САМЫЙ ЯРКИЙ ПРАЗДНИК ГОДА - 2018
Новогодний конкурс
Положение
Иноформация и новости
Номинации конкурса


Главная    Лента рецензий    Ленты форумов    Круглый стол    Обзоры и итоги конкурсов    Новости дня и объявления    Чаты для общения. Заходи, кто на портале.    Между нами, писателями, говоря...    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Наталья Деронн
Бенефис Первой
Фаворитки Красного Кота
Слушайте "свою самость" -
не включайте телевизор!
Что хочет автор
Электронная газета
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Новые авторы недели
Объявления и анонсы
Новости дня
Дневник портала
Приемная дежурных
Блицы
Приемная модераторов
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Рекомендуем новых авторов
Альманах "Автограф"
Отдел спецпроектов и внешних связей
Диалоги, дискуссии, обсуждения
Правдивые истории
Клуб мудрецов
"Рюкзачок".Детские авторы - сюда!
Читальный зал
Литературный календарь
Литературная
мастерская
Зелёная лампа
КЛУБ-ФОРУМ "У КАМИНА"
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Наши юные
дарования
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Просто о жизниАвтор: Ляна Аракелян
Объем: 18475 [ символов ]
Здесь рождались гении
«ЗДЕСЬ РОЖДАЛИСЬ ГЕНИИ».
 
Здесь рождались гении. Здесь жила будущая богема светских
тусовок. Здесь в облёванных туалетах и кухнях зарождалась любовь.
Распадались и рождались пары и парочки. И продолжался род
человеческий. Мальчики и девочки… Спросите у каждого киношника
или театрала, как им жилось в студенческую пору? Каждый расскажет
свою историю.
Не хватало денег на хлеб, зато на пиво и водку выскребались
последние копейки. Закуска? А какая к чёрту закуска, когда вода в
кране не закончилась?! Если кто-то привозил картошку, то её ели
просто отваренную «в мундире» или жарили несколько сковородок. По
приезду из родных Михайловок, Фёдоровок и прочих населённых
пунктов на столе царило изобилие… первые три-четыре часа. Потому
как голодные студенты делились всем, что передавали заботливые мамы
и бабушки. И снова водка и пиво лились реками…
Кухни. Они мало чем отличались от мусорного контейнера, разве что
только тем, что находились в помещении. Хотя, стараниями коменды,
проводились генеральные уборки. Только порядок долго не сохранялся.
На печках можно было наскрести «второй завтрак». Плодились и
множились тараканы – полноправные хозяева «райского» уголка. Но и с
такими соседями шли обсуждения последних театральных и киношных
премьер. Поиски истины. О, эти диспуты! Каждый чувствовал себя
первопроходцем. Заново изобретались велосипеды. Звучали пафосные
речи. Грядки пустых бутылок возле того, что называлось мусорным
баком, которого из-за мусора уже давно не видно, свидетельствовали, о
том, что ещё один вечер прожит не зря.
Еда. Очень часто утро начиналось с чашки кофе, который-то и кофе
назвать было трудно. Так, первоклассный пережаренный ячмень. И
сигареты, а чаще двух-трёх. Мало кто не курил. Редко успевали
позавтракать, потому что завтраки и студенты часто вещи
несовместимые. В воскресенье завтрак заменяла бутылка пива или
банка бир-микса. Всегда спасали макароны, пельмени, картошка и
гречка. Плов, борщ, суп или жареное мясо – были редкими гостями на
столах будущих гениев, но появлялись. Благо недалеко от общаги
делали курей гриль. И на выходных в складчину покупали курицу и
литра три-четыре пива. А ещё были так называемые «пылесосы». Фаст-
фуды «Макдональдс» и «Пузата хата» были если не самыми
оптимальным, то одними из самых посещаемых заведений. Правда,
после трапезы в них, есть, и без того голодным студентам, хотелось ещё
больше. Здесь получали «профессиональные» заболевания: гастрит,
язву желудка, холецистит, остеохондроз и нефрит. Но это было самой
маленькой бедой в жизни.
Наркотики. Марихуана в общаге была всегда. Чуть реже был «фен»
и марки. И уж богемный кокс был очень у немногих. Что поделать,
рынок и рыночные цены слишком кусались. «Бульбики» сделанные из
обрезанных пластиковых бутылок бережно хранились в недействующих
духовках. Аромат от «трубок мира» стоял на весь блок. И все делали
вид, что ничего особенного не происходит. Да, впрочем, и не
происходило. Это была обыденность.
Алкоголь. Как и говорилось выше, здесь лился рекой. И с огромного
похмелья ехали на пары. Умудрялись на «отлично» сдавать сессию,
после чего она снова закреплялась изрядной дозой спиртного. И какие
бы меры не принимались заботливым деканатом, искоренить сие было
просто невозможно. Он здесь употреблялся не для расслабухи или
заливания горя, хотя, случалось частенько и такое. Он здесь просто
употреблялся. Пили всё: от домашнего самогона и дешёвого портвейна
до дорогого бейлиз и мартеля. Правда, последнее было по праздникам.
Но ведь было. Потому что многие работали. И зарабатывали очень
неплохие деньги, которые пропивались в общаге или оседали в
хороших кабаках и ночных клубах. Будущие Брандо и Бернар
напивались до полусмерти. Затем, почти до утра не выходили из
туалетов, выворачивая желудок. И, навсегда посадив свою печень, шли
дальше своим тернистым путём в «звёзды». Когда же они становились
известными, то клялись и божились, что никогда даже пробки от пива
не нюхали. И пусть потом рекламодатели скажут, что имидж ничто!
Девчонки в пьяном угаре зачастую рыдали по утраченной любви. А на
утро с квадратными головами еле вспоминали о событиях прошедшей
вечеринки и не могли понять, отчего вместо родимых обворожительных
глазок на них из зеркала смотрит нечто монголоидной расы, а
наволочка вся в туши и помаде.
Праздники. Особенно дни рождения с выносом столов на блок.
Эдакий фуршетный вариант, сводившийся зачастую к простым
бутербродам с дешёвым паштетом и горой оливок. Еще были шпажки из
зубочисток с нанизанными виноградинами или оливками с сыром.
Незаменимый салат «Оливье» и сало, нарезанное тонкими пластинками.
Создавалась видимость изобилия. Праздновали всем блоком или
общагой. Редко когда дарилось что-то стоящее. Зачастую вручались
подарки в виде абсолютно ненужных и непригодных вещей в хозяйстве.
Например, ёршик для мытья унитаза, который с непонятной
хозяйственной целью был положен в сумку заботливой мамой. Или же
перебирались собственные подарки. Плюшевые китайские звери разной
масти, или непонятно для чего предназначенные сувениры. Они
годились разве что для собирания пыли, которая была в изобилии во
всех комнатах. И, конечно же, танцы. Таких танцев не знали
стриптизёрши! У мальчишек бушевала пьяная эротическая фантазия, а
девчонки изгалялись, как могли. Не факт, что у кого-то после этого
была потом бурная ночь. Девчонки могли, наплевав на «светлые
чувства», просто завалиться спать, зачастую, даже не раздеваясь. А
фантазии мальчишек так и оставались фантазиями. Но, чёрт побери!
Было весело и классно! Отрывались на полную катушку! Плевать, что на
утро не помнили вторую половину вечера. Но ведь она-то, эта
проклятая половина была! И так весело было узнавать потом от более
трезвых очевидцев «как прикольно ты вчера сделала Витьку с пятого
курса».
Любовь. Это отдельная глава. Разбитые сердца не только девочек,
но и мальчиков. Так как среди будущей богемы весьма распространены
были и нетрадиционные пары. На сие никто никакого внимания не
обращал. Каждый имел право на свою любовь. Родителям
нетрадиционные мальчики и девочки искусно врали, что они
встречаются с девочками, то же самое говорили и девочки. Многие из
них даже привозили домой «прекрасные половины», чтобы усыпить
бдительность родителей и скрыть своё настоящее. Хотя, были и
смельчаки, которые открыто заявляли о том, что они не такие как все и
нормальной семьи у них никогда не будет. Родители горевали, но
поделать ничего не могли. Некоторые навсегда отворачивались, а
большинство, ругаясь, прощали своих ненаглядных чад. А что делать?
Родная кровь как никак.
Секс. Многие девочки здесь лишались самого драгоценного –
невинности. Плача Ярославны по утраченной девственности никто не
устраивал. Наоборот, после произошедшего, если не мёртвой хваткой
цеплялись за объект пятиминутного удовольствия, то какое-то время
старались «поддерживать отношения». Многие ударялись в
коллекционирование партнёров. Записывали в тайные блокнотики
имена, но на втором или третьем десятке, сбивались со счёта, и
блокнотик тонул в ворохе бумаг письменного стола или тумбочки. А
после бурных вечеринок, и вовсе не помнили, с кем провели ночь. Это
называлось: «Ну, тот, симпатичный мальчик с третьего режиссерского».
Мальчики тоже особо не парились. Сегодня Катя, завтра Маша, а
потом: «Та, невысокая блондинка с восьмого этажа». Куда более
насыщено флюидами секса было во время празднования дня студента.
Никому не мешали соседи по комнате. Их просто никто не брал во
внимание. Даже в туалетах было «поле деятельности». Об этом
свидетельствовали отпечатки тапочек на подоконнике и презервативы,
которые никто не удосуживался кинуть в мусорное ведро. Спустя время
там появлялись тесты на наличие наследников с различными
результатами. Но не всё было так запущено! Здесь рождались и крепкие
семейные пары, которые успешно оканчивали университет, и съезжали
на съёмные квартиры. А самое главное – здесь рождались дети.
Маленькие человечки, которых растила и воспитывала вся общага. На
блоке, где был малыш, никто не курил и не кутил. Это было табу. И если
были охочие до праздников именно на этом блоке, то им
старшекурсники популярно объясняли, почему нужно уйти несколькими
этажами выше или ниже.
Девочки. Первокурсницы влюблялись, строя из себя прошедших
огонь, воду и медные трубы барышень. С эдаким шиком, рассказывая о
своих любовных победах. Их рассказы, в большинстве случаев, были
почерпнуты из других рассказов, более старших барышень сестёр,
подруг, а то и мам. Первокурсницы и не только, рьяно предавались
плотским утехам, а в глубине души лелеяли надежду удачно зацепиться
за столицу. Способов было немало. У преподавателей, с целью
построения своего обеспеченного будущего, выспрашивалось насчёт
перспективных и талантливых студентов. И врали, не краснея: «Мне
нужно закончить курсовую!» Педагоги, конечно же, делились
информацией. А молоденькие провинциалочки уже выстраивали свои
собственные планы по покорению вершин под названием Ваня
Сапрыкин (очень-очень талантливый оператор), или Юра Коробейников
(он в этом году взял гран-при на престижном фестивале). И даже если у
упомянутых Сапрыкина и Коробейникова были девочки – это не мешало
им крутить романы с молоденькими и хорошенькими первокурсницами.
Ведь сексом здесь дышало всё. Особенно по праздникам. Ведь, если
верить поговорке, у студента в году два праздника: новый год и
каждый день.
Мальчики. Мои дорогие мальчики. Вы тоже страдали от
неразделённой любви. Это было так мило и по-детски трогательно.
Когда: «Эта сучка предпочла конченого Вовку с актёрского!» И были
разборки. Разбитые губы и носы. А потом с тем самым конченым Вовкой,
на утонувшей в мусоре кухне, пили водку и братались. Здесь рождалась
настоящая мужская дружба. Здесь не прощали предательства. Здесь
был свой особый кодекс чести. Упасть лицом в грязь очень легко.
Гораздо труднее было восстановить свой статус. Те, кто не выдерживал
общаги, ломались и уезжали назад в свои Опупеловки, навсегда забыв о
карьере актёра, режиссёра или оператора. Их имена очень быстро
забывали.
Нелегалы. Это вообще особые люди. Вроде они есть, но официально
их нет. Хотя в лицо их знала вся общага, но для коменды посторонних
на этажах никогда не было. В комнатах рассчитанных на троих,
зачастую жили пять человек. Плюс гости, т.е. друзья, которые
приезжали потусить на пару деньков в столицу. Плюс-минус человек
семь кое-как размещались в тесных комнатушках. И никто не обижался
и не жаловался. А те, кто бегали к коменде или декану с доносами,
сразу же становились минимум врагами народа, максимум изгоями. Слава
о них разносилась тут же по всем кругам. С этими людьми больше
минуты никто не общался. А если таковое и случалось, то, как это
поётся в известной песенке: «Привет-привет! Пока-пока!»
Заочники и вечерники. Они были отдельной кастой и нечастыми
гостями в общаге. К ним тоже присматривались. И не только
первокурсницы. Это были почти состоявшиеся люди, которым
необходимо было образование. Это были настоящие практики, а
некоторые и мастера своего дела. Не хватало… Кому-то знаний, а кому-
то и диплома. Купить диплом ВУЗов конкурентов было возможно. А что
купить невозможно? Проблемой было с этими дипломами устроиться на
работу. Было и такое, что диплом не котировался. А на некоторых
телеканалах на досках объявлений висело такая себе весёлое
объявление: «Выпускников такого-то ВУЗа просьба не беспокоить».
Гитара. О, да, это был необходимый, незаменимый и самый главный
музыкальный инструмент, без которого не обходилась ни одна
вечеринка. Горлопанили песни на всю общагу, стараясь изо всех сил не
попадать в ноты, а орать как можно громче. Чтобы его «высокий
легкоузнаваемый тенор» был слышен помимо всех блоков ещё и на два-
три квартала. В каждом умер как минимум Фрэнк Синатра и Монсеррат
Кабалье. И летом из дома напротив частенько вызывали милицию, чтобы
угомонить разбушевавшихся студентов. И вы думаете, что это кого-то
останавливало? Ни фига! Песни орались раза в три громче. Но часто
было и такое, что пели песни так, что душа разворачивалась. А когда
пели народные песни, да еще и на несколько голосов, то строгие тетки
из соседнего дома высовывались из окон и подпевали себе под нос: «Ой,
чий то кінь стоїть...»
Работа. Ну, на первом курсе об этом сладком слове можно было
забыть. Работа была единственной – на зачётку. Чтобы потом зачётка
работала на тебя. Но со второго курса многие устраивались на работу и
ухитрялись работать и учиться. Работали в театрах, на съёмочных
площадках, телеканалах и продакшнах. Начинали с самого низа, чтобы
потом дойти до самого верха. И у многих это очень даже неплохо
получалось.
Общага. Здесь проходили школу жизни. Кто не выдерживал – сходил
с дистанции. Крупных ошибок не прощали. Мелкие помнили не долго, но
при случае всегда могли отпустить колкость. Не прощали воровства.
Особенно воровства сюжетов. Это было плевком в лицо: «Я перед тобой
выворачиваю душу, а ты крысятничаешь?!» Никогда не прощалось
воровство личных вещей! Не дай бог, такому быть! Вор жестоко
избивался и был обречён на вечное изгнание. И по-хорошему, ему
просто предлагали забрать документы.
Здесь закалялись характеры и воля. Здесь неудержимо хотелось жить
и творить. Только не сразу. Период адаптации у каждого был свой.
Кому-то хватало месяца, а кто-то приходил в себя через неделю
проживания. А кому-то не хватало и всего срока обучения. Такие или
искали квартиру, чтобы творить в полной тишине и покое. Или же
уезжали на свою историческую родину. Навсегда. Бедные коренные
жители столицы! Вы никогда не могли познать того особого мира,
который назывался ОБЩАГА! Попробуйте ночью, как Суворов через
Альпы, пройти через бабулю вахтёра! Тётя Тоня стала притчей во
языцех! Её бдительности мог позавидовать часовой у Кремлёвской
стены, так как всех студентов она знала в лицо. Поэтому нелегалы по-
пластунски проползали по ступенькам мимо неё. Ах, эта заботливая
торговля на вахте сигаретами, майонезом, яйцами, вафельками в
шоколаде, хлебом и «мивиной»! Как же это было удобно! Если бы
бабули приторговывали ещё и пивом – цены бы им не было! Затем,
бабулек сменили охранники, которые очень быстро спились со
студентами.
Особым «видом спорта» было лазанье по балконам! В этом был
особый кайф! А как, скажите, пожалуйста, пройти в ларёк за пивом,
которое как-то неожиданно закончилось в три часа ночи? Охранник
видит сто десятый сон, и вряд ли обрадуется вашей идее открыть дверь.
Путь один – через балкон. Страховали несколько человек. Но в этом
был особый кайф. Лихая романтика…
Зависть. О, это было бичом Божьим. Особенно этим «недугом»
страдали актрисы. Старшие не прощали первокурсницам их главного
козыря – молодости и свежести. В двадцать лет многие считали себя
старухами. Тщетно искали на своих лицах признаки первых мимических
морщин, а, найдя хоть одну, впадали надолго в полную депрессию. Что
и говорить, а кто, как не они могли развернуть драму из ничего!
Сыновья и дочери не особо обеспеченных родителей завидовали более
обеспеченным. Втайне желая их родителям полного краха и
банкротства, чтобы и они узнали почём фунт лиха.
Здесь играли в очень опасную игру под названием «настоящая
взрослая жизнь». Здесь росли маленькие стервочки и сучки, которые
впоследствии становились стервами и суками, что весьма помогало им
продвигаться по служебной лестнице. Здесь делали первые шаги
альфонсики, вырастающие в Альфонсов. Как ни крутите, а перспектива
влиться в хорошую столичную семью была не только в прекрасных
девичьих головках. Только им продвигаться по трудному пути кино и
театра было гораздо сложнее. За спиной всегда слышался злобный, а
чаще насмешливый шепоток: «Это протеже Катьки. И чего она носится
с этим бездарем? Был бы хоть перспективным».
Здесь примеряли на себя мир, пробовали жизнь на ощупь и ломали
себя. Изменялись все. Кто-то в лучшую сторону. Кто-то в худшую.
Исключений не было, и быть не могло. Здесь закалялся характер, росли
коготки и зубки, которыми потом крепко цеплялись за тернистый
творческий путь.
А какой он у каждого будет, кто знает? Вы? А, может быть, вы
дадите ответ? Нет. Ответа не даст никто. Каждый выгрызает и
выцарапывает эту нишу, которую впоследствии займёт сам. Кому-то
помогут друзья. Ведь протянуть руку помощи – одно из правил кодекса
чести огромного организма под названием «общага». Кому-то это место
уже приготовили и держат родители. А кто-то сойдёт с дистанции. Но
это будут не те, кто хочет стать настоящим Мастером. Сюда поступают
не для того, чтобы так легко сдаться.
Эй, вы ими ещё будете гордиться! Это про них вы через несколько
лет будете рассказывать первокурсницам и первокурсникам, что они
весьма перспективны. Что им респект и уважуха. А они так мило будут
строить им глазки, пытаясь увести от их Маш, Галь и Миш с Серёжами. И
ведь кого-то таки уведут, черти полосатые! Но ведь ненадолго. Они же
вернутся к своим прекрасным половинкам, которые будут их ждать и от
всего сердца переживать их увлечения. Естественно, что половинки
устроят грандиозную сцену ревности с заламыванием рук и битьём
посуды. А виновники потом раскаются, склонят головы и колени. И будет
очень бурное примирение. И растают в объятиях друг друга и
растворятся в этом коротком счастье, которое будет казаться
бесконечным. А утром на их лицах будут сиять улыбки. И не беда, что в
чашках дрянной кофе. Он ведь будет приготовлен с такой любовью,
что отказаться от него просто невозможно. А вечером маленькая
дешёвенькая розочка в подарок, у которой лепестки назавтра и вовсе
осыплются. Но ведь это же мелочи, правда?
Потому что здесь и только здесь рождались, рождаются, и будут
рождаться гении. Будущая богема светских тусовок. Будущие
продюсеры, режиссёры, актёры, драматурги, операторы и самые
зубастые критики! Потому что здесь свой, особый мир. В котором всё
невероятно. И оттого кажется, что всё совершенно.
Всё снова повторится. Ещё один виток сделает Вселенная. Ещё на одно
космическое мгновение продолжится жизнь. Жизнь ради искусства…
 
13.01.08г.
Copyright (с): Ляна Аракелян. Свидетельство о публикации №318170
Дата публикации: 28.06.2014 16:35
Предыдущее: "Как накозлячить счастье"Следующее: Случилось? Банально…

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Диплом номинанта
премии "Чаша таланта"
Номинанты премии МСП "Новый Современник"
"Чаша таланта"
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Приглашаются волонтеры!
Направления
деятельности
Реквизиты и способы оплаты по МСП и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Атрибутика наших проектов

Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой