Приглашаем членов МСП и авторов, желающих вступить в наш Союз писателей к участию в Литературных конкурсах на премии МСП и других конкурсах с призовым фондом.
Валерий Рыбалкин в проекте критики "Мнение"
Бал у кадетов
Читаем и критикуем!








Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Конкурсы для членов МСП
и авторов, желающих войти в его состав
Конкурс на премию "Золотая пчела - 2020"
Конкурс на премию "Серебряная книга"
Конкурс юмора и сатиры имени Николая Гоголя
Клуб Красного Кота
Конкурс "Пишем стишки-порошки". Совместо с проектом
"Буфет. Истории за нашим столом"
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Проекты Литературной
сети
Регистрация автора
Регистрация проекта
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Курская область
Калужская область
Воронежская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Калининградская область
Республика Карелия
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Нижегородская область
Пермский Край
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Город Севастополь
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Новосибирская область
Кемеровская область
Иркутская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Литвы
Писатели Израиля
Писатели США
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
С днем рождения!
Книга предложений
Фонд содействия
новым авторам
Регистрация на портале
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Литературная мастерская
Ваш вопрос - наш ответ
Рекомендуем новых авторов
Зелёная лампа
Сундучок сказок
Регистрация на портале
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Приемная модераторов
Журнал "Фестиваль"
Журнал "Что хочет автор"
Журнал "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Карта портала
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Любовно-сентиментальная прозаАвтор: Лана Гайсина
Объем: 9428 [ символов ]
Антон
Из цикла "любовно-несентиментальной" прозы
 
Был у меня сосед в Нижневартовске, капитан «Спасателя», судна водоизмещением…а бог его знает какого… в два корыта и одно ведро…Кубрик, корма, киль и клотик…клотик, конечно, не на мачте парусного судна… флагшток в каких-нибудь четыре метра, но штурвал - настоящий деревянный, за которым мне капитан, а попросту Витя, постоять дозволил.
Было это тогда в первую поездку, за черной смородиной. Росла та смородина сплошными зарослями по берегам Оби, одичавшая и измельчавшая ягода имела вкус необычайно сладкий и ароматный.
Мне всё тогда было в диковинку: и Обь, катившая свои серые холодные воды вдоль низких берегов, хмурое небо и тишина, застывшая на многие десятки километров.
Тут я познакомилась и с командой: Гена – моторист, Саша – матрос и Антон – помощник капитана. То есть Антон был вовсе не Антон, а Валера Антонов, но все так привыкли к прозвищу, что не сразу вспоминалось его настоящее имя. Мне одной в совершенно мужской компании было не по себе, я про себя потихоньку кляла свою подругу, которая по какой-то причине не смогла поехать и крепко держала за руку Вовика, пятилетнего сына капитана. Его с напутствием: «Охраняй, тётю» проводила в дорогу жена капитана – Люда. Вовик недолго исполнял возложенные обязанности, вскоре его кудрявая голова замелькала с головокружительной частотой в самых разных частях нашего судёнышка.
 
Откуда-то со стороны кормы послышалось поскуливание.
- Вермут, Вермут – выходи! Алла, знакомьтесь! Наш бессменный вахтенный! – Антон, наклонившись, погладил кудлатую собачонку, выползшую из-под шлюпки.
 
Да, почти «Трое в лодке… не считая собаки»…
 
Нас обгоняли и шли навстречу такие же небольшие суда, Саша давал отмашку, в ответ мелькала белая манишка встречной отмашки. Покачивались на легкой речной волне белые бакены.
Витя кивком головы позвал меня в рубку:
- Хочешь постоять…?
Я с опаской взяла в руки штурвал. Странное ощущение, в какую сторону ты бы не крутил, казалось «Спасатель» шел сам по себе, без всякой реакции на твои старания. Витя в это время вышел из рубки. Вдруг - глухой толчок и я едва удержалась на ногах. Прибежавший Витя выхватил штурвал. Колесо руля у него стремительно завертелось: вправо, влево, он закричал Саше, чтобы тот замерил глубину. Так и оказалось – мы сели на мель! Вот тут наш «кэп» оказался настоящим «речным волком», за какие-то пять-десять минут он с помощью штурвала снял судно с мели.
Вечером мы пристали к берегу. Недалеко чернели избы какой-то деревушки. Две женщины, спустившись с берега, поднялись на «Спасатель». Ребята их встретили смешками и шуточками, не оставлявшими сомнения для какой цели эти девицы ступили на борт.
Был накрыт стол, я тоже выложила припасенную снедь. Антон поймал двух стерлядок, разделав и посыпав солью, он предложил и мне, я с трудом съела кусочек, мне непривычно было есть сырую еще не пропитавшуюся солью рыбу. Ребята деловито, без тостов опрокидывали одну рюмку за другой. Антон почти не пил. Снял со стены гитару… и преобразился. Передо мной сидел рубаха-парень, светлокудрый, чубатый. Синие глаза сверкали, рука металась по грифу.
Те гитарные стоны я помню до сих пор…
Антон пел неожиданно мягким, чуть хрипловатым, без всякого манерничанья голосом:
 
Осыпаются белые розы,
Не поёт в саду соловей,
Только ты лишь, моя дорогая,
Всё сидишь у постели моей.
………………………………
Будет пасмурно-хмурое утро,
Будет дождик слегка моросить,
Ты услышишь прощальное пение,
И меня понесут хоронить…
 
- Разошёлся Антон, для кого это он так расстарался… - И тут Гена прервал пение:
- Да, хватит…ныть, сбацай нашу любимую!
 
Гитара дёрнулась в руках Антона, запричитала жесткими аккордами:
 
На увале, на увале
Я тебя любил,
На увале, на увале
Завалил.
 
Ого, страсти-то накаляются... Я вытащила Вовика из-за стола, и мы поспешно стали спускаться в кубрик. Вслед нам неслось:
 
Ты запомни эту встречу
И увал,
Ты запомни как тебя я
Ласкал…
 
Уложив Вовика на нижнюю лежанку, не раздеваясь, вскарабкалась на верхнюю полку. Вскоре ритмичные всплески волн о борт погрузили меня в полусон- полудрёму…
Проснулась я от чьего-то прикосновения, теплые руки, слегка задев плечо, гладили мне шею. Я вскрикнула, подняв голову, увидела Антона. В одну секунду он запрыгнул наверх. То, что потом началось… дракой не назовешь, мы перекатывались в яростной борьбе, рискуя свалиться вниз. Наши тела переплелись, каждая частичка моего тела содрогалась от желания и страха ответить на его ласки.
- Алла, Аллочка – шептал Антон поцелуями, пытаясь остановить град ударов, сыпавшихся на его голову. В ответ ему звучали обидные бранные слова…
Так мы промучились до рассвета, засыпая на короткое время, устав от борьбы, и вновь сцепляясь в бесконечной схватке.
Я очнулась под утро, Антон лежал рядом и тоже не спал. Мне стало смешно. Пощупав ремень на джинсах, произнесла: «Мой спаситель… на «Спасателе!»
Антон, спрыгнув вниз, ответил: « Если бы я действительно захотел…»
На мой немой вопрос, застывший в глазах, он промолчал и, резко повернувшись, стал подниматься на палубу.
Я тоже вышла на палубу, разделась и бросилась в воду. Плескалась в неожиданно теплой воде, с наслаждением смывая усталость и обиду перенесённой ночи. Сверху смотрел на меня не-то одобрительно, не-то осуждающе Гена…
Потом на берегу, в пойменных лугах, в траве доходящей до груди мы долго собирали смородину. Аромат её пьянил, бесконечная травяная даль, уходящая за горизонт и величавое спокойствие Севера окончательно заглушили неприязнь к Антону, который, кстати, не отставал от меня ни на шаг. Так мы с ним набрели на небольшой лесочек, обросший шиповником, точно крепостной стеной. Ползком пробравшись через заросли, в первую минуту оторопели от увиденной картины: вся поляна была усыпана подосиновиками! Никогда в жизни мне больше не приходилось видеть такого грибного изобилия! Перебирая грибы – чересчур крупные мы выкидывали – Антон меня спросил:
- Так почему ты всё-таки развелась с мужем?- Не имея особого желания откровенничать, я бросила незначащее:
- Не хотел он молоко для дочки возить из детской кухни!
Антон расхохотался.
- Тоже… из-за жидкости!
- Так ты значит, пил?
- Раньше. Да.
- А я всё могу простить своему «бывшему», но вот то, что шубку для дочери не дозволил купить, сказав, что дорого… это нет…
Когда мы с дочерью прилетели в Нижневартовск, было -30, а дочка была в легком пальтишке. Спасла её в ту зиму мамина пуховая шаль. Заворачивала я её в эту шаль поверху пальто и, неся портфель, шла вместе с ней через пустырь до школы. В школе у меня слезы градом от боли – так замерзали руки, а Регина – ничего, быстро пообвыклась.
 
Вернулись в Нижневартовск уже вечером. Антон вызвался меня проводить. На мой вопрос, почему «девушек» никто не провожает, Антон хмуро пробурчал: «Сами дойдут!»
С той поры зачастил Антон к капитану, по соседству забегал и ко мне поболтать.
Однажды услышала я новость, что Антон женится. И на ком же? На мне!!! Позабавило меня: почему «невеста» узнаёт последней.
Пришел он однажды с мешком игрушек для моей дочери, день рождения у неё был. Я тогда его обругала, нет, скорей всего пожурила: «Разве можно так тратиться!»
И просила больше не ходить. Антон действительно пропал. Его не было уже две недели, когда я встретила Гену. Он-то мне и рассказал, куда делся Антон. В диспансере лечился и совсем не от кожной болезни… У меня тогда холодок по спине: так вот почему «не захотел»!
Набралась я духу и пошла в тот диспансер навещать…Как мне тогда тяжко было, кажется, все знали куда я иду, сестрички в той больнице брезгливо смотрели мне вслед. Антон вышел, растерянный, весь похудевший. Конечно, он обрадовался, взял от меня передачку - котлеты и мандарины.
 
Лучше бы я не ходила к нему, туда в диспансер… и та проклятая смородина… Антон с тех пор не давал мне проходу. Звонил. Я не открывала дверь. Однажды, вернувшись с работы, я оторопела – Антон сидел у меня в комнате!
На вопрос: « Как ты сюда попал?» - ответил: «Через форточку!» Я начала кричать ему, что жизни у нас никогда не будет! Что он моложе меня, и я этого не переживу. Он схватил за руки, потащил меня к зеркалу. - Посмотри, какая ты красивая, у тебя ни одной морщинки! Ты знаешь на кого похожа?!
- Да, знаю, мне не раз говорили…На Ким Бэсинжер!
- Неужели тебе тридцать лет! Неужели три года разницы так много значат!
Я ему что-то бормотала, что это сейчас я молода, а пройдёт десять-двадцать лет и ты увидишь не в зеркале, а рядом с собой старуху… И от мужа ушла скорей всего потому, что выглядела старше его, будучи моложе по возрасту. И что второй раз не переживу этого. Если в голове засядет какая-то мысль… наваждение - от этого не вылечить…Он тряс меня за плечи, кричал, что всё это ерунда: «Главное ты – Человек!»
Вот он так и сказал: «Человек»! С большой буквы…Сказал и осёкся…
Мы оба сразу замолчали.
Потом подвела его к двери, бросив на прощание:
 
- Я тебя ненавижу!
 
За Антоном громко хлопнула дверь. Долго впотьмах потом шептала: «Я себя ненавижу…я себя ненавижу…»
 
Пришлось мне еще раз увидеть Антона. Он шел с толпой молодых девчонок и парней от памятника «Алёше», что стоит у въезда в Нижневартовск. Шёл он с гитарой в руках, полушубок нараспашку, шапка сбилась на затылок. Глаза шальные, невидящие…
До сих пор у меня в памяти звенит та песня:
 
И блестят в реке твои глаза,
Звёздами мерцают голубыми,
На щеке – горячая слеза,
Всё давно прошло, всё это было…
Copyright: Лана Гайсина, 2014
Свидетельство о публикации №322022
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 18.02.2014 23:44

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Татьяна Ярцева[ 12.02.2020 ]
   Спасибо за замечательный рассказ, Лана! Очень понравился. Есть над чем
   поразмыслить...
   С теплом, Татьяна.
 
Лана Гайсина[ 12.02.2020 ]
   Да, в этом рассказе много недосказанного вынесено на суд читателя.
   
   Спасибо за тёплый отзыв, Татьяна!

Буфет.
Истории за нашим столом
Конкурс "Пишем стишки-порошки". Совместно с Клубом Красного Кота
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2020 год
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
2019 год
Справочник литературных организаций
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2020 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Доска Почета
Открытие месяца
Спасибо порталу и его ведущим!
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Атрибутика наших проектов