САМЫЙ ЯРКИЙ ПРАЗДНИК ГОДА - 2019
Положение о конкурсе
Информация и новости
Взрослая проза
Детская проза
Взрослая поэзия
Детская поэзия








Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Cправочник писателей    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
6-й Съезд МСП "Новый Современник"
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Проекты Литературной
сети
Регистрация автора
Регистрация проекта
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Санкт-Петербург и область
Рязанская область
Липецкая область
Воронежская область
Тульская область
Приволжский ФО
Республика Татарстан
Пермский Край
Уральский ФО
Cвердловская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Красноярский край
Кемеровская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Казахстана
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Приемная модераторов
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Литературная
мастерская
Журнал "Что хочет автор"
Журнал "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Рекомендуем новых авторов
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Публицистика и мемуарыАвтор: Израиль Рубинштейн
Объем: 14101 [ символов ]
Мишка Каганович
"Почитай-ка! Не прославиться,
Угодить тебе хочу.
Буду рад, коли понравится,
Не понравится - смолчу."
Н.А. Некрасов
 
Когда всерьёз перевалил за семьдесят, в ночных бдениях всё чаще
приходят к тебе яркие воспоминания молодости. Вот так и со мной.
Вспомнились мои первые черноморские экспедиции. Весной 1969 года
выбравшись из рыбхоза в белорусских лесах, явился я в солнечный Крым.
И не куда-нибудь, а в древний Пантикапей. Для тех, кто не в курсе,
сообщаю, что на развалинах ровесника Иерусалима стоит вполне
современный портовый город Керчь. Здесь в институте АзЧерНИРО
заждалась меня небогатая должность инженера-гидробиолога. Перспективы
туманны: ни жилья, ни прописки, ни визы для работы в океане. Поэтому
супруга моя с годовалой дочуркой живёт на съёмной квартире в районном
центре Нижнегорск. Там её приняли на нищенский оклад энтомолога в
санитарно-эпидемиологической станции. А трёхлетний сынок наш пока
гостит у тестя с тёщей в Симферополе. Половину зарплаты я отдаю своим
девочкам. И не вылезаю из командировок в море.
Ярче всего я запомнил свой первый рейс на СРТ «Грот». И первого
начальника рейса Мишку Кагановича. В тот год я остро переживал все
жизненные препоны, обусловленные пятой графой в моём паспорте. И
вдруг, начальник рейса со знаменитой еврейской фамилией. Представьте
себе ладно скроенного жгучего брюнета, среднего роста, всегда с
благожелательной белозубой улыбкой. Каганович – отменный пловец,
прекрасный аквалангист. С вышки в воду Мишка ныряет так, что
засмотреться можно. Толпа юных лаборанток мечтает заполучить этакое
чудо в мужья. Они заранее готовы на любые уступки своему кумиру. Мне
бы, по привычке, стушеваться на фоне такого супермена, ан – не
получилось. Мишка как-то сразу втянул меня в свою орбиту: вместе
сверяем мою готовность к морским работам, оформляем документы к
отходу, едем на «Грот», который стоит в ковше рыбного порта. И всё это с
неизменной улыбкой.
 
Он улыбался даже в автобусе, когда я поймал в кармане моих
солдатских галифе чужую любопытную руку. Горя справедливым гневом, я
выволок карманника из автобуса. Мишка выпрыгнул за нами, как я
полагал, - мне на помощь. И вдруг слышу:
- Оставь его, Илья! Он же старше нас с тобой, вместе взятых! Били его
уже много раз! И не помогло. Он и на пенсию выйдет не исправленным! Не
бей за низкую квалификацию, отпусти!» И я отпустил, не найдя
аргументов против железных доводов нового друга.
Ранним майским утром, дочерна обгоревший, я явился на «Грот». Мы
уходили к берегам Кавказа. Экспедиции предстояло выполнить сезонные
исследования экосистемы Чёрного моря в прибрежной зоне от
Новороссийска до Батуми. На моей совести – сборы проб планктона.
Программа рассчитана на два месяца.
Первым, кого я встретил на палубе, был «римский воин» с какой-то
картины Эпохи Возрождения. Всё было при нём: прекрасно развитая
мускулатура, смуглый цвет кожи, характерная двухнедельная поросль на
мужественном лице. Присев на корточки «воин» дотошно проверял
готовность батометров к отбору проб морской воды с заданных глубин. Мы
разговорились. Оказалось, что студент Кишинёвского университета
молдаванин Коля ещё и прекрасно владеет итальянским языком. Он-то и
помог мне перенести с пирса на судно мои склянки и планктонные сети. А
потом любезно показал лебёдку с ручным приводом для отбора планктона,
общую лабораторию в трюме «Грота» и мою койку в мужском кубрике. В
ещё пустом помещении лаборатории было нечего делать. Пометив койку
своей дорожной сумкой, я ушёл на бак и, уже по привычке, растянулся под
солнцем. И незаметно для себя заснул. Это не плохой способ обмануть
голодный желудок. Проснулся с неожиданно приятным чувством, что с меня
сдирают кожу. И правда, начальник рейса и два матроса, ухватившись за
лоскуты не моей спине, картинно тянули их в разные стороны:
- Вставай, соня! Якорь поднимаем! К кабестану не подобраться!
 
А в нашем трюме уже тесно. В лаборатории копается Нила
Пантелеймоновна, бывшая учительница математики в старших классах
средней школы. Забросив своё призвание, старушка
переквалифицировалась в лаборанта-ихтиолога. Она – участник многих
наших рейсов к берегам Кавказа.
В мужском кубрике верхний ярус над моей койкой занял старший
инженер-гидрохимик Валерка Козлов. Я уже наслышан о нём. По
рассказам, Валеркина домашняя библиотека уже превысила пять тысяч
томов. Козлов – непременный участник всех книжных развалов.
Над Мишкой расположился «римский воин» Коля.
А в женском кубрике мелькает фигурка красавицы Леночки, ещё одного
лаборанта-ихтиолога. Уже по тому, как зыркнула она на Мишку голубыми
глазищами, мне всё стало ясно. Взгрустнулось: мои-то все - по чужим
углам. А этим двоим - совет да любовь. Рейс долгий, пусть разбираются кто
у кого в полОне.
 
И потянулись однообразные океанографические работы. Выполняем
стандартные разрезы от берега до границы сероводородной зоны. Всё
повторяется: выход в заданную точку, несколько часов уходят на отбор
гидрохимических и гидробиологических проб. Затем ставим донный трал.
Поднимаем трал и следуем в следующую точку. Разогнуться нет времени:
траление следует за тралением. Палуба завалена катранами. И мы, как
заведённые, занимаемся их промером и взвешиванием. Катраны - это
черноморские акулы, пищевые конкуренты камбалы-калкана. Когда-то на
Кавказском шельфе, на семидесяти-метровой глубине калканы и донные
акулы обитали совместно. А потом… хищнический промысел: русские ли,
турки, грузины. Камбалу, естественно, забирали. Акул отправляли обратно
в морскую стихию. Кому они были нужны? И настали дни, когда трал за
тралом приходят полные зубастыми тварями. Между тем, ткани катрана
содержат относительно мало аммиака. По мировым стандартам
черноморские акулы относятся к группе пищевых.
Нужно отдать должное технологам нашего института. Они шагают в ногу
со временем: пытаются сделать что-то съедобное и из катрана. Я сам
однажды участвовал в дегустации акульего мяса. В каждую лабораторию
внесли солидных размеров поднос, на котором покоились аккуратно
нарезанные акульи балыки аж десяти сортов: вяленные и копчёные по
холодному и по горячему способу, с добавкой пряностей и без оных. Мы,
дегустаторы, должны были оценить вкусовые качества продукции в пяти-
бальной системе. Всеобщей высшей оценки удостоилась примерно треть
балыков. Я же, хронически голодный приблудный бомж, поставил пятёрки
восьми сортам. И только у двух из десяти уловил слабый запах аммиака. Но
вот, дельная попытка технологов не нашла отклика, - не едят акул на Руси.
Давно научились есть кальмаров и осьминогов, мидий и мускулы морских
гребешков. А с катраном дело заглохло.
Единственное наше развлечение – ежедневное получасовое купание за
бортом. Кстати, вам знакомо слово апвеллинг? Это подъём к поверхности
холодных глубинных вод. Он формируется при длительных сгонных ветрах
от берега. В верхнем двухметровом слое вода успевает, всё-таки,
прогреться. И мы, посредственные пловцы, ныряем в море с низкого
фальшборта не глубоко. И потому не чувствуем холода. И болтаемся рядом
с «Гротом», замирая от мысли о километровой глубине под бренным телом.
А Мишке подавай самую высокую точку спардека. Он изящной ласточкой
ввинчивается в воду на десяток метров. А там – холодрыга. Наш начальник
рейса синеет, но молчит. Опасается, как бы капитан не отменил купание в
целях соблюдения техники безопасности.
 
Если же появляется окно в работе, то Пантелеймоновна вытапливает
жир из печени катранов. Для этого приспособлена лабораторная
электрическая плитка. В нашем трюме амбре стоит неимоверное. Но
приходится терпеть. Рыбьим жиром «лекарша» пользует на берегу болящих
всех возрастов. И себя не забывает. А на нашу долю достаются бесплатные
и не востребованные лекции о пользе витамина А.
У Валерки Козлова, оказывается, тоже есть хобби: вне морских вахт он
занят упорядочением своей библиотечной картотеки. Особое место в его
жизни отведено букинистической книге. И где только Валерка находит эти
редкостные тома? Как-то пришли мы в порт Батуми. Капитан объявил
двухдневную стоянку у пирса. Это значит, что камбуз наш будет
функционировать минимально. Ну что можно делать в чужом городе с
пустым карманом и пустым желудком? Ну, прошлись по набережной, потом
полюбовались архитектурой прошлых веков. Искупались в водах
Батумского залива. И всё… И началась полуголодная скука. Только не для
Валерки: как исчез, так и пришёл только к отходу. Явился, бережно
прижимая к груди растрёпанный том без обложки под названием «Пушкин
дома». В этой книге, изданной в Петрограде, кажется, в 1921 году,
доморощенный пушкинист убеждал читателя в том, что великий поэт, его
убийца Дантес и сам государь Николай Первый, - все были
гомосексуалистами. Роли не поделили, видите ли. Потому и пролилась
кровь. Козлов мусолил свою книгу всю дорогу от Батуми до Керчи.
 
А я жду своего дня рождения. Все знают, что в моём распоряжении
имеются три литра спирта-ректификата. Вообще-то он предназначен для
фиксации и консервирования особо интересных биологических экспонатов.
Но кто же позволит мне такое кощунство? Вся команда ждёт наступления
моего тридцатилетия. Уже обсудили протокол празднества, назначенного на
23 часа 21-го июня, с апофеозом – на четыре утра 22-го. Траловая команда
обещает поймать несколько камбал-калканов. Старпом с трал. мастером
наметили на карте точки поисковых тралений. Отчего же не поймать с их-то
опытом?
Что такое калкан? Представьте себе блин белорусской хозяйки,
приготовленный на завтрак для всей многодетной семьи: диаметром около
полуметра и толщиной в пару дюймов. Камбала-калкан – тот же блин,
только живой, покрытый по спине аппетитными шипами. Жареный калкан -
это песня гурмана! Пары-тройки рыб хватило бы, чтобы накормить команду
нашего СРТ.
 
И с утра 21-го тральцы приступили к операции. Но, по «закону
бутерброда» трал за тралом, а их было уже с десяток, приносили только
акул. За ужином я обнародовал свой вердикт: «Ни старпом, ни трал. мастер
не знают, где искать камбал». А в начале первого уже 22 июня на правах
героя дня заявил: «Кина не будет! Зрителям предлагается разойтись по
каютам!». И ушёл спать. И заснул, между прочим, глубоко. А в два часа
ночи меня подняли чуть ли не пинками: «Ты кого оскорбил недоверием,
салага? Иди, смотри!» И правда, траловая палуба была завалена огромными
калканами. И был праздник с возлиянием и необузданным поеданием
жареной рыбы. Слегка подогретые разведённым спиртом, старпом с трал.
мастером пространно поведали нам о трудностях донного промысла. Я
извинялся за своё недоверие добытчикам, уже в который раз. Мишка с
Леночкой быстро смылись в трюм. В общем, празднование моего
тридцатилетия прошло вполне пристойно.
 
Шёл второй день стоянки в порту Поти. Снова камбуз оказался на
замке, а я – в роли голодающего. Вот тогда Мишка и соблазнил меня
походом на местный рынок даров природы. Судовой кок отрядил
Кагановича купить каких-то овощей. Отсутствие у меня карманных денег
Мишку ничуть не обеспокоило:
- Деньги не понадобятся. Просто делай то, что делаю я.
- Воровать, что ли, зовёшь?
- Там увидишь, - заинтриговал Мишка.
И вот мы на базаре, подходим к прилавку, на котором красуются странные
плоды. Я никогда не видел ни таких форм, ни таких красок.
- Что это, Миша?
- Перец… болгарский и грузинский.
Я вырос в бедной московской семье. Что росло на московских
подзолистых землях, то и поступало на наш стол с Даниловского рынка. В
своей жизни я успел попробовать перец в виде порошка: красный и
чёрный. И оба мне не нравились остротой и горечью.
- И ты его хочешь купить? Он же горький!
- Зачем так говоришь?! – Обижается хозяин прилавка. – Есть сладкий,
есть горький! Какой хочешь! Пробуй сам! – Режет вдоль толстый кургузый
плод бледно-зелёного цвета, половинки протягивает нам. - Этот сладкий!
Мы пробуем. Я не чувствую сладости, но согласно киваю, когда Мишка
подтверждает вердикт хозяина.
- И этот сладкий! – нам предлагается жёлтый плод. Уже смело я
отправляю в рот свою половину. И, в самом деле ощущаю что-то похожее
на сладость.
- А этот очень-очень горький! – от длиннющего ядовито зелёного
стручка грузин отрезает два ломтика микроскопической толщины и
протягивает нам.
- И совсем не горький! Этот тоже сладкий! – заявляет Каганович. –
Попробуй, Илья!
Страшная горечь обожгла мою ротовую полость, пищевод и, кажется,
прокатилась до самой аборали. Почему я не задохнулся, - не знаю. Даже
слёзы сдержал, глядя на невозмутимо невинную рожу приятеля:
- Сладкий! - подыгрываю я Мишке в тон.
- Не может быть! Зачем сладкий?! – хозяин перцев бросает в рот добрый
кусок ядовитой зелени. Потом густо краснеет и разражается
ругательствами в наш адрес. В этом месте наша память расходится.
Каганович утверждает, что мы еле унесли ноги. А мне вспоминается, что
хохочущие кавказцы за соседними прилавками ещё и угощали нас чем-то
вкусным.
Тот рейс кончился. И наши пути разошлись. Мишка с Леночкой остались
на берегу. Я же связался с океаном и обрёк жену на участь морячки.
А потом случилась «перестройка». Кагановичи живут в Йокнаме, мы – в
Пардес-Хане. Все обросли внуками. Увидеться некогда. Регулярно
перезваниваемся:
- Ну, вы ещё помните вкус жареного калкана?
- Помним! А ты - вкус грузинского перца?
Израиль, 2014- И совсем не горький!
Copyright (с): Израиль Рубинштейн. Свидетельство о публикации №320119
Дата публикации: 24.01.2014 16:04
Предыдущее: Кавалер Золотой ПчелыСледующее: А.И. Солженицыну

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Лана Гайсина[ 22.01.2014 ]
   Очень интересно! Только в этом рассказе Миша Каганович ушел на второй план...
   Многие эпизоды повеселили, особенно эпизод с перцами.
   Мой брат рыбачит в Феодосии, обязательно с ним поговорю насчёт катранов, а вдруг вкусы нынче изменились. На калканов я поглядывала с сомнением: смущали не столько размеры, сколь цена ...за камбалу. Оказывается напрасно. Спасибо Вам за весёлый рассказ!
 
Израиль Рубинштейн[ 22.01.2014 ]
   Лана, Вы заодно с моей морячкой. Она тоже считает, что образ
   Миши ушёл на второй план. Спасибо Вам за отзыв. Ну а я подожду,
   всё-таки, отзыва четы Кагановичей. Что-то они скажут.
Израиль Рубинштейн[ 23.01.2014 ]
   Ну вот, Мишка с Леночкой одобрили!
Израиль Рубинштейн[ 25.01.2014 ]
   Лана, передайте брату: пусть попробует закоптить мелко-размерных
   катранов ХОЛОДНЫМ копчением. Помню, как ещё будучи
   студентами-биологами­,­ мы с удовольствием растерзали такой
   экспонат.
Лана Гайсина[ 25.01.2014 ]
   Спасибо, Израиль! Как раз ему отпишу...
Любовь Здорова[ 24.01.2014 ]
   С удовольствием прочитала ваш рассказ. Живо представляются талантливо описанные герои и жизнь в экспедициях, наполненная оптимизма. Спасибо!
 
Израиль Рубинштейн[ 25.01.2014 ]
   Спасибо, коллега!
Сеня Уставший[ 11.02.2014 ]
   Хороший рассказ, берущий читателя правдивостью повествования. Конечно, с названием вышло не очень. Но это не главное. Читатель Вас благодарит. Полезно читать такие вещи.
   С уважением
 
Израиль Рубинштейн[ 11.02.2014 ]
   Спасибо, Сеня Уставший, за положительный комментарий! Ждите с
   ответным визитом. Не понятна мне критика названия рассказа:
   "Мишка ушёл на второй план". Кому приходилось участвовать в
   морских экспедициях, знают, что каждый из её участников уходит
   на второй план. На переднем - сама экспедиция. А их у меня было
   столько... Кстати, ни сам Миша, ни его Леночка (лит. образование!)
   не усмотрели какого-либо несоответствия. Менять название не
   считаю нужным.
Сеня Уставший[ 12.02.2014 ]
   Насчёт названия. Вы абсолютно правы, что уверены в его правильности. Хотя, как говорят, совершенствование беспредельно:).Например, Ваша уверенность сделала в моём восприятии такую ассоциацию: Мишка Каганович - как образ-отображение Той Эпохи. Да.
   А Севастополь у Вас такой, какой он был для Вас в ту пору. Конечно. Как может быть по другому?
   Успехов и хорошего настроения
 
Израиль Рубинштейн[ 12.02.2014 ]
   Согласен. Очевидно, что мы с Вами - из разных эпох. Увы, история
   не имеет сослагательного наклонения.
Жуковский Иван[ 22.02.2014 ]
   Рецензий написано на целый рассказ. Добавлю и я сою мыслишку. Читал с интересом. Высветился образ автора. Я - земной человек, невидевший живого моря, вжился с героями рассказа. Талантливый человек талантлив во всём. Успехов Вам.
 
Израиль Рубинштейн[ 22.02.2014 ]
   Спасибо, Иван!
Сергей Александров[ 09.04.2014 ]
   Здравствуйте, Израиль.
   Прочитал Ваш рассказ с интересом.
   С ещё большим интересом прочитал комменты.
   Хочу и свой добавить - с интересной историей.
   Её мне поведал как-то один из моих сотрудников, в молодости - лет 40-45 назад живший в Москве в районе Нагатинской поймы.
   Суть такова.
   Одна знакомая ему тогда грузинская бабушка (жила в соседнем бараке) научила его есть стручковый перец, что бы тот не жёг рот.
   Надо аккуратно надрезать перец от черенка до кончика в двух местах, и снять полоску перца между этими надрезами. Её можно смело отправлять в рот. никакого жжения!
   Он. мой сотрудник. в молодости таким способом подшучивал над продавцами рынков.
   Спрашивает - Перец острый?
   ему отвечают, что острее не бывает, можете попробовать.
   Он о пробует вышеописанным способом, сьедая чуть ли не половину от перчика.
   Потом говорит, что никакой остроты нет.
   Обомлевший продавец с негодованием сразу суёт вторую половину себе в рот. Жуёт.
   Потом начинается дикий ор.
   Но молодого человека уже и след простыл...
   
   Удач вам.
   С уважением, С.А.
 
Израиль Рубинштейн[ 09.04.2014 ]
   Спасибо за комментарий, Сергей! Мы с Вашим "молодым
   сотрудником сорокалетней давности" - земляки. Я и сам из
   Нагатина. Интересно было узнать о способе избавиться от горечи
   перца. Но экспериментировать остерегусь на старости лет. Тем
   более, что Мишка жрал его в натуральном виде.
Иван Мазилин[ 20.04.2014 ]
   Уважаемый Автор!
   Удовлетворите мой интерес. К какому разделу номинации Конкурса вы
   причисляете безусловно прекрасный автобиографический рассказ. Я
   попытался - у меня ничего не вышло. Может Вам нужно перенести его в
   номинацию "просто о жизни"? Там он будет более востребован.
   А рассказ, повторяю, прекрасный.
   С уважением
 
Израиль Рубинштейн[ 20.04.2014 ]
   Благодарю за интерес к моему произведению. В конкурсе имеется
   раздел "Фантастика, фэнтези, мистика, детектив и ПРИКЛЮЧЕНИЯ".
   Вот туда, к ПРИКЛЮЧЕНИЯМ, я и причислил "Мишку Кагановича".
   Уж если морская экспедиция - не приключение, то...
Иван Мазилин[ 20.04.2014 ]
   Хорошо, пусть будет так, хотя повторюсь, по жанру у Вас ближе к автобиографическому рассказу.
   Спорить не будем :))
   Удачи в конкурсе
   С уважением


Буфет.
Истории за нашим столом
Доска Почета
Открытие месяца
Спасибо порталу и его ведущим!
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой
Атрибутика наших проектов
Сейчас на Литературном портале
2 авторов
88 гостей