Приглашаем членов МСП и авторов, желающих вступить в наш Союз писателей к участию в Литературных конкурсах на премии МСП и других конкурсах с призовым фондом.
Валерий Рыбалкин в проекте критики "Мнение"
Бал у кадетов
Читаем и критикуем!








Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Конкурсы для членов МСП
и авторов, желающих войти в его состав
Конкурс на премию "Золотая пчела - 2020"
Конкурс на премию "Серебряная книга"
Конкурс юмора и сатиры имени Николая Гоголя
Клуб Красного Кота
Конкурс "Пишем стишки-порошки". Совместо с проектом
"Буфет. Истории за нашим столом"
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Проекты Литературной
сети
Регистрация автора
Регистрация проекта
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Курская область
Калужская область
Воронежская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Калининградская область
Республика Карелия
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Нижегородская область
Пермский Край
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Город Севастополь
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Новосибирская область
Кемеровская область
Иркутская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Литвы
Писатели Израиля
Писатели США
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
С днем рождения!
Книга предложений
Фонд содействия
новым авторам
Регистрация на портале
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Литературная мастерская
Ваш вопрос - наш ответ
Рекомендуем новых авторов
Зелёная лампа
Сундучок сказок
Регистрация на портале
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Приемная модераторов
Журнал "Фестиваль"
Журнал "Что хочет автор"
Журнал "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Карта портала
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Очерки, эссеАвтор: Лана Гайсина
Объем: 7116 [ символов ]
Мут – по-немецки мужество
Перелистывая томик Алеся Адамовича, наткнулась я на маленький рассказ о немецком антифашисте Августе Муте. Называется он «Мут по-немецки означает мужество». И в связи с этим вспомнилось событие десятилетней давности. Крестный отец моего внука, попросил принять его друзей из Германии, желающих посетить могилу родственника бывшего военнопленного, погибшего в России.
В тот год в июле стояла невыносимая жара. Ситуация усугублялась невероятной занятостью: я металась между приемными экзаменами и высыхающим огородом, до которого мне приходилось добираться более двух часов на различного вида транспорте. К этим хлопотам добавилась беготня по магазинам, в поисках купить что-нибудь эдакое для иностранных гостей и тщетные попытки привести в надлежащий вид мою маленькую квартирку в хрущевке.
В день прибытия гостей с утра у меня были неотложные дела в университете. Встречала гостей моя подруга с мужем. Процедура «опознания» происходила очень просто. Галина Васильевна держала в руках плакат: «Георг и Рудольф Ферстеры – мы вас ждем!» Очень скоро к Галине Васильевне с Игорь Наумовичем подошли трое: с Ферстерами был военный атташе, тоже прибывший с теплоходом. Отец и сын Ферстеры - типичные немцы: высокие, костистые, голубоглазые. Атташе, звали его Франк – молодой дородный брюнет, с серьгой в ухе. Погибший приходился старшим братом Рудольфу.
После короткой экскурсии по дороге из речного порта гости прибыли ко мне домой. Шумная весёлая компания ввалилась в квартиру, когда я готовила завтрак. Пожимая руку Георгу, усилием воли подавила желание выставить его обратно в прихожую. Мой белый индийский ручной работы ковёр на глазах серел, затоптанный уличной обувью гостей. Более того, Галина Васильевна бродила в уличных туфлях, забыв о том, что я над этим ковром почти священнодействую. Черт бы побрал этих европейцев!
На завтрак приготовила кофе с заварным пирожным. По случаю высоких гостей на столе красовался дорогой сервиз из тонкого фарфора. Немцы удивленно таращились на маленькие розовые тарелочки с пирожным и все спрашивали: «А что это такое?!». Получив разъяснение по поводу происхождения пирожных, огорчились что это не национальное блюдо, но тем не менее с удовольствием уплетали. Подкрепившись, уехали осматривать достопримечательности города, а я осталась готовить обед. К сожалению при такой жаре приготовить что-нибудь из национальной выпечки было все равно, что обречь всех на газовую камеру, поэтому я остановилась на борще с котлетами. Главное, чтобы было вкусно!
Вернувшись с экскурсии, немцы разулись и аккуратно расставили обувь в прихожей. На мой немой вопрос – пояснили – были в мечети. Вот там их и просветили. Конечно, в Германии тротуары такие чистые и не заплеванные как у нас, что можно позволить себе не разуваться.
Сели обедать. Все с аппетитом поедали приготовленное. Почти умиляло, что даже бутерброды с икрой немцы не запихивали в рот цельным куском, а аккуратно порезав ножом на кусочки, с помощью вилки отправляли в рот. Как потом я увидела, на скатерти после обеда не было ни единого пятнышка. Немец и аккуратность – почти синонимы!
Георг и Франк свободно говорили по-русски. Не обошлось за столом без сакраментальной темы: «Почему на Руси жить плохо». Ответ был не менее сакраментальным: «Потому что плохо работаем». Я про себя подумала, во сколько же я «ленивая» спать легла. Кажется, было около трех ночи. В шесть утра мне надо было вставать, чтобы поспеть в университет. И я точно знаю, что не была такой уникальной труженницей, мои коллеги-преподаватели мотались из одного конца города в другой в попытке заработать на более-менее сносную жизнь. По сносной жизнью мы тогда понимали не особняки, не дорогие машины, а пропитание для семьи и одежду.
Я подняла тост: « Не по нашей воле ЭТО произошло, но в нашей воле, чтобы ЭТО не повторилось». Наверное, тогда каждый думал о своем. Я вспоминала рассказы матери, как в годы войны, они собирали мерзлую и гнилую картошку. Как потом пришла похоронка на моего деда: погиб в первые дни войны где-то на Западной Украине. Осталась моя бабушка с четырьмя малолетними детьми. Как потом их деревня оказалась отрезанной от всего мира – 800 человек скосила круппозная ангина. И как продукты и лекарства сбрасывали с самолета. Наверное, тогда семье матери помогла уцелеть родственница фельдшерица, напоив вовремя лекарством.
Что вспоминал Рудольф, не знаю. Сидел, опустивши голову, взглядом упершись в тарелку.
Ехать предстояло в удмуртские леса, километров за 250. Недалеко от Сарапула, в небольшом селе была братская могила, где похоронен брат Рудольфа.
Георг умоляюще сложил руки, когда я предложила им ехать на электричке.
Да здравствуют двоечники! Я позвонила отцу одного такого «футболиста». Нет, парень он был неплохой, но не любил математику и очень увлекался футболом. Отец «футболиста» согласился ехать. На следующий день, рано утром Тимур с Рудольфом и Георгом выехали в Удмуртию, легкомысленно, как потом оказалось, отказавшись от предложенных бутербродов.
Я занялась приготовлением обеда, планировалось, что мои гости вернутся где-то часам к двум-трем. Учитывая жару, решила приготовить холодный борщ и зразы с грибами. Настало время обеда, затем и ужина. Гости мои не возвращались. В восемь вечера я стала звонить в гостиницу Франку. У него не было никаких сведений. В 10 вечера я не находила места, хватаясь за трубку телефона и уже намереваясь звонить в милицию. Меня уже не волновал прокисший борщ и моя кулинарная репутация. Назревал международный скандал! Еще полтора часа я металась по квартире, безуспешно звоня то Франку, то друзьям своим. Было около двенадцати ночи, когда позвонили в дверь. Кинулась открывать и увидела, как стояли в проеме двери, покачиваясь от усталости, мои немцы и хлопали по плечу Тимура: «Водитель – герой! Водитель – герой!»
Умывшись, голодные набросились на еду. Жадно ели прокисший борщ и холодные зразы. Нашли они могилу ухоженной. Присматривали за могилой учитель сельской школы с учениками. Разговаривали они с учителем. Интеллигентный человек.
Тимур мне потом рассказывал. Фотографировал Георг наше неприглядное житье и как он нацелится на какую-нибудь нашу убогость, так давал Тимур такого газа, что скорей всего все снимки и смазались. Я про себя подумала: зря, старался, дружок, может эти снимки при нашей убогости были бы полезны для нас же...
Сегодня каждый десятый немец мечтает о том, что придет новый фюрер и наведет порядок в стране. А я пытаюсь, откатав время на десятки лет назад, представить, где бы оказались мои немцы: или в роли бывшего преподавателя, убивающего белорусских детей, как в «Карателях» Адамовича, или в роли Августа Мута, перебежчика-немца, партизанившего в белорусских лесах. Больше всего Август Мут, погибая боялся, что его опознают и тогда не миновать семье немецких концлагерей.
Приглашал меня Георг в гости, в Германию. Конечно, любопытно было бы взглянуть вживую на Кельнский собор, побродить по Дрезденской галерее. Да только никак не соберусь, то ли перелета боюсь, то ли не могу забыть маминых рассказов...
Copyright: Лана Гайсина, 2015
Свидетельство о публикации №310360
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 01.05.2015 21:45

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Татьяна Михайлова[ 03.10.2013 ]
   Я человек не слезливый, но тронута, тронута. Спасибо. Моей матери тоже пришлось потерять грудничка-первенца, потому что её отправили на лесозаготовки, а младенца оставили на бабушку: кормить его разжеванным хлебным мякишем. Да и вернувшийся из плена отец выходил из себя от боли, когда за столом я еле шевелила ложкой. О бабушках уже не говорю: то, что пережили они, я узнавала потом из книг Константина Воробьева.
   Но вот читаю "Обезьяна приходит за своим черепом" Домбровского и понимаю, почему Вас не тянет в Германию: конечно, нас уверили в том, что немцы повинились (интеллигенты так, наверное, и сделали, да и "список Шиндлера" - тоже не фантастика), но если изменились мы (я о нации), то откуда нам знать о теперешних них. От участников Ржевской битвы (им под девяносто, и они не обучены политесам) мне, во всяком случае, слышать приходилось: "Если вы выиграли войну, то почему вы так плохо живете?" Так что за рассказ спасибо самое искреннее.
 
Лана Гайсина[ 03.10.2013 ]
   Спасибо за рецензию, Татьяна! Непросто всё это: немцы чувствуют себя неловко в России, по крайней мере те кого я знала, в Литве же мне дают понять, что я здесь не ко двору: вот так и живем, путая настоящее и прошлое...
   А список Шиндлера погуглю.
Виктория Крижановская[ 27.12.2013 ]
   Наверное, все люди разные, и не каждый - типичный представитель своей
   национальности, но... как-то очень крепко тронул меня Ваш рассказ,нашёл
   что-то очень уж больное. И вновь всплыли сонмом десятки вопросов, главный
   из которых:"Почему­ на Руси жить плохо?"...
 
Лана Гайсина[ 28.12.2013 ]
   Для начала надо разобраться: что значит хорошо и что плохо. В литовской деревне, где я живу, почти не слышно детских голосов, зато пьяные крики - сколько угодно! Во многих семьях шизофренники, аутисты. Ну и что, что кругом аккуратно выкошеные газоны, зато бани нет, где помыться. Средняя пенсия - 700 лит, а квартплата зимой в холодные месяцы около 500 лит (однушка). Многие здесь с ностальгией вспоминают Советскую власть, говорят, что порядка было больше. У моей знакомой сын проходил стажировку в Германии. Когда он вернулся в Россию, он стал на колени и поцеловал землю.
   Так мать его рассказывала. Где же всё-таки жить хорошо? Там где ты сыт, обут, ухожен или там где ты "свой среди своих". Об этом можно долго говорить... Да и Россия меняется, страшно впоминать ельцинские времена, когда зарплату месяцами не платили.
   
   Спасибо, что заглянули, спасибо, что "крепко тронул" рассказ :)
Виктория Крижановская[ 28.12.2013 ]
   Спасибо, Лана, за откровенность, за открытость, за искренность...
Ферафонтов Анатолий[ 22.01.2014 ]
   Очень хорошая работа и по содержанию, и по стилю повествования. И концовка, в которой автор предельно искренне и "принципиально обнажил" свою позицию к прошлому и возникшие ощущения к настоящему. Спасибо, Лана!
 
Лана Гайсина[ 22.01.2014 ]
   "Прошлое" задело своим чёрным крылом и нашу семью, оставив бабушку с четырьмя малыми детьми. Как тут забудешь! А те немцы, которые приезжали они не имеют никакого отношения к той войне - милые очень воспитанные люди, но память обухом не перешибёшь...Наверно­е­ поэтому этот маленький рассказ, несмотря на шероховатости, трогает читателей.
   Спаибо, Анатолий, что заглянули. Мне очень ценно Ваше мнение.
Ферафонтов Анатолий[ 22.01.2014 ]
   Лана! Получив от вас "кредит доверительности"­;,­ хотел бы привлечь внимание к упомянутым вами шероховатостям: "... в июле месяце" - последнее уточнение лишнее,"... индийский, ручной работы ... на глазах серел" - коврик, наверное?, слово "пирожное"­ выглядит вот так. Сам грешу описками и "очепятками&quo­t;,­ когда полностью погружаешься в творческий процесс, а со стороны - всегда видней. С теплотой и признательностью, АИФ
Лана Гайсина[ 22.01.2014 ]
   Спасибо, Анатолий! Не коврик, а скорей всего "коврище" - я его даже поднять не могу. А вот пирожное точно помню поправляла, значит попался "старый" вариант. Да, глаз у мочютэ замылилися...
   Все поправки правильные, - против АИФа не попрёшь!
Ферафонтов Анатолий[ 22.01.2014 ]
   Другой "табак". Завидная оперативность. Для такой бабушки - глаз не "замылился"­;,­ а где-то подустал. С газетой "АиФ" - действительно, трудно тягаться, а с АИФом - почему бы нет? Моё внимание рассказ привлёк ещё и тем, что довольно продолжительное время работал толмачом с "побеждённым народом". Насмотрелся и наслушался всякого, сам неоднократно бывал у них в гостях. Будет мучить бессонница - познакомьтесь с моими рассказами "Австрия" или "Два Эрвина Шрамека". Любопытно было бы услышать и ваше мнение.

Буфет.
Истории за нашим столом
Конкурс "Пишем стишки-порошки". Совместно с Клубом Красного Кота
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2020 год
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
2019 год
Справочник литературных организаций
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2020 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Доска Почета
Открытие месяца
Спасибо порталу и его ведущим!
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Атрибутика наших проектов