и света.
 
Пока живу-дышу,
И разум чист вполне,
За честь почту теплом делиться с вами.
Одно лишь попрошу:
Не плюйте в душу мне,
И в душу мне не лезьте сапогами.
 
______________________________________­
Банальные темы, штампы (клише)
______________________________________­
 
Кто-то говорит: нет в литературе неизбитых тем, чего вы пристали... Совершенно верно, темы (вернее, мотивы) лирики практически неизменны уже на протяжении многих десятков и даже сотен лет: дружба и любовь, природа и религия, отношение к жизни и рефлексия... Ну и что же теперь, всё одинаково описывать? Пусть мотив неизменен, но язык-то меняется! Образы, обороты, лексика, стили речи меняются достаточно быстро – так же, как и обстоятельства, в которых складываются человеческие отношения, - научные достижения, отношение человека к природе, социальные роли, благосостояние… Но не у всех поэтов, к сожалению…
 
Я тебя… догоню… Догоню,
Ухватив… ну, почти, за крыло…
Закрываю глаза и виню
Вновь себя я, за то, что прошло…
 
Вновь и вновь поэты теряют и догоняют Любовь, Музу, Ангела etc., сожалеют о прошедшем, ноют – и всё в одном и том же облике, одними и теми же словами, клишированными фразами. И думают, что пишут Поэзию.
 
Ну что мне сказать?
Говорили – победа за нами.
Теперь говорят –
Все следы наши смыл этот дождь.
 
Здесь (вверху) своеобразная «апология» штампов – интересно, догадывается автор об этом или нет, но он признает их (штампов) засилье – тогда и теперь. А внизу – пример того, как непростительно часто клише гостят в стихах у авторов:
 
Я окно нараспашку раскрою,
В дом впущу озорной ветерок,
Чтоб весна напоила любовью
В сердце каждый живой уголок.
 
Из одних штампов можно написать целое стихотворение. Например, приведенное выше: «окно нараспашку», «впущу ветерок в дом», «весна напоила любовью», «уголок в сердце». А дальше пойдут – «соловьи в душе», «тайна первой любви», «изолью душу», «солнце ясное», «потеряешь покой», «ангел сошел с высоты»… Наконец, как последний гвоздь в крышку программы (каламбур здесь нарочный), - хлесткое «Верю... Надеюсь... Люблю!»
 
Из той же серии:
 
Словно, где-то в другом измерении,
В сонном шлейфе на Млечном пути,
Наши души танцуют в сплетении
В ритме вальса под звёздный мотив.
 
Особенно познавательно выглядит фраза «в ритме вальса», которая придает «возвышенному» стилю строфы оттенок пародийности (подумайте, в каком далеко не возвышенном значении сейчас употребляется «в ритме вальса»!).
 
Мой мир из облаков и света соткан,
Незримо обитает в нём душа,
Там красками бушует осень,
Как молодость роскошна и свежа…
Там стаей птиц взлетает в поднебесье
Души творенье, светлая мечта,
Людской раздор там чужд и не уместен,
Там шумным балом правит красота…
 
Если «соткан», то всегда «из облаков», душа обязательно взлетает «стаей птиц», а мечта всегда «светлая», бал «шумный»… Ни шага налево, ни шага направо.
 
Не жди меня. Мне нет возврата,
К тебе я больше не вернусь.
Свою любовь хранил я свято,
Но дальше жить я так боюсь.
 
Вот самая-самая-самая распространенная тема: страдания покинутого влюбленного. Здесь не только лексика, но и вся структура стихов одинаковая у всех: я тебя любил, а ты ушла, я так страдал и был не прав... Я звал тебя, но ты не оглянулась... А если оглянулась — праздник-то какой!..
 
Остановись, мгновенье, –
Ты наконец вернулся…
Вновь рядом твои губы,
Любимые глаза…
 
Фауст нервно курит в сторонке: нынешним стихотворцам так мало в жизни надо. А в следующем отрывке множество штампов (душа, сердце, потери, вздох, дыша, жизнь...) слились в единое «мега-клише».
 
Последний вздох, стремится ввысь душа,
Оставив на Земле боль, горечь и потери.
Ей дела нет, что там, едва дыша,
Родное сердце в жизнь уже не верит.
 
«Чувства души» - любимейшее сочетание некоторых поэтов. Правда, в стихотворении выглядит оно некрасиво (многовато однотипных согласных: «чуВСТВа ДуШи»), да и смысл его смутен, зато смотрится крайне благородно и возвышенно:
 
И красной тонкой лентою
Связались судьбы эти,
Цветастым одеялом
Из чувств души согреты.
 
Штампом можно назвать и игру в антонимы. Помните - «...вода и камень, стихи и проза, лед и пламень...»? У нынешних версификаторов имеется под рукой словари и интернет, соответственно, поиск соответствующей пары не составляет труда:
 
Неразделенная любовь,
Как черное и белое,
Болотная вода и кровь;
Как вечное и бренное.
Как берега одной реки;
Земля и небо; хлеб и сажа;
Звезда с звездой в пустой дали;
Пожертвование и кража.
 
Еще клишированное о любви:
 
Мне стало в мире всё чудесно!
Виной тому - любви исток.
Душа поёт, и льётся песня
Очарованьем лёгких строк.
 
Бумага стерпит такие небезукоризненные восторги окрыленной души, чего нельзя сказать о придирчивых, отягощенных литературным вкусом читателях, которых не удовлетворяют сотню раз читаные уже «любви исток», «душа поет» и т. д.
 
Безбрежность имени скрываю,
Реке я преданность храню.
Другой судьбы, увы, не знаю.
И что имею, то - люблю.
 
Как тут не вспомнить Ломоносова: «Науки юношей питают, отраду старым подают...» Правда, похоже по форме, размеру, по рифмовке глагольной? И главное - очень современно.
 
Многое берут поэты из современной попсы. Это и вечные сигареты в зубах (типа «курю - значит, крут»), и цитаты из песен:
 
Зачем я в жизни прошлой, оказался слаб,
Зачем топтал любовь, так слепо, так жестоко,
Теперь Судьба не прячет свой насмешливый оскал,
Курю в ночи, а ты так близко и…далеко.
 
Вот еще популярная форма: исповедь. Так же, как и с любовной лирикой, - здесь всё всегда по одной схеме. К примеру:
 
Спасибо Боже за судьбу.
За крест, который я несу.
За жизнь, которой я живу.
За все, что есть благодарю
 
Иногда банальность темы напрямую связано с банальностью содержания. Такое чувство, что поэты при виде весны, листочков, солнышка и котят впадают в детство. Нет, временами впадать в детство необходимо, но уберегите нас, пожалуйста, от наивных, инфантильных стихов:
 
ВЫ ЗА ЭТО МЕНЯ НЕ КОРИТЕ.
Я ТЕПЕРЬ ПОНИМАЮ СПОЛНА-
МОЕ ГЛАВНОЕ В ЖИЗНИ ОТКРЫТЬЕ;
СЧАСТЬЕ В ТОМ, ЧТО ПРИХОДИТ ВЕСНА!
 
Или такой вариант:
 
Как хорошо родиться летом,
Когда за окнами пылает зной.
 
Или такой, чуть получше:
 
Травинки нежно-нежно гладят руки,
На ухо тихо что-то шепчет мне жучок.
Чтобы в душе развеять след от скуки,
Шмель загудел, и музыку завел сверчок…
 
Тоже вариант:
 
Изумрудом искрится ручеек небольшой.
Утро радость нам дарит и душевный покой.
Во вселенское счастье здесь поверить могу,
И от бед и ненастья в чудный мир убегу.
 
А здесь автор уверяет нас, что о закате до него никто в стихах не заикался:
 
Мы часто пишем о рассвете.
Но, БОЖЕ, как красив закат!
Светило уплывет в карете,
Лучом погладив летний сад.
 
Существуют и так называемые «открыточные» стихи. Ничего в них плохого нет, когда они читаются по праздникам в кругу родных. Однако поэзией это назвать сложно:
 
В День 8 Марта МАМОЧКЕ любимой
Подарю я солнца Лучик златогривый!...
 
«Назывные» стихи – обширная группа произведений, главная цель которых – описание. Ввиду кажущейся легкости их сочинения (не надо задумываться о какой-то «посылке читателю, о проблеме, конфликте – пиши о том, что видишь – и всё!), такие произведения сотворяют многие. Однако здесь есть и подводные камни: в описаниях труднее проявить индивидуальность, а штампов и в пейзажной лирике навалом:
 
Отцветает сирень, начинается лето,
И приходит июнь светлым праздником рос,
Месяц белых ночей в платье солнца и света,
Отдаленных зарниц и озоновых гроз.
 
А еще можно увлечься называнием описываемых предметов. Обратите внимание: ниже расположено четверостишие, где обозначены пять объектов, но кроме называния там нет ничего – ни настроения, ни чувства:
 
Мелькают ели тут и там,
Сосновый бор, а рядом море.
И оглушает птичий гам,
И волны бьются на просторе.
 
Следующие строки можно было бы принять за стеб (перевирание известной поговорки), если бы автор не принялся на полном серьезе доказывать свое утверждение:
 
Страданье свет
А не страданье тьма…
 
В доказательство того, что тему любви можно раскрыть по-особому, нетривиально, приведу стихотворение Игоря Иванченко – к сожалению, отрывком, чтобы не получилось слишком длинно. К стихотворению есть небольшие претензии по технике, но зато такой Любви, выраженной в стихах, можно верить!
 
Пишу стихи, читаю… Чехов, Книппер…
Газеты, книги… Нонпарель, петит…
А первая любовь, как чайный клипер,
Сквозь годы, не касаясь волн, летит…
 
Летит, летит сквозь время и пространство,
Сжигая сердце бедное дотла…
(О, если бы не чувств непостоянство, –
Любимая всю жизнь со мной была!..)
 
Видение: огни Святого Эльма
На мачтах; бейдевинд рвёт паруса;
А на носу стоит фигурка эльфа –
Та девочка… И – слышу голоса,
 
Её и мой… На краешке Вселенной,
Название которому – Сибирь,
Любовью удивлю себя нетленной…
И – вспомню её пряных губ имбирь…
 
______________________________________­
Лишние слова и ничего не значащие фразы
______________________________________­
 
Это на стыке формы и содержания. Лишние слова – инструмент неумелых (начинающих или просто пофигистичных) авторов, которым они пытаются «заткнуть» ритмические «дыры». Иными словами, для поддержания ритма в строке не хватает одного-двух слогов. Пробелы заполняются вставками: чаще всего это междометия, союзы, местоимения, короткие наречия.
 
Тут начали люди думать как Солнце спустить к себе.
Придумали в общем люди котёнка манить к еде.
 
В этом примере слова «тут» и «в общем» легко убираются без ущерба смыслу. А «в общем» - это, кстати, слово-сорняк.
 
Идя по жизни вместе рядом,
Прожил с тобою сорок лет.
 
Тавтологию тоже можно рассматривать как лишнюю вставку. «Вместе рядом» - эти слова ни вместе, ни рядом друг с дружкой не смотрятся.
 
Стихи я солнцем вышиваю.
И это чудо из чудес
Несу я в свой волшебный лес
И деревцам читаю.
 
Здесь, чтобы «залатать дыры» в ритме, автор употребляет универсальные односложные слова: «я», «и».
 
Мы проснулись в палатке с любимым
На рассвете грядущего дня.
Солнце, будто фонарик чуть в гримме,
Улыбнулось, коснувшись меня
 
Вот это «чуть в гриме», появившееся в угоду размеру (эдакое вставное выражение-уродец), кажется совсем-совсем чуждым в данном тексте. Орфографическая ошибка «в гримме» придает строке дополнительный «шаржевый» оттенок.
 
А здесь почти целая строфа лишняя, ничего не обозначающая и ненужная, просто шлейф пустых рассуждений:
 
Может быть, к мысли подобной
На Земле я пришёл не первый,
И не может быть, а наверное…
 
Чемпионом по числу лишних слов можно признать вот это четверостишие:
 
Да вот, не движется время,
Уйдет ли жара, вот так…
Терпенье потеряно всеми,
Не вытерпеть уж никак.
 
Все ли вставки вы нашли? («Да вот», «вот так», «всеми», «уж» - четыре, по одной в каждой строке!)
 
Иногда ритмический пробел автор неумело маскирует неправильным словоупотреблением:
 
Лакирует макушки у сосен
 
А нужно было бы: «Лакирует макушки сосен»!
 
В следующем отрывке повтор в принципе ненужных «и» тоже навязан размером:
 
И вечность позже вспомню, не спеша,
Наш разговор и, может, промолчу
 
Все эти «вот», «так», «и», «в общем» лаконичности стихотворению не добавляют. Наоборот, делают его тяжеловесным, вульгарным, малоинформативным.
 
______________________________________­
Нарушения единства стиля
______________________________________­
 
Бывает, что неверно (как говорится, «не в тему») подобранное слово напрочь портит впечатление от стихотворения. Так, случайный архаизм нелепо смотрится среди современной лексики; употребление диалектизмов не считается нормой литературного языка; особо неприятным и повсеместным стилевым недочетом можно признать канцеляризмы. Штампы, между прочим, также текст не украшают (но о них отдельно). Обратимся к примерам.
 
Все млело вокруг и дробилось на мелкие части
И не было силы уже на паскудство и страсти
Ленив разговор, и вода горяча
И мучает жажда...
Поехал трамвай, но нету врача
Это правда....
 
Неудачно, нелепо в одном отрывке сочетаются возвышенные «млеть», «страсти», разговорное «нету», экспрессивно-вульгарное «паскудство», нейтральные идиомы «на мелкие части», «мучает жажда». Получается стилистический «замес», и адекватность восприятия непоправимо нарушается.
 
Сверкает озеро, как стронций
Вечор в нем утонуло солнце
 
Автор употребляет давно устаревшую форму «вечор», и оправдания этому здесь я не вижу. Архаизмы могут иметь место в стилизациях, при описании былых времен… да и всё, наверное. И никакие отмазки «пишу как Пушкин» («Вечор, ты помнишь, вьюга злилась…») не принимаются.
 
И стен библейских распахнувшаяся сказка,
Впитав тела в себя с восточною харизмой,
Сплетала руки нам вибрирующей лаской
В тягучем мареве густого эротизма.
 
Никак не вяжется этот термин «харизма» в сочетании с остальными словами – ну не из той он степи. Употреблен ради рифмы.
 
"Моё солнышко" нежно шептали
Губы жёсткого всуе дельца.
 
Во второй строке - эдакое смешение архаизма («всуе») с публицистикой («делец»).
 
В камыше где-то вскрикнула уточка
И лягушек ответил ей хор.
Берег весь ощетинился в удочках.
Рыбаки приковали к ним взор.
 
Смущает слово «взор». Согласитесь, что он из другого лексического ряда, нежели «камыш», «удочка», «рыбаки», «берег», «уточка». Кстати, и слово «уточка» звучит несколько по-детски, на него я тоже обращаю внимание. И делаю вывод: автор жертвует стилем ради рифмы.
 
Томно щуря глазки,
Пело песни нам
И читало сказки
Вслух, да по слогам.
 
Солнцу, безусловно,
Не бывать таким:
То Любовь Петровна
Нарядилась им!
 
В детских стихах вдруг ни с того ни с сего появляются архаизмы «томно», «то».
 
Вечерний их вояж пропах лесным букетом,
В смесь дрока и лаванды пробрался мандарин,
Он сиротливо прел на теплом дне пакета,
Еще зигзаг и … позади отшельник-исполин,
Корявый старый можжевельник – страж секретов…
 
Среди «пейзажной», возвышенной лексики каким-то чужеземцем выглядит обрусевший француз «вояж».
 
На елях - шапки в жемчугах,
Кусты на ветви нанизали
Отборный жемчуг; крылья птах -
Муар клинка дамасской стали...
 
И снова – среди описания русской природы чужеземец – «муар».
 
Среди стилевых промахов особое место занимают неудачные стилизации. Например, под фольклор:
 
Нацежу я счастье
Да на тонку нитку,
Прогоню ненастье
Да за ту калитку,
 
Выйду в чисто поле,
Поклонюсь я травам,
Протяну ладони
К дождевым отварам,
Окунусь я в детство,
Что за той горою,
И очищу сердце
Вместе с головою.
 
«Дождевые отвары» - это, безусловно, находка. А особенно интригующе звучат финальные строки: «очищу сердце вместе с головою» - неужели ЛГ сходит с ума?
 
Ещё немного и пустырь,
Там сделаем мы остановку.
Забросим велики в кусты,
Зайдём в ближайшую столовку.
 
Здесь нужно пояснение. Стихотворение пафосно, вдохновенно и экспрессивно (правда, при этом не слишком умело технически) описывает велосипедную прогулку. И вот среди этой идиллической картины – подростковый сленг: «велики», «столовка»…
 
Прогуляюсь я
улицей знакомой,
сонной мостовой...
Ясень возле дома -
вечный постовой.
Шепчется невнятно
о своём листва...
Золотые пятна-
блики-кружева
 
Так и хочется закончить это стихотворение: «Край ты мой забытый, край ты мой родной»! Перекличка с Есениным – не беда, если автор вносит в нее индивидуальность. Но если это перепевка «о том же чуть-чуть другими словами»… это тоже не смертельно, но и не свежо.
 
Я томно опущу стыдливый взгляд
И, вздрогнув от твоих прикосновений,
Отдамся жажде давешних влечений,
Так волновавших много лет назад.
 
А вот здесь автор угадал с последней строкой: такие стихи были в моде много-много-много лет назад. Причем это уровень не Пушкина, а очень примитивно скопированного Бенедиктова.
 
Еще не тронут холодком
Твой взгляд и искренние речи…
И я спешу любви на встречу,
Как в юности, бегом, бегом.
 
Здесь очень интересно: фразой «не тронут холодком» автор - сознательно или нет – отсылает читателя к Есенинской строке «сердце, тронутое холодком» (вроде как аллюзия). Тем ужаснее сознавать, что остальные строки стихотворения (уже не Есенинского, разумеется) такой чести не достойны. Помимо орфографии («на встречу»), помимо тавтологии («спешу бегом») здесь два «общих места»: «спешить любви навстречу», «искренние речи». Примерно то же творится в других строфах.
 
______________________________________
Когда не о чем писать…
______________________________________­
 
Я здесь не буду упоминать темы любви, дружбы и т. д. О них уже сказано в разделе «Банальные темы, штампы». Здесь о другом – о возможности высосать произведение из ничего. Когда вдохновения нет, а стихи написать страсть как хочется, можно воспользоваться некоторыми универсальными приемами. Только предупреждаю: «универсальный» в данном случае – синоним «стандартного», «обыденного», «неоригинального».
 
Ну о чем еще писать при отсутствии мыслей, как не о трудностях писательского ремесла, о муках рождения «типа поэзии»:
 
И в полутемном уголочке
Твоей растерзанной души
Рождаются вот эти строчки…
А ты выуживай – пиши!
 
В таких «шедеврах» очень часто появляется Муза. Увы, как ни крути поэт Музу, в какую позу ни ставь, всё одно выйдет крыловский Квартет:
 
Держу за руку музу я,
Её веду вокруг себя
И в окружении великом
она прекрасна в танце диком,
И вдохновеньем озарит
И душу вечно молодит.
 
Нет, не помогла Муза, не уберегла от косноязычия, банальной рифмовки и прочих «прелестей», свойственных неискусным стихам.
 
Другая тема, которую поднимают, когда не о чем писать, - или «нет в жызни щастья» или наоборот – «жызнь прекрасна»:
 
Хватает разного «эскстрима»
В рутине бесконечных дней,
Но эта жизнь неповторима –
Я буду радоваться ей!
 
Часто авторы пытаются воссоздавать различные бытовые «философии», обсасывая какие-то общие фразы: «быть добрым хорошо», «деньги портят человека», «воровать плохо, но у богатых воровать можно», «улыбайтесь чаще» и т. д. и т. п.
 
Жизнь людскую мерят не годами:
Можно жить ведь долго, но как крот.
Жизнь не в жизнь лжеца, хоть и с деньгами,
Коль платил душой за деньги тот.
 
Другой прием при отсутствии фантазии – нанизывание словес по принципу ближайших ассоциаций. Самое сложное здесь - создать подобие рифмы. Смотрится порою очень креативно и создает иллюзию полета фантазии. На самом деле в таких стихах очень мало поэтичного:
 
Ты –
С летом «на ты».
Солнце горячей рукою
Нежит волосы,
С которыми ветер играет
Теплый, как день,
А день –
Протекает
В городе,
Где развязки над рекою –
Мостов шикарных полосы.
Лень….
С таких прыгать – лень,
Но иногда так хочется оказаться в омуте!
 
Можно еще посвятить стихи какой-нибудь известной исторической фигуре. И неважно, каким боком вы эту фигуру представить. Главное сказать ей спасибо и преклониться. Упоминание известной личности в заголовке уже делает автору большую честь. Так, как в следующих стихах:
 
У могилы В. П. Астафьева.
 
Как Вам там, в вышине?
Тишина у могил.
Чем? - Но чувствую, мне
Вы прибавили сил.
 
Нет у Правды границ.
... Как солдат пал в бою.
Перед Вечностью ниц
Преклоненно стою.
 
Вывод можно сделать такой: если не о чем писать, то лучше вообще не писать. Лучше почитать – Блока, Пастернака, Рубцова, Бродского… Обождать прихода вдохновения в хорошей компании.
 
______________________________________­
Заключение. Не все так плохо
______________________________________­
 
Исследование подошло к концу, но работа не заканчивается. Уважаемые авторы! Цитирование здесь чьих-либо стихов не направлено на то, чтобы этот кто-либо забросил творчество насовсем. Все мы учимся. Когда я перечитываю (краснея) свои вирши восьмилетней давности, я горжусь, что теперь пишу немножко стройнее, ярче, самобытнее. Любое мастерство начинается с малого – с «набивания» руки, первых опытов и т. п. Хуже всего – если взрослый человек пишет так же, как писал в юности. Это и называется графоманией – когда желания хоть отбавляй, а способностей не прибавляется.
 
Каждый достигает мастерства по-своему. У кого-то божий дар – ему повезло несказанно. Кто-то перечитал целую библиотеку – ему есть из чего выбирать, за кем следовать. Другие сначала постигают технику стихосложения (литературоведение и, в частности, поэтику). Есть даже те, что сочиняют наперекор всем – и у них получается что-то новое – но для этого надо опять же знать, что пишут «все»…
 
Надеюсь, моя работа, если не станет для всех откровением, то хотя бы убережет от дальнейших промахов.
 
С чем и поздравляю.
Стоп камера. Снято.
Copyright: Блинов Андрей Вячеславович, 2014
Свидетельство о публикации №329436
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 21.06.2014 18:28

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Ольга Немежикова[ 23.06.2014 ]
   Уважаемый Андрей Вячеславович! Живо, доходчиво, лаконично, а, главное, множество примеров. Спасибо за науку!
 
Блинов Андрей Вячеславович[ 25.06.2014 ]
   Ольга, а Вам спасибо за отзыв!
Ол Томский[ 01.07.2014 ]
   Посетил, после недавних событий, Вашу страничку, обратился к статье, решил оставить запись. Формулировки корректные, нейтральные, всё доходчиво, логично, уважительно, почти идеально – 2011 год.
 
Блинов Андрей Вячеславович[ 01.07.2014 ]
   Ол, я сам удивляюсь, как это у меня так вышло.

Конкурсы на премии
МСП "Новый Современник"
   
Буфет. Истории
за нашим столом
ЧТО БЫ ЭТО ЗНАЧИЛО? КОНКУРС.
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2020 год
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
2019 год
Справочник литературных организаций
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2020 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Патриоты портала
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Атрибутика наших проектов